Close your eyes when he comes. Закрой глаза, когда он придёт (полная версия, 18+)


ЗАКРОЙ ГЛАЗА, КОГДА ОН ПРИДЕТ 

ГЛАВА 1
Горы в отдалении были покрыты синими тучами, а на лесной тропинке лежал иней. В холодном освежающем воздухе пахло соснами и снегом. Это был приятный, уютный аромат, располагавший к неторопливой прогулке.

Сойдя с автобуса, Цзянь Яо огляделась и обнаружила каменную дорожку. Минут через десять пути впереди показалась серо-зелёная крыша виллы в европейском стиле. С тех пор, как она себя помнила, эта вилла располагалась там, у самого подножия холма.

Невзирая на прошедшие двадцать лет, дом не выглядел старомодным даже по сравнению с современными постройками. Годами он пустовал, и даже пошли слухи, будто в нём живут привидения. Когда-то в детстве Цзянь Яо сама в это верила. Лишь став постарше, она узнала правду - оказалось, что владелец уехал за границу вместе с сыном, когда его жена умерла.

Однако теперь дом перед Цзянь Яо выглядел другим, не таким, каким она его помнила. Он был свежевыкрашен, стены покрылись плющом, а мох и сорняки вокруг него исчезли.

Цзянь Яо училась на четвёртом курсе, её специальностью был английский язык. Причина, по которой она появилась тут сегодня, заключалась в том, что учитель из средней школы, узнав, что она на каникулах, предложил ей подработать переводчиком. Хотя оплата предлагалась довольно высокая, учитель упомянул, что работодатель весьма разборчив. Всех предыдущих кандидатов, которых присылал ему учитель, он перед этим уже отклонил.

Сняв перчатки, Цзянь Яо постучалась в парадную дверь, и навстречу ей вышел молодой человек в тонком свитере и чёрных брюках, лет двадцати с небольшим, - высокий, худой, с приятными чертами. 

- Цзянь Яо? - спросил он, и улыбка у него была несколько дерзкой.

Щёки Цзянь Яо покраснели - вероятно, от холода. Изо рта шёл белый пар, а глаза слегка увлажнились.

- Да, я Цзянь Яо. Рада познакомиться.
- Проходите, - он посторонился, пропуская её вперёд.

Полотна тёмных фиолетовых штор обрамляли окна; у больших вельветовых диванов были выгнуты спинки. В углу Цзянь Яо увидела камин с поленьями. Это и правда было очень похоже на типичный европейский коттедж. Деревянная лестница глубокого коричневого цвета, расположенная чуть в стороне, вела на второй этаж, где было так тихо, словно там не было ни души.

Единственным неуместным пятном тут казались металлические решётки на окнах, не пропускавшие в дом лишних солнечных лучей. Закатав рукава, молодой человек вымыл руки, прежде чем подать Цзянь Яо чашку чая, и жестом пригласил её присесть. Когда он опустился напротив, девушка уловила исходящий от него едва заметный, но знакомый запах. Она не смогла припомнить, где слышала такой прежде.

Молодой человек дружелюбно улыбнулся:

- Я - Фу Цзыюй, а хозяина дома зовут Бо Цзиньянь. Мы сейчас ищем переводчика, который мог бы перевести его статьи с английского на китайский.

Цзянь Яо кивнула, гадая, имеет этот владелец какое-то отношение к предыдущему или нет.

Цзыюй протянул девушке стопку бумаги и ручку.

- Не будем тратить время и приступим к тестированию - посмотрим, достаточно ли вы хороши для данной работы. У вас есть полчаса. Пожалуйста, переведите все вот эти статьи на английском.

Цзянь Яо пролистала страницы и подняла взгляд:

- А компьютер тут есть?

Фу Цзыюй покачал головой и улыбнулся беспомощно:

- Бо Цзиньянь предпочитает, чтобы всё было написано от руки.
- Без проблем, - девушка взяла ручку и принялась трудиться над статьями. Цзыюй бесшумно встал и направился к раковине ещё раз вымыть руки, после чего прислонился к одному из окон, тихонько потягивая чай.

«Жертва была изнасилована. Есть признаки, что её руки связывались. Кроме того, на нижней части туловища присутствуют многочисленные раны…» - Цзянь Яо была несколько удивлена содержанием статьи и замерла с поднятой ручкой, глядя на Цзыюя. Тот оставался непроницаем.

Поскольку опыт подобного перевода - разве что не настолько ужасного - у неё уже имелся, дело, к её удивлению, продвигалось быстро. Она продолжала переводить, пока не наткнулась на незнакомое слово. Быстро пробежав взглядом весь текст, Цзянь Яо насчитала приличное количество редких в употреблении слов.

- У вас найдётся специализированный словарь? 

Цзыюй указал на книжную полку сбоку:

- Можете взять любой.

Девушка нашла то, что искала, и снова погрузилась в перевод.

«Удушение при половом акте», «убийство родителей» - ничего удивительного, что подобные слова ей пришлось искать в словарях.

Переведя текст до конца, Цзянь Яо ещё раз тщательно всё проверила. Цзыюй посмотрел на часы и даже удивился - с начала теста прошло всего 25 минут. 

- Я отнесу это Бо Цзиньяню и вернусь.

Сказав так, Цзыюй направился на второй этаж. Цзянь Яо просто села на диванчик и стала его ждать. В скором времени он вернулся и ещё раз направился к раковине вымыть руки, после чего вытер их платком.

- Он просматривает.

Цзянь Яо кивнула. Цзыюй, заняться которому было нечем, попробовал завязать разговор:

- Вы учитесь в университете в городе Б.?
- Да, заканчиваю в этом году, - ответила девушка.

Цзыюй слегка наклонил голову.

- Понятно. Мы пообщались с вами какое-то время. Хотите угадать, кто я по профессии?

На вид он был на несколько лет старше самой Цзянь Яо и производил впечатление очень вежливого человека. Он сразу пришёлся девушке по душе.

- Вы врач?

Фу Цзыюй улыбнулся шире:

- Как вы догадались?

Довольная, что предположение оказалось верным, Цзянь Яо посмотрела на его тонкие пальцы.

- Просто сказала наудачу. Я видела, как вы несколько раз вымыли руки, - значит, вы придаёте большое значение чистоте. Кроме того, от вас и от ваших пальцев исходит еле заметный запах дезинфицирующего средства… В общем, это очень напомнило мне врача.

- Почту это за комплимент, - ответил Фу Цзыюй. Они продолжили разговаривать о том о сём, но тема беседы непроизвольно свернула к Бо Цзиньяню. Упомянув его, Фу Цзыюй вздохнул: - Я уезжаю через несколько дней, но беспокоюсь за него. Честно скажу, он немного не от мира сего.

Услышав такой отзыв о Бо Цзиньяне, Цзянь Яо вежливо улыбнулась, но никаких вопросов не задала. Прежде чем продолжить, Фу Цзыюй испытующе скользнул по ней взглядом.

- Хоть он тут и прожил какое-то время, а друзей себе так и не завёл. Ручаюсь, вы даже не знаете, давно ли он сюда приехал.

Улыбка Цзянь Яо не изменилась - похоже было, что развивать тему она не намерена. Однако Цзыюй смотрел на неё, явно ожидая ответа. Хоть это и показалось ей странным, она всё же произнесла:

- Он вернулся в прошлом году, правильно?
- Как вы узнали? - удивился Цзыюй.
- Я проходила тут в прошлом году на каникулах, и на доме не было никакого плюща. Но когда пришла сегодня, то увидела, что плющ четыре или пять метров высотой. У меня дома он так вырастает за год.

Подобным образом они проболтали полчаса. Потом Цзыюй с улыбкой посмотрел на часы.

- Уже довольно поздно, не пора ли вам домой? Я позвоню вам позже, когда мы примем решение.

Цзянь Яо кивнула.

- Спасибо, что пришли сегодня. Если он решит вас нанять, будет составлен договор. Вам придётся работать тут двадцать дней подряд и все переводы делать прямо на месте. Вся информация должна оставаться конфиденциальной, поэтому на дом ничего не берите, - сообщил Фу Цзыюй, провожая её до двери. - Цзиньянь сейчас отдыхает после болезни, так что без разрешения подниматься на второй этаж вам запрещено. Насчёт всех остальных деталей - обсудим, когда будем подписывать контракт.

***

Когда Цзянь Яо покинула виллу, был уже вечер. Солнце садилось, купая землю в оранжевом сиянии. Особенно красиво смотрелись лучи, играющие в кристалликах снега на земле и листьях.

Цзянь Яо была практически уверена, что её наймут, - несмотря на то, что сам работодатель так и не показался, что представляло его образ загадочным и немного эксцентричным. Но в конце концов, эту работу посоветовал ей учитель, так что всё должно было быть надёжно.

Отойдя несколько метров от дома, Цзянь Яо обернулась посмотреть на виллу ещё раз.

В окне второго этажа она заметила высокого и стройного мужчину, одетого в чёрный костюм, - с виду весьма привлекательного. Однако для того, чтобы разглядеть его лицо, расстояние было слишком велико.

***

Как только Цзянь Яо ушла, Фу Цзыюй отправился прямиком на второй этаж.

По сравнению с теплом и элегантностью первого этажа, второй был, скорее, холодным и мрачным. Комнаты здесь были заперты, а на стенах не было никакой отделки.

Дойдя до конца коридора, молодой человек увидел приоткрытую дверь и с силой толкнул её, чтобы войти внутрь. Дверь не замедлила догнать его сзади, и уже без всякого лоска, какой он демонстрировал перед Цзянь Яо, Фу Цзыюй воскликнул: «Fuck!» 

Голос был громкий и весёлый. Человек, читавший в комнате книгу, на секунду неодобрительно нахмурился, но тут же вернулся к чтению.

Не обратив на это никакого внимания, Фу Цзыюй взял перевод Цзянь Яо и передал этому человеку:

- Почерк прекрасный, перевод превосходный.

Из кармана он вынул сложенную бумажку и развернул - там был список вопросов. «1. Кто по профессии Фу Цзыюй? 2. Когда я сюда переехал?» - и тому подобные - те самые, которые он задавал Цзянь Яо.

Пришлёпнув бумажку к столу, он заметил:

- И на все твои вопросы она ответила правильно. Доволен?

Кончики губ читавшего чуть-чуть изогнулись вверх. По этой гримасе Фу Цзыюй заподозрил, что тот снова начнёт придираться, потому подтащил кресло и уселся напротив:

- Если ты недоволен, то всегда можешь переводить сам. Но прошу учесть - я тебе не помощник, скоро я возвращаюсь в свой город, и даже не рассчитывай, что я буду выполнять твои поручения!

Мужчина оторвался от книги, выражение на лице было странное:

- Моё время не предназначено для подобной ерунды.

На секунду Фу Цзыюй даже не нашёлся, что ответить.

- Ты - эксперт по убийствам, а она всего лишь переводчик. Я не понимаю, на кой чёрт тебе проверять её наблюдательность. Ручаюсь, она теперь думает, что я редкостный болтун.

На этот раз читавший улыбнулся более открыто:

- Совершенно очевидно, что я не доверю дураку переводить мои статьи. Если человек не мыслит, он будет просто переводить слово в слово. Он не сможет донести детали и уж конечно не передаст сущность смысла, стоящего за словами.

Фу Цзыюй решительно не понимал, сердиться ему или смеяться, но к особенностям характера друга он уже давным-давно привык.

- А Цзянь Яо поймёт эту твою сущность?

Секунду тот молчал. Потом снова взялся за свою книгу:

- Никто её не поймёт.

ГЛАВА 2


Во время каникул Цзянь Яо жила одна в старом доме в полицейском квартале. Именно там размещалась вся её семья до смерти отца. Когда мать Цзянь Яо снова вышла замуж, они переехали, и этот дом опустел.

Был уже вечер, в районе начали зажигаться фонари и потянуло запахом пищи. Горел и свет в окнах полицейского участка - там ещё вовсю трудились.

Цзянь Яо вошла домой и с порога увидела свою сестру, Цзянь Сюань, которая лежала на диване, смотрела телевизор и грызла яблоко.

Обнаружив, что сестра вернулась, Цзянь Сюань чуть-чуть недовольно произнесла:

- Почему ты так поздно? Я ждала тебя почти полдня. 

Цзянь Яо бросила сумку и присела рядом с сестрой:

- Собеседование закончилось поздно. И, кстати, я думала, что тебя тут не будет. Разве ты не собиралась сегодня ночевать в том доме?

Под «тем домом» Цзянь Яо имела в виду квартиру отчима. Обе они провели там немало лет и очень сблизились с отчимом, вот только в доме у него было всё-таки тесновато.

Вот почему Цзянь Яо переехала, как только позволил возраст. А Цзянь Сюань жила понемногу и там, и там. Но по большим праздникам - в китайский Новый год, например - вся семья обычно собиралась вместе.

Теперь Цзянь Сюань училась в университете за границей. Чтобы добраться домой, ей понадобилось десять часов, что объясняло её измождённый вид. Однако едва она услышала слово «собеседование», тут же выпрямилась и с любопытством посмотрела на сестру.

- Мама сказала, ты ходила на собеседование именно туда? - она выделила голосом.

Цзянь Яо улыбнулась ей и ответила:

- Я ходила туда насчёт работы, - и она кратко пересказала, как прошла встреча, не упоминая разве что содержимого тех статей - потому что работа требовала конфиденциальности.

Выражение на лице Цзянь Сюань стало загадочным.

- Получается… ты пока не видела господина Бо?
- Нет, - вопросительно посмотрела Цзянь Яо. - А что?
- Понимаешь… - Цзянь Сюань вдруг похлопала сестру по плечу и произнесла торжественным мрачным тоном: - Тебе лучше подготовиться. Я-то, похоже, уже видела его разок. В общем… Он очень страшный.

Внезапно в сознании Цзянь Яо всплыл образ мужчины, который, как ей показалось, мелькнул в окне второго этажа. Страшный?

Цзянь Сюань немедленно пояснила, как всё вышло.

В прошлом году на праздники Цзянь Сюань приезжала домой. Однажды, когда они с друзьями отправились в горы порыбачить, она прошла мимо того дома и заметила мужчину, стоявшего на втором этаже. 

Цзянь Яо в то время жила в другом городе и потому о случившемся не слышала. А Цзянь Сюань, хоть и прошёл уже год, до сих пор чётко помнила представшую ей тогда картину.

Она слегка поёжилась:

- Он был просто кожа да кости - глаза запавшие, кожа сморщенная - прямо вылитый скелет! Он был похож на монстра, настоящего монстра! А потом мои одноклассники видели его на улице - он носил маску во всё лицо. Наверное, не хотел никого пугать своим ужасным видом.

Услышав это, Цзянь Яо промолчала.

- Так что я тебе советую, если это правда господин Бо, никогда, никогда не смотри ему в лицо, - добавила Цзянь Сюань после паузы.

Цзянь Яо улыбнулась.

- Ничего. Будь что будет, меня-то он не испугает.

Поболтав с сестрой ещё немного, Цзянь Яо глянула на часы и посмотрела наружу - на полицейский участок, расположенный напротив её дома. Там в окнах всё ещё горел свет.

- Давай позовём Ли Сюньжаня поужинать с нами, - предложила она сестре.
- У меня встреча с друзьями, - вдруг сказала та и заторопилась уйти.

Проводив её, Цзянь Яо выглянула в окно и набрала номер Ли Сюньжаня.

- Сюньжань, это я, Цзянь Яо. Я вернулась.

Ли Сюньжань ответил не сразу - а лишь тогда, когда его силуэт появился в окне офиса.

- Выгляни сперва из окна, я удостоверюсь в бинокль, - проинструктировал Сюньжань, и затаённый смех в его голосе заставил её улыбнуться в ответ.

Семьи Ли и Цзянь связывала крепкая дружба, потому Сюньжань и Цзянь Яо знали друг друга с самого детства. Несмотря на разницу в четыре года, благодаря тесному общению семей они и сами часто проводили время вместе.

Когда Сюньжань поступил в полицейскую академию, случай пообщаться стал выпадать реже. А когда он закончил, наступила очередь Цзянь Яо поступить в университет, и встречи стали совсем нечасты. Время летело незаметно, и как-то так вышло, что с последней их встречи прошло уже года три.

Небо было уже тёмным, вдоль по улице один за одним зажигались фонари. Под этим хмурым небом Сюньжань, в полицейской униформе, стоял, привольно прислонившись к одному из фонарей с ленивой улыбкой на лице. 

Цзянь Яо подошла к нему, тоже улыбаясь. Едва она с ним поравнялась, Сюньжань сгрёб её в охапку раньше, чем она успела открыть рот и поздороваться.

- Сто лет не виделись, - произнёс Сюньжань.

Цзянь Яо немного удивилась его внезапному порыву, но обняла его в ответ, и её улыбка стала шире.

Они зашли в один из ближайших ресторанчиков. Сюньжань выбрал столик поближе к окну. От остального зала их отгораживал экран; было уютно и тихо. Пока он делал заказ для них обоих, Цзянь Яо просто рассматривала его.

Сюньжань смотрел не на неё - он тыкал пальцем в меню, объясняясь с официантом, и вдруг спросил:

- Что такое? В кампусе нету красивых парней?
- Естественно, - ответила она со всей серьёзностью. Сюньжань усмехнулся.

Её друг принадлежал к тому правильному типу красоты, от которого веет уютом и чистотой. Чёрные брови, алые губы, белые зубы - всякий, кто смотрел на него, признал бы, что парень очень хорош собой. Однако вёл он себя несколько заносчиво с самого детства, и сблизиться с ним было не так-то просто.

Цзянь Яо почувствовала, что эта его аура за годы, проведённые в полиции, только усилилась. Он стал ещё внушительнее, ещё серьёзнее - и ещё неприступнее.

Когда с заказом было покончено, он положил одну руку на спинку соседнего с ним кресла, помолчал пару секунд, посмотрел на Цзянь Яо:

- Пойдём на рыбалку через пару дней?

В детстве они вдвоём часто носились по горам, ходили на рыбалку и таскали овощи с поля.

- Конечно, - Цзянь Яо подпёрла щёку рукой, - но учти: в колледже я была в клубе рыболовов. Так что мастерство моё стало куда лучше, будь морально готов.

Услышав её ответ, Сюньжань рассмеялся. Потом спросил:

- Парня себе ещё не нашла?
- Нет, а ты?
- Тоже нет, слишком занят всё время.

Они вовсю наслаждались пищей, когда телефон Сюньжаня зазвонил. От нескольких реплик на том конце провода полицейский помрачнел. Нажав «отбой», он вынул кошелёк из кармана пальто:

- Кое-что случилось, надо ехать в участок. Не торопись, доедай. Официант, счёт!
- Ничего, - Цзянь Яо тоже достала кошелёк. 

Но когда принесли счёт и девушка уже собиралась вынуть деньги, Сюньжань перехватил её запястье. Хватка была на удивление сильная, Цзянь Яо даже не могла шевельнуть рукой.

Пока официант отсчитывал сдачу, Сюньжань вдруг завёл разговор об одном деле, которое вёл. Встряхнув освободившейся рукой, Цзянь Яо наклонилась к нему ближе.

- У нас тут какая-то банда по торговле людьми объявилась. Цель - в основном подростки. Хоть вы с сестрой для подростков и староваты, а всё же будьте обе начеку. Дело сейчас расследуется, так что в городе пока ничего не знают.

Цзянь Яо замерла, а её друг продолжил:

- Это я вычислил, что происходит, когда просматривал разные несвязанные дела. Оказалось, что и у нас тут, и в пригороде пропало целых девять человек - вдвое больше, чем в прошлом году.
- И? - нахмурилась Цзянь Яо.
- Ну, я ещё покопался, чтобы понять. Из девяти пропавших восемь оказались подростками и исчезли прямо тут, в городе, - он чуть помолчал. - Я поднял дела, поспрашивал на других участках и понял, что это, видимо, какая-то банда завелась. А этих пропавших детей, скорей всего, продали.

Цзянь Яо нахмурилась ещё больше. Сюньжань похлопал её по плечу:

- Я раскрою это дело.

Цзянь Яо проводила его до выхода из ресторана. Он пошёл в сторону, но потом вдруг остановился и обернулся. Оказалось, что девушка всё ещё стоит на том же месте и смотрит на него. К этому времени небо совсем уже потемнело. Улицу освещали луна и фонари, сплетая свои лучи вместе. 

Цзянь Яо была одета в бледно-жёлтый свитер и тёмные джинсы, её длинные чёрные волосы разметались по плечам, делая её ещё красивее, чем обычно.

- Зайди внутрь! - прокричал он и увидел, что Цзянь Яо кивает. Отвернувшись от неё, он сложил ладони вместе, подышал на них, согревая, и зашагал по направлению к участку.

Ночью Цзянь Яо передала сестре то, что услышала от Ли Сюньжаня. Цзянь Сюань не на шутку разнервничалась и даже стала прикидывать, не купить что-нибудь для самообороны.

Они ещё поболтали перед сном, когда до Цзянь Яо вдруг дошло, что раз такое дело, полицейские будут слишком заняты, чтобы брать выходные. Это значило, что планы о рыбалке с Сюньжанем следовало отложить на неопределённый срок. Она вдруг вспомнила про собеседование. Сейчас для неё важнее всего была эта работа.

На другой день Цзянь Яо находилась на кухне и готовила завтрак, когда в дверь зазвонили. Открыв, Цзянь Сюань обнаружила на пороге курьера с пакетом документов. Забрав их, девушка передала их сестре:

- Из нашего города.

Внутри оказался контракт, о котором говорил Фу Цзыюй. Пробежав его глазами, чтобы убедиться, что ничего не упущено, Цзянь Яо перелистнула к последней странице.

Вторая сторона подписалась именем «Бо Цзиньянь».

Цзянь Сюань с любопытством заглянула сестре через плечо.

- Это монстр прислал? Почерк у него…
- Такой же, как он сам, - ответила Цзянь Яо. - Может, он и монстр, но в нём есть стержень.
- О, - только и сказала Цзянь Сюань.

Цзянь Яо вынула ручку из сумки, собралась было написать своё имя - и остановилась. Вынув листок бумаги, она попробовала подписаться - раз десять. И лишь потом оставила свой автограф на контракте рядом с его именем.
 

ГЛАВА 3
Город Т. располагался на одном из притоков реки Янцзы. Окруженный горами, отделявшими его от остального мира, город был чем-то вроде тихой заводи. Однако, когда два года назад построили скоростное шоссе, в городе начался вдруг небывалый подъём, превративший его в экономический центр этой провинции. Как и во многих других развитых городах, те, кто жил в нём, мечтали куда-нибудь переехать, например, на север Гуанчжоу, а те, кто обитал в пригороде, напротив, стремились перебраться в город.

Пока Цзянь Яо училась в университете, она приезжала домой каждый год. И каждый раз по возвращении ей казалось, будто история местечка потихоньку выцветает. Старые дома мало-помалу сносились, цены на недвижимость ползли вверх, в городе становилось всё более людно. Однако некоторые вещи не менялись. Река, например, или памятник народным героям, или та самая старая, уединённая вилла.

В восемь утра, минута в минуту, девушка подошла к двери и постучалась. Оказалось, что дверь открыта. Осторожно заглянув внутрь, Цзянь Яо обнаружила, что в доме царит тишина, солнечный свет пробивается в окна, а в доме никого.

Накануне Фу Цзыюй позвонил ей, чтобы сообщить, что ему нужно вернуться в город Б. Он велел ей чувствовать себя на вилле как дома, за исключением единственной запертой комнаты на первом этаже. Похоже, вот это «как дома» как раз и началось.

Гостиная выглядела неизменной, за исключением появившегося белого квадратного столика и кресла возле окна. На столике находился ноутбук, а рядом с ним лежала пачка пожелтевших документов. По соглашению, из-за высокой нагрузки ей разрешалось использовать для работы компьютер.

Цзянь Яо опустилась в белое кресло и выглянула в окно. Горы были уже укрыты снегом, но сквозь ветви сосен проникал солнечный свет - всё это складывалось в красивый вид.

На столе всё было уже подготовлено для удобной работы. Включив ноутбук, она обнаружила, что текстовый документ уже открыт. Однако на странице ничего не было - за исключением электронного адреса на самом верху.

Поднявшись, Цзянь Яо решила провести маленькое исследование.

Кухня находилась рядом с гостиной, и оттуда чуть-чуть пахло газом, что могло означать, что господин Бо обычно готовит дома. Положив в холодильник купленные фрукты, она обнаружила, что на полках там практически пусто, если не считать недоеденного рыбного супа.

Ещё одна дверь вела из кухни в коридор. Сделав пару шагов, Цзянь Яо обнаружила прислонённую к стене удочку. В этом не было ничего удивительного, поскольку рыбы в реке водилось немало, и многие семьи держали дома удочку или две.

Изумила марка этой удочки - «Красный тигр». Не говоря уж о том, что данная серия вышла в ограниченном количестве экземпляров и, вероятно, являлась одной из самых дорогих в мире, эту модель рыболовы повсюду хвалили как лучшую из лучших.

Повосхищавшись минутку, Цзянь Яо вынула телефон и сделала фото. Потом, дойдя до конца коридора, девушка замедлила шаг. Перед ней оказалась маленькая, плохо освещённая комната. Тяжёлые шторы не пускали сюда солнечный свет, делая комнату скучной и холодной. Больше тут не было ничего, за исключением двух закрытых дверей.

Тронув одну из них, Цзянь Яо обнаружила, что та заперта. Тогда она вернулась в гостиную, решив для себя, что на данный момент исследований хватит.

Сделав себе чашку кофе, она приступила к работе.

Время летело быстро; со своего рабочего места Цзянь Яо ни разу не отлучалась. Пока она прилежно трудилась, Фу Цзыюй стоял перед монитором на втором этаже. Отвлекшись от разглядывания Цзянь Яо на экране, он повернулся к Бо Цзиньяню.

- Она хорошо себя ведёт. Думаю, проблем с ней не будет, так что завтра я возвращаюсь.

Развалившись на диване, с ногами, закинутыми на подставку, Бо Цзиньянь протянул руку (рукав был закатан) и отправил в рот ещё одну поджаренную рыбину. Он тоже на секунду перевёл взгляд на экран:

- Скучно. Она как деревянная кукла.
- Ну, ты сам её выбрал, - на лице Фу Цзыюя появилась улыбка. Повернувшись к человеку на диване, он обнаружил, что тарелка уже совершенно пуста - а ведь ещё несколько минут назад она была полна рыбы. - Скажи, ты умрёшь, если останешься без рыбы на денёк?

Медленно облизав пальцы, Бо Цзиньянь скривился в ухмылке:

- Нет, но когда у меня нет того, что мне нужно, я становлюсь злым.

***

После того ужина с Цзянь Яо Ли Сюньжань совсем закрутился - он был занят и своей повседневной работой, и ещё тем делом о пропавших подростках. Следствие продолжалось, но копать глубже становилось всё труднее. Первым камнем преткновения было то, что пропавшие подростки исчезали в разных районах, а вторым - что всё это случилось в разное время.

Ли Сюньжань не мог найти ни единой связи между этими делами. Если похищение детей было делом рук какой-то банды, не было никакого способа доказать, что эта банда действительно существует. Начальник обратил внимание на его находки, но без весомых доказательств нельзя было ни формально открыть дело, ни бросить на него дополнительные силы.

Вот почему Ли Сюньжань решил встретиться за обедом с одним из своих старших коллег. Они пошли в ближайший ресторанчик с едой из горячего котла - это была идеальная пища для такого стылого дня.

- У тебя, я смотрю, слишком много свободного времени, - заметил коллега, выслушав отчёт Ли Сюньжаня о своём расследовании.

Ли Сюньжань улыбнулся. Ладно, допустим, свободного времени и правда было в обрез, но теперь, уже начав, он не собирался так уж легко сдаваться. Он зажёг сигарету и затянулся.

- Я верю инстинкту. Кожей чувствую - эти дела связаны, и сделал всё это один и тот же человек. Может, кто-нибудь другой и умыл бы руки, а я так не могу. Нельзя, чтобы дети снова пропадали.
- Это будет непросто, - ответил коллега, помолчав. - Страна-то большая, с чего ты собираешься начать? Если это банда, то у них хватит ума не оставлять за собой следов. 
- Но ты же понимаешь, что…
- Есть два способа раскрыть это дело. Первый - найти эксперта. Такие дела не всегда может решить обычный человек вроде нас с тобой. Только вот отыскать хорошего эксперта не так-то просто. Они разглагольствуют о всякой там дедукции, только не делают ничего. Поэтому второй способ - это работа под прикрытием. Только сейчас-то уже не как раньше, в такую банду запросто не влиться. У нас один как-то пробрался в банду, но для этого целыми неделями притворялся нищим. И дело-то он раскрыл, только вскоре умер. 

Ли Сюньжань ничего не ответил и взял ещё одну банку пива. Коллега вздохнул и сменил тему. Не было сомнений, что молодой офицер будет продолжать своё следствие. 

- Кстати, видел тебя с девушкой на днях. Это была Цзянь Яо? Как же она выросла! Хорошеет день ото дня. С нашей работой подходящую девушку днём с огнём не сыщешь, так что будь с ней поласковее и быстрее зови замуж.

- Замуж? Она же мне как сестра, - ответил Ли Сюньжань.

***

Как обычно, в конце дня Цзянь Яо отправила законченную работу по электронной почте. Каждое утро она получала подтверждение о прочтении, но господин Бо ещё ни разу ей не ответил и не вышел лично.

Что ж, она полагала, что это как раз тот случай, когда «нет новостей - хорошие новости».

Однако теперь, когда она полюбовалась на удочку Бо Цзиньяня, её тяга к рыбалке неумолимо тосковала внутри. Прошло уже сто лет с тех пор, как она в последний раз рыбачила. После недели непрерывной работы она выбрала день, когда погода располагала взять небольшой перерыв.

- Алло? - ответил на звонок Ли Сюньжань. В этот момент он был переодет в лохмотья, прикидываясь нищим. После разговора с коллегой он решил поступить так, как тот упомянутый им полицейский. Но прошло несколько дней, а результатов это не принесло. - Рыбалка? Я сейчас очень занят расследованием.

- Вот как? - переспросила Цзянь Яо.

- А может, сделаем так… Встретимся на нашем тайном месте чуть позже, только точное время я тебе пока не скажу, - сказав так, Ли Сюньжань повесил трубку. Цзянь Яо положила телефон на стол и пошла паковать рыболовные снасти.

Её удивило, что Ли Сюньжань до сих пор помнит их секретное место. Они обнаружили его, когда ещё были детьми. Заводь была отдалённая, мало кто знал про неё, и, возможно, поэтому рыбы там всегда было навалом.

Тогда-то Ли Сюньжань и объявил, что это будет их тайное место.

Была ещё одна причина, почему такая отличная точка не была никем обнаружена, - она располагалась неподалёку от дома Бо Цзиньяня, про который ходили слухи, будто там живут привидения, и люди буквально сторонились его. Теперь, подумав, она поняла, что их секретное место просматривалось из окна гостиной Бо Цзиньяня. Стало быть, секретным его уже никак нельзя было назвать.

Ладно, пусть в этом смысле всё изменилось, но воспоминания о былых временах были хороши.

Цзянь Яо вышла после обеда - это был самый тёплый час дня, - и не слишком холодно, и не слишком жарко. Солнечный свет падал на дорожку, которая шла мимо виллы и уходила дальше в лес. Едва заметный ручеёк бежал между чёрными и коричневыми камнями - он торопился впасть в большое русло реки.

Вот это и было их тайное место.

Здесь царила тишина, и было совершенно безлюдно. Цзянь Яо направилась к самому большому дереву, чтобы сесть и начать рыбачить. Лишь тогда она заметила, что у противоположного дерева лежит удочка, но никого возле этой удочки нет.

Зазвонил телефон - это был Ли Сюньжань.

- У меня тут экстренная ситуация, не смогу прийти.
- Но я уже на месте, - ответила она.
- Ты же можешь порыбачить одна. Только будь осторожна и звони мне, если что. Всё, мне пора.

Цзянь Яо тихо вздохнула:

- Пока.

Повесив трубку, Цзянь Яо постояла немного, а потом пошла к беспризорной удочке. И - хоть это и было неожиданно - она, кажется, именно этого и ожидала: это была та самая, виденная ею прежде.

Она взволнованно осмотрелась - рядом не было никого. Когда она уже собиралась отойти, звук колокольчика просигналил, что рыба заглотила наживку.

Вытащив карпа, она положила его в корзину. Осмотрев пустой крючок, Цзянь Яо поколебалась немного, а потом поискала глазами - на земле, как она и ждала, стояла коробка с наживкой. Насадив одну из них на крючок, она вернула удочку на прежней место.

То ли дело действительно было в крутой марке удочки, то ли погода так благоприятствовала, но рыба шла просто косяком. Не успела ещё девушка вернуться на прежнее место, как ещё одна рыба попалась на крючок.

За полчаса Цзянь Яо поймала шесть рыбин - а господин Бо так и не появился. Даже если его отвлекло какое-то срочное дело, безрассудно было бросить на берегу такую дорогущую вещь. Хорошо ещё, что это она её заметила.

В конце концов, Цзянь Яо перетащила свои вещи поближе и даже насадила свою специально сделанную наживку на его удочку. Суперудочка с превосходной наживкой оказались беспроигрышным комбо. К моменту, когда начало темнеть, Цзянь Яо наловила рыбы столько, что заполнились две корзины, и ей едва хватило сил донести их до виллы. Кроме того, она водрузила удочку на то место, где увидела её в первый раз. Чуть поразмыслив, она отправила письмо работодателю.

«Господин Бо, я увидела вашу удочку, когда ходила порыбачить. Я не знала, не возникло ли у вас какое-то неотложное дело, потому взяла на себя смелость собрать ваши снасти и отнести их в дом. Кроме того, я принесла рыбу, которая попалась на вашу удочку. Если это вас чем-нибудь задело, прошу меня извинить».

Отправив емейл, Цзянь Яо выбрала несколько рыбин, чтобы забрать домой. Где-то после ужина её телефон просигналил о новом входящем письме. Открыв его, она обнаружил, что это ответ от господина Бо - самый первый ответ за всё время.

«Хорошая рыба. Спасибо».

***

На другой день на вилле по-прежнему не было ни души. Не размышляя особенно про вчерашнее, Цзянь Яо снова погрузилась в работу.

Во время короткого перерыва она направилась помыть купленные фрукты. Войдя на кухню, она уловила запах приготовленной рыбы - причём запах, что и говорить, вкусный. Открыв холодильник, она изумилась - так много рыбы там оказалось.

Если вчера холодильник ещё пустовал, то сегодня был забит битком. Там лежала рыба, приготовленная всевозможными способами: тушёная, маринованная, порезанная ломтиками, на пару и даже рыбный суп, - полки просто ломились от всех этих блюд, причём каждое из них выглядело начатым.

Закрыв дверцу, Цзянь Яо вдруг представила, как её работодатель готовит всю эту рыбу посреди ночи, и рассмеялась.

Похоже было, что господин Бо очень, очень любит есть рыбу.

***

Шли дни, один был похож на другой. Затем, наконец, снова наступила хорошая погода. На сей раз Цзянь Яо отправилась на тайное место с сестрой. Беспокоить Ли Сюньжаня не хотелось - да и телефон у него был всё время отключен, так что даже казалось, будто её друг бесследно исчез.

И снова на месте она увидела ту же самую удочку. Разглядев марку, Цзянь Сюань воскликнула:

- Это чьё? Как мог человек оставить валяться такую дорогую вещь?

Любопытство Цзянь Яо тоже росло - почему господин Бо снова бросил удочку безо всякого присмотра?

Цзянь Сюань вынула удочку из воды.

- Гляди-ка, а наживки тут нет. Может, рыба её объела? Но куда тогда делась рыба? С такого-то крючка она вряд ли бы сорвалась.

Услышав слова Цзянь Сюань, Цзянь Яо огляделась в поисках коробочки, но ничего, кроме удочки, на берегу не лежало. Сестра тоже это заметила:

- Он что, нарочно нарывался, чтобы её кто-нибудь украл?

А до Цзянь Яо вдруг дошло, и на её губах появилась лёгкая усмешка:

- Нет, он тут был не ради рыбы.

Эта удочка лежала тут для неё.
 

ГЛАВА 4
Во внешности Цзянь Яо присутствовало всё то, что нужно, чтобы девушка считалась красавицей - длинные волосы, изящное сложение, приятные черты лица и яркие глаза. Кроме того, она была очень худенькой.

Одевалась она элегантно и со вкусом. С её пропорциями, что бы она ни надела, всё смотрелось на ней хорошо. Голос у девушки звучал мягко и приятно. А ещё она умела хохотать от души, оставаясь при этом милой и грациозной.

От матери она унаследовала хороший характер - скромный и достойный, - а от отца переняла свободолюбивый и независимый дух. Хотя отец пробыл с ней всего шесть лет, Цзянь Яо помнила многое из его наставлений, например, «У настоящего человека жизнь цельная, а совесть - чистая», «Радуйся всему, что даёт тебе жизнь» и тому подобное.

Когда солнце стало клониться к закату, она начала собираться домой. «Красного тигра» и больше дюжины рыб она оставила на берегу. Когда сёстры пустились в обратный путь, Цзянь Сюань удивилась:

- Неужели мы просто их тут бросим?
- Да. Попозже он спустится и сам их заберёт.

Уже дома Цзянь Сюань поинтересовалась:

- Ты же помогла ему наловить столько рыбы - а он даже емейлом «спасибо» не прислал? - обычно чужое отсутствие благодарности не слишком её беспокоило, но в данном случае она опасалась, что некто просто нагло пользуется щедростью сестры.

Цзянь Яо признала, что даже не задумывалась об этом. В её глазах Бо Цзиньянь представлялся человеком довольно простым. Она улыбнулась:

- Что ты имеешь в виду?
- Думаю, ты к этому чудику слишком добра. Он тебе что, нравится?
- Чепуха какая, - рассмеялась Цзянь Яо.

Но через три дня, к её удивлению, домой пришла посылка - подарок от господина Бо.

Войдя в дом, Цзянь Яо увидела большую коробку на столе. Цзянь Сюань смотрела на неё с любопытством и, очевидно, только и ждала сестру, чтобы заглянуть, что же там внутри.

- Из города Б., от Фу Цзыюя, - зачитала сестра. - Это не он - приятель твоего монстра? Что он тебе прислал?

Фу Цзыюй, однако, не упоминал никакой коробки, так что Цзянь Яо и представить не могла, что там может быть. К её удивлению, внутри оказалась удочка - прекрасная, новая, той самой марки «Красный тигр»! В точности такая, как у Бо Цзиньяня.

Цзянь Яо набрала номер Фу Цзыюя.

В другом городе Фу Цзыюй, одетый в белый халат, сидел в офисе и просматривал карточки своих пациентов.

- Цзянь Яо, прими это как знак благодарности от Цзиньяня. Он просил прислать тебе от его имени. Ты же знаешь, как он любит рыбу. Честное слово, это пустяк.

Цзянь Яо колебалась.

- Она слишком дорогая, я не могу её принять.

Фу Цзыюй улыбнулся:

- У него такая уже есть. А я не рыбачу. Если ты её не примешь - она просто пропадёт зазря.

Цзянь Яо не согласилась:

- Господин Фу, я поймала всего несколько рыбёшек. Абсолютно неравноценная награда, она слишком велика!
- Это была идея Цзиньяня, так что с ним и разговаривай. Я никаких решений не принимаю, - перебил её Фу Цзыюй. - Но зная его характер, скажу так: то, что ему не нужно, он просто выбрасывает. Завтра найдёшь своего «Красного тигра» на помойке у задней двери.

Цзянь Яо ничего не оставалось, кроме как сказать, что она принимает подарок. Но, в таком случае, заявила она, ей не нужны деньги за перевод. И поскольку на этот счёт она была совершенно непреклонна, Фу Цзыюй, хоть и неохотно, но вынужден был согласиться.

***

Повесив трубку, Фу Цзыюй припомнил события двухдневной давности. Он не соврал Цзянь Яо, купить «Красного тигра» было решением Бо Цзиньяня, однако идея о подарке принадлежала врачу.

Два дня назад он позвонил Бо Цзиньяню, как обычно, - проверить, всё ли у того хорошо. Между делом он спросил, не нужно пополнить запасы рыбы. В таком маленьком городке, как тот, где поселился Бо Цзиньянь, с приближением зимы со свежей рыбой могли быть проблемы. 

На удивление Бо Цзиньянь ответил:

- У меня её полно.
- Как? Откуда? 

Друг слишком хорошо знал Бо Цзиньяня. У того не хватило бы терпения сидеть с удочкой часами и самому рыбачить. Иногда он пытался, но через несколько минут ему становилось скучно, он просто бросал удочку и уходил.

Бо Цзиньянь преспокойно ответил:

- Мне её наловила Цзянь Яо.

Фу Цзыюй был заинтригован:

- А почему она ловила рыбу для тебя?
- Понятия не имею. Какая разница? - ответил Бо Цзиньянь.

Фу Цзыюй не нашёлся, что сказать: настолько это был типичный ответ в стиле Бо Цзиньяня. Но если профессор сказал, что рыбы полно, значит, её и в самом деле очень много…

- А говорил - деревянная кукла… - пробормотал он. - И как ты собираешься её отблагодарить?

Бо Цзиньянь подумал секунду:

- Удвою её оплату.

Фу Цзыюй хотел было согласиться, когда другая мысль пришла ему на ум. Бо Цзиньяню, с его характером, было крайне сложно заводить друзей, но, возможно, пусть хотя бы чуточку вероятно, эти двое смогли бы поладить. Поэтому Фу Цзыюй сказал: 

- Нет, деньги - это плохая идея. Лучше подари ей что-нибудь.
- Не вопрос. Организуй это за меня.
- Эй, Цзиньянь! Я вообще-то тебе не служанка. К тому же, я почти не знаю её. Как я выберу ей подарок?

Бо Цзиньянь подумал пару секунд, потом хмыкнул и сказал:

- Подари ей удочку - точно такую же, как моя. Тогда мне даже не придётся самому относить её на берег, а потом вечером забирать.

***

На следующий день после получения удочки Цзянь Яо захватила с собой на виллу бутылку вина. 

Когда-то у её отца был винный погребок, и хотя запасы с годами неуклонно таяли (особенно когда в гости заходила семья Ли), несколько бутылок ещё оставалось. Вино было из местной винодельни, восьмилетнее - просто так в магазине такое не купишь, и тем оно было ценнее. Хороший способ сказать «спасибо» за дорогого «Красного тигра».

Оставив бутылку вина на кухне, Цзянь Яо отправила Бо Цзиньяню емейл: «Хорошее вино к рыбе. Примите, пожалуйста, в подарок.»

Тот не ответил. Но на следующий день, когда Цзянь Яо пришла на виллу, она заметила, что хоть вино так и осталось стоять в шкафчике, но в бутылке его стало чуть меньше.

***

Дни летели, приближался Новый год, и перевод Цзянь Яо тоже близился к концу.

Цзянь Сюань не переставала сочувствовать ей:

- Ты так ни разу его и не видела? Вообще ни разочка? - как минимум, хотя бы «монстром» она его больше не называла.

Честно говоря, Цзянь Яо и сама ощущала некоторое разочарование. Но чего она не ожидала - что прямо на следующий день после того диалога она наконец-то столкнётся с ним лицом к лицу.

***

Было яркое солнечное утро, теплее обычного для этого времени года. Цзянь Яо вышла из дома в тонком стёганом жакете. Как всегда, она приехала на виллу и приступила к работе.

Стараясь покончить с переводом до Нового года, Цзянь Яо задержалась на вилле дольше обычного. Когда она уже собиралась уходить, погода внезапно испортилась - послышались раскаты грома, засверкали молнии и зарядил мощный ливень.

Было слишком опасно идти пешком по лесу прямо сейчас. Цзянь Яо хотела подождать, пока ветер и дождь улягутся, но не похоже было, что погода улучшится в ближайшие часы. Сдавшись, Цзянь Яо стала звонить родным, чтобы кто-нибудь приехал - но никто не ответил.

Небо к тому времени совершенно почернело.

***

Наступила ночь. Снаружи по-прежнему завывал ветер. Яркий был контраст между шумом и хаосом снаружи и тишиной и спокойствием внутри виллы.

Электроснабжение в маленьких городках часто бывает ненадёжным и выходит из строя в плохую погоду. Когда Цзянь Яо услышала в воздухе громкий хлопок, то мысленно взмолилась: «Пожалуйста, только бы не очередной обрыв!»

Внезапно весь свет погас, и комнату наполнила темнота. Цзянь Яо вздохнула, осторожно пошла к лестнице и, не поднимаясь, позвала:

- Господин Бо! Господин Бо!

Тот не ответил.

Цзянь Яо взошла наверх по ступенькам и обнаружила тяжёлую металлическую дверь, которая перекрывала вход на второй этаж. Вид у неё был мрачный и неприступный.

Сперва девушка даже чуть отступила, но потом сделала шаг и постучала, выкрикивая то же имя.

Никого.

В двери обнаружилось окошечко. Заглянув в него, Цзянь Яо увидела тёмный коридор и несколько дверей - разумеется, закрытых. В этот момент молния пересекла небо, и грянул раскат грома. Сцена была, как в фильме ужасов.

Цзянь Яо бывала на вилле много раз, но впервые ей стало тут страшно. Она повернулась и уже стала спускаться, когда за дверью послышались шаги. Цзянь Яо крепко ухватилась за перила, не смея пошевелиться.

Шум ливня снаружи делал шаги еле слышными. С громким звуком металлическая дверь распахнулась, и из неё вышел высокий мужчина. Было слишком темно, чтобы рассмотреть, как он выглядит, но роста он оказался высокого - как минимум, 185 см. Очень стройный - но не такой призрачно-тонкий, каким Цзянь Яо его себе представляла. Одет он был… в белый банный халат?.. Ничего удивительного, что он не сразу ответил на её крики.

Убедившись, что перед ней человек, а не призрак, Цзянь Яо чуть-чуть успокоилась. Уже имея некоторое представление о его эксцентричной натуре, она не удивилась, каким образом он перед ней появился.

На секунду он остановился и посмотрел на неё, затем пошёл вниз.

- Господин Бо? - уточнила Цзянь Яо.
- Угу, - ответил он, точнее говоря, еле слышно хмыкнул себе под нос.

Когда его высокая фигура поравнялась с девушкой, та подсознательно отступила и очень вежливо поинтересовалась:

- Господин Бо, не найдётся ли у вас фонарика?

Бо Цзиньянь прошёл мимо неё, словно мимо пустого места. Она последовала за ним. 

Он пересёк гостиную и прошёл в кухню. Цзянь Яо снова окликнула его:

- Господин Бо?
- Не найдётся, - ответил он, не обернувшись. Хотя ответ был короток, Цзянь Яо услышала, что голос у него глубокий и мелодичный.

- Вы знаете, как это починить? - осторожно спросила она. Имея не слишком много представления об электричестве, она всё-таки слышала, что на удалённых виллах обычно бывает собственный генератор.

Тут, наконец, Бо Цзиньянь обернулся к ней. После секундного размышления он ответил:

- Судя по длительности отключения, налицо перегрузка трансформатора. Надо закрыть дверь, открыть трансформатор, изъять повреждённые части и заменить их на исправные.

Эти тираду он произнёс очень быстро, но Цзянь Яо не смогла не отметить, что голос у него оказался глубокий и чистый - как ноты в басовом регистре у пианино.

Но едва от его слов затеплилась надежда, тем же приятным тоном он добавил: 
- Но я этого делать не буду. Я занят. Располагайтесь как дома, но меня не беспокойте. До свидания.

Пройдя через кухню, он вышел через узкий коридор - и исчез в темноте.

Там, дальше по коридору, была та запертая комната, в которую Цзянь Яо было нельзя.

Девушка застыла на месте. Она совершенно не ожидала, что их первая встреча воочию будет вот такой.

Она же всё-таки на него работает. Снаружи шторм, внутри нет света - а он не захотел ничего для неё сделать и бросил в гостиной одну?
 

ГЛАВА 5
Цзянь Яо присела на диванчик и решила вздремнуть, однако уже в скором времени встала снова, почувствовав, что совсем заледенела. «Я так простужусь», - подумала она.

Девушка отправилась в комнату, куда ушёл Бо Цзиньянь. В конце коридора её ждал новый сюрприз.

Свет.

Узкая полоска света пробивалась из-под двери. Там был источник аварийного освещения!

Цзянь Яо на секунду застыла, затем постучала в дверь. Ей открыли - за ней ярко светились флюоресцентные колбы. Было трудно привыкнуть к яркому свету после долгой темноты.

Затем она увидела мужчину, загородившего собой большую часть дверного проёма.

Цзянь Яо моргнула. Ей было интересно, что же там, в комнате, но Бо Цзиньянь быстро встал у неё на пути.

- Что такое? - сказал он. На его лице красовалась белая хирургическая маска, и видны были только глаза.
- Я замёрзла. Одолжите мне, пожалуйста, какую-нибудь одежду, - сказала Цзянь Яо.

После нескольких секунд тишины он ответил:

- Я не люблю, когда другие носят мою одежду.

Цзянь Яо оторопела.

После этих слов он вышел и закрыл за собой дверь. Вокруг снова воцарилась тьма.

Пока он захлопывал дверь, девушка заметила, что на руках у Бо Цзиньяня были надеты хирургические перчатки. Кроме того, она успела разглядеть круглые контейнеры, расставленные на полках. Она не поняла, что именно, но что-то в них было.

***

Цзянь Яо вернулась в гостиную, посидела пару минут и снова встала - на этот раз её путь лежал на кухню.

Она зажгла газовую плиту и подержала руки над желтовато-зелёным пламенем, согреваясь. Потом её взгляд поднялся к шкафчику - там на полке всё ещё стояло вино, подаренное Бо Цзиньяню. Без колебаний она открыла бутылку и сделала несколько глотков. И её отец, и отчим любили вино, и она привыкла, что вино - это нечто само собой разумеющееся.

Теперь ей стало теплее, и она поняла, что ещё и очень проголодалась. Но поиски еды на кухне поначалу не дали ничего - на полках не оказалось ни каких-нибудь фруктов, ни бисквитов. Она заглянула в морозилку - снова пусто. Последним она открыла холодильник - бинго! 

Рыба, много рыбы, аккуратно сложенной на полках! Хоть электричество и отключилось, но температура в морозилке была ещё достаточно низкой. Девушка выбрала самую большую рыбину и положила её на разделочную доску. 

Подсвечивая себе мобильным, она разрезала филе на куски и сделала рыбу-пашот. Хоть на кухне всё равно было темновато, но для такой готовки много света не требовалось.

Довольная приготовленной пищей, она выложила всё на тарелку, поставила на обеденный стол и вернулась на кухню - прибраться перед тем, как вкусить ужин.

Вернувшись в столовую, однако, она обнаружила стол пустым.

По другую сторону стола высилась белая тень, державшая в руках её тарелку. С глухим звуком Бо Цзиньянь водрузил блюдо обратно на стол.

- Невкусно, - сказал он глубоким голосом. - Переварено и пересолено.

Цзянь Яо почувствовала, что у неё внутри вот-вот рванёт бомба. Она подошла к нему и передвинула тарелку на другую сторону стола.

- А я вам и не предлагала.

Затем она села за стол, взяла палочки и стала есть в тишине.

Бо Цзиньянь не ответил. Он просто стоял там, как безмолвное белое дерево. За окном выл ветер, но внутри было и тихо, и спокойно. Двигалось только мерцающее пламя газовой конфорки.

Внезапно он направился в её сторону. Девушка продолжала смотреть на стол, делая вид, что его тут нет. Краем глаза она заметила, что он оставил мужскую куртку на спинке одного из обеденных стульев. Цзянь Яо несколько удивилась, но предпочла промолчать.

Бо Цзиньянь закатал рукава, вымыл руки под краном, встал перед разделочной доской и начал разделывать филе. Он аккуратно выкладывал куски на тарелку, затем бросал их в кипяток и быстро выуживал, как заправский шеф-повар. И Цзянь Яо снова увидела его руки. Ещё когда он клал куртку, она заметила, что пальцы у него стройные - но не как у скелета, каким его описывала Цзянь Сюань.

Вскоре у него в руках оказалась другая тарелка рыбы-пашот, которую он поставил на стол перед девушкой.

- Рыба-пашот делается вот так.

Цзянь Яо подняла на него взгляд.

Столько трудов, только чтобы доказать, что у него получается лучше?

Он стоял очень близко к ней - достаточно близко, чтобы Цзянь Яо увидела его лицо. Маски на нём больше не было, но большую часть лица теперь скрывали очки - какой-то сложной конструкции, с красноватым свечением по бокам.

Очки ночного видения?

В его доме не нужен фонарик, потому что хозяин носит очки ночного видения?

Даже несмотря на эти очки Цзянь Яо поручилась бы, что у него привлекательные черты лица. Тонкий прямой нос, тонкие губы, красивая линия скул - всё пропорциональное и ровное, не «сморщенное в рытвинах», как говорила Цзянь Сюань.

Цзянь Яо молчала воспротивилась пробовать его рыбу, продолжая есть со своей тарелки. Не сказав больше ни слова, Бо Цзиньянь направился обратно к лестнице, и его белая тень снова исчезла в темноте.

Цзянь Яо опять осталась одна.

Она взяла куртку - та выглядела знакомо… А, это же куртка Фу Цзыюя! Девушка видела её на вешалке в день собеседования. Где-то посреди разговора Фу Цзыюй встал и вынул из её кармана мобильный.

Она вдруг припомнила, что тогда сказал Фу Цзыюй: Бо Цзиньянь не от мира сего, и у него нет друзей.

Стало быть, Бо Цзиньянь просто-напросто не умеет общаться с людьми!

От этой мысли ей стало немного лучше. Больше не в силах сдерживать любопытство, она взяла палочки, выбрала самый маленький кусочек филе, какой был на тарелке, и положила его в рот. Потом передвинула оставшиеся куски так, чтобы тарелка казалась нетронутой.

Затем она вздохнула - приходилось признать, что на вкус это было куда лучше, чем её произведение.

***

Цзянь Яо проснулась от громкого стука. Сев на диване, она обнаружила, что два окна хлопают под порывами сильного ветра.

Небо все ещё оставалось тёмным. Дождь, кажется, стал чуть тише, но свистящий звук ветра напоминал рёв чудовища.

- Если рама стукнется посильнее, стекло разобьётся…

Девушка немедленно встала. Уже возле окна она заметила, что Бо Цзиньянь тоже движется в эту сторону - очевидно, его обеспокоил тот же звук. Лицо его по-прежнему было полускрыто очками.

Цзянь Яо сейчас была слишком занята, чтобы с ним разговаривать. Ей удалось схватить ручку одного из окон и быстро повернуть её так, чтобы окно закрылось. Когда же она добралась до второго, пронёсся мощный порыв ветра. Ударила молния, ослепляя глаза белым. Окно двинулось на неё с огромной силой. 

Цзянь Яо рефлекторно попыталась увернуться, поднимая руки, чтобы защитить лицо. Тут она почувствовала, что её сильно схватили за запястье и резко отстранили от окна. В этот же момент раздался звук громкого удара, и мелкие осколки широко усеяли пол…

Едва не задев её.

Она повернула лицо к Бо Цзиньяню. Они с ним стояли настолько близко, что она могла ощущать его запах - мужской, незнакомый. Его рука всё ещё держала её запястье.

- Спасибо, - она попыталась ослабить его хватку. В следующую секунду он чуть наклонился, подхватил её под спину и понёс на руках.

- Что вы делаете? - в шоке спросила Цзянь Яо.

Бо Цзиньянь посмотрел на неё:

- Не думаю, что вы прошли бы по битому стеклу без очков ночного видения.

Он дошёл до дивана.

В таком тесном контакте запах стал ещё отчётливее. Она чувствовала себя в безопасности на руках этого высокого и стройного мужчины.

Цзянь Яо испытала некоторую неловкость. Она никогда ещё не была настолько близко с мужчиной. Но поделать она ничего не могла - только держаться за него. 

- Спасибо, - произнесла Цзянь Яо, подумав, что хоть общение у них и не заладилось, но всё-таки он её спас. Выражение его лица ей увидеть не удалось.

Посадив её на диван, он направился на кухню, а через минуту вернулся.

- Полагаю, вы уже сделали вывод, - сказал он.

- Что? А, вы про рыбу, - она-то думала, что хорошо скрыла улики. Как он узнал? 

Честно и спокойно она ответила:

- Признаю, ваша рыба вкуснее моей, но не могли бы вы выражаться не в таком снисходительном тоне?

Бо Цзиньянь пропустил её критику мимо ушей. 

- Доброй ночи, - сказал он мягко, но Цзянь Яо была уверена, что на его лице была улыбка - улыбка победителя.

И он снова поднялся по лестнице и исчез.

***

Цзянь Яо проснулась. Буря уже миновала. Она вдохнула холодный утренний воздух - всё, что случилось ночью, казалось сном.

Она сложила куртку Фу Цзыюя и оставила на диване. Взяла веник, вымела битое стекло из гостиной и отправилась домой.

***

На улице в это время дня народу было немного. Цзянь Яо этой ночью проспала всего несколько часов и чувствовала себя неважно. Ей не хотелось возвращаться в полицейский квартал, но она знала, что мать и отчим беспокоятся. Не став звонить, она отправила смс, что всё в порядке. 

Несколько охранников шли по улице позади Цзянь Яо, и она невольно подслушала их разговор. Голоса были нервные и злые.

- Наверняка это он, тот Франкенштейн!
- Похоже, это он похищал детей!
- Надо что-то делать!

- Похищал?

Цзянь Яо припомнила, что Ли Сюньжань рассказывал ей про случаи похищения. Охранники в это время сели в машину и уехали.

Ей подумалось, что их разговор имел какое-то отношение к тем делам, и возникло чувство, что очень важно рассказать про охранников офицеру Ли. Она попыталась позвонить ему, но тот не брал трубку.

Может, он где-то, где плохо ловит сотовая связь? Он вроде бы говорил, что на несколько дней уедет в сельскую местность. Она решила перезвонить ему позже.

Дома она рассказала про охранников Цзянь Сюань, и та ответила, что сын одного из них уже сутки, как исчез.

- Они заявили в полицию, - сказала сестра, - но полиция не станет заводить дело, пока не прошло 48 часов.

Цзянь Яо кивнула. Она ещё раз набрала номер Сюньжаня - и снова не дозвонилась. А потом на неё навалилась усталость, и она задремала.

***

Цзянь Яо проснулась около полудня - среди редких облаков ярко светило солнце. Снаружи был замечательный погожий день.

Девушка позавтракала и стала собираться.

- Ты обратно на виллу? - спросила Цзянь Сюань. - Ты же только вернулась.
- Чуть-чуть работы осталось доделать, - ответила сестра. - Надо закончить всё сегодня. - Она помолчала паузу и добавила: - Вчера я видела Бо Цзиньяня.
- Правда? И как, страшно было? - спросила Цзянь Сюань.

Цзянь Яо не нашлась, что ответить, и лишь вздохнула. Скоро порученная ей работа подойдёт к концу, и они с Бо Цзиньянем никогда больше не увидятся.

Жизнь вернётся в привычное русло. Каникулы закончатся. Она переедет в город Б., где её уже ждёт стажировка в компании. Найдёт себе парня, выйдет замуж, потом заведёт детей.

Цзянь Яо ещё не знала, что жизнь собирается сделать крутой поворот в этот самый день, на той самой вилле. Произойдёт нечто неожиданное, и её судьба изменится драматическим образом, уводя на дорогу, совершенно не похожую на её нынешние надежды и мечты.
 

ГЛАВА 6
Дождь прекратился, и небо снова расчистилось. Капли на листьях ярко сияли под солнцем. Ступая по дорожке между деревьями, Цзянь Яо любовалась прекрасным видом и ощущала умиротворение. 

Скоро она попрощается с Бо Цзиньянем. Даже «Франкенштейн» заслуживает последнего «до свидания».

Вилла утопала в зелени - это было очень красиво.

Цзянь Яо подошла ко входу… и увидела, что дверь распахнута настежь.

Обычно, когда она приходила, входная дверь была заперта. Девушка стучалась - и ей отпирали: у Бо Цзиньяня в комнате был пульт. И ещё ни разу дверь не оставалась вот так, нараспашку.

Цзянь Яо вошла внутрь и увидела, что в гостиной находится целая толпа - и все шушукаются между собой.

Совершенно небывалая ситуация.

Девушка остановилась на пороге, прислушиваясь. Один из присутствовавших обернулся и увидел её:

- Это ты?!

Затем несколько человек пошли на выход. Цзянь Яо узнала их - это были те охранники, которых она встретила поутру.

С этими людьми Цзянь Яо была знакома - она часто ходила в тот жилой комплекс, который они охраняли, там жил её отчим. Некоторые знали её по имени. Один из самых старших повысил голос:

- Цзянь Яо, откуда ты тут?

Все они выглядели взвинченными, у многих были при себе дубинки. Девушка пробормотала:

- Я зашла… посмотреть… А как вы тут оказались? Сына Лао Сяо ещё не нашли?

Лао Сяо - так звали отца пропавшего мальчика.

Один из них ответил:

- Нет ещё. Франкенштейна пока нет дома.

Цзянь Яо хотела было задать ещё вопрос, но другого охранника вдруг осенило:

- Ты можешь нам помочь?

Девушка решительно кивнула:

- Скажите, что я должна сделать.

Этот охранник знал, что у Цзянь Яо есть друг, который служит в полиции. Если она замолвит словечко, то, возможно, полиция согласится взять дело раньше, чем истекут 48 часов.

Они посвятили её в подробности происшествия.

Ребёнок пропал накануне в полдень. И родственники, и друзья обыскали все места, какие только пришли им в голову, но мальчика не было и следа. Единственная зацепка поступила от владельца лавочки возле вокзала - тот видел, как ребёнок утром шёл в интернет-кафе, а по пути с ним заговорил "Франкенштейн".

Цзянь Яо спросила:

- Откуда владелец лавочки узнал, что тот, кто разговаривал с мальчиком, - владелец этого дома?

Охранник ответил:

- Как его не узнать? Его чудное пальто и маску все знают, он всегда в них ходит. Странный тип. Весь город знает, что он живёт в горах. Люди думают, он сумасшедший. Наверняка это он и похитил ребёнка!

Цзянь Яо была в шоке - она-то вернулась в город лишь на каникулы и обо всём этом понятия не имела.

***

Девушка снова вошла внутрь вместе с остальными.

Обстановка в доме по сравнению с утром ничуть не изменилась. Охранники стали осматриваться в поисках улик; двое из них пошли по лестнице на второй этаж. Немолодой мужчина горестно опустился на диван - глаза у него были красные, а на лице читалось отчаяние. Цзянь Яо узнала его - это и был Лао Сяо.

Когда охранники сказали, что Бо Цзиньянь похищал детей, первой её мыслью мелькнуло инстинктивное «Это невозможно». Втайне она предполагала, что он просто-напросто писатель, который пишет детективные романы.

Однако если он разговаривал с тем ребёнком…

Её телефон вдруг зазвонил, высветив незнакомый номер. Она вышла, чтобы ответить:

- Алло?

Голос звонившего был низкий, чуть хрипловатый, как у человека, который только что проснулся, а тон - очень спокойный:

- Пожалуйста, скажите им, чтобы немедленно ушли. Спасибо.

С сотовым возле уха она посмотрела на людей, которые собрались в доме.

У Фу Цзыюя было её резюме, а в резюме был указан номер - вот как он его узнал. Стало быть, он всё-таки дома.

Цзянь Яо сказала тихо:

- Господин Бо, им нужно поговорить с вами о чём-то важном. Вы можете спуститься?

Бо Цзиньянь рассмеялся:

- Если я бы шёл навстречу всем желающим меня видеть, я бы уже умер.
- В каком смысле? - Цзянь Яо несколько растерялась.
- От усталости.

Девушка помолчала минутку:

- Если вы не хотите спускаться, скажите им сами. Я ничего передавать не буду.

В её голосе слышалось заметное раздражение. Бо Цзиньянь поразмыслил.

- Хорошо, скажите им, что то, что они ищут, находится в комнате на первом этаже. Ключ от комнате - в кухонном шкафчике, на третьей полке, - он повесил трубку.

Последовав инструкции, Цзянь Яо пошла на кухню и взяла ключ, потом вернулась в гостиную:

- Вообще-то я делаю небольшую работу для господина Бо, но не очень хорошо его знаю. Он только что позвонил мне и попросил меня кое-что показать.

Стало быть, вот она, та самая запретная комната. Яо вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь. Её сердце стучало.

Что они там увидят? Почему Бо Цзиньянь направил их туда?

Охранники медленно распахнули дверь.

Освещение внутри было очень скудным. Не сразу, но девушка рассмотрела, что находится в колбах и сосудах, расставленных по полкам.

Все замерли, никто не мог издать ни звука.

На самой ближайшей полке, в бутыли, плавал человеческий глаз - бледный, с мутным зрачком, он словно смотрел на них. 

В других сосудах содержались губы, зубы, запястья, сердце, мужские гениталии…

Один из охранников воскликнул: 

- Убийца! Психопат!

С этим криком он развернулся и выбежал из дома. Остальные последовали за ним. 

- Нужно оцепить это место до приезда полиции! Перекройте входную дверь!

Лао Сяо замер посреди комнаты, словно статуя.

- Давай, надо убираться отсюда! Дождёмся приезда полиции! - прокричал один из охранников. Он помог Лао Сяо спуститься по лестнице и вывел его во дворик.

Цзянь Яо почувствовала, как мурашки покрывают всё её тело. Она окинула взглядом комнату - тут не осталось никого, кроме неё. Внезапная мысль пришла ей в голову, она взяла в руки бутыль с глазом, перевернула и посмотрела на донышко. Там обнаружился маленький жёлтый стикер. На бумажке по-английски было написано:

«Номер: 42
Содержимое: левый глаз
Пол: женский
Возраст: 27
Причина смерти: несчастный случай, внутреннее кровотечение
Дата смерти: 15 августа 2007
Предоставлено: государственная больница штата Огайо»

Там же стояла больничная печать: «Человеческие органы для исследований».

У Цзянь Яо полегчало на душе.

Она услышала звук полицейской сирены - он становился всё громче, затем прекратился. Девушка направилась к выходу. 

Едва переступив порог, она увидела двух полицейских, окружённых охранниками. И в этот же момент она услышала громкий звук позади себя. Дверь захлопнулась.

Обернувшись, Цзянь Яо поняла: Бо Цзиньянь привёл их в комнату с препаратами, чтобы спугнуть!

Двоим подоспевшим полицейским Цзянь Яо пересказала, что произошло. Хоть она и объяснила, что все эти сосуды представляли собой всего лишь препараты для изучения, охранники были по-прежнему убеждены, что именно Бо Цзиньянь похищал детей.

Полицейские постучались в дом - они хотели, чтобы Бо Цзиньянь лично объяснил, что случилось.
Ответа не последовало. Охранники начали шептаться между собой:

- Ясное дело, почему он прячется! Он же виновен!
- О чём он думает вообще? - Цзянь Яо тоже не понимала, почему он так поступает.

Один из полицейских подошёл к ней:

- У вас же есть его номер телефона? Вы можете позвонить ему и сказать, чтобы он открыл дверь?

Девушка кивнула. По просьбе полиции, набрав номер, она включила громкую связь.

- Тут полицейские, они хотят с вами поговорить. Пожалуйста, откройте дверь. 

Бо Цзиньянь помолчал несколько секунд.

- У них есть ордер на обыск или на арест?

Полицейский покачал головой отрицательно.

Цзянь Яо озвучила:

- Нет.
- Тогда почему я должен открывать дверь? До свидания, - Бо Цзиньянь снова повесил трубку.

Полицейские переглянулись - ситуация стала их раздражать.

- Надо звонить в отделение, пусть скажут, что делать!

Цзянь Яо тоже была задета его поведением, но про себя подумала: «Он не преступник. Преступники так себя не ведут».

Раздался ещё один звук полицейской сирены, и все посмотрели в ту сторону, откуда он исходил. 
Пожилой мужчина в сопровождении нескольких офицеров вышел из машины и направился в сторону виллы. Одним из сопровождавших был Ли Сюньжань. Затем Цзянь Яо узнала и пожилого - это был начальник полиции.

Похоже, обстановка в маленьком дворике ещё более усложнилась. 

Офицер Ли с удивлением взглянул на Цзянь Яо:

- А ты что тут делаешь?
- Долгая история. Откуда тут шеф?

Ли Сюньжань усмехнулся:

- Тоже долгая история. Нам только что сообщили из центрального отделения, кто тут живёт, поэтому мы приехали с ним повидаться, - в его голосе почему-то звучал восторг. - Ты тут помогаешь с поисками пропавших детей? Сообщили, что хозяина дома подозревают в похищении. Это явно какая-то ошибка. Разве он может быть преступником? Надо идти, я тебе позже всё объясню, - с этими словами он умчался.

И снова во входную дверь постучали - на этот раз Ли Сюньжань, - и опять просьба осталась без ответа. И ещё раз полиция попросила Цзянь Яо позвонить хозяину дома.

Все взгляды устремились к ней. Девушке ничего не оставалось, кроме как набрать тот же номер. 

Опять был включен динамик. Прежде, чем она успела хоть что-то сказать, Бо Цзиньянь произнёс чуть раздражённо:

- Вы сами вообще ничего не можете? У вас память за последние сутки напрочь отшибло? Вы не помните, как поздно я вчера лёг спать? Сколько раз ещё вы намерены мне звонить?

Цзянь Яо собиралась ответить, но вдруг почувствовала, что толпа смотрит на неё очень странно. Трудно было объяснить, что именно имел в виду Бо Цзиньянь, и она решила этого не делать, потому перешла сразу к теме:

- Бо Цзиньянь, начальник полиции хочет вас видеть.
- А я его видеть не хочу, - ответил он.
- Разрешите, я сам с ним поговорю, - начальник полиции протянул руку за телефоном Цзянь Яо.

Он прошёл сквозь толпу, удаляясь, и некоторое время беседовал с Бо Цзиньянем. Затем вернулся - и на его лице была улыбка.

***

Начальник полиции вошёл в парадную дверь, которая на сей раз была открыта. За ним в дом вошли Цзянь Яо и Ли Сюньжань.

Девушка постучала друга по плечу:

- Кто он такой?

Ли Сюньжань в свою очередь посмотрел на Цзянь Яо:

- Откуда ты его знаешь? Что у вас за отношения?
- Я на него работаю. В качестве переводчика.

Ли Сюньжань схватил её за руку:

- Работаешь на него! - в голосе звучала нотка зависти. - Это же Бо Цзиньянь. Младший профессор университета Мэриленда. Самый молодой в мире эксперт по криминальной психологии, консультант министерства общественной безопасности. И он поселился именно в нашем маленьком городке!
 

ГЛАВА 7
Сгущались сумерки. Цзянь Яо стояла у окна и смотрела на полицейский участок, расположенный напротив.

Когда начальник полиции вошёл в тот дом, полиция попросила всех уйти, поэтому девушка вернулась к себе раньше, чем закончилась встреча шефа с Бо Цзиньянем.

Цзянь Сюань вышла из библиотеки и протянула сестре журнал: 

- Я хочу автограф моего божества!

Цзянь Яо посмотрела на неё:

- Ты серьёзно?

Только недавно сестра называла Бо Цзиньяня монстром!

Цзянь Сюань кивнула:

- Я безумно фанатею от «Мыслить как преступник»! А тут у меня в городе, в реале, живёт крутой эксперт! Я такую возможность не упущу!

Цзянь Яо отвернулась и посмотрела в окно:

- Я не собираюсь просить у него автограф.
- Почему? - удивилась Цзянь Сюань. Ей было непонятно, отчего сестра восприняла идею в штыки. - Это тебя что, настолько напрягает?

Та вздохнула.

- Да нет. Только знаешь, что он скажет, если я попрошу автограф?
- Что?

Цзянь Яо попыталась низким голосом изобразить его надменный тон: 

- Если я бы шёл навстречу всем желающим взять автограф, у меня бы уже отсохла рука.
- В каком смысле?
- Отвалилась бы от подписей!

Цзянь Сюань округлила глаза:

- Вообще не смешная шутка!
- А это и не шутка, - рассмеялась сестра.

Цзянь Сюань оставалось только вздохнуть - Яо смотрела в окно, не выказывая желания продолжать беседу.

***

Цзянь Яо была в шоке, когда раскрылась личность Бо Цзиньяня. У неё-то сложилось впечатление, что перед ней очень высокомерный, очень отстранённый наивный интроверт. Как мог такой человек оказаться всемирно известным экспертом? Кроме того, Ли Сюньжань никогда в жизни не почитал авторитетов. Насколько же крут был Бо Цзиньянь, если Ли Сюньжань с готовностью снял перед ним шляпу? Да уж, жизнь временами умеет подкинуть сюрприз.

Зазвонил телефон, и Цзянь Яо тут же ответила. Голос её друга звучал немного странно:

- Я вижу, что ты дома. Можешь зайти ко мне в офис прямо сейчас?

***

Между жилыми кварталами полиции и её же офисами было всего-то несколько сотен метров. Поэтому совсем скоро Цзянь Яо вошла в кабинет офицера Ли.

Ли Сюньжань протянул ей стакан воды, обошёл её по кругу и уставился так, словно видел впервые. Друг не говорил ни слова, Цзянь Яо тоже молчала и пила воду. Потом, наконец, подняла на него взгляд:

- У тебя провал в памяти? Не насмотрелся?

Ли Сюньжань сперва не ответил, а потом вдруг выпалил:

- Бо Цзиньянь клеится к тебе?

Цзянь Яо чуть не поперхнулась:

- С ума сошёл? Это невозможно.

Ли Сюньжань посмотрел на неё и понял, что она говорит правду. Он пробубнил себе под нос:

- Ты, конечно, умненькая, но звёзд с неба не хватаешь…

Цзянь Яо слегка обиделась. А он продолжил:

- Если он не клеится к тебе, почему настоял, чтобы именно ты была его ассистентом?
- Каким ещё ассистентом?
- Его ассистентом в расследовании, разумеется, - ответил Ли Сюньжань.

Цзянь Яо растерялась:

- А что, в каком-то деле нужно что-то переводить с английского?
- Нет, это дело о пропавших подростках. Откуда там английский? Скорее, местный диалект.

Девушка была ещё больше сбита с толку. Очевидно, Ли Сюньжань не шутил.

- Но почему я? Я ведь даже не из полиции.

Офицер Ли ничего не ответил. Он вспомнил, как встретился с профессором несколько часов назад. После короткой беседы с начальником полиции Бо Цзиньянь согласился взять дело и помочь найти похитителя. Но только при одном условии: он хочет, чтобы Цзянь Яо была его ассистентом.

Ему было наплевать, что девушка в полиции не служит. А поскольку все в отделении знали, что Ли Сюньжань - старый друг Цзянь Яо, задача убедить её была возложена на его плечи.

Изначально офицер Ли сам хотел вызваться помогать Бо Цзиньяню. До личной встречи он полагал, что профессор - человек пожилой, и был весьма удивлён, обнаружив практически ровесника.

Бо Цзиньянь сидел в тот момент на диване в полицейской переговорной, почитывая газетку. Даже не подняв голову, он ответил:

- Спасибо за предложение, но я вас не знаю. Потому оно меня не интересует.

Хоть Цзянь Яо и была права, утверждая, что Ли Сюньжань не признаёт авторитетов, но кто упустил бы случай учиться у такого наставника? Он уже знал о высокомерии Бо Цзиньяня и, хоть и расстроился, не стал принимать это близко к сердцу. Кроме того, он чётко разделял для себя работу и своё личное отношение к Цзянь Яо.

- Почему он выбрал тебя - это лучше спросить у него. У нас в полиции не разрешается, чтобы гражданские лица принимали участие в следствии. Но профессора Бо министерство общественной безопасности недавно наградило должностью почётного инспектора. Это очень высокий ранг. Так что по просьбе профессора Бо мы сделаем исключение. Однако тебе решать, примешь ты эту должность или нет.

Цзянь Яо поразмыслила и покачала головой:

- Сперва мне надо поговорить с профессором Бо. Нужно узнать кое-что про эту работу.

Ли Сюньжань кивнул:

- Он только что вышел от нас. Должен скоро вернуться к себе на виллу.

***

Цзянь Яо шла домой в раздумьях насчёт того, что сказал Ли Сюньжань. Открыв входную дверь, она осмотрелась - в гостиной было пусто. Девушка села на диван и услышала какой-то шорох в библиотеке. «Наверное, Цзянь Сюань работает за компьютером».

Она взяла телефон и нашла номер Бо Цзиньяня. Прежде, чем нажать на кнопку вызова, она громко сказала сестре:

- Ты не поверишь, что мне сейчас сказал Ли Сюньжань! Твоё божество хочет сделать меня ассистенткой. Я услышала - меня как молния ударила!

Ответа от сестры не последовало. «В наушниках, что ли, сидит?» Цзянь Яо нажала кнопку.

Внезапно из библиотеки послышалась музыка - рингтон мобильного. Цзянь Сюань? Когда это она сменила рэп на классическую мелодию?

Тут входная дверь открылась, пропуская Цзянь Сюань. Увидев сестру в гостиной, она воскликнула с энтузиазмом:

- Ты вернулась! А я тебя повсюду искала. Где ты была? Даже сотовый с собой не взяла! А где моё божество? Он всё ещё в библиотеке?

Цзянь Яо на секундочку замерла. «Божество?.. В библиотеке?..»

- Ну да, он пришёл с тобой повидаться. Ты не знала, что он здесь? Иди уже… Погоди, дай я сперва успокоюсь. Красивый! Господи, какой же он красивый! Я его, наверное, с кем-то перепутала в тот раз!

***

Цзянь Яо заглянула в щёлочку открытой двери библиотеки.

Все лампы были включены, и от них исходило тепло. Фоном мягко играла классическая музыка. Послышался тихий звук - это на деревянный столик поставили чайную чашку. Цзянь Яо осторожно открыла дверь и вошла внутрь.

Вдоль двух стен библиотеки стояли стеллажи, заполненные книгами. В центре комнаты, на красном диване, сидел мужчина. Одет он был в чёрный костюм и белую рубашку, без галстука. Положив ногу на ногу, он читал книгу, которую держал в правой руке. На маленьком боковом столике рядом с ним стояла чашка чая и маленькая тарелка с фруктами.

Сцена была весьма изящная.

Мужчина отложил книгу и посмотрел на Цзянь Яо.

Без сомнений, он был очень высоким, это угадывалось даже в сидячем положении. Костюм сидел на нём очень хорошо, весь вид был верхом пристойности. Однако по сравнению с впечатлением прошлой ночи он выглядел более худым, отчего плечи казались ещё шире, а ноги - ещё длиннее.

Их взгляды встретились. Наконец-то она могла нормально его рассмотреть - он перестал быть тенью в темноте. Большие красивые глаза с очень тёмными зрачками резко контрастировали со светлой кожей. Это был красивый мужчина, но с таким холодным взглядом, как будто он желал, чтобы целый мир соблюдал дистанцию до него. 

***

Цзянь Яо сидела напротив, и ей было немного не по себе.

Прежде они уже несколько раз общались, но то по телефону, то в темноте. Вроде бы уже и не совсем чужие друг другу, но при этом практически незнакомцы.

Она уже хотела заговорить первой, когда он снова заглянул в книгу:

- Ну и как ощущается удар молнии?

Девушка смутилась. Вместо того, чтобы ответить, она сама задала ему вопрос:

- Почему вы в моём доме?

Бо Цзиньянь посмотрел на неё в упор:

- Разумеется, для того, чтобы изучить ваш незамысловатый бэкграунд.

Изначально красота и ореол «божества» ослепили Цзянь Яо и ввергли в ступор, но едва он это произнёс, аура рассеялась. Пока она собиралась с мыслями, чтобы запротестовать, он продолжил:

- Гармоничная семья. Хорошо ладили с одноклассниками. Учитесь в другом городе, но приехали домой на каникулы. Вы живёте не с матерью и отчимом, а в этом старом пустом доме. Вероятно, вы не настолько жизнерадостны, как можно предположить по вашему виду.

Цзянь Яо снова не нашлась, что ответить, а он добавил:

- Ваш отец умер, когда вам было шесть. Мать и отчим любят вас, вы с ними хорошо ладите. Вы не параноик, не слабовольны, - он пристально посмотрел на неё. - У вас в детстве была ещё какая-то травма?

Лицо Цзянь Яо внезапно побледнело. А Бо Цзиньянь сменил тему:

- Но всё это ерунда по сравнению с другой проблемой, которую я только что обнаружил. - Он поднял книгу повыше. - Вы любите вот эти алогичные и бессмысленные романы?

Цзянь Яо заметила название книги: «С тобой до края вселенной». Это была книжка про любовь. Девушка возразила:

- Это же романтика. В ней не важна логика.

Бо Цзиньянь раскрыл книгу и перелистал до какой-то страницы:

- Вы даже снабжаете их комментариями…

Она слегка покраснела и отобрала у него роман:

- А кто вам разрешил трогать мои книги?

Конкретно эту она читала в старшей школе, и действительно в самых трогательных местах она написала на полях что-то вроде «Не знаю, будет ли и со мной такое» и «Полюбит ли меня кто-то такой, какая я есть». Сейчас ей всё это казалось слащавым и неприятным.

- Та барышня снаружи, - ответил Бо Цзиньянь. - Она сказала, что я могу брать любые книги.

Цзянь Яо водрузила томик обратно на полку. Не теряя более времени, она спросила:

- Почему вы хотите, чтобы я была вашим ассистентом?

Бо Цзиньянь улыбнулся:

- Есть очевидные причины, что это должны быть вы.

Цзянь Яо несколько удивилась.

- Например?
- Например, я не люблю, когда меня беспокоят за работой. Например, мне нужен кто-то, кто будет общаться с полицией и репортёрами за меня. Кто-то, кто возьмёт на себя утомительную рутину. Например, вы единственная, кого я знаю в этом городе. А ещё вы рыбачите.
- Мне надо подумать, - произнесла Цзянь Яо. 

Бо Цзиньянь посмотрел на неё. Встал, взял пальто и направился к выходу. Перед тем, как выйти из комнаты, он обернулся и сказал:

- Я ловлю только самых отъявленных злодеев. Потому что только я способен их поймать. На это дело мне понадобится не больше недели - ровно столько вашего времени мне и требуется. На вашем месте я бы не стал тратить время на раздумья. До завтра. Приходите ко мне к восьми утра.
 

ГЛАВА 8
Наступило зимнее утро. Небо было мягкое и тёмное. Лучи рассвета подкрашивали тёмно-зелёный лес, горы стояли холодные и молчаливые.

На нижнем этаже виллы по-прежнему не было ни души. Цзянь Яо поднялась по лестнице и увидела, что железная дверь открыта. Впервые вступая на территорию профессора, она подсознательно старалась шагать потише.

- Бо Цзиньянь? Бо Цзиньянь?

Ответа не последовало.

Цзянь Яо подошла к ближайшей комнате. За приоткрытой дверью царил полумрак. На столе возле окна лежала груда папок и валялись несколько книг, в общем, был беспорядок. Большое одеяло валялось на софе у стола. Полупустая чашка чая ютилась на маленьком кофейном столике. Напротив софы висела большая офисная доска, вся покрытая фотографиями и надписями.

Цзянь Яо приблизилась к доске.

Фотографий было девять - это оказались портреты пропавших подростков. Все дети были из сельской местности. Под тремя фото Бо Цзиньянь подписал места, где они пропали: Южный рынок, железнодорожный вокзал, ремесленный квартал.

Офицер Ли накануне кратко ввёл Цзянь Яо в курс дела. У них было достаточно улик, чтобы определить места исчезновения троих пропавших. Про остальных ничего не было известно, их могли похитить где угодно.

Был на доске и второй ряд слов - места, как-то связанные с предыдущими по смыслу: Восточный рынок, автобусная станция, сельский рынок и тому подобное. Ещё, как поняла Цзянь Яо, были и те места, где любят зависать подростки - игровые автоматы, кинотеатры, интернет-кафе… То есть возможные места охоты на похитителей. 

Однако все эти точки располагались по всему городу. Искать там преступника было всё равно что иголку в стоге сена.

Присутствовали на доске и другие слова - смесь английского и китайского. Почерк профессора был так суматошен, что некоторые из них Цзянь Яо вообще не разобрала. В углу доски красовалось изображение маленькой черепашки - пусть схематической, но очень милой.

Стало быть, «божество» любит рисовать, когда размышляет. Как мило, улыбнулась Цзянь Яо про себя.

А ещё была фраза, которая среди окружающего хаоса выделялась размером и чёткостью: «Нет свидетелей».

Нет свидетелей?

Это же и так ясно. Почему он заострил на этом внимание? Этого Цзянь Яо понять не могла. Она вынула телефон и отправила Ли Сюньжаню сообщение: «Ключевое: нет свидетелей».

Прошлым вечером, приняв решение, Цзянь Яо первым делом позвонила офицеру Ли, и тот немедленно пришёл к ней домой. Прямо с порога он сказал: 

- И всё-таки я хочу работать с ним и учиться у него.

Цзянь Яо не особенно удивилась.

- Но… Как?
- Когда он тебе что-нибудь говорит - выводы, идеи, теории, мнения, всё, что угодно! - можешь записывать это всё и сообщать мне? Не беспокойся, это не нарушение. Любую информацию, которую можно знать тебе, я тоже имею право знать.

Цзянь Яо ответила:

- Я мало что смыслю в преступлениях и психологии. Но я постараюсь сделать для тебя, что смогу.

Поэтому теперь, когда Цзянь Яо обнаружила нечто важное, она тут же отправила сообщение офицеру Ли.

Ответ от Ли Сюньжаня пришёл практически сразу: «?????»

Цзянь Яо улыбнулась и сразу же спрятала трубку - за дверью послышались шаги.

И сразу после этого вошёл Бо Цзиньянь в белой пижаме.

Такого Цзянь Яо как-то не ожидала. 

Вчера, надменный и самоуверенный, демонстрирующий пренебрежение к чужим чувствам, он выглядел безупречным и незаурядным. Однако теперь, хоть красота и изящество, тонкие губы и правильные черты всё ещё были при нём, выражение лица у него было неприятное - как будто он очень недоволен. 

А ещё он был босиком - ни носков, ни тапочек.

Он прошёл мимо Цзянь Яо, потом повернулся и посмотрел в её направлении - она уж подумала, что он собирается заговорить. Но, кажется, он глядел насквозь, её саму не замечая. Подобрал чашку со стола и, выйдя из комнаты, пошёл вниз по лестнице.

«Ладно, раз тебе нечего мне сказать - я тоже буду молчать».

И она безмолвно последовала за ним.

На кухне он вынул пакет молока из холодильника и сунул его в микроволновку - греться. Взял пару кусков хлеба, положил в тостер, выудил банку джема и присел за обеденный стол.

«Теперь он будет говорить о работе», - подумала Цзянь Яо.

Внезапно он положил руки на стол и опустил на них голову. Тут до девушки дошло…

Микроволновка просигналила. Он поднял взгляд, встал, забрал тосты и молоко и принялся завтракать.

- Опять поздно засиделись? - спросила Цзянь Яо.
- Угу, - этот звук был похож на стон.

Через некоторое время он вновь посмотрел на неё и нахмурился:

- Вы изменили стиль одежды.

Цзянь Яо глянула на свою строгую чёрную юбку. Она оделась более формально, потому что он вчера был в костюме, и она решила, что надо бы соответствовать.

Он продолжал её разглядывать, и Цзянь Яо даже стало не по себе. Затем она услышала:

- Вам не идёт. В обычной одежде вы красивее.

Цзянь Яо удивилась этому замечанию, а он, завершив фразу, вернулся к своей пище.

Похвала женщинам всегда приятна, особенно когда она исходит от такого человека, как он. Цзянь Яо улыбнулась:

- Спасибо.

Закончив трапезу, он, кажется, проснулся и повеселел.

- Итак, мой новый ассистент, ступайте наверх. Соберите всю информацию по делу и ждите меня в машине.

***

На подъездной дорожке Цзянь Яо увидела припаркованную полицейскую машину. Водитель, похоже, ждал уже довольно долго.

Девушка села назад и, ожидая, стала читать материалы дела. Через несколько минут появился Бо Цзиньянь.

Он снова был в костюме и в надетом поверх чёрном пальто, от чего его кожа казалась ещё бледнее прежнего. Шарф кофейного цвета обматывал его шею. На лице была маска, наподобие хирургической, которая оставляла открытыми лишь пару ярких тёмных глаз.

Он сел рядом с Цзянь Яо, снял маску и шарф и скомандовал водителю:

- Можете ехать.

Цзянь Яо с любопытством спросила:

- А почему вы носите маску на лице?

Он посмотрел на неё так, словно вопрос был неуместен:

- По-вашему, на улице не холодно?
- Вообще-то… нет, - ответила она.

Так вот в чём была причина. Северяне плохо адаптируются к зимним температурам юга. Бо Цзиньянь - не местный, потому и носил маску для тепла. Обычное дело на севере, а на юге это кажется странным. Неудивительно, что его прозвали «Франкенштейном».

- Куда мы едем? - спросила Цзянь Яо.

Бо Цзиньянь уселся чуть поудобнее. Салон машины был не очень велик, и девушка придвинулась ближе к двери, чтобы оставить ему больше места. Он занял больше половины заднего сиденья.

- Надо выяснить его адрес, - сказал Бо Цзиньянь.
- «Его»? Чей?

Профессор улыбнулся:

- Преступника, естественно.

Машина выехала из города и понеслась по шоссе. Пейзаж вокруг был по-зимнему унылым.

Цзянь Яо посмотрела на профессора:

- Вы хотите сказать… что во всех похищениях виновен всего один человек? И это кто-то из местных? 

Офицер Ли упоминал, что полиция подозревает банду по торговле людьми или какого-то чужака, промышляющего вдали от дома. Но Бо Цзиньянь пошёл по совсем другому пути.

Он посмотрел на неё:

- А вы не такая уж тупая. У всех исчезновений - один шаблон. Это почерк, характеризующий конкретную личность. Это мог сделать только один человек.

После пары секунд раздумий, Цзянь Яо отправила короткую смс. Бо Цзиньянь глянул на неё:

- Снова отчитываетесь своему парню?

Девушка посмотрела в ответ:

- Он не мой парень.

Профессор проигнорировал это замечание и прикрыл глаза, чтобы вздремнуть.

- Не возражаете, если я сообщу ему новости? - спросила Цзянь Яо.
- С чего мне возражать против такой ерунды?

***

Полицейская машина остановилась в пригороде.

По обе стороны шоссе рядком стояли дома - четыре или пять низеньких многоэтажек и несколько стареньких частных домиков. К одному из последних и направились профессор и Цзянь Яо - там жили родители Фу Минъи, первого пропавшего мальчика. Где именно его похитили, никто не знал. Посетители постучались в дверь.

Дом выглядел старым и уставшим. Краска облезла, стены пошли трещинами. Из его обитателей - родителей Минъи - тоже как будто высушили жизнь. Яо сразу ощутила, какую боль они в себе несут.

Согласно полицейскому протоколу, в день исчезновения Фу Минъи вышел из дома рано утром. Он намеревался поехать в город Т. около 9 утра. Ему недавно исполнилось пятнадцать, он учился в школе и должен был пару недель пожить у своей тёти в городе Т. и походить на занятия по подготовке к грядущим экзаменам. Тётя позвонила родителям около полудня - мальчик до неё так и не добрался. Бо Цзиньянь задал родителям ещё несколько вопросов, но в ответах не нашлось никаких зацепок, куда он мог пойти.

Они направились в спальню Фу Минъи. Комната была наполнена всякой всячиной - детскими игрушками, масками, калейдоскопами, игральными картами. Все эти предметы теперь бережно хранились пожилой парой в память о любимом сыне.

- Нашли что-нибудь полезное? - спросила Цзянь Яо.

Вместо ответа на вопрос Бо Цзиньянь сухо приказал:

- Ушла.

Перед тем, как девушка вышла из комнаты, он добавил:

- Пожалуйста, используйте мозги. Они даны вам не в качестве украшения. Мне требуется каждая крупица информации, которую вы сможете раздобыть о Фу Минъи. В этом доме должны быть зацепки, которые укажут, куда он мог пойти тем утром. 

К этому времени Цзянь Яо уже привыкла к его манере изъясняться и больше уже не обижалась.

Девушка вышла во дворик - там находился курятник.

В курятнике обитало двенадцать кур. Вероятно, это был один из основных источников дохода семьи. Рядом с курятником стоял шкафчик, а сверху на нём располагалась корзинка яиц. 

Цзянь Яо вернулась в дом, чтобы найти мать Фу Минъи.

***

Через некоторое время Цзянь Яо вернулась в комнату мальчика.

- Я нашла кое-что, но это, наверное, не пригодится.

Бо Цзиньянь в это время рассматривал пол.

- Говорите.

Цзянь Яо поглядела на его красивое лицо. Было не так-то просто делиться своим скромным мнением со всемирно известным экспертом.

Она откашлялась и произнесла:

- В школе у него было всё нормально. Не самый лучший ученик, но с одноклассниками ладил хорошо. Они любили играть в видеоигры, но у семьи не было денег на приставку, чтобы можно было играть дома. Поэтому он часто зависал в игровых автоматах и интернет-кафе. В день, когда мальчик исчез, он вёз с собой к тёте корзинку яиц…

- Стоп! - перебил её Бо Цзиньянь и внимательно посмотрел на неё. - Как вы узнали, что он вёз яйца?

Цзянь Яо ответила: 

- Я заметила корзинку с яйцами на заднем дворе и подумала, что если родители послали ребёнка к тёте надолго, то наверняка передали ей подарок, например, корзинку свежих яиц. Но это же к делу не относится, да? А кроме этого, я больше ничего не выяснила…

Речь Цзянь Яо внезапно прервалась, потому что Бо Цзиньянь вдруг подошёл и заключил её в объятия. 

Цзянь Яо застыла и посмотрела на профессора. Он быстро отпустил её, и вид у него был радостный:

- Корзинка яиц! Да ты гений!

Цзянь Яо пробормотала:

- Это элементарный житейский опыт…

Бо Цзиньянь улыбнулся:

- Фу Цзыюй сказал мне, что ты разумная и практичная и можешь дополнить меня там, где у меня пробелы. Он был прав…

Цзянь Яо не нашлась, что сказать.

Бо Цзиньянь открыл карту на своём телефоне и произнёс:

- Вот здесь он и пропал, - его палец указывал на сельский рынок.
- Почему?

Теперь Бо Цзиньянь, кажется, стал к ней терпимее. Он объяснил:

- Да боже мой… Он же вёз с собой корзинку яиц. С ней неудобно. Куда он мог пойти, если не прямиком к тёте? Ты где-нибудь видела мальчишку, который пошёл бы с корзинкой яиц в интернет-кафе? Он любил играть, а денег на это не было. Так что, скорее всего, он тайком продавал яйца. Если он частенько возил яйца тёте, то разок-другой мог их продать, никто бы его не поймал. А рынок расположен поблизости от игровых автоматов, и от дома тёти это недалеко.

Цзянь Яо выслушала и уточнила:

- Но если мы знаем, где он пропал, что это нам даёт?

Улыбка Бо Цзиньяня вдруг стала шире.

***

Они вернулись в машину и снова поехали по шоссе, возвращаясь в город Т.

Бо Цзиньянь вынул блокнот и принялся лихорадочно записывать. Цзянь Яо тоже была занята - она строчила Ли Сюньжаню смс с последними новостями.

Закончив писать, профессор отшвырнул блокнот:

- Позвони им.

Цзянь Яо подобрала книжечку и прочитала, что он написал.

«Мужчина, возраст 25-30, местный, худощавый, внешность непримечательная. Живёт один в радиусе 3 км от сельского рынка. Работает там же неподалёку. Машины не имеет. Хорошие коммуникативные навыки, язык подвешен, часто бывает в игровых автоматах, кинотеатрах и других местах, где любят зависать подростки.»

Цзянь Яо посмотрела на него:

- А почему… Почему преступник живёт поблизости от места исчезновения? Почему ему 25-30 лет?

Бо Цзиньянь заложил руки за голову:

- Все причины были написаны на доске. Ты их утром не видела?

Затем он снова открыл карту на телефоне.

- Скажи им, пусть немедленно обыщут лес к востоку от сельского рынка. Если что-нибудь найдут, пусть сразу же сообщат.

У Цзянь Яо замерло сердце:

- Что найдут?

Бо Цзиньянь взглянул на неё:

- Ты ведь уже знаешь ответ. Зачем ещё и спрашиваешь?

Он улыбнулся:

- Мой дорогой ассистент, я ведь уже сказал. Мелочёвка вроде банд по торговле людьми меня не интересует. Серийные убийцы - вот это в моём вкусе.
 

ГЛАВА 9
В горах было тихо, шум мотора полицейской машины разлетался по трассе единственным звуком. После слов Бо Цзиньяня в салоне повисло молчание. У Цзянь Яо было тесно в груди, глаза блуждали по синей обивке сидений. Девушка не могла выговорить ни слова.

Водитель, который всё это время молчал, внезапно переспросил:

- Профессор Бо, вы хотите сказать… эти дети мертвы?

Улыбка на лице Бо Цзиньяня медленно погасла:

- Угу.

Вид за окном быстро и беззвучно менялся. Цзянь Яо спросила:

- Даже если преступник - один человек, может, он всё-таки торговец. Почему вы так уверены, что это именно маньяк?

На бледном красивом лице Бо Цзиньяня не было никакого выражения. Он смотрел в окно, но, казалось, его глаза видят какой-то другой мир.

- Потому что я их понимаю.

***

Цзянь Яо позвонила офицеру Ли. Хоть у неё и были сомнения, она пересказала Ли Сюньжаню всё, что только что сообщил профессор.

Ли Сюньжань в этом время находился в офисе, на телефоне была включена громкая связь. Обычно небрежный, тон офицера в момент стал напряжённым:

- Почему? Как он пришёл к такому выводу?
- Секунду, - сказала девушка и повернулась к Бо Цзиньяню: - Они хотят знать, как вы пришли к этому заключению.

Профессор откинулся назад и прикрыл глаза:

- Позже проведу брифинг. Скажи им, пусть сначала найдут тела.

На слове «тела» сердце Цзянь Яо подпрыгнуло. Взяв себя в руки, она передала сообщение, но шеф полиции и все остальные не могли поверить услышанному. Обычно в расследованиях местной полиции консультанты по криминальной психологии участия не принимали, и коротенький вывод Бо Цзиньяня казался им пустым звуком. Ли Сюньжань пояснил:

- Цзянь Яо, это слишком серьёзное решение, которое нельзя принять, не понимая всех фактов. Тут со мной шеф. Он спрашивает, может ли профессор Бо объяснить сперва, что он такое нашёл?

Девушка поразмыслила и вновь обратилась к Бо Цзиньяню:

- А вы не можете провести брифинг по телефону?

Бо Цзиньянь открыл глаза:

- Мой последний брифинг проходил в центральном зале университета Мэриленда. А теперь ты хочешь, чтобы я выступал… - он выглянул в окно, - …перед пошлинной будкой в этом красивом лесу на 108-м шоссе?

Цзянь Яо едва не рассмеялась:

- То есть на фоне пошлинной будки вы будете менее убедительны?

Бо Цзиньянь демонстративно вынул маску из кармана и посмотрел на Цзянь Яо. Ответ был ясен: отстаньте от меня.

Девушка глянула на часы - до прибытия в отделение оставался ещё час. Заявить, что профессор попросту отказываться провести совещание по телефону, было совершенно невозможно. Поэтому она произнесла:

- Профессор Бо сейчас готовит материалы для брифинга. Кроме того, нам нужно заехать к нему домой за ещё кое-какой информацией. Мы уже почти в городе. Приедем в отделение, как только сможем предоставить вам все наши находки.

Цзянь Яо повесила трубку и вздохнула. Профессор Бо усмехнулся:

- Ну ты и врушка!
- Помолчите!

***

Когда они прибыли в отделение, был уже почти вечер.

Ли Сюньжань и ещё несколько офицеров ожидали снаружи. Глаза Цзянь Яо устремились к окнам конференц-зала на третьем этаже. Вот там и состоится брифинг. Невольно нахлынули воспоминания - в последний раз, когда она находилась там, ей было шесть лет.

Голос рядом с ней произнёс:

- Губы плотно сжаты, взгляд опущен… Почему я замечаю, что за внешним спокойствием твоё лицо выражает боль?

Цзянь Яо не ожидала, что Бо Цзиньянь окажется таким наблюдательным. Она-то думала, что хорошо спрятала свои эмоции.

Глядя в её красивые глаза, он продолжил:

- По-видимому, мой последний вывод был неточен. Эта твоя детская травма, судя по всему, связана с отцом.

Цзянь Яо ответила:

- Ошибаетесь. Мне больно из-за вас, потому что вам вот-вот предстоит совещание с командой.

Бо Цзиньянь прищурился и чуть подался вперёд:

- Вы что, не то лекарство приняли, госпожа ассистент?

Цзянь Яо сделала шаг назад:

- Мой долг как вашего ассистента напомнить вам, что хоть вы и лучше в профайлинге и в расследовании, это не даёт вам права насмехаться над ними. Она очень преданы полиции и любят свою работу, а ваш бездушный юмор они не оценят. Поэтому, когда они станут задавать вопросы, вы не могли бы отвечать им терпеливо, без сарказма?

Собственно, она так сказала, поскольку видела, что чуть ли не каждой фразой он способен довести полицию до белого каления, да и прежнее его общение с полицейскими трудно было назвать хорошим.

Удивлённый профессор надменно выпрямился:

- Что у тебя перемкнуло в голове, что ты пришла к такому странному выводу? 

Цзянь Яо не поверила своим ушам, а он продолжил:

- Даже когда я бываю саркастичным, это результат разницы в уровне IQ, а не превосходства в опыте. Суть работы полиции очень отличается от моей, так почему я должен насмехаться над ними за то, что они мало смыслят в криминальной психологии?

С этими словами он равнодушно и непринуждённо ушёл прочь.

***

Совсем стемнело.

Все полицейские, включая начальника, сидели за большим столом, занимавшим большую часть конференц-зала. Обстановка была очень напряжённая. Кратко представив Бо Цзиньяня присутствовавшим, Ли Сюньжань передал слово профессору.

Цзянь Яо сидела в дальнем уголке.

Бо Цзиньянь тут же занял место докладчика. Он не улыбался, на лице не было практически никакого выражения. Он начал говорить - и это был уверенный, красноречивый и профессиональный Бо Цзиньянь. Цзянь Яо уже встречала надменного и саркастичного Бо Цзиньяня, «мне на вас наплевать» Бо Цзиньяня, тёплого и приятного Бо Цзиньяня. Но такую его сторону она ещё не видела - ещё более серьёзную, ещё более холодную.

- Мы ищем местного жителя. Возраст - 25-30 лет. Мужчина. Рост средний. Худощавого сложения. Внешность средняя. Часто бывает в игровых автоматах, кинотеатрах и интернет-кафе. Вероятно, работает в одном из таких мест.

На улице чувствует себя как дома. Детально планирует каждое похищение. Тщательно выбирает жертв. Все они - или юные рабочие из пригородов, бросившие школу, или подростки из сельской местности. У всех мало жизненного опыта. Они не так сильны физически, как он, поэтому их легко соблазнить или похитить.

К большинству жертв он подбирается в пригороде. У него отличные коммуникативные навыки, которые позволяют наладить отношения с детьми и завоевать их доверие. После чего он заманивает их в определённое место и там убивает.

Машиной не пользуется, чтобы не привлекать внимание. Впрочем, у него вообще нет машины.

Живёт один. Или снимает, или живёт в доме, доставшемся по наследству от родителей, потому что сам он покупку квартиры не потянет. Живёт в уединённом месте, недалеко от сельского рынка. Возможно, как раз дома и убивает детей.

Это предварительный анализ. Как только вы найдёте тела, я составлю более детальный профиль.

В комнате стояла тишина. После длинной паузы Бо Цзиньянь спросил:

- Вопросы есть?

Полицейские переглянулись. Ли Сюньжань задал первый вопрос:

- Почему вы думаете, что преступнику 25-30 лет?
- Он не может быть слишком молодым. Будь он юным, не был бы финансово независимым, не смог бы жить один и иметь возможность заманивать к себе жертв. Старше он тоже не может быть - если по улице идут два человека с большой разницей в возрасте, они более заметны. Кроме того, он психопат. В основном первые признаки психопатии проявляются в подростковом возрасте. Для перехода в активную стадию, в какой он сейчас, требуется более десяти лет, - ответил Бо Цзиньянь.

Ли Сюньжань кивнул и задал второй вопрос:

- А почему вы думаете, что он живёт возле сельского рынка? Это ведь лишь одно из возможных мест, где пропадали дети.

- Он смелее среднего человека, но не особенно умён. Это можно сказать по тому, что он выбирает жертв послабее, и по однообразию его действий. Когда психопат убивает первую жертву, он потом не осмеливается отходить слишком далеко от места убийства. Наш преступник не уверен, что он сможет убедить подростка отправиться с ним куда-то далеко. Поэтому расстояние должно быть небольшим.

Все согласились. Трудно было во всё это поверить, но, похоже, все части головоломки начали складываться. После выступления профессора всё теперь казалось простым и логичным. 

Последовали новые вопросы, на которые Бо Цзиньянь терпеливо ответил - иногда очень кратко, но, как он и сказал, без иронии, всегда чётко и по существу.

- Профессор, а почему вы сказали, что составите полный профиль, когда мы найдём тела? - задал последний вопрос Ли Сюньжань.

На лице профессора мелькнула высокомерная улыбка.

- Потому что на них будут написаны его внутренние желания.

***

Когда Цзянь Яо и Бо Цзиньянь вернулись на виллу, было уже девять часов.

Едва войдя в дом, профессор устремился наверх. Цзянь Яо спросила:

- А что теперь?
- Душ, - ответил Бо Цзиньянь.

Так что Цзянь Яо осталась ждать внизу.

Сегодня она впервые видела его профессиональные умения, и её мнение о нём существенно выросло. В работе он оказался больше, чем уважаемым учёным, - он был хорошим детективом, очень наблюдательным, быстрым и знающим своё дело. Хоть он и оставался холодным и недосягаемым, но что-то в нём подсказывало людям, что ему можно доверять и на него следует положиться.

Было уже очень поздно, но Цзянь Яо понимала, что расследование - вещь важная, и была готова работать круглые сутки, если надо.

Через какое-то время Бо Цзиньянь спустился вниз в банном халате. Волосы были ещё влажными после душа. Он сел на диван, взял книгу и принялся читать.

Цзянь Яо спросила:

- Мы сегодня ещё работаем?

Он даже не поднял взгляд:

- Нет.
- А помогать полиции искать тела и преступника мы не будем?

Он коротко глянул на неё:

- Это обязанности полиции. Моя задача - анализ и психологический портрет.

Полиция в это время как раз исследовала район, где могли быть захоронены тела. Понимая, что в этом ничем не помочь, девушка встала:

- Тогда я пойду домой и вернусь завтра.

Бо Цзиньянь перевернул страницу и коротко отрезал:

- Нет.

Цзянь Яо ждала, что последуют объяснения. Он добавил медленно:

- Твоё время сейчас принадлежит мне.

Произнеси эти слова любой другой мужчина, в них слышалась бы двусмысленность. Но будучи сказанными Бо Цзиньянем, они означали буквально то, что означали. Ни более, ни менее того.

- Но сейчас же всё равно нечего делать, - возразила Цзянь Яо. - Я пойду домой, а если буду нужна - вы мне позвоните.

- Нет, - ответил Бо Цзиньянь. - Если придётся осматривать тела посреди ночи, я должен буду тратить время и заезжать за тобой? Каждая секунда на счету. Чем быстрее преступника схватят, тем меньше вероятность, что будет ещё одна жертва.

Цзянь Яо спросила:

- А где мне спать?
- В комнате Фу Цзыюя.

***

Цзянь Яо лежала на широкой кровати в комнате Фу Цзыюя. Было уже около одиннадцати вечера. Бо Цзиньянь всё ещё не спал - он, кажется, до сих пор работал в той первой комнате. Она слышала, как он ходит, берёт книги с полки, листает страницы, пишет новые слова на большой белой доске…

*** 

Она проснулась от звонка своего телефона.

- Цзянь Яо, мы нашли тела! - На фоне слышались звуки ветра и голоса других полицейских. - Много тел, - сообщил Ли Сюньжань.

Девушка немедленно вышла из комнаты, прошла по тёмному коридору и постучала в дверь спальни Бо Цзиньяня.

Ответа не последовало.

Она вынула телефон и позвонила ему. Мелодия звучала довольно долго, но он не взял трубку.

«Он спит или вышел куда-то?»

Цзянь Яо спустилась вниз и взяла ключ из кухонного шкафчика.

Дверь медленно открылась. Тёплый воздух обдул её лицо - его комната была хорошо прогрета. Нащупав на стене выключатель, она включила свет - профессор сладко спал на огромной кровати.

Он по-прежнему был в банном халате поверх пижамы. Поза для сна выглядела любопытно - его тело было прямым, как струна, а руки вытянулись по бокам.

Цзянь Яо мягко коснулась его руки:

- Бо Цзиньянь?

Он не пошевелился. Она похлопала его по щеке:

- Проснитесь!

В ответ его бровь чуточку поднялась.

«Сейчас проснётся», - подумала Цзянь Яо.

С закрытыми глазами он поймал её руку, поднёс к губам и нежно поцеловал.

Всё тело Цзянь Яо напряглось. Она собиралась высвободить руку, когда расслышала его шёпот:

- Чэньмо… Иди спать…

«Чэньмо? Так зовут его девушку?»

Вспомнив, зачем пришла, она вытянула руку обратно и снова встряхнула его. Ресницы Бо Цзиньяня дрогнули, и он наконец-то открыл глаза.

- Что ты делаешь в моей комнате?

Её рука была всё ещё тёплой от его поцелуя.

Девушка быстро произнесла:

- Они нашли тела.

***

Цзянь Яо вернулась в свою комнату переодеться. Когда она снова вышла в коридор, Бо Цзиньянь, одетый в костюм с галстуком, был уже наготове. Перед тем, как пойти к выходу, он сказал, глядя на пол:

- Чэньмо, не стой на дороге.

Цзянь Яо проследила за его взглядом. На полу перед ним находилась черепашка. Казалось, она поняла Бо Цзиньяня, потому что тут же отошла в сторону.

ГЛАВА 10
Светало и подмораживало. Заброшенный перелесок находился где-то на отшибе. Между деревьями, среди буйно разросшейся травы, валялся мусор. Бо Цзиньянь припарковал машину на грязной обочине и вышел.

Весь маленький пятачок был полон полицейских - они тщательно прочёсывали каждый уголок. В земле были ямы, возле одной стояла пара человек. Бо Цзиньянь приблизился и увидел большой пластиковый мешок. Чуть поодаль были ещё такие же мешки, детективы как раз изучали их содержимое. Лица у них были сосредоточенные и грустные.

Сердце у Цзянь Яо заныло.

Офицер Ли подошёл к Бо Цзиньяню:

- Тела расчленены, принадлежат предположительно восьми мальчикам. Последний погиб примерно неделю назад. Насчёт времени смерти остальных требуется более тщательное исследование, но мы думаем, самое раннее убийство случилось больше, чем двенадцать месяцев назад.

Бо Цзиньянь кивнул и направился к мешкам. Цзянь Яо спросила:

- Можно мне остаться тут?

Оба мужчины одновременно посмотрели на неё. Офицер Ли отметил, как побледнело её лицо.

Бо Цзиньянь, грея руки в карманах, чуть наклонился, чтобы заглянуть ей в глаза:

- Ты боишься?
- Не хочу смотреть, - мягко ответила Цзянь Яо.
- Так ты больше похожа на барышню, - с насмешкой произнёс профессор.

Ли Сюньжань удивился его комментарию. По опыту Цзянь Яо знала, что этой репликой дело не ограничится. И правда, она услышала, как бесстрастный голос добавил:

- Это же так трагично.

Цзянь Яо глянула на него.

- Дело не в этом. Просто хочу не смотреть, - девушка отвернулась.

Ли Сюньжань поразился их манере общения. Проводив взглядом Цзянь Яо, он ушёл вместе с профессором Бо.

***

Небо светлело, и предметы было видно всё отчётливее.

Бо Цзиньянь опустился на корточки и начал просматривать содержимое пакета - на руках у него были резиновые перчатки. Ли Сюньжань присел рядом.

Части тела была порезаны очень аккуратно, срезы выглядели ровными, кожа - неповреждённой. Каждое тело было поделено на семь частей, включая конечности и корпус. Другие тела были расчленены примерно так же.

Офицер Ли произнёс: 

- По предварительной оценке криминалистов, причина смерти - удушение. На шеях - синяки от самой обычной нейлоновой верёвки. Тела разрезали уже после смерти. Каким орудием это сделано - пока не смогли установить. Других повреждений, помимо этих, на жертвах нет.

Ещё один полицейский спросил:

- Профессор, вчера вы говорили, что на телах будут отражены желания убийцы. Так чего же он хочет?

Бо Цзиньянь указал на части тела:

- С ними ничего больше не делали ни при жизни, ни после смерти. Никакого сексуального насилия. Ни пыток, ни побоев. Никакого яда. Он не вынул никаких органов… У убийцы была одна-единственная цель - убить и расчленить.

Офицер Ли посмотрел на тела. Он-то думал, что подростков могли изнасиловать перед смертью. Но дело оказалось не в этом.

Другой полицейский спросил:

- Вы имеете в виду, что он похитил подростков, только чтобы убить? Он не пытается отомстить обществу, например?

Бо Цзиньянь улыбнулся:

- Истинным психопатам наплевать на общество. Они делают это, потому что испытывают такую потребность, а не для того, чтобы отомстить.

Полицейский был удивлён таким ответом. Ли Сюньжань тоже поднял брови в изумлении.

Бо Цзиньянь встал, посмотрел в направлении сельского рынка:

- Раз других фокусов он не выкидывает, дело предстаёт довольно простым. Нам нужно идентифицировать, каким инструментом он расчленял жертв, что был за метод и в какой последовательности это происходило. Как только мы всё это узнаем - сможем его найти.

***

Цзянь Яо ждала в машине довольно долго - Бо Цзиньянь всё не возвращался. Молодой детектив подошёл к ней и сообщил:

- Госпожа Цзянь, профессор Бо уехал. Он попросил передать вам, чтобы вы ехали на виллу и ждали там.
- Куда уехал?
- Сказал, что ему нужно что-то купить. Где именно - не сказал.

***

В полночь Цзянь Яо проснулась от странного шума снаружи. Она набросила пальто поверх пижамы, нацепила тапочки и вышла.

Звук доносился не из спальни Бо Цзиньяня, а из комнаты в конце коридора, где девушка прежде ни разу не была. Она постучала в дверь.

- Заходи.

Сразу с порога она почувствовала запах крови. 

Огромная комната с голыми, без всяких украшений, стенами была залита необычайно ярким светом. Бо Цзиньянь стоял в медицинском комбинезоне, дополненном хирургической маской и шапочкой. Вся сцена очень напоминала фильм «Обитель зла».

На прямоугольном металлическом столе лежало обнажённое мужское тело. Неподвижное. Поодаль стояли ещё пять или шесть таких же столов, все с телами.

Бо Цзиньянь посмотрел на неё:

- Я уж думал, ты проспишь до конца следствия. Одевайся и помоги.

Не споря, девушка прислонилась спиной к двери и замерла - она разглядела, что человек на столе - мертвец.

- Что вы делаете? - спросила Цзянь Яо.

Бо Цзиньянь прикатил нечто, напоминавшее тумбочку, - почти в человеческий рост, на колёсиках, приделанных к днищу. Он поместил предмет рядом с телом на столе. К боковине тумбочки были прикреплены лезвия. Цзянь Яо присмотрелась к его творению - всё это было похоже на гильотину. Профессор спокойно произнёс:

- Настоящие трупы, манекены и компьютерные модели… Мне нужно проэкспериментировать со всеми, чтобы определить, с помощью каких инструментов, методов и процессов убийца расчленял тела.

Только теперь Цзянь Яо заметила, что остальные тела на столах какого-то странного цвета - они были не настоящие. Кроме того, у стены стояло несколько ноутбуков. Но с неё и так уже хватило испуга. Она спросила:

- А разве этим занимаются не судмедэксперты? Зачем нам нужны собственные эксперименты?

Бо Цзиньянь поправил угол у лезвий:

- К тому времени, как судмедэксперты выдадут своё заключение, наш убийца приберёт к рукам ещё несколько детей.

Девушка указала на тело на столе:

- А это откуда?
- От Фу Цзыюя.

Он обошёл тело с другой стороны, повернулся и посмотрел на неё:

- Иди сюда. Подержи лезвие вон там.

Она застыла на несколько мгновений.

- Извините, я этого сделать не смогу. Но могу помочь вызвать полицейского.

Она развернулась, чтобы выйти, и услышала низкий голос за спиной:

- Расследовать дело и отказываться смотреть на тела - это как закрывать глаза перед лицом правды.

Цзянь Яо постояла секунду - и всё же решила уйти.

- Возможно, он ещё жив, - добавил глубокий голос.

Она обернулась:

- Он?

Тут девушка поняла, о ком говорит профессор, - сын Лао Сяо. Последний ребёнок из найденных был убит неделю назад. С исчезновения сына Лао Сяо прошло всего четыре дня.

Она прошептала:

- Вы думаете, его ещё можно спасти?

Бо Цзиньянь смотрел на гильотину и, не отрывая от неё взгляда, ответил:

- Как раз этим я и занят.

***

Цзянь Яо вышла из импровизированного морга. Вернулась в спальню, полежала чуть-чуть на кровати, посмотрела в окно в глубокую темноту. Вздохнула, встала, умылась и направилась туда, где находился Бо Цзиньянь.

Тот коротко поднял взгляд и улыбнулся - он не сомневался, что она вернётся.

Цзянь Яо тоже надела костюм из «Обители зла», потом встала с противоположной от профессора стороны, чтобы придерживать конструкцию, как он и просил изначально.

- Держи крепко, - произнёс Бо Цзиньянь. - Начинаю эксперимент.

Когда лезвие с большой скоростью устремилось к телу, Цзянь Яо закрыла глаза, но это не помогло - услышав громкий стук, она ясно вообразила, какую картину могла увидеть.

Профессор спросил (и, показалось, даже улыбнулся):

- Чего ты боишься? Он не пошевелится.

Цзянь Яо зажмурилась ещё крепче:

- Бо Цзиньянь! Вы можете просто говорить мне, что делать, а больше ничего другого не говорить?!

***

К трём утра с экспериментами было покончено.

Бо Цзиньянь сказал, что ему требуется несколько часов, чтобы симулятор на компьютере завершил свои расчёты. Цзянь Яо немедленно сняла чудовищно грязный комбинезон и ушла к себе, чтобы принять ванну.

Потом она легла на кровать и стала смотреть в потолок. Стереть из сознания беспокойные образы никак не получалось. Хоть она и зажмуривалась почти всё время, но иногда волей-неволей глаза приходилось открывать, чтобы выполнить какое-нибудь поручение.

Сон не шёл. Она вышла и заметила, что дверь одной из комнат - той, с белой доской - приоткрыта, а внутри горит свет. Туда она и направилась.

Бо Цзиньянь сидел на софе и читал. На боковом столе красовались чашка кофе и тарелка копчёного филе лосося. Он бросил взгляд на вошедшую и продолжил читать.

Девушка взяла какую-то книжку с полки, села рядом и тоже погрузилась в чтение.

Никто не знал, сколько времени прошло.

- Спокойной ночи, - сказал, наконец, Бо Цзиньянь.
- Доброй, - кивнула Цзянь Яо.

Едва он вышел, девушка тоже отправилась к себе. Когда она уже стала засыпать на своей кровати, раздался громкий стук в дверь. 

Она вскочила, чтобы открыть, но, к её удивлению, за дверью никого не оказалось. Девушка услышала, как закрывается дверь спальни Бо Цзиньяня. Недоумевая, она пошла спать - и обо что-то споткнулась. Тёмное нечто двигалось по комнате - это черепашка Чэньмо медленно шествовала к её кровати.

***

Когда Цзянь Яо снова проснулась, солнце поднялось уже высоко. Тёплые лучи согревали деревянный пол, и черепаха наслаждалась солнечной ванной, вытянув из панциря и голову, и ножки.

Девушка выбралась из кровати, опустилась на колени рядом с черепашкой и погладила панцирь - застенчивое животное тут же спряталось внутрь.

Дверь в «морг» была открыта - Яо поняла, что профессор находится там внутри.

Когда Цзянь Яо вышла из ванной, Чэньмо в комнате уже не было. Черепашка держала курс в комнату Бо Цзиньяня.

***

Бо Цзиньянь находился в "морге", но уже не в комбинезоне, а обычном чёрном костюме, и смотрел в окно. Тела на столе больше не было, и Цзянь Яо стало спокойнее.

Профессор обернулся. Солнечные лучи окаймляли его короткие чёрные волосы и бледное лицо. Особенно выделялись его глаза - они как будто светились на солнце, как вода на озере.

- Спасибо за черепашку, - сказала Цзянь Яо.

Он улыбнулся, а потом невпопад произнёс:

- Он мечтал стать машиной-убийцей.

Потом он посторонился, и Цзянь Яо увидела между ним и окном то, что раньше загораживал его силуэт - модифицированную гильотину с тремя соединёнными лезвиями. Бо Цзиньянь поднял руку и надавил на рычаг. Все три лезвия упали одновременно.

Профессор выглядел гордым.

- По данным экспериментов прошлой ночи… - он снял перчатки и отбросил их в сторону. - Вот эти материал и толщина могут создавать повреждения очень близкие к тем, что мы видим на телах. Да, три лезвия падали одновременно, кровь уже не текла, что соответствует состоянию трупного окоченения. Как понимаешь, никто бы не смог ударить тремя ножами разом.
- Вы имеете в виду…
- Я имею в виду: дома у убийцы есть очень похожая штуковина. Он заманивает жертв к себе домой, чтобы положить под свою машину-убийцу. Но, разумеется, его-то машина во всех отношениях уступает моей.

Заражённое страстью в его голосе, сердце Цзянь Яо застучало. Она произнесла:

- Такие большие лезвия запрещены к свободной продаже. Их продают только в специальных магазинах, и через интернет их купить нельзя. В автобусах и поездах их тоже запрещено перевозить. Если мы проверим магазины в округе, где продаются такие лезвия, то можно будет легко их отследить.

Бо Цзиньянь присел рядом со своим убийственным агрегатом. Взял чашечку кофе и изящно отпил из неё:

- А ты не так уж медленно соображаешь. Со своим интеллектом убийца, пока её строил, наверняка испортил гораздо больше лезвий, чем я. Давай-ка за работу. Сообщи им: я дам детальное описание, что именно искать. Если повезёт, мы ещё отвоюем у него последнего ребёнка.
 

ГЛАВА 11
Было восемь утра. В конференц-зале полиции Цзянь Яо по-прежнему сидела в уголке, наблюдая, как Бо Цзиньянь, стройный, как лезвие, в своём чёрном костюме, расхаживал перед собравшимися с бесстрастным выражением на лице. На втором брифинге, собранном Бо Цзиньянем, присутствовал практически весь личный состав за исключением разве что дежурных. Профессор обвёл аудиторию безразличным взглядом и заговорил:

- Убийца представляет собой типичного «организованного» преступника. Дезорганизованный преступник, как правило, душевно болен, имеет расстройства поведения и не склонен к планированию. Но наш убийца трезв, расчётлив и имеет чётко поставленные цели. Однако с точки зрения интеллекта в нём нет ничего выдающегося, он самый обычный человек.

Он приглашает подростков, чтобы скормить своей машине-убийце. Он фантазирует о контроле над жизнью и смертью. Неизвестно, как у него сформировалась эта фантазия, но для жителя города это своего рода форма эскапизма. Когда вы обыщете его дом, то, вероятно, найдёте множество фильмов и игр, содержащих насилие.

Подобная метаморфоза не происходит с человеком за один день. Его фантазию невозможно удовлетворить в реальности. Хотя своих жертв он завлекает красноречием, но в обычной жизни это немногословный, замкнутый человек. Друзей не имеет, любимого человека тоже. Это отшельничество делает невозможной успешность, что, в свою очередь, усугубляет его психологические проблемы.

Прежде чем начать убивать детей, он, вероятно, экспериментировал на бродячих кошках, собаках или соседских питомцах. Вероятно, поблизости от его дома вы сможете найти какие-то зацепки.

В январе прошлого года он внезапно начал убивать. Что-то, по-видимому, послужило триггером - например, серьёзная неудача по работе или в жизни. Поскольку частота преступлений в течение года оставалась стабильной, я склоняюсь к версии, что это были проблемы с семьёй - разрыв отношений, чья-то смерть или тому подобное, нечто, что его подтолкнуло.

При розыске и задержании обратите внимание, что поскольку он достаточно умён и фантазирует о насилии, у него, скорее всего, развиты навыки конспирации.

На этом брифинг закончился.

Присутствовавшие разошлись, конференц-зал опустел. Цзянь Яо собрала материалы и спросила:

- Что теперь?

Бо Цзиньянь набросил пальто:

- Отдых.

***

Едва выйдя из отделения, они натолкнулись на Цзянь Сюань, которая сладко улыбнулась:

- Сестра! Профессор!

Цзянь Яо усмехнулась:

- Что ты тут делаешь?
- Ты не приходила домой несколько дней, - ответила Цзянь Сюань. - Мама послала меня проверить.

Пока сёстры разговаривали, Бо Цзиньянь безмолвно стоял в стороне. Без маски на лице его щегольство и внешность привлекали даже больше внимания, чем прежде.

Цзянь Сюань тоже потихоньку посматривала на него:

- Вы ещё не завтракали?
- Пока нет, - ответила Цзянь Яо.

В этот момент послышался голос профессора:

- Я ушёл.
- Давайте вместе позавтракаем? - предложила его ассистентка. - Тут неподалёку делают рыбные пельмени.

***

Вдоль по переулку было множество кафе, бизнес у них процветал, и по улице тянулся дымок. Все трое сидели за столиком в углу. Официантка, обычно холодная и язвительная, внезапно превратилась в саму любезность и, глядя на Бо Цзиньяня, спросила:

- Могу я принять ваш заказ?

Завтрак подали, профессор взял палочки и сосредоточился на еде. Сёстры болтали, а он, судя по всему, не испытывал интереса к светским беседам. Цзянь Яо заметила, что когда его миска опустела, на холодном лице мелькнула довольная улыбка.

- Хотите ещё? - нерешительно спросила она.
- Да, спасибо.

После двух горшочков с пельменями он изящно вытер рот салфеткой и запил бутылкой минеральной воды, которую купила Цзянь Яо.

Цзянь Сюань быстро набрала сообщение на телефоне и передала трубку сестре:

- Посмотри, тебе нравится это платье?

Цзянь Яо посмотрела на текст: «Ого, я и не знала, что у моего божества такой аппетит!» Она вернула телефон обратно:

- У тебя всегда был хороший вкус.

Цзянь Сюань отложила телефон в сторонку и обратилась к Бо Цзиньяню:

- Профессор, можно задать вопрос?
- Угу.
- Где-то с год назад я проходила мимо вашего дома и видела очень худого человека. В смысле, прямо ужасно тощего, даже страшно стало. Кто это был?

Он спокойно ответил:

- Это был я.

***

После завтрака Бо Цзиньянь вернулся на виллу один, а сёстры пошли домой. Цзянь Яо устала и мечтала тёплом душе. 

Когда она вышла из ванной, то обнаружила, что сестра лежит на её кровати и смотрит в потолок. Яо легла рядом и закрыла глаза. Цзянь Сюань повернулась:

- Сестра…
- М?
- Как ты думаешь… - голос Сюань был вкрадчивым, - …Бо Цзиньянь принимает наркотики?

Цзянь Яо распахнула глаза:

- Может, он просто был болен. Серьёзно болен.
- Это было чересчур даже для очень серьёзной болезни. Просто ты там не была. Он был ужасно тощий. Хоть я его и очень уважаю, но так выглядят только наркоманы. Ты сама подумай! Он гений, постоянно имеет дело с убийцами. Живёт один. Наверняка ему очень одиноко. А лицо у него - как у плейбоя. Наверняка в нём есть какая-нибудь гнильца, - Цзянь Сюань наклонилась к сестре и прошептала: - Ты бы лучше держалась от него подальше. Будь осторожнее.

Сюань выглядела по-настоящему встревоженной, а перед глазами Цзянь Яо всё ещё стояло его прекрасное и высокомерное лицо.

Цзянь Сюань права - он и правда белая ворона, одиночка. Вот только что в полиции все смотрели на него, кто со страхом, кто с благоговением, но никто не осмелился подойти. Вероятно, весь город видит в нём чужака из другого мира. Но это всё потому, что никто не знает его, в том числе Цзянь Сюань. Если бы они увидели его босым и в пижаме или когда он держит в руках свою черепашку, наверное, он перестал бы казаться им так уж загадочным и далёким.

Цзянь Яо не стала спорить с предположениями сестры, но произнесла:

- Когда мы встречаем кого-то, надо не усложнять, а следовать своим инстинктам. Я в жизни видела множество людей и знаю, что он такой - один на миллион. Конечно, он странноватый, но я чувствую, что он замечательный человек - не потому, что он красивый, а потому, что у него особенный мозг. Прямо сейчас я вместе с ним спасаю чью-то жизнь - наверное, такое со мной никогда больше не повторится. От этого очень хорошо. Пусть и всего на несколько дней, но это многое для меня значит. И этого достаточно.

Цзянь Сюань посмотрела на её спокойное и нежное лицо и кивнула.

***

На следующее утро Цзянь Яо отправилась на виллу.

От полиции всё ещё не было новостей, так что заняться пока что было нечем. В доме царила привычная тишина - девушка подумала, что Бо Цзиньянь, возможно, ещё спит. Она включила компьютер, чтобы закончить перевод, который для него делала, но через какое-то время большая рука захлопнула крышку ноутбука. Девушка нахмурилась. Подняв взгляд, она обнаружила высокую фигуру Бо Цзиньяня в брюках и наглаженной рубашке.

- Для тебя есть другая работа.

Сердце Цзянь Яо ушло в пятки:

- Какая?
- Рыба закончилась, - ответил Бо Цзиньянь.

Девушка открыла холодильник - и правда, он был совершенно пуст. Пока она занималась осмотром содержимого, профессор пил молоко.

- Хотите, я научу вас рыбачить? Как выбирать наживку, как лучше подсекать… И тогда вы сможете сами…
- Исключено, - перебил её Бо Цзиньянь. - Терпеть не могу рыбачить. Как можно тратить моё время на подобные вещи?
- Хорошо… Тогда перед тем, как вернуться в город Б., я найду поблизости рыбака, который будет приносить вам свежую рыбу.

Цзянь Яо ожидала, что он согласится, но профессор равнодушно ответил:

- Нет. Иди и рыбачь.

***

Цзянь Яо шла по берегу под тёплым зимним солнцем, чтобы пополнить оскудевшие запасы Бо Цзиньяня.

Она размышляла о причинах его отказа: возможно, дело было в том, что он не хотел, чтобы на вилле появился кто-то посторонний. Впрочем, она не слишком беспокоилась за него - в конце концов, у него был Фу Цзыюй.

Она не только любила рыбачить, но и делала это умело. Наловив две полных корзины и начав паковаться, она позвонила Бо Цзиньяню:

- Приходите и помогите мне донести.

Он поглядел на её улов - и его губы слегка изогнулись. Это был редкий случай, когда он дружески улыбнулся. 

Назад они возвращались по узкой лесной тропе. Он легко нёс обе корзины и выглядел сильным и крепким. Со спины его плечи казались ещё шире, а талия - ещё уже. Хотя, конечно, он и без того был худым.

Цзянь Яо спросила:

- А почему вы раньше были таким тощим? Просто любопытно. Если не хотите говорить, то не надо.
- Болел, - голос звучал любезно. По-видимому, вопрос для него был пустяшный.
- А теперь поправились?
- Сама подумай, - иронично ответил Бо Цзиньянь. - Если бы не поправился - уже бы умер.

Цзянь Яо слегка удивилась - наверное, дело было очень серьёзное. Бессознательно она с облегчением выдохнула - к счастью, он всё же выздоровел.

Через некоторое время она спросила:

- А откуда у Чэньмо* такое имя? 

Бо Цзиньянь ответил не сразу.

- Не знаю. Это не я так назвал.

Девушка не стала уточнять, но он добавил сам:

- Это сделала мама.

Цзянь Яо поняла, что это не лучшая тема разговора - ведь Фу Цзыюй говорил ей, что его мать умерла, когда он был ещё маленьким. Неудивительно, что он вырос таким странным. И неудивительно, что держал черепаху.

Цзянь Яо тоже потеряла отца очень рано. Она сменила тему:

- Как вы думаете, полиция скоро поймает убийцу?

На сей раз улыбка в его голосе была высокомерной:

- Не знаю. Но если они и завтра его не поймают, останется только сказать, что я в шоке от их скорости.

______________________________
* «Чэньмо» означает «молчание, тишина»
 

ГЛАВА 12
Зимний ветер на юге был сырым и холодным, но очень недолгим - он прилетал, словно торопливый путешественник. До Нового года оставалось всего несколько дней. Постепенно становилось теплее. Снег сошёл, в городе стало чище. На улицах царило оживление.

Цзянь Яо шла медленно - в отличие от остальных, на душе у неё лежал камень.

Бо Цзиньянь заявил, что к сегодняшнему дню убийцу должны поймать. Она ждала этого с того момента, как открыла глаза на рассвете.

В город тем временем просочились слухи. Она заметила, как несколько человек перешёптывались:

- Я слышал, он охотится только на мальчиков!
- Что за ублюдок! Почему полиция не может его схватить?
- Уже и ребёнка одного на улицу не выпустить…

***

Сегодня Цзянь Яо собиралась навестить отчима, но не успела она подойти к дому, как телефон зазвонил - это был Ли Сюньжань. Сердце у девушки вдруг заколотилось.

- Цзянь Яо! Мы нашли мальчика! - слова полицейского тонули в шумах на фоне. - Он жив! Мы сейчас везём его в больницу! А убийца сбежал! Мы сейчас бросили все силы на его поиски!

Девушка запрыгнула в первое попавшееся такси и позвонила Бо Цзиньяню. У того, вероятно, снова была бессонная ночь, потому что голос сперва звучал невнятно. Но услышав новости, профессор тут же проснулся:

- Немедленно выезжаю! Скажи им, пусть не сильно затаптывают место преступления.

Цзянь Яо приехала к сельскому рынку. Судя по адресу, который переслал офицер Ли, убийца жил прямо за рынком, в маленьком переулке.

Обычно к полудню рынок закрывался, но поскольку Новый год был уже на носу, здесь толпилось больше народу, чем обычно. Цзянь Яо прошла через рыбные ряды - свежая рыба была уже распродана, потому в этой части рынка людей было поменьше. Она встала рядом с торговыми аквариумами, ожидая, когда приедет Бо Цзиньянь.

Солнце подходило к зениту. От воды сильно несло рыбой. Через некоторое время Цзянь Яо вдруг заметила, что в толпе начались какие-то волнения.

Девушка позвонила Ли Сюньжаню - как раз в этот момент его машина мчалась в сторону рынка.

Зацепку обнаружила народная полиция. Кто-то из служащих в ней заподозрил, что под составленное описание очень подходит Сунь Ён - владелец маленькой строительной лавки прямо возле рынка. Они нанесли ему визит, никто не ответил, но за дверью они услышали какой-то шум. Отряд действовал решительно - взломав дверь, полицейские увидели в углу связанного мальчика. Он в отчаянии бился об пол, пытаясь привлечь чьё-нибудь внимание.

Узнав об этом, Ли Сюньжань тут же попросил отряд народной полиции ждать в засаде - чтобы не упустить убийцу, когда тот вернётся домой, а оперативники будут ещё в пути. Однако у Ли Сюньжаня было предчувствие, что спасение мальчика уже спугнуло похитителя.

Офицер Ли прибыл на рынок несколько позже Цзянь Яо и шёл теперь к заднему выходу. Здесь было очень людно. Он хотел уже пробираться сквозь толпу, когда вдруг боковым зрением заметил худощавого молодого человека среднего роста, который шёл навстречу, глядя себе под ноги. Одну руку парень держал в оттопыренном кармане, вторая была пуста. Кажется, он очень нервничал - хоть взгляд его в основном и был прикован к земле, но нет-нет да и метался по сторонам.

Несколько лет в полиции очень обострили инстинкты Ли Сюньжаня. Он последовал за подозрительным типом, держась поодаль, а сам между тем вызвал подкрепление.

Молодой человек внезапно обернулся. Ли Сюньжань притворился, будто изучает овощи в лавке, но когда снова посмотрел в сторону подозреваемого, тот уже смешался с толпой.

«Упустил!»

Ли Сюньжань тут же сообразил выкрикнуть:

- Сунь Ён, стой!

Как он ожидал, одна из фигур в толпе на секунду застыла - и тут же дала дёру. Тогда офицер побежал вслед, громко выкрикивая:

- С дороги! Полиция!

И подозреваемому, и преследователю непросто было пробираться сквозь скопление людей. Сунь Ён вынул нож из кармана и принялся размахивать им по сторонам. Испуганные горожане тут же бросились врассыпную.

- Да он нарывается! - взревел Ли Сюньжань и поднажал.

Очень скоро они приблизились к рыбным рядам - Сунь Ён двигался к боковому выходу. Рынок был ему знаком, и он знал, как оторваться.

В этот момент Ли Сюньжань заметил, что возле аквариумов стоит какой-то человек. Все пытались скорее убраться подальше, остановить Сунь Ёна никто не осмеливался, но тот человек по-прежнему стоял неподвижно.

***

Парня с ножом, выбежавшего из толпы, Цзянь Яо увидела издалека, а в нескольких десятках метров позади - спешащего за ним Ли Сюньжаня. 

В рыбных рядах все быстро расступились, наблюдая, что будет дальше. Кто-то крикнул ей:

- Девушка, отойдите! Полиция кого-то ловит!

Цзянь Яо увидела Сунь Ёна - он действительно был точно таким, каким описывал его Бо Цзиньянь. Она вдруг вспомнила эксперименты в ту ночь - как падали и падали те три лезвия. Но то были манекены, а этот человек проделывал такое с невинными детьми!..

***

- Яо-яо, не слушай маму. Конечно, полицейские устают, но мы ведь должны ловить плохих дядь? Папа любит свою работу.

***

Цзянь Яо осмотрелась: неподалёку был выход, а за ним начиналась оживлённая улица. Сегодня девушка была в куртке и шапке - с поднятым воротником были видны практически одни глаза. Она спокойно подняла деревянную палку, валявшуюся у аквариума - продавцы использовали её, чтобы глушить рыбу. Стиснув оружие в руках, она осталась ждать у аквариума. Пара взволнованных продавцов заспешила в её сторону:

- Девушка! Что вы делаете?
- Надо же, какая смелая! Она хочет помочь его поймать!

Цзянь Яо не обратила на них внимания. Она подождала, пока Сунь Ён подойдёт поближе, и когда он сравнялся с резервуаром, со всей силы ударила палкой по стеклу.

С громким звуком аквариум лопнул, и вода вместе с рыбами, стеклом и насосом хлынула на Сунь Ёна! Он инстинктивно прикрыл голову руками, но вода сбила его с ног, и он растянулся на скользкой земле. 

Изумлённый Ли Сюньжань был ещё далеко, хоть и торопился. А преступника всё это задержало лишь на пару секунд - он вскочил, со злостью глядя на Цзянь Яо. Та попятилась.

Смерив её взглядом, парень развернулся и, видимо, решил бежать, хоть из-за порезов на руках и ногах он стоял неустойчиво. Девушка замерла - ведь он же сейчас уйдёт!

Внезапно некто появился из-за спины Цзянь Яо и выхватил у неё палку.

Она подняла взгляд, чтобы увидеть знакомую высокую фигуру. Её обладатель быстро направился к Сунь Ёну, и следующая сцена оказалась совсем уж неожиданной. Бо Цзиньянь, всё такой же чопорный и правильный в своём костюме, бесстрастно поднял палку и огрел Сунь Ёна по загривку. Преступник снова упал - на сей раз без сознания.

Бо Цзиньянь отбросил палку и вытер руки носовым платком.

Тут подоспел офицер Ли, присел на корточки, быстро осмотрел Сунь Ёна и обратился к профессору:

- Зачем вы его вырубили?
- А вы ожидали, что я вступлю в рукопашную и повалю его на пол, как заправский полисмен?

Ли Сюньжань повернулся к Цзянь Яо:

- Молодчина.

Профессор Бо тоже взглянул на неё: 

- Почему ты сама его не ударила? На его скорости он завалился бы даже от нежного тычка.

Цзянь Яо отвернула воротник, кивнула Ли Сюньжаню, а потом с упрёком посмотрела на Бо Цзиньяня. Она не то что ни с кем в жизни не дралась, а даже ни разу не ругалась - откуда ей было знать, кого и как лучше бить?

Вскоре прибыла полиция и забрала Сунь Ёна. Переулок возле его дома оцепили. Бо Цзиньянь со своей помощницей направился туда, за оцепление.

- Секундочку, - Цзянь Яо остановилась, подошла к машине офицера Ли и достала аптечку. В её правой руке застряли два маленьких осколка - травма была не серьёзная, но болезненная. Девушка прислонилась к машине, чтобы вытащить стекло и обработать рану йодом. Солнце высвечивало необычно белую кожу её пальцев, а от йода контраст становился даже ярче.
Пока она делала это всё, Бо Цзиньянь стоял в стороне, засунув руки в карманы. Девушка подала ему пластырь:

- Помогите, - и протянула запястье.

Хотя он не отличался ни терпением, ни заботой, его прикосновение было мягким и нежным. Он держал её руку ладонью вверх, и её пальцы касались его собственного прохладного запястья.

- Не щекочи меня, - вдруг шепнул он.
- Я не щекочу, - удивилась Цзянь Яо.

Бо Цзиньянь сурово посмотрел на неё:

- Хватит терять время. Пойдём.

Девушка, глянув на аккуратно приклеенный пластырь, последовала за ним.

***

Дом Сунь Ёна был одноэтажным и тесным, мрачным, со старенькой мебелью. К приходу профессора криминалисты уже как раз завершили свою работу. Первым прибывший на место молоденький офицер народной полиции доложил:

- Всё, как вы и описали! Мы тут нашли и машину-убийцу, и фильмы с насилием, и следы смытой крови!

Профессор с помощницей подошли к страшной машине - как и предсказывал Бо Цзиньянь, она была куда примитивнее, чем та, которую построил он сам. Разве что бросались в глаза лезвия - они прямо сияли, до того прекрасно были отточены.

Когда ассистентка собралась сделать несколько фото, Бо Цзиньянь вдруг снял пальто и лёг, повернувшись лицом к лезвиям машины-убийцы.

- Что вы делаете? - спросила Цзянь Яо.

Он закрыл глаза:

- Вникаю…

Девушка застыла. Потом нашла в себе силы сделать пару фото и передала камеру Бо Цзиньяню.
Затем он вдруг встал и улыбнулся ей, сверкая глазами. Протянул руку, чтобы взять её за запястье. Её сердце прямо подпрыгнуло от этого неожиданного жеста.

- Что вы делаете? - снова спросила она.

Он потянул её ближе и ответил самым естественным тоном:

- Очевидно же: я слишком высокий. Ты по росту ближе к жертвам. Ляг туда, я понаблюдаю…

Цзянь Яо стряхнула его руку и попятилась, увеличивая дистанцию. Когда Бо Цзиньянь уже хотел рассердиться, подошёл тот молоденький офицер:

- Профессор Бо, мы нашли под кроватью какие-то надписи кровью.

Тот подошёл взглянуть. Цзянь Яо тоже посмотрела - ей показалось, что это набор случайных чисел.

Профессор спросил:

- Где-нибудь ещё?
- Мы проверим весь дом, - ответил один из полицейских.

Он кивнул:

- Дайте мне знать, если что-нибудь найдёте.

Цзянь Яо подумала, что если преступник хотел стать машиной-убийцей, то эти цифры могли быть каким-нибудь кодом. Профессор упоминал, что когда убийцу поймают, он сам допросит его, - чтобы понять, какие фантазии тем двигали. Может, эти цифры тоже были частью одной из них.

Однако Цзянь Яо никак не ожидала, что всего через два дня из следственного изолятора придут новости: у Сунь Ёна в камере поднялась температура, и медики ничего не смогли сделать. Оказалось, смертельным заболеванием он страдал уже давно.

Грехи, фантазии, машина-убийца и загадочные числа с его смертью отошли в прошлое.

Бо Цзиньянь расспросил выжившего ребёнка, но показания только добавили странностей к делу. Мальчик заявил, что умолял Сунь Ёна его не убивать - и, как ни странно, тот подчинился. Уже лёжа под машиной-убийцей, от отчаяния ребёнок произнёс: 

- Не убивайте меня! Если вы меня не убьёте, я буду почитать вас как своего отца. А когда вы умрёте в старости, как сын организую ваши похороны, - и вот эта фраза и спасла ему жизнь.

В городе всё вернулось в норму, разве что Новый год выдался в этот раз необычайно пасмурным.

Дело было официально закрыто, и работа Цзянь Яо в качестве ассистента Бо Цзиньяня подошла к концу.
 

ГЛАВА 13
Каждое утро Бо Цзиньянь просыпался ровно в десять утра - ни раньше, ни позже. И сегодня он, как обычно, встал с постели, готовый к новому дню. В серой пижаме с длинными рукавами он выглядел ещё красивее и стройнее. И снова он пошёл босиком - расхаживать по дому в обуви профессор совсем не любил. Ступни у него были белые; большие, но изящной формы.

Первые десять минут он, по обыкновению, брёл, как лунатик. Стоя перед зеркалом с зубной щёткой, он вдруг вспомнил кровавую надпись, и его мозг принялся перебирать варианты и комбинации. Он решал и решал… покуда не обнаружил, что вычистил зубы уже, наверное, раза три.

Кофе, тост, джем - это был его привычный завтрак, единственное блюдо, на которое у него хватало терпения поутру. Но, кусая поджаренный хлеб, он невольно вспомнил рыбные пельмени, которыми угостила его Цзянь Яо. Может, стоило научиться их готовить? Они так ему понравились, что он даже готов был тратить на них время.

Позавтракав, он переоделся в костюм и в привычном элегантном виде направился в кабинет. Изучив файлы по делу, присланные из США, он совсем повеселел. Потому, когда телефон зазвонил, он нараспев ответил: 

- Привет, Цзыюй!

Фу Цзыюю тут же передалось это настроение - не зря же они были лучшими друзьями:

- Слышал, ты раскусил дело «машины-убийцы»?
- Естественно, - улыбнулся тот. - Дело было простое, как в учебнике: один преступник, несколько желаний.

Фу Цзыюй не удержался от похвалы:

- И всё-таки это было чертовски быстро! - он припомнил, как ценили профессора Бо в научных кругах за границей.
- Чепуха. Я раскрыл дело настолько быстро, насколько позволила наука, - нетерпеливо отмахнулся Бо Цзиньянь.
- Хорошо, я верю, - согласился друг. - Другой вопрос: зарплата Цзянь Яо. Заплатить ей столько же, сколько твоим прежним американским ассистентам?
- Реши сам.
- Я тебе подыскиваю нового ассистента в университете. Какого-нибудь выпускника с факультета психологии. Сомневаюсь, правда, что у них там есть криминальная психология…

Профессор на том конце впервые оторвался от материалов по делу.

- Минутку, - перебил он Цзыюя. - Зачем ты хочешь заменить Цзянь Яо?

Фу Цзыюй удивился:

- Я хочу заменить? Профессор, у тебя проблемы с пониманием, или со мной что-то не так? У неё нет профессионального опыта. Мы её наняли, потому что больше было некого! К тому же она вот-вот заканчивает колледж, уже даже нашла себе работу в городе Б. И ты рассчитываешь оставить её помощником?

Бо Цзиньянь секунду подумал и сказал презрительно:

- Очевидно, что проблемы с пониманием у тебя. У неё уже есть опыт с серийным убийцей. Где ты найдёшь такого же опытного выпускника? И она умеет рыбачить. Я не хочу менять её на кого-то другого. Что касается её работы - пусть откажется. Как можно сравнить офисную рутину с должностью моего ассистента? Разумеется, она всё оценит и сделает правильный выбор.

***

Мягкие лучи послеполуденного солнца уютно согревали маленький магазинчик.

Цзянь Яо и Ли Сюньжань сидели возле окна и смотрели на оживлённую улицу. Настроение у обоих было не самое радужное. До Нового года оставались считанные дни, и полицейский нашёл, наконец, время с ней повидаться.

Тщательно помешав в чашке кофе, она спросила:

- Значит, дело Сунь Ёна завершено?
- Угу, - затянулся Ли Сюньжань. - Слишком легко он умер. Десять жизней… Да его сто раз расстрелять было мало.

Оба чуть-чуть помолчали.

- А те цифры? - спросила Цзянь Яо. - Их так и не расшифровали?

Он покачал головой:

- Нет. Да уже и не станут. В итоге пришли к выводу, что Сунь Ён был душевнобольным - так что цифры он мог намалевать совершенно случайные.

Цзянь Яо кивнула - эта версия представлялась ей разумной.

Они ещё немного поболтали, потом Ли Сюньжань спросил:

- Когда тебе обратно в университет?
- Пятнадцатого числа, - ответила она. - И прямо сразу на стажировку.
- За это надо выпить, - улыбнулся Ли Сюньжань. - Давай закажем бутылку вина. И ещё за то, что ты работала ассистентом Бо Цзиньяня и помогла раскрыть сложное дело. Отец бы тобой гордился.

Цзянь Яо улыбнулась и кивнула.

***

После обеда с Сюньжанем девушка отправилась на виллу. Из-за следствия работа над переводом была отложена. Цзянь Яо вошла в гостиную - всё такую же элегантную, какой она увидела её в первый раз.

Закончив всё, она поднялась на второй этаж и направилась в первую комнату, где обнаружился Бо Цзиньянь - он сидел в костюме на софе перед стопкой толстых папок.

Услышав, что она вошла, он лишь приподнял бровь, бросил короткий взгляд и тут же вернулся к своему делу.

Цзянь Яо чуть помедлила.

Она уже привыкла к его высокомерному безразличию, и теперь, когда он молчаливо читал, находила это зрелище приятным. Короткие иссиня-чёрные волосы, мраморно-белое лицо, симметричные брови - всё это выглядело живописным. Лишь тонкий нос и тонкие, пренебрежительно сжатые губы придавали ему надменный вид.

Этот мужчина выглядел симпатичнее, когда молчал, нежели когда говорил.

Цзянь Яо обернулась, и взгляд её упал на белую доску, сплошь усыпанную цифрами.

145, 297, 289, 121
17, 324, 1
25, 484
365, 729, 16
421, 27, 841
29, 1
136, 729, 16 

Это были числа из дома Сунь Ёна. Их нашли не в одном месте - числами были усыпаны матрас, пол, оконные рамы, потолок… Кое-какие места очень трудно было обнаружить. Все они были написаны Сунь Ёном его собственной кровью.

Чуть помолчав, Цзянь Яо села напротив Бо Цзиньяня и заговорила: 

- Я закончила перевод. Есть для меня ещё какая-нибудь работа?

Бо Цзиньянь оторвал взгляд от книги:

- Нет.
- Рыба нужна? Давно не рыбачила, могу сходить.
- Не к спеху.

Цзянь Яо удивилась. Видимо, припасы в холодильнике ещё не закончились.

Она посмотрела на стол, заваленный документами и фотографиями. Видимо, профессор был занят. Она встала:

- Что ж, если работы больше нет, тогда я пойду. Если что-нибудь понадобится - свяжитесь со мной. 

Профессор холодно посмотрел на неё - похоже, Цзянь Яо говорила всерьёз. Он произнёс низким, бесстрастным голосом:

- Ты можешь продолжать работать на меня.

Цзянь Яо замерла в нерешительности. Он нашёл документ на столе и передал ей:

- Это контракт на должность моей ассистентки, его составил Фу Цзыюй, - профессор снова вернулся к своим бумагам.

Она заглянула в документ. Договор был на три года, обязанности почти не отличались от прежних, но появился новый пункт «Заботиться о диете г-на Бо Цзиньяня» - по-видимому, имелась в виду рыба. Обозначенная зарплата выглядела настораживающе.

Глядя на эти ровные строки текста, Цзянь Яо ощутила какой-то трепет и едва удержалась от улыбки, глядя в чёрные, ясные глаза профессора.

Бо Цзиньянь пригубил кофе:

- Как подпишешь - отправь факсом Фу Цзыюю. Остальное он сам организует.

Очень тронутая его предложением, Цзянь Яо произнесла:

- Спасибо вам, Бо Цзиньянь. Не ожидала, что вы так высоко меня оцените. Но я уже приняла предложение компании в городе Б. Стажировка начнётся сразу после новогодних каникул. Простите, но я не могу принять эту работу.

Бо Цзиньянь поставил чашечку кофе на стол. Цзянь Яо ему улыбнулась, он улыбнулся в ответ:

- Фу Цзыюй говорил, что женщины часто увязают в малозначимых деталях. По-видимому, он был прав. Тот контракт можно расторгнуть. Если будет неустойка - я её заплачу.

Цзянь Яо замерла.

Хоть дни, проведённые за расследованием и были для неё ценными, о карьере в данной сфере она никогда не думала. Эта сторона жизни была для неё слишком жестокой, слишком тревожной, а она всё ещё предпочитала тихую и стабильную жизнь.

- Я не собираюсь разрывать тот контракт. Это моя работа, я не хочу показаться ненадёжной. Кроме того, мне нравится та работа. Так что, извините, я не смогу быть вашим ассистентом. Но за предложение - большое спасибо.

***

Тем же вечером Фу Цзыюй позвонил Бо Цзиньяню:

- Я не получил контракт от Цзянь Яо. Ты забыл ей сообщить?
- Думаешь, я могу помнить о таких мелочах?

Фу Цзыюй осторожно уточнил:

- Но она же скоро возвращается в университет?
- Возможно.

Друг возмутился:

- Ты только вчера утверждал, что она тебе нужна, заставил меня за ночь составить контракт, а сам… - он сделал паузу. - Секундочку… Неужели госпожа Цзянь Яо… с блеском отвергла твоё предложение?

На другом конце провода профессор Бо Цзиньянь бросил трубку.
 

ГЛАВА 14
Южный городок Т. вовсю готовился к Новому году. Каждая семья закупалась подарками и продуктами к новогоднему столу. Те, кто жил за границей, прилагали массу усилий, чтобы вовремя вернуться, - и так повторялось из года в год. Всякий стремился встретить этот день с семьёй и окунуться в покой и мир.

Мать Цзянь Яо была образцом прекрасной хозяйки. Под её руководством обе дочери перед Новым годом трудились не покладая рук. 

В канун Нового года с самого утра по всему городу не смолкали петарды. Около полудня вся семья вчетвером отправилась к бабушке на праздничный обед. Там собралась многочисленная родня - братья, сёстры; взрослые болтали и пили вино, а малышня носилась повсюду и галдела. Куда было деться Цзянь Яо и Цзянь Сюань от этой ребятни? После ужина они спрятались в бабушкиной спальне и, растянувшись на уютной кровати, стали читать свои смски.

Поздравления едва не переполнили почтовый ящик Цзянь Яо. Некоторые она прочитала, тут же отправила ответ. Потом она увидела поздравление от Фу Цзыюя: «Воительница Цзянь Яо, позволь поздравить тебя в этот прекрасный день и пожелать всего замечательного! Становись всё прекраснее и милее с каждым днём!»

Эпитет её позабавил. Она улыбнулась и тоже отправила поздравительное сообщение в ответ. Поколебавшись, Цзянь Яо отослала ещё одно - простое «С Новым годом!» Бо Цзиньяню.

Небо к тому времени совсем уже потемнело, за окном зажглись фонари, непрерывно хлопали петарды. «Интересно, - подумала вдруг Цзянь Яо, - как встречает Новый год Бо Цзиньянь? Как всегда, сидит один за столом в обществе своей черепашки? Или Фу Цзыюй приехал к нему из города Б.? Но ведь у Фу Цзыюя, наверное, есть собственная семья, и он поехал туда?»

Пока она размышляла, вдруг зазвонил телефон - это был Бо Цзиньянь. Они не созванивались с тех пор, как она отказалась быть его ассистенткой, - просто не было повода. Цзянь Яо взяла трубку:

- Алло! С Новым годом!
- Чем занимаешься? - спросил он.
- Ничем особенным, - неопределённо ответила девушка.
- Хочешь приехать и забрать у меня фейерверки? Мне они не нужны.

Цзянь Яо удивилась - откуда у него фейерверки? Не в его характере было покупать такие вещи. Подарок от Фу Цзыюя? Или от полиции?

Она отказалась с улыбкой:

- Нет, спасибо. Зажгите их сами.

Профессор холодно заметил: 

- Прости, но поджигание кучки предметов и наблюдение, как они выбрасывают химикаты, не входят в число моих интересов.

Цзянь Яо поколебалась.

- Ладно. Мы с сестрой скоро приедем.

***

Перед тем, как получить сообщение от Цзянь Яо, профессор сидел перед камином, завернувшись в тёплое одеяло, и читал книжку. Телевизор был включен, там шло что-то новогоднее, но он всё равно его не смотрел.

Отложив в сторону телефон, он сбросил одеяло и пошёл в кладовку. Там лежали два полных ящика фейерверков - подарки от Фу Цзыюя, от полицейского управления города Т., от министерства общественной безопасности… Он оттащил их оба к передней двери.

Потом вернулся на свою софу, вновь закутался в одеяло и продолжил чтение.

***

Цзянь Яо одолжила машину одного из родственников и поехала на виллу. По пути они с сестрой увидели скопление народа на берегу реки - все запускали фейерверки. Водная гладь расцвела россыпями ярких вспышек.

Когда Бо Цзиньянь открыл им дверь, они увидели два полных ящика и несколько растерялись. 

- Нам так много не нужно…
- Что не заберёшь - выброси. Мне они зачем? На разведение?

Цзянь Сюань возмутилась:

- Жалко же выбрасывать! И потом, просто на помойку - небезопасно. Давай их все заберём!

Цзянь Яо посмотрела на профессора:

- А вы нам поможете донести?

***

Чем ближе было к Новому году, чем ближе к ночи - тем больше народу собиралось на берегу. Тёмная река сияла теперь всеми цветами.

Сёстры вдвоём несли одну коробку, Бо Цзиньянь позади торжественно нёс вторую. Цзянь Яо сперва удивилась, с какой лёгкостью он согласился помочь, но потом вспомнила - он же всегда соглашался нести тяжёлое, когда она ловила для него рыбу.

Сёстры открыли ящик и выложили всё на открытое пространство. Цзянь Яо хотела сразу начать их зажигать, но Бо Цзиньянь замешкался - он вынул маску и спрятал лицо, оставив открытыми только глаза.

Их фейерверки оказались самыми красивыми - то посреди яркого пламени распускались цветы, то возникали отчётливые очертания улыбки. Люди на берегу, особенно дети, радостно кричали. Цзянь Сюань, сложив руки на груди, восклицала со всеми:

- Боже, как красиво!

Цзянь Яо тоже улыбалась. Потом она глянула на Бо Цзиньяня - тот, показалось, хотел с ней заговорить. Вспомнив, как он перед тем отзывался о фейерверках, она остановила:

- Не говорите ничего! А то разрушите всю атмосферу.

Он лишь посмотрел на неё - и действительно ничего не сказал.

Молодёжь на берегу носилась и резвилась (кроме Бо Цзиньяня, конечно). Один мальчик предложить выстроить несколько фейерверков в ряд и поджечь все разом. Все с готовностью согласились. Пока они выстраивали свою артиллерию, какая-то маленькая девочка обратила внимание на Бо Цзиньяня, одиноко стоящего в стороне, и спросила у Цзянь Яо:

- А почему вон тот дяденька сюда не подходит? Он боится?

Все рассмеялись. Цзянь Яо повернулась к тёмной тонкой фигуре:

- Бо Цзиньянь, хотите запустить фейерверк?

Двадцать фейерверков выстроились в ряд - теперь вся соль была в синхронном действии пяти человек: нужно было поджечь их все разом. Цзянь Яо и ещё трое быстро зажгли запальники и отбежали в сторону.

Профессор не торопился. Присев в расслабленной позе, с рукой на колене, он начал медленно зажигать один запальник за одним. 

- Вы можете побыстрее? - воскликнула Цзянь Яо.

Он слегка улыбнулся, поднимая взгляд:

- Тебя это волнует?

Вскоре всё было готово, все радостно загалдели. Бо Цзиньянь тоже закончил и неторопливо пошёл прочь. Послышались взрывы, и все, включая Цзянь Яо, отбежали назад. 

Через несколько шагов девушка обернулась - по небу вспышками распускались великолепные звёзды и яркие цветы. Все смотрели на них - кроме Бо Цзиньяня, который шёл оттуда, из дыма и света.

- Красота какая, - послышался вздох рядом с девушкой.

Бо Цзиньянь поравнялся с Цзянь Яо и произнёс, глядя мимо неё:

- Ну вот, готово.

Внимание Цзянь Яо было поглощено фейерверками. Она обыденно бросила:

- Спасибо!

Когда дым фейерверков улёгся, Цзянь Яо спохватилась, стала искать глазами Бо Цзиньяня и увидела его в стороне - он присел перед той маленькой девочкой:

- Думаешь, я боюсь простой щепотки угольного порошка, смешанного с серой? На самом деле мне доводилось видеть взрывы раз во сто пострашнее, чем эти...

Цзянь Яо оттащила его в сторону, на ходу извиняясь перед родителями:

- Простите! Не обращайте на него внимания!..

***

Меньше, чем за полчаса, оба ящика фейерверков были израсходованы. Люди на берегу тоже начали расходиться. В это время позвонила мать Цзянь Яо, торопя сестёр домой. Девушка повернулась к Бо Цзиньяню, всё ещё стоявшему в маске:

- Спасибо за фейерверки. Нам пора.
- Не за что, - ответил он и пошёл восвояси.

Его стройный силуэт очень скоро исчез в темноте. Цзянь Сюань вздохнула:

- Новый год, а он совсем один. Мне его жалко.

Цзянь Яо с улыбкой посмотрела ему вслед:

- Поверь, совершенно незачем его жалеть. Он наверняка думает, что всё это шумно и скучно.

***

Каникулы пролетели незаметно. Цзянь Яо ходила в гости к родственникам, обедала с друзьями и с самого Нового года не видела Бо Цзиньяня.

До пятнадцатого числа и возвращения в университет оставалась всего пара дней, когда к Цзянь Яо пришли неожиданные гости - это были охранник Лао Сяо и его сын, которому посчастливилось выжить. Они явились выразить девушке благодарность.

Лао Сяо принёс большой пакет с гостинцами. Цзянь Яо вежливо отказалась, но гости настаивали, чтобы она приняла его в знак благодарности. В итоге ей пришлось согласиться, а её мать пригласила их на обед.

Мама хлопотала на кухне, Цзянь Сюань играла с мальчиком в комнате, отчим, Лао Сяо и Цзянь Яо пили чай в гостиной. Речь зашла о том страшном происшествии, и Лао Сяо потрясённо сказал:

- Это всё благодаря профессору Бо. Мне в полиции сказали - он прямо как предсказатель, всё в точности про этого ублюдка расписал!

И тут же пожилой охранник упомянул о том, что случилось накануне: они с сыном пытались навесить профессора Бо, принесли ему подарки, как сегодня Цзянь Яо. Но он их не только не пригласил в дом - даже дверь не открыл! Лишь сказал из-за двери:

- Благодарю, ничего не нужно. До свидания!

А когда они стали настаивать, добавил:

- Не беспокойте меня.

Лао Сяо вздохнул:

- А я-то просто хотел спасибо сказать за то, что он спас моего сына. Уж и не знаю, как ему отплатить за доброту…

Отчим Цзянь Яо, господин Се, заметил:

- Думаю, переживать не стоит. Многие эксперты бывают с какой-нибудь чудинкой…

Девушка кивнула.

Тут её мать вышла из кухни:

- Цзянь Яо, ты говорила, профессор Бо живёт в горах один? Может, стоит пригласить его на ужин?

Услышав это, Лао Сяо посмотрел на девушку с надеждой.

- Я попытаюсь, - ответила она. - Мам, приготовь-ка рыбы…

К её удивлению, на звонок ответил не профессор, а Фу Цзыюй - тот как раз приехал в гости.

- Заперся в комнате! Не знаю, что с ним делать. Трубку он не берёт. К тебе домой на ужин? Как мило. Не вопрос! Не переживай, я его притащу.

***

К вечеру они действительно прибыли. Фу Цзыюй принёс с собой бутылку красного вина и коробку печенья. Бо Цзиньянь следовал за ним - всё такой же прямой, как сосна, в своём костюме, торжественный и серьёзный. Он нашёл глазами Цзянь Яо, после чего вошёл в дом.

Появление легендарного профессора несколько ошеломило гостей и домашних - возможно, они не ожидали, что он окажется так молод.

Все расселись. Фу Цзыюй был само радушие: он поприветствовал всех так, будто всё это были его старые друзья. По сравнению с ним Бо Цзиньянь выглядел совсем уж скучно: он лишь поздоровался и холодно уселся в стороне.

Отчим как глава семьи заговорил первым: 

- Наслышаны о вас! Мой друг говорил, что стать профессором в Америке нелегко, а вы, в вашем возрасте, - уже младший профессор!

Бо Цзиньянь бесцветно ответил:

- На самом деле по квалификации я гожусь в профессора, но мне отказали из-за возраста.
- Да вы ещё удивительнее, чем мы думали! - произнёс отчим.
- Спасибо, - улыбнулся Бо Цзиньянь.

Фу Цзиньянь переглянулся с Цзянь Яо с заговорщическим видом: «Я знал, что так будет». Та просто усмехнулась.

Потом Лао Сяо взял за руку сына, встал и, подняв бокал вина, произнёс со слезами на глазах:

- Профессор Бо, вы наш спаситель! Мы никогда не забудем, что вы для нас сделали! Спасибо, что освободили моего сына!
- Я просто делал свою работу, - заметил Бо Цзиньянь. - Я в это личных эмоций не вкладываю, так что не за что меня благодарить.

Цзянь Яо схватилась за бокал. Фу Цзыюй произнёс не без насмешки:

- Бо Цзиньянь очень скромный. Он хотел сказать: не стоит благодарности, пустяки.

Фу Цзыюй мастерски перевёл беседу в другое русло, и вскоре речь зашла о новой работе Цзянь Яо.

- Занятий у нас уже не будет, так что я сразу выйду на стажировку, - сказала она, мечтая о том, как начнётся её новая жизнь. А у её матери эта самостоятельная жизнь дочери вызывала некоторую тревогу:
- Она будет так далеко! Мы не сможем о ней заботиться. А она ещё даже квартиру в Б. не нашла.

Услышав это, Фу Цзыюй оживился.

- Ты ищешь квартиру? - он перевёл взгляд на мать Цзянь Яо. - Я сейчас помогаю Бо Цзиньяню найти квартиру в городе Б., видел несколько подходящих, удобных, в спокойном районе. Могу и для Цзянь Яо поискать. 

Девушка вопросительно посмотрела на Бо Цзиньяня: он тоже едет в Б.? Словно услышав её вопрос, тот ответил:

- Я буду там работать.

Он же консультант министерства, сообразила Цзянь Яо. Было бы странно, если бы он остался в маленьком городе Т. навсегда.

А мать с отчимом в это время радовались предложению Фу Цзыюя.

- Спасибо, что позаботитесь о нашей Яо-яо! - с чувством произнесла мать. Фу Цзыюй отмахнулся:
- Просто повезло, что её работа - возле министерства общественной безопасности. Я заодно две сразу и сниму, можете на меня положиться.

Цзянь Яо, однако, почувствовала себя неловко:

- Мама, не надо беспокоить господина Фу…
- Да пусть поищет, - прервал её Бо Цзиньянь. - Заботиться о других - для него это вроде хобби.

Девушка не нашлась, что сказать.

***

Ужин закончился около девяти - Фу Цзыюй и Бо Цзиньянь отправились обратно, ушёл и подвыпивший Лао Сяо вместе со своим сыном.

Помогая матери вымыть посуду на кухне, Цзянь Яо отметила, что та напевает под нос.

- Ты сегодня в хорошем настроении?

Мать посмотрела на неё:

- Яо-яо, мне кажется, этот Фу Цзыюй такой милый.

И сразу стало понятным, почему мать решилась просить об услуге незнакомца (это было совсем не в её характере) и почему она обхаживала его за столом. Цзянь Яо рассмеялась:

- Мама, о чём ты думаешь? Мы с ним просто друзья!
- Я знаю. Но ты ведь уже заканчиваешь колледж. Если встретишь подходящего - можно и присмотреться.

Мама одновременно и хлопотала по хозяйству, и развивала мысль:

- А Фу Цзыюй - врач, выучился за границей, и он такой приветливый. Мне кажется, он тебе подходит. Такого хорошего мальчика ещё поискать. 
- А Бо Цзиньянь? - спросила Цзянь Яо. - Никакого подтекста! Просто интересно: он тоже приходил, а ты про него ни слова.

Мать помолчала.

- Он тоже хорош. Но он-то эксперт по уголовным делам. И ещё ты сама говорила, что он ловит самых сумасшедших и сложных преступников. Это очень опасно. Я так волновалась, когда ты помогала ему в расследовании! Все родители - эгоисты, когда речь идёт о безопасности их детей. И мне не хотелось бы, чтобы ты связывалась с таким человеком.

Цзянь Яо взяла мать за руку и ничего не сказала.

***

Ночь была ясная, на небе светила луна. Фу Цзыюй, пошатываясь, шагал впереди, а Бо Цзиньянь шёл сзади, беззаботно держа руки в карманах. Их путь лежал в сторону виллы вдоль берега реки.

Лицо Фу Цзыюя от выпитого раскраснелось. Он оглянулся на друга и со смехом воскликнул:

- Тебе не кажется, что мать Цзянь Яо приметила меня в зятья?

Бо Цзиньянь остановился и посмотрел на него. Друг вздохнул и покачал головой:

- Только вот красавица из бедной семьи - это не в моём вкусе. Мне нравятся страстные женщины постарше.
- Не может быть, - пренебрежительно заметил Бо Цзиньянь. - В этом никакой логики. Должно быть, ложное ощущение.

Хоть профессор и был краток, друг, разумеется, понял, что это должно было означать: «Я выше, умнее, красивее, богаче… Совершенно невероятно, что мать Цзянь Яо выбрала бы тебя, а не меня. Это нелогично. Стало быть, это просто иллюзия.»

- Ты прав, - кивнул друг. - Кстати, я должен тебе кое-что отдать…

Он вынул сложенный документ из кармана пальто.

- Когда ты собирался нанять Цзянь Яо - кто же знал, что она откажется, извини! - я от твоего имени навёл о ней справки, как полагается.

Бо Цзиньянь быстро проглядел бумагу. Фу Цзыюй стоял рядом с непонятным выражением лица.

- Почему я, по-твоему, вызвался помогать ей с квартирой? Мне стало её жаль. Её отец умер, когда ей было шесть, он был заместителем начальника уголовного отдела. Он посадил одного бандюка, потом тот вышел и отомстил. Пришёл прямо домой. Отца, бабушку, дедушку убил в гостиной, а её с сестрой отец успел запереть в спальне. Если бы полиция не подоспела, им бы тоже пришёл конец.
 

СЦЕНКА-ПОСТСКРИПТУМ К 14 ГЛАВЕ

В Новый год Фу Цзыюй позвонил Бо Цзиньяню.

- С Новым годом! Как встретил?
- Нормально.
- А чем занимался? Над делом работал или просто читал?
- Зажигал фейерверки.

Фу Цзыюй в шоке посмотрел на трубку. Ну да, он привёз фейерверки, однако трудно было поверить, что Бо Цзиньянь в самом деле…

Щелчок в голове. Дошло.

- А с кем?
- С Цзянь Яо, Цзянь Сюань и ещё какими-то неизвестными.

Фу Цзыюй понял, что такого точно не ожидал.

- Но почему? Как тебя угораздило?

Голос друга звучал пренебрежительно:

- А надо было остаться дома и смотреть телевизор?

Фу Цзыюя осенило, и всё сразу встало на свои места.

Этому Шерлоку настолько было нечем заняться, что между шумным праздником и одиноким сидением дома он просто выбрал меньшее из двух зол.

(Примечание: автор временами вставляет после глав что-то вроде отдельных зарисовок. Вообще-то я хотела запостить так же, прямо под главой, но 14я была такая длинная, что там не уместилось по количеству знаков. Так что вот вам отдельно профессор Бо в масочке).
 

ГЛАВА 15
Зима потихоньку уступала дорогу весне. На деревьях гинкго в кампусе уже появились новые листья, и теперь они зелёной каймой обрамляли дорогу к женскому общежитию. Людей на улицах становилось всё больше, и всё чаще бродили парочки, тесно прижимаясь друг к другу. Вокруг пробуждалась жизнь, начинались занятия, наступала весна.

По сравнению с этим общежитие четвёртого курса выглядело заброшенным - там сейчас находилось всего две девушки, обеих привели сюда перед выпуском очень прозаические мотивы. Одна собиралась сдавать экзамен на гражданскую службу и решила не возвращаться, пока не получит диплом, вторая намеревалась переехать жить к своему парню. 

Цзянь Яо, вернувшись пару дней назад, вела беззаботный образ жизни. Целыми днями она сидела в интернете, пытаясь разузнать что-нибудь о своей будущей компании. Кроме того, она записывала в дневник историю расследования с Бо Цзиньянем - когда-нибудь потом, годы спустя, интересно будет перечитать.

Когда Фу Цзыюй позвонил, она лежала в кровати с косметической маской на лице. Он сразу услышал, что голос у неё какой-то невнятный.

- Что там с тобой? Зубы болят? Или кто-то в челюсть заехал?
- Это маска для лица! - Цзянь Яо не удержалась, рассмеялась, и маска пошла морщинами. Девушка тут же закрыла рот, отчего голос стал сдавленным. - Что такое?

Фу Цзыюй отложил трубку и повернулся к Бо Цзиньяню:

- У неё такой смешной голос, как у овечки. 

Тот лежал на кровати в гостинице, одним глазом поглядывая в телевизор.

- Хочешь послушать?
- Зачем мне слушать её искажённый голос?

Уловив обрывок этого диалога, Цзянь Яо тут же сняла маску с лица и сказала звонко:

- Вашего мнения, господин Бо Цзиньянь, никто и не спрашивал! Фу Цзыюй, объясни уже, в чём дело?

Просмеявшись, тот поведал причину звонка: он хотел пригласить её на ужин, потому что нашёл для неё квартиру.

Поразмыслив, она ответила:

- Тогда приезжайте ко мне в кампус. Тут есть неплохой рыбный ресторан. Я угощаю.

***

В переулочках кампуса пряталось невероятное количество вкусностей. Цзянь Яо выбрала местечко, где подавали восхитительно пахнущих рыбу и ягнёнка на «китайском самоваре» хого, - этот ресторанчик пользовался среди студентов доброй славой.

Она заняла столик у окошка и вскоре увидела, как на улице остановился чёрный «Лексус», и из него вышли двое одинаково высоких мужчин - один приветливый и изящный, второй высокомерный и сдержанный. 

На стол принесли хого - от него исходил сильный аромат.

- Они тут по утрам получают свежую рыбу прямо из порта, а баранину привозят из Монголии, - пояснила Цзянь Яо и посмотрела на Бо Цзиньяня: - Вы такое пробовали?

Он по-прежнему был в костюме с рубашкой - они подчёркивали его грациозное сложение, но придавали жёсткость выражению глаз. Он лишь коротко посмотрел на Цзянь Яо, но как будто сказал: неужели существует такая рыба, которую я не пробовал?

Краем глаза Цзянь Яо отметила, что Фу Цзыюй, похоже, с испугом смотрит на горячий котёл.

- А тут ничего другого не делают? - спросил он с улыбкой.

Цзянь Яо передала ему меню - до приезда Фу Цзыюй говорил, что ужасно голоден, и просил девушку сделать заказ за него.

Врач окинул взглядом меню:

- Можно мне какую-нибудь рыбу на пару?

Официант виновато улыбнулся:

- Простите, наша специализация - хого, у нас нет других рыбных блюд. Впрочем, девушка уже сделала заказ - порции большие, уверен, вам хватит на троих.

Цзянь Яо смиренно опустила голову и сглотнула слюну, в то время как эти двое, казалось, пытались смириться со своей участью.

Вечер, однако, сложился весьма неплохо. В основном болтали Цзянь Яо и Фу Цзыюй. Бо Цзиньянь лишь изредка вставлял пару слов, чаще - в довольно мрачной манере, но иногда и он не мог удержать улыбку. Потом, когда профессор вышел поговорить по телефону, Фу Цзыюй сказал Цзянь Яо, глядя ему вслед:

- Угораздило же нас с тобой подружиться с таким невыносимым типом!

От слова «подружиться» у Цзянь Яо стало тепло на сердце. Она тоже посмотрела в окно на Бо Цзиньяня, примеривая к нему это слово.

В прошлый раз, когда друзья приходили на ужин к ней домой, на столе была лишь рыба, и Цзянь Яо не обратила внимания, но сегодня заметила, что ни к баранине, ни к говядине профессор даже не прикоснулся. 

- Он не ест мясо, - угадал её вопрос Фу Цзыюй.
- Почему?

Тот секунду смотрел на неё молча.

- Пару лет назад, в Калифорнии, он примерно полгода охотился на каннибала. Вот с тех пор и не ест.

- Извини, - охнула Цзянь Яо. - Буду иметь в виду.

Фу Цзыюй улыбнулся:

- Ничего, зато овощи он любит, вон целую тарелку умял.

Девушка замолчала, а врач добавил:

- Ты же видела, какой он сейчас - когда он расследует, круче него никого не бывает. Но он таким стал не сразу. Когда он работал на ФБР, и они обнаружили целую груду останков жертв маньяка, знаешь, как его рвало?..

***

Потом Фу Цзыюй повёл их к красивой жилой многоэтажке в уединённом тихом уголке. От одного её вида Цзянь Яо охватили смешанные чувства - прекрасный, прекрасный дом! Но какая же там должна быть цена!

Первой они посмотрели квартиру Бо Цзиньяня - трёхкомнатную, на первом этаже. На вкус Цзянь Яо, в ней не было ничего особенного - холодные цвета, простая мебель, в целом мрачновато. Ещё там стояла большая, два на два, кровать, застеленная чёрным бельём, от одного взгляда на которую становилось неуютно. Однако Бо Цзиньяню всё понравилось; походив по квартире, он вернулся в ослепительно белую, ярко освещённую гостиную и кивнул:

- Хорошо, беру.

Потом Фу Цзыюй повёз их на лифте вверх.

- Так моя в этом же здании? - удивилась Цзянь Яо.
- Зато вы сможете присматривать друг за другом! - весело сказал врач, а на ухо ей прошептал: - Мне будет спокойнее, если ты будешь с ним рядом.

В этот момент Бо Цзиньянь тоже посмотрел на неё, и в его взгляде читалась улыбка. Её значения Цзянь Яо не поняла… Улыбка была довольная? Надменная? Гордая тем, что он добился, чего хотел?

***

С первой же секунды, как Фу Цзыюй открыл дверь, брови у Цзянь Яо поползли вверх. От квартиры Бо Цзиньяня эта студия отличалась как небо от земли. У большого окна было расстелено татами, в стороне стояли два маленьких оранжевых дивана, висела люстра в виде извилистой лозы.

Особенно радовала глаз сверкающая белая ванна. Над ней свисал светло-алый занавес, а сбоку стояла ваза с живыми цветами. 

Всё было сделано, чтобы угодить сердцу женщины, живущей в одиночку. Цзянь Яо уже могла представить, как выходит после ванны, завернувшись в полотенце, и уютно отдыхает на этом татами.

- Сколько? - спросила девушка.

Фу Цзыюй назвал цену - это было совсем не дешёво. Девушка упрямо стиснула зубы:

- Хорошо, я её сниму.

Тот с улыбкой кивнул и позвонил по телефону сообщить, что обе квартиры сняты. Тем временем Цзянь Яо заметила, что Бо Цзиньянь тщательно осматривает каждый уголок. 

Потом он, сунув руки в карманы, выглянул в окно - там виднелись соседние здания.

- Круто. Восхода солнца не будет видно.

Цзянь Яо тоже посмотрела за окно - только высотки, никакого красивого пейзажа. Но для такого дома цена была даже скромная - это само по себе неплохо!

Потом он пошёл в ванную, отдёрнул занавес, тщательно осматривая внутреннюю поверхность. Девушка не знала, что он там разглядывает, но сам факт, что мужчина так пристально изучает её ванную, её несколько смутил. Она вытянула полог из его рук:

- И нечего тут так глазеть!

Он слегка изогнул бровь:

- Ты покраснела.

Такого замечания она от него не ждала. Бессознательно тронула лицо - оно и правда чуть-чуть зарделось.

- Не стесняйся, - в его взгляде мелькнуло насмешливое понимание. - И у мужчин, и у женщин есть потребность обнажаться. В одиночестве люди дают волю этому желанию, это вполне нормально.

Теперь лицо Цзянь Яо запылало всерьёз. Но она знала профессора уже достаточно давно, чтобы иметь силы дать ему отпор. Девушка улыбнулась:

- Вы эти знания из книжек почерпнули? Вы же не жили с женщиной, откуда вам знать, как они себя ведут? 

Глаза у Бо Цзиньяня сузились, а рот уже приоткрылся что-то сказать, когда Цзянь Яо без всякого стеснения развернулась и вышла.

***

Следующие несколько дней Цзянь Яо занималась украшением квартиры. Из студентки она становилась работающим человеком, и теперь считала дни до первого рабочего дня.

Бо Цзиньянь тоже был занят - он купил себе несколько тюнингованный «Чероки». Виделись они мало, разве что иногда сталкивались на входе. Как сообщил Фу Цзыюй, профессор работал из дома, и ему не требовалось ездить в офис каждый день.

Компания, которая взяла Цзянь Яо на работу, называлась «Чэнъюй» - это была известная международная торговая корпорация. Устроиться туда на стажировку было непросто, но хорошие оценки сослужили девушке добрую службу.

В понедельник утром Цзянь Яо приехала на работу на метро. Компания располагалась в небоскрёбе в районе посольства, по соседству с фешенебельными торговыми центрами, увеселительными заведениями и барами, что создавало вокруг особенную непринуждённую атмосферу.

Изнутри здание впечатлило Цзянь Яо не меньше. Там всё сияло, а хорошо одетые мужчины и женщины усердно трудились на своих рабочих местах. Девушке уже доводилось слышать, что в компании бывали случаи скоропостижной смерти от переутомления и самоубийства из-за невыносимой нагрузки, и хотя она не знала, правда ли это, но вне всяких сомнений, люди тут трудились в поте лица. 

Цзянь Яо приняли в отдел по торговле автозапчастями. Это была лишь малая часть того, чем занималась компания. Однако с первого же дня работа ей понравилась - начальник оказался человеком приятным, и задачи он ставил чётко и внятно. Коллеги в офисе были самых разных возрастов, но несмотря на это, атмосфера стояла дружелюбная, и поладить с ними было несложно.

Будучи новенькой, Цзянь Яо старалась хорошо себя зарекомендовать и каждый день засиживалась допоздна. В эти дни она вообще не виделась ни с Фу Цзыюем, ни с Бо Цзиньянем.

***

Наконец наступили выходные, и Цзянь Яо смогла остаться дома и отдохнуть. В полдень в её дверь постучался курьер - в его руках была международная посылка, получателем которой значился некий Саймон. Курьер пояснил:

- Я позвонил господину Бо Цзиньяню - его нет дома, и он просил оставить посылку у вас.

Девушка расписалась в бланке и, когда курьер ушёл, повертела пакет в руках. «Саймон?» - она раньше не знала его английское имя. Ему оно шло.

***

Когда уже стемнело и девушка готовила ужин, в дверь постучал Бо Цзиньянь.

Они встретились взглядами на пороге. Профессор по-прежнему носил костюм и был всё такой же белокожий и надменный. Цзянь Яо протянула посылку, ожидая, что он тут же уйдёт к себе, но он, напротив, прошёл внутрь без приглашения и начал разглядывать дом со всей присущей ему непосредственностью. Осмотревшись, он сел на её диванчик, расслабил галстук, вскрыл посылку и принялся читать какой-то документ.

Цзянь Яо какое-то время безмолвно постояла рядом, а потом просто вернулась к готовке. 

СЦЕНКА-ПОСТСКРИПТУМ К 15 ГЛАВЕ

«Зачем мне слушать её искажённый голос?» - заявил профессор, но гораздо позже понял, что просчитался.

Знаете, бывают такие моменты, когда женщина не может удержаться от разных необычных звуков, особенно если рядом с ней двадцатишестилетний мужчина вроде господина Бо Цзиньяня…

После Цзянь Яо лежала в его объятиях, водя пальцем по его груди, когда он вдруг поймал её палец.

- На самом деле… - произнёс он тихо, - я не против, чтобы ты иногда говорила смешным голосом.
- Каким голосом? - сперва не поняла Цзянь Яо.

Тут до неё дошло, она покраснела, но тут же парировала:

- Ты же говорил, что не хочешь слушать. Так с чего вдруг?..
- Беру слова обратно. Я обнаружил, что от данной степени искажения у меня кипит кровь.
- Похотливый... хищник!
 

ГЛАВА 16
Освещение в комнате было неярким и мягким. Стояла такая тишина, что Цзянь Яо казалось, будто в доме она по-прежнему одна.

Бо Цзиньянь сидел на диване, полностью погрузившись в чтение. Цзянь Яо поставила рядом с ним чашку чая и хотела было уйти, когда он произнёс, не отрывая глаз от бумаг:

- Я не пью что попало. Налей простой воды.

Цзянь Яо посмотрела на «что попало» - это был цветочный чай из лепестков сапиндуса с лавандой, сладко пахнущий, оранжевый и прозрачный, её любимый, хранившийся бережно, словно драгоценность. Да он вообще ничего не понимает!

- Хочешь воды - налей себе сам!

На сей раз он поднял взгляд, но она уже отвернулась и вышла.

***

Цзянь Яо резала овощи, а за её спиной не слышалось ни единого шороха. Обернувшись посмотреть, чем занят профессор, она с удивлением обнаружила, что он, серьёзный и сосредоточенный, вчитывается в материалы дела, держа при этом в руке чашку её чая.

Цзянь Яо не удержалась от смеха:

- Я нашла этот чайный магазинчик в одном старом переулке - его держит одна девушка, и у её чая самый лучший вкус.

Бо Цзиньянь лишь молча посмотрел на неё.

Она вернулась к готовке. Когда через некоторое время она принесла горшок куриного супа на стол, его чашка уже была пуста. Цзянь Яо усмехнулась и собиралась уйти, когда услышала тихий стук - с прежним невозмутимым видом Бо Цзиньянь похлопал по столу рядом с чашкой.

Это должно было означать «наливай такой чай и впредь»?

Цзянь Яо приподняла бровь и уточнила:

- Вкусно?

Профессор улыбнулся, глядя ей в глаза:

- Да, спасибо.

Девушка взглянула в это очаровательное лицо тирана и подумала, что Фу Цзыюй был прав: это же чистейший мазохизм - радоваться, когда этот вечно недовольный вдруг что-нибудь одобрил.

Впрочем, махнув рукой на его прошлое ворчание, она налила ему ещё одну чашку, и оставила рядом чайник, чтобы был у него под рукой.

Изначально на ужин она готовила тушёную свинину, жареные клубни лотоса, овощи и суп. В итоге свинину ей пришлось оставить в кастрюле и подать на стол всё остальное. Учитывая разборчивость Бо Цзиньяня, по пути она придумала, как быть, если он заявит, что не ест подобную гадость: «Извини, но ты неправильно понял. Обе чашки риса - для меня».

Но эти мысли оказались излишними - профессор самым естественным образом взял палочки и принялся есть.

Они молча сидели друг напротив друга. Цзянь Яо смотрела, как он подцепляет палочками ломтик лотосового клубня, потом зачерпывает бульон, вынимает из бульона кусок курицы и перекладывает к рису, потом тянется за овощами…

- Даже если ты так и будешь на меня смотреть, эта еда вкуснее не станет, - прозвучал глубокий голос. Чуть покраснев, Цзянь Яо обнаружила, что он изучает её своим бесстрастным взглядом. Она уже собиралась сказать в ответ что-нибудь резкое, когда он спросил:

- Что это за рис?
- Жасминовый тайский, - ответил Цзянь Яо. - Я перепробовала двадцать разных марок. Этот самый лучший.

Ещё через некоторое время девушка обнаружила, что из-за высокого роста ему низковато сидеть на диванчике - каждый раз приходиться тянуться за едой. Она отодвинула миску, взяла подушку с кровати:

- Подложи под спину, так будет лучше.

Эту подушку - простую, неброскую, но удобную - она нашла, обойдя несколько торговых центров. Бо Цзиньянь взял её, повертел в руках и сунул за спину.

***

Цзянь Яо мыла посуду, когда зазвонил телефон - это был Ли Сюньжань, от которого уже несколько дней не было вестей. Девушка поспешно вытерла руки, чтобы взять трубку.

- Чем ты так занята, что полдня к телефону идёшь? - голос друга звучал расслабленно.

Она улыбнулась:

- Тарелки мою.
- Ты только что ужинала? С кем?

Цзянь Яо бросила взгляд на того, кто теперь смотрел телевизор:

- С Бо Цзиньянем.
- В девять вечера? Когда это вы успели настолько подружиться?
- Не мели чепуху. Мы с тобой и в двенадцать ужинали. Ты зачем звонил-то?

Ли Сюньжань усмехнулся, потом ответил серьёзнее: 

- Я насчёт тех кровавых цифр. Наши спецы использовали новые технологии анализа и обнаружили ещё несколько новых чисел. Если будет какой-нибудь прогресс, я сообщу тебе и профессору Бо. 

Домыв чашки, Цзянь Яо обернулась и обнаружила, что Бо Цзиньянь подошёл к её кровати и внимательно изучает: там был новый, тщательно выбранный девушкой матрас, застеленный красивым белым шёлком. Потом мужчина переместился к письменному столу - на нём располагались красивые куклы и яркое пресс-папье, всё было выбрано тщательно и с пристрастием.

Наконец, он встал по центру и ещё раз огляделся по сторонам.

- Похоже, ты потратила не меньше сотни часов на украшение комнатки в сорок метров?

Цзянь Яо налила себе чашку чая.

- Больше недели.

Ей нравилось создавать уют в своём гнёздышке, и потраченное время не имело для неё значения. Бо Цзиньянь промолчал, и она спросила сама:

- А что?
- Ты была права в прошлый раз.
- В чём?
- Я не понимаю женщин, - удивительно, но даже когда он соглашался с чужими словами, вид у него оставался высокомерным. - И думаю, до конца жизни не пойму, как могут женщины тратить по сто часов на подобные вещи.
- Это качество жизни, к которому я стремлюсь, - ответила Цзянь Яо.

Раскритиковав её дом и поведение, Бо Цзиньянь наконец-таки ушёл.

А Цзянь Яо, засыпая, подумала: «Он сегодня съел целую миску риса, и большую часть овощей, и по меньшей мере пять кусков курицы. Очень хорошо. Похоже, еда ему всё-таки понравилась».

***

Она никак не ожидала, что на следующее утро Бо Цзиньянь заявится снова и будет стоять в дверях, ещё более красивый и белокожий в мягких лучах утреннего солнца. А Цзянь Яо ещё была в пижаме - светлой, с длинными рукавами, подчёркивающей стройную фигуру.

Бо Цзиньянь изучил её глазами:

- Ты тоньше, чем я думал. Одевайся. Поехали.
- Куда?
- По магазинам.

В машине он передал девушке список, и она не поверила своим глазам.

- Ты серьёзно? Чай, рис, подушки, покрывала, пресс-папье… Ты действительно хочешь набор тех же вещей, которые есть у меня дома? Ты же говорил, что не понимаешь, для чего это всё?
- Точнее говоря, два набора. Фу Цзыюй услышал про это и тоже захотел. Не думаешь, что это лучшее решение? Закупка оптом повышает эффективность твоей задачи примерно в три раза.
- Бо Цзиньянь, ты всегда вот так припрягаешь людей?

Вскоре позвонил Фу Цзыюй - в отличие от профессора, он стал превозносить Цзянь Яо и обещать отблагодарить её ужином. На что девушка ответила, что приглашать её поужинать ни к чему - куда важнее, если он и вправду ценит её вкус.

Бо Цзиньянь, слушавший это всё, заявил:

- Я тоже ценю твой вкус! Но не одобряю твою низкую эффективность. Тут нет никаких противоречий!

***

К концу дня они объехали уже практически весь город. Но если Цзянь Яо ходила по магазинам, то Бо Цзиньянь оставался в машине - он читал книжку либо сидел в интернете за ноутбуком.

- Если ты не собирался ничего выбирать сам, - в конце концов возмутилась Цзянь Яо, - зачем вообще поехал?
- Думаешь, я хотел? У Фу Цзыюя сегодня встреча на весь день.

Тут девушку осенило - профессор присутствовал лишь в качестве водителя!

Попутно Цзянь Яо обнаружила, что к деньгам профессор относится наплевательски. Он просто вручил ей свою карту, чтобы она покупала всё сама. Когда она попыталась отдать ему чеки, он, не отрываясь от книги, уточнил:

- Это мне зачем? "Соберите десять и получите одну рыбу в подарок"?

В итоге Цзянь Яо решила передать все чеки Фу Цзыюю. 

Кроме того, она обнаружила, что его придирчивость не выходит за пределы рыбы и работы - остальные аспекты, при всей его высокомерной требовательности, его совершенно не интересовали. К примеру, когда она позвонила уточнить насчёт цвета и стиля подушки, он ответил:

- Как у тебя. Хватит меня спрашивать.

***

Последним пунктом программы была покупка матраса в торговом центре. Это было единственное место, куда Бо Цзиньянь счёл важным направиться лично.

Всё ярко сверкало, чистая площадка была уставлена удобной, красивой мебелью. Продавщица подошла к выбранному Цзянь Яо матрасу:

- У вас хороший вкус, эта модель у нас нарасхват. Хотите попробовать?

Цзянь Яо легла на матрас, Бо Цзиньянь остался стоять, слушая тираду продавщицы:

- …очень твёрдый, ничем не пахнет, нет никаких недостатков…
- А если на нём кувыркаться, он не деформируется?

Цзянь Яо покосилась на него, а продавщица едва сдержала улыбку:

- Не беспокойтесь, не деформируется.

Продавщица отошла, профессор подумал - и тоже лёг рядом с Цзянь Яо. Почувствовав, что другая сторона матраса чуть опустилась, девушка спросила:

- Ты собираешься на нём кувыркаться?
- Разумеется, нет, - ответил он равнодушно, - на моей кровати кувыркается только Чэньмо. Однако, если этого не считать, матрас подходящий?

Уставшая Цзянь Яо лежала молча. Неизвестно, о чём задумался профессор, но он тоже притих.

Чуть-чуть отдохнув, девушка собиралась встать, когда вдруг с испугом обнаружила, что профессор придвинулся к ней и, подпирая локтем голову, смотрит на неё сверху вниз. От этого внезапного перемещения сердце у неё подпрыгнуло и застучало. Он наклонился над ней, и боковой свет ещё больше подчеркивал тонкую лепку его лица.

Взгляд чёрных, как смоль, глаз был бесстрастным и прямым:

- Цзянь Яо, переезжай ко мне.

«Цзянь Яо, переезжай ко мне.»

Низкий гипнотизирующий голос вливался в ухо, как журчание потока. Цзянь Яо никогда ещё не находилась в подобной позе, так близко от мужчины. Так близко, что, кажется, каждой клеточкой она чувствовала его дыхание. Мелькнула мысль, что до сих пор ей ни разу не доводилось так пристально рассматривать его лицо - красивое, высокомерное, но такое чистое.

Бо Цзиньянь чуть-чуть помолчал и продолжил:

- Совершенно очевидно, что нам надо жить вместе. Эффективность бы возросла. Я не испытываю интереса к вопросам, которые тебе как раз очень нравятся. Производительность труда могла бы существенно вырасти.
- Простите, вы довольны матрасом? - послышался голос продавщицы.
- Можете минутку не говорить ничего? - попросил Бо Цзиньянь и продолжил: - Косвенным образом ты тоже увеличиваешь ценность…

Она оттолкнула его и встала с постели:

- Извини. Меня это не интересует.

Пока Цзянь Яо оформляла покупку и доставку, Бо Цзиньянь стоял в стороне, задумчиво глядя на неё. Размышлял о чём-то?

- Пойдём, - она направилась к лифту. На щеках ещё оставалось немного румянца. В данную минуту краснеть было совсем некстати.

Бо Цзиньянь вошёл следом и встал рядом.

- Почему не интересует? - он посмотрел на неё сверху вниз.

Цзянь Яо ничего не ответила. Лифт остановился на очередном этаже - тут был ресторанный дворик, и вошла сразу толпа народа. Невзирая на протестующий сигнал лифта, они набивались внутрь. Бо Цзиньянь отступил к самой стене, Цзянь Яо тоже пришлось потесниться. А когда вошла беременная и все отступили назад, девушка оказалась почти впечатана в Бо Цзиньяня.

Лифт пошёл вниз, за окном замелькал свет. Цзянь Яо ощущала себя почти в руках профессора. Тыльная сторона её ладони касалась то ли рукава, то ли брюк. Её лицо находилось так близко от его груди, что она могла ощущать его прохладное дыхание. Девушка и хотела бы отступить, но было некуда.

Бо Цзиньянь посмотрел на неё сверху вниз.

- Ты не ответила. Почему жизнь со мной тебя не интересует?

Цзянь Яо окаменела. Может, ей и почудилось, но казалось, что весь лифт затих. А ему, несомненно, было наплевать, кто и что мог услышать.

Ну нельзя же до такой степени ни с кем не считаться?

К счастью, никто ничего не сказал, а Цзянь Яо, почти спрятанная в его руках, не видела ничьих лиц. 

- Даже не думай, - сказала она шёпотом. - Мне нравится мирная жизнь. Я к тебе не переезжаю - и хватит об этом.

Бо Цзиньянь ничего не ответил. Она уже было облегченно вздохнула, но тут он произнёс:

- Ты приняла неправильное решение.

Цзянь Яо замерла, и тут какая-то девушка рядом не выдержала и прыснула от смеха.

***

Будь на его месте другой мужчина, любой бы сказал, что это было наглое, бесцеремонное склонение к сожительству. Но Цзянь Яо знала, что мозг Бо Цзиньяня устроен не так - для него тот факт, что она живёт не с ним, был всего лишь «неэффективным и неправильным решением».

Тем не менее, этим вечером, когда Цзянь Яо принимала ванну, перед её глазами невольно всплывало его лицо - красота его черт, ласковый взгляд… От этого она почему-то испытывала странное, трудно передаваемое словами волнение.

Всё ещё немного на взводе, она легла в постель, и тут раздался звонок. Это был Ли Сюньжань. Он никогда раньше не звонил в такое время, и её сердце испуганно сжалось:

- Что случилось?

Голос друга звучал устало:

- Эти числа… Удалось немного продвинуться, но смысла в них по-прежнему мало.
- Ты о чём?
- Я переслал на почту тебе и профессору Бо. Сама посмотри.

Она набросила халат и включила компьютер.

Сообщение было простым: к старым числам Ли Сюньжань добавил новые. Теперь это выглядело вот так:

145, 297, 289, 121
162, 17, 324, 1
250, 0, 484, 0
365, 88, 729, 16
421, 27, 841, 1
586, 29, 1156, 1
425, 136, 729, 16

- Криптографы потратили несколько часов и разобрали числа на множества. В первой колонке - суммы квадратов смежных чисел основного набора. Во второй колонке - разности квадратов смежных чисел, в третьей - квадраты их сумм, в четвёртой - разности между смежными числами в квадрате. Это цифровая шарада, - пояснил Ли Сюньжань. 

Цзянь Яо прокрутила вниз: там всё это было сведено к одной строчке: 8, 9, 9, 13, 14, 15, 19.

- А вот это может означать что угодно, - вздохнул Ли Сюньжань. - Строки из фильма, страницы книги, координаты? Чёрт его знает, что мог нафантазировать этот Сунь Ён. Эксперты говорят, что их работа в основном закончена.

Цзянь Яо повесила трубку и посмотрела на цифры. Хоть Ли Сюньжань и сказал, что вся суть загадки именно в них, но они всё равно выглядели бессмыслицей. 

Она снова легла в постель. Была уже глубокая ночь, но цифры никак не давали заснуть, стояли перед глазами.

Она взяла в руки телефон. Городской номер? Там должно быть восемь знаков. Остальное - добавочный? Она набрала - и не повезло. Такого номера не существовало. 

Кто бы сомневался.

Азбука Морзе? С ней она знакома не была. Широта и долгота? По формату не похоже.

Английский алфавит? Если от A до Z пронумеровать, будет 1-26. Она взяла ручку и бумагу и выписала буквы. Но ведь ясно, что код не может быть таким простым, чтобы даже она его расшифровала? 

Цифры, переведённые в буквы, выглядели так: H, I, I, M, N, O, S. Тоже чепуха. А если переставить их местами?

HI,MIN,SO?
HON,S/M,II?

«Пусть завтра Бо Цзиньянь голову ломает.» Она отложила ручку и закрыла глаза. И снова в её мыслях появилось лицо Бо Цзиньяня - высокая переносица, тонкие губы, улыбка, то насмешливая, то весёлая…

Внезапно она открыла глаза и снова посмотрела на цифры. На лбу выступил холодный пот.

Бо Цзиньянь. Бо Цзиньянь. 

Она нашла осмысленную комбинацию: «HI, SIMON».

Привет, Саймон.

ГЛАВА 17
Стояла глубокая ночь. На ярко освещённой лестничной клетке было тихо и пустынно. Цзянь Яо находилась перед чёрной дверью, думала о разгаданном шифре и ощущала холодок на сердце.

Она нажала кнопку звонка, но ответа не последовало. Тогда она застучала по двери - часто и громко.

В это время зазвонил её сотовый, и невозмутимый голос Бо Цзиньяня поинтересовался:

- У тебя что, лунатизм?
- Ты дома? Открой!

Через некоторое время дверь распахнулась, и девушка нерешительно замерла на пороге - профессор стоял в халате, с мокрыми волосами, а на чуть приоткрытой груди всё ещё виднелись капли воды.

Он усмехнулся:

- Если ты передумала - утром приготовь мне завтрак.
- Я не… - начала она, но он уже направился вглубь квартиры.

Цзянь Яо поспешила за ним.

С того первого просмотра она ни разу тут не была. Мало что изменилось - мрачноватое освещение, чёрные шторы, та же мебель. Разве что прямо посредине гостиной красовалась ванна из белого фарфора, что было, мягко говоря, неожиданно.

Эта ванна была вдвое больше её собственной. В ней всё ещё плескалась вода, а в воздухе стоял пар - очевидно, профессор только что принимал ванну. Рядом находилась табуретка, а на ней - стеклянный бокал с оранжевым, прозрачным… цветочным чаем.

Бо Цзиньянь сел на диван, вытянув ноги одну над другой:

- И почему же ты прибежала ко мне домой посреди ночи, в пижаме, как… - он скользнул взглядом по её лицу, - …как перепуганная птичка?

Цзянь Яо села напротив:

- Ли Сюньжань отправил тебе письмо про кровавые цифры…

Бо Цзиньянь поставил на колени серебристый ноутбук и побарабанил пальцами по столику, глядя в экран. Всего через несколько секунд он захлопнул крышку, встал и пошёл в другую комнату. Цзянь Яо заметила, что несмотря на равнодушный взгляд, лицо у него чуть побелело, как от холода.

Она тихо сказала:

- Если цифры заменить на буквы…

Но Бо Цзиньянь уже вышел. Тогда она без колебаний последовала за ним.

***

В кабинете Бо Цзиньяня находился огромный книжный шкаф, весь заставленный коробками документов. Он доходил практически до самого потолка - зрелище было весьма внушительное. Профессор дотянулся до полки наверху и снял самую большую по размеру коробку. Цзянь Яо заметила, что на боку у неё была надпись: «2007-2011, Калифорния, Цветочный Каннибал».

Бо Цзиньянь быстро перебрал папки. Цзянь Яо сбоку заглянула ему в лицо:

- Почему Сунь Ён оставил такое сообщение?
- Это не он, - быстро ответил Бо Цзиньянь. - Хоть шифр и простой, сам бы он до такого никогда не додумался. И потом, если бы он, с его фантазиями, и оставил какой-то знак, это были бы тотемы или абстрактные символы, вроде эмблем или рыцарей.
- Хочешь сказать, - удивилась Цзянь Яо, - что Сунь Ён был всего лишь марионеткой и что его надоумил кто-то другой? - она посмотрела на папки из коробки. - Это одно из твоих американских дел?

Бо Цзиньянь слабо улыбнулся:

- Нет, его психическое состояние было далеко от нормы, таким в одночасье не стать. К двадцати девяти годам его отклонение уже сформировалось. Кроме того, он начал убивать ещё до того, как я вернулся в Китай. Решение направиться в город Т. было принято в последнюю минуту, так что можно утверждать, что не мой приезд спровоцировал преступление.

Цзянь Яо кивнула, глядя в это невозмутимое лицо, - видимо, он решил вернуться из-за той болезни. Профессор продолжил:

- Убийцы подобного типа - интроверты, обычно они работают в одиночку, а в его действиях явно видны характерные черты. Ничто не указывает на то, что у него был сообщник, - он посмотрел на Цзянь Яо. - Невозможно, чтобы кто-то всё это время контролировал его. Нет сомнений, Сунь Ён один в ответе за дело «машины-убийцы». Но кто-то пробрался на место преступления и оставил мне это сообщение.

Бо Цзиньянь вытащил из папки несколько фото, и Цзянь Яо с трепетом бросила на них взгляд. На них был европеец, возраста двадцати с чем-то, в белой футболке - привлекательный мужчина с голубыми глазами.

Внезапно Бо Цзиньянь произнёс по-английски:

- Привет, Саймон. Мне так страшно. Привет, Саймон. Поймай меня, если сможешь. Привет, Саймон. Будешь моим десертом?

Слова звучали привольно и порочно. Цзянь Яо содрогнулась - он явно имитировал речь другого человека. Она ещё раз глянула на фото:

- Так это он оставил сообщение? Он прилетел в Китай? 

Тот самый Цветочный Каннибал?

Профессор сунул карточки обратно в коробку.

- Я сам отправил Томми в тюрьму в Заливе Пеликана. У него пожизненное, он без присмотра не может даже дышать. Из этой тюрьмы невозможно выбраться…

И всё-таки, заподозрила Цзянь Яо, была какая-то связь - иначе бы Бо Цзиньянь не вспомнил про Томми в ту же секунду, как увидел послание.

- Кто же это тогда?
- Не знаю.

Профессор замер, глядя на свою картотеку, но по его глазам девушка поняла, что он сейчас где-то далеко. Внезапно он улыбнулся - улыбка вышла холодной, но глаза заискрились, словно блики на воде, - это выглядело волнующе. 

Он вдруг повернулся и обнял её за плечи. Девушку коснулось свежее мужское дыхание, а сильная рука чуть толкнула её вперёд.

- Бо Цзиньянь… - девушка не поняла, откуда на его лице эта холодная улыбка. А он тем временем выпроводил её к двери. Приоткрыл дверь, подтолкнул - и вот Цзянь Яо оказалась уже за пределами квартиры.

Она обернулась посмотреть на него - он стоял на границе света и тени. Голос прозвучал как никогда низко и чисто:

- Цзянь Яо, не бойся. До свидания.

Пока она колебалась, он захлопнул дверь.

***

Рано утром Цзянь Яо проснулась. Посмотрела в окно - рассвет от неё закрывали соседние здания, но было видно кусок неба - серого и туманного.

Она встала, умылась и почувствовала, что достаточно проснулась, чтобы позвонить Бо Цзиньяню.
Прошлой ночью она не пошла к нему снова - зная его характер, она не сомневалась, что он не откроет дверь. Что будет теперь - она не представляла.

- Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия… - мягко сказал механический женский голос.

Похоже, дело было серьёзное - потому что Бо Цзиньянь никогда не выключал телефон.

Спустившись, она постучала в его дверь. Пустой подъезд отозвался эхом. Никто не ответил.

•••

Утро понедельника, как обычно, выдалось загруженным - скопилась целая гора работы, и Цзянь Яо оставалось лишь отложить на время проблему Бо Цзиньяня.

Около полудня она улучила минутку, вышла на лестницу и позвонила Фу Цзыюю.

- Цзыюй, ты знаешь, где Бо Цзиньянь?
- Он улетел в Штаты первым рейсом, - голос Фу Цзыюя, обычно весёлый, звучал непривычно спокойно.
- Это из-за дела того каннибала?

Голос врача стал мягче:

- Цзянь Яо, я тоже видел те цифры. Дело сейчас обстоит примерно так: Бо Цзиньянь пока сам не знает, кто за этим стоит, однако дело имеет отношение к ФБР, поэтому он полетел в Штаты. Он сам успешно поймал Цветочного Каннибала, у ФБР с преступниками большой опыт, а вот мы с тобой ничем сейчас помочь не можем. Поэтому не тревожься, всё уладится - и он сразу вернётся.

***

Во второй половине дня Цзянь Яо, загруженная работой, немного отвлеклась.

Фу Цзыюй был прав - они тут ничего предпринять не могли. Поэтому ей не стоит задавать вопросы, чтобы лишний раз не тревожить Бо Цзиньяня. 

Она окинула взглядом офис - красивая мебель, все вокруг элегантно одеты, рядами стоят компьютеры… Все заняты делом, всё чинно, спокойно и обыденно. А Бо Цзиньянь сейчас, наверное, расследует какое-нибудь омерзительное преступление и сталкивается с насилием и смертью.

Как будто он и она живут в двух совершенно разных мирах.

***

Незаметно пролетела неделя. Цзянь Яо провела её в хлопотах и лишь вечерами, возвращаясь домой с работы, она подходила к двери Бо Цзиньяня - прислушаться. Внутри было по-прежнему тихо.

В субботу вечером девушка, наконец, не выдержала. Она сидела перед компьютером, смотрела на то письмо с цифрами, а потом написала Бо Цзиньяню письмо. Оно было очень коротким: «Ну как?»

Через несколько минут во «Входящих» появилось новое сообщение.

«Успешно. Позаботься о Чэньмо. Ключи под ковриком».

Она улыбнулась и тут же спустилась вниз.

Действительно, под чёрным толстым половиком обнаружился ключ. «Рискованно, однако! Хоть район и приличный, а всё-таки это тебе не Штаты.» Цзянь Яо решила забрать ключ и вернуть, когда он приедет.

Видимо, из-за того, что дом неделю пустовал, чувствовался какой-то затхлый запах. Качество воздуха в городе Б. всегда было не ахти, и на подоконнике, мебели уже образовался слой пыли. Цзянь Яо немного прибралась и, наконец, в кабинете, под грудой папок, обнаружила Чэньмо. Она присела, погладила панцирь:

- Он уехал далеко-далеко. Пойдём ко мне домой.

***

Жизнь потекла плавно, стабильно, практически без событий. Каждое утро Цзянь Яо завтракала с Чэньмо и шла на работу. Днём она так уставала, что вечером сразу ложилась спать. В выходные шла за покупками, пообедать с однокурсниками и друзьями, а потом пару часов прибиралась в квартире Бо Цзиньяня.

Прошло два месяца. Она похудела примерно на килограмм, вес Чэньмо увеличился на 20 граммов. Цзянь Яо погуглила - для взрослой черепахи это был значительный прирост. Она подумала, что идея Бо Цзиньяня была не так уж плоха - если бы они жили вместе, она откормила бы и человека, и черепаху.

Иногда, протирая пыль в его доме, она вспоминала его красивое лицо - как они испытывали матрас, как он склонился над ней и как вдруг забилось в тот момент её сердце. 

В средней школе ей как-то довелось тайно влюбиться в старшеклассника - приятного, сдержанного и, в сравнении с её сверстниками, очень взрослого. Она до сих пор помнила это чувство - как от одного его вида сердце стучало, и это было сладко, тревожно и обжигающе. Она, как пишут в книгах, «услышала звук расцветающей души» и полагала, что вот так и ощущается любовь.

С Бо Цзиньянем всё было иначе. Он был ослепительно ярким, таким далёким от неё, обычного человека. Кроме того, у него был острый язык, и всякий раз, когда он был рядом, она, обычно такая спокойная, нет-нет да и начинала с ним пререкаться. А временами он превращался в наивного и мягкого. 

Она по-прежнему не понимала, влюбилась в него или нет.

Одно она знала точно: ей не хотелось принести свою жизнь в жертву ради этого человека.

***

Приближался май.

На Первое мая Фу Цзыюй пригласил Цзянь Яо на ужин, мотивируя тем, что это жест благодарности от Бо Цзиньяня за уборку и уход за черепашкой.

- Не беспокойся, - заметил врач, - за эту еду заплачено из его кармана.
- Когда он возвращается? - спросила она.
- Не знаю. Ты же в курсе, он всегда поступает по-своему и ни перед кем не отчитывается. 

И Цзянь Яо вернулась в свою плавную, размеренную жизнь, редко вспоминая о Бо Цзиньяне.

***

В очередные выходные в середине мая она снова пошла сделать уборку. Намереваясь посвятить этому делу всё утро, она заказала доставку еды прямо на его адрес. В итоге завтракать было уже слишком поздно, и она наелась половиной, а вторая осталась на обеденном столе.

День был солнечный. Она надела резиновые перчатки, нацепила наушники от iPod’а и принялась стирать пыль в кабинете, вполголоса подпевая песням.

Через какое-то время ей почудилось, что стукнула дверь.

Она озадаченно сняла наушники, прошла в комнату - там не было никого, а входная дверь оказалась закрыта. «Видимо, это было у соседей».

Убрав в кабинете, она пошла в туалет вымыть тряпку, когда вдруг, проходя мимо кухни, почувствовала, что что-то не так.

Стулья стояли на месте, посуда тоже… 

Остатки её еды? Полстакана чая, половинка торта из фасоли и два куриных крылышка - куда они подевались?

Сердце Цзянь Яо забилось. Может, она запамятовала и вовсе не оставляла их на столе? Она заглянула в мусорное ведёрко - там обнаружились стаканчик из-под чая, коробка из-под торта и обглоданные кости. 

Кто-то съел её еду!

Цзянь Яо медленно повернулась в сторону спальни - там на полу был виден отблеск чьего-то силуэта.

Что же это за вор, который, пробравшись в квартиру, первым делом набросился на пищу? 

Разве что он прибыл издалека, и ему пришлась не по вкусу еда в самолёте...

Цзянь Яо не смогла удержаться от смеха.
 

ГЛАВА 18
Цзянь Яо подошла к комнате, где солнечный свет начертил тенью на полу силуэт Бо Цзиньяня.

Прошло три месяца, а ничего не изменилось - он по-прежнему был одет в чёрный костюм и белую рубашку. Простой сдержанный наряд - а как он подходил к его внутренней сути!

Он стоял, наклонившись над кипой документов, но, услышав звук, обернулся. Большие ясные глаза чуть-чуть сузились. Он отложил папки и двинулся навстречу девушке.

Она всё ещё была в резиновых перчатках, с простым хвостиком на голове, с перепачканным лицом. 

Он быстро приблизился. Она уже ощущала аромат, исходивший от его рубашки, когда он сверкнул глазами и с надменной улыбочкой низко и мелодично произнёс:

- Обманщица.

Её сердце, кажется, забыло, как биться, а щёки запылали. Но потом она успокоилась - это же был Бо Цзиньянь. Он брал её за руку, чтобы просто попросить прилечь на машину-убийцу! Совершенно невозможно, чтобы он делал женщине двусмысленные намёки. Поэтому она спросила:

- В каком смысле?
- Очевидно же, - он указал глазами в сторону гостиной, - что ты уже считаешь этот дом своим. 

Она поняла - когда он пришёл, то увидел, как она делает уборку и даже обедает здесь, и, видимо, решил, что она наконец-то одумалась и решила к нему переехать. В конце концов, он же считал, что это будет наиболее правильное и эффективное решение. Не могла же она ему заявить, что он… как бы это корректнее… размечтался?

Цзянь Яо уже хотела объяснить, что делала всё это исключительно по дружбе, когда он произнёс:

- Подарок на столе.

Подарок? Она подошла к столу. Рядом с пачкой документов действительно лежала синяя коробка. Девушка сняла перчатки, чтобы её открыть. 

***

Цзянь Яо с коробкой в руках вошла в гостиную, где Бо Цзиньянь с комфортом развалился на диване, потягивая чай. Она молчала, и он заговорил первым:

- Нравится?

Она честно ответила:

- Да, очень красиво. 

Внутри коробки лежало платиновое колье. Подвеска в форме сердца была инкрустирована маленькими сверкающими бриллиантами. 

- Однако… - закончить фразу ей не удалось, потому что Бо Цзиньянь внезапно вытащил мобильный:
- Сьюзен, подарок понравился. Пока! 

С этими словами он нажал «отбой» и отбросил трубку в сторону.

- Кому ты звонил?
- ФБР, ассистент отдела поведенческого анализа. Подарок выбирала она, и ей очень хотелось узнать твою реакцию.

Девушка взглянула на его невозмутимый профиль - и до неё дошло. Разумеется, вот как всё вышло: подарок выбирала ассистентка. Видимо, она неправильно поняла, что за отношения у профессора с Цзянь Яо, потому её выбор пал на дорогущее колье с подвеской в форме сердца. 

Она протянула ему подарок:

- Спасибо, но это слишком дорого. Не нужно.

Он поднял на неё взгляд:

- Если я его подарил, мне теперь отвечать и за возврат?

Цзянь Яо не нашлась, что сказать. Ну что это за логика такая?

Профессор встал:

- Если в чём-то проблема - сама позвони Сьюзен. А сейчас идём ужинать с Фу Цзыюем. 

***

В лучах вечернего солнца машина Бо Цзиньяня подъехала к ресторану. Это был небольшой старинный особняк из тёмно-синего кирпича, издалека заметный среди небоскрёбов. Фу Цзыюй, в табачном облаке, с портсигаром в руках, ожидал их у больших красных ворот и, когда они вышли из машины, грациозно пошёл навстречу. Поравнявшись с ними, врач потушил сигарету и заключил профессора в объятия, а тот, слегка улыбнувшись, обнял в ответ.

- С возвращением!

Отпустив друга, Фу Цзыюй повернулся, чтобы идти внутрь. Цзянь Яо хотела последовать за ним, когда вдруг заметила, что Бо Цзиньянь задумчиво на неё смотрит. Внезапно он быстро подошёл к ней, наклонился и стиснул её в объятиях.

Цзянь Яо ощутила, как беспомощно скакнул её пульс. По сравнению с ним она была маленькой; спрятанная в его руки чуть ли не целиком, она оказалась прижата лицом к его рубашке и слышала, как сильно и ровно бьётся его сердце.

- Ты чего? - шёпотом спросила Цзянь Яо. Фу Цзыюй тоже обернулся.

Внезапно профессор отпустил её:

- Забыл обнять тебя днём при встрече.
- Спасибо, - пробормотала Цзянь Яо.

Выходит, он собирался, но забыл и вспомнил только после объятий Фу Цзыюя?

А Бо Цзиньянь уже направился внутрь. Тут Цзянь Яо встретилась взглядом с врачом - тот состроил многозначительную физиономию. Девушка чуть-чуть зарделась, но спокойно ответила на взгляд - ты же его знаешь, не нужно вкладывать в это лишнего смысла.

***

Все трое сидели в зале ресторана. Фу Цзыюй заказал себе и рыбу, и мясо - Бо Цзиньянь, похоже, не возражал. Хоть сам он красного мяса и не ел, но к предпочтениям остальных относился с пониманием. От этой сцены Цзянь Яо стало тепло на душе - значит, в следующий раз можно будет обедать с ним так же. 

Девушка не предполагала расспрашивать о деле Цветочного Каннибала, но Фу Цзыюй взял инициативу на себя:

- Удалось его поймать?

Бо Цзиньянь покачал головой отрицательно. 

Цзянь Яо слушала молча, потихоньку зачерпывая суп.

- Значит, тебе придётся вернуться в Штаты? - уточнил Фу Цзыюй. - Или ты будешь ловить его в Китае?

Девушка отложила ложку и посмотрела на профессора. В его ответе звучал неожиданный сарказм:

- К сожалению, я вообще не буду участвовать в расследовании.

И Цзянь Яо, и Фу Цзыюй оцепенели.

- Из-за твоего статуса? - уточнил врач.
- Угу, - буркнул его друг.

Цзянь Яо с непониманием смотрела на них, и Фу Цзыюй пояснил. Изначально Бо Цзиньянь помогал в расследованиях ФБР, поскольку являлся профессором американского университета. Теперь тот контракт был расторгнут, к тому же в Китае ему предложили должность консультанта министерства общественной безопасности, и он согласился. 

- Теперь, когда Цзиньянь уехал, США не очень-то жаждет допускать китайского профессора к расследованию дела, ведь ФБР занимается, как-никак, вопросами национальной безопасности, и у них высокий уровень конфиденциальности. Короче, они не доверяют Цзиньяню и опасаются, что он как эксперт может слишком много узнать. 

Цзянь Яо нахмурилась и посмотрела на профессора:

- Но если этот преступник охотится за тобой - как они могут выкинуть тебя из расследования?
- Не выкинут, - усмехнулся Бо Цзиньянь. - Бюрократы обеих стран целый месяц вели переговоры и сошлись на том, что я могу участвовать в следствии на правах жертвы. В последний месяц в Штатах ФБР даже разрешило мне выполнять кое-какую работу - снимать показания, составлять отчёты...

Цзянь Яо остолбенела, а Фу Цзыюй закашлялся и, вопреки ожиданиям, разразился смехом - вероятно, потому, что ему редко доводилось видеть, чтобы профессор Бо вот так сел в калошу. Просмеявшись, врач спросил:

- И что они теперь намерены делать?
- ФБР уже направило команду в Китай - у них есть право провести расследование, в сотрудничестве, конечно, с китайскими властями. При необходимости подключится и китайская полиция. Пока они гоняются за преступником, министерство общественной безопасности будет отвечать за мою защиту. И когда он снова выйдет на связь, я немедленно оповещу ФБР.

Все трое замолчали. Цзянь Яо посмотрела на его бесстрастное лицо и подумала, что, наверное, тот загадочный тип пытался спровоцировать Бо Цзиньяня - а того отстранили от следствия. Зная характер профессора, для него это наверняка было болезненно.

- Это что же, - спросил Фу Цзыюй, - твои почта и телефон теперь на прослушке?

А Цзянь Яо тут же подумала о другом - неужели все их разговоры между собой, даже про то колье и остатки торта, неужели всё это теперь будет известно ФБР?

- Думаешь, я бы согласился?

Девушка тайком вздохнула свободнее, а потом, когда она глянула на суровое лицо профессора, её вдруг осенило - Бо Цзиньянь в таком вопросе ни за что бы не уступил.

***

Когда они вернулись домой, перевалило за восемь. Вечер был ярким и звёздным, и настроение у друзей постепенно улучшилось. Когда они оба уже вошли в подъезд, девушка спросила:

- Хочешь проведать Чэньмо?

Бо Цзиньянь кивнул, но добавил с усмешкой:

- Он хотя бы не умер?
- Он очень хорошо себя чувствует, - ответила Цзянь Яо.

Едва они вошли в её дом, тут же увидели Чэньмо на полу. Бо Цзиньянь поставил черепашку на ладонь и посмотрел на девушку:

- Он поправился.

Прибавка была совершенно мизерная, неужели он почувствовал? Бо Цзиньянь окинул взглядом квартиру, посадил черепашку на диван и повернулся к Цзянь Яо:

- Пойдём.
- Куда? - она удивилась.

Профессор приподнял бровь:

- Вниз, спать, - заметив, что она не двинулась с места, он уточнил: - Ты разве не собираешься ко мне переехать? А Чэньмо пусть останется здесь - кажется, ему тут очень неплохо. Первый раз прибавил в весе за десять лет.

Вон оно что… это было продолжение его давешнего «Обманщица!»

Цзянь Яо протянула к нему руку. Бо Цзиньянь немного оторопел. Ощущение её пальцев на запястье было мягким - и слегка щекотным.

Цзянь Яо повела его к двери и слегка подтолкнула в спину - точно так же, как в тот день перед отъездом сделал он сам.

Он обернулся и спокойно посмотрел на неё.

- До свидания, Бо Цзиньянь. Я к тебе не переезжаю.

Она улыбнулась и закрыла дверь прямо перед его носом. Сделав несколько шагов вглубь квартиры, она вдруг вернулась и посмотрела в глазок: профессор Бо всё ещё стоял снаружи - словно в раздумьях. Потом, с непонятным выражением на лице, он медленно направился к лифту.

Цзянь Яо подошла к кровати, вынула из сумки колье, посмотрела, как оно сверкает на свету, - и, не удержавшись, рассмеялась.

***

Похоже, профессор привёз с собою ветер перемен. Не прошло и пары дней с возвращения Бо Цзиньяня, как Цзянь Яо вдруг получила уведомление от начальника, что её переводят в третий отдел по работе с ключевыми клиентами.

Что это был за отдел? С тем крохотным отделом, где того работала Цзянь Яо, его нельзя было и сравнить. Однако должность у девушки на этот раз оказалась пониже. Если предыдущая позиция называлась «младший операционист» и предполагала ответственную работу, то новая носила название «бизнес-ассистент», а если честно, то её стоило бы назвать «девочка на побегушках» - нужно было выполнять функции то администратора, то курьера, то секретаря. С этим справился бы даже студент.

Цзянь Яо спросила у менеджера, почему её перевели, и тот виновато улыбнулся:

- Им сейчас очень не хватает ассистента, а толкового выпускника так быстро они найти не смогли. Ты хорошо себя показала, поэтому наверху решили перевести туда именно тебя. Работай хорошо, этот отдел - сердцевина всего нашего бизнеса, ты там сможешь многому научиться.

Больше Цзянь Яо вопросов не задавала.

Давно ходили слухи, что в третьем отделе очень успешные менеджеры по продажам, но работать под их руководством невероятно сложно, и что прежняя ассистентка в прошлом месяце умерла от такой нагрузки - и потому они так торопятся найти себе нового человека.

***

В полдень отдел запчастей отправился в ресторан - это был прощальный обед в честь Цзянь Яо. Начальник с остальными не пошёл, все чувствовали себя расслабленно и за едой непринуждённо болтали.

Одна девушка с загадочным видом сообщила:

- Вы слышали, что в третий отдел пришёл новый директор? Я вчера относила наверх документы и видела, как председатель совета директоров сама лично провожает его до дверей. Вы такое представляете?

О новом директоре наслышаны были уже все, но никто не знал, что он за птица и откуда взялся. Цзянь Яо внимательно прислушивалась к новостям - быть в курсе изменений на работе всегда полезно.

Та девушка покачала головой:

- Я тоже не знаю, откуда он. Но какой же он красивый! Такой высокий и красивый!

Все рассмеялись. Кто-то в шутку сказал:

- Красивее, чем жених председателя?

Цзянь Яо ни разу не видела Инь Цзыци, председателя совета директоров, только её фото на рекламных проспектах компании. Ей ещё не исполнилось и тридцати, и она от природы была изящной и яркой. Её жених, тоже весьма одарённый молодой человек, был сыном владельца консорциума.

Девушка, к которой был обращён вопрос, задумалась:

- Они очень разные… Её жених такой раскованный… Сразу видно - сын влиятельного лица. А новый директор - у него такой вид… страшный и властный.

Кто-то пошутил:

- Ты решила до смерти запугать Цзянь Яо? Она же как раз идёт в тот отдел. Ей с этим страшным и властным ещё работать.

***

Во второй половине дня Цзянь Яо собрала свои вещи и направилась в новый отдел. Едва она вошла в офис, ей стала понятна разница между крупным отделом и захудалым отдельчиком на отшибе. Помещение было куда больше. Тут стоял десяток больших столов (в её предыдущем отделе стол такого размера был только у начальника). 

Практически все рабочие места были пусты - в офисе находилось только два человека.

Девушка подошла ближе:

- Здравствуйте, я Цзянь Яо, ваш новый бизнес-ассистент.

Они оба обернулись.

Коллеге-женщине - волнистые волосы, худые щёки, большие глаза, сдержанный макияж - на вид было лет двадцать семь. Одета она была в богемном стиле - в длинную юбку и чёрный короткий пиджак. В целом её вид имел лёгкий оттенок небрежности.

Она кивнула Цзянь Яо и произнесла:

- Привет, меня зовут Шэнь Даньвэй, я менеджер по продажам. Пэй Цзэ, - она обратилась к молодому человеку, - покажи ей тут всё, - с этими словами она отвернулась и уставилась в свой компьютер.

Пэй Цзэ выглядел на пару лет моложе Шэнь Даньвэй. Его чёрный костюм сидел на нём хорошо, а кукольное личико производило приятное впечатление. Он встал, протянул Цзянь Яо руку.

- Привет, я Пэй Цзэ, тоже менеджер по продажам. Не обращай внимание на Шэнь Даньвэй - она только с виду холодная, но сердце у неё горячее.

Та, не оборачиваясь, произнёсла:

- Да иди ты.

В целом новые коллеги Цзянь Яо скорее понравились.

Пэй Цзэ продолжал:

- Все ушли на собрание знакомиться с новым директором, а нам пришлось остаться из-за срочной работы. Подожди тут немного, скоро познакомишься с остальными.

Цзянь Яо кивнула.

СЦЕНКА-ПОСТСКРИПТУМ

Когда Бо Цзиньянь был ещё в США, ему позвонил Фу Цзыюй и мимоходом упомянул Цзянь Яо:

- Такая умница - каждую неделю делает у тебя уборку. Я тут думаю - может, мне самому к ней переехать?

Повесив трубку, профессор вдруг ни с того ни с сего почувствовал радость. И тут же он вспомнил, что когда Цзянь Яо наловила ему рыбы, Фу Цзыюй сказал, что надо её как-то отблагодарить.

Может, и на этот раз купить ей какой-нибудь подарок?

Хоть ФБР на сей раз и исключило его из расследования, какую-то часть прежнего влияния Бо Цзиньянь всё-таки сохранил. Он позвонил ассистенту отдела:

- Помоги мне купить подарок.
- Не вопрос. Для кого? - уточнила Сьюзен.
- Для девушки.

Сьюзен заинтересовалась - известно было, что профессор Бо Цзиньянь ни одной женщине ни разу ничего не дарил.

Она осторожно спросила:

- Молодая девушка?
- Угу.

Господи, неужели и у него завелась подружка? Улучив момент, пока профессор что-то читал, Сьюзен как бы ненароком задала ещё один вопрос:

- И далеко у вас с ней зашло?

Бо Цзиньянь поразмыслил:

- Это моя помощница. Мы скоро будем жить вместе.

Сьюзен обомлела - тот самый Бо Цзиньянь, про которого говорили, что он ледышка и девственник, собирается жить с девушкой?!

- Но если у вас всё так серьёзно, тебе бы стоило выбрать подарок самому.

Бо Цзиньянь поднял взгляд: 

- По-твоему, у меня есть время на подобную ерунду? Купи ей что-нибудь. Что угодно!
- О’кей, - ответила Сьюзен.
 

ГЛАВА 19
- Цзянь Яо, через пять минут совещание в большой переговорной.
- Да, спасибо, - она улыбнулась Пэй Цзэ и тут же заспешила в направлении уборной.

В сверкающем зеркале отражалась девушка с прямыми чёрными волосами и чистым, белым лицом. Цзянь Яо убедилась, что её одежда нигде не помята, чуть пригладила волосы и слегка тронула губы помадой. Потом расправила плечи, втянула живот и продемонстрировала зеркалу уверенную деловую улыбку в стиле Бо Цзиньяня.

«Хорошо. Почти идеально. Красиво, правильно и достойно.»

Она не спеша повернулась на каблуках и неторопливо направилась в переговорную.

***

В переговорной, за массивным тёмным столом, уже сидело несколько человек, в том числе Пэй Цзэ и Шэнь Даньвэй. Кроме них, присутствовали ещё трое - с ними Цзянь Яо пока не встречалась. 

Она нашла себе место в дальнем конце. Все посмотрели на неё, и она коротко поклонилась:

- Здравствуйте, меня зовут Цзянь Яо. Я новый бизнес-ассистент, - за этим последовала радушная улыбка.

Сидевший рядом мужчина встал, чтобы пожать ей руку:

- Приветствую, меня зовут Чжоу Цинь.

Он выглядел где-то на тридцать пять, был высоким, непримечательным внешне, но с яркими глазами и заразительной улыбкой. 

Двое других тоже встали. Одного звали Цянь Юйвэнь - среднего роста, лет тридцати, с тёмной кожей. Он сурово пожал Цзянь Яо руку. Второй представился Май Чэнем, он был тут моложе всех, примерно того же возраста, что Цзянь Яо. Высокий и худенький, он выглядел очень милым. Мягко улыбнувшись, молодой человек произнёс:

- Добро пожаловать.

Когда с приветствиями было покончено, Пэй Цзэ подошёл и встал за спиной у Цзянь Яо, оперевшись на спинку её стула:

- Лао* Чжоу и Лао Цянь - старшие менеджеры по продажам, наши с тобой уважаемые старшие коллеги. Сяо Май - младший операционист, как ты до этого в запчастях. Вам нужно работать вместе и побольше общаться.

Цзянь Яо снова его поблагодарила, на что он улыбнулся:

- Для меня удовольствие служить такой красавице, - с этими словами он вернулся на прежнее место. Остальные рассмеялись - все, кроме Шэнь Даньвэй, как отметила Цзянь Яо. Та равнодушно смотрела в свой ноутбук.

Все расселись по местам и замолчали в ожидании.

Цзянь Яо подумала между тем, что из коллег уже видела пятерых - практически весь отдел: Лао Чжоу, Лао Цянь, Пэй Цзэ, Шэнь Даньвэй и Май Чэнь. Оставались только начальница отдела Линь Юйсюань и тот таинственный новый директор. Мужчины в этом отделе составляли большинство, что, по мнению Цзянь Яо, было не так уж плохо.

Наконец, вошла тридцатилетняя женщина - менеджер Линь Юйсюань, в подобающем костюме, со скромным, несколько холодным макияжем. С первого же взгляда можно было сказать, что она карьеристка. Она посмотрела на новую ассистентку:

- Цзянь Яо?

Та немедленно встала:

- Здравствуйте, менеджер Линь.

Начальница холодно улыбнулась:

- Добро пожаловать, - и тут переключила внимание на что-то другое.
- А где новый директор? - поинтересовался Пэй Цзэ.
- Задержался у председателя, сейчас придёт, - она бросила взгляд в коридор. - Да вот и он, - она встала, чтобы приветствовать.

Цзянь Яо поднялась вместе со всеми остальными.

Через матовое стекло переговорной, едва различимая в свете ламп, виднелась высокая фигура, неторопливо идущая по коридору. Когда человек в костюме вошёл в дверь, Пэй Цзэ зааплодировал, а остальные дружно подхватили. Менеджер Линь жестом пригласила его войти, и Цзянь Яо наконец-то рассмотрела бесстрастное красивое лицо этого высокого и худого человека. 

Все заулыбались, одна лишь Цзянь Яо будто окаменела.

Вошедший и вправду выглядел чёрствым, бессердечным тираном. Его костюм и холодный взгляд прекрасно иллюстрировали слова, произнесённые коллегой: «страшный и властный». 

Вот только кто-нибудь… кто-нибудь мог объяснить, каким образом Бо Цзиньянь тут оказался?!

Менеджер Линь произнесла:

- Это директор Бо Цзиньянь, мы будем иметь честь идти к новым свершениям под его руководством.

Все снова зааплодировали, даже мрачная красавица Шэнь Даньвэй. Бо Цзиньянь уголками губ обозначил улыбку.

Цзянь Яо тоже заулыбалась, но не перестала пристально разглядывать Бо Цзиньяня. А он, сохраняя величественный вид, скользнул по ней взглядом, как по всем, - словно не узнал.

А ведь только сегодня утром он завтракал принесённым ею соевым молоком! Когда она уходила на работу, он по-прежнему лежал с книжкой на диване и ни единым словом не намекнул, что собирается сюда!

Менеджер Линь пригласила директора сесть во главе стола, после чего всего сотрудники представились. Лицо Бо Цзиньяня в это время оставалось бесстрастным, отчего обстановка в комнате стала торжественной и серьёзной. Цзянь Яо встала последней, и их взгляды пересеклись - он хранил покер-фейс. Лишь в глазах промелькнуло что-то, похожее на обычную усмешку Бо Цзиньяня.

Цзянь Яо коротко назвалась и замолчала.

Менеджер Линь произнесла:

- Председатель сказала, что директор Бо направлен в наш отдел для разработки бизнес-стратегии. Повседневными делами он не будет заниматься. Поэтому по текущим задачам вы будете отчитываться мне.

Все закивали, лишь Цзянь Яо насторожилась - бизнес-стратегия? Это же не его профиль!

- Бо Цзиньянь, вы скажете нам несколько слов? - попросила менеджер Линь.
- Хорошо, - согласился тот, но заговорил не сразу, а сперва обвёл всех давящим холодным взглядом. Воцарилась такая тишина, что если бы упала булавка - её было бы слышно.

И вдруг он улыбнулся.

- Позвольте прояснить: я здесь на короткий срок. Не пытайтесь сблизиться со мной, я не собираюсь тратить на это энергию. В плане ведения дел у меня есть свои привычки. Отвечайте на мои требования, но ничего не требуйте от меня. Если у нас с вами всё будет мирно, то, когда я уйду, выставлю всем оценку производительности «отлично». 

В переговорной стало ещё тише.

Цзянь Яо размышляла, зачем же он всё-таки сюда пришёл.

За этим столом собралась практически вся элита продаж - никто и подумать не мог, что им на голову свалится какой-то заносчивый вундеркинд, совершенно не умеющий ладить с людьми! Но, тем не менее, минутку помолчав, все синхронно зааплодировали.

Менеджер Линь тоже, кажется, слегка удивилась и, чтобы сгладить впечатление, спокойным тоном произнесла:

- Директор Бо, мы ещё не наняли вам секретаря. Цзянь Яо, наш новый бизнес-ассистент, побудет вашим помощником, пока мы не найдём кого-нибудь другого.
- Ничего страшного, - безразлично ответил Бо Цзиньянь.

Менеджер Линь посмотрела на Цзянь Яо:

- С этого момента вы в прямом подчинении у директора Бо.
- Хорошо, - улыбнулась девушка, и снова их с профессором взгляды встретились. Интересно, он заметил в её глазах желание убивать?..

***

Встреча закончилась, все разошлись по рабочим местам.

Кабинет директора находился чуть в стороне от общего пространства. Едва сев за свой стол, Цзянь Яо увидела, как к ней направляется директор Бо. Вокруг были люди, потому она сохраняла спокойствие.

Он подошёл, побарабанил пальцами по столу:

- За мной, - и направился в свой отдалённый кабинет.

Она взяла для вида блокнот и ручку и пошла за ним. Поколебавшись немного, вошла и захлопнула за собой дверь.

Как только они оба скрылись с глаз, напряжённость в офисе сразу же спала.

Пэй Цзэ подкатил на стуле к Шэнь Даньвэй, покосился на закрытую дверь директорского кабинета и прошептал:

- Это что, к нам на практику прислали чьего-то сынка? Ну и выскочка! Жалко бедную красотку Цзянь Яо!

Шэнь Даньвэй безразлично ответила:

- Да? А по мне, так он очень крут. Ничего так мужчина.

Пэй Цзэ громко рассмеялся. Потом, подняв глаза, он заметил, что Цянь Юйвэнь молча посматривает на него. Они переглянулись, и Пэй Цзэ, насвистывая, откатился на стуле обратно, все вернулись к своей работе, и вскоре воцарилась тишина.

***

Цзянь Яо вошла в кабинет и увидела Бо Цзиньяня, восседавшего за чёрным директорским столом на кожаном кресле. Он смотрел в монитор, тонкие пальцы легко стучали по клавиатуре.

Девушка подошла к столу и швырнула блокнот и ручку.

- Объясни!

Из-за монитора низко и напевно донеслось:

- Быть моей ассистенткой - это судьба…
- Бо Цзиньянь!

В это время кто-то постучал в дверь.

- Войдите. 

Профессор поднял взгляд - гнев на лице Цзянь Яо как по волшебству сменился улыбкой. 

Это был Май Чэнь - два охранника, которыми он руководил, перетаскивали сюда… её собственное рабочее место!

- Куда поставить? - спросил один, когда стол прошёл в дверь.
- Куда угодно, лишь бы на виду, - ответил Бо Цзиньянь самым естественным тоном, заложив руки за голову на своём кресле.

Цзянь Яо смотрела на него молча.

Вскоре посторонние ушли, и эти двое вновь встретились взглядами.

- Только не говори, что расследуешь тут дело и потому притворился директором, а меня забрал помощником?
- Рад, что ты наконец-то стала использовать голову. Но всё-таки до сих пор медленно схватываешь.

Цзянь Яо помолчала - это было просто невообразимо!

- Бо Цзиньянь, как ты мог так со мной поступить? Расследуешь своё дело - так расследуй! Я бы с удовольствием тебе помогла! Но как же ты мог взять и вмешаться в мою работу?!

Улыбка сползла с его лица, а взгляд устремился вдаль.

- Ты знаешь, сколько сил я отдала этой работе? - продолжала она. - Да я о ней мечтала всю жизнь! Ты не любишь, когда тебя беспокоят во время работы. Я тоже хочу стабильности! Чтобы никакая ерунда моей работе не мешала! А что теперь будет? Кто я теперь? Детектив? Или двуличная служащая? Ты закончишь расследование и уйдёшь, а мне потом как тут находиться? Кем меня будут считать? Шпионкой полиции? «Вон она идёт, осторожнее!» А если в следующий раз ты поедешь раскрывать дело к чёрту на рога, то обманом сделаешь так, чтобы я вообще бросила работу?

Выпалив это всё, она прикусила губу. Лицо у неё покраснело. Последние несколько месяцев она пахала в поте лица, чтобы закрепиться в этой компании. И тут пришёл Бо Цзиньянь - и всё разрушил!

Как она и сказала, она бы охотно ему помогла, но это же можно было сделать, не срывая её с основной работы! Она развернулась, чтобы уйти, но у самой двери вспомнила, что её рабочее место уже перенесли сюда. Она села за стол с каменным лицом, вообще на профессора не глядя.

Бо Цзиньянь сидел тихо, очень тихо.

Цзянь Яо, которая редко выходила из себя, постепенно выдохлась, но по-прежнему не хотела иметь с ним дела. И что теперь? - грустно подумала она. Уволиться? Этого она не желала. Очевидно, что председатель и менеджер Линь были в курсе всего. Ей оставалось только помочь ему раскрыть преступление. Но смогла бы она потом вернуться? Смогла бы трудиться как ни в чем не бывало, как работала до него?

В этот момент кто-то постучал в дверь. Поскольку Бо Цзиньянь даже не пошевелился, Цзянь Яо откашлялась и с улыбкой произнесла:

- Войдите, - и тут же почувствовала, что профессор на неё смотрит.

Нет уж, игнор так игнор.

Пэй Цзэ толкнул дверь, внося с собою два стаканчика кофе, и очаровательно улыбнулся:

- Мокко, ванильный. Годится?

Цзянь Яо поднялась ему навстречу:

- Спасибо. Сколько?
- Что значит «сколько»? - отмахнулся тот и покосился на Бо Цзиньяня: - Директор Бо, ухожу, уже ухожу.

Профессор в точности выполнил то, что задекларировал в переговорной: он полностью, абсолютно проигнорировал появление Пэй Цзэ.

Когда молодой человек закрыл дверь, Цзянь Яо поставила кофе на свой стол и замолчала.

- Мокко. Спасибо, - донёсся до неё голос Бо Цзиньяня.
- Сам возьми.

Вскоре она услышала, что он встал и направился к ней. Она смотрела в пол - и вот в поле зрения появились ботинки и брюки. Голос профессора прозвучал тихо и совсем не так жёстко, как обычно:

- Твоя работа не особенно пострадает. На дело машины-убийцы мне понадобилось пять дней. Ты полагаешь, простое офисное дело займёт у меня намного больше времени? Думаешь, я провожусь с ним дольше?

От этих слов Цзянь Яо стало немного легче, но она по-прежнему молчала. 

Перед её глазами появилась его рука - он опёрся о край стола. Запонки на аккуратных манжетах были янтарные. Профессор наклонился. Он сам, его дыхание стали ещё ближе.

- Прости за прямоту, но что такое эта твоя работа? Ты берёшь товары подешевле и продаёшь в другое место подороже. Что ты расскажешь детям и внукам, когда будешь умирать? Поделишься с ними объёмами грузоперевозок? Или лучше было бы рассказать им, сколько жизней тебе довелось спасти?

Цзянь Яо подняла взгляд - между их лицами оставалось не более тридцати сантиметров. Она практически могла видеть своё отражение в его зрачках. А он смотрел на неё пристально и холодно, как будто хотел рассмотреть насквозь.

В сердце что-то шевельнулось - будто кто-то взял на струнах аккорд, и они остались беззвучно дрожать.

Цзянь Яо отвернулась.

- Чепуха, - сказала она. - Это делаешь ты. А моя работа - товарооборот, я содействую экономическому развитию. Я незаменима.

Кажется, Бо Цзиньянь тихонько усмехнулся. Выпрямился, не забыв забрать свой кофе. Взял со своего рабочего места бумаги, бросил к ней на стол:

- Госпожа Товарооборот, можете пока просмотреть данные жертвы?

Сердце у неё чуть-чуть сжалось, и она тихо открыла папку.

На фото была девушка двадцати с небольшим, в деловом костюме, красивая, на вид очень милая. Цзянь Яо заглянула в личные данные - и слегка испугалась: Ван Ваньвэй, бизнес-ассистент третьего отдела по работе с ключевыми клиентами. Её покойная предшественница.

Как раз в этот момент Бо Цзиньянь отметил:

- Вы с ней чем-то похожи, обе белокожие и тонкие.

Цзянь Яо зыркнула на него, а он невозмутимо добавил:

- Она умерла не от болезни. Это суицид. Мы с тобой должны разобраться, как так получилось.

Девушка удивилась и посмотрела на него недоверчиво: разве он не берётся только за дела самых страшных маньяков? Погибшая офисная служащая как-то плохо вписывалась в его профиль.

- Она была агентом министерства общественной безопасности? - предположила Цзянь Яо. Может, поэтому сюда прислали самого великого Бо Цзиньяня?
- Думаешь, министерство часто шлёт агентов под видом секретарш? То есть, прости, служителей товарооборота?
- А почему тогда?

Пока она озадаченно размышляла, телефон Бо Цзиньяня зазвонил. Профессор снял трубку:

- Да? - он посмотрел на Цзянь Яо. - Она ест всё, она не на диете.

Нажал «отбой», посмотрел на девушку.

- Пойдём ужинать.

Значит, «не на диете» - это про неё?

- С кем ужинать? - спросила Цзянь Яо.
- С одной надоедливой дамой. Или ты думаешь, я добровольно взялся за это тоскливое и мелкое дело?

Цзянь Яо слегка растерялась.

С дамой?

…С председателем Инь Цзыци?

---------------
* Лао перед фамилией - традиционное обращение к старшему коллегу, Сяо - к младшему.
 

ГЛАВА 20
За белой европейской ширмой, покрытой цветочной резьбой, показались наклонные светильники, похожие на льющуюся воду. Большой зал ресторана был со вкусом обставлен дорогой мебелью. В самом центре, за небольшим круглым столиком, сидела очаровательная женщина.

Цзянь Яо шла в её сторону вслед за Бо Цзиньянем.

Нельзя было не отметить впечатляющую внешность председателя. В длинном красном платье без бретелек, изящная, эта женщина воплощала всё то, что нравилось Цзянь Яо. Хотелось сделать ей комплимент, но холодная аура сразу же бросалась в глаза. Подступиться к ней было не так-то просто.

Однако при виде Бо Цзиньяня эта холодность сменилась женственным обаянием, спрятанным за упрёком:

- Наконец-то ты согласился со мной поужинать?

Профессор отодвинул себе стул, чтобы сесть, потом посмотрел на Цзянь Яо:

- Садись.

Инь Цзыци встала, пожала девушке руку:

- Привет.
- Здравствуйте, председатель. Меня зовут Цзянь Яо, - вежливо улыбнулась та.

Все трое сели.

- Я думала, твоя помощница будет вроде тебя - наглая и с чудинкой, - Инь Цзыци посмотрела на Бо Цзиньяня.

Такая прямота произвела вызвала в Цзянь Яо симпатию, и она с улыбкой ответила: 

- Конечно нет!

Профессор саркастически усмехнулся:

- Вот каким ты меня считаешь?

Инь Цзыци с улыбкой прикусила нижнюю губу, хотела что-то сказать, но Бо Цзиньянь вдруг повернулся к ассистентке и холодно спросил:

- И ты тоже так думаешь?

Цзянь Яо проигнорировала этот тон и мягко ответила:

- А кто перевёл меня в другой отдел, не предупредив?

Председатель несколько удивилась их манере общаться и улыбнулась девушке:

- Это я попросила Цзиньяня расследовать дело. Он настаивал, что возьмётся, только если вы будете его помощницей. У меня не было выбора, кроме как вас перевести.

Настаивал, чтобы она была его помощницей? В глубине души девушке стало приятно. Она сказала ему со смехом:

- Не припомню, чтобы я соглашалась!

Инь Цзыци добавила:

- Я-то думала, вы всё обсудили. А он как всегда, по-прежнему ни с кем считается…

Бо Цзиньянь её перебил:

- Уже обсудили. Давай лучше о деле.

Инь Цзыци рассмеялась и обратилась к Цзянь Яо:

- Представлюсь официально: я - старшая сестра Бо Цзиньяня.

Цзянь Яо подозревала, что они родственники, но не предполагала, что настолько близкие - возможно, потому что профессор ни разу не упоминал, что у него есть братья или сёстры. Словно в ответ на её мысли, Инь Цзыци добавила:

- Точнее говоря, сводная сестра. Отец Цзиньяня женился на моей матери, об этом знают немногие. Мы вместе с ним выросли в США.

Пока блюда не подали, Инь Цзыци заговорила о деле.

- Полиция подтвердила, что смерть Ван Ваньвэй - самоубийство. Но я хочу, чтобы ты кое-что для меня прояснил.

Во-первых, в предсмертной записке она говорит, что решила покончить с собой, потому что напряжение невыносимо. Я не знаю, связано ли это напряжение с работой в третьем отделе. Если там не всё ладно со стилем управления, я должна это знать. Одним словом, я хочу выяснить точную причину её самоубийства.

Во-вторых, это я устроила так, что её смерть не получила огласки, поскольку умерла она от передозировки наркотиков. Я слышала, что служащие многих китайских компаний принимают или даже распространяют наркотики. Я хочу знать, Ван Ваньвэй была такая одна или в этом отделе, или даже в компании есть ещё наркоманы? Нет ли подпольной дилерской сети? Всё это пока неизвестно, но я не допущу в своей компании подобной раковой опухоли.

Когда она закончила, Цзянь Яо погрузилась в размышления. Она никак не ожидала, что в этой блестящей, спокойной компании может оказаться подобная зараза. Конечно, она сегодня ощутила, что между людьми в отделе есть какие-то недомолвки, но до сих пор она думала - а у кого же их нет?

Бо Цзиньяня, однако, услышанное не впечатлило, поскольку он заметил с ехидством:

- Выяснить причины самоубийства и узнать, есть ли в компании дилерская сеть… Звучит увлекательно! Как вводное задание на первом курсе криминологии.

Инь Цзыци притворно рассердилась:

- Цзиньянь, эту компанию создали дядя Бо и моя мама! У тебя тоже есть акции! Я не могу пустить сюда полицию для открытого расследования, но ты эту проблему обязательно должен решить!

Бо Цзиньянь посмотрел на помощницу:

- Ничего, у нас есть Цзянь Яо. Для неё - хорошая практика, как раз ей по уровню.

Инь Цзыци была ошеломлена.

Не обращая внимания на вздорный комментарий профессора, Цзянь Яо произнесла:

- Мы приложим все силы.

Председатель улыбнулась:

- Ладно, хватит о делах, пора бы и поесть. - Она глянула на ассистентку брата: - Я уже сделала заказ, вы не против?
- Ни в коем случае, - ответила та.
- А ты-то точно не возражаешь, - Инь Цзыци посмотрела на Бо Цзиньяня и подала официанту знак подавать на стол.

***

На закуску был овощной салат, в качестве главного блюда девушкам принесли говяжий стейк, а Бо Цзиньяню достались зажаренная в масле треска и стейк из лосося с лимоном и мёдом. Инь Цзыци, указывая на овощи и суп, сказала брату:

- Ешь всё, а не одну только рыбу.

Бо Цзиньянь холодно ответил:

- Не лезь не в своё дело, - но действительно стал есть всё понемногу.

Глядя на них, Цзянь Яо подумала про себя, что как бы то ни было, а старшая сестра всё-таки имеет для него право голоса.

***

Цзянь Яо наелась, ещё не закончив стейк, а овощи остались почти нетронутыми. И тут Бо Цзиньянь совершенно непринуждённым образом дотянулся до её тарелки и зацепил себе салата. Ей стало чуть-чуть не по себе: приятно было видеть, как этот красавец невозмутимо наклоняется к ней, но несколько неловко, что он ведёт себя так при посторонних. Подняв глаза, девушка обнаружила, что Инь Цзыци как-то странно смотрит на эту сцену. Но та тут же отвела взгляд и ничего Бо Цзиньяню не сказала.

Тут Цзянь Яо отметила, что в тарелке сестры салата тоже было полно, но к нему профессор даже не прикоснулся.

А впрочем, с чего это она вдруг обращает внимание на подобную чепуху? Цзянь Яо опустила глаза и продолжила пить чай.

Изящно вытерев рот салфеткой, профессор серьёзно посмотрел на сестру. Обе девушки подумали, что сейчас он скажет что-нибудь о расследовании, но вместо того, к общему удивлению, он произнёс:

- Когда следствие закончится, обеспечь Цзянь Яо возможность вернуться на её прежнюю скромную должность. Я знаю, ты мастер манипулировать общественным мнением и скрывать правду, поэтому сделай так, чтобы никто не подумал, будто она детектив, «двуличная служащая», шпионка министерства общественной безопасности или что-то такое. 

***

Они возвращались домой в девятом часу. Сидя на переднем сиденье, Цзянь Яо вспоминала разговор за столом, и настроение у неё становилось всё лучше.

В машине было тихо. Наконец, девушка заговорила:

- У тебя хорошие отношения с сестрой.

Бо Цзиньянь смотрел на дорогу прямо перед собой:

- Я, к сожалению, так не чувствую.

Цзянь Яо повернула к нему голову - разве между ними неприязнь? Но если не ради сестры, почему же он взялся за дело «для первокурсников»?

Похоже, Бо Цзиньянь догадался, о чём она подумала, потому что добавил с небрежной улыбкой:

- Удивление - признак отсутствия опыта. Если бы ты вдруг покончила с собой, я бы тоже в итоге стал бы это расследовать.
- Я должна сказать «спасибо»? - уточнила Цзянь Яо.

Она не может покончить с собой, ясно? Как вообще можно было выбрать такую метафору, чтобы сказать, что кто-то для тебя важен?

***

Ещё на прошлом деле между ними возникло молчаливое взаимопонимание. Едва вернувшись домой, они вместе сели в гостиной - просматривать материалы дела. 

Ван Ваньвэй - родом из провинции Х., закончила университет в городе Б., в браке не состояла. В биографии не было ничего особенного, единственный момент - родители развелись, мать воспитывала её одна. Мать имела собственное ателье, но больших доходов оно не приносило. 

В прошлом месяце, когда подразделение по работе с ключевыми клиентами (это более десяти отделов) выехало на курорт на ежегодный корпоратив, Ван Ваньвэй покончила с собой с помощью передозировки наркотиков. Коллеги нашли её тело утром. Полиция обнаружила на покойной следы от многочисленных более ранних инъекций, а так же предсмертную записку, из чего был сделан вывод, что это самоубийство.

На фотографиях с места происшествия, приложенных к пакету документов, было отражено следующее: покойная проживала в тот момент в маленьком коттедже. Тело лежало на кровати лицом вверх. В комнате находились её личные вещи - чемодан, одежда, ювелирные украшения. По свидетельским показаниям, отдыхающие жили в разрозненных домиках, стоявших группами. Данную группу целиком занимал отдел номер три.

Цзянь Яо взяла ксерокопию предсмертной записки: почерк был красивый и ровный, лишь последние несколько строк выглядели небрежно.

«Мама,

Когда ты увидишь это письмо, меня уже не будет. Прости, что не смогу позаботиться о тебе в старости и похоронить. Я была слабой, не сумела быть хорошей дочерью, не смогла дать тебе ту жизнь, которой ты хотела жить. Теперь я выбираю уйти. Пожалуйста, поверь, что так для меня лучше, потому что я не хочу больше страдать. Так или иначе, жизнь имеет конец, так какая разница, когда? 

Я привыкла думать, что впереди светлое будущее, что хоть должность у меня и очень скромная, но если я буду трудиться, то смогу купить пусть маленькое, но собственное жильё. Но я ошибалась, мама. С самого начала всё пошло не очень хорошо. Я со многим не могу справиться, у меня нет такого ума, как у других, такой сообразительности, такого красноречия. Работа в этой сфере - смертельное побоище, и я с ней не справляюсь. Я похожа на потерпевшего поражение генерала. Только и могу, что каждый день притворно улыбаться, прятаться в своей маленькой скорлупе и потихоньку пятиться обратно, пока не упаду в пропасть.

Я даже не знаю, с каких пор моя жизнь стала такой серой, такой грязной… Каждый день я встаю с постели и смотрю в зеркало - разве это я? Почему я, как труп, застрявший в трясине, не могу вырваться? Я не посмела приехать домой в этом году, не посмела тебя увидеть. Не потому что боялась, что ты станешь меня ругать, а потому что боялась, что ты огорчишься.

Мама, я сделала много ошибок. Один шаг не в ту сторону - и все шаги не туда. Я уже не смогу вернуться. Поэтому я не стану оглядываться, я выбираю закончить.

Мама, на моей книжке лежат 20 тысяч. Пароль - твой, папин и мой год рождения вместе. Совсем немного. Прости, мама.

Мама, не грусти. Для меня это освобождение. Я не могу изменить судьбу, не могу сопротивляться судьбе, но могу хотя бы выбрать конец: моя жизнь закончится от моей руки.

До свидания, мама. Не грусти. Завтра будет новое начало.

Непочтительная дочь
Ван Ваньвэй.
Дата»

Цзянь Яо дочитала записку, отложила её со слезами на глазах и почувствовала, что её лицо изучает чужой цепкий взгляд. Откашлявшись, она сказала Бо Цзиньяню:

- Я всё прочитала.

Бо Цзиньянь лежал, растянувшись на диване и заложив руки за голову. На его настроение подобная мелочь, похоже, никак не повлияла.

- Для моего помощника сентиментальность - наименее необходимое качество. Можешь вернуться в нормальное состояние?

Цзянь Яо ответила:

- Женщины сентиментальны. Разве что ты найдёшь мужчину. Причём такого, чтобы рыбачил, помогал украшать дом, заботился о Чэньмо и не возражал против твоей въедливости.

Бо Цзиньянь глянул на неё, но на сей раз ничего не сказал.

Цзянь Яо быстро успокоилась.

Она испытывала «машину-убийцу», видела тела невинных детей, видела Ван Ваньвэй, которая, бедняжка, не вынесла трудностей. Но как бы ни было тяжело… Надо жить дальше и отвечать за свою жизнь и жизнь окружающих.

Девушка решила подойти к расследованию с другого конца. Действительно ли Ван Ваньвэй, как решили предшественники, покончила с собой? Она задала вопрос:

- Из-за этой записки полиция решила, что это самоубийство? Проблем с ней нет?
- Эмоции труднее всего оценить научно и количественно, - ответил Бо Цзиньянь. - Если бы выводы делались только на основании записок, выдать убийство за самоубийство было бы очень легко - преступнику нужно было бы просто представить свою смерть, а потом записать, что придёт в голову.

«И правда!» - подумала Цзянь Яо и посмотрела на него, ожидая профессионального анализа.

Бо Цзиньянь заметил любознательный интерес в её глазах и прикрыл ладонью лоб:

- Терпеть не могу проблемы новичков. Тут же всё до скучного просто.
- Скажи уже!

Профессор закрыл глаза и быстро заговорил:

- Записка подлинная. Девушка действительно собиралась покончить с собой.

Во-первых, когда она её писала, на неё никто не давил, потому что почерк чёткий, со многими штрихами, ровный, кроме концовки, где она уже была взволнована. Если бы на неё давили, то её письмо содержало бы помарки или пробелы.

Есть много других доказательств: например, она использует отвлечённые метафоры: «потерпевший поражение генерал», «скорлупа», «бездна», повторяющиеся фразы, такие, как «мама, не бойся», бессвязные фразы: «Моя жизнь стала серой и грязной». Знаешь, как писал бы человек, если бы записка была поддельной? Или если бы автора принуждали? Там бы ничего этого не было. Они бы потребовали, что всё было чётко, ясно, логично, лаконично, без изъянов. В этой же записке повсюду видны мелкие недостатки, какие-то привычные ошибки - отсюда следует, что записка настоящая. Тот, кто врёт, старается приукрасить ложь, а тот, кто говорит правду, не обращает на такое внимание.

Цзянь Яо кивнула, а Бо Цзиньянь добавил:

- Помимо того, присутствуют отличительные особенности письма, характерные для конкретного человека: она любит лексические повторы: «Не… не…», «такого… такого…», ей нравится использовать глагольные конструкции. Вполне естественно, что тебе трудно считать такую записку искренней, поскольку её манера говорить о грусти характерна для человека, склонного к литературе.

Цзянь Яо перечитала записку ещё раз - всё было в точности, как он сказал. Она вздохнула, подняла голову:

- Такой исчерпывающий анализ…

В глазах Бо Цзиньяня мелькнула усмешка.

Цзянь Яо спросила:

- И что нам теперь делать?

Бо Цзиньянь ответил:

- Начать следствие нужно с выяснения причины самоубийства. А если тут есть дилерская сеть - это попутно само собой всплывёт.
- Но с чего начать?

Профессор выждал паузу и спросил:

- По каким причинам женщина может покончить с собой?

Цзянь Яо подумала:

- Нагрузка на работе, личные отношения, денежные проблемы, болезни…

Профессор Бо состроил гримасу.

- Прекрасно! Как раз то, что меня не интересует. Решай сама.

Да уж, от психологии поведения его любимых маньяков всё это разительно отличалось. Девушке тоже не хотелось вынуждать его работать самому, поскольку стоило ему взяться, он превращался в сурового и холодного деспота.

- Тогда я для начала побольше о ней разузнаю, - сказала она.

Эти слова, однако, заставили Бо Цзиньяня многозначительно ухмыльнуться:

- Ты читала хоть одну книжку по криминальной психологии?

Цзянь Яо чуть покраснела, но ответила спокойно:

- Офисная служащая-детектив. Само собой…
 

ГЛАВА 20 СЦЕНКА-ПОСТСКРИПТУМ
Однажды во время болтовни с Фу Цзыюем Цзянь Яо с любопытством спросила:

- Как так вышло, что у него не было девушки до 26 лет?

Слишком уж редко такое встречалось. Ну ладно - немного высокомерный, немного властный, с ним трудно ладить… Но в остальных-то аспектах очень даже ничего! Невозможно было поверить, что ни одна женщина в него не влюбилась.

- Барышня, ты не задумывалась про его возраст? - ответил Фу Цзыюй.
- Возраст?
- Это называется «горе от ума». В 14 поступил в университет. В 17 уже закончил. В 21 - доктор наук. Это значит, что он постоянно был намного моложе женщин, которые его окружали!
- Но ведь в Америке с этим проще? - конечно, ей, в её 20 с небольшим, казалось неприемлемым влюбиться в подростка. Но в Штатах…

Фу Цзыюй отрицательно покачал головой:

- Разве он стал бы искать кого-то старше себя?
- Почему?

Друг впал в ступор. Его ответ был чисто интуитивным, на самом деле он никогда не задумывался, почему. Он просто чувствовал, что Бо Цзиньяню был нужен кто-то моложе - как этот прямо сейчас находившийся перед ним пример: хорошенький, белокожий, воспитанный и временами дерзкий.

А пример кивнул в знак согласия:

- Я, кажется, поняла… Ведь у него EQ и так низкий. А если бы он вдобавок нашёл кого-то старше себя, то разница в EQ стала бы совсем уж непреодолимым барьером.

Фу Цзыюй расхохотался:

- Точно, точно! Я столько лет ломал голову, а ты нашла ответ!

Услышав их смех, Бо Цзиньянь, читавший в гостиной, пошёл на шум:

- О чём болтаете?
- О твоём прошлом, - ответил врач.

Бо Цзиньянь приподнял бровь - о его прошлом? В глазах любого человека его прошлое выглядело блестящим, это он знал.

Он посмотрел на смеющуюся Цзянь Яо. Ей настолько нравится его прошлое?

Довольный и спокойный, он ушёл назад.
 

ГЛАВА 21 
На следующее утро Цзянь Яо, в деловом костюмчике с мини-юбкой, стояла в кухонном закутке, отделённом от офиса стеклянной перегородкой, и смотрела на своих хорошо одетых коллег. На самом деле смысл предсмертной записки Ван Ваньвэй был не до конца понятен. Причина её смерти, дилерская сеть… Возможно, всё это не имело никакого отношения к этим людям. Но могло и иметь.

Цзянь Яо взяла чайные чашки и с улыбкой вернулась в офис. Бо Цзиньянь сказал, что на данном этапе об их миссии никто догадываться не должен, поэтому она вежливо поздоровалась со всеми, прежде чем удалиться в его офис.

Это было очень тихое и мирное утро.

***

Третий отдел обедал, по обыкновению, в недешёвом кафе в соседнем с их офисом небоскрёбе. Менеджера Линь не было - кажется, она вообще редко выбиралась куда-то с коллегами, чтобы сохранять дистанцию с подчинёнными. Бо Цзиньянь, естественно, тоже не пошёл.

Все сидели за деревянным столиком у окна, слева от Цзянь Яо - Пэй Цзэ, справа - Май Чэнь. Шэнь Даньвэй, по-прежнему бесстрастная, сидела напротив неё, ни на кого не глядя. Лао Чжоу выглядел всё таким же безобидным, а Лао Цянь - немногословным и серьёзным.

- Даньвэй улыбается только клиентам, - шепнул Пэй Цзэ. - Поэтому остальные отделы вечно на неё жалуются.

Все рассмеялись, даже сама Шэнь Даньвэй. Её взгляд упал на руку Пэй Цзэ, лежащую на спинке стула Цзянь Яо, и она улыбнулась девушке:

- Зайчик, берегись серого волка, а то он тебя съест.
- Ну что ты такое говоришь? - возмутился Пэй Цзэ и повернулся к Цзянь Яо: - Не бери в голову.

Цзянь Яо весело кивнула:

- Не вопрос! - и подняла чашку чая: - Я у вас новенькая. Позвольте поднять за вас бокал. Спасибо вам всем за помощь! Надеюсь, вы не оставите меня и впредь, а я буду стараться работать как можно лучше!

Атмосфера за столом становилась всё более дружеской.

Через некоторое время, передавая бульон, Пэй Цзэ спросил:

- Цзянь Яо, а откуда пожаловал этот директор Бо? Что он за птица такая?

Все посмотрели на неё с любопытством.

Чуть поразмыслив, она ответила:

- Кажется, он какой-то родственник председателя.

Все удивились.

- Как ты узнала? - поинтересовался Лао Цянь.
- Вчера он говорил с ней по телефону и, кажется, назвал «старшей сестрой».
- Наверное, кузен, - предположил Пэй Цзэ. - Насколько я слышал, у неё нет родного брата.
- Не знаю, - произнесла девушка.

Шэнь Даньвэй рассмеялась:

- Мы-то голову ломали! А он всего лишь братик важной шишки!

Все захохотали, Цзянь Яо тоже обозначила улыбку.

«Братик важной шишки»… Это она хорошо сказала.

***

За столом было весело, но Цзянь Яо отметила, что красавчик Май Чэнь большую часть времени молчал.

Чаще всего хорошие продавцы обаятельны внешне - и третий отдел как нельзя лучше иллюстрировал этот принцип. Ярче всех тут, конечно, выглядел Пэй Цзэ - высокий и красивый, чем-то напоминающий Ли Сюньжаня. Но если Ли Сюньжань к этому возрасту уже возмужал, Пэй Цзэ, напротив, выглядел, как мальчик, - приветливый, милый, но при этом в нём было что-то от плейбоя. 

Май Чэнь тоже выглядел хорошо. Честно говоря, с ним Цзянь Яо было более комфортно - в простой белой рубашке, светлокожий и опрятный, он выглядел «своим», словно вырос по соседству. 

Ближе к концу обеда позвонил Бо Цзиньянь, и Цзянь Яо сразу же засобиралась. Когда она прощалась со всеми, Пэй Цзэ встал:

- Я тоже уже всё. Пойдём вместе.

***

Машина Бо Цзиньяня была припаркована между офисом и кафе. Цзянь Яо спешила, на что Пэй Цзэ заметил со смехом:

- Куда ты так бежишь? Ты настолько его боишься?
- Осторожность не помешает, - ответила она.
- Расслабься! Вот уж действительно новичок!

Подойдя к вращающейся двери, Цзянь Яо заметила чёрный БМВ - самый раз для «братца важной шишки».

В это обеденное время внизу было оживлённо, и при выходе из вращающейся двери Пэй Цзэ естественным жестом поддержал Цзянь Яо за талию - на самом деле, едва коснулся, потому что девушка тут же посторонилась, как будто невзначай:

- Всё, я пойду.
- Пока! - Пэй Цзэ улыбнулся.

***

Цзянь Яо открыла дверцу автомобиля - и обнаружила внутри Бо Цзиньяня. Если бы она его не знала, то решила бы, что перед ней не обычный серьёзный и сдержанный профессор, а настоящий злой босс.

Едва она к нему подсела, он произнёс:

- Я бы на твоём месте избегал физического контакта с ними. Ты же знаешь, среди них могут быть наркоманы, а у наркоманов бывают всякие заразные заболевания.

Цзянь Яо удивилась - должно быть, он видел, как её поддержал Пэй Цзэ. Хоть тот и не прикоснулся, с этого ракурса всё, наверное, выглядело чуть ли не как объятия.

Сегодня они оба ехали на заднем сиденье, а за рулём находился доверенный человек Инь Цзыци, так что при нём можно было разговаривать свободно.

- А можно не таким мерзким тоном? Меня вообще никто не трогал.

Профессор ничего не сказал, лишь откинулся назад с закрытыми глазами.

Цзянь Яо посмотрела на него несколько секунд и вдруг тронула его щёку тыльной стороной ладони. Он тут же открыл глаза и посмотрел на неё.

- Простите, случайно коснулась.
- Что за глупость!

***

Во второй половине дня они вышли из самолёта в родном городе Ван Ваньвэй.

В старом, безвкусно обставленном доме сейчас жила только мать. Бо Цзиньянь предъявил удостоверение министерства общественной безопасности, и мать Ван Ваньвэй впустила их обоих. Проводив их в комнату дочери, она принесла чай и снова вышла. Профессор прокомментировал ассистентке:

- Слабая, интровертная, очень небогатая мать-одиночка, которая растила дочь одна. Характер человека в той или иной степени всегда подвержен влиянию среды, - тут он посмотрел на неё саму. - Вот ты выросла вполне нормальной.

В комнате Ван Ваньвэй хранились все реликвии её детства, а также вещи с той квартиры, где она проживала, когда умерла. Бо Цзиньянь огляделся, поднял руку и достал с книжной полки простую тетрадь:

- Нам повезло. Покойная любила излить душу в словах - замечательная привычка. 

Он нашёл стул, чтобы присесть, передал пару тетрадок Цзянь Яо, и они оба принялись читать.

Это был дневник Ван Ваньвэй. Она начала вести его в 2004-м, в 14 лет. 2005, 2006… В 2010-м, на втором курсе, в 20 лет, записи обрывались.

Помня, как тщательно Бо Цзиньянь проанализировал предсмертную записку, девушка читала дневник особенно внимательно. Выяснилось, что Ван Ваньвэй действительно была тонкой и ранимой натурой. Она писала по большей части о житейских мелочах, иногда о погоде, о всяких пустяках, которые её волновали. Но в целом это была девушка активная и осторожная, не узнавшая в те времена значительных взлётов и падений.

Нашлись фотоальбомы - детские, школьные, времён университета. Был и снимок в первый рабочий день - за письменным столом, с застенчивой улыбкой. Это напомнило Цзянь Яо другое фото - из материалов дела, где красивая девушка в чёрном лежала на кровати, уже не живая.

Согласно полицейскому протоколу, в ночь смерти Ван Ваньвэй звонила своей матери. 

- Что она сказала? - спросила Цзянь Яо.
- Это был такой странный звонок, - ответила убитая горем мать. - Была уже полночь. Я уже спала… Кто бы мог подумать?.. Она много-то не сказала… Только, что поехала куда-то с отделом. Велела заботиться о здоровье. Казалось, настроение у неё не слишком хорошее, но она никогда не была особенно разговорчивой… Я и внимания не обратила… Если б я только знала…

Бо Цзиньянь сунул руки в карманы брюк, а Цзянь Яо встала, чтобы её успокоить.

В материалах делах упоминалось также, что Ван Ваньвэй пыталась позвонить матери ещё раз, за полчаса перед смертью, но ещё до того, как было установление соединение, передумала и повесила трубку. Возможно, перед тем, как расстаться с жизнью, она сомневалась?

На обратном пути они заехали к бывшему парню Ван Ваньвэй. Они вместе учились в старшей школе, но поступили в разные университеты. Поддерживать отношения на расстоянии оказалось сложно, и вскоре они окончательно расстались. Парень вернулся в родной город, поступил на гражданскую службу, не поддерживал контакт с Ван Ваньвэй и уже пару лет не имел представления, что у неё происходит.

***

В город Б. они вернулись к полуночи.

Цзянь Яо сидела на переднем сиденье, смотрела на сверкающий огнями город, а потом её взгляд упал на руки профессора на руле - белые, тонкие, с очерченными суставами.

- Дело не в деньгах, - заговорила она. - Семья бедная, но не до такой степени, чтобы не выжить. Да и у неё зарплата была терпимая. Это не чувства - они расстались давно, и с тех пор она была одна. Не здоровье - в прошлом году она проходила медосмотр, там всё было в порядке. Остаётся только работа. Но как это проверить, если нельзя себя раскрывать?

Бо Цзиньянь постучал пальцами по рулю. Его профиль в сумерках выглядел очень невинно, а лёгкая улыбка на губах даже создавала иллюзию нежности.

- Я предпочитаю расследовать кратчайшим путём, - сказал он. - Тебе придётся учиться, чтобы за мной угнаться.

Цзянь Яо сразу заволновалась. Неужели она уже отстала?

- Что такое «кратчайший путь»?
- Её дневник.
- А что с него толку, он же только до второго курса?

Бо Цзиньянь ни с того ни с сего тихонько присвистнул и снова побарабанил по рулю. За окном медленно приближался их район, спокойный и живописный.

- Девушка её уровня тревожности не могла просто так избавиться от многолетней привычки вести дневник. Поэтому она наверняка вела его и в последние годы. Нам просто надо его найти - и всё разрешится.

Цзянь Яо кивнула, одобряя, а он вдруг добавил:

- Вот у тебя, к примеру, есть привычка выбирать зубную щётку по три дня. Ты бы смогла ни с того ни с сего измениться?
- Зачем мне меняться? Мне это нравится. К тому же ты сам попросил такую же, как только увидел.

Нимало не смутившись подобным замечанием, Бо Цзиньянь выговорил два слова:

- Кратчайший путь.
- Что «кратчайший путь»?
- Ты потратила три дня, чтобы выбрать. Я - три секунды, чтобы скопировать выбор. Вот это и есть кратчайший путь.

***

Наконец, они добрались до дома, Бо Цзиньянь припарковался и вышел из машины. Цзянь Яо пошла за ним:

- А как же мы найдём её дневник, если все её вещи остались у неё дома?
- Физические вещи, - невнятно бросил профессор.

Девушка остановилась:

- Ты имеешь в виду - у неё был электронный дневник?

В самом деле, в университете Ван Ваньвэй купила компьютер и могла завести себе электронный дневник! К тому же бумажный труднее хранить в секрете. Но фирма выдала ей ноутбук, и тот компьютер, по словам матери, был давно продан.

- Блог! - вдруг дошло до Цзянь Яо. - У неё наверняка в сети был блог! - она чуть подумала и добавила: - Хотя с её ноутбука всё стёрли, но если известен её IP, то айтишники компании смогут сказать, какие страницы она посещала. Возможно, там окажется и блог.

Бо Цзиньянь внезапно посмотрел на неё сверху вниз. От отсветов лампы в коридоре его чёрные волосы и костюм казались посыпанными снегом.

- Вот это моя школа, - его улыбка источала высокомерие.
- До чего же ты любишь хвастаться… - вздохнула Цзянь Яо.

***

С раннего утра на следующий день Бо Цзиньянь и Цзянь Яо засели в офисе. Девушка глядела на экран - перед ней был тайный онлайн-дневник Ван Ваньвэй. Профессор, с чашкой кофе в руках, закинув ноги на стул, читал на своём компьютере то же самое.

«4 сентября. На нём была новая рубашка. Ему очень идёт. Мы столкнулись у чайника, он сказал, что я хорошо составила протокол заседания. Я так рада.

12 октября. Сегодня мне нездоровится. Не пошла с остальными на ланч - болел живот. Другие коллеги не обратили внимание, а он принёс мне еды. Хотя он со всеми такой участливый. Разве можно надеяться, что я стану для него особенной?

9 ноября. Сегодня на нём светло-синий полосатый галстук. Я заметила, что у него много синих галстуков. Он и не догадывается, что это и мой любимый цвет.

15 ноября. Секретарь из другого отдела, моя подруга, порвала со своим парнем, потому что тот ей изменял. Мне так её жалко. Неужели в наше время не бывает вечной любви? Неужели в любви главное новизна, и всем наплевать на мораль и этику? Такие люди повсюду. А ты, любимый? Будешь ли ты меня любить?

20 ноября. Как же мне быть? Кажется, я влюбляюсь в него всё больше и больше. Если моё сердце - это устье родника, то он - чистая вода, которая мало-помалу занимает всё моё сердце.



15 декабря. Как же много работы в последнее время! Вчера забыла переслать файлы директору Дону. Замдиректора на собрании это безжалостно раскритиковал. Менеджер Линь из-за меня потеряла лицо. Невыносимо.

19 декабря. Сегодня опять ошиблась. Перепутала списки подарков для наших ВИП-клиентов. Ещё и с компьютера всё слетело. Коллега Шэнь очень сердилась. Я восстанавливала это всю ночь, а на рассвете прямо за столом расплакалась.

28 декабря. Почему всё так паршиво? Почему всё время всё кувырком? Менеджер Линь говорит, что за производительность в этом году поставит мне только «тройку». Я чувствую, что все, хоть и не говорят вслух, но на самом деле презирают меня. А он? Он улыбается, когда говорит со мной, но вдруг и он в душе считает меня никчёмной?»
Цзянь Яо попыталась прокрутить вниз, но следующий пост был последним. Дата его публикации ввергла её в шок: 10 июня, день её смерти, через полгода после предыдущей записи. 

Время - 0:37. По заключению судмедэкспертов, смерть Ван Ваньвэй наступила между 2 и 3 часами ночи. Значит, последнюю запись она сделала примерно за два часа до смерти.

«Включила компьютер. Оказывается, в этот чистый уголок я не заходила уже полгода. 

За эти шесть месяцев со мной не случилось ничего хорошего, моя жизнь скатилась ниже некуда, в грязь, темноту и холод, и думаю, что из них мне уже не подняться. Обо всём этом мне не хотелось писать в дневник. Здесь ещё чисто.

Но сегодня я решила покончить с собой… А он вдруг пришёл ко мне, чтобы признаться мне в любви.

Оказывается, мужчине, которого я давно и глубоко люблю, может быть, даже до сих пор… я всегда нравилась. 

Он сказал, что любил меня всегда, с первого дня, как я пришла на эту работу. Он сказал, что хоть должность у него маленькая и зарплата невысокая, но он будет упорно трудиться, и спросил, стану ли я его девушкой.

Любимый мой, почему же ты пришёл только сейчас?

Мой любимый, чистый, красивый, невинный мальчик, почему ты пришёл только теперь?

Но я благодарю тебя, благодарю тебя, любимый, что ты показал мне, что моя жизнь была не такой уж беспросветной. 

Ты - тот последний мерцающий свет, который провожает моё иссохшее тело.»

На этом дневник заканчивался.

Это было не совсем то, что Бо Цзиньянь и Цзянь Яо ожидали увидеть.

Они надеялись прочитать о причинах самоубийства, а также найти зацепки насчёт распространения наркотиков. Но тут всё было лишь про тайную любовь да про нелюбимую работу. А про последние полгода сообщалось не больше, чем в предсмертной записке, - да и то без подробностей.

Но был и непредвиденный плюс - в ночь суицида кто-то приходил к ней признаться в любви, и о таком важном факте этот человек ничего не сказал полиции.

Цзянь Яо увидела, что Бо Цзиньянь подошёл к стеклянной перегородке, отделявшей кабинет от офиса, и с шумом раздвинул шторы. Она приблизилась и встала с ним рядом.

Стекло было тонированное - они могли смотреть на людей, сами оставаясь невидимыми. 

Бо Цзиньянь сделал глоток кофе. Цзянь Яо проследила его взгляд: профессор смотрел на Пэй Цзэ и Май Чэня. По возрасту под описание Ван Ваньвэй подходили только они. На Пэй Цзэ был синий галстук, на Май Чэне - чёрный. 

Бо Цзиньянь хотел уже что-то сказать, когда Цзянь Яо произнесла:

- Май Чэнь.

Профессор приподнял бровь. Она пояснила:

- Хоть на Пэй Цзэ сегодня и синий галстук, однако она пишет сравнения: «чистый, родник, мерцающий, мальчик» - это определённо Май Чэнь. От него такое ощущение. А темпераменту Пэй Цзэ, - она сдвинула брови, - это не подходит.

Бо Цзиньянь рассмеялся:

- «Родник», «мерцающий», сравнения… Это женское мышление, мне его не понять. Но я с тобой согласен. Это Май Чэнь.

Цзянь Яо хотела уже спросить, что делать дальше, когда обнаружила, что он пристально смотрит на неё:

- А какой метафорой женщина описала бы меня?

Девушка взглянула на его лицо, окинула взглядом фигуру.

- Можно совершенно любую?
- Валяй, говори.
- Сразу предупрежу, что это не отрицательная метафора... Гордый и наглый лабрадор!

Глаза Бо Цзиньяня потемнели:

- В метафорах ты сильно уступаешь Ван Ваньвэй.

Цзянь Яо выглядела совершенно спокойной, только уголки рта чуть поползли вверх.

Ну да, лабрадор… Просто ей очень нравилась эта порода.

 

ГЛАВА 22
Если вы ухватились за нить - это ещё не значит, что вы сейчас же выйдете по ней из лабиринта.

Цзянь Яо спросила:

- Мне поискать возможность прощупать Май Чэня?

Поскольку в данный момент они не представляли полицию, просто вызвать его на допрос было невозможно.

Бо Цзиньянь поглядел на дверь и побарабанил пальцами по директорскому столу:

- Нет. Позови его сюда, спросим в лоб.

Она посмотрела недоверчиво: ещё вчера он собирался не раскрывать инкогнито, даже пришлось выдумывать командировку ради поездки.

- А разве мы так не раскроемся?

Профессор быстро поднял на неё взгляд:

- Ты предполагаешь, что я идиот?

Эти слова словно окатили девушку ледяным душем. Находясь с ним и день и ночь, она едва не забыла, что этот человек - эксперт по криминальной психологии. А стало быть, хитрые методы допроса - его конёк.

***

В скором времени появился Май Чэнь, вид у него несколько беспокойный.

Бо Цзиньянь чуть приподнял подбородок:

- Садись.

Молодой человек сел напротив него.

- Директор Бо, что случилось?
- Отдел IT только что сообщил - они восстановили ноутбук погибшей в прошлом месяце ассистентки. В том числе её дневник. Там сказано, что в ночь, когда она покончила с собой, ты приходил к ней объясниться в любви.

Лицо Май Чэня окаменело. Он ничего не сказал.

- Ты скрыл от полиции такой серьёзный факт. Я сомневаюсь в твоей добросовестности, - голос Бо Цзиньяня звучал легко, но в глазах читалась явственная угроза.

Щёки Май Чэня пошли красными и белыми пятнами. Он сидел опустив голову и не шевелился.

Повисла тишина.

Цзянь Яо во все глаза смотрела на них обоих и вдруг пересеклась взглядом с Бо Цзиньянем.

Что могло означать это выражение лица? Очень серьёзное, но совсем не высокомерное. Она всё ещё пыталась понять, когда профессор вдруг ей подмигнул. Перед этим он выглядел как прекрасное изваяние, но этот жест вдруг показал, что его красота может выглядеть и легкомысленной.

Это, однако, явно был намёк, только какой - Цзянь Яо не понимала. Кто его знает, какой он в это вкладывал смысл? Ну не умеет она читать мысли, понятно?

Девушка решила действовать по собственному разумению. Она встала, налила стакан воды и подала Май Чэню.

- Спасибо, - ответил тот.

Цзянь Яо посмотрела на профессора:

- Директор Бо, можно мне сказать Май Чэню пару слов?

Профессор с прежним видом тихо сказал «угу». Цзянь Яо не понимала, действительно ли он хочет разыграть тактику «плохой полицейский - хороший полицейский», но какая теперь разница?

Она встала рядом с Май Чэнем и мягко произнесла:

- Не бойтесь. Я думаю, директор Бо действительно радеет за благо всего отдела. За то, что один человек предоставил полиции ложные сведения, может оказаться в ответе вся наша большая семья. Думаю, лучше всего вам прямо сейчас рассказать директору Бо все детали - и мы вместе подумаем, как можно решить вопрос. 

Лицо Май Чэня ещё больше залилось краской. Он поднял голову - это был взгляд человека, который бесконечно жалеет о своей ошибке.

- Простите, директор Бо. Я в тот вечер действительно приходил к Ван Ваньвэй. Я не ожидал, что она покончит с собой, - он откашлялся. - Правила компании запрещают романы между сотрудниками. Если бы узнали - меня бы сразу уволили. Вот поэтому я ничего и не сказал.

Бо Цзиньянь посмотрел на Цзянь Яо, та кивнула - да, такое правило действительно есть. Сам-то профессор корпоративный регламент даже не открывал.

- Расскажи, что случилось в тот день, - потребовал он.

Глаза молодого человека тоже стали красными.

- В тот день, сразу после корпоратива, я вдруг решился и пошёл в её домик. 
- В котором часу? - прервал его Бо Цзиньянь.
- Кажется, минут в десять первого. Было очень поздно, и я, когда вышел, посмотрел на часы, а потом проверил, горит ли у неё свет. И тогда уже пошёл к ней.
- А потом? - мягко спросила Цзянь Яо.

Май Чэнь сделал глубокий вдох и на одном дыхании произнёс:

- А потом я сразу сказал, что люблю её и хочу, чтобы она была моей девушкой. Она ответила, что подумает. Тогда я вернулся к себе, лёг спать - и проспал до утра.
- Во сколько ты ушёл? - уточнил Бо Цзиньянь.
- Где-то в половине первого.
- Она не говорила, не делала чего-нибудь необычного? - спросила Цзянь Яо.

Тот горько усмехнулся:

- Я так нервничал, что ничего не заметил.
- О чём ещё вы с ней говорили в ту ночь? - задал вопрос профессор.

Май Чэнь помолчал секунду:

- Это всё.

Цзянь Яо отметила, что лицо у него словно окаменело - он не хотел говорить дальше.

Он что-то скрывает? Или не хочет рассказывать, потому что слишком больно? Довольно сложно надавить на него сильнее, чтобы он при этом не заподозрил, что что-то не так. Но как же быть?

В этот момент она услышала голос Бо Цзиньяня:

- Цзянь Яо, отнеси в полицию распечатку дневника Ван Ваньвэй.
- Хорошо.

Почему он вдруг упомянул об этом?

Май Чэнь поднял взгляд:

- Можно мне… посмотреть её дневник?

***

Раньше Цзянь Яо считала, что полицейский допрос - это, по большей части, жёсткое психологическое давление. Теперь она обнаружила, что Бо Цзиньяню незачем пускаться в долгие словесные игры - он способен добиться цели, идя напрямик. 

Вот и сейчас, читая страницу за страницей, Май Чэнь приходил во всё больший эмоциональный раздрай.

Главное в полицейском допросе - снять психологическую защиту. Так и случилось.

Очевидно, Бо Цзиньянь, расследуя дело, с филигранной точностью изучал человека - в отличие от обыденной жизни, где он не замечал никого и ничего.

Профессор подал Цзянь Яо знак, и та показала Май Чэню только те части дневника, где речь шла о тайной любви жертвы. К концу чтения молодой человек закрыл лицо руками и разразился рыданиями. Цзянь Яо, сидевшая рядом, утешая, похлопала его по спине. В порыве эмоций, Май Чэнь повернулся и обнял её. Это была вполне нормальная реакция. Цзянь Яо не шевелилась, по-прежнему поглаживая его по плечу, когда вдруг позади раздался холодный голос:

- Тебя кости не держат, что ты так за неё ухватился?

Напуганные этим тоном, Цзянь Яо и Май Чэнь тут же отсели друг от друга.

Она обернулась. Профессор смотрел на неё естественно, как ни в чём не бывало. Что, интересно, он имел в виду?

Может, в свете его речи о заразных наркоманах, он таким образом хотел её защитить? Но Май Чэнь вряд ли имел к ним отношение - он же был «чистый», как следовало из дневника Ван Ваньвэй?

У Цзянь Яо вдруг возникло странное чувство…

Но прежде чем она успела додумать мысль, Бо Цзиньянь уже увёл Май Чэня к своему столу.

- Она в тот день была в синем платье. Она часто носила синее, теперь я знаю, почему… Она была не накрашена. Только серьги и распущенные волосы… Но всё равно было очень красиво. Глаза у неё были немного красные, я спросил - почему, она сказала от ветра, и дальше я расспрашивать не стал.

Когда я ей признался, она сказала, что подумает, а я сказал, что позвоню ей через час. Но… я вернулся к себе… так устал в тот день. Принял ванну, закрыл глаза на минутку - и в итоге проспал. И не позвонил ей. А на следующий день узнал…

Может, то, что я не сдержал слово, было последней каплей, когда она решила покончить с собой? Потому мне так стыдно было про это упоминать.

Усмешка на его лице стала ещё горше.

- Мог кто-то из сотрудников знать, что ты испытываешь к ней чувства? - спросил профессор.
- Все знали, - прошептал Май Чэнь. - В то утро, когда нашли её тело, я совсем голову потерял. Меня видели все, только никому не сказали. Менеджер тоже не стала меня обвинять.

***

Цзянь Яо настойчиво попросила Май Чэня держать этот разговор в тайне от всех: таково желание председателя и, кроме того, это будет знаком уважения к покойной. Май Чэнь кивнул.

Когда он вернулся на рабочее место, его сосед Лао Чжоу похлопал его по плечу:

- Ну как ты?

Покрасневшие глаза было не спрятать. Май Чэнь смутился:

- Да ничего. Директор Бо недоволен мой работой. Разнёс меня там в пух и прах.

Он встал и пошёл умыться.

***

Цзянь Яо смотрела на офис из-за стеклянной перегородки и горько думала: теперь не узнать - если бы Май Чэнь действительно позвонил, Ван Ваньвэй осталась бы жива?

Она обернулась и посмотрела на Бо Цзиньяня. Тот, видимо, догадался, о чём она думает:

- Тебе его жалко?
- Немного. Ошибка в любви - о таком люди сожалеют до конца жизни.

Он пренебрежительно хмыкнул:

- И это неизбежно? Я тут давеча видел один полицейский отчёт: пара, накануне они поженились. Мужчина ел с шомпола мясо. Вот этим шомполом ему и проткнули горло насквозь.

Цзянь Яо не нашлась, что ответить. Хотя ладно, в душе она признала, что от его замечания её сентиментальность как рукой сняло.

- Короче, жалеть его не стоит, - заключил Бо Цзиньянь. - Напротив, следовало бы дать по шее - потому что именно из-за его трусливого чувства вины правда о смерти Ван Ваньвэй так и не всплыла.

И почти сразу же он добавил:

- Сообщи Инь Цзыци, что дальше мы дело вести не можем.
- Почему?

Бо Цзиньянь поудобнее уселся на своём стуле.

- Потому что о предумышленном убийстве нужно сообщать в полицию, чтобы завели дело. Она хотела всё скрыть? Ну что ж. Молодец.

Цзянь Яо затрепетала - у неё были кое-какие догадки, но очень смутные.

- Почему убийство? Ты же сам вчера говорил, что предсмертная записка - настоящая.
- Я утверждал, что жертва действительно её написала. Я не утверждал, что жертва покончила с собой, - улыбнулся Бо Цзиньянь. - Разве ты не заметила? Да вся эта история целиком состоит из нестыковок! Мы совершенно однозначно имеем дело с предумышленным убийством. А убийца - это один из твоих милых коллег.
 

ГЛАВА 23
Вместо того, чтобы наброситься с расспросами, Цзянь Яо просто смотрела на Бо Цзиньяня. А у того настроение, очевидно, было прекрасным. Хоть он и не пританцовывал от радости, а по-прежнему спокойно сидел с высокомерным видом в своём строгом костюме, однако по кончикам бровей и уголкам глаз можно было заметить, что он улыбается.

Блистательный мучитель.

Наконец, Цзянь Яо села напротив него, сложила руки на коленях и произнесла:

- Я внимательно слушаю.

По мнению Бо Цзиньяня, причина, почему это предумышленное убийство, была действительно проста, как в учебнике. Он уже собирался коротенечко всё растолковать, как вдруг поднял глаза и обратил внимание на выражение её лица: взгляд ясный, губы слегка поджаты, вид сосредоточенный.

Редкий случай, когда она кротко просит учителя о наставлениях?

Тут Бо Цзиньяню пришла в голову идея. Он повернулся на стуле:

- Что у нас было на завтрак в прошлую среду?

Цзянь Яо посмотрела с недоумением: почему он вдруг вспомнил? В среду… В среду было на завтрак…

- Рыбные пельмешки. - Она делала их в первый раз. Это было так сложно и утомительно, что потому и запомнилось. К тому же с тех пор она ни разу их не повторяла.

Бо Цзиньянь самым непринуждённым тоном произнёс:

- Хочу такие же завтра. И если ты не возражаешь, тогда перейдём к разбору обстоятельств дела.

Цзянь Яо опешила. Ей показалось, или это сейчас был неприкрытый блестящий шантаж?

С её молчаливого согласия профессор слегка улыбнулся и продолжил:

- Во-первых, когда Май Чэнь приходил к Ван Ваньвэй, она была в синем платье - это был её счастливый цвет, она специально оделась так перед самоубийством. Тем не менее на фото с места преступления она в чёрном. А парень только что объяснился ей в любви. Даже если она не оставила мысль о самоубийстве, как же вышло, что она переоделась вдруг в чёрное? Такая чувствительная девушка, так боялась - могла ли она захотеть, чтобы после смерти компанию ей составлял не любимый синий, а чёрный цвет?

Во-вторых… Прощальный звонок матери состоялся в 0:05. Май Чэнь заходил к ней примерно в 0:30. В 0:40 она второй раз набрала номер матери, но говорить не стала. Если она не передумала, то зачем звонила? Чтобы стало вдвое больнее? А ведь прямо перед этим от неё ушёл Май Чэнь. Логично предположить, что она передумала убивать себя и хотела услышать голос своей матери. 

Последнюю запись в дневник она сделала в 0:37, а умерла между 2 и 3 часами утра. Совершенно нелогично. Неужели она перед смертью не сделала бы ещё одну запись? Почему не написала Май Чэню, что не может с ним остаться? Если она решила поставить точку в собственной жизни, почему она не попрощалась с Май Чэнем? 

И чем она вообще занималась эти два часа? Матери не звонила, Май Чэня не отвергала, в дневник не писала… медитировала, что ли? Почему, позвонив матери, она положила трубку? И почему, наконец, она вообще выбрала смерть от наркотиков? Если последние полгода она чувствовала себя грязной, почему она выбрала наиболее грязный способ умереть? 

Во время этой длинной речи профессор заварил себе чаю, выпил одним глотком и внимательно посмотрел на помощницу:

- В следующий раз, будь добра, решай дела подобного уровня сама. Мой мозг рассчитан на сложность на порядок выше. 

Переварив сказанное, Цзянь Яо бросила на него взгляд: настолько естественно у него прозвучало это «в следующий раз». Будет или нет «следующий раз» - это же ей решать, правда?

Поразмыслив минутку, она спросила: 

- Ты думаешь, показаниям Май Чэня можно верить?
- Можно, - ответил Бо Цзиньянь. - Иначе с чего бы он сообщил нам подробности, указывающие, что это было предумышленное убийство? Кроме того, согласно дневнику Ван Ваньвэй, он не имел никакого отношения к её несчастьям.
- Я тоже так думаю, - кивнула Цзянь Яо. - Дневник был тайный, можно считать его надёжным. Айтишники сказали, что никто в него позже не заходил и ничего не правил. И вообще ни с каких других компьютеров, кроме компьютера Ван Ваньвэй, в него не заходили.

Профессор добавил:

- Кроме того, Май Чэнь сообщил, что на покойной были серьги. Их нет на фотографии трупа. 

Цзянь Яо вспомнила фото и кивнула.

- Ступай в полицию и проверь - есть ли эти серьги среди улик.
- Хорошо.

А он в это время взял в руки телефон:

- Зайди ко мне.

Неизвестно, кто ответил ему на том конце, но следующими его словами были:

- Ну так закончи это своё унылое совещание! - его тон сменился на ледяной. - Ерунда твоё совещание. Жизнь человека важнее.

***

По сравнению с прошлым красным платьем сегодняшний белый костюм от Шанель делал Инь Цзыци более утончённой - и более привлекательной. Она сидела на диванчике в приёмной и сосредоточенно слушала подробности дела. Говорила в основном Цзянь Яо, потому что Бо Цзиньянь заявил, что не намерен излагать одно и то же по второму кругу.

- …Таким образом, - закончила ассистентка, - нужно приостановить расследование и поставить полицию в известность. 

Инь Цзыци помолчала, размышляя, и когда заговорила, тон уже был спокойным:

- Спасибо, что выяснили правду. Человек умер, а я могла так и не узнать, что в моей компании есть убийца. Такого я не потерплю.

Цзянь Яо кивнула, профессор остался неподвижен. Его сестра продолжила:

- И тем не менее, можем ли мы не предавать дело огласке?

Ассистентка растерялась, а председатель ещё раз спросила:

- Можно, Цзиньянь?

Тот переспросил очень холодно - совсем не так, как брат, который в хороших отношениях со старшей сестрой:

- По-твоему, я должен промолчать?

Инь Цзыци медленно ответила:

- Продолжай расследовать. Найдёшь убийцу - тогда и сообщишь всё полиции. Пусть арестуют, но никому ничего не говорят.

Цзянь Яо понимала, что беспокоит Инь Цзыци - всё это могло отразиться на компании. Но, как и сказал профессор, тайное расследование предумышленного убийства влекло за собой массу сложностей.

- Нет, - бесстрастно выговорил Бо Цзиньянь.

В комнате воцарилась тишина.

После паузы Инь Цзыци попросила:

- Сяо Цзянь, можешь выйти на минутку?
- Хорошо, - ответила та.

***

Когда Цзянь Яо вышла из кабинета директора, многие обратили на неё внимание. Менеджер Линь как раз в это время болтала за чашкой чая с помощницей Инь Цзыци и тоже отметила её появление:

- Что-то случилось?
- Ничего, - ответила она. - Просто председатель хотела переговорить с директором Бо с глазу на глаз.

Разумеется, больше вопросов не последовало.

Цзянь Яо нашла свободный стул, и через пару минут к ней на кресле подкатил Пэй Цзэ:

- Как ты сегодня вечером, занята?

Она улыбнулась:

- Зависит от графика директора Бо.

Пэй Цзэ обнажил в улыбке белые зубы:

- У меня возле дома открылся кантонский ресторанчик, я всё думаю заглянуть, как там. Хочешь со мной?

«Я бы на твоём месте избегал физического контакта с ними. У наркоманов бывают всякие заразные заболевания... Тебя кости не держат, что ты так за неё ухватился?» - слова Бо Цзиньяня вдруг мелькнули у неё в голове. От них ей было неловко, но почему-то чуточку сладко на сердце. 

- Извините, - сказала она. - У меня вечером встреча.
- С парнем?

Цзянь Яо не стала подтверждать или отрицать, лишь улыбнулась, и Пэй Цзэ уехал на своём кресле назад.

***

Инь Цзыци смотрела на брата, и ей было не по себе.

Она знала, что с самого детства Бо Цзиньянь безразличен ко всем, в том числе и к ней. Однако в детстве частенько бывало так, что занятые своими делами мать и отец уезжали, и тогда они с братом подолгу оставались вместе. Они росли в одном доме, одинаково вели себя за столом, смотрели по телевизору одно и то же. В том возрасте она полюбила развлекаться, а он безмолвно следовал за ней, а потом говорил: «Инь Цзыци, какая же ты зануда».

В средней школе она стала популярна, а Цзиньянь был всего лишь чудаковатым замкнутым вундеркиндом. Никто бы и не подумал, что они брат и сестра. Но когда её обманул какой-то плейбой, и она втихомолку плакала дома, Бо Цзиньянь не колеблясь нашёл его, сначала унизил словесно, а потом вдобавок начистил ему лицо.

А потом он поступил в университет - и они начали отдаляться. Иногда она думала: может, Цзиньянь из тех, кто вообще не способен испытывать какие-либо чувства? Потому что за все годы учёбы он ни разу не позвонил ей первым. Однако не было сомнений, что в его жизни не было никаких других женщин, кроме неё. Это факт почему-то приносил ей странную радость и удовольствие, но она никогда не задумывалась - это гордость сестры за брата или что-то большее. Ведь она была рассудительна, вела блестящую жизнь, выбрала подходящую партию для брака. А он по-прежнему был её единственным братом, вот и всё.

А теперь он взял и отказал ей, решительно и жестоко.

Она коротко посмотрела на него:

- Ты мне сказал «нет»? На глазах у постороннего человека?

Этот вопрос нисколько его не смутил:

- Давай начистоту: это просто была глупая просьба.

Инь Цзыци куснула нижнюю губу и, презрев великосветские манеры, прорычала:

- Цзиньянь! Наша компания котируется на бирже! Ты хоть помнишь, что у тебя один из крупных пакетов акций? А третий отдел - это ядро компании. Если разразится скандал, что у нас произошло убийство, клиенты от нас сломя голову побегут! Ты понимаешь, насколько упадут тогда акции?!

Он только смотрел на неё и ничего не говорил.

- Это не только фирма, которую потом и кровью создали твой отец и моя мать. Теперь это ещё и моё будущее и моя жизнь. Ты допустишь, чтобы мои многолетние труды пошли прахом? Ты будешь спокойно смотреть на моё горе?

Он по-прежнему сидел неподвижно. Она встала с дивана, подошла к нему, чуть помедлила и положила руку ему на плечо. Коснувшись, она чуть-чуть удивилась - такой хрупкий когда-то юноша оказался плотным и жёстким. Он превратился в зрелого мужчину.

По бесстрастному взгляду Бо Цзиньяня трудно было понять, о чём он думает, но она мягко произнесла:

- Я не прошу тебя бросить расследование. Просто держи его в тайне. С твоим талантом это же для тебя пустяк? Цзиньянь, я умоляю тебя. Я же никогда ни о чём не просила с самого детства. Это же единственный раз. 

***

Когда Инь Цзыци грациозно вышла из кабинета Бо Цзиньяня, на её лице светилась безукоризненно изящная улыбка.

Все встали, в том числе Цзянь Яо. Председатель произнесла: 

- Мы поговорили с директором Бо, он очень вами доволен, так что и я довольна. Продолжайте добиваться отличных результатов в этом году, и по итогам года каждый получит по большому «красному конверту».*

Все радостно заулыбались, затем расселись по своим местам, а Цзянь Яо вернулась в кабинет Бо Цзиньяня. Тот как ни в чём не бывало просматривал газету.

- Закажи на завтра два билета на тот курорт. Поедем осматривать место преступления.

Девушка оторопела. «Поедем»? Это значит…

- Ты согласился?
- Угу.
- Почему? - слегка удивилась Цзянь Яо. Каким бы взбалмошным и вздорным ни был профессор в обычное время, но в отношении расследуемых дел он всегда был правилен до мелочей. Возможно, сестра для него действительно так много значит, что он сделал для неё исключение?

Бо Цзиньянь равнодушно усмехнулся:

- Просто подумал - да и согласился.

***

Была уже глубокая ночь, а Цзянь Яо и Бо Цзиньянь, каждый в своём углу дивана, изучали материалы дела. 

Поскольку самоубийство превратилось в убийство, все имеющиеся зацепки следовало заново рассортировать, все сведения - осмыслить; например, просмотреть детальные биографии всех сотрудников отдела, выяснить, кто в каком номере жил, зарисовать, что и где было там расположено, и даже проверить погоду, и так далее до бесконечности.

Бо Цзиньянь потихоньку потягивал кофе, Цзянь Яо пила чай. Было тихо. Иногда девушка поднимала взгляд, чтобы посмотреть на профессора - тот, красивый, спокойный, сосредоточенный и полностью поглощенный работой, напоминал нефритовое изваяние. Она сидела не так уж далеко, и казалось, его аура захватывает и её.

***

Цзянь Яо сама не заметила, как заснула. А когда открыла глаза, первым делом увидела серый потолок и обнаружила, что лежит на огромной, мягкой, совершенно чёрной кровати. Когда же она пришла в спальню Бо Цзиньяня?

Она была в тех же юбке и блузке, но босиком. Выбралась из постели - тапочек нигде не было. Он что, принёс её на руках? 

Через коридор из гостиной до неё донеслись звуки симфонии и еле слышные шаги.

Странно, что он не оставил её лежать на диване, а перенёс в спальню. Это было как-то неожиданно.

К тому же на руках…

Сердце всколыхнулось от еле уловимых сладких мыслей. Цзянь Яо босиком направилась в сторону гостиной, но не успела ещё выйти из коридора - как замерла на месте.

В неярком свете единственного торшера первым делом ей в глаза бросилась ванна - она была наполнена до краёв, и то ли от лампы, то ли звёздного света за окном казалось, будто горячий пар над ней чуточку светится. 

Неудивительно, что он перенёс её в комнату, - он всего лишь хотел принять ванну в своей гостиной. 

Чуть повернувшись, Цзянь Яо увидела Бо Цзиньяня - он стоял у окна в одном лишь белом полотенце. Полотенце охватывало талию, оставляя открытыми голени и спину, и заметные ещё струйки воды, стекая, обрисовывали контуры его фигуры.

Однако несмотря на тусклое освещение, девушка разглядела, что вся эта красивая спина, словно бороздами, пропахана бесчисленными шрамами. В полутьме казалось, будто какой-то зловещий цветок распустил по спине свои побеги.

Цзянь Яо очень, очень удивилась.

Бо Цзиньянь сам всегда говорил: его работа - анализ, за остальное отвечает полиция. Но если так, откуда же на нём столько глубоких рубцов? Неужели ему довелось пережить нечто настолько страшное? 

Чуть приглядевшись, она заметила, что рубцы складываются в ровные полосы слева и справа. И с той, и с другой стороны полос было не менее десяти. 

Цзянь Яо секундочку постояла в тишине, а потом на цыпочках вернулась в спальню.

———
* «Красный конверт» - премиальные.
 

ГЛАВА 24
Цзянь Яо опять не заметила, как заснула, но когда она открыла глаза, в комнате горела лишь крохотная лампочка у кровати. Смутно ей помнилось, что сквозь сон она видела Бо Цзиньяня в пижаме - он стоял рядом и на что-то смотрел.

Она собиралась встать, повернула голову - и вдруг краем глаза обнаружила, что рядом с ней лежит что-то большое. Цзянь Яо успела испугаться до холодного пота. 

Что это? …Бо Цзиньянь?!

В этой своей пижаме, бледный, с закрытыми глазами, без обыкновенного дерзкого выражения на лице, он выглядел большим мальчишкой. Руки и ноги были вытянуты - как в последний раз, когда она видела его спящим.

И когда это он успел лечь на её кровать?

Хотя нет… собственно, это же его кровать.

Она повернулась на бок, подперев голову рукой - и посмотрела на его лицо, теперь настолько близкое. В комнате было темно и тихо, и казалось, она чувствует исходящее от него тепло. Её сердце исподволь забилось быстрее.

Добрых снов, Бо Цзиньянь.

***

Когда Бо Цзиньянь проснулся, было уже совсем светло.

Профессор сел на кровати и секунду неосмысленно смотрел в одну точку, потом повернулся - и увидел рядом с собой Цзянь Яо. 

Прошлой ночью его уже настолько вырубало, что тот факт, что она спит рядом, как-то прошёл мимо него. И лишь теперь до него дошло, что впервые за 26 лет он находится настолько близко от живой женщины.

На ней была одежда, в которой вчера она ходила на работу - блузка и короткая юбка, оставлявшая открытыми ноги от колен. Кожа на них была совсем не как у мужчины - тонкая, гладкая, без заметных глазу пор. Босые ступни выглядели миниатюрными и мягкими.

Порассматривав её ноги, через несколько мгновений он вернулся к её лицу. Длинные волосы разметались по иссиня-чёрной простыне, ещё больше оттеняя её белые изящные щёки. Девушка лежала на боку, свернувшись клубочком и едва ли не прильнув к нему. 

Бо Цзиньянь нахмурился - сон на левом боку создаёт повышенную нагрузку на сердце. Совершенно нездоровая поза, прекрасный способ сократить жизнь. Без колебаний он перевернул её на спину, вытянул ей руки и ноги и подсунул подушку под голову, чтобы лицо смотрело вверх.

Теперь, когда она спала в здоровой позе, данное зрелище больше радовало глаз. Удовлетворённый, он неторопливо встал с постели и вышел.

***

К третьему пробуждению Цзянь Яо небо было уже ярким. Она сразу бросила взгляд на настенные часы - чуть не проспала! Девушка тут же направилась в ванную, чтобы освежиться. Подняв глаза, она с удивлением обнаружила в зеркале растрёпанное чучело в совершенно мятой блузке. 

Цзянь Яо потеряла дар речи - ну просто потрясающе! И вот такой уродиной, выходит, её сегодня видел Бо Цзиньянь?

Ещё раз вглядевшись в зеркало, она вдруг испугалась. Почему её внутренний голос теперь говорил с интонациями профессора?

***

В ярких лучах утреннего солнца Бо Цзиньянь, уже в своём чёрном костюме, сидел на диване и читал газету. Цзянь Яо собиралась неслышно пройти мимо него и подняться к себе наверх, когда из-за газеты раздалось:

- И где мои рыбные пельмени?

Цзянь Яо никак не ожидала, что он про них помнит - у неё-то они совсем вылетели из головы.

- В другой раз сделаю. Сегодня уже некогда.

Она опустила взгляд - и вдруг обнаружила на столе две порции завтрака - кашу и пельмени с креветками, источавшими соблазнительный аромат. Они явно были из магазинчика по соседству, знаменитого своей кашей. Цзянь Яо удивилась - Бо Цзиньянь никогда не выходил за завтраком по утрам. Он считал, что стоять в очереди - это долго, шумно и скучно.

Зная, что вопрос дурацкий, она не смогла удержаться, чтобы не спросить:

- Это ты купил?

На подобную глупость Бо Цзиньянь отреагировал ожидаемо.

- Нет, - ответил он совершенно невозмутимо. - С неба упало, откуда же ещё.

***

Сбегав домой умыться и собраться, Цзянь Яо вернулась назад и обнаружила, что возле Бо Цзиньяня сидит Фу Цзыюй и уже доедает её пельмени. Она тихо села рядом и, ни слова не сказав, взяла остатки каши. На профессора она бросила всего один взгляд, но успела отметить, что он, кажется, улыбался.

Не обращая на него внимания, девушка вернулась к каше.

Насытившись, Фу Цзыюй пришёл в хорошее настроение и вытащил из сумки здоровенную пачку документов. Цзянь Яо посмотрела вопросительно - что это?

- Когда Цзиньянь взял дело, - пояснил врач, - он попросил меня нанять частного детектива и проверить всех сотрудников третьего отдела. Времени было мало, результаты предварительные, так что если будет что-нибудь новое - я позже сообщу.

Цзянь Яо с уважением посмотрела на профессора:

- Вот это круто. Да ты прямо будущее предсказываешь?

Цзиньянь усмехнулся, не проронив ни слова. Видимо, это означало: «Ты ещё спрашиваешь? Само собой!»

***

И точно так же, «само собой», подразумевалось, что если уж бессменная нянечка Фу Цзыюй привёз документы, то ему же придётся доставить профессора в аэропорт. Пока автомобиль вовсю нёсся по шоссе, Цзянь Яо просматривала документы.

Урожай был знатный.

Менеджер Линь Юйсюань полностью соответствовала своему офисному имиджу. Типичная карьеристка. Разведена, детей нет. Годовой оклад - миллион. В её жизни существовала работа и только работа. В быту требовательна, характер склочный, чужих ошибок не терпит. Регулярно подаёт жалобы на охранников жилого массива, уборщиков, официантов в ресторанах. За последний год несколько раз сменила домработницу. 

Работой Ван Ваньвэй она была недовольна. В прошлом году дважды хотела уволить её или куда-нибудь перевести, но поскольку за все годы работы та лишь в последний раз получила оценку «С», от этой идеи менеджеру пришлось отказаться.

Теперь Цзянь Яо поняла, что менеджер Линь не знала правду об их с Бо Цзиньянем миссии, а просто предполагала, что людей, за которыми стоит председатель, лучше поддержать.

Чжоу Цинь: типичный «хороший парень». И коллеги, и соседи, и друзья отозвались о нём очень хорошо. Однако ему не повезло - два года назад умерла жена, оставив двухлетнего сына. Это привело к длительной депрессии. Теперь, когда горе поутихло, он направил все силы на воспитание мальчика. Все выходные проводил только с ним. Недавно друзья пытались свести его с красивой девушкой, он отказался.

Цянь Юйвэнь: приезжий, холостяк. Наиболее любопытная новость о нём - часто посещает гей-клубы. Известен в соответствующих кругах, однако постоянного партнёра у него нет. 

Шэнь Даньвэй: тоже приезжая. Часто зависает в барах, обычно в компании других приезжих. Её романы длятся по паре месяцев. Чётко даёт понять, что для неё это лишь игра.

Пэй Цзэ: отталкивающее впечатление, сложившееся о нём у Цзянь Яо, соответствовало действительности. Плейбой из богатой семьи, завсегдатай ночных клубов, «маленький принц».

Если Чжоу Цинь был отцом, достойным подражания, то Май Чэнь являлся таким же примерным сыном. Его родители жили вполне благополучно, пока пару лет назад отца не парализовало после инсульта, и молодому человеку приходилось помимо работы ещё и ухаживать за больным отцом.

Финансовое положение у каждого было относительно неплохим. И на первый взгляд, наибольшее подозрение внушала менеджер Линь, однако и речи не шло ни о каком мотиве для убийства. 

В полицейских протоколах было упомянуто, что в тот вечер непрерывно шёл дождь, ко второй половине ночи превратившись в настоящий ливень, но к утру уже практически перестал. С точки зрения заметания следов это было только на руку убийце.

Цзянь Яо достала ручку и бумагу и выписала, кто в каком номере жил:

Комната A: менеджер Линь, Шэнь Даньвэй.
Комната B: Чжоу Цинь.
Комната C: Цянь Юйвэнь, Пэй Цзэ
Комната D: Май Чэнь.
Комната E: Ван Ваньвэй.

Изначально, в соответствии с должностью, предполагалось, что Шэнь Даньвэй и Ван Ваньвэй должны жить в одной комнате, но поскольку Даньвэй и менеджер Линь хотели в свободное время поработать над проектом, девушки обменялись номерами.

Пэй Цзэ тоже должен был поселиться вместе с Май Чэнем, но ушёл к Цянь Юйвэню - оба были футбольными фанатами и смотрели матч. 

И пользы от всех их показаний практически не было.

***

Цзянь Яо немного подумала, потом повернулась к Бо Цзиньяню - и обнаружила, что он нацепил на глаза маску для сна. Пока она копалась во всех этих бумагах, он уже узнал ответ?

Она потрогала пальцем его руку:

- Ну расскажи мне, что ты нашёл?

Бо Цзиньянь не пошевелился, только лениво произнёс:

- Я хочу спать. Напоминаю, что сегодня утром, пока кое-кто храпел во сне в своей нездоровой позе, я ходил на улицу, чтобы купить завтрак.

Цзянь Яо хотела что-то сказать и вдруг вспыхнула: она посмотрела в зеркало впереди и встретилась взглядом с Фу Цзыюем. Впрочем, тот по-прежнему плавно вёл машину - будто ничего особенного и не слышал.

Повисла какая-то странная пауза.

Решив сделать вид, что ничего не случилось, Цзянь Яо попробовала поддеть Бо Цзиньяня:

- В самолёте поспишь! Там вокруг будут люди, говорить всё равно будет неудобно. И потом, если ты не будешь ничего объяснять, как мне раскрывать дело в следующий раз?

Последние слова она, судя по всему, выпалила напрасно - Бо Цзиньянь тут же приподнял повязку на глазах и внимательно поглядел на неё. Пару секунд они молча смотрели друг на друга, потом он произнёс:

- Договорились.

Это прозвучало чуточку самодовольно.

- Я просто для примера… - начала Цзянь Яо, но было уже поздно - с видом победителя он опустил повязку обратно.

В это время Фу Цзыюй вдруг произнёс:

- Цзянь Яо, как по-твоему, я сильно похож на лампу?
- О чём ты? - поднял брови Бо Цзиньянь.

Девушка тоже вопроса не поняла, но снова встретилась взглядом с Фу Цзыюем в зеркале заднего вида - он многозначительно улыбался. До неё вдруг дошло…

Есть выражение «лампа, которая светит днём». Третий лишний. Потому что если и так светло, то зачем эта лампа нужна?

Цзянь Яо, у которой и так мелькали всякие задние мысли, решила сделать вид, что намёка не поняла. По счастью, Фу Цзыюй её больше не поддразнивал, а просто вёл машину, напевая себе под нос. 

В этот момент Бо Цзиньянь произнёс:

- Сперва расскажи мне, до чего додумалась сама.
- Во-первых, Ван Ваньвэй пыталась дозвониться до матери в 0:40. Я подозреваю, что трубку она бросила не сама, а её прервали. Значит, надо выяснить, кто это был. Ещё… время её смерти от 2 до 3 часов ночи. Надо узнать, у кого какое алиби на это время.

Во-вторых, синее платье и серьги, которые пока так и не нашлись. У убийцы не было разумных причин забирать эти вещи и оставлять в деле нестыковки. Поэтому я думаю, что что-то там, наверное, произошло. Может, драка? Порвалось платье, у серьги застёжка сломалась? Преступнику оставалось только унести их с собой.

Кроме того, из всего списка мне кажется самым подозрительным Цянь Юйвэнь. Хоть он и гей, а есть в нём что-то пугающее, такое ощущение от него, даже неприятнее, чем рядом с Пэй Цзэ.

Она закончила и выжидательно посмотрела на Бо Цзиньяня.

- Что ж… Неплохо, - ответил тот. - Три вывода, один подозреваемый. Правда, с потолка.

Цзянь Яо почувствовала себя задетой.

- А ты к какому выводу пришёл?
- Пока предварительному. Пэй Цзэ и Цянь Юйвэнь. Менеджер Линь и Шэнь Даньвэй. Одна из этих пар - это убийца и сообщник.
 

ГЛАВА 25
Выглянуло солнце, заиграв бликами на лице Бо Цзиньяня через тонированное окно. Пусть глаз под маской и не было видно, но высокая переносица, очерченные скулы и тонкие губы смотрелись красиво и волнующе. Цзянь Яо рассматривала его лицо и вдруг вспомнила увиденные вчера шрамы на его спине. Сердце ёкнуло. Её голос, между тем, остался равнодушным:

- Продолжай.
- Кстати, где мы едем? - спросил Бо Цзиньянь у Фу Цзыюя.
- Пошлинную будку проехали только что.
- О как… - он опять приподнял повязку и обратился к Цзянь Яо: - Твоё желание наконец-то сбылось. Я всё-таки провёл брифинг у пошлинной будки.

Она вспомнила, как в прошлый раз он наотрез отказался выступать посреди шоссе.

- Проклятие пошлинной будки… - чуть слышно пробормотала она.

Профессор продолжил.

- Во-первых, в последние полгода кто-то с помощью наркотиков контролировал Ван Ваньвэй. В записке упомянуто: «Один неверный шаг - и все шаги не туда», - что это может означать? Что она поддалась соблазну - либо под влиянием момента попробовала наркотики, либо вступила с кем-то в половую связь. Она пишет: «Не могу противостоять судьбе». У той стороны есть на неё какие-то рычаги влияния. Для такой скромной, интровертной, подверженной комплексам девушки многого не надо - достаточно интимного фото, видео или чего-то в таком духе.

Во-вторых, на роль того, кто держал её под контролем, подходят лишь трое: Шэнь Даньвэй, Пэй Цзэ и Цянь Юйвэнь. Менеджера Линь исключаем - она делала всё возможное, чтобы уволить девушку или куда-нибудь перевести. Будь это она - напротив, держала бы при себе. Это не Чжоу Цинь - он недавно отверг молодую красивую особу. И потом, он что, брал бы с собой ребёнка каждый день?

В третьем отделе все достаточно хорошо зарабатывают, так что финансовую выгоду можно исключить. Речь об удовлетворении сексуальных желаний. Судя по дневнику Ван Ваньвэй, этот человек должен быть опытен. Какие люди чаще всего продвинуты в данной области? Чрезмерно общительные, завсегдатаи района красных фонарей, очень близко знакомые с наркотиками, нуждающиеся в дозе для придания эротической смелости, к тому же пустоголовые. Все трое - Шэнь Даньвэй, Пэй Цзэ и Цянь Юйвэнь - могут отвечать этим условиям. Хоть Цянь Юйвэнь и гей, нельзя отметать вероятность, что он бисексуал, так что его тоже оставляем в подозреваемых.

Цзянь Яо промолчала. Под яркой одеждой элиты скрывалось столько порока и гнили души! Использовать такие методы против хрупкой девочки! Теперь она понимала, почему Бо Цзиньянь сказал, что лучше не вступать с ними в физический контакт.

А тот продолжил.

- В-третьих, хоть менеджер Линь к контролю Ваньвэй отношения не имела, но тоже внесла свою лепту. К тому же ей явно есть, что скрывать. Ван Ваньвэй в дневнике упоминает, что на работе и с коллегами всё внезапно пошло наперекосяк. Можно предположить, что это было кем-то подстроено. А у кого есть возможность настроить против девушки целый отдел, если не у начальника этого отдела, Линь Юйсюань?

Однако менеджер Линь, хоть и не без странностей в характере, - человек, ориентированный на работу. С чего вообще она обратила внимание на девочку с ничтожной должностью? Очень вероятно, что Ван Ваньвэй чем-то задела менеджера Линь. Настолько, что та захотела от неё немедленно избавиться. Что это может быть? Вероятно, менеджер Линь провернула сделку с откатом. Либо же в её личной жизни было какое-то тёмное пятно. То или другое случайно стало известно Ван Ваньвэй. Тем не менее, судя по её дневнику, девушка этого факта даже не осознавала. Были ли у Линь Юйсюань левые сделки - это пусть проверить Инь Цзыци. А насчёт пятна в биографии - покопается частный детектив. 

В-четвёртых, на данный момент кажется, что мотив убить Ван Ваньвэй мог быть у того, кто её контролировал. Глубокой ночью этот человек направляется к ней. Однако все трое подозреваемых находились в комнате с другими людьми. Если бы под тем ливнем кто угодно вышел и вернулся - непременно остались бы грязные следы. К тому же такое длительное отсутствие трудно не заметить. Но тем не менее наутро все сообщили полиции, что никто никуда не выходил. Получается, сосед по комнате дал ложные показания. А потому мы смело можем считать его сообщником.

***

Новый, недавно отстроенный горный курорт располагался на юге, в туристической зоне, и был капиталовложением компании Инь Цзыци. Именно тут и нашли тело Ван Ваньвэй, и именно туда профессора вместе с помощницей на микроавтобусе привёз личный помощник Инь Цзыци. Был уже полдень, и солнце ярко высвечивало домики среди деревьев, спуски и подъёмы. Тут даже был природный горный поток! Домики отдыхающих были разбросаны по склонам, без всякой закономерности. 

Вскоре они добрались до места назначения.

Эти пять домиков стояли обособленно, на пологом склоне. Расположенные без всякого порядка, они были одинаковыми на вид - заострённая крыша кофейного цвета, каменные ступеньки перед входной дверью, маленький садик у задней двери, всё окружено полосой ухоженного кустарника высотой по колено.

Убийце повезло - курорт ещё не открыли для широкой публики, поскольку ещё не всё было завершено до конца. Потому из гостей там находились только участники корпоратива. Кроме того, эта сторона отстояла от прочих - из-за чего не было ни свидетелей, ни видеокамер.

Никого не селили сюда и потом - осторожная Инь Цзыци на всякий случай сразу велела эти домики запереть.

Цзянь Яо и Бо Цзиньянь первым делом отправились в комнату Ван Ваньвэй - ничего особенного там не оказалось, никаких зацепок или следов.

От задней двери до входа в домик Чжоу Циня было не больше сотни метров. Пэй Цзэ и Цянь Юйвэнь жили в третьем по счёту домике. От их входной двери хорошо просматривался дом Чжоу Циня. Одним словом, эти три дома стояли совсем рядом. В порядке удаления: дом Ван Ваньвэй, затем Чжоу Циня, затем Цянь Юйвэня и Пэй Цзэ.

Комнаты Май Чэня и Линь Юйсюань находились по другую сторону от этих трёх.

Цзянь Яо не поняла, как так вышло. Получалось, что две пары подозреваемых располагались от домика Ван Ваньвэй дальше всех. С другой стороны, ночь тогда была и дождливой, и тёмной. Если убийца и вышел на улицу, вряд ли бы кто-то его разглядел.

Когда Цзянь Яо и Бо Цзиньянь вышли из домика наружу, на место преступления прибыло несколько криминалистов. Этого девушка не ожидала - она никак не предполагала, что втихомолку профессор вызовет туда целый отряд. Во-первых, через столько времени найти какие-то улики было маловероятно, а во-вторых, Бо Цзиньянь придавал этим поискам столько важности, что ассистентка заподозрила, не сошёл ли он с ума.

Глядя, как он раздаёт указания криминалистам копать во дворе от сих до сих, Цзянь Яо улыбнулась. Воистину, когда надо, он бывает деловит настолько же, насколько в обычное время высокомерен.

Однако первая проверка на свечение крови в ультрафиолете никаких результатов не принесла. Ни в одном доме не было никаких пятен, даже незначительного размера. Тем не менее, на решимость Бо Цзиньяня это никак не повлияло - он наполнил несколько больших коробок выкопанной криминалистами почвой и отослал их на анализ. Результаты должны были прийти через несколько дней. 

Помощник Инь Цзыци печально посмотрел на разгром, который они учинили:

- А нам разве не нужно закопать всё это назад?

Бо Цзиньянь поднял бровь:

- А это необходимо? Ну, как придут результаты, сразу всё верну.

***

Следующие несколько дней прошли для Цзянь Яо в непривычной праздности. Поскольку в ожидании результатов экспертизы им всё равно нужно было поддерживать инкогнито, они ходили в офис, только заняться там было совершенно нечем. Поначалу она пыталась листать какие-то отчёты и учиться своей предыдущей работе, но вскоре обнаружила, что мозг, занятый расследованием и убийством, мирные экономические выкладки не воспринимает совсем. В итоге она это дело забросила.

Интересно, у Бо Цзиньяня вышло точно так же? Он пересёк границу другого мира и никогда уже больше не оглядывался назад?

Помимо того, каждый день она ходила на обед со всеми подозреваемыми, а во второй половине дня прикрытия ради болтала с ними на кухоньке за чайком. Конечно, ей хотелось найти в этих разговорах какую-нибудь зацепку, только на вид это были обыкновенные люди. Неужели в них правда прятались какие-то скрытые черты?

Пэй Цзэ уделял ей много внимания и, хоть ещё не ухаживал формально, было похоже, что он усиленно размышляет, не стоит ли начать. Цзянь Яо, однако, ни в малой степени к этому не стремилась.

***

Размышления Пэй Цзэ принесли плоды в пятницу вечером, когда они с Бо Цзиньянем сидели в японском ресторане и только-только принялись за сашими. Раздался звонок.

В это время как раз зажигались фонари, они сидели вдвоём в отдельном кабинете, и в мягком свете настольной лампы там было очень уютно.

Увидев имя абонента, девушка сейчас сообщила Бо Цзиньяню:

- Это Пэй Цзэ.

Тот усмехнулся:

- Возьми.

Голос молодого человека звучал очаровательно:

- Цзянь Яо, у тебя свободен вечер послезавтра? Наша команда в воскресенье соберётся у меня дома, будем все вместе готовить и есть. Лао Чжоу сына с собой захватит. Ты же не откажешься?
- К вам домой? Послезавтра? - она остолбенела, не в силах подобрать слова. И вдруг ощутила рукой нечто прохладное - это Бо Цзиньянь дотянулся до её телефона, чтобы перекрыть пальцем микрофон.
- Соглашайся, - произнёс он одними губами.

Она колебалась.

С одной стороны, пойти к Пэй Цзэ вместе со всем отделом - это мог быть хороший шанс что-нибудь разузнать. С другой стороны, мало ли что может случиться в самом логове тигра?

Она тоже прикрыла ладонью телефон и прошептала:

- Это же опасно?

Бо Цзяньянь посмотрел на неё так пренебрежительно, как будто она задала до крайности идиотский вопрос. 

- По-твоему, я допущу, чтобы ты оказалась в опасности? - шепнул он.

Цзянь Яо помолчала ещё секунду, снова взяла телефон и улыбнулась:

- Хорошо, я приду. А во сколько и куда?

***

Глубокой ночью Цзянь Яо пришла к Бо Цзиньяню с охапкой одежды и бросила всё на диван:

- Что мне надеть?

Тот, скрестив руки на груди, окинул взглядом все эти платья и брюки. Она надеялась, что он что-нибудь посоветует, но вместо того он сказал:

- Ты хочешь, чтобы я представил тебя в этих платьях? Извини, чего не умею, того не умею. Примерь, посмотрю.

Первыми она надела белую футболку и бежевые брюки. Когда она вошла в них, Бо Цзиньянь сидел на диване, с чашкой кофе в левой руке и книгой в правой. Он пристально поразглядывал её несколько секунд, а потом отрезал:

- Нет.

Цзянь Яо пришлось уйти переодеваться.

На самом деле вопрос был не так-то прост - на тонких летних тканях сложно было найти, куда прицепить камеру с микрофоном, чтобы их не было заметно. 

Так она сменила четыре или пять нарядов. Каждый раз Бо Цзиньянь разглядывал её очень внимательно, иногда просил повернуться, чтобы прикинуть, нет ли места для установки жучка. Цзянь Яо ощущала себя моделью под взором привередливого критика. От этого её щёки постепенно начали краснеть, да к тому же примешалась досада - поскольку предстояло идти на обед именно к Пэй Цзэ, она специально захватила кое-что со студенческих времён - эти платья теперь казались ей уродливыми и она намеревалась их выкинуть. Знай она заранее, что всё будет вот так… лучше бы принесла с собой пару красивых юбок.

Наконец выбор пал на синее платье в полоску - на его V-образном вырезе маленькая чёрная камера выглядела как пуговица, а серебристое подслушивающее устройство было спрятано в брошь. Оставалась лишь одна проблема - закрепить крохотный наушник в ухе.

Цзянь Яо сидела на табурете напротив зеркала, а Бо Цзиньянь кончиком пальца пытался приклеить устройство внутрь ушной раковины. Ощущая себя спецагентом, она, затаив дыхание, ждала. Его свежее дыхание всё приближалось, а от прикосновения было чуть-чуть мурашечно, чуть-чуть жарко и чуть-чуть щекотно.

Вскоре она спросила:

- Ну как, поставил?
- Нет, - он поднял на неё взгляд. - У меня пальцы велики.

Цзянь Яо посмотрела на его пальцы - они выглядели тонкими, но всё же это были большие руки высокого человека. Она забрала устройство:

- Давай я сама.

Наконец, она закрепила наушник.

- Не выпадет?
- Выпадет. Так что послезавтра не тряси там головой.
- …Я и так не трясу!

В конце концов все устройства были опробованы, а под конец Бо Цзиньянь вручил ей маленький чёрный электрошокер - для самообороны.

***

Назавтра, в субботу, профессор весь день отсутствовал и Цзянь Яо с собой не взял. В воскресенье, просидев всю первую половину дня «на чемоданах», она спустилась к нему домой. Поинтересовавшись между прочим, как он рассчитывает её защищать, в ответ она услышала:

- Не забивай себе голову. Я всё устроил.

Цзянь Яо только выдохнула:

- О-фи-геть.

Профессор преспокойно пил молоко и читал газету:

- Не нервничай. Они не так глупы, чтобы убить тебя сегодня.

Цзянь Яо не нашлась, что сказать. Он предполагал, что обнадёжил этим, или что?

***

Несмотря на пробки, до дома Пэй Цзэ она доехала очень быстро. Несколько боязливо она сказала вслух:

- Я вхожу.
- Я знаю, - раздался в ухе глубокий мелодичный голос. Цзянь Яо подумала, что речь о том, что он видит всё через её камеру, когда он добавил: - Я у тебя за спиной.

Она тут же обернулась и увидела подъезжающий знакомый чёрный «Лексус» - автомобиль Фу Цзыюя как раз разворачивался, чтобы припарковаться. Тёмное стекло опустилось, и оттуда показалась тонкая мужская рука с очерченными суставами - это был способ обозначить для неё своё присутствие.

Цзянь Яо вдруг рассмеялась.

Так вот он что устроил! Он поехал сюда за ней!

На сердце стало теплее. Она бросила взгляд на возвышающуюся перед ней многоэтажку, набралась храбрости и вошла.
 

ГЛАВА 26
А в самом деле, был ли обед у Пэй Цзэ настолько опасен? Умом Цзянь Яо понимала, что особого риска нет. В конце концов, как справедливо заметил Бо Цзиньянь, не могут же они быть настолько глупы, чтобы в открытую пригласить сослуживицу домой и что-нибудь с ней сделать?

К тому же, если убийца - Пэй Цзэ, отличный был шанс это чем-нибудь подтвердить. 

***

Квартира Пэй Цзэ представляла собой роскошный пентхауз с панорамными окнами и превосходным видом на город. Цзянь Яо сидела на диване, медленно потягивая напиток из бокала. Поскольку она уже вошла в дом, Бо Цзиньянь на том конце вынужден был молчать - даже когда он сам вдруг стал предметом разговора.

Шэнь Даньвэй, сидевшая напротив неё, улыбнулась светской улыбкой:

- Стало быть… у директора Бо девушки нет?
- Точно не знаю, - ответила она.

Шэнь Даньвэй чуть-чуть искривила губы:

- Раз он никогда не просил тебя купить цветы, забронировать столик, выбрать подарок - тогда он определённо один.

Цзянь Яо молча улыбнулась, сидевшие рядом Чжоу Цинь и Цянь Юйвэнь рассмеялись. Услышав этот разговор с кухни, Пэй Цзэ громко произнёс:

- Даньвэй, я и не знал, что он настолько тебя интересует! Так давай, вперёд, если не боишься.

Та рассмеялась, не обращая внимание на его подтрунивание, и вдруг её красивые глаза обратились к Цзянь Яо с деланным испугом:

- Ой, а может, он ещё девственник?

Цзянь Яо, отпившая в это время глоток, чуть не поперхнулась.

Мужчины громко рассмеялись, а Пэй Цзэ издалека сказал:

- По-моему, так и есть!

Тут девушка, наконец, услышала, как после долгого молчания в ухе послышался голос Бо Цзиньяня:

- Детский сад.

Вот как… Цзянь Яо заулыбалась. 

Развалившийся на диване Цянь Юйвэнь сказал со смешком:

- Тебе-то откуда знать? Ты же не пробовала.

Сегодня он был одет в облегающую чёрную рубашку с золотой нитью по вороту, и его фигура, обычно заурядная, от этого выглядела внушительно. Он был оживлённее, чем в офисе, не таким важным и холодным, даже шутил… И очень соответствовал тому, что накопал про него частный детектив.

Когда её мнение оспорили так явно, Шэнь Даньвэй прикусила соломинку, через которую пила:

- А что, обязательно пробовать? Неудовлетворённые люди всегда в чём-нибудь ненормальные. Типичные примеры - Бо Цзиньянь и менеджер Линь. От них обоих прямо веет подавленной страстью. Они потому ко всему и прикапываются - потому что за этим скрывается хронический недотрах. 

Цянь Юйвэнь и Пэй Цзэ расхохотались, даже Лао Чжоу не удержался от смешка.

Шэнь Даньвэй посмотрела на Цзянь Яо:

- Ты же женщина. Ну скажи, разве я не права?

Та подумала и совершенно правдиво ответила:

- Вообще-то логика в этом есть.

И тут же услышала, как Бо Цзиньянь на том конце презрительно фыркнул.

***

Пока компания судачила, профессор сидел в «Лексусе». Окна были наглухо закрыты, и внутри машины было тихо. Чуть опустив сиденье, он поправил ноутбук на коленях - на маленьком экране отображалось всё то, что снимала камера Цзянь Яо. На соседнем сиденье лежала рация, из неё послышались звуки. 

- Первый на месте.
- Второй на месте.
- Третий на месте.

И, наконец, мужской голос почтительно заключил:

- Профессор Бо, все на местах. На данный момент ничего подозрительного нет.

Тот взял рацию и тихо ответил:

- Хорошо. Продолжайте наблюдение.

***

Подслушав переговоры на том конце, Цзянь Яо несколько удивилась. Она встала и направилась в ванную. Открыв водопроводный кран, чтобы вода шумела как можно громче, она прошептала:

- Что у тебя там? С кем ты говорил?
- Я же сказал: я всё устроил.

Цзянь Яо поняла - он привёл с собой подкрепление. Практически успокоившись, она тихо произнесла:

- Спасибо тебе… Так надёжнее.

Бо Цзиньянь без эмоций ответил:

- Не за что. Люди, которые ко всему прикапываются, любят быть осторожными.

Цзянь Яо не нашлась, что ответить. Они ещё и злопамятные плюс ко всему!

***

К тому времени, как еда приготовилась, было уже 3 или 4 часа дня.

Главные блюда - лобстер и королевский краб - возлежали в окружении множества аппетитных закусок. 

Цзянь Яо сидела за круглым столом возле Чжоу Циня. Едва вернувшись с кухни, Пэй Цзэ тут же подсел к ней, скомандовав Цянь Юйвэню нести остальные блюда. 

Шэнь Даньвэй натянуто улыбнулась:

- Пэй Цзэ, мне кондиционер тут дует, может, поменяемся?

Цзянь Яо уже было шевельнулась, но тот насмешливо ответил коллеге:

- Сиди где сидишь, не вноси суету.

Ассистентке профессора оставалось лишь дежурно улыбнуться.

Постепенно начались застольные разговоры. Чжоу Цинь и Цянь Юйвэнь сразу же перешли к рабочим делам, Шэнь Даньвэй пришло в голову поиграть с ребёнком. Цзянь Яо просто ела, когда Пэй Цзэ зашептал ей на ухо:

- Как тебе моё мастерство?
- Хорошо, - похвалила она.

Стол был невелик, и все с самого начала сидели тесно. Придвинувшись ещё ближе, Пэй Цзэ сообщил ей на ухо:

- Я отложил тебе самую большую ногу краба. Вон на том блюде.

Она посмотрела, куда он указывал - и правда, там был припрятан внушительный кусок.

- Спасибо, - она улыбнулась и попыталась чуть-чуть отодвинуться, но он опять сократил дистанцию. Потом присмотрелся и захохотал:
- Вот это да! Как тебе удаётся так легко краснеть?

Все эти его манипуляции, этот тон, Цзянь Яо всё больше и больше раздражали. Может, он и был искусным мастером пикапа, только в ней он вызывал растущее отвращение.

Однако Цзянь Яо, не имевшая опыта в любви, не понимала, что сам по себе факт, что мужчина ухаживает за женщиной, ничем не отвратителен. Её негативная реакция проистекала лишь оттого, что был неприятен сам ухажёр. 

Учитывая ситуацию, она лишь ответила:

- Наверное, тут жарко.

Через пару секунд Пэй Цзэ воскликнул:

- Цзянь Яо, посмотри сюда!

Бессознательно она повернулась, чтобы увидеть белую вспышку. Отложив телефон, молодой человек спокойно продолжил есть.

- Зачем вы сделали фото? Удалите!
- Имею полное право, - он посмотрел на неё с усмешкой. - Сейчас редко увидишь, чтобы девушка покраснела. Как же не сфотографировать?

***

Закончив есть, Цзянь Яо пошла в ванную.

- Эй! - громко прошептала она.
- Да? - ответил низкий голос.

От мысли, что у комедии, разыгранной Пэй Цзэ, был ещё один, высокомерный и злой, молчавший всё это время зритель, она чувствовала себя странно. Только это и послужило причиной румянца.

- Что случилось? - спросил Бо Цзиньянь.
- Когда это дело закончится, я хочу, что моё фото удалили с его телефона.

Убийца он или нет, она не хотела оставлять ему фотографию.

- Конечно, - ответил профессор.

Настроение у неё поднялось - и снова пошла в гостиную.

Выйдя из ванной, она увидела, что Чжоу Цинь помогает сыну надеть рюкзак:

- Цзянь Яо, мне пора. Надо искупать парня и уложить его спать пораньше.
- Пока! - она с улыбкой наклонилась к мальчику, отметив попутно, с какой безграничной любовью Лао Чжоу на него смотрит. Вообще сегодня, пообщавшись, она пришла к выводу, что он действительно нежный отец, очень преданный своему ребёнку. И сам этот человек - спокойный, светлый, с его характером легко уживаться с людьми.

Из оставшихся четверых трое засобирались сразу, как стемнело. Шэнь Даньвэй сказала:

- Я пойду. Мой парень за мной приехал, уже ждёт внизу.

Цзянь Яо, пользуясь случаем, тоже встала:

- Поздно уже. Я тоже пойду.

Пэй Цзэ, однако, потянул к себе её сумочку:

- У нас тут плохо с такси. Я тебя отвезу.
- Не стоит.

Молодой человек прижал сумочку к груди обеими руками:

- Да ладно тебе! Я сейчас найду ключи.

Она отрицательно покачала головой, вежливо улыбаясь:

- Не хочу беспокоить.

Пока они разговаривали, Шэнь Даньвэй уже ушла. Ни с того ни с сего Пэй Цзэ, кажется, передумал:

- Подожди немножко. Пусть Лао Цянь сперва посуду вымоет. А то, если оставить, то будет вонять.
- Я тебе домработница? - возмутился Цянь Юйвэнь, но, бросив взгляд на Цзянь Яо, засучил рукава и пошёл на кухню.

В гостиной остались только она и Пэй Цзэ.

- Ты ещё не видела мой дом? - он приглашающе поклонился. - Хочешь, покажу?

Она не успела ответить, когда голос Бо Цзиньяня в ухе произнёс:

- Посмотри.

Цзянь Яо не знала, сильно ли экскурсия по дому поможет следствию Бо Цзиньяня, но очень добросовестно и медленно осмотрела каждый уголок дома Пэй Цзэ. Приняв это за интерес, молодой человек был только рад всё ей показать.

Это было типичное жилище представителя «золотой молодёжи». Все гаджеты были новейших моделей и лучших марок, вся мебель - дорогая и удобная. Была и особая комната, где стояли тренажёры и игровые приставки. В стороне возвышался стеллаж с художественной литературой и автомобильными журналами. Кабинет был полон сувениров и безделушек - макет автомобиля, боксёрские перчатки, флейта, даже тушечница и кисть для письма.

- Увлекаетесь каллиграфией? - спросила Цзянь Яо.
- Балуюсь временами, но выходит не очень.

В это время у входной двери раздался голос Цянь Юйвэня:

- Я ушёл! До завтра!

В доме сразу же стало тихо.

Цзянь Яо подняла глаза:

- Мне тоже пора.

Пэй Цзэ улыбнулся:

- Ступай в гостиную, я возьму ключи.

К тому времени уже изрядно стемнело. За окном горели редкие фонари. Этот район находился не в центре. Окружённый несколькими офисными зданиями, дом одиноко стоял посреди едва освещённых окрестностей.

Цзянь Яо взяла свою сумочку с дивана и стала ждать.

Бо Цзиньянь на том конце завёл двигатель, не отрывая глаз от экрана - он собирался следовать за машиной Пэй Цзэ, как только девушка выйдет.

Внезапно рация зашипела.

- Я третий, докладываю: подозреваемый делает что-то странное. Он… отключает электричество в доме!

В ту же секунду картинка на экране монитора погрузилась во тьму.

***

Когда свет внезапно погас, Цзянь Яо испугалась - стало так темно, что не видно было собственной руки.

- Пэй Цзэ! Электричество отключилось?

Никто не ответил. Не слышно было и шагов Пэй Цзэ.

Тихий голос профессора в ухе сообщил:

- Он отключил питание. Просто стой и жди.

Все чувства Цзянь Яо внезапно напряглись. Она вытащила из сумочки электрошокер. В этот момент послышались лёгкие шаги.

- Вот невезуха! И правда отрубилось! - в голосе слышалась улыбка. - А я не успел найти ключи.
 

ГЛАВА 27
Цзянь Яо помолчала - дышать вдруг стало трудно, как будто на холоде.

- Тогда я поймаю такси на улице.

Она повернулась, прикидывая, в какой стороне дверь, и осторожно пошла в ту сторону.

- Погоди, Цзянь Яо. Мне нужно кое-что тебе сказать, - голос Пэй Цзэ звучал ближе, позади неё. Она обернулась, но не увидела даже силуэта.
- Что сказать?

Он вдруг тихо рассмеялся - казалось, его смех раздаётся по всей комнате. Непонятно было, где он стоит.

- Ты очень смелая, - тихо пояснил Пэй Цзэ. - Слышала про свою предшественницу, Ван Ваньвэй? Вы чем-то похожи, но по характеру очень отличаетесь.

Сердце Цзянь Яо глухо стукнуло.

Никто в этом отделе ни разу не упоминал Ван Ваньвэй. Конечно, это было, помимо всего прочего, и требование Инь Цзыци, потому что смерть сотрудницы от передозировки наркотиков никому не делала чести.

Но Пэй Цзэ вдруг заговорил о ней.

- Почему вы о ней вспомнили? - спросила она спокойно. - Она была вашей девушкой?

Ответ Пэй Цзэ был простым и уверенным: 

- Нет, просто заметил, что вы с ней похожи. Стой там, не шевелись. Я сейчас подойду.

Во тьме послышался звук, будто по полу что-то катят.

- Тот человек, которого ты обычно видишь, - голос звучал вкрадчиво, будто обольщая, - это не настоящий я.

Сердце Цзянь Яо затрепетало и сжалось.

- А какой вы настоящий?
- Скоро узнаешь. А теперь пора приступать к программе сегодняшнего вечера, - он улыбнулся. Цзянь Яо наконец-то сумела различить неясную тень у дверей.
- Вы можете зажечь свечи? - голос девушки прозвучал чуть-чуть надтреснуто.
- Нет. Так интереснее, - Пэй Цзэ подходил всё ближе. - Разве ты не поняла, что это я всё спланировал? Я хотел, чтобы ты тут задержалась.

Внезапно из темноты к ней протянулась рука и, кажется, попыталась схватить.

По спине девушки побежал холодок, а сердце пропустило удар. Она побежала к двери:

- Не подходите!

Споткнувшись обо что-то, Цзянь Яо вдруг потеряла равновесие и грохнулась об пол - показалось, что от боли из глаз посыпались искры. В тот же момент она уловила металлический звук, будто что-то отскочило - её брошь! У «жучка» была очень маленькая дальность, возможно, Бо Цзиньянь ничего не слышал! И не видел, и не слышал!

Как раз в этот момент в ухе раздался голос профессора:

- Цзянь Яо, если что-то случилось, кашляни один раз.

Она тут же кашлянула, но он, очевидно, не слышал, потому что вскоре повторил фразу.

Тут шаги Пэй Цзэ послышались снова, а голос был уже совсем весёлым:

- Упала? А нечего было от меня прятаться… Подожди, я тебя подниму.

Вслед за этими словами вдруг послышался грохот - мужчина свалился прямо на неё!

Теперь они оба лежали на полу.

По крайней мере, падая, Пэй Цзэ успел выставить руки, так что не слишком больно придавил Цзянь Яо.

Та напряглась всем телом:

- Встаньте с меня!

Он не пошевелился:

- Не могу встать. Это ты меня свалила. Поцелуй меня, тогда встану.

Этого Цзянь Яо уже не вынесла и что было сил лягнула его, попав в середину груди. Почувствовав боль, Пэй Цзэ схватил её голень и скользнул горячей рукой выше, до бедра, не давая ей пошевелиться.

***

Когда связь с Цзянь Яо пропала, Бо Цзиньянь, поразмыслив всего секунду, вышел из автомобиля. Освещение в районе было скудное, пешеходов встречалось мало. С невозмутимым видом, но довольно быстро профессор зашагал к квартире Пэй Цзэ. На ходу он произнёс в рацию:

- Доложите обстановку.

Номера 1, 3, 4 и 5 сообщили, что со своего угла ничего не видят. Номер 2 был снайпером, который лежал на крыше соседнего дома. Через инфракрасные очки на снайперской винтовке W03 он единственный видел, что происходит в квартире. 

- Докладываю: Подозреваемый А всем телом придавил Птицу к земле. Держу на мушке, стрелять?

«Подозреваемый А» было кодовым обозначением Пэй Цзэ, а «Птица» - Цзянь Яо, это было условлено заранее.

Бо Цзиньянь вошёл в лифт. Некрасиво сморщив лоб, он задумался на секунду:

- Будьте наготове, продолжайте наблюдать.

Лифт успел проехать всего два этажа, когда снайпер произнёс:

- Докладываю: Птица отчаянно борется, Подозреваемый А схватил её за ногу. Держу на мушке…

Холодный голос Бо Цзиньяня перебил его:

- Чего вы ждёте? Стреляйте!

***

Тем временем в квартире Пэй Цзэ схватил Цзянь Яо за ногу, чтобы не дать ей ударить себя ещё раз. И вдруг он рассмеялся:

- Не напрягайся ты так. Я просто хотел сделать тебе сюрприз. Думал, ты обрадуешься. Давай попробуем ещё раз?

С этими словами, ещё больше встревожившими Цзянь Яо, он отпустил её ногу, приговаривая:

- Какая хорошая кожа… Вставай! Я тебе помогу. Сейчас будет свет.

Девушка не понимала - искренне он говорит или это какая-то уловка. Ей хотелось только немедленно оттуда уйти.

В это время раздался какой-то хлопок - и Пэй Цзэ покачнулся.

- Что это? - успел прошептать он - и снова завалился на неё. Она рефлекторно попыталась оттолкнуть, но на сей раз он был каким-то особенно тяжёлым… и неподвижным. 

Наконец она отпихнула его и, задыхаясь, отползла к стене.

Почему он не шевелился?

Вдруг зазвонил телефон. Она нащупала трубку в сумочке - это был Бо Цзиньянь.

Она тут же выпалила:

- Цзиньянь, Пэй Цзэ почему-то упал…
- Открой дверь, - перебил её профессор. - Я снаружи.

***

- Так вот что ты «устроил»? Снайпера? - изумилась Цзянь Яо. Хоть это и было сделано для её защиты, но теперь выглядело немного… чрезмерным.
- Ну да. Просто, аккуратно, - ответил Бо Цзиньянь. Он прошёл к щитку, включил свет, потом выудил из-под дивана подслушивающее устройство. Спокойно перешагнув через лежащего Пэй Цзэ, он пояснил:
- Анестетик. Через часок проснётся.

Цзянь Яо пошла за ним. Профессор проследовал в соседнюю комнату. Там стояла тележка, укрытая белой тканью. Именно её катил сюда Пэй Цзэ, догадалась Цзянь Яо.

Профессор отдёрнул ткань…

На тележке был торт.

Вопреки всем ожиданиям, это был просто торт - круглый фруктовый торт ко дню рождения, с восковыми свечками, под прозрачной крышкой. Рядом лежали пластиковые ножи и бумажные тарелки.

Бо Цзиньянь повернулся и посмотрел на неё:

- У тебя что, день рождения?

Цзянь Яо с удивлением кивнула. Она привыкла праздновать свой день рождения по лунному календарю, потому про свою дату по западному даже и не помнила. Невольно она посмотрела на «мёртвого» Пэй Цзэ - получается, всё, что он сделал, было лишь ради её дня рождения?

Задним числом всё сказанное обретало другой смысл. «Сегодняшняя программа», «я всё спланировал», «хотел тебя удивить»… «Господи! А мы тут налетели - с жучками, со снайперами!»

Словно прочитав её мысли, Бо Цзиньянь сказал, нисколько не смягчившись:

- Откуда тебе знать, что у него не было ничего другого на уме?

В самом деле, подумала Цзянь Яо. Только что в темноте она боролась с Пэй Цзэ не на шутку…

- А как теперь быть? - спросила она. Ведь Пэй Цзэ проснётся - наверняка же что-нибудь заподозрит?

Бо Цзиньяня это, кажется, не тревожило. Он шагнул к ней и протянул руку:

- Электрошокер.

Ничего не понимая, Цзянь Яо передала ему то, что он просил.

Бо Цзиньянь опустился на колени рядом с Пэй Цзэ, приставил шокер к его спине и нажал кнопку. Хоть тот и был уже без сознания, от удара всё его тело передёрнуло, и Цзянь Яо в ужасе сжалась.

Профессор непринуждённо передал прибор обратно:

- Готово. Как очнётся - просто скажи ему, что это ты его ударила.
- Ладно…

Несколько секунд Бо Цзиньянь посидел на корточках неподвижно, что-то обдумывая, а потом вдруг протянул руку и выдернул с головы Пэй Цзэ несколько волосков. 

- Что ты делаешь?
- Беру заодно ДНК на тест, - ответил он, погружая добычу в пластиковый пакетик. - Сравню с образцами почвы с курорта.
- О…

Бо Цзиньянь быстро осмотрел квартиру, неизвестно что выискивая, затем вышел.

***

Когда Пэй Цзэ пришёл в себя, было уже девять вечера. Он по-прежнему лежал на полу: когда Цзянь Яо предложила Бо Цзиньяню перенести его на диван, тот посмотрел на неё очень странно. Сама же она касаться Пэй Цзэ не хотела - так и он остался на прежнем месте.

Он потёр голову, посмотрел на Цзянь Яо:

- Что ты со мной сделала?

Ответ последовал быстро:

- Извините, - она отвела взгляд, - это был электрошокер, для самообороны.
- Совсем больная?! - выражение лица у него было невообразимое. Пэй Цзэ встал и поплёлся в другую комнату.
- Я пойду домой, - сказала Цзянь Яо.
- Погоди, - он остановился. - Сперва разрежь торт. Специально для тебя в «Чёрном лебеде» заказывал. Если не попробуешь его - ни за что тебя не прощу.

Поедание торта прошло мрачновато - у Пэй Цзэ всё болело, он был не в духе, Цзянь Яо тоже не хотела ничего говорить. Вот так, молча, он и довёз её до дома.

- Я пойду, - сказала Цзянь Яо. - Спасибо за сегодня. Завтра увидимся.

Раздался щелчок заблокированных дверей. 

- Ты ударила меня шокером, - произнёс Пэй Цзэ, - и думаешь, что отделаешься извинениями?
- Завтра с меня обед?
- Я хочу кое-что другое… - он вдруг протянул к ней руку. Цзянь Яо уже думала уклониться, когда он выдернул у неё несколько волосков. 

«Что ему нужно?»

- Сплетённые волосы - символ любви, - процитировал молодой человек. - По мне, волосы - самое красивое, что есть в женщине. Вот это и будет моя компенсация. Но и обед завтра я тоже хочу.

Поднимаясь вверх по лестнице, Цзянь Яо подумала: Бо Цзиньянь взял прядь волос у Пэй Цзэ, Пэй Цзэ взял прядь волос у неё… Что всё это значит?

***

Поскольку Бо Цзиньяню пришёл задержаться, чтобы распустить снайперов и спецназ, Цзянь Яо сразу пошла к себе. Приняла душ, переоделась в пижаму, легла в постель, собираясь дождаться профессора, но так устала за день, что сама не заметила, как уснула.

Ей приснился сон…

Во сне она смутно видела лицо человека - он придавил её руки и ноги. Она изо всех сил барахталась, пытаясь вырваться, но усилия были тщетны. Мужчина посмеялся, а потом произнёс: «Привет, Дженни». 

«Дженни» - это было её английское имя.

Цзянь Яо проснулась в холодном поту, протянула руку, чтобы включить прикроватную лампу. Глядя на чёрные тени ветвей за окном, она слушала, как колотится сердце - и всё никак не может успокоиться. Видимо, пережитый сегодня ужас никак не хотел покидать её до конца.

В этот момент раздался дверной звонок. Она глянула на часы - было уже за полночь.

Под яркими огнями лестничной клетки стоял Бо Цзиньянь, всё в тех же наглаженных брюках и рубашке.

Он окинул её взглядом, пристально, как никогда:

- У тебя всё в норме? Тогда пока.

Профессор собрался уйти, но Цзянь Яо окликнула:

- Подожди.

Он обернулся. Девушка сделала пару шагов, приподнялась на цыпочки и крепко обхватила его обеими руками. Её сердце колотилось.

Наверное, оттого, что он только что пришёл с улицы, его щека и шея были холодными, но остальное тело - горячим. На Цзянь Яо, прильнувшей к нему, была лишь тонкая пижама. Обняв его широкие плечи, девушка слегка дрожала, сама не своя.

Он абсолютно не шевелился - наверное, подумал, что она делает что-то не то?

Цзянь Яо мягко сказала:

- Я так перепугалась сегодня.

Он промолчал.

Лицо Цзянь Яо стало покрываться краской, и она уже собиралась его отпустить, как вдруг почувствовала, что тёплые руки с силой прижали её за талию. Он чуть придвинулся вперёд, привлекая её к себе ещё ближе.

Он обнял её, обнял длинными и сильными руками, и Цзянь Яо тут же показалось, будто земля уходит из-под ног.

А над ухом раздался его низкий голос, преувеличенно спокойный:

- Три снайпера, пять спецназовцев. Этого хватило бы, чтобы уничтожить целую банду. Чего было бояться?

Она не удержалась от смеха.

Сердце и так готово было выскочить от страха, да тут ещё он такое говорит!

Вскоре она отпустила его - щёки у неё пылали, но взгляд был спокойный:

- Доброй ночи.

На губах Бо Цзиньяня появилась лёгкая улыбка:

- Доброй ночи.

Он направился к лифту и вдруг обернулся:

- С днём рождения! Надеюсь, в следующем году ты станешь… - он секундочку поразмыслил, - …умнее.

Цзянь Яо усмехнулась:

- Это ты вот так поздравляешь?

***

На следующий день всё пришло в норму. В полдень Цзянь Яо пригласила Пэй Цзэ на обед, но самым непринуждённым образом позвала с собой и всех остальных.

Вернувшись в кабинет директора, девушка обнаружила, что Бо Цзиньянь стоит, заложив руки за спину и смотрит на поток машин за окном. Пальцы у него слегка барабанили воздух, на губах играла лёгкая улыбка, а глаза блестели на свету.

Что это было за выражение? Цзянь Яо сразу спросила:

- Нашёл что-нибудь новое?
- Результаты экспертизы пришли, - улыбнулся он в ответ. - Посмотри на столе.

Девушка взяла отчёт и очень внимательно изучила.

Обнаружилось много волос задействованных лиц - это было естественно, они же там жили и перемещались. Любопытных фактов было два - Бо Цзиньянь обвёл их ручкой:

Во-первых, на заднем дворе Чжоу Циня, рядом с кустарниковой изгородью, нашли жемчужную серёжку.

Во-вторых, в микротрещинах передней лестницы домика, где жили менеджер Линь и Шэнь Даньвэй, а также на заднем дворе под окном обнаружились волосы Ван Ваньвэй.

Поскольку обе этих точки находились в низине, отгороженные барьером, эксперт сделал вывод, что эти волосы никак не могли попасть туда с потоками дождя - напротив, дождь захоронил их под слоем грязи.

Цзянь Яо с сомнением посмотрела на Бо Цзиньяня: весь его облик был спокойный, уверенный, расслабленный.

Это могло лишь означать…

- Ты уже знаешь, кто убийца?

Бо Цзиньянь подошёл к ней и сам налил ей чашку чая - неслыханное дело! Видимо, он был чрезвычайно доволен. 

- Знаю, - ответил он.
- Кто? - спросила она, затаив дыхание.
- Сейчас пока нет доказательств, - улыбка чуть-чуть поугасла. - Надо проверить ещё кое-что - и тогда скажу.

Она задумалась, стоит переспросить или нет, а он добавил:

- Не маловато ли в этой компании дурацких совещаний? Немедленно сообщи Инь Цзыци, пусть организует ещё одно, чтобы третий отдел снова выехал на тот курорт. В том же составе, в те же комнаты, что в прошлый раз. И лучше всего, если это будет в дождливый день.
- Что ты хочешь сделать?
- Воспроизвести события той ночи. У меня для подозреваемых будет сюрприз.
 

ГЛАВА 28
Легковой автомобиль летел по шоссе.

Цзянь Яо повернулась и посмотрела на спокойное, безразличное лицо Бо Цзиньяня. Чуть придвинувшись, она потянулась к нему и прошептала на ухо:

- Ну скажи мне, кто убийца?

Накануне он заявил, что хочет воспроизвести события той ночи, после чего бесследно исчез из офиса. Цзянь Яо тоже была занята: она согласовывала и организовывала всё с Инь Цзыци. Лишь теперь, сойдя с самолёта, по дороге на курорт, оба они получили минутку тишины и покоя. 

Бо Цзиньянь покосился на неё и побарабанил пальцами по своему колену. Девушка ожидала, что сейчас он пустится в рассуждения и сосредоточенно прикусила нижнюю губу. К её удивлению, он неспешно отвернулся к окну:

- Не скажу.

С этим было ничего не поделать. Однако она знала, что нарочно интриговать - не в характере Бо Цзиньяня, напротив - всякий раз, как он приходил к новому умозаключению, он первым делом сообщал ей. Видимо, как он вчера и сказал, ему нужно было сначала в чём-то убедиться.

- Ты думаешь, - спросила она, - на следственном эксперименте в показаниях убийцы вылезет нестыковка?

Ей представилось, что если воспроизвести всё до мелочей, то какая-то несуразная деталь сама укажет, кто убийца.

- Нет, - честно ответил Бо Цзиньянь. - На самом деле улик у нас уже предостаточно. Даже если кое-где не сходятся концы с концами - надо просто передать дело полиции, и на допросе, под давлением, они всё равно всё расскажут.

Цзянь Яо уже видела его мастерство допроса и умение отличать ложь от правды. 

- Но почему тогда?..
- Я хочу воспроизвести дело, чтобы увидеть, как убийца собственноручно подставится.

Она вздохнула: типичный ответ в стиле Бо Цзиньяня.

В салоне машины стало тихо. Тёплые лучи вечернего солнца придавали лицу профессора лёгкий блеск, словно оно было изваяно из нефрита.

Цзянь Яо вдруг вспомнила объятия прошлой ночи. Сердце еле заметно затрепетало.

Только вот он, кажется, и внимания никакого не обратил? В его-то голове все мысли всегда исключительно о деле...

***

Итак, по просьбе Инь Цзыци было созвано специальное выездное совещание. Бо Цзиньянь и Цзянь Яо приехали на машине, в то время как сотрудников нескольких отделов, в том числе третьего, доставил автобус.

Прибыв на место, профессор и его ассистентка обнаружили, что председатель тоже приехала - она была очень встревожена и несколько раз спросила Бо Цзиньяня, кто убийца. Но, похоже, Бо Цзиньянь и ей тоже не собирался ничего говорить - только велел организовать тут охрану по периметру и быть наготове препроводить преступника в полицию.

Банкет и веселье закончились, когда перевалило за десять вечера. Небо было затянуто тучами, и уже постепенно накрапывал дождь. Микроавтобус отвёз сотрудников третьего отдела до их места размещения. Всем приготовили те же дома, что и в прошлый раз. 

Перед тем на банкете атмосфера царила весьма приятная, и до сих пор в автобусе раздавались шуточки и смешки. Цзянь Яо сидела с остальными, а Бо Цзиньянь - поодаль, щёгольски одетый, холодный и какой-то чужой.

Чем ближе была минута развязки, тем напряжённее себя чувствовала Цзянь Яо. Желания смеяться не было уже совсем. 

- О чём задумалась? - вытянул шею Пэй Цзэ. - Вид у тебя грустный.

Цзянь Яо не ответила, и он переключил внимание на Шэнь Даньвэй. 

А та в тот момент смотрела в окно. Проследив за её взглядом, Пэй Цзэ притих.

И не только они двое - все, кто сидел в автобусе, замолчали, узнав то место, где проходил прошлый корпоратив.

***

Как и в ту ночь, семь человек с вещами стояли возле группы курортных домиков. Чуть поодаль находилась Инь Цзыци, а с ней - несколько телохранителей. 

- Комнаты распределяются… - Цзянь Яо держала в руках стопку карточек. - …как десятого июня, в ту ночь, когда умерла Ван Ваньвэй. 

Именно с этой фразы Бо Цзиньянь попросил её начать это действо.

Все взяли карточки, практически ничем не выражая чувств.

Первой заговорила Линь Юйсюань:

- Директор Бо, что всё это значит?

Бо Цзиньянь, кажется, впервые по-настоящему им улыбнулся:

- Именно то, что вы все подумали. Мы воссоздаём события ночи, когда умерла Ван Ваньвэй.

За ним заговорила Цзянь Яо:

- Господа, это не может больше оставаться в тайне. Мы двое - полицейские, расследующие самоубийство Ван Ваньвэй по просьбе председателя Инь Цзыци. Так как в данном деле остаются неясные моменты, мы сегодня просим вас всех о содействии.

Несколько секунд все молчали.

Потом Пэй Цзэ насмешливо посмотрел на Цзянь Яо:

- Сама же сказала - это самоубийство. Что тут расследовать?

Май Чэнь с удивлением посмотрел на них обоих, наконец-то понимая; на лице Цянь Юйвэня по обыкновению не было никаких эмоций. Чжоу Цинь совершенно окаменел, а менеджер Линь и Шэнь Даньвэй молча посмотрели друг на друга. 

Не ответив на вопрос Пэй Цзэ, Бо Цзиньянь произнёс:

- Благодарю за сотрудничество. Прошу разойтись по своим комнатам. Через некоторое время мы ко всем вам по очереди зайдём.

**

Цзянь Яо и Бо Цзиньянь вошли в комнату Ван Ваньвэй.

Первым делом в глаза бросился ряд мониторов и прослушивающей аппаратуры - всё это профессор организовал заранее. Сложив вещи, Цзянь Яо села вместе с ним перед экранами.

Комната А: менеджер Линь и Шэнь Даньвэй распаковали багаж и вели себя отчуждённо. Они не разговаривали, каждая сидела на своей кровати. Менеджер Линь вытащила мобильный телефон и отложила в сторону. Шэнь Даньвэй смотрела в окно. Уголки рта были приподняты, будто в саркастической усмешке.

Комната B: посидев какое-то время на кровати, Чжоу Цинь стал звонить домой.

- Мам, малыш уже спит? Нет ещё? Что, к папочке хочешь? Мой умничка…

Комната С: Пэй Цзэ бросил сумку на кровать и с каменным лицом, напевая себе под нос, отправился в ванную. Цянь Юйвэнь сидел на постели. Когда коллега вышел, он позвал его по имени. Пэй Цзэ прошептал в ответ что-то, чего никто не расслышал, включил телевизор, и они принялись болтать о том о сём.

Комната D: Май Чэнь стоял у окна, поглощённый своими мыслями.

В 00:10 Цзянь Яо сказала по громкой связи:

- Май Чэнь, зайдите к нам, пожалуйста.

Бо Цзиньянь в это время сидел за её спиной, на диване, вытянув длинные ноги, и пристально вглядывался. Звук был слышен во всех четырёх комнатах - и все люди на экранах чуть-чуть изменились в лице.

Май Чэнь чуть опасливо, но решительно вошёл и сел напротив профессора и ассистентки. Интерком лежал поблизости.

- Директор Бо… Ван Ваньвэй была убита? - выговорил он.
- Да кто ж её знает, - небрежно ответил тот.

Цзянь Яо посмотрела на мониторы - во всех комнатах все одинаково обратились в слух. 

Май Чэнь оставался в этой комнате около получаса, а когда ушёл, Цзянь Яо и Бо Цзиньянь последовали за ним.

- Повторите всё, что вы делали, вернувшись к себе в ту ночь, ничего не упуская, - сказал профессор.

Тот принял душ, затем включил телевизор, выпил воды с печеньем и отправился спать.

***

По окончании наблюдения Цзянь Яо спросила:

- Есть нестыковки?
- От прошлых показаний есть несколько отличий в деталях - например, он использовал другие фразы, последовательность событий чуть-чуть не та. Но в целом всё то же, что в прошлый раз, включая разговор с Ван Ваньвэй. Он не готовился заранее всё повторить, а действовал по памяти, и нестыковок у него нет.

***

Дождь постепенно усиливался, превращаясь в ливень.

Бо Цзиньянь под большим зонтом и Цзянь Яо, тихо семенившая к нему вплотную, направились в комнату Пэй Цзэ и Цянь Юйвэня. С собой они принесли интерком, разместив его поближе. Двое коллег сидели в гостиной, по телевизору шёл какой-то сериал. В окне хорошо просматривался задний двор Чжоу Циня.

- Извините, директор Бо… или правильнее сказать: товарищ полицейский? - улыбнулся Пэй Цзэ. - Мы в ту ночь смотрели футбол, а сегодня ни одного матча. Мыльная опера сойдёт?
- Да какая разница, - Бо Цзиньянь улыбнулся, отойдя к окну. - Вы же всё равно в ту ночь игру не видели.

Пэй Цзэ и Цянь Юйвэнь замерли. Второй осторожно уточнил:

- Не понимаю, что вы имеете в виду.
- Серьёзно, не понимаете? - профессор посмотрел на Цзянь Яо: - Расскажи им, что мы нашли на заднем дворе у Чжоу Циня.

Она вынула прозрачный пластиковый пакетик с жемчужной серёжкой.

- Это принадлежало покойной Ван Ваньвэй, - ровным голосом объяснил Бо Цзиньянь. - В ту ночь, в момент встречи с Май Чэнем, на ней были эти серьги, но, как вы, наверное, слышали, когда нашли труп, серёг уже не было. Я подумал, что никто не стал бы нарочно снимать с неё серьги и подбрасывать их сюда. Остаётся предположить, что в ту ночь она сама сюда приходила. А зачем бы девушке понадобилось идти сюда в полночь? А самое удивительное, что серёжка упала в двух метрах от окна вот этой гостиной. Каким же, интересно, образом вы ничего не заметили?

Цянь Юйвэнь промолчал с кислой миной, а Пэй Цзэ холодно усмехнулся:

- Мы очень внимательно смотрели матч. С чего нам было поворачиваться к окну? К тому же дождь лил как из ведра, что мы могли услышать?

Тем временем Цзянь Яо в плаще уже стояла там, где нашли жемчужную серёжку, и, выждав немного, быстро пробежала перед окном. Профессор, стоя в гостиной, проводил её взглядом. 

Дождь в это время лил вовсю и казался ослепительно белым в ярком свете уличного фонаря. И когда тень девушки полностью перекрыла окно - это было очень неожиданно.

- Можно представить, что в ту ночь покойная поругалась с кем-то или убегала от кого-то, да так, что уронила серёжку. И вот такой переполох за окном - неужели вы его не заметили?

Цянь Юйвэнь стиснул ладони, его лицо побелело, но он по-прежнему ничего не сказал. Физиономия Пэй Цзэ тоже исказилась. В это время Цзянь Яо вернулась в комнату, промокшая с ног до головы. Бо Цзиньянь улыбнулся ей:

- Молодец.

Наконец Пэй Цзэ рассмеялся:

- Ну хорошо. Мы действительно не смотрели никакого матча, - он сделал паузу. - Мы находились в спальне.

Бо Цзиньянь улыбнулся:

- Вот как? Матч был в самом разгаре, а вы пошли спать? Вы серьёзно полагаете, что полиция таким показаниям поверит?

Пэй Цзэ глубоко вздохнул и бесцветно ответил:

- Мы в спальне занимались… любовью. Поэтому провели там всю ночь. Это вас устроит?

***

Бо Цзиньянь и Цзянь Яо вернулись обратно к себе.

Первым делом профессор просмотрел видеозаписи из других комнат. Когда Пэй Цзэ произнёс «занимались любовью», Чжоу Цинь на секунду прикрыл глаза, вздохнул и откинулся на спинку дивана, закрыв лицо руками. Линь Юйсюань изменилась в лице, а у Шэнь Даньвэй оставалась всё та же саркастическая усмешка.
 

ГЛАВА 29 
Ночной ливень шумел за окном, отчего неярко освещённая комната казалась ещё более тихой. От окон тянуло прохладой, но её было явно мало, чтобы остудить накалившуюся атмосферу.

Естественно, общее ощущение тревоги охватило всех, кроме Бо Цзиньяня. Прямой и красивый, как всегда, он сидел перед мониторами и смотрел на выражения на чужих лицах.

- Следующий - Чжоу Цинь? - спросила Цзянь Яо, выжимая юбку. Сегодня, для достоверности, она надела синее платье, похожее на то, что в ту ночь было на Ван Ваньвэй.
- Нет необходимости, - Бо Цзиньянь заложил руки за голову. - Видишь эти лица? Они уже всё рассказали. Дело решено. Всё, Лола, тебе можно больше не бежать.

Цзянь Яо была слегка ошарашена. Получается, он использовал жемчужные серьги и надавил на Пэй Цзэ, чтобы тот изменил показания и признался, что занимался любовью, - чтобы посмотреть на реакцию всех остальных?!

А на стоп-кадре по-прежнему стояли три картинки - Чжоу Цинь, закрывший руками лицо, Линь Юйсюань с поджатыми губами - некрасивая гримаса! - и Шэнь Даньвэй с сардонической усмешкой.

В тот момент, когда Цзянь Яо их рассматривала, перед ней появилась белая рука с тёмно-синим носовым платком.

- Волосы, - кратко пояснил профессор.
- Спасибо, - она взяла протянутый предмет.

Она слегка провела по волосам, а Бо Цзиньянь в это время смотрел на её лоб, белый и гладкий, как нефрит, с мокрыми прядями, небрежно прилипшими к коже.

- Разве тебе не неприятно? - его взгляд был странным.

Эти внезапные слова озадачили Цзянь Яо, и она непонимающе посмотрела на него. А он встал, подошёл к ней и отобрал у неё платок.

Секунду он смотрел на неё.

«Он же не собирается вытирать мои волосы?» - когда эта мысль промелькнула в её голове, профессор уже наклонился к своей помощнице. 

Мягкая ткань коснулась лба, унося с него капли воды - от этого было и свежо, и приятно. Носовой платок слегка пах хлопком и был чуть тёплым от мужской руки. На лице профессора было снисходительное выражение, вроде «такого пустяка - и сделать толком не можешь», но взгляд оставался сосредоточенным: тонкие пальцы не остановились на лбу, а двинулись дальше вдоль щеки, касаясь кончиками то волос, то виска, то уха. От этих прикосновений кожа Цзянь Яо мгновенно начала гореть.

Что за человек…

Что у него в голове, когда он делает вот такое?

И что это за лицо: «я делаю это лишь затем, чтобы не смотреть на тебя, неумёху»?

И неужели тот самый Бо Цзиньянь, высокомерный и избегающий всякой рутины, вытирает волосы девушке и не считает, что это слишком незначительное для него занятие?

Уголки рта Цзянь Яо беззвучно подались в стороны.

***

Бо Цзиньянь вызвал машину, чтобы препроводить Пэй Цзэ, Цянь Юйвэня и Май Чэня в здание в горах, служившее на курорте конференц-центром. Он с редкой доброжелательностью сообщил им, что в их отношении следствие уже завершено, можно больше не беспокоиться и передохнуть. Все трое, уезжая, притихли и практически не разговаривали. 

Хлестал ливень. Пять человек в плащах, с зонтами, стояли на лужайке между курортными домиками. Это была идея Бо Цзиньяня - вызвать сюда оставшихся троих, буквально на пару слов. Когда Цзянь Яо удивилась, зачем именно под дождём, он ответил, что в таких обстоятельствах сложнее скрыть угрызения совести.

Профессор держал большой чёрный зонтик, Цзянь Яо стояла вплотную. Первый взгляд Бо Цзиньяня был обращён к серьёзному Чжоу Циню - на губах профессора появилась усмешка:

- Ваша очередь, господин Чжоу, - из-за шума дождя его голос звучал особенно бездушно.
- Я ничего не знаю, - ответил тот. - Я всю ночь спал.

Бросив короткий взгляд в сторону Линь Юйсюань и Шэнь Даньвэй, Чжоу Цинь замолчал.

- Позвольте объяснить, - глаза Бо Цзиньяня стали ещё холоднее. - Мы нашли тайный дневник Ван Ваньвэй, где написано, что в последние полгода был некто, кто с помощью наркотиков держал её под полным контролем. И у нас уже вполне достаточно улик, что этот человек в ту ночь приходил в её комнату. В такую дождливую ночь девушка не выбежала бы из дома ни с того ни с сего, если только её не вынудил к этому убийца. И какое совпадение, господин Чжоу! Она уронила серёжку. Прямо у вас на глазах, прямо здесь.

Лицо Чжоу Циня окаменело:

- Совершенно не понимаю, о чём вы.

Бо Цзиньянь скользнул по нему взглядом, но больше спрашивать не стал, а повернулся к женщинам.

- А вам обеим есть, что сказать? Вы видели, что случилось той ночью?
- Мы работали до полуночи, - сказала Линь Юйсюань, - а потом сразу легли спать. Мы ничего не видели.
- Вот как? - улыбнулся Бо Цзиньянь. - А вот улики говорят об обратном. 

Смятение отразилось на их лицах.

Цзянь Яо вынула копию отчёта криминалистов.

- Уже установлено, - произнёс профессор, - что Ван Ваньвэй имела физический контакт с убийцей прямо тут, у вас во дворе. Мы нашли её волосы недалеко от вашей входной двери. Дамы, вы не намерены это как-нибудь объяснить?
- Я не знаю, - побледнела менеджер Линь, и Шэнь Даньвэй эхом добавила:
- Я не знаю.
- Не суть, - произнёс Бо Цзиньянь. - На данный момент нет доказательств, что Пэй Цзэ, Цянь Юйвэнь и Май Чэнь как-то связаны с убийством. Полагаю, они невиновны. Все улики указывают, что преступник - один из вас. Я передам вас полиции. Приятного путешествия!
- Директор Бо, я ничего не знаю! Вы не можете вот так огульно нас обвинять! Вы шутите? - запротестовали все трое, разом изменившись в лице.

Бо Цзиньянь обернулся и велел Цзянь Яо организовать охрану и машину, а потом посмотрел на этих троих:

- Доказательства настолько бесспорны, что даже если вы не заговорите, так или иначе вас ждёт суд. Чисто по дружбе - как-никак, мы какое-то время были коллегами - предупрежу вас: главный обвиняемый получит или смертную казнь, или пожизненное. Сообщники - от трёх до пяти. Будьте морально готовы.

***

Цзянь Яо и Бо Цзиньянь тоже прибыли в конференц-центр. Им выделили один номер на двоих, в то время как Линь Юйсюань и все остальные были размещены порознь. Все пятеро подозреваемых находились здесь, а по периметру стояла охрана.

Через некоторое время в дверь профессора и его ассистентки кто-то постучал. На пороге оказался сурового вида пожилой человек в штатском. Цзянь Яо сразу подумала, что он похож на полицейского, - и так оно и оказалось.

- Здравствуйте, профессор Бо. Меня зовут Хуан Си из городского уголовного розыска. Наслышан о вас, - гость вежливо пожал руку Бо Цзиньяню. Профессор сдержанно улыбнулся:
- Офицер Хуан, дело и подозреваемые официально переданы вам. Сколько примерно времени у вас уйдёт на допрос?

Цзянь Яо такого немного не ожидала. Перед этим Бо Цзиньянь сообщил Инь Цзыци, что преступник уже найден и что осталось только передать его в руки закона. Теперь вдруг обнаружилось, что хоть трое подозреваемых и были установлены, а правда всё-таки была не ясна. И уж совсем неожиданно было, что Бо Цзиньянь по секрету вызвал сюда полицию.

Когда офицер Хуан ушёл, Бо Цзиньянь, насвистывая, лёг на одну из кроватей и закрыл глаза, по-видимому, намереваясь заснуть. Цзянь Яо подошла к нему поближе:

- Ты сегодня играешь в какую-то игру?

Словно в знак протеста, профессор вытащил из кармана повязку и нацепил на глаза:

- Очень скоро мы всё узнаем. А пока мне нужно восстановить силы. Не шуми.

Одним из несомненных достоинств Цзянь Яо было терпение. Выслушав этот так называемый ответ, она отошла и легла на другую кровать. Даже закрыла глаза - но какой уж тут был сон?

Метод, которым он допрашивал Линь Юйсюань и остальных, оказался для неё неожиданным. Его умозаключения, всегда такие безошибочные, обычно били наотмашь. Однако только что он выстроил обвинение на каких-то шатких уликах, оброненных возле домов этой троицы. И если уж ему всегда нравилось посрамить преступника, почему сегодня у него не нашлось для этого исчерпывающих аргументов?

Он вёл себя так, как будто его подменили. Как будто это всё был… спектакль?

- Ты их просто запугивал, да? - вдруг повернулась Цзянь Яо. - Думал, что они назовут настоящего преступника?

Бо Цзиньянь помолчал, приподнял повязку и улыбнулся.

- Поздравляю. Кажется, моё пожелание на твой день рождения потихонечку начинает сбываться.

Цзянь Яо не сразу нашлась, что сказать. Этот человек даже хвалит свысока?

- Так кто же убийца?
- Думай, думай. И постепенно, шаг за шагом, придёшь к логическому выводу. В этом деле всё очень логично, - ответил он. - Ты можешь попробовать.
- Да я уже запуталась! - покачала головой Цзянь Яо.
- Без моих наставлений, стало быть, ничего не выходит, - пробормотал Бо Цзиньянь.

Она лишь вздохнула. Но поскольку желание учить её возникало у него нечасто, упустить момент она не могла, потому послушно сказала:

- Большое спасибо за наставления. Так с чего начнём?

Профессор действительно купился на этот трюк, поскольку едва услышав, снял повязку с глаз и сел на кровати.

- Возьми блокнот и ручку, - приказал он.

***

- Во-первых, это убийство, - начал он. - Однако заранее спланированное или спонтанное?

Цзянь Яо поразмыслила:

- Не спланированное. Потому что курорт в этом году только отстроили, они поехали туда впервые, местности никто не знал. И неизвестно было, что там с охраной. Обычно преступник не выбирает совершенно незнакомое место, да ещё на корпоративе, где куча людей.
- Бинго. Вот с этого и начнём, - он посмотрел на листок в её руках. - Запиши второй вопрос. Сколько убийц в ту ночь явилось в комнату Ван Ваньвэй?

Когда он задал этот вопрос, девушка сидела рядом с ним на кровати, плечом к плечу, а ручка и бумага лежали у неё на коленях. Она могла ясно ощущать свежий аромат его тела. Но куда больше привлекало её то, как он шаг за шагом разбирался с проблемой. Её сердце охватывало неясное волнение, потому что он исподволь тянул её за собой в совсем другой мир. Этот мир, как он и говорил, представлял собою пиршество разума, а истинной ценностью в этом мире было спасение человеческих жизней.

- Один, - ответила она. - Ван Ваньвэй была маленькая. Если бы их было двое - даже если менеджер Линь и Шэнь Даньвэй - она бы не смогла убежать и не появилась бы в стольких местах. Не может же быть, чтобы убийца отправился с ней погулять.

Бо Цзиньянь слегка улыбнулся. Она опасливо спросила:

- Я права?
- Да, - подтвердил он. - Ты, видимо, это поняла по себе - ты ведь такая же крохотная.

Цзянь Яо сделала вдох:

- Продолжим.

Он вечно общался с ней так, будто она была какой-то мелюзгой! На самом же деле роста она была совершенно обычного, что бы там ни казалось ему с высоты его ста восьмидесяти пяти.

- В какую она выбежала дверь? В переднюю или в заднюю? - спросил он.

Тут Цзянь Яо, наконец, почувствовала себя в тупике. Как это узнать?

Её размышления были прерваны неожиданно:

- Стоп! На этот вопрос тебе давалось не более десяти секунд. Время истекло.

Не обидевшись на ремарку, она уставилась на него:

- Так дверь-то какая?
- Задняя, - терпеливо растолковал Бо Цзиньянь. - Выйди она через переднюю, ближайшим к ней был бы дом Май Чэня.

Цзянь Яо вдруг начала понимать. По одну сторону от домика Ван Ваньвэй стояли домики Чжоу Циня и Пэй Цзэ, а по другую - Май Чэня, за ним - менеджера Линь. Выбеги она из передней двери, естественно, побежала бы к Май Чэню!

- Из всего отдела она больше всех доверяла Май Чэню, - сказала Цзянь Яо. - Значит, будь у неё возможность - она побежала бы за помощью к нему, а не к Лао Чжоу и не к Линь Юйсюань.

После того, как все эти пункты прояснились, в голове Цзянь Яо стала складываться общая картина. В ту ночь к Ван Ваньвэй пришёл тот, кто её контролировал. По какой-то причине у них произошёл конфликт - вероятно, Ван Ваньвэй хотела новой жизни и не желала быть в его распоряжении. От гнева и нежелания, чтобы секрет был раскрыт, этот человек вознамерился её убить. Он, видимо, перекрыл ей путь ко входной двери, поэтому она выбежала через заднюю. 

- Вопрос четвёртый: почему она побежала не вниз с холма, а к другим домам? 

Цзянь Яо припомнила расположение той части курорта - до ближайшей охраны нужно было бежать несколько сотен метров вниз.

- Она бросилась к коллегам, потому что они были ближе!

Бо Цзиньянь окинул её взглядом и ещё ничего не произнёс, когда она кивнула:

- Спасибо! - это значило: она поняла, и можно вслух не хвалить.
- К кому первому она побежала за помощью? - спросил он.

Цзянь Яо вспомнила, что задняя дверь Ван Ваньвэй выходила к фасаду Чжоу Циня. Но почему тогда серьги оказались на заднем дворе?

Пока она размышляла, время вышло. Профессор внезапно протянул руку и похлопал её по голове. Он был выше и больше, и казалось, этот жест он находит очень удобным.

- Помнишь выражение лица Чжоу Циня?

Цзянь Яо потрогала свою макушку, косясь на него:

- Когда он закрыл лицо руками?
- Это был стыд, - произнёс Бо Цзиньянь. - Когда он узнал про серёжку Ван Ваньвэй, то испытал не волнение, не ужас, не растерянность. Это было типичное чувство вины.

Цзянь Яо содрогнулась - а ведь в самом деле…

- А почему вины? - уточнил он.
- Потому что он не помог Ван Ваньвэй?
- Могут ли быть другие объяснения?

Было два часа ночи. Дождь за окном чуть поутих, но светлее от этого не стало.

Поразмыслив минутку, Цзянь Яо спросила:

- Но если Чжоу Цинь не преступник и вообще по жизни человек хороший, то почему же он не помог Ван Ваньвэй?

Бо Цзиньянь чуть откинулся на кровати, оперевшись сзади на обе руки:

- Ты что, пророк? Раскрывая преступление, хочешь сразу выяснить и все обстоятельства, и все причины? Сначала нужно уделить внимание фактам, уликам и логике. И вот когда факты будут ясны - тогда нужно вернуться к раскрытию дела.

Девушка подумала и кивнула:

- Резонно.

В самом деле, очень часто, когда происходит резня, трудно угадать, что за мотивы были у людей, а иногда и вовсе невозможно, ведь сердце человеческое - потёмки.

- Итак, ближе всего от задней двери Ван Ваньвэй был парадный вход Чжоу Циня, поэтому первым делом она постучалась именно к нему. Вопрос седьмой: он ей открыл или нет?
- Конечно не открыл. Он же не пришёл ей на помощь?

В глазах Бо Цзиньяня мелькнула насмешка:

- Ладно… Представь себя на её месте. Глубокой ночью, под проливным дождём, ты прибежала, постучала, тебе не открывают - мало ли, он спит - как бы ты поступила? Обежала бы дом и постучала с другой стороны или стала бы искать кого-то ещё?
- Естественно, побежала бы к кому-то ещё, - ответила Цзянь Яо. - Задняя дверь дальше от спальни, где шансы, что он всё-таки проснётся? Лучше уж, пока есть возможность, убежать. 
- Тогда как её серёжка оказалась у него на заднем дворе? - резко возразил Бо Цзиньянь. - Там не было никаких следов борьбы - и всё-таки серёжка упала, и её расстояние от двери можно объяснить лишь тем, что Ван Ваньвэй находилась именно на этом месте. Не могла же она стоять где-то далеко, а серёжка упала там.

Цзянь Яо задумалась. Верно, она побежала бы к Пэй Цзэ и Лао Цяню либо же к дому Линь и Шэнь - но как же тогда она оказалась на заднем дворе Чжоу Циня?

- Время, - снова прервал её мысли мелодичный голос Бо Цзиньяня.

Она посмотрела на него. Кажется, ему нравилось говорить ей вот это «время» - выражение его лица становилось всё умиротворённее, а глаза чуть ли не светились.

- Внимательно слушаю, - улыбнулась она.

Профессор дотянулся до чашки чая, стоявшей сбоку, и сделал глоток. Вид у него был всё веселее. 

- Есть всего два варианта. Она либо вошла на тот задний дворик сама, либо её привёл туда убийца. Зачем убийца мог её туда притащить? На экскурсию? Очевидно же, что он не настолько кретин.
- Значит, она пришла сама, - согласилась Цзянь Яо. 

Бо Цзиньянь кивнул:

- Опять же, есть два варианта, как она появилась во дворе - вошла туда снаружи или прошла через комнату Чжоу Циня и вышла. Очевидно, что и Ван Ваньвэй тоже не идиотка - если за ней гонятся, неужели она сама побежала бы в тупик, где от убийцы уже некуда было бы деться? Поэтому первый вариант отпадает. 

Сердце Цзянь Яо сжалось:

- Значит, второй вариант… Она вышла из дома Чжоу Циня?
- Именно, - зрачки Бо Цзиньяня сузились. - Это же единственное объяснение - она прошла через комнату Чжоу Циня. Теперь мы можем логически восстановить всю картину целиком: она выбежала из своего дома через заднюю дверь и постучалась к Чжоу Циню. Тот, ещё не понимая, что происходит, впустил её в дом. Но убийца тут же пожаловал следом. По какой-то причине Чжоу Цинь решил в это не ввязываться. И наша бедная жертва - она, вероятно, пряталась в комнате - услышала разговор и выбежала через заднюю дверь. Там-то по дороге она и потеряла серёжку.

Волнение Цзянь Яо всё росло - дело, поначалу совершенно покрытое туманом, по мере анализа Бо Цзиньяня всё прояснялось. Это было как на плёнке - когда под проявителем начинает проступать изображение. Улик было так мало - а он как будто собственными глазами увидел весь процесс.

- О’кей, - он посмотрел на неё, и его улыбка на сей раз была действительно приятной. - Когда Ван Ваньвэй выбежала из комнаты Чжоу Циня, куда она направилась потом?
- К Линь Юйсюань и Шэнь Даньвэй, - ответила Цзянь Яо. Лишь там были ещё одни следы.
- А зачем?
- За помощью.

Ей ведь только и оставалось, что просить о помощи. Зачем же она могла бежать ещё?

- Таким образом, убийца?..

Цзянь Яо почувствовала себя до невозможности странно. Это, получается, был последний шаг перед результатом?

Если это не Май Чэнь, не Чжоу Цинь, не Линь Юйсюань и не Шэнь Даньвэй, то остаются…

- Но если она побежала к ним за помощью, то, видимо, ко входной двери. Как её волосы могли оказаться ещё и на заднем дворе? - спросила она.

Профессор усмехнулся:

- На заднем дворе волос больше - обычно это бывает от того, что человек внезапно упал. На этом основании мы можем утверждать, что именно в этом месте убийца догнал её и унёс. До этого она бежала свободно. Поэтому мы и говорим, что изначально она стремилась туда за помощью. Возможно, как и Чжоу Цинь, они открыли ей, но ничего предпринимать не стали, а может, и не открыли, что в итоге и привело её в тупик. 

Цзянь Яо прикусила губу. Перед глазами встала картина: маленькая, хрупкая Ван Ваньвэй, полгода страдавшая от тирании, бежит под дождём к коллегам и раз за разом встречает отказ.

- Но почему? - медленно спросила она. - Ведь убийство - это тяжкое преступление. У одного человека, понятно, могли быть причины для молчания. Но как же мог промолчать целый отдел? Ведь это же не совпадение?
- Ты наконец-то задала хороший вопрос.

Он не спеша вытащил одну папку из стопки и передал ей. 

- Я же говорил: для раскрытия дела я предпочитаю кратчайший путь. Я взял на анализ не только волосы Пэй Цзэ, но попросил людей Инь Цзыци взять образцы у всего отдела. Результаты оказались поистине поразительные.

Цзянь Яо быстро пробежала бумагу глазами и остолбенела. Тест на наркотики у всех, за исключением Май Чэня, дал положительный результат!

А голос Бо Цзиньяня всё звенел в её ушах:

- Это объясняет и некоторые странные мелочи: почему, к примеру, Линь Юйсюань, менеджер по рангу, решила потесниться в доме и поработать ночью с подчинённой? Чтобы Ван Ваньвэй не мешала им вдвоём принимать наркоту. 

Или вот: едва признавшись Ван Ваньвэй в любви, Май Чэнь пришёл к себе и отрубился. Как-то странно. По его показаниям, он всего-то принял душ и выпил воды. Вероятно, кто-то вошёл и добавил ему в воду снотворное: если целый отдел намеревался устроить весёлую афтепати, то трезвый Май Чэнь был им как бельмо на глазу. Пусть он лучше поспит.

Пэй Цзэ и Цянь Юйвэнь? Секс и наркотики… Скорее всего, когда убийца отправился к Ван Ваньвэй, то был уже под кайфом.

- А это не мог быть Цянь Юйвэнь? - спросила Цзянь Яо.
- Судя по их отношениям, очевидно, что Пэй Цзэ - доминант, а Цянь Юйвэнь - сабмиссив. Помимо того, из дневника Ван Ваньвэй следует, что её искусили и сбили с пути. По возрасту, внешности, сексуальной ориентации Пэй Цзэ больше подходит на роль соблазнителя. 

Кроме того, отношения Пэй Цзэ и менеджера Линь были чем-то большим - стоит припомнить её шок, когда обнаружилась правда про Цянь Юйвэня и Пэй Цзэ. Реакция у неё была слишком красноречива. По сведениям Инь Цзыци, в работе Линь Юйсюань была безупречна - только так она и могла оставаться наверху. Судя по дневнику Ван Ваньвэй, девушка, однако, чем-то перешла дорогу начальнице - возможно, застукала их вместе? При этом глупая девочка и сама-то не поняла, что произошло. Это тоже проливает свет, почему Линь Юйсюань оказалась в числе соучастников.

Что касается Шэнь Даньвэй и Чжоу Циня, если бы Ван Ваньвэй не умерла, вся правда о наркотиках в отделе могла бы выйти наружу. А раз такое дело, что им оставалось? Только дать ей умереть.

Его речь бежала быстро, словно вода по склону. А когда Цзянь Яо отложила бумагу и ручку, он откинулся на подушку, подложив руки под голову, и спросил:

- Итак, новичок, какой мы отсюда делаем вывод?

В этот момент сотовый Цзянь Яо зазвонил. Это был офицер Хуан:

- Ассистент Цзянь, Чжоу Цинь, Шэнь Даньвэй и Линь Юйсюань сознались…
- Преступник - Пэй Цзэ, - произнёс рядом голос Бо Цзиньяня - неожиданно мягкий, словно звук задетой струны. - Все остальные, за исключением Май Чэня, - сообщники. 
- Преступник - Пэй Цзэ. Цянь Юйвэнь, Чжоу Цинь, Линь Юйсюань и Шэнь Даньвэй - сообщники, - одновременно сказал офицер Хуан.
 

ГЛАВА 30 
Повесив трубку, Цзянь Яо обернулась и посмотрела на Бо Цзиньяня. Он всё так же сидел на постели с переплетёнными пальцами, а на его безмятежном лице играла уверенная улыбка. «Поглядите-ка, до чего ж он собой доволен…»

Однако Цзянь Яо не могла не признать:

- Ты действительно крут.

«Вообще-то не просто крут, а даже бесподобен.»

Хоть помощница редко хвалила его, он, похоже, отнёсся к этому равнодушно - лишь лёг поудобнее и снова нацепил повязку на глаза с намерением заснуть, как будто вовсе ничего не случилось. 

Может, для него это и был пустяк - он же сам сказал: простое и логичное дело. Даже не его специализация - никаких маньяков и изуверских убийств. 

- Не засыпай, - сказала Цзянь Яо, - офицер Хуан попросил прийти посмотреть на допрос.
- Не пойду, - просто ответил он. - Моя работа завершена. Остальное - их дело. 

***

Раз Бо Цзиньянь отказался, она одна направилась в комнату, временно назначенную допросной. Та располагалась совсем недалеко. В комнате пара человек в штатском сидела перед несколькими мониторами.

Цзянь Яо присела рядом, всматриваясь в знакомые лица на экранах.

Линь Юйсюань, Чжоу Цинь, Шэнь Даньвэй, Цянь Юйвэнь и Пэй Цзэ.

Каждый находился в отдельном помещении и давал показания. Все выглядели подавленными - кроме Пэй Цзэ, которому, казалось, было исключительно всё равно.

Цзянь Яо припомнила, как они работали вместе, как общались, какую сильную он вызывал в ней неприязнь - и содрогнулась.

Лишь когда полиция принесла ему показания остальных, на бесстрастном лице проявились вдруг злоба и растерянность, но вскоре он собрался.

- Будете вы говорить или нет, факта преступления это не изменит, - сказал полицейский.

Пэй Цзэ помолчал, потом спросил:

- А за убийство могут повесить?
- Это решит суд. Но тех, кто признаёт вину, наказывают мягче, а тех, кто не признаёт, - строже.
- Вот как…

***

Когда чего всё началось?

Уже давно третий отдел по работе с ключевыми клиентами превратился в туманное болото дури, и Ван Ваньвэй, пришедшая в это болото, напоминала невинный, ни о чём не подозревающий цветок. Изначально два мира ни в чём не пересекались; у каждой вселенной свои законы, у болота тоже были свои. Единственным стремлением его обитателей было удовольствие. Никто из них не знал и не хотел знать нехватки денег - тем осторожнее и скрытнее им приходилось себя вести. Невинные детишки вроде Май Чэня и Ван Ваньвэй ничем им не мешали.

До того самого вечера, когда Пэй Цзэ и менеджер Линь не решили предаться страсти в переговорной. 

- Да брось ты, никто сюда не придёт, - сказал он. - Сюань, я хочу тебя прямо тут, в том месте, где ты меня обычно отчитываешь.

Женщина, даже деловая и умная, в конце концов остаётся всего лишь женщиной. Её муж, профессор консерватории, влюбился в студентку, чуть ли не подростка. Любовница разрушила её брак, и даже тяжёлая беременность, наступившая в 34, не помогла, - ведь у него была юная девица, с которой у него могли быть другие дети. Линь Юйсюань сделала аборт, однако в её жизни с тех самых пор наступил застой. До того самого дня, когда, задержавшись с Пэй Цзэ сверхурочно, поужинав с ним и выпив немного вина, она не заметила, что глаза молодого человека горят желанием. 

Конечно же, Линь Юйсюань понимала, что мальчик, по всей видимости, расчётлив и за его хорошим к ней отношением стоят мотивы, которые совсем не чисты. Но разум не смог перебороть желания сердца, не смог заменить давным-давно рухнувшие идеалы. В конце концов, он был молод, и его сильное и здоровое тело вернуло влагу в её давно пересохшие тело и жизнь. 

К тому же… она ему, в конце концов, нравилась? Не зря же из стольких женщин-начальниц он выбрал именно её.

В какой момент она влюбилась в Пэй Цзэ - Линь Юйсюань и сама не знала. Всё началось с влечения, которое она рассматривала как сделку. Не раз она пользовалась властью, чтобы продвинуть Пэй Цзэ. А он лишь улыбался и спокойно всё принимал.

Но к тому времени, как Пэй Цзэ задумал освободиться, она обнаружила, что не может его отпустить. Вернуться во времена одиноких ночей, во времена сплетен за спиной «у карьеристок личной жизни не бывает!» - нет, она совсем не хотела ещё раз это пережить. 

Она стремилась удержать его - это было не так уж сложно, если он хотел продолжать работать в этой компании.

Вот так их отношения и продолжались. Она закрывала глаза на его постоянные ночные клубы, похождения со случайными девушками и пьянство. А он постепенно пристрастил её к наркотикам. Доза марихуаны постепенно росла, принося сладость и страдание. Уже непонятно было, кто тут кого удерживает и кто кого контролирует. Возможно, это всё же Пэй Цзэ контролировал её?

В тот вечер они предавались страсти в переговорной, когда дверь вдруг открылась. Они даже услышали, как этот человек тихо сказал "ой" - и тут же сделал шаг назад.

Пэй Цзэ, поспешно натянув брюки, наклонился к замку:

- Это была Ван Ваньвэй. Чёрт, а замок-то сломан! Я и не заметил…

С того момента Линь Юйсюань охватила тревога. Хоть Пэй Цзэ и говорил, что Ван Ваньвэй вела себя так, будто ничего не случилось - возможно, она вообще не разобрала, кто это был, - однако его оптимизм мало помогал. Как будто Ван Ваньвэй что-то сломала, испортила, и всё это вот-вот выйдет наружу, и негде будет спрятаться… Линь Юйсюань понимала, что у неё уже навязчивая идея, но не могла остановиться - снова и снова притесняла бедную девушку, и зрелище втоптанной в грязь Ван Ваньвэй даже стало приносить ей удовольствие. В конце концов, должна же молодая девочка уяснить, что в жизни ничего не даётся легко?

- Именно поэтому вы с Линь Юйсюань пристрастили девушку к наркотикам? Из мести? Или чтобы выставить её с работы? - поинтересовалась полиция.

Пэй Цзэ улыбнулся:

- Поначалу Линь Юйсюань попросила меня просто прощупать её. 

«Прощупать» означало выяснить, действительно ли девушка что-то в тот день увидела. Как раз в то время у Ван Ваньвэй не заладилось на работе, и она пребывала в подавленном настроении. Немного сблизившись с ней, Пэй Цзэ вдруг обнаружил, что она пуглива, как кролик. Кроткая, хрупкая, изящная, похожая на прелестную куклу, она вызывала в мужчине желание покорять. А Пэй Цзэ нравилось покорять женщин, и не имел значения их тип.

Однажды вечером они выпивали вместе и основательно напились. Впервые между ними возникло обоюдное согласие, и её неумелое сопротивление не выдержало перед соблазном.

Когда он впервые предложил позвать Цянь Юйвэня третьим, Ван Ваньвэй решительно воспротивилась. Однако её бунт длился недолго - его властность одержала победу над её стыдом и робостью. 

Впоследствии они втроём очень часто развлекались вместе. Девушка знала, что они оба плотно сидят на наркотиках, но даже не подозревала, что болото затянуло и всех остальных в отделе. Потому она и погибла в тот вечер, побежав к коллегам за помощью. Откуда ей было знать, что это неведение окажется для неё фатальным?

Линь Юйсюань смутно догадывалась про его отношения с Ван Ваньвэй, но, на удивление, отнеслась ко всему безразлично.

***

- А каким образом Шэнь Даньвэй стала наркоманкой? - спросила полиция. Кто знает, может, в этом отделе была ещё одна такая Ван Ваньвэй?
- Она-то? - Пэй Цзэ рассмеялся, будто у него спросили невиданную глупость. - Она же первая и принесла это в отдел. Она торчала с университета, у неё был парень, иностранец. Потом-то он уехал домой, и оказалось, что он женат.

Когда у Шэнь Даньвэй, королевы красоты и лучшей ученицы факультета иностранных языков, в прах рассыпалась мечта выйти замуж за богатого иностранца, слезть с наркотиков она уже не могла - напротив, ночи напролёт она проводила в ночных клубах и на вечеринках. На одном таком сборище они случайно встретились с Пэй Цзэ и понимающе улыбнулись друг другу.

- Она всё видела в ту ночь. Помогла разобраться с телом, убрать следы, - сказал Пэй Цзэ. - Они все помогли. Они все, получается, сообщники?

Как и сказал Бо Цзиньянь, после того, как Май Чэнь признался Ван Ваньвэй в любви, к ней пришёл Пэй Цзэ.

На сей раз она категорически отказалась ему повиноваться и даже заявила, что если он её принудит, она пойдёт и всё расскажет полиции. А Пэй Цзэ потому и пришёл к ней, что в тот момент был под кайфом. Он тут же вышел из себя до такой степени, что решил убить.

- Вы являлись поставщиком Цянь Юйвэня? - спросил следователь.
- Он сам меня просил, - слабо улыбнулся Пэй Цзэ. - Или вы думаете, я должен был с ним спорить?

Наверное, из всех причин употреблять наркотики самая нелепая была у Цянь Юйвэня. Он делал это от скуки.

Сельский мальчишка, переехавший в город, - с самой обыкновенной внешностью, с самым обыкновенным характером. Ему пришлось очень напрячься, чтобы достичь своих нынешних должности и оклада. У него была девушка - бросила его, потому что у него не было собственного дома. И в самом деле, с годовым окладом в 400 тысяч, когда почти сотня из них уходит на налоги, требуется несколько лет, чтобы накопить на первоначальный взнос.

Когда его бросили, он не слишком грустил, но его охватила скука. Он много лет учился и, в глазах крестьян-родителей, преуспел. В конце концов, он получил всё, но не знал, для чего.

У многих ли бывает точно так же? Они сражаются много лет за то, чтобы очутиться в многоэтажной клетке, а потом, оглянувшись назад, не понимают, где оказались и куда делись их мечты.

Как-то раз, отправившись в бар с клиентом, Цянь Юйвэнь попробовал наркотики. Будучи немногословным, он был достаточно проницателен и очень скоро сошёлся с Пэй Цзэ, угадав в нём человека той же породы.

Что до гомосексуализма - это он открыл в себе уже позже, после того, как пристрастился к веществам. Он любил Пэй Цзэ, но у них обоих были и другие любовники. «Жизнь коротка», «надо ловить момент», «уже тридцатник» - и так, постепенно, Цянь Юйвэнь полностью погряз в бессмысленной и блестящей жизни ночных клубов.

Всё это, однако, скрывалось. Не дураки же они все были, чтобы терять хорошую работу из-за пристрастия к наркотикам? Хоть эта дорога и вела к разрушению, но вела неторопливо - может, в один прекрасный день ещё можно было повернуть назад.

В курсе были не все и не обо всём. Пожалуй, всё про всех знал только Пэй Цзэ - и ещё Цянь Юйвэнь, поскольку постоянно был с ним вместе. Остальные, например, ничего не знали про Линь Юйсюань.

Про одиночку Шэнь Даньвэй можно было догадаться, но мало кого это волновало. Про Ван Ваньвэй не догадывался вообще никто.

Неопытный мальчик Май Чэнь не представлял никому угрозы - скромный, работящий, он знал своё место, уважал старших коллег и хорошо ладил со всеми.

- А как Чжоу Цинь стал наркоманом? - спросила полиция. - Тем же способом, что и Цянь Юйвэнь?
- О… - Пэй Цзэ рассмеялся. - Это вообще не имело ко мне отношения.

Мужчина за тридцать потерял любимую женщину. Они познакомились в университете, на несколько лет по недоразумению расстались, но в глубине души не прекращали друг друга любить. Потом, наконец, снова оказались вместе - он был самым счастливым человеком на свете, пока вдруг жена не погибла в автокатастрофе.

Остался сын - всякий раз, когда Чжоу Цинь смотрел на него, он видел в нём покойную жену. 

В то время он пребывал в таком трансе, что из-за глупой ошибки едва не потерял работу. Наркотики дали ему возможность начать всё заново, как будто залатали в сердце зияющую дыру.

Он знал, что вступил на неправильную дорогу. Разве, в конце концов, вещества отменяют тот факт, что её больше нет? Он просто чуть-чуть наберётся сил - и перестанет… Он действительно часто пытался завязать - но всякий раз срывался. Так вышло и на курорте.

Пэй Цзэ, знавший о каждом всю подноготную, не дал никому остаться в стороне. Все понимали, что если всплывёт, что это было убийство, и дело передадут в полицию, то о каждом раскроется его маленький грязный секрет. И самое меньшее, что можно было потерять, - работу.

Да и в конце концов, Ван Ваньвэй сама собиралась покончить с собой, разве не так?

Вот так, с общего попустительства, Ван Ваньвэй и умерла. Все они вместе это скрыли. Но сегодня все эти невысказанные тайны были, наконец, извлечены на свет.

- Когда вы так поступили с юной девочкой, совесть не мучила? - спросил следователь у каждого.

Но ответом было лишь молчание.

***

Цзянь Яо пробыла там недолго. Было три часа ночи, небо, всё ещё тёмное, было укутано слоем туч. Выйдя из конференц-центра, девушка прошла по ярко освещённому коридору и встала у окна. 

Ей вспоминались в тот момент многие. Её отец, Ли Сюньжань, Бо Цзиньянь, другие люди - а также посещали мысли о собственной жизни. 

На пути человека каждый шаг может завести в тупик, запутать, ввергнуть в искушение, привести к боли и страданиям. Но повод ли это впадать в порок и оправдывать распущенность? В любой момент нужно действовать так, чтобы оправдать надежды своих близких и не подвести собственную совесть.

***

Она открыла дверь и вошла в комнату. Вопреки её ожиданиям, Бо Цзиньянь не спал - он стоял перед зеркалом высотой в человеческий рост, застёгивая пуговицы на костюме и поправляя галстук.

Выглядело так, будто он собирается на торжественный приём.

Цзянь Яо с подозрением подошла к нему:

- Ты куда?

Он повернулся к ней и чуть улыбнулся:

- Пора приступить к настоящему делу, Цзянь Яо.

Она растерялась.

А он прошёл мимо неё, и улыбка на его лице сменилась привычной холодностью.

***

Цзянь Яо сидела на заднем сиденье машины и смотрела на Бо Цзиньяня, а тот в щёлку занавески на окнах разглядывал дорогу с помощью инфракрасного бинокля. Дождь к тому времени уже прекратился, и дорога выглядела гладкой и чёрной, как смоль. Машина снова держала путь туда, к знакомым уже курортным домикам третьего отдела. 

Кроме них двоих, в машине сидели двое полицейских - в темноте они смотрели на экраны, где были показаны все дороги, подходящие к этим домам.

Бо Цзиньянь опустил бинокль. Его брови чуть нахмурились. Непонятно было, о чём он думает.

До крайности удивлённая Цзянь Яо не утерпела, наконец, и произнесла:

- Так ты столько всего сделал лишь для того, чтобы заманить его сюда?

Что за человек…

Бо Цзиньянь совершенно спокойно ответил:

- А ты думала, почему я согласился на это идиотское тайное расследование у Инь Цзыци? И зачем в этом унылом месте мне могла понадобиться вся эта морока с инсценировкой?

Цзянь Яо оторопела: так вот, получается, почему он против всякой логики дал то обещание сестре? Тайное расследование означало, что поблизости не будет полиции, а значит, у того человека был шанс объявиться и оставить какой-нибудь знак.

Однако… «вся эта морока с инсценировкой»?

- Ты же говорил, что хочешь посмотреть, как убийца сам навлечёт на себя позор?
- Само собой, это удовольствие подразумевалось. Однако оно не стоило того, чтобы я сюда ехал.

Вспомнив цифры, написанные кровью на стене, Цзянь Яо занервничала.

- А откуда ты знаешь, что он придёт?
- Он придёт, - Бо Цзиньянь выглянул в окно, как никогда холодный и надменный. - Он придёт из-за меня.
 

ГЛАВА 31
«Он придёт. Из-за меня».

В машине было темно. Бо Цзиньянь произнёс эти слова безо всякого выражения, но Цзянь Яо показалось, будто прогремели военные барабаны. 

Тон был спокойным - но в то же время сильным.

Она попыталась рассмотреть его - красивое лицо, едва различимое, было собранным и неподвижным, будто у статуи. Однако тут же вспомнились страшные, уродливые шрамы на его скульптурной спине - словно он прошёл через мясорубку.

Когда он только вернулся, о нём говорили, что он тощий, лицо - словно череп…

Было ли это связано с Цветочным Каннибалом?

Фу Цзыюй рассказывал, что это было последнее дело перед возвращением профессора. Он успешно поймал маньяка, державшего в ужасе США, и этим спас несметное количество жизней.

Неужели для этого ему пришлось рисковать собственной?
Неужели этот умный, местами неопытный, считающий, что ему нет на свете равных, мужчина прошёл через немыслимую жестокость и издевательства?

- Проучи его как следует, - шёпотом сказала Цзянь Яо.

Раз этот человек появился тут из-за Цветочного Каннибала, то он, вероятно, если не последователь, то сообщник.

Бо Цзиньянь снова посмотрел в свой бинокль. Его губы едва шевельнулись:

- Могла бы и не напоминать.

Тон был, как обычно, ровный, но в нём угадывалась еле заметная самоуверенная небрежность.

Цзянь Яо тоже слегка улыбнулась и, поразмыслив, спросила:

- В деле Сунь Ёна он появился на месте преступления загодя… Если он и впрямь заявится сегодня - то как он узнал, куда нужно идти?

Бо Цзиньянь опустил бинокль и невозмутимо ответил:

- Очевидно же. Он за мной следил.

Цзянь Яо удивилась. Может, она и ожидала, что он такое скажет, и всё равно от этого было как-то жутко. А он продолжил:

- Он скрывается, подслушивает, выслеживает, дожидается подходящего случая. И ФБР, и местная полиция держали под наблюдением моё окружение, но так его и не обнаружили. Очевидно, что он мастер скрываться.

Она помолчала пару секунд, потом спросила:

- Значит… Возможно, и наш офис прослушивается?
- Не «возможно», а совершенно точно. «Жучки» стоят у нас под креслами.

Цзянь Яо опять остолбенела.

То есть всё это время Бо Цзиньянь готовил преступнику ловушку? Абсолютно ничем не выдав этого внешне?

- А почему ты раньше мне не сказал? - прошептала она.
- Тебе не сказал? А разве ты смогла бы вести себя естественно?
- Конечно! И я бы заранее подготовилась.
- Я же здесь. Какая ещё подготовка тебе нужна?

***

Всё ещё не рассвело. На влажных дорожках, ведущих к домикам отдыхающих, было тихо. На мониторах, за которыми следили полицейские, показались всего лишь два дворника - они засветло вычищали мусор. Всё на курорте было как обычно, если не считать прячущихся в засаде полицейских. 

Через некоторое время Цзянь Яо почувствовала, что голова стала тяжелой, а в горле першит - начиналась простуда, явно из-за давешней прогулки под дождём. 

К счастью, хотя бы к этому она давно была готова. Она извлекла из сумочки лекарство, приняла его, потом вытащила бумажные носовые платки и тут же чихнула. Бо Цзиньянь коротко посмотрел на неё и снова отвернулся к мониторам. 

Цзянь Яо почувствовала, что очень устала. Она дотронулась до его плеча.

- Разбуди, если что-нибудь случится. Я пока вздремну.
- Угу.

***

Машина, в которой они сидели, принадлежала техобслуживанию курорта, потому, стоя на обочине, особого внимания не привлекала. У неё внутри обычно не было сидений, но специально для Бо Цзиньяня и Цзянь Яо было поставлено два кресла.

Бо Цзиньянь следил за обстановкой так внимательно, будто впал в транс. Однако было уже четыре утра, а подозреваемый так и не объявился. И вообще из всех звуков слышно было только размеренное дыхание Цзянь Яо.

Через некоторое время профессор почувствовал на плече какую-то тяжесть, а его шеи коснулось дуновение. Он обернулся и обнаружил, что девушка во сне уронила голову на его плечо. Он нахмурился и поправил её позу, возвращая на сиденье, но через пару минут она привалилась к нему опять - на сей раз не только коснувшись щекой, но и обняв обеими руками - совсем как ленивец, когда он хватается за дерево.

На самом деле трудно было винить Цзянь Яо за такую нескромную позу - её, выпившую лекарство от простуды и сразу уснувшую, то знобило, то бросало в жар. К тому же можно ли было ожидать от переносных сидений в полицейской машине какого-то комфорта? Жёсткая обивка, под голову подложить нечего - девушку неизбежно тянуло как-то изогнуться. В сравнении с ними спина Бо Цзиньяня была не жёсткой, не мягкой, а такой, как надо - а женщина, даже во сне, инстинктивно ищет, где лучше.

Бо Цзиньянь посмотрел на неё сверху вниз - её волосы касались его щеки, мягкие и вообще-то очень уютные. На шее он чувствовал её дыхание. Это было щекотно. 

***

Через несколько минут Бо Цзиньянь беззвучно хлопнул в ладони и вернулся на кресло. Теперь он мог усесться по-человечески и снова взяться за свой бинокль. 

Один из молодых полицейских посмотрел на него с сомнением:

- Профессор Бо, а ничего, что ассистент Цзянь спит на полу?

Бо Цзиньянь посмотрел на Цзянь Яо.

Только что перед этим он попросил полицейских разыскать одеяло, потом расстелил его и перенёс туда девушку. Теперь она лежала у его ног и безмятежно посапывала.

- А что такое-то? - ответил он. - У неё нет бзика на чистоте.

***

Прошло ещё полчаса, «он» так и не появился.

Бо Цзиньянь отложил бинокль, почесал бровь. Его палец вдруг замер.

В какой-то момент - он не заметил, когда - Цзянь Яо вся свернулась в клубок, в странную и небезопасную позу. Её иссиня-чёрные в сумерках волосы разметались по одеялу, обрамляя белое лицо, между тонкими бровями залегла складка. Девушка была похожа на свернувшуюся калачиком кошку, которая жалась к его ногам, но не могла согреться.

Что ж…

Он снова нахмурился. Очень уж неудачная у неё поза для сна, верно? Она чуть не закатилась под сиденье, а голова совсем сползла с одеяла - казалось, ещё немного, и она поцелует землю.

***

После недолгого сна Цзянь Яо проснулась от чувства, что ей щекотно - будто кто-то водил пёрышком по её носу и щеке. Она открыла глаза, увидела крышу машины и вспомнила, где находится. Скосив взгляд, она обнаружила, что лежит на двух составленных креслах - как она на них оказалась? Её положил Бо Цзиньянь?

Она повернула голову и увидела его - он сидел рядом с ней… прямо на полу?

Его спина была чуть ссутулена, а ноги согнуты. Одной рукой он держал бинокль, через который смотрел наружу, вторая свободно лежала на колене. 

Лишь в этот момент Цзянь Яо сообразила, что он, получается, уступил ей место. Это было очень мило с его стороны.

Девушка разглядывала его едва различимый в темноте, красивый профиль и уже собиралась окликнуть, когда вдруг заметила, что он, не поворачиваясь, протянул к ней руку. Она не поняла, зачем.

Его рука приблизилась, остановилась у самого лица, а потом лёгким и ловким жестом подхватила прядь её волос и стала наматывать их на палец. Когда спираль волос добралась до подушечки пальца, профессор одним движением вытащил его наружу! Волосы упали, рассыпавшись по щеке - неудивительно теперь, что ей было щекотно.

Она ещё не успела опомниться, а он уже снова начал наматывать её прядь.

Похоже, ему нравилось это ощущение. Он повторил движение ещё несколько раз, потом вернул руку на колено, целиком сосредоточившись на том, что происходит за окном, - и так ни разу и не взглянул в её сторону.

Цзянь Яо какое-то время безмолвствовала.

Неужели он... настолько ещё ребёнок? Великий детектив - и играет с её волосами!

Она села, пытаясь пальцами расчесать волосы, которые он спутал, и заложить их за уши. Бо Цзиньянь услышал шевеление сбоку, на секунду повернул к ней голову и продолжил наблюдать. Цзянь Яо тоже взяла бинокль, когда полицейский вдруг шепнул:

- Вижу движение!

Бо Цзиньянь, абсолютно неподвижный, уставился в окно. Девушка тоже прильнула к щелочке между шторами.

Вдалеке на дороге показался велосипедист. Он был одет в красную униформу с логотипом круглосуточного супермаркета из ближайшей деревни.

Это был курьер из доставки. Но в домиках на курорте никого не было. Кто же мог заказать еду?

В эту секунду не только Цзянь Яо и Бо Цзиньянь смотрели в бинокли - все полицейские, и засевшие на прилегающих дорогах, и спрятавшиеся в округе, припали кто к биноклю, кто к монитору.

Небо было всё ещё тёмное, и влажная дорога блестела под фонарями. Доехав до перекрёстка, от которого начинался подъём к курортным домикам, курьер внезапно остановился. Он снял с заднего сиденья коробки с едой и неторопливо пошёл пешком вверх по холму.

- Профессор Бо, мы наготове, - донёсся по рации незнакомый голос ответственного за арест офицера.
- Подождите, - ответил Бо Цзиньянь. - Продолжайте наблюдать.

Полицейский на том конце провода поколебался, но потом приказал остальным оставаться на месте.

Тем временем курьер подошёл поближе к курортным домикам, огляделся по сторонам и направился прямиком к одному из них - тому, где ещё недавно находились Пэй Цзэ и Цянь Юйвэнь.

Остановившись у дверей, он вынул из коробки несколько коробочек поменьше и поставил у входа. Потом, вытянув шею, на ходу заглянул в окно, подхватил пустую коробку и ушёл.

Сердце у Цзянь Яо забилось быстрее, а от прежней сонливости не осталось и следа.

- Действовать? - спросил по рации обеспокоенный полицейский.

Бо Цзиньянь насмешливо усмехнулся:

- Нет. Это не он.

Все очень удивились этой реплике, даже Цзянь Яо её не поняла. Профессор равнодушно пояснил:

- Он направился не в тот дом.

Пояснение ещё больше всех запутало.

Цзянь Яо подумала про себя: «Почему не тот? В прошлый раз он оставил послание в доме Сунь Ёна, в этот раз направился к дому Пэй Цзэ. И в тот, и в другой раз - в дом убийцы. Если у преступника фиксированная модель поведения, то что в этот раз не так?»

Бо Цзиньянь добавил:

- Он должен пойти не к дому убийцы, а туда, где убили жертву. Для маньяка наибольшее значение имеет момент убийства.

Сердце у Цзянь Яо затрепетало - получается, послание должно было остаться в домике Ван Ваньвэй?

А мужчина тем временем спустился с холма. Полицейский, отвечавший за операцию, обеспокоенно спросил:

- Профессор Бо, вид у него подозрительный. Может, всё-таки арестовать?
- Нет, отпустите, - голос у профессора был ровный. - Курьера прислали, чтобы нас проверить.

Тот тем временем оседлал велосипед и исчез в ночи. На курорте снова воцарилась тишина. Внутри машины тоже ничего не происходило.

Всё это напоминало безмолвную игру в шахматы между «ним» и Бо Цзиньянем.

***

Время шло, команды, сидевшие в засаде, нервничали всё больше. В конце концов, ни анализ, ни намерения Бо Цзиньяня не были им понятны до конца.

Небо стало чуть светлее, но над землёй начал подниматься туман, и видно было плохо.

Появился ещё один человек - снова уборщик. Перед этим он уже ходил вдоль проезжей части, а теперь медленно выметал дорожку, которая шла к домикам. Цзянь Яо рассматривала его в бинокль - слегка сгорбленный, неторопливый, он выглядел пожилым. Шапка на голове, какие носят дворники, закрывала большую часть его лица. На самом лице виднелись морщины - лет человеку было, как минимум, пятьдесят. Одежда на нём была очень поношенная, а обувь - стоптанная.

Умело орудуя метлой, он выметал листву и мусор. Увидев пустую пластиковую бутылку, он привычным движением кинул её в мусорный ящик.

Все смотрели на него, а он неторопливо продвигался по холму. Положив совок на землю, уборщик прошёл по покатому газону, выгребая мусор, и немного погодя вернулся обратно к совку.

Все думали об одном и том же - пойдёт ли он вверх по холму? Оставит ли сообщение в доме Ван Ваньвэй?

А он ушёл. Вопреки ожиданиям, он миновал подъём и двинулся дальше по дороге.

- Похоже, обычный дворник, - раздался шёпот в машине.

С его уходом напряжение немного спало.

- Скоро уже светать начнёт, - произнёс ещё один полицейский.

Однако Цзянь Яо заметила, что Бо Цзиньянь всё ещё смотрит в бинокль, провожая дворника взглядом. Тогда она тоже посмотрела в ту сторону - уборщик уже почти скрылся из вида. И тут она почувствовала…

- С этим дворником что-то не так, - еле слышно прошептала она.

Едва девушка договорила, как ощутила рядом тёплое дыхание - профессор совсем навис над ней. Оперевшись свободной рукой о стену рядом с её головой, Бо Цзиньянь приблизился так, что уже касался грудью её спины.

- Что не так? - прошептал он, наклоняясь.

Теперь она буквально находилась в его объятиях. Его дыхание щекотало ей ухо. Она чувствовала себя неловко, однако понимала, что он всего-навсего слишком увлёкся своими размышлениями. Решив не придавать этому особого значения, она обернулась к нему, чтобы сказать:

- Посмотри, он же…

Внезапно её голос осёкся.

Потому что в тот момент, когда она отложила бинокль и повернулась к нему, он тоже опустил бинокль и наклонился, чтобы выслушать ответ. Они с самого начала стояли настолько близко, что в этот момент соприкоснулись, и она ощутила, как её губы, стремительно скользнув по его щеке, остановились на мягкой и влажной части его лица. 

Это были… его губы.

Секунду Цзянь Яо не понимала, что произошло, потом её щёки вспыхнули. Он тоже как будто застыл. Между их лицами вновь стало меньше дюйма, и оба они, ничего не говоря, смотрели друг на друга.

***

- Что не так? - нарушил тишину Бо Цзиньянь, как будто ничего не случилось.
- Просто… - немедленно ответила Цзянь Яо, - я много раз видела дворников. У них маленькая зарплата, и обычно они собирают бутылки, чтобы потом продать. А этот выбрасывает.

Она говорила торопливо, тоже делая вид, что ничего не случилось.

Бо Цзиньянь чуть нахмурился. Он вырос за границей и таких подробностей не знал. Секунду помолчав, он сказал в рацию:

- Действуйте!

Офицер на том конце засомневался:

- Профессор Бо, вы уверены? Этот к домам отдыхающих и близко не подходил.

Вдруг его перебили:

- Профессор Бо, посмотрите на стену дома!

Все одновременно поглядели в ту сторону - представшая сцена выглядела, несомненно, пугающей.

На фасаде дома Ван Ваньвэй, неизвестно когда, появилось огромное пятно. Внутри неяркого светового круга виднелись строчки - тёмно-алые, с потёками, будто написанные кровью, несколько слов по-английски:

«Я так скучаю по тебе, приятель».

Едва Цзянь Яо рассмотрела эти слова, как тут же услышала взрыв. Со склона возле домиков повалил дым - там что-то взорвалось, а буквы на фасаде тут же исчезли.

- Проектор, - сказал Бо Цзиньянь. - Он поставил в траву проектор.

Девушка оглянулась в поисках того уборщика и увидела, как его силуэт исчезает в придорожных зарослях.

Команды Бо Цзиньяня уже не требовалось - все полицейские, сидевшие в засаде, выскочили наружу. Часть устремилась в сторону домиков, часть погналась за уборщиком.

Двое полицейских, сидевших в машине, открыли дверь, собираясь присоединиться к остальным, когда Бо Цзиньянь остановил их:

- Оставайтесь тут. Пойду я, - и им пришлось вернуться на место.

Цзянь Яо удивилась: он же сам заявлял, что его работа - чисто умственная, а теперь он гонится за преступником сам?

А он тем временем в одно мгновение скрылся из виду.

Сердце у Цзянь Яо заныло. Она подсела к полицейскому и тоже уставилась в монитор. Молодой человек утешающим тоном сказал:

- Не переживайте. Мы уже известили охрану курорта, они не выпустят отсюда ни машину, ни человека. Поскольку он ещё тут, никуда он не уйдёт.

От этого ей действительно стало легче. Как бы ни был хитёр преступник, а Бо Цзиньянь обязательно поймает его.

Они победят!

***

Горный курорт был, однако, весьма велик, дома стояли на лесистом склоне, и отыскать там человека было не так-то просто. Несколько дюжин полицейских разбрелись по всей местности; Бо Цзиньянь искал уборщика вместе с ними. Чтобы охватить всю местность, полиции было явно маловато, потому охрана периметра была возложена на службу безопасности курорта.

Прошло полчаса. Всё заметнее рассветало.

Бо Цзиньянь вошёл в перелесок, за которым стояло несколько хозяйственных построек. Он пересёк это место, потом его шаги замедлились, а на губах, наконец, появилась улыбка. На земле перед ним валялись предметы красной униформы. Он ускорил шаг, и вскоре увидел штаны, шапку и обувь.

Тут профессор внезапно остановился и нахмурился: за хозяйственными постройками показался дом, где всегда останавливалась Инь Цзыци.

Поскольку подозреваемый являлся мастером прятаться, совпадением это быть никак не могло.

Он тут же вытащил сотовый:

- Сообщите охране, чтобы не выпускали машину Инь Цзыци.

На том конце тут же ответили:

- Профессор Бо, буквально пару минут назад её машина выехала из западных ворот. Охрана её не остановила…

- Fuck! - громко выругался Бо Цзиньянь.

Собеседник замялся:

- Профессор?

Не заботясь ответом, тот повесил трубку и пошёл вперёд. Очень скоро он заметил лежавшего под деревом человека. Это была Инь Цзыци - в платье и плаще, с закрытыми глазами, без сознания. 
Насколько он знал, сестра должна была эту ночь находиться в роскошном люксе, под охраной нескольких телохранителей. Ничего не могло пойти не так! И вдруг оказывается, что по каким-то неведомым причинам она вышла из комнаты, на неё напал неизвестный, похитил ключи от машины и сбежал!

Бо Цзиньянь проверил - её пульс и дыхание были в порядке.

Профессор глубоко вздохнул, потом наклонился и поднял её на руки.
 

ГЛАВА 32
Вообще-то изначально Инь Цзыци и не намеревалась покидать свой безопасный и комфортный люкс. И вышла она лишь потому, что получила SMS от Бо Цзиньяня.

Был пятый час утра, но спать она не собиралась, поскольку внезапно выяснилось, что брат притащил на курорт целую уйму полицейских. Это шло вразрез с их предыдущим соглашением, и она была раздражена.

Однако она не направилась прямиком к нему, зная прекрасно, что он всё равно её не послушает. Отвлекать его сейчас - только злить. Раз уж так вышло, пусть уж лучше он будет должен ей услугу. Ей требовалось всего лишь подождать - когда он придёт всё объяснить и извиниться.

Мягкость - лучшая тактика женщины для победы над мужчиной.

И вот, как она и ожидала, в скором времени он прислал SMS: «Я снаружи. Выходи одна. Даю тебе пять минут.»

Она не смогла удержаться от смеха - даже явившись, чтобы извиниться, он сохранил свой высокомерный тон.

Помощник хотел пойти с ней, но она отказалась - не хотела, чтобы кто-то мешал их разговору с Бо Цзиньянем.

Едва светало. У входа в здание не было никого, а чуть поодаль, в перелеске, она увидела мужчину. Тот был худой и высокий, в чёрном костюме. Хоть он стоял спиной, и лица его она не видела, но, судя по фигуре, это, без сомнения, был Бо Цзиньянь.

Она улыбнулась и подошла к нему:

- На сей раз ты извинениями не отделаешься… 

И вдруг она вскрикнула, потому что мужчина обернулся и быстро сжал её в объятиях, так, что её лицо уткнулось в его грудь. Когда она подняла голову, чтобы задать вопрос, он закрыл ей рот губами, одновременно свободной рукой прикрывая её глаза.

Мужчина издал звук, похожий на гулкий смешок, и его язык властно вторгся в её рот. Инь Цзыци была в его руках, как в ловушке. Не видя ничего, она попыталась сопротивляться, но он лишь стал целовать глубже.

Она потеряла сознание - сама не заметив, как. Последней мыслью, мелькнувшей у неё, было: «Так вот он какой, поцелуй Бо Цзиньяня. Можно было догадаться - холодный, неумелый и властный».

***

Когда Инь Цзыци снова открыла глаза, то обнаружила себя лежащей в постели. В комнате было светло, а телу - мягко и уютно. Бо Цзиньянь сидел на стуле у кровати и задумчиво смотрел на неё.

***

Новости, что «он» напал на председателя, быстро разошлись по курорту. Достигли они и той машины, где сидела Цзянь Яо. Она попросила полицейских отвезти её к люксу Инь Цзыци. 

Едва она вышла из машины, то обнаружила, что здание окружает множество людей - в том числе весь менеджмент компании, и вид у всех встревоженный. Цзянь Яо не поняла, как все они тут оказались. В этот момент она услышала, что кто-то зовёт её по имени.

Это была ассистентка из отдела запчастей, та, которая назвала Бо Цзиньяня «страшным и властным»; у Цзянь Яо с ней были приятельские отношения. Глянув за спину Цзянь Яо, она прошептала:

- Почему ты приехала с полицией?
- Просто подвезли, - уклончиво ответила девушка. - А ты тут откуда?
- Ты ещё не знаешь? Тут такое произошло! Председатель Инь в лесу потеряла сознание. Но это ещё полбеды. Ваш директор Бо принёс её оттуда на руках, весь персонал это видел.
- Ясно, - сказала Цзянь Яо. - Пойду его поищу. 
- А почему из вашего отдела никого не видно? - удивилась собеседница.

Цзянь Яо улыбнулась, но ничего не ответила. А та и внимания не обратила, углубившись в сплетни:

- Знаешь, что говорят? Что на нём от волнения прямо лица не было. Кое-кто утверждает, что на самом деле он её новый парень. Ты не в курсе?
- Ничего подобного, - посмотрела на неё Цзянь Яо. - Не выдумывай.

***

Телохранители Инь Цзыци стояли у входа в люкс. Кроме них, там находилась только помощница председателя, барышня за тридцать. Она улыбнулась Цзянь Яо:

- Председатель Инь очнулась. Директор Бо сейчас с ней. Пойдём со мной.

Они вышли в коридор - спальня находилась в самом конце. Дверь в неё была приоткрыта. Оттуда послышался голос Инь Цзыци:

- Почему ты поцеловал меня?

Цзянь Яо замерла. Она не ослышалась, именно «поцеловал».

Ассистентка тоже застыла. Секунду постояв, она тихо прикрыла дверь и жестом указала Цзянь Яо вернуться в гостиную.

- Цзянь Яо, что бы ты ни слышала, это личное дело председателя. Никто не должен знать. Ты понимаешь?
- Понимаю, - ответила Цзянь Яо.

Она была сбита с толку - как он мог поцеловать Инь Цзыци? Она же его сестра!

Но где-то в глубине души ей стало неприятно и неспокойно.

***

В это время в спальне Бо Цзиньянь, сидевший на диване, скрестил руки на груди и посмотрел на сестру со сложным выражением лица. Потом улыбнулся. Улыбка была ласковой, а глаза смеялись, и почему-то от вида этого красивого лица сердце Инь Цзыци на долю секунды замерло. А он заговорил ровным голосом:

- Извини, мой первый поцелуй ещё не… впрочем, уже состоялся, однако замутить с тобой в мои планы не входило… в силу моральных принципов. Поздравляю. По всей видимости, ты целовалась с Цветочным Каннибалом №2. 

***

Солнце наконец-то вышло, заливая золотом горный курорт. Цзянь Яо в неподвижности сидела у окна.

«Он» сбежал, за ним по шоссе сейчас гналась чуть ли не вся полиция. Подозреваемых из третьего отдела по работе с ключевыми клиентами тайно вывезли отсюда под конвоем.

И ей, и Бо Цзиньяню оставалось только ждать новостей. Больше делать было нечего.

Только вот…

Он в самом деле поцеловал Инь Цзыци?

Цзянь Яо вдруг вспомнила ту встреченную коллегу-сплетницу: «На нём от волнения прямо лица не было!»

Она ни разу не видела, чтобы Бо Цзиньянь так переживал из-за женщины. Кроме того, по всему выходило, что к Инь Цзыци он относится иначе. Похоже, он слушался её - даже взялся за это незначительное дело.

Неужели… он на самом деле был много лет в неё влюблен? В конце концов, лишь она оставалась рядом с ним все эти годы. Неужели ему приходилось сдерживать свои чувства из-за того, что по статусу они брат и сестра? И только в минуту смертельной опасности правда вырвалась наружу?

Она горько усмехнулась. Если такова правда, то ей от этой правды не очень-то хорошо.

Пока она размышляла, дверь открылась.

Лицо Бо Цзиньяня было, как всегда, равнодушным:

- Сегодня возвращаемся в Б. 

Он сел напротив Цзянь Яо, постукивая пальцами по подлокотнику кресла, и задумался.

- Угу, - откликнулась она. В самом деле, поймают «его» или нет, а им всё равно тут делать нечего.

Помолчав немного, девушка спросила:

- А как вышло, что на председателя Инь напали?

От одного упоминания лицо профессора сразу помрачнело.

- Он украл мой номер и отправил ей сообщение, чтобы она вышла.

Цзянь Яо невольно обрадовалась, что с Инь Цзыци не вышло чего-то похуже.

А лицо Бо Цзиньяня оставалось хмурым. «Он злится, что напали именно на Инь Цзыци?»

Сердце Цзянь Яо забилось, а губы сами собой задали вопрос, который вертелся на языке, - она постаралась придать голосу небрежность:

- Ты поцеловал Инь Цзыци?

Точно, тон вышел что надо - как будто простое любопытство между друзьями. Удивление - и не больше.

- Ага… - Бо Цзиньянь откинулся на кресле и прикрыл глаза. - В самый разгар погони за Цветочным Каннибалом №2 я отлучился, чтобы поцеловать собственную сестру. Ты из чего исходишь - что у меня нет мозгов или нет морали?
- Так ты её не целовал?
- Чушь собачья. Её поцеловал тот человек.

Цзянь Яо замерла - внезапная радость переполнила её сердце. Но тут же она подумала про бедную Инь Цзыци, которую поцеловал маньяк. Ничего удивительного, что Бо Цзиньянь так злится.

Пока она размышляла обо всём этом, он вдруг произнёс:

- Я сегодня целовал только одного человека.

Цзянь Яо на секунду замерла.

Неужели он имеет в виду тот случайный почти поцелуй?

Она обернулась, чтобы посмотреть на него. Он тоже открыл глаза, на его лице играла улыбка - и шутливая, и самодовольная. Её щёки вспыхнули, а сердце забилось гулко и часто.

Что должно означать вот это его выражение лица?

Неужели он думает о том же, что и она?

Неужели этот поцелуй для него тоже что-то значит?

Сердце билось так, что грозило выпрыгнуть.

- Это хоть был не твой первый поцелуй? - сказал он низким голосом, улыбаясь.

Лицо Цзянь Яо заалело ещё сильнее, но тон был сухим:

- И что, если да? Можно подумать, у тебя не первый. В твои-то двадцать шесть!

На этот раз он на секунду замер.

- Не переживай. - Он встал и взял пальто и багаж. - Когда у тебя появится парень, я ему не скажу. Идём.

Мысли Цзянь Яо застыли в оцепенении.

«Когда у тебя появится парень…»

«Когда у тебя появится парень…»

Она стояла неподвижно, а он, подойдя к двери, обернулся и нахмурился, словно подгоняя. Она тут же улыбнулась, взяла плащ и сумку и последовала за ним. 

Вот всё и прояснилось. Как она и предполагала, ничего он к ней не чувствовал.

***

На следующее утро Бо Цзиньянь позвонил Цзянь Яо:

- Нужно съездить в полицию, просмотреть кое-какие улики.

Цзянь Яо не поняла, зачем им туда ехать, но кротко ответила:

- Хорошо.
- А чем мы сегодня завтракаем? - спросил Бо Цзиньянь.

Девушка накануне легла спать очень поздно, и на голове у неё теперь был бардак.

- Ой, совсем забыла, - ответила она.

Кончилось дело тем, что завтракать они пошли на улицу, в ту лавочку, где подавали кашу.

Бо Цзиньянь со всем изяществом моментально умял свою порцию и посмотрел на девушку: она ела медленно и задумчиво. Он подпёр щёку рукой, с интересом наблюдая за помощницей:

- Ты сегодня какая-то особенно тихая. Почему?

Цзянь Яо уклончиво ответила:

- От простуды ещё не отошла.
- Ясно.

***

Офицер Хуан, принявший их в конференц-зале, принёс с собой всего два вещдока: телефон Пэй Цзэ и целую сумку… волос?

- Можете не торопиться. Я пойду снимать показания, - сказал детектив и вышел, оставив их наедине. 

Первым делом Бо Цзиньянь вытащил телефон, немного повозился с ним, потом повернул к ней:

- Это оно?

Цзянь Яо взглянула и наконец-то поняла: там было фото, которое Пэй Цзэ сделал тогда за обедом.

Бо Цзиньянь нажал «Удалить».

Девушка не сдержала удивления:

- Так мы за этим сюда приехали? Просто удалить фото?

Ради такой мелочи?

Бо Цзиньянь хмыкнул:

- Я тебе обещал, и неважно, мелочь это или нет.
- Спасибо.

Затем он вытащил целую охапку волос из сумки. Тут, казалось, были сотни прядей, каждая в своём маленьком пластиковом пакетике. Некоторые из них были подписаны, некоторые нет. 

- Что это? - спросила Цзянь Яо.

Бо Цзиньянь искал что-то среди этих сотен мешочков и, не отрываясь от поисков, ответил:

- Помнишь кисточку в доме Пэй Цзэ?
- Ну да, помню.
- Всё это извлекли из той кисточки. Женские волосы. 

Цзянь Яо удивилась, а он продолжил:

- В его доме не было ни тушечницы, ни чернил. Только кисточка, выставленная напоказ, как драгоценность. При этом он сообщил тебе, что увлекается каллиграфией… Тесты показали - это волосы разных женщин. Он признался потом на допросе, что все они состояли с ним в каких-либо отношениях - любовь или секс. А все эти волосы он хранил в качестве сувенира.

Цзянь Яо поняла - по всей видимости, с самого начала Бо Цзиньянь считал Пэй Цзэ главным подозреваемым.

А профессор тем временем вынул один пакетик и передал ей:

- Твои.

Она посмотрела с отвращением:

- Не надо!
- Ну ладно, - Бо Цзиньянь бросил пакетик обратно на стол.
- Нет! - воскликнула Цзянь Яо. Как так можно - чтобы её волосы оставались тут в полиции, среди других «сувениров» Пэй Цзэ?
- Так надо или не надо? - он смотрел на неё с улыбкой, нарочно поддразнивая.
- Забери их и дома сожги, - распорядилась Цзянь Яо.
- Морока с тобой, - произнёс Бо Цзиньянь, но всё равно положил пластиковый пакетик в карман.

Едва выйдя на улицу, Цзянь Яо зашла в магазинчик, купила зажигалку и передала её Бо Цзиньяню. Он поджёг пакетик, и тот моментально вспыхнул, уносясь пеплом по ветру.

***

После полиции они направились в компанию Инь Цзыци.

В душе Цзянь Яо царили смятение и печаль. Он был так с ней мил, не забыл про фото и даже про волосы. 

Он говорил, что Пэй Цзэ помешан на женских волосах, а сам-то? Вытирал ей волосы, играл с ними, пока она спала. Если она ему не нравится, то зачем тогда это всё? Может, он просто видит в ней друга, вроде Фу Цзыюя?

- Что с тобой такое сегодня? - прозвучал сбоку голос Бо Цзиньяня.
- Просто спать хочется, - она закрыла глаза, чтобы на него не смотреть.

***

Утро у Инь Цзыци выдалось суматошным и хлопотным.

Новости о том, что отдел номер три по работе с ключевыми клиентами целиком ликвидирован, сохранить в тайне не удалось. Ей только и оставалось, что приказать PR-отделу запустить слухи о кризисе, чтобы хоть как-то минимизировать ущерб. На фоне всей этой рабочей суеты и неразбериха в её чувствах к Бо Цзиньяню, и тошнотворные воспоминание о поцелуе с маньяком отступили на второй план, вернув ей образ решительной, уверенной деловой женщины. 

Но, несмотря на всю занятость, едва Бо Цзиньянь и Цзянь Яо прибыли, она сразу же нашла время, чтобы их принять.

- Давайте к сути, - сказала она, глядя на них обоих. - Бо Цзиньянь, в глазах компании ты уволен за некомпетентность, поскольку твоё руководство полностью развалило отдел. 

Тот безразлично улыбнулся и кивнул. Это было наилучшее прикрытие.

Инь Цзыци перевела взгляд на Цзянь Яо. Умная хорошенькая девочка, да к тому же вторая после неё женщина, близкая Бо Цзиньяню. Председатель улыбнулась:

- Цзянь Яо, ты очень хорошо показала себя во время расследования. В соответствии с нашей договорённостью с Цзиньянем, о твоей роли знают только сотрудники третьего отдела - а они теперь никому не расскажут. Принимая во внимание, какую услугу ты оказала компании, я даю тебе выбрать, в каком отделе ты хочешь работать. Можешь даже стать менеджером. Разумеется, сначала должность будет назначена с учётом твоих знаний и опыта, но ты сможешь расти вверх. Что скажешь?

Она прекрасно понимала, что подсознательно, на уровне ощущений, которые трудно выразить словами, не хочет, чтобы эта девушка оставалась рядом с Бо Цзиньянем. Поэтому предоставить ей шанс для карьерного взлёта - это же взаимовыгодное решение?

Когда Инь Цзыци закончила говорить, профессор слегка нахмурился, а Цзянь Яо растрогалась от такого неожиданного жеста.

- Спасибо, председатель…
- Ты это заслужила, - улыбнулась Инь Цзыци.
- Не нужно, - перебил их разговор Бо Цзиньянь и медленно отпил из кофейной чашки. - Теперь она принадлежит мне, и на тебя она больше работать не будет. 

Цзянь Яо изумилась. Инь Цзыци пристально посмотрела на девушку.

Если вчера настроение Цзянь Яо всего лишь упало, то сегодня, от его слов «она принадлежит мне», тоска её разбитого сердца достигла предела. 

Кто это тут ему принадлежит?

Сам же вчера согласился уступить её будущему парню!

Цзянь Яо повернулась к нему с улыбкой:

- Извините, но я вам не принадлежу. - Затем она посмотрела на Инь Цзыци: - Председатель, можно мне подумать пару дней?

Инь Цзыци уловила какое-то напряжение в воздухе.

- Хорошо. Я с уважением отнесусь к твоему выбору.

 

ГЛАВА 33
Субботним утром, как раз когда Фу Цзыюй учил играть в теннис красавицу-соседку, ему позвонил Бо Цзиньянь:

- Приходи обедать.

Врача этот звонок несказанно удивил.

С тех пор как у профессора появилась его незаменимая помощница Цзянь Яо, жизнь для него, очевидно, стала очень комфортной, и про старого приятеля он и не вспоминал. Был даже случай, когда Фу Цзыюй сам пытался позвать профессора на обед, а тот отказался:

- Не пойду никуда, Цзянь Яо уже приготовила. Но тут только на двоих, так что не приходи.

Что же теперь случилось с Бо Цзиньянем? Неужели Цзянь Яо его бросила?

От любопытства Фу Цзыюю стало не до красавицы, и он в превосходном настроении поехал на встречу с другом.

***

Войдя в комнату, Фу Цзыюй обнаружил Бо Цзиньяня сидящим на диване и с совершенно непроницаемым лицом читающим книгу. Профессор услышал шум, поднял взгляд и тут же вернулся к чтению.
В общем, с виду совершенно ничего не изменилось.

Врач сел напротив и терпеливо спросил:

- Куда обедать пойдём?
- Без разницы.

Фу Цзыюй налил себе чашку чая и поинтересовался обыденным тоном:

- Цзянь Яо с собой возьмём?

Бо Цзиньянь перевернул страницу и ответил, не поднимая головы:

- Без разницы.

Фу Цзыюй уже давно не виделся с Цзянь Яо и успел соскучиться. Потому он с радостью поднялся и направился к ней.

Когда он уже подошёл к лифту, за спиной послышались знакомые шаги.

- А ты зачем за мной увязался?
- Я не могу воздухом подышать? - спросил профессор.

В лифте Фу Цзыюй посмотрел на меняющиеся на табло цифры, а потом перевёл взгляд на собранного и спокойного Бо Цзиньяня. Идти подышать воздухом домой к девушке? Очень, очень интересная мысль…

***

Двое мужчин стояли перед закрытой дверью.

Фу Цзыюй ещё раз нажал на дверной звонок - но никто не ответил.
Он повернулся к Бо Цзиньяню:

- Похоже, принцессы нет дома. Позвони ей.
- А сам не умеешь звонить? - раздражённо спросил Бо Цзиньянь, всё ещё глядя на дверь.

Врач задумчиво посмотрел на друга, и тут до него дошло:

- У вас с ней что, холодная война?

Цзиньянь слегка переменился в лице, глянул на него очень мрачно, но ничего не ответил.

Что ж тут было непонятного? От зрелища профессора, севшего в калошу, настроение у Фу Цзыюя внезапно улучшилось. 

Он тут же улыбнулся, вытащил сотовый и позвонил Цзянь Яо:

- Ты где, прекрасная Яо? А, выпускные фото в колледже?

***

По пути на встречу Фу Цзыюй устроил в машине беспощадный допрос.

- Значит, она не заходила к тебе два дня?

Бо Цзиньянь, ещё мрачнее прежнего, коротко ответил:

- Угу.

Это позабавило Фу Цзыюя.

- Не звонила? Не приходила к тебе?
- Угу.
- Отвергла приглашение на обед? Не обращала на тебя никакого внимания?

Врач совсем уж развеселился - это было видно даже по стилю вождения. Зыркнув на него, Бо Цзиньянь пробормотал:

- Детский сад…

Фу Цзыюй незамедлительно парировал:

- Давай-ка проясним, кто тут детский сад. У Цзянь Яо ангельское терпение. Если она на тебя злится - однозначно ты сам что-то натворил. Тебе надо перед ней извиниться!

На сей раз Бо Цзиньянь промолчал.

Друг поразмыслил и осторожно спросил:

- Только не говори, что не знаешь, на что она дуется?

Профессор пренебрежительно посмотрел на него:

- Конечно знаю. Она для меня - как раскрытый лист бумаги.

На сей раз Фу Цзыюй спросил без улыбки:

- Так из-за чего она сердится?

Рука Бо Цзиньяня лежала на дверце. Побарабанив пальцами, он произнёс:

- Она не хочет меня видеть, потому что пытается выбрать между Инь Цзыци и мной.

В общих чертах он обрисовал другу ситуацию с предложением Инь Цзыци.

- Так вот в чём дело! - для Фу Цзыюя это многое объясняло.

Бо Цзиньянь насмешливо заметил:

- Очевидно же: она испытывает из-за этого сильный стресс, потому на меня и дуется.

Фу Цзыюй кивнул:

- Ну неудивительно. Сам подумай: она столько лет училась своей специальности - и теперь вдруг взять и выкинуть это всё одним махом. Естественно, что такой выбор сделать сложно. К тому же работать у тебя - это пахать на износ посреди сплошной кровищи. Обычная девушка такого не вынесет! Я бы на её месте точно предпочёл Инь Цзыци. Да ещё отдел можно самому выбирать - куда лучше-то?

В этом был смысл. Бо Цзиньянь не проронил ни слова. Он вспомнил, как она сказала в тот день, в офисе Инь Цзыци: «Я вам не принадлежу.»

По-видимому, она вообще не намерена его выбрать…

Фу Цзыюй протянул руку и похлопал его по плечу:

- Ты знаешь, что тебе надо сделать?
- Что?
- Надо соблазнить её остаться! Если не хочешь, чтобы твоя ассистентка сбежала, нам с тобой надо в ближайшие дни во всём ей потакать. Женщины чувствительны. Если она растрогается, то выберет тебя.

***

Был самый разгар лета. И белые здания, и зелёная трава казались золотистыми от яркого солнца. 

Выпускники, получившие свои дипломы, в мантиях и академических шапочках, радостно фотографировались на память.

Фу Цзыюй припарковался на обочине, и оба они с Бо Цзиньянем выглянули в окно, разглядывая группу девушек на газоне. Факультет иностранных языков не зря славился своими красавицами, Цзянь Яо была среди даже не самая блистательная. Но её блестящие волосы, белая кожа и яркие, живые глаза даже тут делали её заметной.

В данную минуту Цзянь Яо сидела с подругой спина к спине, выгнув грудь и задрав голову, как это делают модели в журналах, и изображала перед объективом то холодную кокетку, то утончённую даму. Солнце играло бликами на её белом лице, ресницы изгибались, а приятная улыбка напоминала чистый родник. 

Оба они никогда ещё не видели её такой оживлённой. Фу Цзыюй усмехнулся: 

- Напоминает мне о временах университета…

Он повернулся к Бо Цзиньяню и удивился: тот тоже улыбался. Это было очень необычно…

- Не ты ли говорил, что терпеть не можешь девушек, которые любят кокетничать и позировать?

В университетские годы находилось много сексапильных девчонок, которые вертелись возле Бо Цзиньяня и как бы невзначай норовили продемонстрировать высокую грудь, подтянутую попу и прочие достоинства сексапильной фигуры. Когда однажды одна из таких пригласила его на свидание, он отказал ей, ответив напрямик, что испытывает отвращение к кривлякам.

На вопрос Фу Цзыюя профессор спокойно ответил:

- А разве она не естественна? Подними себе стандарты прекрасного при случае.

Фу Цзыюй, который встречался с супермоделями мирового уровня, хотел уже было парировать, но заметил, что глаза Бо Цзиньяня смеются. Проследив за его взглядом, друг тоже посмотрел на Цзянь Яо.

Вскоре девушки начали расходиться. Было очень жарко, и выпускницы стали снимать свои мантии.

Фу Цзыюй задумчиво поглядел на Бо Цзиньяня:

- Пересядь назад.
- Зачем это?
- Ты же её спугнёшь! Она ведь сейчас не хочет тебя видеть.

Посмотрев на него несколько секунд, профессор молча пересел на заднее сиденье.

- И стёкла подними! - сурово приказал врач. На самом деле ему ужасно хотелось смеяться.

Убедившись, что профессор закрыл окно, Фу Цзыюй окликнул:

- Цзянь Яо!

Попрощавшись с подругами, Цзянь Яо отправилась к Фу Цзыюю. За несколько шагов она заметила, что на заднем сиденье находится человек. Она притворилась, что не видит его, и поздоровалась с другом.

Честно говоря, Бо Цзиньяня в последние дни она избегала не совсем умышленно. Просто готовилась к выпускной церемонии и проводила вечера за прощальными посиделками с друзьями. 

Однако она и в самом деле не хотела его видеть.

- Поехали обедать! - Фу Цзыюй открыл ей дверцу машины. - Ты не представляешь, как я по тебе соскучился!

Цзянь Яо улыбнулась ему и села на переднее сиденье.

***

В выходные машин на дороге было немного, и «Лексус» ехал по городу очень шустро. В машине звучала приятная музыка, Фу Цзыюй тихонько ей подпевал, между делом беседуя с Цзянь Яо о том о сём. Она тоже расспрашивала его о работе в больнице. И всё-таки с атмосферой в машине было что-то не так.

Только Бо Цзиньянь молча сидел сзади и размышлял неизвестно о чём. Через некоторое время Цзянь Яо не утерпела и посмотрела на него, но с этого ракурса ей было видно лишь часть его невозмутимого лица.

- Куда пойдём обедать, Цзянь Яо? - спросил Фу Цзыюй.
- Выбери сам, - ответила она.

Почему, почему ей навязчиво казалось, что в машине что-то не как всегда?

Она быстро осмотрелась - и вдруг на полпути замерла. Её взгляд упал на зеркало заднего вида. Там, в отражении, было видно, что Бо Цзиньянь смотрит на неё и не просто смотрит, а пристально следит за каждым её движением.

И давно он так её разглядывает?

Цзянь Яо почувствовала, что щёки заалели, но тоска на душе стала ещё сильней. Она вжалась в сиденье, чтобы ему не было её видно. 

«Чёрта лысого ты теперь увидишь, сколько ни смотри!»

***

Они пришли в кантонский ресторан. Официант проводил их к столику на четверых, отгороженному ширмой. Окна ресторана выходили в цветник, где благоухали цветы и пели птицы. Всё это выглядело необыкновенно.

Едва Цзянь Яо уселась, Бо Цзиньянь преспокойно занял место с ней рядом - как это бывало обычно.

Девушка ничего не сказала.

Фу Цзыюй передал ей меню:

- Сегодня выбирает наша прекрасная дама.

Цзянь Яо не стала ломаться и просто согласилась. Пока она делала заказ, друзья перешли на английский, обсуждая дело Цветочного Каннибала №2.

Сегодня подавали два «супа дня». 

- Какой взять суп - грибной или из свиных желудков? - уточнила Цзянь Яо у друзей.
- Из свиных желудков, - ответил Фу Цзыюй с противоположной стороны стола.
- Цзиньянь, а тебе? - спросила она, не глядя на профессора.
- Грибной, - в его голосе слышалась едва заметная улыбка.

Цзянь Яо упорно смотрела не на него, а в меню.

- А вам какой, барышня? - спросил официант.

Ей больше нравился грибной, но она собиралась уже назвать другой, когда Бо Цзиньянь опередил её:

- Ей грибной.

А Фу Цзыюй, наблюдая за выражением лица Бо Цзиньяня и за неудержимо краснеющей Цзянь Яо, от души посмеивался. Если бы атмосфера накалялась в прямом смысле, он бы сейчас уже зажарился.

***

Через некоторое время после начала трапезы стакан сока у Цзянь Яо опустел, и она поискала глазами графин. Фу Цзыюй немедленно смекнул, что к чему, и многозначительно посмотрел на Бо Цзиньяня. И не успела ещё девушка дотянуться до графина, когда её опередила рука профессора. Он наполнил стакан апельсиновым соком и протянул ей:

- Приятного аппетита.

Цзянь Яо бросила взгляд на его, по обыкновению, сосредоточенное и спокойное лицо:

- Спасибо.

Тут следует учесть, что Бо Цзиньянь ничего подобного никогда не делал. За столом наливали чай она, Фу Цзыюй, кто угодно, а он лишь сидел с видом аристократа и вкушал плоды чужих трудов.

А сегодня он не только сам налил ей сока, но и ласково добавил «приятного аппетита»?

В некотором недоумении Цзянь Яо вернулась к еде.

Наверное, из-за непогоды в душе она сегодня была особенно тихой. Какое-то время все трое ели в полной тишине, потом Фу Цзыюй опять просигналил Бо Цзиньяню: ты бы завёл разговор уже? Сам девочку обидел и ещё ждёшь, что она первая заговорит?

Бо Цзиньянь незаметно кивнул, давая понять, что намёк понят. Но, к удивлению, вместо всякой реакции он взял нож и вилку и склонился над большим блюдом с рыбой, очищая мякоть от косточек.

Фу Цзыюй прикрыл лицо ладонью. Повисла совсем уж неловкая тишина. Не надеясь уже добиться толка от Бо Цзиньяня, врач сам решил занять Цзянь Яо беседой. 

Хоть Цзянь Яо и отвечала ему, но её мысли были не здесь, и краем глаза она посматривала на Бо Цзиньяня. Но что она могла поделать? Ясно же, что до неё ему нет никакого дела. Лучше всего разрубить этот гордиев узел сейчас, прекратить это всё и уйти.

Через некоторое время у Фу Цзыюя зазвонил телефон, и врач отвлёкся, шёпотом отвечая на звонок. А Цзянь Яо так сосредоточилась на своей тарелке, словно никого рядом с ней и не было.

Вдруг её похлопали по плечу. Подняв глаза, она увидела Бо Цзиньяня, который с беззаботным видом протягивал ей до верха полную миску.

Цзянь Яо замерла.

В миске была рыба. Полная миска прекрасной, белой, снятой с костей рыбной мякоти, тонко нарезанной и заботливо уложенной горкой. 

- Приятного аппетита, - снова по-джентльменски сказал он, потягивая в воздухе уставшие от такой работы пальцы.

Девушка секунду помолчала. На душе у неё творилось что-то сложное. Наконец, она глянула на него в упор:

- Что ты делаешь?
- А сама не понимаешь? - посмотрел на неё Бо Цзиньянь.

Цзянь Яо отрицательно покачала головой.

То ли ей мерещилось, то ли Бо Цзиньяню было жарко, но его красивые щёки, всегда такие белые, порозовели. Хотя взгляд по-прежнему оставался высокомерным и холодным.

- Я тебя соблазняю, - ответил он.
 

ГЛАВА 34
«Я тебя соблазняю».

Эти слова задели в сердце Цзянь Яо самые потаённые струнки. Сладкий восторг бесстрашно нахлынул в её сердце, но рассудок тут же потеснил его. Сладость растаяла, оставив горькое послевкусие безнадёжности.

Она повернулась и посмотрела на него:

- Соблазняешь остаться твоей ассистенткой?
- Ага, - он склонился над ней, опираясь одной рукой о стол.

Губы Цзянь Яо изогнулись в горькой усмешке. Кто бы сомневался…

- Но это не единственная причина, - внезапно добавил он.

Она застыла.

Он смотрел на неё. Опрятная белая рубашка делала его кожу ещё светлее. Взгляд казался цепким.

- Думаю, нам надо помириться.

Цзянь Яо даже не нашлась, что ответить.

Фу Цзыюй повесил трубку и обнаружил интересное зрелище. Не удержавшись от смеха, он прервал их:

- Ух как он с рыбой-то постарался!

Цзянь Яо ткнула палочками в пустую тарелку, ничего не говоря.

Друг с усмешкой бросил взгляд в сторону Бо Цзиньяня и обратился к девушке:

- Поешь! Он ведь сделал это добровольно, никто его не заставлял. Если съешь - это же не значит, что вы помирились. И не значит, что тебе придётся быть его ассистентом. Разве не так?

Цзянь Яо невольно улыбнулась ему в ответ:

- Угу.

Бо Цзиньянь холодно заметил:

- По-моему, ты забыл, на чьей ты стороне.
- Ничего я не забыл! - воскликнул тот. - Я всецело предан Цзянь Яо!

Пока мужчины пикировались, она подцепила палочками кусочек рыбы и положила в рот.

Очень нежно.

Он столько времени потратил на это, даже пальцы, видимо, устали.

Что за человек…

***

После обеда, когда они втроём стояли на тенистой парковке ресторана, Фу Цзыюй спросил:

- Что теперь?

Цзянь Яо ответил:

- Я собираюсь в магазин, мне с вами не по пути.

Бо Цзиньянь, стоявший рядом с ней, молча окинул её взглядом.

Фу Цзыюй рассмеялся:

- В магазин? Прекрасно, тогда мы с тобой. Разве я не говорил? Сегодня мы тебя балуем! Ты наша королева. Куда королева - туда и мы. Так ведь, Бо Цзиньянь?

Девушка прыснула от смеха:

- Да неужели? - и тут же услышала, как сбоку профессор низким голосом говорит:
- Угу. Туда и мы…

***

Цзянь Яо, конечно, частенько ходила в супермаркет за разными нужными вещами, но никогда прежде это не привлекало столько внимания. Она толкала тележку, а слева и справа от неё вышагивали два высоких красавца, вызывая нескрываемый интерес продавщиц.

Фу Цзыюй, который сегодня однозначно был в ударе, вовсю изображал из себя верного рыцаря королевы. Он то и дело спрашивал:

- Ваше величество, куда желаете направиться? Ваше величество, упаковка соли вам не нужно? Если не нужна, прикажите - и я положу её на место…

Грусть в сердце Цзянь Яо таяла от его шутовства, потому что не рассмеяться было невозможно:

- Хватит меня так называть!

Бо Цзиньянь следовал за ней молча. Цзянь Яо чувствовала, что его острый взгляд прикован к её лицу, и от этого она ещё больше не хотела смотреть в его сторону. Поэтому оба они за всё это время не сказали друг другу ни слова.

Наконец, в кондитерском отделе она замедлила шаг, выбирая себе лакомство. Сбоку к компании друзей подошла очаровательная девушка-промоутер, рекламируя печенье.

Бо Цзиньянь, естественно, не обратил на неё никакого внимания, Цзянь Яо тоже отмахнулась. Один лишь Фу Цзыюй, не умевший отказывать красавицам, попробовал образец и, болтая с девушкой, последовал за ней к стеллажу с печеньями.

Они остались вдвоём.

Цзянь Яо притворилась, что её интересуют только этикетки на полках, и не смотрела в его сторону. Через некоторое время она вдруг обнаружила, что у тележки с покупками его нет. Бессознательно она огляделась - но его нигде не было.

Это её почему-то расстроило, и она, сразу поникшая, снова уставилась на полки. 

И тут через мгновение над её ухом раздался знакомый голос:

- Ваше величество, конфеты без сахара.

Цзянь Яо на секунду замерла.

Обернувшись, она увидела рядом с собой Бо Цзиньяня, который, слегка улыбаясь, держал коробочку.

Конфеты с ксилитом действительно были в её списке покупок, но она никак не думала, что профессор по собственной инициативе пойдёт что-то для неё искать.

Она непринуждённым тоном уточнила:

- Теперь и ты повторяешь за Фу Цзыюем?

Он бросил коробочку в тележку:

- Ничего подобного. Я делаю это сам по себе и взамен ничего не прошу.

Цзянь Яо не удержалась от улыбки. Посмотрев в тележку, она отрицательно покачала головой:

- Не хочу с яблочным вкусом. Я хочу с апельсиновым.

Профессор вынул коробку обратно:

- Да, ваше величество.

Он пошёл обратно к полке, а она смотрела ему вслед: в простой белой рубашке и чёрных брюках, высокий, стройный, точёный, как изваяние, необыкновенно красивый. Вот таким он ей и нравился.

Вскоре он нашёл то, что искал, и вернулся к ней.

- Спасибо, - сказала Цзянь Яо. Он протянул руку, передавая ей коробку, но когда она взялась за неё, сам не отпустил. Она исподволь подняла на него глаза - он сделал шаг вперёд, теперь дистанция между ними стала ещё меньше.
- Мир? - спросил он глубоко, мелодично, с чуть заметной улыбкой.

На щеках Цзянь Яо появился румянец, она опустила голову и попробовала потянуть коробочку сильнее - но он всё не отпускал. Коробка была маленькая, и кончики его пальцев касались тыльной стороны её ладони - ощущение было прохладное и немного щекотное. В нём, однако, это не вызывало волнения - он по-прежнему спокойно смотрел на неё, крепко держа коробку.

Цзянь Яо безмолвно вздохнула. Всё, хватит. С лёгкой улыбкой она подняла голову:

- Ладно. Мир так мир. Больше не буду от тебя прятаться. Что ты хочешь утром на завтрак?

Он тут же просиял:

- На ваше усмотрение, ваше величество.

Цзянь Яо улыбнулась ему в ответ:

- Идём.
- Ага.

Она покатила тележку вперёд, он последовал за ней. Через пару шагов девушка почувствовала мягкое прикосновение к голове - это он неожиданно протянул руку и погладил её по волосам.

Цзянь Яо на секунду застыла.

«Что ж, мир так мир… Однако, Бо Цзиньянь, если я тебе не нравлюсь, то как же мне быть? Быть рядом с тобой - всего лишь в качестве друга?»

***

Когда они добрались до дома, уже стемнело. И раз уж наступил мир, Цзянь Яо сходила к себе принять душ, а потом спустилась вниз с фруктами, которые только что купила.

Бо Цзиньянь принимал душ у себя в спальне, потому в гостиной сидел один Фу Цзыюй. Когда девушка вошла, он улыбнулся и приглашающе помахал ей:

- Сюда!

Ночь была ясная, в окно лился чистый лунный свет. Оба они сидели в креслах, рассматривая цветы у входа. В доме было спокойно и уютно.

Врач налил себе красного вина и предложил Цзянь Яо:

- Будешь?

Та отрицательно покачала головой, отправилась на кухню и налила себе стакан молока:

- Я буду вот это.

Фу Цзыюй расхохотался:

- Какая находчивая!

Некоторое время они пили молча, а потом вдруг он неожиданно спросил:

- Тебе ведь нравится Бо Цзиньянь?

Едва не подавившись своим молоком, Цзянь Яо тут же покраснела и закашлялась.

Фу Цзыюй усмехнулся и, ласково хлопая её по спине, произнёс:

- Не переживай. Я на твоей стороне. И у меня на твой счёт хорошие предчувствия.

С трудом придя в себя, Цзянь Яо запротестовала:

- Что ты несёшь?!
- Не притворяйся, - ответил Фу Цзыюй.

Она промолчала. По натуре Цзянь Яо была человеком прямым и, хоть и смущалась своей влюблённости в Бо Цзиньяня, но раз уж друг её раскусил, отрицать не стала. После секундной паузы она произнесла:

- Только ему не говори.
- Однозначно не скажу, - заявил врач. - В любви мужчина должен сам проявлять инициативу, - он почесал щёку. - Только вот с инициативой со стороны Бо Цзиньяня явно будут сложности.
- Да и не надо, - тихо сказала Цзянь Яо. - Я-то ему всё равно не нравлюсь.
- Быть того не может, - удивился Фу Цзыюй.

Поколебавшись немного, Цзянь Яо рассказала ту историю про «когда у тебя будет парень». Высказав то, что так больно задело её несколько дней назад, она почувствовала себя лучше.

Однако, к её удивлению, Фу Цзыюй не выказал никакого сочувствия - на его лице было лишь выражение «так я и думал». Врач спросил со смешком:

- И поэтому ты решила, что ему не нравишься? 

Цзянь Яо секундочку помолчала и задала встречный вопрос:

- Если бы тебе нравилась девушка, ты бы отдал её кому-то другому?
- Я - естественно, нет. Но это же Бо Цзиньянь! Да, IQ у него высокий. Но эмоциональный интеллект - ниже плинтуса! Он не общается с женщинами, и что хуже - у него зашкаливают высокомерие и нарциссизм!

Девушка не удержалась от улыбки:

- Что есть, то есть!

А Фу Цзыюй продолжал:

- Сама подумай, разве разговоры про парня считаются? Даже если ты скажешь, что завтра выходишь замуж, уверен, он тебе гордо скажет: "Поздравляю!" - и ещё выпишет огромный чек как свадебный подарок. И только в тот день, когда ты заявишься под руку с другим, до него вдруг дойдёт: "Как? Цзянь Яо больше не моя?"

Цзянь Яо рассмеялась, чувствуя в то же время горечь и неуверенность. Неужели это правда? Может ли он быть до такой степени идиотом в любви?

Вообще-то… может.

Фу Цзыюй добавил спокойно:

- Я ни разу не видел, чтобы его настолько заботила девушка.

Цзянь Яо ничего не сказала.

- Ты же знаешь, какой он. Чем он круче, чем больше привлекает внимания, тем он упрямее и тупее! Он гордый, нелюдимый, поэтому, что быть его другом, что его любовью, - это как быть ему нянькой. Цзиньянь ничего не смыслит в отношениях, поэтому иногда нам надо самим делать шаг навстречу. Да я как вспомню, сколько сам сделал этих шагов, чтобы стать его другом! Единственным другом на данный момент. Я надеюсь, ты дашь ему чуть-чуть времени и шансов. Не хочу, чтобы он тебя потерял.

Ночь была прекрасная. В окна дул тёплый летний ветерок, словно нарочно прилетевший утешать беспокойные сердца.

Цзянь Яо подняла голову, встретила ласковый взгляд Фу Цзыюя и хотела уже заговорить, как вдруг краем глаза отметила, что в комнату входит Бо Цзиньянь.

Она тут же осеклась. Друг понимающе посмотрел на неё и поднял бокал:

- За наш альянс!

Бо Цзиньянь подошёл поближе:

- Какой ещё альянс?

Он только вышел из душа, и его фигура, подчёркнутая футболкой и шортами, выглядела особенно впечатляющей. Его глаза остановились на лице Цзянь Яо:

- Почему ты так покраснела?

Фу Цзыюй рассмеялся, не говоря ни слова.

Цзянь Яо встала:

- Уже поздно. Пойду домой. Пока.

***

На следующее утро Бо Цзиньянь проснулся несколько не в духе. Цзянь Яо заявила, что они помирились, но накануне вечером и слова ему не сказала.

Впервые он оказался в ситуации, когда выбор зависел не от него. Обычно это он выбирал себе работу, помощников и должности.

Может, нужно пообхаживать её ещё денёк - и тогда она согласится?

Он чистил зубы перед зеркалом, когда услышал звук открывающейся двери.

Профессор небрежно отбросил зубную щётку. Наконец-то! Время завтракать!

Он вышел в гостиную и увидел Цзянь Яо сидящей на диване. А на журнальном столике находились… его любимые рыбные пельмешки.

Светло-сиреневое платье очень освежало её. Девушка улыбнулась.

Замечательное зрелище. Вот так и должно быть каждое утро - спокойно и приятно.

А она тут же спросила:

- Какая работа на сегодня?

На губах Бо Цзиньяня появилась улыбка:

- Пока что никакой, - он сделал паузу. - Поэтому сперва я переоденусь, а потом позавтракаем.

Видимо, он был в превосходном настроении. Его голос звучал на редкость мягко.

- Хорошо, - Цзянь Яо опустила голову, чтобы не встречаться с ним взглядом. Подумать только, всего лишь крохотная улыбка на его губах - а её щёки сразу же заалели.

«Ах, Бо Цзиньянь, Бо Цзиньянь… Я сделала ещё один шаг тебе навстречу. Если ты захочешь приблизиться ко мне, я буду ждать тебя здесь. Но если ты так и не придёшь, то в следующий раз я не вернусь.»

***

Стоя перед высоким, в полный рост, зеркалом, Бо Цзиньянь тихонько насвистывал. Он надел рубашку и брюки, а потом позвонил Фу Цзыюю.

Фу Цзыюй рассмеялся и поздравил его.

- Я составлю контракт. Как принято, на три года?

Бо Цзиньянь подумал секунду:

- На десять.

На мгновение друг остолбенел, а потом расхохотался и произнёс:

- Инь Цзыци будет очень огорчена, что ты отбил у неё человека.

Этот комментарий кое о чём профессору напомнил. Повесив трубку, он написал сообщение сестре: «Извини, но Цзянь Яо - моя». И подписался: «Настоящий Бо Цзиньянь.»

Инь Цзыци не ответила.

Вновь выходя из спальни, он увидел, что Цзянь Яо, сидя на диване, читает книгу. На обложке было написано: «Введение в поведенческий анализ».

Слегка улыбнувшись, он уже собирался подойти к ней, когда его телефон зазвонил. По-прежнему глядя на Цзянь Яо, профессор снял трубку:

- Слушаю.
- Профессор Бо, Хуан Си беспокоит, - это был тот самый офицер, который отвечал за поимку преступника в деле Ван Ваньвэй.
- Говорите, - сухо сказал он.
- Мы нашли его, - серьёзно ответил Хуан Си. - Его тело.
 

ГЛАВА 35
Цзянь Яо наконец-то воочию увидела «его» тело.

Оно лежало в морге, принадлежавшем министерству общественной безопасности. Стены там были серыми, воздух - стылым. Атмосфера стояла тяжёлая и безжизненная.

Хоть Цзянь Яо и была готова морально, но при виде трупа моментально почувствовала тошноту.

Останки были обожжены и скрючены до неузнаваемости. Единственное, что можно было по ним установить, - они принадлежали человеку высокому и худому, что соответствовало показаниям Инь Цзыци.

По заявлению полиции, он пытался сбежать на автомобиле по шоссе, не справился с управлением, вылетел за заграждение, и сорвавшаяся с откоса машина взорвалась - от тела осталось лишь то, что они теперь видели.

- Это он? - спросила Цзянь Яо стоявшего рядом Бо Цзиньяня.

День выдался жарким, но Бо Цзиньянь оделся не как обычно в такую погоду - не в рубашку и брюки, а строго - в костюм с галстуком. Кожаные ботинки были тщательно отполированы. Цзянь Яо поняла - это был жест уважения по отношению к сопернику. В конце концов, они встретились впервые, и неважно, что вторая сторона превратилась в обгорелые останки.

На вопрос девушки профессор не ответил, лишь посмотрел на тело несколько секунд, а потом еле слышно прошептал:

- Привет.

Голос был низким и мягким, а на губах мелькнула едва заметная улыбка.

Цзянь Яо к подобному уже привыкла, а вот сотрудники морга несколько удивились:

- Вы знали покойного?

Но Бо Цзиньянь уже повернулся и решительно вышел прочь.

***

В конференц-зале в министерстве общественной безопасности горели яркие лампы. Вокруг строгого чёрного стола сидели руководители разных уровней, и обстановка была очень серьёзной. Бо Цзиньянь находился там же, среди представителей китайской стороны. Сегодня этот собранный и холодный мужчина нисколько не напоминал дамского угодника, называвшего Цзянь Яо «её величеством». Этот человек в свои двадцать шесть не зря слыл экспертом - Цзянь Яо знала, что этого он достиг напряжённой работой.

Сама девушка, будучи помощником профессора, тихо сидела в дальнем ряду среди остального персонала и слушала.

С противоположной стороны круглого стола располагались представители ФБР. Первым делом они объявили о результатах ДНК-теста:

- Господа, мы завершили сопоставление образца с базой данных и установили личность покойного.

На белом экране проектора появился слайд - это была фотография светлокожего азиата с приятной внешностью, молодого, высокого, в костюме.

- Цзян Хао, американец китайского происхождения, IT-инженер, 27 лет, - ФБР-овец посмотрел на Бо Цзиньяня и многозначительно произнёс: - Саймон его знал.

Китайцы, в том числе Цзянь Яо, удивились этому замечанию.

Бо Цзиньянь спокойно и насмешливо ответил:

- Имел такую честь. Это один из выживших, которых я спас от Цветочного Каннибала.

***

Что же, собственно, произошло?

Останки Цзян Хао были обнаружены в сгоревшем автомобиле подозреваемого. Под составленный ФБР психологический портрет он прекрасно подходил. И фигура, и остатки обгорелой костюмной ткани соответствовали показаниям Инь Цзыци.

Умный, обеспеченный, он вернулся в Китай полгода назад - у него были и возможность, и достаточно времени, чтобы выследить Бо Цзиньяня и реализовать свой план.

В чём был его мотив? На это у ФБР было два варианта объяснения.

Первый вариант: он стал жертвой посттравматического расстройства, которое не позволило ему жить нормальной жизнью. Он вообразил себя на месте своего обидчика, что, в свою очередь, привело к извращённому поведению.

Второй вариант, более смелый: возможно, он с самого начала был сообщником Цветочного Каннибала. Когда, спустя год, Бо Цзиньянь и ФБР раскрыли это дело, он лишь притворился одной жертв, чтобы уйти от наказания. А теперь вернулся, чтобы отомстить Бо Цзиньяню.

Когда совещание закончилось, Цзянь Яо подошла к Бо Цзиньяню. Он всё ещё стоял у стола, просматривая документы из личного дела Цзян Хао.

В момент, когда все расходились, один из ФБР-овцев направился к Бо Цзиньяню и пожал ему руку:

- Хорошая работа, Саймон.

Он добавил, что операция прошла успешно благодаря ловушке, которую расставил Бо Цзиньянь, - вырваться из неё было практически невозможно. Довольная Цзянь Яо посмотрела на профессора - на лице того была лишь тень улыбки. Казалось, происходящее вовсе его не волновало.

***

Домой из министерства они добрались уже во второй половине дня.

Бо Цзиньянь, невозмутимый, как всегда, молча вёл машину. Окинув его взглядом, Цзянь Яо заговорила:

- Стало быть, дело закрыто?

Она только что слышала, как сотрудники ФБР обсуждали покупку обратных билетов.

- Официально - да, по всей видимости, - ответил он.

Эти слова озадачили Цзянь Яо. Девушка переспросила:

- Ты думаешь, что Цзян Хао - не тот человек?
- Не знаю, - просто ответил он.

Цзянь Яо промолчала. Действительно, доказательства на первый взгляд выглядели бесспорными, а на сердце впервые за много дней стало легче. Но всё-таки эта смерть была такой неожиданной, что очень трудно было поверить в её реальность.

- И как же быть? - спросила она. Всё-таки человек умер, и ничего теперь не проверить.

Бо Цзиньянь продемонстрировал фирменную усмешку:

- Будет новое дело, вот тогда и поймём.
- Ты имеешь в виду…
- Если он не умер, то вернётся. Его бессмысленная игра только началась - думаешь, он просто так от неё откажется?

***

Стемнело; лунный свет был прохладным и ярким. Цзянь Яо сидела в кабинете Бо Цзиньяня и читала. Раз уж она решила остаться с ним рядом, то надо было, не теряя времени, пополнять багаж профессиональных знаний. Только вот это «быть рядом» заключалось сейчас в одной лишь работе. Что же касается личных отношений… 

Цзянь Яо не удержалась и, оторвавшись от книги, бросила взгляд в его сторону. Он был полностью погружён в чтение - как обычно, в простой рубашке, брюках, тихий и сосредоточенный. Хотела бы она разглядеть, что у него на сердце…

- Почему ты на меня смотришь? - неожиданно спросил он, не поднимая головы.

Щёки девушки тут же запылали, но ответ прозвучал спокойно:

- Просто так.

Бо Цзиньянь не стал углубляться в этот вопрос. Отложив книгу, он внимательно посмотрел на помощницу:

- Переезжай сегодня ко мне. Ты можешь жить в кабинете.
- Не перееду, - ответила Цзянь Яо.

Глаза профессора слегка сузились:

- Разве мой ассистент не должен находиться рядом круглые сутки?

Цзянь Яо уже слишком привыкла к его эгоистичным и безапелляционным требованиям, чтобы толковать их как-то неоднозначно. Она мягко улыбнулась:

- Мне хотелось бы иметь собственное пространство. Ты всегда можешь позвать меня, когда я понадоблюсь.

Бо Цзиньянь больше ничего не сказал, но лицо у него явно вытянулось. Он встал, снял галстук и расстегнул воротник, видимо, собираясь в душ. Когда он уже пересёк порог кабинета, Цзянь Яо произнесла ему вслед:

- И потом… Если в будущем я заведу парня, и у нас всё сложится хорошо, я буду жить с ним, и тогда точно не смогу быть с тобой круглые сутки.

Её лицо тут же залилось краской.

Эти слова, кажется, возымели действие, потому что Бо Цзиньянь остановился и уставился на неё. Взгляд его чёрных глаз постепенно стал ледяным, колючим и таким надменным, что сердце Цзянь Яо дрогнуло.

- Вот как? - произнёс он едва слышно.

Затем, с тем же невозмутимым выражением лица, он развернулся и вышел.

«Это вот что сейчас была за реакция?»

Услышав, как хлопнула дверь спальни, девушка не удержалась от смеха. Пусть как хочет, так и реагирует. Сам же предложил ей найти парня - вот теперь и поймёт, что это такое.

***

Почитав ещё немного, Цзянь Яо припомнила события прошедшего дня, встала и подошла к стеллажу с папками. Больше всего бросалась в глаза самая большая и внушительная коробка с надписью «Цветочный Каннибал. Калифорния». 

Девушка встала на табуретку, достала коробку и заглянула внутрь - там было полно папок. Очень скоро она поняла, почему дело «Цветочного Каннибала» Томми было так трудно раскрыть. Выбирая жертв, он не придерживался никакого шаблона - в его меню попадали люди самого разного возраста, пола, цвета кожи и рода занятий. Кроме того, он был обеспечен финансово. Хоть он и происходил из бедной семьи, но высокий интеллект и удачные инвестиции очень скоро сделали его богачом. А обеспеченному человеку, конечно, проще скрыть свои преступления, чем бедному.

Здесь же лежали отдельные папки по каждой жертве. Выбрав несколько наугад, Цзянь Яо заглянула внутрь - фото были страшные, слишком чудовищные. Перелистав папки до нижней, девушка случайно выхватила взглядом имя последней жертвы и тут же замерла.

Саймон. Бо Цзиньянь.

***

Бо Цзиньянь вышел из ванной, уже в чистой рубашке. Волосы были ещё влажные, но его это мало беспокоило. В его голове крутились слова Цзянь Яо о парне - и они ничуть его не радовали. Естественно, что всякий рано или поздно находит себе партнёра. Но, получается, в её глазах он заранее менее важен, чем какой-то заурядный парень, который неизвестно откуда возьмётся.

Смешно.

Он вышел в гостиную и увидел, что Цзянь Яо переместилась туда из кабинета. В руках она держала папку из дела Цветочного Каннибала - на обложке было написано его имя. Услышав шаги, девушка подняла взгляд - в её глазах отражались сложные эмоции.

Бо Цзиньянь подошёл, сел рядом с ней на диван и включил телевизор - там шла документальная передача «Закон и правопорядок».

Минуту спустя он вдруг почувствовал, что его тянут за рукав. Повернувшись, он обнаружил, что чёрные глаза Цзянь Яо влажно сияют, как два родника.

- Можно мне посмотреть на твои шрамы?

Он глянул на неё странно.

- Ни одна женщина моё тело не видела, - жёстко ответил он и вернулся к просмотру передачи.
- Я хочу увидеть, - Цзянь Яо взяла его за руку и твёрдо произнесла: - Я твой ассистент, и это связано с делом. Разумеется, мне можно их увидеть.

Он коротко взглянул на неё, секунду помолчал, а потом начал расстёгивать рубашку, не отрывая глаз от телевизора.

Он был спокоен и собран, в отличие от сердца Цзянь Яо.

Когда последняя пуговица была расстёгнута, рубашка распахнулась, и глазам девушки предстали его широкая грудь и тонкая талия. Здесь его кожа тоже казалась очень белой, однако мускулы выглядели крепкими и ничуть не истощёнными. На прессе даже виднелись кубики…

В прошлый раз Цзянь Яо видела шрамы на его спине - спереди их было не так много, но на вид они были страшнее. 

Нижнюю часть груди пересекали тёмные рубцы, ещё один расчертил середину живота, несколько шрамов посветлее шло вдоль.

Девушка вспомнила кровавые фото, приложенные к делу Бо Цзиньяня, и в глазах у неё защипало.

А ещё о нём было сказано так: «Саймон пропал без вести на полгода. К моменту спасения он страдал от тяжёлых травм, существенной потери крови, налицо были признаки истощения и расстройства внутренних органов. Он был без сознания и провёл в реанимации четверо суток. Именно благодаря тайно переданной им информации ФБР удалось арестовать печально известного Цветочного Каннибала. Он помог спасти жизни двенадцати захваченных вместе с ним жертв.»

Он пожертвовал собой в обмен на двенадцать жизней. Но об этом… 

Цзянь Яо посмотрела на его равнодушный профиль, на лицо, по которому читалось, что его терпение вот-вот лопнет. При всей его ребяческой заносчивости, об этом он никогда не упоминал.

От этой мысли на её глазах появились слёзы.

- Достаточно насмотрелась? - раздался холодный голос Бо Цзиньяня.

Цзянь Яо ничего не сказала, лишь протянула руку и легонько коснулась рубца на его животе. Бугристая поверхность шрама холодила её пальцы, и она подумала: «Насколько же глубоко его резали?»

Внезапно Бо Цзиньянь перехватил её палец.

Девушка скользнула взглядом сперва по его руке, потом по лицу - казалось, оно слегка порозовело.

- Не трогай. Щекотно.

Цзянь Яо сама не заметила, как всхлипнула. Его слова заставили её засмеяться, и слёзы, которые она так старательно сдерживала, вдруг покатились градом.

Этого Бо Цзиньянь явно не ожидал - он замолчал, глядя на неё. А она смутилась и отвернулась к кофейному столику за салфетками, чтобы вытереть слёзы.

- Если бы я знал, что ты будешь плакать, я бы тебе не показал, - произнёс он, застёгивая рубашку.

Девушка уже почти успокоилась, но эти слова прозвучали так... неожиданно ласково, что слёзы опять полились по её щекам.

Отвернувшись от него, она снова потянулась за салфетками - и всё-таки чувствовала не глядя, что его глаза направлены на неё.

- Не смотри на меня, - буркнула она. - Смотри в телевизор.
- Угу, - откликнулся он тихо и действительно попытался сосредоточиться на экране.

Цзянь Яо тихо села рядом с ним. Глаза были ещё влажные. Она потянула носом воздух, чтобы проверить, не всхлипывает ли. Вроде нет...

Внезапно она почувствовала тяжесть - он поднял руку и приобнял её за плечи. Всё тело Цзянь Яо как будто застыло.

- Не плачь, - сказал он очень мягко.

За окном по-прежнему была ясная ночь. Передача по телевизору продолжалась. Рука Бо Цзиньяня неподвижно лежала на её плечах. Они сидели так близко, что она чувствовала лёгкий запах мыла, исходивший от него после душа, и тепло его тела. Он обнимал её легко, но ей казалось, что эта рука - невероятно тяжёлая, так сильно, каждой клеточкой, девушка ощущала сейчас её вес, её температуру. 

Неизвестно, сколько прошло времени, - может, полчаса, может, всего десять минут, - но телефон в кармане Бо Цзиньяня вдруг зазвонил. Руку с плеча, естественно, пришлось убрать - Цзянь Яо показалось, будто сразу стало намного легче, но почему-то ей совсем не хотелось этой лёгкости.

А он, не обращая никакого внимания на её переживания, ответил на звонок:

- Привет, Цзыюй.

Они говорили о случившемся за день, о Цзян Хао. Девушка посидела немного - лицо никак не переставало пылать. Тогда она просто встала и взяла свои вещи:

- Я пойду.

Бо Цзиньянь поднял глаза:

- Спокойной ночи.
- Спокойной ночи.

На том конце Фу Цзыюй вдруг улыбнулся:

- Так поздно… а Цзянь Яо всё ещё у тебя?
- Просто она плакала, а я её утешал, - ответил он естественным тоном.

Девушка, которая уже была в дверях, смутилась:

- Не надо ему рассказывать!

***

Дома Цзянь Яо приняла душ, переоделась в пижаму и растянулась на кровати.

Стояла уже глубокая ночь, за окном было тихо. Полежав с закрытыми глазами, она села и достала что-то из сумки - это была копия с одного фото из досье Бо Цзиньяня, она сняла её вечером в кабинете.

Должно быть, это был тот самый подвал, где его держали. Тёмный и грязный, весь в рытвинах пол - и на этом полу мирно лежал Бо Цзиньянь. Нельзя было различить, что на нём надето, потому что всё было пропитано кровью, и ещё лужа крови виднелась на полу. Лишь лицо выделялось белым. Глаза были закрыты. Казалось, что он спит или умер.

Цзянь Яо полежала в постели, разглядывая фото, а потом поднесла его к губам и поцеловала изображение в щёку.

***

Вскоре после ухода Цзянь Яо Бо Цзиньянь тоже направился спать. 

Комнату освещала неяркая лампа, шторы были задёрнуты. Сняв рубашку, он бросил взгляд в зеркало и вспомнил, как Цзянь Яо коснулась его шрамов. 

Он тоже протянул руку и потрогал шрам на животе.

Совсем не щекотно.

Почему же было щекотно, когда прикоснулась Цзянь Яо?

Ему ясно представились её тонкие белые пальцы, похожие на пронизанный светом нефрит. Её прикосновение было лёгким, как будто по коже водили пером - и было щекотно.

Прикосновение женщины…

Какое-то жаркое ощущение вдруг пронзило шрам на животе. 

Профессор постоял перед зеркалом, а потом решительно направился в ванную - принять перед сном холодный душ.
 

ГЛАВА 36
Утреннее солнце ярко светило оранжевым. Город за окном, казалось, только начал просыпаться от крепкого сна, но на дорогах уже толпились вереницы автомобилей.

Цзянь Яо, ещё в ночной рубашке, с собранными в хвостик волосами, стояла перед шкафом.

«Что же сегодня надеть?»

Она вытащила голубую блузку и бежевые капри. Именно так она одевалась с тех пор, как начала работать: просто, со вкусом, по-деловому.

Девушка уже собралась снять ночнушку, как вдруг засомневалась. Её взгляд переместился в другую сторону шкафа - там висели яркие нарядные платья.

Подумав немного, она решилась. И хоть от самой этой мысли щёки у неё начинали алеть, она выбрала самое красивое платье, какое у неё было.

Выбранное платье относилось к разряду «крутых». Без рукавов, на двух тонких бретельках, оно оставляло открытыми белые гладкие плечи, подчёркивало ключицы и обнажало маленький кусочек спины. Однако сама ткань была плотной, поэтому не было ощущения излишней раздетости. Платье сидело по фигуре и подчёркивало изгибы. Однако больше всего Цзянь Яо нравился цвет - бледно-жёлтый. Кожа от него выглядела белой и блестящей, как снег.

Девушка вернулась к туалетному столику и красивой прозрачной заколкой, похожей на хрусталь, заколола волосы, которые обычно оставляла распущенными. Затем подкрасила губы розовым блеском, переобулась в повседневные босоножки с ремешками вокруг щиколоток и направилась вниз.

***

Когда Цзянь Яо вошла в гостиную, Бо Цзиньянь сидел на диване и читал газету. Привычки у этого молодого человека были старомодные, как у пенсионера.

Он так сосредоточился на чтении, что даже не взглянул на вошедшую. Но, к удивлению девушки, завтрак был уже куплен и дожидался её на кофейном столике.

- Ты сегодня встал пораньше? - она села с противоположной стороны и, пододвинув к себе порцию каши, тоже взяла одну газету из стопки.
- Угу, - пробормотал Бо Цзиньянь.

На самом деле он проснулся ни свет ни заря, потому что этой ночью спал весьма неважно. И подумав об этом, он поднял голову, чтобы взглянуть на виновницу его плохого сна.

Цзянь Яо листала газету, когда почувствовала, что на неё смотрят - это был очень знакомый и очень близкий взгляд. Девушка покосилась краешком глаза, чтобы удостовериться - и в самом деле, Бо Цзиньянь глядел на неё в упор.

Щёки Цзянь Яо тут же зарозовели.

Сегодня она собрала волосы в узел, и плечи оказались открыты. Она могла поклясться, что именно их сейчас и разглядывает Бо Цзиньянь. Сделав вид, что ничего не замечает, девушка принялась есть кашу.

Прошло ещё какое-то время…

Да сколько можно глазеть?! Казалось, каждый кусочек её кожи высвечен лучами прожектора.

- На конкурс красоты собралась? - прозвучал, наконец, низкий голос.

Цзянь Яо покраснела и повернулась, чтобы взглянуть на него. Профессор был преспокоен, а глаза сияли, - как будто вот так оценивать её внешность и отпускать на этот счёт комментарии было самым естественным для него занятием.

- Ты же сказал, у нас сегодня встреча с кем-то из Центрального управления? - сказала Цзянь Яо. - Первая встреча - надо создать о себе приятное впечатление.

Действительно, вчера Бо Цзиньянь сообщил, что министерство общественной безопасности предложило ему должность консультанта в Центральном полицейском управлении города Б., чтобы он мог заниматься исследованиями в области криминальной психологии. И сегодня предстояла встреча для обсуждения деталей.

Бо Цзиньянь поначалу ничего не ответил, но через пару секунд снова окинул её взглядом:

- Почему, в таком случае, ты не выглядела вот так, когда встретилась со мной в первый раз? На меня хорошее впечатление произвести не требовалось?

Цзянь Яо не удержалась от смешка:

- Ты же всё равно в женской красоте ничего не смыслишь. Толку-то производить на тебя впечатление?

Профессор недовольно поджал губы. Когда же она встала, чтобы вымыть руки, то позади неё прозвучал её голос:

- Это я-то не смыслю? 33С, 22, 34.

На секунду она оторопела, а потом до неё дошло - это же её размеры!

Она обернулась:

- Как ты узнал? Ты читал мою медицинскую карту?

Уголки его рта насмешливо приподнялись:

- А мне это надо? Я такое на глаз могу определить, - и пока он говорил, его взгляд естественным образом перемещался по ней сверху вниз.

- Хватит меня разглядывать! - воскликнула Цзянь Яо.

***

Тот, кто хочет расследовать, должен занимать официальную должность. И сегодня Бо Цзиньянь, захватив с собою Цзянь Яо, отправился реализовывать данный принцип.

Стоял разгар лета. Белое здание Центрального управления пряталось в тени деревьев. Профессор с помощницей проследовали прямиком в кабинет начальника. 

Согласно предварительной договорённости в министерстве, Центральное управление предоставляло профессору кабинет и возможность работать, не включая его при этом в штат. Основных обязанностей у него предполагалось две. Во-первых, он должен был возглавлять расследование в сложных делах, в частности, в серийных убийствах, во-вторых, в качестве консультанта принимать участие в расследовании обычных уголовных дел. Собственно, первое представляло собой ту работу, которой он всегда занимался как криминальный психолог. Второе было своего рода экспериментом. Поскольку в Китае применение криминальной психологии было в новинку, то министерство не могло сразу же открыть для этого специальный отдел. Поэтому должность, созданная для Бо Цзиньяня, была пробным шаром.

Короче говоря, в случае убийства Бо Цзиньянь с помощницей должен был участвовать в расследовании, но независимо от остального следствия, как отдельная команда. Они не должны были вмешиваться в работу основной следственной группы, но могли делиться ресурсами. Путём такого параллельного следствия предполагалось проверить, насколько эффективно участие криминального психолога и насколько это годится для Китая. 

Когда все детали были обговорены, начальник управления встал, улыбаясь:

- Профессор Бо, я познакомлю вас с командой.

Бо Цзиньянь сдержанно кивнул.

Секретарь начальника, стоявшая рядом, произнесла:

- А я пока отведу Цзянь Яо уладить все формальности.
- Хорошо, - улыбнулась в ответ девушка.

***

Когда все бумажные дела были завершены, Цзянь Яо не стала беспокоить секретаря начальника (та явно была завалена работой и трудилась, как пчёлка) и вышла в коридор в ожидании Бо Цзиньяня. Он находился в кабинете вместе со старшими чинами управления, а стул в коридоре, на который села девушка, располагался в двух шагах от большого людного офисного пространства, где трудились полицейские.

Никаких крупных происшествий в городе в последнее время не было, поэтому весь личный состав занимался в основном бумажной работой и просмотром разной информации. Вскоре, однако, полицейские обратили внимание на сидящую в коридоре красивую девушку с яркими глазами.

- Кто это? По какому-то делу? - спросил кто-то вслух.
- Слышал, у нового криминального психолога, профессора Бо, есть помощница, выпускница. Видимо, это она.

Дело шло к обеду, и многие двинулись к выходу, рассматривая девушку вполне открыто. Под их беззастенчивыми взглядами Цзянь Яо чувствовала себя не особенно уютно. Однако ей ли, выросшей в полицейском участке, было жеманиться? Улыбнувшись, она подошла и поздоровалась со всеми за руку:

- Здравствуйте, меня зовут Цзянь Яо.

***

Когда Бо Цзиньянь вместе со старшими офицерами вышел из кабинета, его глазам предстала картина - на границе офисного пространства стояла целая толпа. Посреди этой толпы находилась Цзянь Яо в своём красивом платье и болтала с мужчинами, слегка улыбаясь.

Бо Цзиньянь едва заметно нахмурился.

При виде начальства все обернулись и поздоровались. Увидев Бо Цзиньяня, Цзянь Яо улыбнулась радостнее и направилась к нему.

Начальник управления официально представил коллективу профессора и его помощницу, а потом добавил:

- Я понимаю, что красивую девушку у нас тут встретишь нечасто. Однако хватит с ней ворковать, пора возвращаться к работе!
- Так ведь перерыв, товарищ начальник! - заметил один из полицейских. - Вот мы и знакомимся с новыми коллегами!

Все рассмеялись - за исключением Бо Цзиньяня, отметила Цзянь Яо. Он просто стоял рядом с ней безо всякого выражения на лице.

«До чего же он нелюдимый… Но такой уж он человек!»

- Пообедаем в полдень все вместе? - предложил заместитель начальника по уголовным делам.
Многие закивали и согласились, а Бо Цзиньянь холодно произнёс:
- Не стоит. У нас нет времени. До свидания.

Он повернулся к Цзянь Яо:

- Идём.

Все удивлённо притихли. Помощница профессора поспешила загладить ситуацию:

- Да, у нас назначена встреча в министерстве общественной безопасности, поэтому надо спешить. Не будем вас беспокоить сегодня, но в следующий раз профессор Бо обязательно пригласит всех пообедать. 

***

Встреча в министерстве была, разумеется, лишь наскоро выдуманной отмазкой. Уже в машине Цзянь Яо спросила:

- И почему ты отказался?

Бо Цзиньянь, взявшись за руль, поинтересовался в ответ:

- То есть ты не только не хочешь сказать мне спасибо за то, что я спас тебя из этого рассадника тестостерона, но ещё и покушаешься на мою свободу выбора, где мне есть?

Цзянь Яо не удержалась от смеха:

- Ну какой ещё рассадник? Нормальные хорошие парни.

Потом, зная, что Бо Цзиньяню всё равно не объяснить, она добавила:

- В следующий раз, когда нужно будет отклонить приглашение, оставь это мне, это обязанность помощника. Ты-то зачем вмешался? Не разговаривай сам, считай, как будто их нет, хорошо?

Профессор ничего на это не сказал, что можно было считать согласием.

Достигнув цели, Цзянь Яо расслабилась, откинулась на спинку и закрыла глаза. А через несколько секунд добавила:

- И потом, что касается тестостерона, у тебя-то его вообще, наверное, нет.

Бо Цзиньянь нахмурился и покосился в её сторону.

Глаза девушки были закрыты. Лицо выглядело белым и нежным, а красивое платье подчёркивало изгибы фигуры. Обнажённая кожа казалась сделанной из белого нефрита - такая же прозрачно-белая, блестящая, волнующая.

Профессор отвернулся обратно и сосредоточился на дороге.

- Естественно, у меня есть тестостерон, - рассеял он сомнения девушки несколько надменным тоном. - Просто я куда лучше себя контролирую, чем эти полицейские дикари.

***

Добравшись вечером домой, Цзянь Яо первым делом позвонила матери. Хоть та и не была довольна выбором дочери, но всё же отнеслась к нему с уважением.

После недолгой болтовни госпожа Цзянь вдруг спросила со смешком:

- Как вы там, ладите с Фу Цзыюем?
- Он меня не интересует! - ответила девушка.

Мать разочарованно вздохнула, но больше вопросов не задавала. Это слегка расстроило девушку - почему она не спросила про Бо Цзиньяня?

Повесив трубку, она позвонила своей сестре, Цзянь Сюань.

По сравнению с матерью та была куда прозорливее: едва услышав, что Цзянь Яо официально стала помощником Бо Цзиньяня, она тут же спросила:

- Ты там в него ещё не влюбилась?

Цзянь Яо лишь рассмеялась, молчаливо соглашаясь.

Воодушевлённая Цзянь Сюань целую вечность расспрашивала сестру, выслушивала, анализировала и давала советы.

Последний звонок предназначался, конечно, Ли Сюньжаню. Теперь, оглядываясь назад, Цзянь Яо припомнила, что с тех пор, как начала работать и стала так чертовски занята, они уже сто лет не созванивались. Но это ничего не меняло - они частенько подолгу не общались. На их дружбе это никак не сказывалось.

Было начало девятого - время совсем раннее. Цзянь Яо звонила долго… Но так никто и не ответил.
 

ГЛАВА 37
Прошло полмесяца...

На верхнем этаже здания полицейского управления располагалась столовая. К полудню она наполнялась голосами и запахами блюд.

На подносе Цзянь Яо находилось два обеда - один просто так и один с собой. Девушка как раз искала глазами, куда бы сесть, когда сзади её окликнули:

- Цзянь Яо, сюда!

Обернувшись, она увидела команду «убойного отдела», подошла к столику и села с ними.

- Профессор Бо опять не пошёл обедать? - спросил один из полицейских.
- Он занят, - кивнула Цзянь Яо.
- Повезло ему с ученицей, - улыбнулся другой офицер. - Не нужно самому ни о чём беспокоиться.

Все согласились с этим, а Цзянь Яо поправила:

- Вообще-то я ему не ученик, а ассистент.

Всё время, что они проработали в полиции, люди то и дело принимали Цзянь Яо за ученицу профессора, а она всякий раз терпеливо поправляла. Разумеется, надо было внести ясность - она не хотела, чтобы все считали, что у них отношения учителя и ученика. Ведь мало ли… мало ли, как сложится у них дальше?

После обеда девушка отправилась обратно в офис. Когда она уже подошла было к двери кабинета, дорогу ей преградил молодой полицейский.

- Сяо Цзянь, завтра выходит «Звёздный десант», не хочешь сходить?

Она улыбнулась:

- Завтра занята, извини.

В глазах офицера мелькнуло разочарование, но настаивать он не стал - пробормотал только: «Что ж, может, в следующий раз», - и ушёл.

Цзянь Яо открыла дверь и обнаружила Бо Цзиньяня - он сидел за столом, а перед ним возвышалась стопка папок, которые он просматривал. Всё выглядело ровно так же, как когда она уходила на обед.

В последние дни никакого дела для расследования у них не было, и Бо Цзиньянь загружал помощницу бумажной работой - он составлял базу данных по криминальной психологии, охватывающую весь Китай. Это включало в себя общение с семьями серийных убийц касательно их жизни, а также визиты в тюрьму - «поболтать» с фигурантами нашумевших дел об убийствах. 

Эта работа, хоть и не увлекала так, как расследование дел, но тоже была не из лёгких. Уже полмесяца Цзянь Яо приходила домой полумёртвой от усталости, и они с Бо Цзиньянем ни о чём, кроме работы, не общались. И хоть это занятие и было важным, и девушка очень старалась выполнить его хорошо, но в душе у неё зрел ропот - почему, почему этот мужчина может думать только о работе?!.

Услышав её шаги, Бо Цзиньянь, не поднимая взгляда, произнёс:

- Привет, Мисс Криминальная Психология.

Как-то раз она слышала разговор, что раз уж формально она работает в полицейском управлении, то надо называть её «Мисс Полицейское Управление», - более того, ей было известно, что кое-кто за глаза так её и зовёт. Во времена университета Цзянь Яо в королевы красоты никогда не претендовала, но поскольку в данном здании наблюдалась явная нехватка женского пола, честь носить титул выпала именно ей. 

Неизвестно, как об этом узнал Бо Цзиньянь, однако, добравшись до него, прозвище трансформировалось в нечто странное. «Мисс Криминальная Психология» - что это вообще такое?

Решив не обращать внимания, она поставила перед ним коробку с едой:

- Поешь.
- Угу.

Откликнувшись, он, тем не менее, даже не пошевелился. К этому Цзянь Яо уже привыкла - она протянула руку и насильно вложила палочки в его пальцы. Профессор слегка нахмурился и поднял на неё глаза.

- Ешь давай.

Мыслями он, кажется, был где-то не здесь. Медленно переведя взгляд от её лица к экрану компьютера, он всё же открыл коробку, перехватил палочки и принялся есть, сосредоточенно глядя в монитор. 

Цзянь Яо села напротив. Зрелище её забавляло - такой видный, высокий мужчина в костюме и при галстуке выглядел теперь совсем как ребёнок.

Через некоторое время он вдруг спросил:

- Ты уже разобрала интервью с приговорёнными к смертной казни из тюрьмы Западного округа?
- Да, они у тебя.
- Угу, - больше он вопросов не задавал. Видимо, однако, это на секунду его отвлекло, и он, наконец, обратил внимание на то, что ест. И тут же нахмурился: - Где ты взяла эту гадость?

Цзянь Яо посмотрела на коробочку - он опустошил её наполовину, прежде чем заметил. Или лучше сказать, наконец-то заметил?

Вообще-то трудно было ожидать, что ему, привыкшему завтракать в кантонском ресторане, придётся по вкусу еда из полицейской столовой.

Девушка с улыбкой произнесла:

- Ты обедал этим последние несколько дней и только сейчас обратил внимание. Может, это и не лучший в мире вкус, но зато всё питательное и свежее. Доедай.

Бо Цзиньянь вздохнул, но продолжил есть, не отрывая взгляда от экрана.

Цзянь Яо от нечего делать немного покопалась в интернете, пока не наткнулась на рекламу «Звёздного десанта».

- Кстати, завтра выходит научно-фантастический фильм, не хочешь сходить?

Профессор в это время как раз покончил с ланчем и подошёл к раковине умыться:

- Нет.

Она слегка расстроилась. А он подошёл к её столу и, чуть наклонившись над девушкой, произнёс:

- Я придумал для нас на выходные кое-что более интересное.

Цзянь Яо чуть-чуть отпила из чашки:

- Что именно?
- Съездим с тобой в тюрьму в Чжэнчжоу, там есть несколько любопытных убийц.

Девушка чуточку помолчала, глядя в экран своего компьютера.

- Не поеду. Завтра суббота, я хочу отдохнуть.

«В конце концов, это же не срочно. Можно и на неделе съездить, никакой разницы не будет?»

Кажется, Бо Цзиньяня её реакция удивила, потому что он уставился на неё, ни слова не говоря.

- Тебя что-то расстроило? - уточнил он.

Что на это можно было ответить? «Я хотела провести выходные с тобой вдвоём, сходить в кино, поболтать»? Она просто отвернулась, ничего не сказав.

Постояв немного у её стола, Бо Цзиньянь с каменным лицом вернулся на своё место.

Всю вторую половину дня они не разговаривали.

Поначалу Цзянь Яо была очень расстроена, но постепенно, по мере углубления в работу, это чувство прошло. Время от времени она поднимала глаза на Бо Цзиньяня - тот был сосредоточен и спокойно трудился.

В конце рабочего дня в дверь кабинета постучали. За дверью обнаружился курьер, который протянул Цзянь Яо конверт:

- Это вам.

Девушка поблагодарила, взяла конверт и, заглянув в него, замерла. 

Отправителем значилась билетная касса Х., наверху стоял штампик «доставлено». Внутри конверта лежали два билета на «Звёздный десант» - на отдельный диванчик, предназначенный для пар.

Положив билеты обратно в конверт, Цзянь Яо направилась к двери.

- Ты куда? - негромко поинтересовался Бо Цзиньянь.

Она обернулась:

- Мне принесли билеты в кино, которые заказывал Сяо Чэнь из соседнего офиса, надо с ним повидаться.

Она подумала, что раз Сяо Чэнь всё равно собирался на сеанс, возможно, её данные он указал по ошибке.

Бо Цзиньянь сделал паузу в работе и вольготно откинулся на кресле, глядя на девушку.

- Какой ещё Сяо Чэнь? - спросил он. - Это я заказал билеты.
- Ты заказал?..

Он с безразличным видом вернулся к своему занятию.

- Теперь-то ты довольна, моя расстроенная помощница?

Цзянь Яо села на стул с билетами в руках и пробормотала:

- Довольна.

Её взгляд упал на надпись «Места для пар».

- Только зачем ты купил места на отдельном диванчике? - она постаралась, чтобы тон звучал естественно.

Бо Цзиньянь поднял брови:

- А я должен толкаться со всеми остальными? Чепуха какая.

Ну да, можно было догадаться. Не чувства же в нём проснулись, в конце концов.

Но всё равно она была очень рада.

Цзянь Яо ещё размышляла о фильме, когда телефон Бо Цзиньяня зазвонил. На «диванчиках для пар» она ещё никогда не сидела, но слышала, что в том кинотеатре они очень удобные. А профессор повесил трубку и подошёл к её столу. Она улыбнулась:

- С меня завтрак - в знак благодарности.
- Не надо, - ответил он коротко, забирая у неё билеты. Девушка удивилась.
- К чёрту эти глупости, - усмехнувшись, он забросил билеты в дальний угол стола. - У нас дело.

Цзянь Яо тут же напряглась, а он невозмутимо добавил:

- Семьдесят девятая городская школа. Убийство.

Казалось, что даже атмосфера в здании сразу наэлектризовалась. Сотрудники «убойного отдела» то и дело сновали мимо кабинета по коридору. Бо Цзиньянь поспешил вниз, чтобы завести машину, а Цзянь Яо чуть задержалась - её взгляд упал на стол, куда профессор бросил билеты, словно какой-то мусор.

Да уж, завтра явно никто в кино не идёт. Но она всё равно забрала билеты и положила их в бумажник.

***

Солнце клонилось к закату. 

Школа №79 располагалась в пригороде, неподалёку от живописного ландшафтного парка. К тому времени, как профессор Бо и Цзянь Яо добрались до места, вся её территория уже была оцеплена. Становилось всё темнее, в кампусе зажигались фонари. Ученики прилипли к окнам аудиторий, пытаясь разглядеть, что происходит снаружи. В воздухе чувствовалось напряжение.

Местный полицейский немедленно доложил:

- Покойную звали Жуань Минхуай, восемнадцати лет, пятая группа третьего курса. Сегодня после обеда ученики обнаружили её тело на вершине холма Цишань.

Цзянь Яо посмотрела наверх - вдалеке, за безлюдной спортивной площадкой, темнел в тишине высокий холм.

Кто-то из администрации школы пояснил:

- Мы стремимся сохранить природный ландшафт на территории школы. Там, наверху, как раз строится смотровая площадка. Она ещё не окончена, поэтому мы никого туда не пускаем, но дети всё равно бегают туда потихоньку.

***

На вершине холма Цишань Бо Цзиньянь в резиновых перчатках склонился над телом - спокойный и собранный. Невозможно было прочитать по его лицу, о чём он думает.

Помощница стояла за его спиной, и на сердце у неё было тяжело.

Жуань Минхуай лежала, привалившись к большому камню. Поверхность камня была залита кровью. Ещё большего размера лужа скопилась на ровной серой бетонной площадке. Цзянь Яо даже подумала, что, наверное, из тела жертвы вылилась вообще вся кровь.

Судя по всему, смертельный удар был нанесён по горлу - когда артерия была перерезана, кровь выплеснулась наружу, и жертва умерла от кровопотери. Однако на теле виднелось и множество других странных порезов.

Обе щеки девушки были располосованы - два грязных, кровавых следа извивались, будто проползла сколопендра. Не будь этих ран, девушка выглядела бы красивой - но теперь её лицо было обезображено. 

Кроме того, на бёдрах, руках имелись глубокие раны. Белое платье было залито кровью и грязью.

Что же тут такое произошло?

Жуань Минхуай, одна из лучших учениц школы, происходила из богатой семьи. Будучи членом школьного комитета, она отвечала за сбор денег на обеды и не далее, чем вчера, направлялась в бухгалтерию с собранными 40 тысячами юаней. С ней была её подруга, ученица той же школы Хо Сяолу. Было около восьми вечера. Бухгалтера на месте не оказалось, девушки подождали немного снаружи, потом Хо Сяолу понадобилось в туалет, и она вернулась в общежитие.

Поскольку у третьего класса лекций назавтра не предполагалось, Хо Сяолу думала, что Минхуай отдала деньги и сразу же отправилась домой - её семья жила тут же, в городе. Кто мог знать, что когда наутро несколько учеников тайком проберутся на холм, они найдут там тело?

Бухгалтер вернулся на рабочее место немногим ранее девяти, но Жуань Минхуай уже не застал. Таким образом, никто не знал, во сколько точно она оттуда ушла. Её смерть наступила между 9 и 11 часами вечера - то есть вскоре после того, как она ушла от здания администрации. И деньги, кстати, тоже пропали.

***

Пока Бо Цзиньянь и Цзянь Яо рассматривали тело, рядом хлопотали криминалисты.

Профессору понадобилось не более десяти минут, затем он встал, обвёл глазами остальных и посмотрел на помощницу.

- Поспешное и незрелое убийство, - сказал он глухим, бесстрастным голосом. - А ты что скажешь?
- Я просто хочу поскорее раскрыть дело и поймать убийцу, - ответила Цзянь Яо, глядя на покойную. - Тот, кто сделал такое с девочкой, лишён человечности.
- Верно, - кивнул Бо Цзиньянь. - Он, скорее всего, болен. Если его не схватить, он вскоре снова убьёт.

Сердце у девушки похолодело, а профессор уже обратился к криминалистам:

- Убийца новичок, он оставил массу улик - волосы, отпечатки пальцев, следы. Вычислить его будет несложно - через 24 часа дело будет уже раскрыто.

Для Цзянь Яо эти слова прозвучали как музыка. Она просияла:

- Всего 24 часа? Вот это здорово.

Бо Цзиньянь посмотрел на неё:

- Разве это «всего»? Вообще-то мне хватило бы четырёх.

Это заявление несколько шокировало Цзянь Яо, но она уже знала, что с его стороны это не пустое бахвальство. Поэтому в её голосе прозвучало искреннее восхищение:

- Четырёх? Вот это круто. А что ты такое нашёл?

Такая реакция профессору явно пришлась по душе. Он вальяжно произнёс:

- А сама ты не умеешь думать? Вопрос первый: её убил кто-то из школы или посторонний?

Цзянь Яо замерла. Этот знакомый тон… Он снова решил её учить?

Впрочем, это было неплохо - редко когда в его поучениях звучало столько терпения.

Она поразмыслила:

- Кто-то из школы. На входе в школу регистрируют всех, кто приходит и уходит, посторонний сюда не попал бы.

Сказав так, она сама испугалась своих слов: получается, девушку убил кто-то из учеников, учителей или другого школьного персонала? Неужели кто-то из тех, кого жертва видела каждый день, мог поступить настолько жестоко?

- Второй вопрос, - Бо Цзиньянь сунул руки в карманы брюк. - Она пришла сюда добровольно, или её притащили?

Оглядев окрестности, Цзянь Яо ответила:

- Думаю, добровольно. Хоть было уже поздно, но в кампусе повсюду много народу - трудно было бы привести её сюда насильно. Кроме того, здание администрации довольно далеко, её пришлось бы тащить, а вокруг никаких следов борьбы.

Бо Цзиньянь улыбнулся:

- А к кому девушка могла прийти добровольно, даже посреди ночи и в такую даль?
- К своему парню! - выпалила Цзянь Яо, даже не задумавшись.

Ведь правда же, было бы странно встречаться там с учителем, библиотекарем или подружкой. А вот для парочек это место было самое подходящее.

- О’кей, - Бо Цзиньянь направился вниз по холму, - пора поговорить с её одноклассниками. Надо выяснить, с кем у этой бедолаги-отличницы были сердечные сложности.

Ассистентка поспешила за ним. Он на секунду затормозил и обернулся к ней:

- Вот это и есть поведенческий анализ. Ничего сложного, - заявив так, он продолжил путь дальше.

Это был вывод урока! - поняла Цзянь Яо. Она усмехнулась - надо бы впредь почаще его хвалить.

- Когда ты всё сам разжевал - конечно ничего сложного, - заметила она.

Губы шедшего впереди Бо Цзиньяня слегка изогнулись в улыбке.

Очевидно же, под его чутким руководством она начнёт разбираться в предмете всё лучше и лучше.
 

ГЛАВА 38
Неподалёку от школы №79 располагалось несколько заброшенных фабрик - они обанкротились в результате реформ в начале нулевых. Чтобы как-то выжить, уволенные шли торговать в ларьки на улицах. У многих из них дети учились как раз в 79-й школе.

Из такой же семьи была и подруга покойной, Хо Сяолу, и в данный момент Цзянь Яо, Бо Цзиньянь и один офицер полиции снимали её показания.

К этому времени уже стемнело, кампус был ярко освещён, но холмы вокруг него прятались в сумраке, отчего местность казалась пустынной. В классе, спешно задействованном под допросную, сидела девушка, и на её лице была написана скорбь от утраты лучшей подруги.

- Она не говорила, с кем собиралась встречаться той ночью? - спросил полицейский.

Хо Сяолу в слезах покачала головой:

- Нет.

Внешне она была совершенно не примечательна - слишком худая, в простых футболке и джинсах, с маленьким личиком и веснушками на носу. Разве что глаза у неё были очень ясные.

- А парень у неё есть? - спросил полицейский.
- Конечно нет, - она снова помотала головой отрицательно. 
- Опиши ещё раз тот вечер, во всех деталях, - внезапно заговорил Бо Цзиньянь. - Что ты видела, с кем встречалась, чем занималась - абсолютно всё.

Цзянь Яо покосилась на него. Хо Сяолу тоже повернулась в сторону человека, который весь разговор тихо просидел в стороне. Его глаза словно поощряли к рассказу, и она кивнула.

- Около восьми часов Минхуай собрала все деньги, мы вместе вышли из класса и пошли в администрацию. Помню, что по пути нам никто не попался - третий курс на каникулах, а все остальные учатся допоздна, - у неё слегка сжалось горло. - Мы пришли в бухгалтерию - дверь была открыта, свет горел, но внутри не было никого. Мы подождали снаружи. Мимо прошло несколько преподавателей, но мы болтали, и я не обратила на них внимания.

Полицейский прервал её и пояснил Бо Цзиньяню: 

- Всё это подтверждается записями с видеокамер.

Хо Сяолу продолжила:

- Потом, где-то в 8:30, у меня заболел живот… Я подумала, что начались эти дни, и мне пришлось вернуться в общежитие.
- В комнате кто-нибудь был? - спросил офицер.
- Нет, никого. Хоть сейчас и каникулы, но все мои соседки сами занимаются в классе.
- А потом? Что ты делала, когда вернулась к себе? - спросил Бо Цзиньянь.

Хо Сяолу ответила:

- Я… пошла в туалет. Потом заметила, что у меня на одежде пятно, пришлось постирать. Потом сделала себе чаю с коричневым сахаром, легла на кровать и стала читать книжку. А потом заснула.

Наконец, полицейский спросил:

- А были у неё сердечные сложности с кем-нибудь из одноклассников? Может, она была тайно влюблена, или кто-то за ней ухаживал? Неважно, встречались они или нет.

Хо Сяолу удивилась и прикусила нижнюю губу.

- Это очень важно для раскрытия дела, - мягко сказала Цзянь Яо. - Если такое было, скажи нам прямо.
- Да, был один парень, - ответила Сяолу.

***

Следующей пришла вторая лучшая подруга покойной, Ци Сяожань.

Её семья, как семья Минхуай, жила неподалёку. Когда её спросили, что случилось тем вечером, она расплакалась.

- Если бы я знала, что с ней такое случится, я бы осталась с ней! - всхлипывала она. - Я в тот день ушла сразу после уроков. А она выглядела как обычно. Как же её могли убить?
- А чем ты занималась после занятий? - негромко спросил Бо Цзиньянь.

Ци Сяожань на секунду запнулась. Потом ответила:

- Я была… со своим парнем. Вернулась домой только к десяти. А можно про это не сообщать моим родителям?

Бо Цзиньянь положил руку на колено. На его лице появилась лёгкая улыбка:

- Разумеется. Любой человек имеет право на свободную любовь.

Цзянь Яо подняла на него глаза: из его уст это звучало довольно странно. Оказывается, и у него были свои взгляды по данному вопросу.

- А чем вы занимались со своим парнем? - спросил полицейский.
- Да ничем особенным… Просто сидели вместе и болтали. Мы были в перелеске возле кампуса. Нам особо-то некуда пойти, - улыбнулась она, а затем назвала имя своего парня - это оказался её одноклассник.

Улыбка сменилась новым потоком слёз:

- Вот уж не думала, что с Минхуай такое случится… Я чуть от страха сегодня не умерла… Неужели кто-то мог её убить? А в следующем году вступительные экзамены… А она уже никогда…

Полицейский подал ей бумажный платок и спросил:

- Последний вопрос. Очень важный, расскажи всё подробно. Были у неё какие-нибудь сложности в отношениях с мальчиками?
- Су Бэй, - ответила Ци Сяожань. - Ей нравился Су Бэй. Только Су Бэю она не нравилась, и они плохо ладили… - она вдруг посмотрела удивлённо. - А что, он имеет к этому какое-то отношение?

***

- Су Бэй.

Третьей пришла Чжао Инцзы, дочь одного из учителей, и назвала то же самое имя.

На вид девушка была довольно простой. Глаза у неё припухли от слёз, но голос остался твёрдым:

- Минхуай нравился Су Бэй, уже два года, но у них с Су Бэем были плохие отношения . Минхуай была старостой, а Су Бэй - капитан спортивной команды, но они друг с другом даже не разговаривали.
- Допустим, она ему не нравилась, - уточнила Цзянь Яо, - но плохие-то отношения почему?

Чжао Инцзы чуточку помолчала.

- Потому что Минхуай как-то сказала, что Су Бэй столько времени проводит с баскетболистами, потому что, наверное, он голубой. Не думаю, что она нарочно хотела пустить такой слух, но в итоге так и вышло. Су Бэй чувствовал себя униженным.

Бо Цзиньянь слегка улыбнулся:

- А Минхуай была та ещё штучка, да? Если она не понравилась парню - значит, он гей?
- Вроде того… - ответила Чжао Инцзы. - Су Бэй считал, что она слишком много о себе мнит. Но вообще-то он и сам тоже не идеальный. Я слышала… Он делал ставки на баскетбольные матчи и много проиграл.

Повисла тишина. У Цзянь Яо похолодело на сердце.

Азартные игры и те пропавшие сорок тысяч…

- Но он до сих пор нравился Минхуай? - спросила Цзянь Яо.
- Нравился, - тихо сказала Чжао Инцзы. - Очень нравился.

***

Дело потихоньку стало распутываться.

Опросив ещё нескольких студентов и учителей, они выяснили, что единственным парнем, с которым покойную что-то связывало, был Су Бэй.

Восемнадцати лет, сын таких же уволенных с фабрики рабочих. По информации, предоставленной школой: высокий и красивый, не очень дисциплинированный. Цзянь Яо быстро поняла, что несмотря на средние оценки и скверное материальное положение семьи, при его внешности и спортивном таланте у парня не было отбоя от девушек.

А недавно он попал в плохую компанию, увлёкся азартными играми - и потерял на них кучу денег.

Мотив был налицо. Ещё сомнительнее выглядел тот факт, что никто не знал, во сколько он накануне ушёл из школы. До следующего дня его никто не видел, а телефон у него был выключен. Его родители работали в Чжухае, а жил он с одним лишь стареньким дедушкой, который сказал только, что внук частенько не ночует дома, а где бывает при этом - дед понятия не имеет.

***

Наступило девять часов вечера. Из заявленных Бо Цзиньянем четырёх часов он потратил полтора.

Во временных «допросных» офицеры всё ещё снимали показания остальных учеников и персонала. Бо Цзиньянь не счёл необходимым присутствовать при этом. Спустившись вниз, он стоял теперь вместе с Цзянь Яо в свете фонарей школьного двора.

Уже довольно-таки стемнело, но обычной для этого времени тишины в кампусе больше не было. Казалось, даже в воздухе ощущаются напряжение и общее смятение.

Полиция перекрыла выходы, и покинуть школу никто не мог. Вдалеке, у школьных ворот, слышался неясный шум - это взволнованные родители, узнав о том, что случилось, пришли забрать домой своих детей.

А на площадке, где находились Бо Цзиньянь и Цзянь Яо, всё ещё сновали полицейские.

Лето шло к концу, и ночной ветерок стал уже пронизывающе холодным. Цзянь Яо, одетая только в футболку и капри, обхватила себя руками, чтобы согреться.

- Неужели кто-то мог ненавидеть так сильно, чтобы решиться убить? - тихо сказала девушка.

Бо Цзиньянь стоял прямо, холодный, как дерево. Глядя прямо перед собой, он ответил ровным голосом:

- Иногда убийство для них - это единственный выход.

Сердце у Цзянь Яо сжалось. Она посмотрела на него - такого красивого и надменного.

Она всегда знала, что он ко всему равнодушен. Даже в деле «машины-убийцы», перед десятком трупов, его лицо не отражало ни малейших переживаний. Зато он лучше всех понимал того, кто убил этих людей, понимал самые потаённые уголки его сердца.

- У тебя ещё два с половиной часа, - поспешила сменить тему Цзянь Яо.

Он глянул на неё преспокойно, словно хотел сказать: «Волнуешься? Совершенно не из-за чего!»

В этот момент у них за спиной послышался звук шагов.

Это оказался Сяо Чэнь, тот молодой человек, который недавно приглашал Цзянь Яо в кино. Он явно торопился, и вид у него был серьёзный.

- Профессор Бо, мы обыскиваем места, где обычно проводит время Су Бэй. Вы присоединитесь?
- Нет необходимости, - покачал головой тот.

Без лишних разговоров Сяо Чэнь повернулся, чтобы уйти, но тут его взгляд упал на Цзянь Яо: он заметил, что девушка побледнела и ёжится, пытаясь согреться в собственных руках. Полицейский остановился и начал расстёгивать пиджак:

- Здесь, в горах, температура ночью падает. Вам надо бы потеплее одеваться.

Цзянь Яо, хоть и замёрзла, тут же взмахнула рукой:

- Нет-нет, со мной всё в порядке!

Бо Цзиньянь повернулся, и в его памяти всплыло имя этого красавчика-офицера: Сяо Чэнь…

Так это он зазывал Цзянь Яо в кино? Отвлёк от работы, заставил сердиться на профессора? И это из-за него в итоге пришлось заказать те два никчёмных билета?

«А что это теперь - знаки внимания? Он что, положил на мою помощницу глаз?»

Да ещё эта униформа - вся пропотевшая и просоленная! А у Цзянь Яо кожа… - он скользнул взглядом по ней - такая нежная, белая. И на неё надевать пиджак какого-то случайного мужика, пропитанный мужскими гормонами?

Совершенно ни к чему.

Пока профессор размышлял, Сяо Чэнь уже снял пиджак и набросил Цзянь Яо на плечи. Та не стала отказываться и хотела уже было поблагодарить, когда сбоку прозвучал ледяной голос:

- Она не носит одежду посторонних.

Сяо Чэнь и Цзянь Яо удивлённо обернулись и обнаружили, что профессор всё с тем же безразличным видом снимает свой пиджак.

- Она носит мою, - добавил он, передал пиджак Цзянь Яо и посмотрел на полицейского. - Можете идти.

***

Дул холодный ночной ветер.

Цзянь Яо стояла, завернувшись в пиджак профессора, и искоса посматривала на него самого.

Сяо Чэнь, несколько смущённый, сразу же ушёл, но во взгляде его читалось, что он всё понял.

Только вот правильно ли понял - этого Цзянь Яо сама не знала, но её сердце невольно сладко запело. Она вспомнила их первую встречу: тогда он наотрез отказался одолжить ей свою одежду, и лишь когда она едва не замёрзла насмерть, неохотно принёс ей рубашку Фу Цзыюя.

Тем не менее, она сочла нужным немножко его отчитать:

- Сяо Чэнь всего лишь проявил заботу. А твои слова могли его задеть.
- А какое мне дело до его чувств? - уточнил Бо Цзиньянь.

«Ладно… Проехали.»

- Тебе холодно? - спросила она.

Профессор смотрел вперёд - по дорожке в их сторону шли судмедэксперт и полицейский.

- Пустяки, - ответил он небрежно. - Я что, по-твоему, слабак?

***

Гости принесли новости.

Во-первых, экспертиза показала, что все повреждения на теле Жуань Минхуай были нанесены в момент её смерти. Иными словами, когда ей перерезали горло и она истекала кровью, убийца в это время её избивал.

Во-вторых, согласно показаниям владельца магазинчика в паре километров от школы, за два дня до убийства Су Бэй купил нож. (Школьник часто захаживал в этот магазин, и владелец знал его в лицо).

В-третьих - и это было самое важное открытие - в старом бомбоубежище на склоне холма был найден присыпанный листьями рюкзак. Ученики подтвердили, что именно с этим рюкзаком обычно ходила Минхуай.

Бо Цзиньянь осмотрел его: рюкзак был не только залит кровью снаружи - он оказался пропитан ею насквозь.

- Деньги были внутри, - полицейский протянул пластиковый пакет с уликой. - Убийца их не забрал, только спрятал. Мы сразу же сняли отпечатки пальцев, но анализ займёт некоторое время.

Внутри пакета лежал большой жёлтый конверт. Бо Цзиньянь осмотрел его в свете фонаря: на конверте была кровь. Тогда профессор вытащил несколько банкнот - на них тоже обнаружились следы крови.

Улыбнувшись, Бо Цзиньянь вернул улики полицейскому, и вскоре офицер с судмедэкспертом ушли.

- Почему он не забрал деньги? - спросила Цзянь Яо.

Профессор, заложив руки за спину, пристально смотрел на здание школы.

- Не осмелился.

Помощница кивнула: и в самом деле, взять деньги, которые все в крови, - это было слишком рискованно.

В этот момент из школы вышла группа полицейских. Судя по всему, они направлялись искать Су Бэя. Всё указывало на него: мотив, оружие, время, неожиданное исчезновение. А сразу за ними вышла целая толпа школьников - их наконец-то отпустили, и теперь они шли по домам. 

Цзянь Яо повернулась к Бо Цзиньяню:

- А та команда, похоже, всего за два часа вычислила, кто преступник.

На её удивление профессор только насмешливо улыбнулся:

- Уверена?

Девушка засомневалась.

- Конечно, Су Бэй в этом деле замешан, так что пусть идут. Но на самом деле… - он снова повернулся в сторону белого здания школы - оттуда как раз выходила ещё одна группа учеников, - убийца вон там.

Проследив за его взглядом, Цзянь Яо вздрогнула. В свете фонарей было видно, что возле школы стоят все три подружки Минхуай: Хо Сяолу, дочь уволенных рабочих с фабрики, Ци Сяожань, которая тоже жила в городе, и Чжао Инцзы, дочь школьного учителя.

Цзянь Яо вдруг почувствовала, что по её голове постучали. 

Это был Бо Цзиньянь - он подошёл и стоял теперь совсем рядом. 

- Итак, - он смотрел в ту же сторону, и голос его звучал глухо, - которая из них?

Помощница посмотрела на заплаканные лица трёх девочек - все три выглядели по-разному. Одна - очень тихая, сдержанная, другая - эмоциональная, у третьей было выражение решимости на лице.

Цзянь Яо переводила взгляд с одной на другую, пока не остановилась на тихой.

- Хо Сяолу?

Бо Цзиньянь искоса посмотрел на помощницу и едва заметно улыбнулся.

- Неплохо. Мисс Криминальная Психология наконец-то делает успехи.
 

ГЛАВА 39
На школьном дворе было шумно от расходящихся по домам учеников.

Бо Цзиньянь проводил взглядом Хо Сяолу, а потом сказал со смешком:

- Пойдём.
- Куда? - спросила Цзянь Яо.

Профессор, уже зашагавший вперёд, обернулся:

- Учиться, куда же ещё. Исследуем, каким образом обычная китайская школьница превратилась в психопатку.

***

В квартале всего через дорогу от школы было тихо и холодно. Неярко горели фонари; у части лавочек окна ещё светились, часть уже была закрыта. Худенькая фигурка Хо Сяолу медленно двигалась вперёд среди всех этих огней.

Бо Цзиньянь и Цзянь Яо следовали за ней на джипе, в сотне метров позади. За ними хвостом плелась полицейская машина.

Едва сев в автомобиль, Цзянь Яо позвонила капитану полиции и поделилась выводами, к которым пришёл Бо Цзиньянь. Хоть того и разбирали сомнения, но спорить он не стал - ведь суть дела и заключалась в том, чтобы показать ценность криминальной психологии? Так или иначе, преступника удалось определить за два часа, кроме того, Бо Цзиньянь заверил, что вскоре эксперты найдут и ДНК, и отпечатки пальцев, и другие неоспоримые улики.

Повесив трубку, девушка посмотрела на профессора. Тот вёл машину, и казалось, что всё его внимание поглощено слежкой за Хо Сяолу, но он тут же произнёс:

- Рассказывай, каким же окольным путём до тебя дошло?

Цзянь Яо покосилась на него - что за человек! Он, кажется, нарочно подбирает такие слова, чтобы звучало похуже! Тем не менее, она ответила со всей серьёзностью:

- На первый взгляд, самый вероятный подозреваемый - Су Бэй. Как ты перед тем говорил, она, скорее всего, пошла на свидание с парнем - наверняка с Су Бэем. А у него был нож, и ещё он сильно проигрался. Он, вероятно, захотел бы ограбить Минхуай. Но вот собирался ли он её убивать - не знаю.

Бо Цзиньянь слушал, барабаня пальцами по рулю.

- А ещё ты сказал, что криминальная психология ищет ответы в поведении, - продолжила Цзянь Яо. - Хотя все улики вроде бы указывают на Су Бэя, но с точки зрения поведения - есть сомнения.
- Ну-ка?
- Думаю, самое очевидное - это раны на теле Минхуай. Преступник не только её избил, но ещё и изодрал ей всю кожу. Если бы это был Су Бэй, зачем бы он так поступил? Ведь ему-то нужны были деньги. А исцарапанное лицо - это больше похоже на ревность. А он же парень. Даже если он гей - всё равно было бы странно, если бы он ревновал к красивой девушке. И ещё я заметила, что юбка у неё была вся в грязи, а там, где она лежала - бетонная площадка. Вокруг никаких следов борьбы. Получается, кто-то специально сходил в сторонку за грязью и вылил на неё. И по этому поведению я думаю, что… убийца - девушка. А кто мог ревновать из тех троих? Вероятнее всего, Хо Сяолу.
- Неплохо, - расщедрился на похвалу Бо Цзиньянь. - Продолжай.

Цзянь Яо припомнила, как Хо Сяолу давала показания. Может, из-за долгого пребывания рядом с профессором в помощнице появилось чутьё в отношении психопатов? Она произнесла:

- Когда ты задавал ей вопросы, она выглядела странно. Вроде бы плакала… Но была какая-то слишком собранная и спокойная.

Уголки губ Бо Цзиньяня слегка поползли вверх.

Цзянь Яо беззвучно вздохнула, глядя на девушку, бредущую по дороге.

- И последнее. В тот вечер она с покойной была одна. Если та условилась увидеться с Су Бэем - только она одна могла бы об этом узнать. А ещё никто не может подтвердить, чем она занималась в тот вечер.

Хотя Цзянь Яо только училась применять методы Бо Цзиньяня, ей подумалось, что эти три вывода описывают всё достаточно полно - она бы удивилась, если бы Бо Цзиньянь нашёл какие-то более весомые аргументы. Хотя он-то, конечно, всегда поражает воображение. Поэтому, закончив свою речь, помощница уверенно посмотрела на профессора с нетерпением и любопытством.

Профессор явно уловил её сигнал и расправился с её надеждами одной-единственной фразой:

- И всё?
- И всё… - ответила Цзянь Яо.

Бо Цзиньянь усмехнулся.

Девушка тут же принялась его упрашивать:

- Ну расскажи уже! Что ещё ты нашёл?

Профессор выкрутил руль, поворачивая вслед за девушкой.

- Трёх пунктов хватит?

Стало быть, ещё три…

- Хватит.
- Во-первых, дистанция.
- …Дистанция?

Лицо Бо Цзиньяня в темноте выглядело совсем белым.

- Ей перерезали горло с одного удара, а это очень непростое дело. Причём убили её не спереди - если бы спереди, кровь из артерий попала бы убийце в лицо, а рисунок брызг крови показывает, что никакой преграды перед убитой не было. Получается, её убили ударом сзади, причём с очень малого расстояния. 

Убийство произошло на плоской террасе, подкрасться там было неоткуда. Таким образом, убийца сидел прямо возле неё, на том же камне. Вот тут и возникает вопрос дистанции. 

Люди при общении держат дистанцию. Если говорить в целом, то при групповом общении комфортная дистанция - от 1,2 до 3,3 метров, при личном - от 0.6 до 1,2. Меньше 0,6 - это уже интимная дистанция. Как у нас с тобой, например.

Цзянь Яо на секунду замерла, посмотрела на него, а потом повторила:

- Значит, они сидели вплотную. Совсем рядом.
- Очевидно же, - кивнул Бо Цзиньянь. - Отношения с Су Бэем у неё были плохие, и сама покойная была гордячка. Есть, конечно, вероятность, что они, наконец, перешли от ссор к пониманию и сидели рядом, как голубки, но, скорее всего, такая дистанция была бы им не комфортна.
- Но больше похоже, - подхватила мысль Цзянь Яо, - что это сидели рядом две закадычные подружки. Поэтому убитая была совершенно спокойна и удара не ожидала. Так намного логичнее.

В этот момент Хо Сяолу дошла до фабричных общежитий. Это был старый, приземистый квартал, почти без фонарей. Бо Цзиньянь медленно вырулил к обочине. 

- Во-вторых, деньги, - сказал он, воспользовавшись паузой.
- Ты хочешь сказать, что Сяолу из бедной семьи, и ей, возможно, нужны деньги?
- Нет, - в его голосе мелькнуло раздражение. - Я когда-нибудь играл в угадайку?
- Продолжай, - попросила Цзянь Яо.

Силуэт Хо Сяолу снова мелькнул вдалеке. Профессор опять завёл мотор и медленно покатил вперёд.

- Напоминаю: кровь из артерий выплеснулась вперёд. Рюкзак был сзади. Потребовалось бы время, чтобы лужа так растеклась, что промочила и рюкзак, и конверт, и все деньги. Но мы-то нашли деньги уже все в крови.
- Получается, что… - задумалась Цзянь Яо, - деньги забрали через какое-то время после смерти?
- Как минимум через полчаса, - безмятежно ответил Бо Цзиньянь. - А по результатам вскрытия убийство и избиение заняли всего минут пять. Нет причин, по которым убийца задержался бы на полчаса и только потом забрал деньги.
- И ещё… - продолжила девушка. - Сперва он хладнокровно и яростно убивает, а потом робко прячет деньги? Это противоречие. Получается, деньги забрал не убийца, а кто-то другой!
- Может, сообщник, - Бо Цзиньянь посмотрел вперёд, - а может, они действовали поодиночке. Скоро поймём.

Цзянь Яо осмотрелась: в темноте торчало несколько заводских котельных, и стояла гробовая тишина. Прямо перед ними находилось двухэтажное общежитие. Каждый этаж был рассчитан семей на десять, но только в трёх или четырёх окнах горел свет.

- В-третьих, - тихо сказал профессор, - показания Хо Сяолу.

Блокнот у Цзянь Яо был при себе, она тут же его раскрыла. Хоть девушка и чувствовала, что с этими показаниями что-то не так, но трудно было точно указать, в чём проблема. Они выглядели совершенно нормальными.

- Там дыра на дыре, - сказал Бо Цзиньянь.

Девушка захлопнула блокнот. В том-то и дело! Это в его глазах там дыра на дыре, а обычные люди ничего такого не видят! Ей очень хотелось, чтобы он продолжил свой рассказ, но он припарковал машину в тёмном углу.

- Позже к этому вернёмся, - прошептал он, доставая прибор ночного видения.
- Хорошо, - она вынула второй такой же бинокль. Сзади подъехали полицейские машины - скорее всего, там сейчас тоже наблюдали.

Блок на втором этаже, ближайший к лестнице, принадлежал семье Хо Сяолу. Шторы были опущены, и лишь с краю окна пробивался неяркий белый свет. В заброшенном, безлюдном местечке стояла тишина.

Цзянь Яо пыталась рассмотреть, что же такое виднеется в щель между шторами, как вдруг картинка сложилась - и очень шокировала девушку.

Потому что там, в комнате с белыми стенами, сидел парень, туго привязанный к креслу. Рот у него был заклеен скотчем. Привлекательная внешность показалась Цзянь Яо знакомой… Да не пропавший ли это Су Бэй?

Судя по лицу, он был в панике.

А совсем рядом мелькнула фигурка Хо Сяолу с кухонным ножом в руках.

Внезапно дверца машины хлопнула. Отложив бинокль, Цзянь Яо увидела, что Бо Цзиньянь бежит к дому Хо Сяолу! Девушка поторопилась следом, а за ней бежали ещё двое полицейских.

В темноте Цзянь Яо пришлось ухватиться за перила, чтобы не упасть с крутой лестницы. А профессор уже поднялся наверх, и полицейские тоже её обогнали.

- Хо Сяолу, открывай! - прокричал один из них.

В доме послышалось какое-то движение.

- Ломайте дверь, - хладнокровно приказал Бо Цзиньянь.

С громким треском старая деревянная дверь вылетела от удара, и полицейские ворвались внутрь.
Цзянь Яо хотела пойти вслед за ними, когда дорогу ей преградила рука.

Бо Цзиньянь.

Не оборачиваясь, он бросил ей: 

- За мной, - и пошёл первым. 

В неярком свете комнаты стояла Хо Сяолу с ножом в руках. Её юное личико в этот момент было перекошено от злобы. А перед ней находился связанный перепуганный Су Бэй, который изо всех сил пытался освободиться.

Один из полицейских стремительно прижал руку Хо Сяолу к стене - от удара нож выпал. Второй тут же перерезал верёвку на Су Бэе и снял скотч с его рта.

- Хватайте её! - закричал Су Бэй, весь красный от волнения. - Она сумасшедшая! Она убила Жуань Минхуай! Она и меня хотела убить! Она сошла с ума!
- Молчать! - скомандовал офицер. - Тебе тоже придётся проехать с нами, - с этими словами он застегнул наручники на Су Бэе.

На запястьях Хо Сяолу появились такие же наручники. Её подтолкнули к выходу, но она смотрела только на Су Бэя, и её лицо было искажено от боли:

- Сумасшедшая? Ты сказал, сумасшедшая? Но я же сделала это всё для тебя! Я избавила тебя от этой надоедалы! Я же… Я же люблю тебя!
 

ГЛАВА 40
История Хо Сяолу началась, когда ей было одиннадцать. Именно в тот год она впервые увидела Су Бэя - и сразу влюбилась.

Он тоже был из семьи рабочих с текстильной фабрики, только с ним всё было иначе: хоть родители и бросили его, уехав на заработки, он, однако, оставался жизнерадостным, имел много друзей и казался обаятельным и беззаботным.

А у неё не было ничего. Только двухкомнатная квартирка, куда не хотелось возвращаться - каждую ночью за стеной раздавались звуки: скрипение кровати, кряхтение мужчины, женские стоны… причём мужчины каждую ночь были разные.

Отец, когда его уволили в 2003-м, уехал с какой-то женщиной в Дунгуань. И к лучшему - Сяолу была по горло сыта перебранками родителей, чужими бабами, которых приводил отец, требуя называть их «тётями». Да и за стеной наконец-то стало тихо.

Нормальная жизнь для её матери длилась, однако, всего два года. Женщина за тридцать, без образования, без профессии, она работала кладовщицей на государственной фабрике, которая обанкротилась, когда город Б. начал бурно развиваться. Куда ей было пойти работать? Что у неё оставалось, кроме изящной фигуры? С ней случилось то же, что и со многими уволенными - она пополнила число самых дешёвых проституток на окраине города Б., которые называли друг друга «сёстрами».

И всё-таки её мать пала не до конца - по крайней мере, домой она никого не водила и никогда не показывалась со своим «бизнесом» в районе школы. Одноклассники Сяолу думали, что её мать, как у многих других, просто ездит работать в другой город. И всё-таки каждый раз, когда мать вручала ей конверт с этими грязными деньгами, чтобы заплатить за учёбу, девочка испытывала приступ брезгливости и отвращения.

Ненависть к Жуань Минхуай, заносчивой гордячке, появилась в ней несколько позже.

Та действительно посмела пустить сплетню, что Су Бэй - голубой?!

Для Сяолу это стало последней каплей. Она решила подружиться с Минхуай, чтобы найти её слабое место.

...На самом деле в тот вечер она не собиралась её убивать.

Но Су Бэй сам позвонил Минхуай, и та надменно велела Сяолу уйти. Невыносимо было смотреть на заносчивую радость гордячки, невыносимо думать, что Су Бэй всё-таки пал к её ногам!

- Ты же говорила, что Су Бэй тебе не нравится, - напомнила Хо Сяолу. - И ты всё равно собираешься к нему на свидание?

Что же отразилось на лице Минхуай? Понимание. И, возможно, немного презрения.

- Думаешь, я не вижу? - сказала она. - Самая бесстыжая дрянь - это та, которая притворяется подругой, чтобы увести парня!

А несколько позже Сяолу отправилась на холм следом за Минхуай.

Су Бэй ещё не пришёл. Хо Сяолу извинилась перед Минхуай и заверила, что даже и не думает о Су Бэе.

А когда из горла Минхуай выплеснулась кровь, когда её тело забилось в конвульсиях, Хо Сяолу ощутила…

...счастье.

***

Через какое-то время Сяолу нашла Су Бэя на пустынной смотровой площадке.

Он частенько приходил туда, когда было плохо на душе. Сидел там один, глядел вдаль, а она тайком смотрела на него с обожанием, не решаясь заговорить.

Но в этот день - вероятно, из-за переполнявших её эмоций - она всё-таки обратилась к нему.

- Что случилось, Су Бэй? Почему ты такой грустный?

Лицо у Су Бэя было бледное, как от шока. 

- Ничего… Сяолу, я, наверное, сегодня уеду. И больше не вернусь. Веди себя хорошо.

Эти слова поразили её, как громом. Секунду помолчав, она произнесла:

- У тебя хватит денег? Я кое-что откладывала и могу тебе одолжить. Пойдём ко мне.

Су Бэй и представить не мог, что эта тихая, незаметная, как мышка, девочка просто заманивала его домой.

Или он просто слишком паниковал, чтобы что-то заметить. Изначальным его планом было встретиться с Жуань Минхуай, ограбить её (он знал про собранные деньги) и сбежать на юг искать своих родителей. Так или иначе, у него всё равно не было шансов поступить в университет. А потом он подумал… У Минхуай богатые родители, она давно в него влюблена. Может, она просто выручит его насчёт карточного долга?

Но на встречу он опоздал, а когда добрался до места, то, к удивлению своему, обнаружил её мёртвое тело. В панике он заглянул в рюкзак - деньги всё ещё были там! Он схватил их, убежал на другую сторону холма и только тогда подумал - его же теперь заподозрят в убийстве!

Он растерялся, спрятал рюкзак в какой-то пещере и ушёл поразмыслить.

***

План Сяолу был очень прост. У матери были проблемы со сном, и в доме всегда водилось снотворное. Иногда её по нескольку дней не бывало дома, так что обнаружить Су Бэя мать не могла.

Да если и нашла бы… С этим бы Сяолу как-нибудь справилась.

***

Звук моторов полицейских машин был слышен издалека.

Один полицейский в комнате приглядывал за двумя арестованными, в то время, как другие, во главе с Бо Цзиньянем в перчатках, обыскивали дом на предмет улик.

Цзянь Яо стояла в дверях, рассматривая пустое, безучастное лицо Хо Сяолу.

Снизу донёсся скрип шагов. По лестнице поднималась женщина средних лет в чёрном платье и чёрных чулках.

- Что происходит? Кто вы такие? - лицо женщины побледнело под ярким макияжем. - Где Сяолу?! Сяолу!

Цокая высокими каблуками, женщина побежала наверх. Цзянь Яо посторонилась:

- Мы из полиции…

Женщина замерла в дверях, глядя на свою дочь - сидящую на диване в наручниках.

- Сяолу… Ты… За что вы арестовали мою дочь?
- Я убила человека, - со странным спокойствием ответила девушка.

Полицейские вместе с Бо Цзиньянем как раз вышли из задней комнаты. Один из полицейских держал в руках пластиковый пакет для улик, а в нём находился окровавленный нож.

Мать Сяолу остолбенела.

- Вам надо будет поехать в полицию вместе с нами… - Цзянь Яо успокаивающе дотронулась до её плеча.

Однако, вопреки общим ожиданиям, вместо того, чтобы броситься к дочери, женщина пустилась наутёк! Возможно, у неё в голове от паники всё перемешалось.

- Осторожнее! - воскликнула Цзянь Яо, хватая женщину за руку - на бегу на высоких каблуках та рисковала переломать себе ноги. Мать Сяолу была выше и сильнее: устояв на ногах, она завопила:
- С дороги! - и со всей силы оттолкнула Цзянь Яо в сторону!

Девушка, стоявшая на самом верху лестницы, потеряла равновесие. В следующий миг её нога ступила в пустоту.

Сердце у неё ушло в пятки, а тело уже полетело вниз по ступенькам!

- Цзянь Яо!

Бо Цзиньянь пулей вылетел из квартиры, но успел лишь встретиться с ней взглядом. Профессор в момент переменился в лице.

Она покатилась кубарем. Её губы поцеловали землю, но тело продолжалось нестись вниз. Всё завертелось. Она услышала торопливые шаги - и, с громким стуком ударившись о стену, наконец-то приземлилась.

Всё тело обожгло болью, голова закружилась. Она попыталась приподняться - и тут сильные руки обхватили её за плечи и талию: она оказалась в тёплых и знакомых объятиях сбежавшего вниз Бо Цзиньяня. 

И красивое лицо, и чёрные холодные глаза были теперь совсем близко.

- Ты как?
- Ничего.

Она попробовала встать, держась за его руку - и села обратно: чудовищная боль пронзила лодыжку. Бо Цзиньянь отреагировал тут же - подхватил её на руки, и лицо девушки прижалось к его рубашке. Ей было почти нечем дышать, а сердце забилось чуть быстрее.

Профессор молча смотрел на неё сверху внизу, и вид у него был сердитый.

В этот момент на шум прибежали два офицера:

- Всё в порядке?

Бо Цзиньянь бросил холодный взгляд в сторону матери Сяолу.

- Можете продолжать. Всё нормально.

Цзянь Яо мягко коснулась его руки:

- Мне надо кое-что ей сказать.

Бо Цзиньянь взглянул на неё и повернулся так, чтобы девушке было видно стоявшую наверху женщину.

- Она ведь ваша дочь, - сказала Цзянь Яо. - Подумайте, каково ей. Даже если она кого-то убила - вы не должны от неё отказываться.

Выражение лица матери Сяолу изменилось. Она сползла по стене, и в глазах её читались тоска и отчаяние.

- Закончила? - холодно спросил Бо Цзиньянь в самое ухо.

На секунду Цзянь Яо замерла.

- Ну да…

Не успела она договорить, как он легко понёс её на руках к припаркованному джипу.

***

Стояла уже глубокая ночь. Дорога была расцвечена фарами машин подоспевших патрулей. Полицейские вывели наружу двоих арестованных. За ними шла мать Сяолу, на ходу размазывая слёзы по лицу. 

Цзянь Яо лежала на руках Бо Цзиньяня, прижавшись головой к его груди, и посматривала на его лицо. Профессор выглядел сердитым, очень сердитым. Взгляд словно заледенел, а губы плотно сжались.

И всё равно ей было приятно - хотелось, чтобы вот так он нёс её всегда, никогда от себя не отпуская.

Но…

- Поставь меня, - шепнула она. - Сюда люди идут.

Он холодно глянул на неё сверху вниз:

- А как одно с другим связано?

Как раз в этот момент подошли капитан полиции и ещё несколько человек:

- С Сяо Цзянь всё в порядке?

Девушка уже собралась ответить, но Бо Цзиньянь опередил:

- Ничего. Не умрёт.

Цзянь Яо промолчала.

Не заботясь более о помощнице, капитан спросил:

- Профессор Бо, какова сейчас ситуация?

Чуть переменив положение рук, чтобы крепче держать Цзянь Яо, тот ответил:

- Убийца - Хо Сяолу. Мы нашли доказательства…

Хоть выглядел профессор неважно, но речь у него была по-прежнему чёткая и ясная. В общих чертах он обрисовал мотивы и ситуацию в целом. Полицейские слушали его очень внимательно.

И всё это время Цзянь Яо находилась в его объятиях и смотрела на красивые черты его лица. Щёки у неё заалели… В голове не укладывалось, что он может вот так запросто проводить совещание и держать при этом женщину на руках!

Впрочем, вскоре всё это закончилось, и полицейские разошлись по своим делам. 

Профессор кивнул капитану:

- Мы уезжаем.

Тот удивился. Теперь, когда последние сомневавшиеся признали правоту Бо Цзиньяня, новый, эффективный метод сыска казался сокровищем, отпустить которое было не так-то просто.

- Профессор Бо, - сказал капитан, - надеюсь, вы продолжите направлять нашу работу, а вашу ассистентку мы доставим в больницу… Сяо Чэнь, Сяо Чжоу, идите сюда!

Когда Цзянь Яо услышала имя Сяо Чэня, сердце у неё заныло от нехорошего предчувствия. И не зря - Бо Цзиньянь одарил Сяо Чэня таким пугающим взглядом, что тот слегка смутился - но ничего не сказал.

- Да уж. Выбрали кого надо, - негромко откомментировал криминальный психолог.

Капитан на секунду потерял дар речи. Девушка легонько толкнула профессора локтем в грудь. Тот посмотрел на неё сверху вниз и обратился к капитану:

- Моя работа окончена. Позже я предоставлю вам психологический портрет преступников. До свидания.

Впрочем, это была правда. Потому, сказав так, Бо Цзиньянь понёс Цзянь Яо к машине.

Там он посадил на её на переднее пассажирское кресло, а сам сел за руль. Девушка уже подумала, что профессор заведёт мотор, когда он включил верхний свет:

- Повернись, я осмотрю.

Цзянь Яо слегка развернулась к нему:

- Ничего особенного. Царапина.

Он на это никак не ответил.

Теперь при свете, было видно, что и волосы у него, и белая рубашка испачкались. Одна рука лежала на руле, а вторая коснулась лица девушки. Взгляд был сосредоточенный и резкий.

«Всё ещё злится…»

Прохладные кончики пальцев мягко коснулись её лба - стало больно. Цзянь Яо ощупала сама - там красовалась нешуточная шишка.

- Прекрасно, - заявил он холодно. - Чуть не разбила голову.
- Это была случайность, - тихо сказала Цзянь Яо.

Он чуть сместил руку:

- А вот так больно?

На самом деле, боль была не слишком сильна, но Цзянь Яо тихо шепнула:

- Очень.

Она подняла глаза, чтобы взглянуть на него. Бо Цзиньянь посмотрел на неё пристально и коротко резюмировал:

- Потерпи.

Девушка не нашлась, что ответить, а он добавил:

- Доедем до дома - приложу лёд.

Профессор переключил внимание на ногу:

- Снимай обувь.

Он мягко приподнял её лодыжку, осматривая; от его прикосновения девушке было прохладно и чуть-чуть щекотно. Лицо у неё снова запылало, но к её смущению он, похоже, отнёсся безразлично. Внимательно осмотрев, профессор озвучил вывод:

- Слегка распухло, но ничего серьёзного. Даже посмотреть не на что, то ли дело рог на голове.

Цзянь Яо глянула на него обиженно и непроизвольно тронула шишку. Да уж, денёк выдался.

- Я теперь поглупею?

Бо Цзиньянь начал заводить машину и небрежным тоном ответил:

- Да какая разница. Если и поглупеешь, у тебя есть я.

Цзянь Яо растерялась, но сердце сладко заныло.

А он продолжил:

- И потом, у меня-то IQ 180. Даже если ты чуточку поглупеешь - разницы заметно не будет.
- Это ты так утешаешь, что ли? - уточнила Цзянь Яо.

На губах Бо Цзиньяня мелькнула улыбка, он глянул на помощницу и вырулил на дорогу.

***

Ночь была тихой. Автомобиль плавно летел по пустым улицам. Девушка откинулась на сиденье и незаметно заснула.

Бо Цзиньянь задумчиво глядел на дорогу. Притормозив на светофоре, он вдруг повернулся и посмотрел на безмятежно спящую Цзянь Яо. Взгляд чёрных глаз стал неподвижным.

Некоторое время он смотрел на неё, не отрываясь, а потом снова переключил внимание на дорогу.

ГЛАВА 41
Когда Цзянь Яо открыла глаза, над головой темнело чернильное небо, а над высотками повис тоненький хвостик молодой луны.

Девушка по-прежнему сидела в джипе. Район показался знакомым - и точно, они находились на парковке возле своего дома. В машине было темно, единственный свет исходил от далёких фонарей.

Бо Цзиньянь сидел рядом. Обе его руки лежали на руле, а глаза смотрели куда-то вдаль.

- О чём ты думаешь? - спросила Цзянь Яо.

Он побарабанил пальцами по рулю.

- «Он» не появился.

Секунду Цзянь Яо молчала.

Она знала, что профессор нарочно не устроил никакой слежки за местом преступления, чтобы дать «ему» возможность оставить сигнал - если, конечно, «он» всё ещё жив. На холме сегодня было так многолюдно - при желании «он» мог бы пробраться без проблем.

Но теперь Бо Цзиньянь сказал «нет» - там так ничего и не появилось. А ведь они ушли с места убийства уже довольно давно.

- Может, он и в самом деле умер?
- Может.

Внезапно он повернулся к ней.

В полутьме машины его белая рубашка особенно подчёркивала осанку. Почти не было видно лица, но из-за этого взгляд казался ещё более ярким и давящим.

Цзянь Яо, у которой ныло сердце от этого взгляда, мягко спросила:

- Что такое?
- Инопланетянка! - его голос звучал глухо. - Похоже, нам надо ввести новое правило. Пока мы расследуем дело, ты должна быть рядом со мной круглые сутки.
- Быть рядом с тобой - не проблема, - нерешительно согласилась Цзянь Яо, - но что ты перед этим сказал, не пойму? Инопланетянка?
- Ага, - он улыбнулся и открыл дверцу.
- Сам ты инопланетянин!

Бо Цзиньянь обогнул машину, открыл пассажирскую дверь, поднял Цзянь Яо на руки и небрежно ответил:

- Не у меня же вырос рог на лбу!

***

Домой они вошли примерно в час ночи.

Посадив девушку на диван, Бо Цзиньянь направился на кухню и вскоре пришёл с парой пузырей для льда. Сев рядом, он прижал один пузырь к шишке на её голове. От пронизывающего холода Цзянь Яо даже перестала дышать. Заметив это, профессор усмехнулся:

- Держи его сама.

Цзянь Яо молча взяла лёд.

Что за человек…

Его беспокойство за неё, его ласка оказались мимолётными. Давно ли они появились? - а вот уже в ход пошли шутки, подколы, «инопланетянка», «рог на лбу», и вот его уже явно забавляет сама возможность посмущать Цзянь Яо.

Детский сад…

В этот момент он взял её лодыжку, самым естественным образом снял обувь, швырнув её ко входу, и поставил ступню себе на бедро.

Цзянь Яо замерла и чуточку покраснела.

А он, совершенно спокойный, левой рукой прижал к лодыжке пузырь со льдом, а правой взял пульт - по телевизору шёл документальный фильм «Полночное зло». Когда лёд коснулся кожи, Цзянь Яо опять задержала дыхание и заметила, что хоть профессор и смотрел передачу, губы у него слегка изогнулись в усмешке.

Что ж…

Всё-таки ласковый. И всё-таки детский сад.

Документальная лента по криминалистике не очень заинтересовала Цзянь Яо. Какое-то время она просто смотрела на его профиль, а потом вдруг вспомнила кое-что.

- Эй… - она мягко пихнула его свободной ногой. - Ты сказал, что в показаниях Хо Сяолу были сплошные дыры. Объяснишь?

Рефлекторно он схватил её ногу ладонью, не давая пошевелиться. Глядя на экран, он спросил:

- Помнишь предсмертную записку в деле Ван Ваньвэй?
- Ага, - она тут же припомнила детали того дела. Бо Цзиньянь тогда установил, что записка настоящая, потому что в ней имелись мелкие недочёты, неточности, отличительные особенности письма. Фальшивая записка была бы не такой - краткой, точной, по существу, прямо не к чему придраться.

Показания Хо Сяолу напоминали, скорее, второй вариант. Но считать показания ложными лишь потому, что они слишком хороши… Это было бы как-то странно.

Будто угадав ход её мысли, Бо Цзиньянь произнёс:

- Обрати внимание, что к устной и письменной речи применяются разные методы анализа.
- О…

Профессор глянул на неё искоса:

- С устной проще. В речи людей существует множество общих характеристик.
- Не откажите в разъяснении, - торжественно хихикнула Цзянь Яо.
- Инопланетянка, - Бо Цзиньянь ухмыльнулся, - раз уж ты прилетела на землю, почитала бы литературу о базовых методах анализа.
- Я прочитаю! Но пока расскажи так!
- Первое: человеческая память больше опирается на эмоции, а не последовательность событий, - заявил профессор.

Цзянь Яо поняла, что ничего не поняла. Но, как некогда говаривал Бо Цзиньянь, он не насмехался над теми, кто мало смыслит в чужой работе. Вместо того он терпеливо объяснил:

- К примеру, если бы ты описывала подруге сегодняшнее происшествие, что бы ты ей сказала?

Девушка чуточку подумала:

- Как-то так: мы сегодня расследовали убийство. Мать убийцы случайно столкнула меня с лестницы. Я упала, было очень больно. Это случилось где-то после девяти…
- Стоп, - прервал её Бо Цзиньянь. - Обратила внимание? Припоминая целое событие, ты выделяешь главную эмоциональную часть: «меня толкнула мать убийцы, было больно». Твоя память следует за твоими эмоциями, а не за хронологией событий. Ты не стала бы рассказывать сухо, например, вот так: «Сегодня, в 21:30, я попыталась удержать мать Сяолу от падения со ступенек, но она меня толкнула. Обнаружилось, что чувство равновесия у меня негодное, одно разочарование для Бо Цзиньяня, и поэтому я упала вниз. После этого ощутила сильную боль.»

Цзянь Яо задумалась. И правда, похоже, в этом было всё дело. Когда человек просто перечисляет факты один за другим - это звучит странно. Очень неестественно.

Она тут же вытащила из сумки блокнот с показаниями Хо Сяолу и её подруг.

С чего они все начинали?

Хо Сяолу: «Около восьми вечера Минхуай собрала все деньги…»
Ци Сяожань: «Если бы я знала, что с Минхуай что-то случится, я бы осталась с ней…»

Разница внезапно стала очевидной.

А Бо Цзиньянь развил мысль:

- Убита лучшая подруга - для любой девушки это потрясение. Даже на допросе в полиции ими должны двигать сильные чувства. И так было у всех, кроме Хо Сяолу - потому что её показания были подготовлены заранее. Она не вспоминала, она рассказывала наизусть. 

Цзянь Яо кивнула. Судя по всему, Бо Цзиньянь был прав - большинство людей вспоминало бы совсем иначе. Но разве многие бы заметили, если бы он этом не сказал?

Профессор продолжил:

- Второе. Показания Хо Сяолу изобилуют множеством скучных и совершенно не относящихся к делу деталей. Лжецы полагают, что подробности добавляют правдивости, от этого им спокойнее. Однако мы уже пришли к выводу, что память диктуется эмоциями. И если ты переживаешь такой огромный удар, ты действительно вспомнишь на допросе в полиции, что клала в чай коричневый сахар? 

Цзянь Яо пробежалась взглядом по своим записям: «третий курс на каникулах, а все остальные учатся допоздна», «сделала себе чаю с коричневым сахаром»…

- Третье, - сказал Бо Цзиньянь. - Завершая рассказ, люди стремятся в заключение сакцентировать самую сильную эмоцию - это обычная человеческая эмоциональная потребность. Чем глубже эмоция - тем эмоциональнее концовка. Концовка - это часть, которую лжецы упускают, потому что думают, что как только они пересказали все события, это и есть конец.

Девушка снова зашелестела страницами.

- Да-да, почитай там, - заметил профессор, - чем закончила рассказ Хо Сяолу и сравни с рассказом Ци Сяожань. Живой пример.

Хо Сяолу: «Сделала себе чаю с коричневым сахаром, легла на кровать и стала читать книжку. А потом заснула.»
Ци Сяожань: «Я чуть от страха сегодня не умерла… Неужели кто-то мог её убить? А в следующем году вступительные экзамены… А она уже никогда…»

***

Ночь становилась всё глубже и холоднее. Во всём районе в окнах практически не было огней.

Бо Цзиньянь посмотрел два эпизода «Полночного зла», заставив Цзянь Яо продержать лёд около часа. Сна, однако, у него по-прежнему не было ни в одном глазу, а вот Цзянь Яо уже с трудом держалась. Она снова толкнула его ногой:

- Спасибо тебе. Пойду-ка я домой в кровать.

Он повернулся к ней:

- Сегодня ты спишь здесь.
- Почему?..
- А если ночью тебе что-нибудь понадобится? Или ты думаешь, я тут же прибегу в твою квартиру? Спи в моей спальне, я лягу в кабинете. Если что, просто постучи в стену.

***

Ни в какую стену Цзянь Яо, конечно, стучать не стала. Доковыляв до ванной, она наскоро приняла душ, а потом упала на его огромную чёрную кровать и практически сразу заснула.

Бо Цзиньяню на узкой кровати в кабинете никак не спалось - наверное, с непривычки. Он смотрел в окно на звёзды, а сон всё не шёл и не шёл.

Перед глазами снова и снова возникало падение Цзянь Яо с лестницы.

Тёмный коридор, силуэт девушки был почти не виден. Профессор выскочил из квартиры едва ли не за секунду, но успел лишь увидеть, как она падает вниз. Он бросился следом, обнял. Показалось, что она… Волосы разметались, лицо побледнело, тело обмякло на его руках. Показалось, что она не встанет. И его сердце внезапно наполнилось тоской.

Профессор натянул маску для сна, перед глазами стемнело. Пора спать.

***

Когда Цзянь Яо проснулась, в окне уже было солнечно. Она глянула на будильник - была вторая половина дня.

Девушка потрогала лодыжку - всё ещё опухшая. Рог на голове… тоже никуда не делся. Она улыбнулась и выбралась из постели.

Дохромав в гостиную, она обнаружила, что Бо Цзиньянь сидит на диване, одетый, как обычно, в белую рубашку и чёрные брюки.

Заслышав шаги, он, не отрываясь от газеты, спросил:

- Тебя донести?
- Нет.

Она осторожно добралась до дивана и села. На кофейном столике обнаружилась еда, и девушка без лишних церемоний приступила к завтраку… хотя, подумалось ей, называть трапезу «завтраком» в это время суток было некоторым преувеличением.

Какое-то время они оба молчали, потом Цзянь Яо спросила:

- Какие планы на сегодня?

Бо Цзиньянь отложил газету и внимательно изучил её лоб и лодыжку:

- Зависит от тебя.

Как же мастерски он умеет, подумала Цзянь Яо, прищучить человека всего одной фразой. От неё зависит. Конечно. Ведь это из-за её лодыжки никаких планов больше нет.
 

ГЛАВА 42
Лето клонилось к закату. В синем небе за окном понемногу проступала осень - в гостиную всё ещё лился яркий солнечный свет, но ветерок задувал уже весьма прохладный.

Цзянь Яо нежилась в солнечных лучах, потому что заняться всё равно было нечем.

Напротив сидел Бо Цзиньянь - совершенно невозмутимый, с книжкой в руках. Они оба молчали уже довольно давно. Цзянь Яо не сомневалась, что он может вот так просидеть вечно - «даже если небо опустеет и земля состарится»; потому что если не считать кипучую деятельность, когда шло расследование дела, в обычное время он был просто чудовищный ботан и домосед.

Немножко поскучав, Цзянь Яо потянулась за сумкой - достать блокнот и освежить в памяти вчерашнюю лекцию Бо Цзиньяня. Однако, потянув блокнот, она увидела розовый уголок плотной бумаги.

Билеты в кино, которые она вчера положила в сумку.

Девушка тихонько вздохнула.

Кто мог знать вчера, что на раскрытие дела Бо Цзиньяню понадобится всего четыре часа? Если бы не лодыжка, сейчас бы они как раз торопились в кино.

Впрочем, какая теперь разница? Она сунула билеты обратно и принялась за чтение.

Через несколько страниц девушка почувствовала взгляд. Подняв глаза, она обнаружила, что Бо Цзиньянь задумчиво на неё смотрит.

- Что такое? - спросила Цзянь Яо.

Он лишь улыбнулся, с безразличным видом отложил книгу в сторону, ушёл в спальню и закрыл за собой дверь.

Всё это несколько озадачило его помощницу.

Вот что это сейчас была за улыбка? Типичная гримаса в стиле Бо Цзиньяня: пренебрежительная, благородная и равнодушная одновременно. Лёгкий изгиб губ, как будто он хотел сказать: «Ну вот, всё, как я ожидал», - или: «Женщина, я же прекрасно тебя знаю». Над чем он посмеивался вообще? Или опять, со всей своей самоуверенностью, сделал о ней какой-нибудь не очень новый, но ужасно ребяческий вывод?

Однако дверь в спальню наконец-то открылась. Профессор вышел, небрежно засунув руки в карманы брюк.

Цзянь Яо изумилась.

Профессор был при полном параде: в костюме, при галстуке, в белоснежной рубашке, в кожаных ботинках, тщательно причёсанный - такой весь исключительный и прекрасный, что это даже угнетало.

- Собрался куда-то? - спросила девушка.

Бо Цзиньянь посмотрел на неё выразительно:

- Нет. Переоделся, чтобы лечь спать.

Цзянь Яо лишь промолчала. Ну почему он всё время норовит её поддеть?

Решив его игнорировать, девушка уткнулась обратно в книжку. В конце концов, куда бы он ни собрался, она всё равно не сможет туда пойти.

К её удивлению, на сей раз он подошёл к ней сам, и его глубокий голос раздался прямо у неё над головой:

- И долго ещё прикажете ждать, госпожа Цзянь?

Она посмотрела наверх и обнаружила, что он протянул к ней руки. На чёрных рукавах пиджака искрились янтарные запонки.

- Фильм-то вот-вот начнётся.

***
В эти выходные в переполненном кинотеатре было особенно шумно.

Бо Цзиньяню такая обстановка была, конечно, не по душе. Едва переступив порог, он тут же нахмурился. Но потом увидел улыбку на лице Цзянь Яо… и его лоб разгладился - раз ей всё это нравится, то можно и потерпеть.

Проходя мимо буфета, он окинул взглядом очередь - в узком коридоре толпились в основном юнцы. Они покупали попкорн, газировку, вяленые сливы и прочую безобразную пищу, которая так нравится девушкам.

Жалкое зрелище.

Он уже собрался помочь Цзянь Яо войти в зрительный зал, когда она попросила: 

- Купи попкорна?

Профессор чуточку усмехнулся: поистине женщина…

Он уже хотел отказать, сопроводив едким комментарием о её дурном вкусе… но её глаза сияли так ярко - слово два драгоценных камня на белой коже.

- Пойдём, - мягко сказала она, взяв его за руку.

Бо Цзиньянь помолчал немного. Потом вынул кошелёк:

- Только попкорн?
- И чего-нибудь попить. Мне - зелёного чаю.

***

Зал с так называемыми «местами для парочек» был небольшим и мог вместить где-то 50-60 человек. В нём стояло около тридцати маленьких двухместных диванов. Места Бо Цзиньяня и Цзянь Яо оказались на розовом диванчике в самом центре.

Поначалу при виде зала лицо Бо Цзиньяня вытянулось. Он практически ни разу не бывал в кинотеатре и предполагал, что «места для пар» - это такой зал, где будут только они с Цзянь Яо. И вдруг выясняется, что пространство придётся делить с целой толпой посторонних!

А Цзянь Яо была очень довольна. Она подняла глаза и произнесла:

- Ты выбрал отличные места.

Он посмотрел на неё и тоже, наконец, улыбнулся:

- Само собой.

Свет в зале погас, на экране замелькали картинки. Цзянь Яо сидела на диване и, кроме самого фильма, в поле её зрения попадали силуэты соседних парочек - кто-то сидел обнявшись, кто-то просто прильнул друг к другу.

Диванчики были не особенно широки - свободного места оставалось совсем немного. Бо Цзиньянь, прямой и статный, сидел рядом с Цзянь Яо. Конечно, не на такой интимной дистанции, как все остальные - он лишь положил одну руку на спинку дивана позади девушки.

Но Цзянь Яо радовалась и этому - очень мило было с его стороны составить ей компанию в кино.

- Спасибо, - сказала она тихо, глядя прямо перед собой. Наверное, она благодарила его… за то, что согласился вытерпеть скуку кинотеатра. Или за то, что так заботился прошлой ночью. Или, может, за то, что казался высокомерным, но на самом деле терпеливо вёл её своим путём.
- Что? - переспросил он, не разобрав.

Цзянь Яо в ответ только улыбнулась.

И, конечно, романтический настрой Бо Цзиньяня не мог продлиться долго. Минут через десять от начала фильма, когда сюжет всё ещё не начался, а мирная жизнь главных героев всё никак не заканчивалась, он потерял всякое терпение. Вынул мобильник и откинулся назад:

- Скажи мне, когда начнётся вторжение инопланетян.
- Ладно, - ответила Цзянь Яо.

Он пересмотрел новости, проверил почту и уже собирался забраться в Google, когда услышал, что зал смеётся.

Профессор поднял глаза: судя по всему, главный герой отчаянно хохмил, вызывая смех у главной героини и хохот - у зрительного зала. Он перевёл взгляд на Цзянь Яо - она сидела, обняв ведёрко с попкорном, смотрела на экран, и глаза у неё сияли.

Бо Цзиньянь улыбнулся и снова уткнулся в телефон. Нажал кнопку поиска - и удивился результату.

Он снова перевёл взгляд на девушку.

Изначально он собирался погуглить кое-что по криминальной психологии. Но пока он смотрел на неё, вместо нужного слова набрал «Цзянь Яо».

Профессор отвлёкся.

Такого раньше никогда не бывало.

***

И вот, наконец, на экране появился огромный звёздный корабль.

Цзянь Яо легонько толкнула Бо Цзиньяня в грудь:

- Вот он, гляди!
- Угу, - ответил он, но от телефона не оторвался. А на губах у него блуждала улыбка.

Девушка бессознательно бросила взгляд на экран телефона - хотя фото она толком не разглядела, оно почему-то показалось знакомым.

- Что ты там такое рассматриваешь?

Бо Цзиньянь не стал препятствовать, а, напротив, позволил девушке наклониться поближе и увидеть самой.

- Это же… - Цзянь Яо слегка покраснела.

Улыбка профессора стала шире.

На его мобильном было найденное в поисковике фото маленькой Цзянь Яо - кажется, с детского танцевального конкурса. Фото было даже подписано.

Маленькая девочка в костюме лебедя выглядела хрупкой и невинной. Только вот макияж… Огромные ярко накрашенные глаза и такие же яркие румяна во всю щёку - других черт за ними не было видно.

Девушка взяла телефон из его рук:

- Я тогда ходила в начальную школу. У учителей была мода вот так раскрашивать детей.
- По-моему, очень мило, - заметил Бо Цзиньянь.
- Да ладно! - рассмеялась Цзянь Яо.

Из-за того, что девушка наклонилась, чтобы рассмотреть фото, она оказалась практически в его объятиях, не замечая, что её волосы рассыпались по его рубашке. Ему стоило лишь немного наклониться - и эти мягкие волосы коснулись бы его щеки.

В полутьме Бо Цзиньянь ощущал тонкий, исходящий от неё аромат.

Это был запах Цзянь Яо.

Замерев на секунду, профессор наклонился и незаметно понюхал её волосы. 

Тем временем его помощница веселилась, глядя на старые фото, когда ей вдруг в голову пришла неожиданная мысль…

Бо Цзиньянь гуглил её имя.

Должно быть, ему было ужасно скучно. Но она всё равно обернулась и посмотрела на него:

- А зачем ты искал про меня?

Она замерла.

Поскольку она подняла голову, чтобы с ним заговорить, а он наклонился понюхать её волосы (о чём она, конечно, и не подозревала), то между ними, изначально сидевшими довольно близко, от этого движения практически не осталось расстояния - едва ли не щека к щеке, лицом к лицу.

Свежее дыхание мужчины было таким близким, что, казалось, обдувало её целиком. А чёрные глаза смотрели прямо на неё.

Внезапно она вспомнила, что последний раз на таком расстоянии они были во время того «первого поцелуя». Сердце тут же забилось. А тело, кажется, напротив, окоченело, замерло в его руках - на расстоянии меньше дюйма, не в силах ни придвинуться ближе, ни отступить.


Бо Цзиньянь тоже замер.

Что он видел сейчас перед глазами?

Цзянь Яо в его руках, с лицом, обращённым к нему. Настолько близко, что дыхания переплетаются.

В цветных лучах, отражённых от экрана, он видел её черты - ясные глаза, прелестный носик, на губах - светлая помада. Из приоткрытых губ летело дыхание - с её особенным, нежным, искушающим ароматом.

В глубине его тела разгорался жар, беззвучное яркое пламя. И это пламя, кажется, в один момент ясно высветило все мысли.

Он отчётливо вспомнил, что когда она едва прикасалась к его коже, ощущение было необычное и волнующее. Вспомнил, что каждый раз, когда на неё падал его взгляд, обычное равнодушие сменялось радостью. Вспомнил, как в тот день, когда она надела светло-жёлтое платье без рукавов, он любовался каждым дюймом её открытой кожи - и во всём его теле вскипали гормоны.

И ещё он вспомнил, как она упала вчера, и в тот же миг у него в груди оборвалось сердце…

И в этот момент его осенило.

Он слегка опустил взгляд, глядя на неё.

В полумраке зала он слегка потянулся губами к её приподнятому лицу…

И тут внезапное «бззз» проверещало из её кармана.

Бо Цзиньянь вздрогнул, а Цзянь Яо отстранилась, чтобы вытащить телефон.

Тишина была разрушена - и раскалённое напряжение между ними в ту же секунду куда-то испарилось.

Профессор сидел неподвижно и смотрел на девушку.

Сердце у Цзянь Яо колотилось просто невыносимо. Короткий эпизод показался ей вечностью, но теперь она не понимала - эта накалённая атмосфера ей только почудилась? Бо Цзиньянь к ней так ничего и не чувствует? Или он тоже ощутил вот этот… огонь между ними?

Поэтому, когда телефон зазвонил, она инстинктивно отпрянула, чувствуя разом и некоторое облегчение, и разочарование, а ещё - собственное сбивчивое дыхание и безумный стук сердца. 

Притворяясь спокойной, она тихо ответила на звонок:

- Алло?

На том конце раздался знакомый голос Ли Сюньжаня:

- Я в городе Б.!

Цзянь Яо на секунду удивилась, потом засмеялась:

- Погоди минутку!

Она повернулась к Бо Цзиньяню:

- Я выйду на минуточку позвонить.

На экране в этот момент было что-то тёмное, и лица профессора не было видно.

- Угу, - ответил он тихо.

***

По-прежнему прихрамывая, Цзянь Яо вышла в пустой коридор - и негромко вздохнула.

- Что там с тобой? - Ли Сюньжань это явно услышал.
- Ничего, - улыбнулась она. - Говоришь, ты в Б.?

Тот рассмеялся:

- Только что приземлился.

Они не созванивались уже очень давно - он был всё время недоступен. Цзянь Яо спросила у его матери, та сказала, что сын расследует какое-то крупное дело, и у него не хватает времени ни на что другое.

Ещё через полмесяца Ли Сюньжань позвонил ей сам, но так и не сказал, зачем. Показалось, что он очень занят и очень устал. А потом она приступила к работе в полиции с Бо Цзиньянем, оказалась завалена бумажной работой, и времени позвонить больше не было.

Тем более неожиданно было, что он прилетел.

- Всего на пару дней! На тренинг в министерстве Национальной Безопасности, - пояснил Ли Сюньжань. - Завтра воскресенье, у меня день не занят. Позвони мне, как будешь свободна.
- Это приказ? - засмеялась Цзянь Яо.
- Приказывать - моё второе я, не знала? Я одолжил машину у друга, заберу тебя завтра утром.

Они поболтали ещё немного, девушка рассказала, что теперь официально участвует в следствии. Ли Сюньжань усмехнулся:

- Да я, можно сказать, вывел тебя в люди!

Повесив трубку, Цзянь Яо обнаружила, что проговорила целых полчаса.

Всё ещё улыбаясь, девушка обернулась и с удивлением увидела знакомую высокую фигуру в конце коридора. Бо Цзиньянь, который неизвестно когда вышел из зрительного зала, смотрел в окно на вечерний город.

Она подошла к нему:

- Извини. Позвонил Ли Сюньжань. Мы с ним давно не общались - и я заговорилась.

По отношению к Бо Цзиньяню, который согласился сходить с ней в кино, это всё получилось, конечно, не очень вежливо.

- Ничего, - он смерил её взглядом, - всего-то пришлось поскучать с полчаса.

Это и задело, и позабавило Цзянь Яо одновременно.

- Ну прости, прости! Пойдём внутрь!

Бо Цзиньянь чуточку усмехнулся и протянул ей руку:

- Хватит. Идём отсюда.
- Почему хватит? - она удивилась. - Там же сейчас самая битва?

Девушка знала, что экшн был единственным, что привлекало его в фильме.

- Потому что мне надо подумать о чём-то более важном, - негромко ответил он.

Цзянь Яо подняла брови.

Судя по серьёзному выражению лица и отсутствующему взгляду, это имело какое-то отношение к «нему»?

- Я могу чем-то помочь? - шепнула она.

Бо Цзиньянь внезапно замедлил шаг, обернулся и оглядел её своим обычным, цепким, давящим взглядом.

- Очень скоро я дам тебе знать.

***

Вернувшись домой, Цзянь Яо решила спать у себя - она подумала, что если утром придёт Ли Сюньжань и обнаружит её у Бо Цзиньяня, выглядеть это будет не лучшим образом.

Её нога болела уже меньше, так что настаивать Бо Цзиньянь не стал.

На всякий случай девушка спросила, не хочет ли профессор присоединиться к завтрашней прогулке с Ли Сюньжанем.

Тот, видимо, всё ещё погруженный в мысли о «более важном», хмуро ответил:

- С чего мне должно захотеться с ним гулять?

Ответ был ожидаемый, и второй раз она предлагать не стала.

***

Позже тем вечером, когда Цзянь Яо уже лежала в кровати, ей вспомнился прошедший день, и сердце снова забилось. Вырвался вздох.

Она же знала, что в Бо Цзиньяне нет никаких чувств. Он просто замер на секунду - наверное, не понял, что она такое собиралась сделать.

А в тот раз, когда они случайно коснулись губами, он небрежно сказал: «Я не расскажу твоему будущему парню».

Так о каких чувствах вообще могла идти речь?

Ну и ладно. Смешно было о таком и думать.

Но…

Она дотянулась до ящика и вынула фото, на котором он лежал в крови. Некоторое время смотрела на бледное, безжизненное лицо, и её переполняла нежность.

Бо Цзиньянь, для меня когда-нибудь найдётся место в твоём сердце?

***

А профессор, хоть его в кои-то веки обуревали желания и надежды, заснул практически сразу, едва лёг в постель, и увидел сон, даже не один, а несколько.

В первом он был ещё маленьким. Мать держала его на руках и сидела с удочкой на берегу реки. Черты её лица стёрлись из его памяти, помнились только мягкий силуэт и ласковый голос.

Потом всё вдруг изменилось - он перенёсся в то время, когда вернулся в Китай и впервые встретил Цзянь Яо.

Она рыбачила у реки - красивая, тонкая и нежная.

Он любил есть рыбу, но у него никогда не хватало терпения рыбачить. Когда это делала мать, он каждый раз убегал в горы или в поля. А когда возвращался, корзинка у матери была уже полной.

Теперь матери не было, но мало что изменилось - он всё так же бросал удочку и уходил. Но в этот раз её подобрала девушка и непринуждённо наполнила для него целую корзину.

***

А потом ему приснился сегодняшний день.

Они с Цзянь Яо снова сидели в кинотеатре. Только в этом сне в фильме показывали одни сражения космического корабля, без всякой занудной драмы.

Девушка, находясь в его руках, обернулась к нему.

Он улыбнулся, вынул её сотовый из кармана и вышвырнул прочь. А потом наклонился и поцеловал её.

Её губы оказались мягкими, как он и представлял, а лёгкий аромат её дыхания проник в его губы. Обхватив её лицо обеими ладонями, он целовал её, целовал и целовал, не переставая…

***

А потом картинка сменилась, оборвалась - и он проснулся.

Он включил прикроватный ночник и сел. Глянул на собственное отражение - у того на губах всё ещё блуждала улыбка.

Профессор поднялся, налил себе стакан воды и улыбнулся шире.

Сон был удивительно похож на реальность - если не считать поцелуя, которому помешали.

Господин Фрейд говорил, что функция сна - это созидание абстракций в головном мозге. Поэтому сны всегда настолько отличаются от реальности. 

Если же сон очень близок к действительности, этому есть два возможных объяснения. Первое: ментальное и физическое истощение, вызвавшее дисфункцию головного мозга. Бо Цзиньянь улыбнулся - такого быть не могло. Последнее дело было очень простое, оно почти не потребовало усилий. 

Тогда оставалась только вторая возможность.

То, что долгое время было подавлено в глубине души, теперь вдруг решительно вырвалось наружу.
 

ГЛАВА 43
Воскресным утром в голубом небе клубились облака.

Всю вторую половину ночи Бо Цзиньянь не спал - его переполняла энергия. Он открыл бутылку красного вина, включил музыку, переоделся в брюки и рубашку и, глядя на луну, принялся вспоминать всё, что за неполный год приключилось с ним и Цзянь Яо, до самых мелочей.

Если бы кто-то сейчас мог видеть его лицо, то показалось бы, что от профессора исходит аура спокойствия, величия и загадочности - такая таинственная улыбка была на его лице. Но на самом деле она означала, что в глубине души…

Оглядываясь назад, Бо Цзиньянь был до чёртиков собою доволен. Ведь даже ещё до того, как он осознал свои чувства к девушке, он - дальновидно и умело - сделал так, чтобы она находилась исключительно с ним рядом.

Ха-ха…

Фу Цзыюй вечно смеялся над его неопытностью в данной сфере. И что же выходит теперь? А выходит так, что гений - он гений во всём, не исключая вопросы любви.

А теперь он решительно и бесповоротно желал сделать эту женщину своей. Чтобы она полюбила его, чтобы они обладали друг другом, наслаждались друг другом и жизнью; чтобы она вышла за него замуж, проводила с ним каждый день, обнимала его, целовала, путешествовала с ним по всему миру - Париж, Карибы, Цюрих, Стамбул, ледяная Арктика… Было так славно представлять, как она улыбается ему на фоне всех этих меняющихся пейзажей.

Волнение становилось всё сильнее. Ему уже хотелось немедленно подняться наверх и заключить её в свои объятия.

«Цзянь Яо, ты моя. «Женщина Бо Цзиньяня» - тебе это так подходит.»

Он поднял бокал и произнёс тост:

- Увидимся завтра, моя женщина.

***

Однако… любит ли его Цзянь Яо?

Простите, но такой вопрос, способный смутить среднего человека и вызвать у него нервную лихорадку, даже не пришёл Бо Цзиньяню в голову.

Он знал лишь одно: он влюблён и хочет её получить. Этого было достаточно.

***

Однако в итоге треволнения обнаруженной первой любви утомили профессора, он вернулся в кровать, а когда проснулся снова, уже перевалило за 10 утра.

Сперва он нахмурился, потом потянулся.

Изначально он планировал купить её любимый завтрак и заявиться к ней с утра пораньше - теперь, конечно, план провалился. Что ж, решил профессор. Заменим обедом.

Он тут же позвонил в ближайший отель, где обед подавали в изящных отдельных кабинетах. Затем принял ванну, надел свежую рубашку и наглаженные брюки. Тщательно выбрал галстук - поразмыслив, он повязал яркий, соответствующий настроению дня. И даже впервые использовал средства для ухода за кожей, которые подарила ему Цзянь Яо.

Если она хотела, чтобы он пах именно так - что ж, он был только рад пойти навстречу.

Ровно в одиннадцать Бо Цзиньянь, высокий, красивый и энергичный, стоял у дверей квартиры Цзянь Яо.

- Дин-дон… Дин-дон… - просигналил дверной звонок.

Ответа не было.

И тут профессор припомнил, что накануне она говорила, что поведёт Ли Сюньжаня прогуляться по городу.

В его понимании «прогуляться» было делом очень коротким, и значит, она уже должна была вернуться.

Однако…

Он посмотрел на закрытую дверь. Судя по всему, пообедать с ним она не придёт.

***

Впервые в жизни профессор Бо решил приударить за девушкой - и так прошляпил.

А Цзянь Яо в это самое время сидела в кафе вместе с Ли Сюньжанем и несколькими его коллегами, рассматривая в меню утку по-пекински. Её друг несколько раз бывал в городе Б., однако его коллеги приехали впервые, и Цзянь Яо настояла, что она угощает в знак гостеприимства.

Она листала меню, полицейские курили и болтали, Ли Сюньжань, положив руку на спинку её стула, помогал ей выбрать любимые блюда.

Однако если женщина влюблена, её мысли почти всегда заняты одним человеком. Сделав заказ, она набрала СМС: «Не забудь пообедать».

Ли Сюньжань закур