Counter Attack, Контратака

21 Mar. 2019 ·  vlada  ·  Counter Attack | Контратака

 

Глава 1: Мы расстались

- Найди прохладное место и, пожалуйста, дождись меня. Я уже скоро выйду и приду за тобой, - У Ци Цюн отключил телефон и вытер свои руки полотенцем. Он зашёл в комнату, чтобы переодеться.

-  Она уже здесь? – раздался голос матери, которая забежала следом за ним в комнату. Разглаживая своими огрубевшими руками майку, У Ци Цюн взглянул на мать, в его широко распахнутых глазах светилась улыбка:

- Уже идёт, мама.

Сегодня девушка У Ци Цюна впервые должна была встретиться и познакомиться с его родителями.

Удушающая жара, стоявшая на улице, делала пение цикад просто невыносимым.

 Недалеко от  дома У Ци Цюна находились мусорные баки. Обычно, именно в эти месяцы нестерпимой жары на улице стоял зловонный запах, который наполнял все дома в округе. Когда У Ци Цюн   проходил мимо мусорного бака, кусок леденца приклеился к его подошве. Он с силой наступил и активно стал обтирать его об землю, напугав этим не меньше сотни мух, которые тут же разлетелись во все стороны.

Ю Е стояла и ждала его в переулке. Её лицо выражало беспокойство и нетерпение.

Увидев У Ци Цюна, идущего в её сторону, она ничего не могла поделать с тем, что в ее сердце было лишь одно отвращение и усталость. Ю Е не могла понять, было ли это из-за жира, который был виден на его боках,  или же двух торчащих прядей, или же потому, что она увидела грязное лицо У Ци Цюна, все покрытое кухонными парами и следами готовки.

- Пойдем, давай. Рис скоро будет готов, - сказал У Ци Цюн, взяв ее за руку и потянув в сторону дома.

Ю Е быстро отдёрнула руку, ее лицо было спрятано в тени, а в глазах сквозил холод и безразличие.

- Что случилось Ю Е? Ты нервничаешь? – с улыбкой на губах спросил У Ци Цюн. - Не надо волноваться. Моя мать обычная деревенская женщина, она никогда не создаст никаких хлопот. Она очень взволнована этим и  когда узнала, что ты придёшь знакомиться, то с нетерпением ждала этого целых два дня, а сегодня утром даже пошла в магазин за продуктами ни свет ни заря.

- Почему бы нам... не расстаться! – вдруг прервав речь У Ци Цюна, резко произнесла Ю Е.

У Ци Цюн подумал, что он ослышался, и посмотрел прямо в глаза Ю Е. Он не мог сказать ни слова, в голове было совершенно пусто.

- Такие отношения, как у нас, просто нелепы, они изжили себя, это стало так скучно! - продолжила Ю Е даже не обращая внимания на шокированный взгляд У Ци Цюна  и его молчание.

- Что ты говоришь? Как они могут быть скучными, Ю Е? Мне они кажутся такими захватывающими, свежими.

Ю Е горько усмехнулась и воскликнула:

- Только ты так считаешь!!!

Сказав это, Ю Е посчитала разговор оконченным и развернулась, чтобы уйти, но вдруг У Ци Цюн   схватил её за руку.

- Ю Е, постой, послушай!  Мы вместе уже семь лет, разве мы можем расстаться вот так, как будто не было ничего? Пожалуйста, объясни, в чем причина??

- Семь лет сплошного мытарства и идиотизма - достаточная причина для этого?

- Послушай, мы можем все исправить.

- Ты исправишь, не смеши меня! – заорала взбешенная Ю Е. У Ци Цюну казалось, что еще чуть-чуть, и Ю Е начнет плеваться ядом. – Позволь, я скажу тебе кое-что, прекрати заниматься этой чушью, у меня нет на это время, я не шучу с тобой! С сегодняшнего дня официально наша пара распалась, и между нами все кончено. Теперь мы просто друзья, как знакомые, которые общаются по электронной почте.

- У нас же все было хорошо, Ю Е, как мы можем просто взять и расстаться, перечеркнуть столько лет? - У Ци Цюн  отчаянно боролся за свою любовь. - Скажи мне, что я не так сделал, где я был не прав? Я могу все исправить.

Ю Е закатила глаза, чувствуя раздражение, нервы ее были на пределе.

- Все не так! Чтобы все это исправить, тебе надо родиться еще раз и совершенно другим!

- Я не верю, - сказал У Ци Цюн, все также упорно стоя на своем и пытаясь удержать Ю Е.

- Ты все ещё не веришь? У тебя есть какие-то неизвестные мне причины, чтобы говорить так? – из-за ярости и бешенства, которые сейчас испытывала Ю Е, ее лицо стало краснеть. - Я стараюсь не задеть твою гордость, а ты все ещё хочешь знать причины? Поскольку ты имеешь дерзость все еще выспрашивать и не желаешь успокоиться, нам придётся все это обсудить.

У Ци Цюн весь обратился вслух, в тайной надежде попытаться начать все с чистого листа.

Ю Е сделала глубокий вдох, посмотрела прямо в глаза У Ци Цюну и указала на его двойной подбородок.

- Итак, начнём: с тех пор, как мы вместе, сколько килограммов ты набрал? Ты был таким худым, стройным, когда учился в университете! Таким накаченным, спортивным! И посмотри на себя сейчас. С каждым своим шагом ты проваливаешься все глубже и глубже в землю. У меня возникает чувство, как будто я с тибетским мастиффом по магазинам хожу, а не с тобой, У Ци Цюн.

У Ци Цюн от несправедливости слов и обиды повысил голос на Ю Е:

- Разве ты не говорила, что худые мужчины не дают тебе чувства безопасности?

- Да, говорила, - от злости Ю Е кинула свою сумку на землю и также начала кричать на всю округу. - Но разве это уже не слишком, черт подери, безопасно? Это настолько безопасно, что аж плакать хочется! А ты знал, что я в последнее время хочу, чтобы между нами кто-то был? И каждый раз я просыпаюсь с улыбкой на лице от этого.

Глава 2: Кто-нибудь помогите! Тут пытаются покончить с собой

У Ю Е был острый язык, но У Ци Цюн уже давно привык ко всем ее проявлениям эмоций. Он решил не спорить и просто наклонился, поднял ее сумку с земли и, смотря ей в глаза, с виноватой улыбкой на губах передал сумку и произнес:

 - Если ты не любишь меня таким, то ради тебя я могу просто похудеть.

- Прекрати городить чушь. Мы сейчас не о лишних килограммах говорим, ты, конечно, можешь сбросить пару килограмм, но меня убивает твоя скупость, это просто безнадежно. Каждый раз, когда мы с тобой ходим по магазинам, это обязательно только такие места, где есть либо скидки, либо акции. То же самое и с покупками в супермаркетах. Даже при выборе номеров, ты обязательно выберешь такой, где нет Интернета и кондиционера. Мои близкие подруги уже давно ездят на собственных автомобилях, а я из-за тебя все еще езжу либо в переполненном метро, либо в автобусе!

По причине того, что по натуре У Ци Цюн был мягкосердечным и неконфликтным, он попытался успокоить свою девушку.

- Ю Е, ты же знаешь, что в Пекине всегда забиты дороги. К тому же цены на бензин сейчас запредельно высоки. Это, действительно, не выгодно, ездить на машинах, а так, посмотри, как мы экономим деньги, используя общественный транспорт!

Ю Е казалось, что ее сейчас разорвет от неконтролируемой  ярости и бешенства.

- Конечно, твоя зарплата за месяц составляет чуть больше 2000 юаней, ты думаешь, это неплохо?  И тем более, сейчас в Пекине все так дорого, и это так невыгодно и расточительно - заводить девушку! Поэтому, чтобы сэкономить тебе твои деньги, мы с тобой расстанемся.

- Не делай этого со мной, Ю Е, не надо, – начал умолять ее У Ци Цюн, совершенно не думая о своей гордости. - Я считаю, что тратить на тебя деньги, это совершено нормально.

 - Ну естественно, когда у тебя в сумме чуть больше 2000 юаней, о чем тут можно переживать? Даже если ты вдруг возьмёшь себя в руки и потратишь все богатство, что у тебя есть, то в лучшем случае купишь порцию соевого молока и два крекера. У Ци Цюн, если, в конечном счете, ты работаешь с 9 и до 5, ты ничем не отличаешься от обычного бедного студента. Моя лучшая подруга даже старшую школу не закончила, но уже на BMW ездит, вот даже если ты не можешь позволить себе BMW, купи хотя бы Passat!

У Ци Цюн нащупал у себя в кармане небольшое полотенце, достав его, нежно и аккуратно вытер пот со лба Ю Е.

- Не переживай. Не переживай. Через пару лет мы сможем себе это позволить.

- Пару лет, ты смеешься надо мной? С твоей-то жалкой зарплатой? Ты все ещё думаешь, что сможешь обзавестись автомобилем? Твой жалкий дом похож на сарай или бунгало нищего, и ты все ещё смеешь приглашать меня на ваш семейный обед? У Ци Цюн, ты просто голодранец. Насколько ты нищий? Только услышав твоё имя, уже становится понятно, что ты никогда не преуспеешь ни в чем, абсолютно ни в чем (У Ци Цюн созвучно с "нищий"). Все. Уходи сейчас же и скажи своей матери, что мы расстались.

Ю Е, глубоко вздохнув и оставшись вполне довольной собой,  опять развернулась, чтобы уйти, но У Ци Цюн снова схватил ее. Между ними началось перетягивание друг друга вперед-назад, и собака, наблюдавшая это на другой стороне улицы, громко залаяла.

– Ю Е, неужели у меня нет шанса что-то изменить, вернуть, что было? – с горечью спросил У Ци Цюн, его глаза  покраснели.

Хоть Ю Е и была остра и резка на язык, её сердце не было черствым. Если бы она была совсем бесчувственной, то не терпела бы столько времени, чтобы потом разорвать их отношения.  Посмотрев на У Ци Цюна, в каком жалком состоянии он пребывал, Ю Е почувствовала себя ужасно, и даже в какой-то степени виноватой перед ним. Она не могла так поступить, но и чувств к нему у неё уже не осталось. Поэтому рано или поздно, но ее слова были бы как острие ножа, чтобы перерубить то, что уже было невозможно терпеть. Когда бы это произошло, если бы она продолжала так сомневаться  и терпеть?

- У Ци Цюн, честно говоря, я бросаю тебя не потому, что ты беден. Во мне вспыхивает чувство ненависти от того, что у тебя совершенно нет мотивации. С тех пор как мы вместе, ты не сделал ничего вразумительного. Даже если вдруг нам бы пришлось мириться или кричать, и ты повысил на меня голос, ты бы сделал наши отношения более свежими и интересными! Проще говоря, ты никчемный человек и трус!!! Подкаблучник несчастный!

 За телефонным столбом, который находился за спиной Ю Е,  валялся кусок плитки. У Ци Цюн    посмотрел на него пустыми глазами. Он вдруг вспомнил, что в новелле «Осколки памяти», которую он читал, главный герой в надежде вернуть любимую пробивал своей головой плиты, снова и снова, и, в конце концов, она сдалась и из этого вышла трогательная история любви, которая не оставила равнодушным никого.

 - Я могу умереть за тебя, - вдруг четко произнес У Ци Цюн.

Ю Е даже глазом не моргнула и начала смеяться, принимая все это за шутку.

- Ничего не говори мне про смерть, но если ты все же отрубишь свою руку при мне, я буду называть тебя «Богом».

У Ци Цюн, не говоря ни слова, быстро подошел, наклонился и подобрал недостающий кусок плитки возле телефонного столба. Его руки тряслись, словно гнилой  бамбук на ветру. Наконец он крепко сжал кусок плитки и повернулся лицом к Ю Е, у него мелко дрожали губы, но взгляд был решителен:

- Я... Я его сейчас разобью. Не пожалей потом о своих словах Ю Е.

Ю Е, прищурившись, посмотрела на У Ци Цюна, она совершенно не воспринимала его слова всерьез, поэтому просто развернулась и пошла.

Бах-бах!

Ноги Ю Е резко остановились, и она медленно развернулась. Оглянувшись, ее лицо побледнело от испуга. У Ци Цюн лежал на земле, тело его мелко дрожало, а лицо и голова были в крови. 

- У Ци Цюн! У Ци Цюн! Пожалуйста, не пугай меня так! Кто-нибудь, помогите! Тут пытались покончить с собой!

Глава 3: Доктор из небольшой клиники

Открыв глаза, У Ци Цюн обнаружил, что находится  в клинике. Доктор стоял рядом и стерилизовал медицинские инструменты: ножницы и пинцет. Услышав звуки с кровати, Цзян Сяо Шуай повернул голову в его сторону и тепло улыбнулся, демонстрируя два ряда идеально белых и ровных зубов.

- Очнулся?  - мягко спросил он.

У Ци Цюн подметил, что доктор оказался довольно красивым.

- Кто принёс меня сюда?

- Твоя девушка попросила двух парней помочь донести тебя до клиники, и она также сказала, чтобы я использовал самые дешёвые медицинские препараты и лекарства. Особенно такие, стоимость которых может быть возмещена, - сказал Цзян Сяо Шуай, посмотрев на него.

- Она знает меня лучше всех, - усмехнулся У Ци Цюн.

Цзян Сяо Шуай немного помолчал. Он подошёл к У Ци Цюну с лёгкой улыбкой и протянул ему стакан воды.

- Прими эти лекарства.

Выпив лекарства, которые дал ему доктор, он сразу же спросил:

- Где моя подруга?

- Давно ушла, кстати, она ушла ещё тогда, когда я обрабатывал твою рану. Где-то 3-4 часа назад. Эй, скажи... что случилось? Как ты получил такую травму?

- Разбивал плитки, - произнес с гордостью У Ци Цюн.

- Ты с кем-то подрался? – не понимал доктор.

- Нет, моя девушка хотела со мной расстаться, вот я и решил сделать наши отношения более красочными, чтобы она увидела это.

Впервые в жизни Цзян Сяо Шуай слышал, чтобы кто-то ударом по собственной голове добавлял красок в отношения.

- И оно того стоило? – с насмешкой спросил он.

У Ци Цюн, глядя на него, ничего не ответил, он просто взял свой телефон и набрал номер Ю Е.

- Ты все ещё хочешь расстаться со мной?

Ю Е долго молчала, а потом все таки ответила:

- Ты сначала восстанови свои силы, мы поговорим об этом после того, как тебе станет лучше.

У Ци Цюн положил трубку, на его лице сияла улыбка, он помахал телефоном, показывая Цзян Сяо Шуаню.

- Она сказала, что не расстанется со мной. Вы спрашивали, стоило ли оно того? Определенно, стоило!

Цзян Сяо Шуаю пришлось сдержаться, чтобы не закатить глаза, скрывая свое презрение к такому поступку, он посмотрел на У Ци Цюна, стараясь сохранить дружелюбную улыбку на своём лице.

- Доктор, как много времени понадобится, чтобы все прошло?

- По крайней мере, два месяца.

- Два месяца? - У Ци Цюн горько выдохнул и проговорил. - Это же, сколько все это будет стоить денег...

Уже давно стемнело. У Ци Цюн и Цзян Сяо Шуай были единственными, кто оставался в клинике. Пациент сидел под капельницей и свободной рукой играл в Zuma на своём телефоне, а доктор, стоя за его спиной, наблюдал за тем, как он тыкал пальцами куда попало: во все подряд цветные шарики абсолютно разных цветов. Игра продолжалась недолго, он без конца проигрывал, но с чувством непоколебимого упорства начинал игру сначала.

 - Вот скажи... - Цзян Сяо Шуай немного прокашлялся и посмотрел на У Ци Цюна. - Почему ты продолжаешь играть в эти игры, если твоя голова сейчас находится в таком состоянии?

- Мне стало скучно, а в моем телефоне есть только эта игра, я ещё ни разу ее не прошел.

Доктор, слушая все это, просто не смог удержаться от насмешки:

-  Ты что, настолько слеп, что не видишь, куда нажимаешь, ты так никогда не выиграешь!

 - Я не слепой, я играю строго по правилам.

Цзян Сяо Шуай, продолжая стоять в стороне, наблюдал за ним, понимая, что ничем не может помочь. Вдруг ему в голову пришла мысль, и он, не задумываясь, ее озвучил:

- Скажи, ты дальтоник?

- Нет, просто я не всегда могу точно различать цвета.

Цзян Сяо Шуай все равно думал, что что-то не так. Он остановил игру У Ци Цюна и указал пальцем на красный шарик на экране.

- Какой это цвет?

- Желтый, - со всей серьёзностью ответил тот.

Цзян Сяо Шуай указал на зелёный шарик.

- А это какой цвет? - спросил снова доктор.

- Тоже желтый, – быстро ответил У Ци Цюн.  

- А как насчёт этого? - доктор указал на фиолетовый шарик.

Ни секунды не сомневаясь в своем ответе, У Ци Цюн четко произнес:

- Синий.

Цзян Сяо Шуай похлопал его по плечу.

- Дружище, ты дальтоник, побереги свои нервы. Ты никогда не выиграешь в этой игре, ты умрешь раньше, чем победишь.

У Ци Цюн все ещё держал телефон в руках, не обращая внимания на слова Цзяна Сяо Шуая, и просто ответил:

- Ничего. Пусть это будет практикой для моих глаз.

Цзян Сяо Шуай ещё больше заинтересовался этим парнем, считая его очень забавным, и не мог сопротивляться тому, чтобы продолжить с ним разговор:

 - Эй,  почему она с тобой рассталась?

У Ци Цюн нахмурился.

- Она считает, что я слишком толстый.

Сказав это, он достал свой кошелек и показал Цзян Сяо Шуаю фотографию. На этой фотографии, он был снят вместе с Ю Е, когда они учились вместе на первом курсе. Тогда он был худее, почти на 25 килограммов, чем сейчас.

После того, как доктор увидел эту фотографию, его взгляд был полон сочувствия к У Ци Цюну.

- Ну, ситуация, в которой ты сейчас оказался, не внушает оптимизма. Парень на фото, действительно, выглядит намного стройнее тебя, я думаю, что эти двое идеально подходят друг другу, так что друг, не бери все это близко к сердцу. Сохраняй спокойствие.

 - Эй! Эй! Что ты такое говоришь! - У Ци Цюн отказывался слушать, пребывая от слов доктора в печали.

Лицо Цзян Сяо Шуая осталось спокойным.

- Я констатирую факт. Я реалист.

- Да что ты можешь знать? Какой ты реалист??? Это же я! Я! - он указал пальцем на себя, а потом на парня на фотографии.

Цзян Сяо Шуай был настолько шокирован услышанным, что немедленно схватил фотографию и стал всматриваться в нее более внимательно. Он начал сравнивать того, кто был снят и лицо, которое сейчас находилось перед ним. Он то смотрел на снимок, то на рядом находившегося У Ци Цюна, и наконец, увидел, что они, и вправду, были похожи. Теперь он понял, почему девушка хотела его бросить, его лицо стало толстым, а тот, кто был на снимке, излучал оптимизм и был стройным. Никто бы не выдержал столь разительных изменений.

- Дружище, тебе немедленно нужно похудеть. Ты только посмотри на себя на этом фото: густые брови и большие глаза, пылающие молодостью и оптимизмом, проницательностью. И посмотри на себя сейчас, несмотря на то, что твои глаза все ещё такие же большие, из них все это исчезло, в них нет ничего.

У Ци Цюн закатил глаза и спросил:

- Это на самом деле так?

- Думаешь, я тебе солгал? - Цзяо Сяо Шуай вытащил иглу из его руки и продолжил говорить:

 - Во всяком случае, пока ты будешь восстанавливаться, мы используем это время, чтобы ты сел на диету и  начал худеть?

***

Два месяца пролетели как один миг. Рана У Ци Цюна зажила очень хорошо, не оставив после себя никаких шрамов, как будто её и не было. Следуя указаниям Цзяо Сяо Шуая, У Ци Цюн стал вегетарианцем и потерял за это время более 20 килограммов. И он, действительно, стал выглядеть намного лучше и приятнее, чем раньше, и создавалось впечатление, что того, кто пришел в клинику первый раз два месяца назад, вовсе и не было. У Ци Цюн чувствовал себя необычайно легко при прогулках и ходьбе. Поэтому сегодня специально для доктора У Ци Цюн  купил две упаковки сигарет в благодарность…

- После того как я стал постоянно приходить сюда на процедуры, мне теперь не хочется покидать это место.

Цзяо Сяо Шуай громко рассмеялся.

- Посмотри, что ты только что сказал?  Если ты не хочешь уходить, ударь свою голову, как тогда в первый раз, и я буду встречаться с тобой каждый день.

- Ха-ха-ха-ха...

У Ци Цюн помахал рукой на прощание доктору и вышел за дверь.

 Глава 4: Я могу умереть за тебя

В течение этих двух месяцев, что У Ци Цюн лечился, он много раз звонил Ю Е, чтобы пригласить её куда-нибудь, чтобы просто увидеться, но каждый раз она отвечала отказом. Ю Е все время повторяла ему одну и ту же фразу, как будто заученную наизусть, что они встретятся только после его полного восстановления. Также Ю Е просила его воспользоваться этим временем, чтобы задуматься над своим поведением. Для того чтобы иметь возможность встретиться с ней раньше, У Ци Цюн, просто как послушный ребенок, шел на активное сотрудничество в процессе лечения. Не ел еду, которую запретил доктор, даже перестал играть на телефоне, поскольку волновался, что излучение от него может повлиять на процесс заживления раны. Слава Богу, он кое-как прожил эти дни.

Ю Е согласилась с ним встретиться, только когда узнала, что У Ци Цюн полностью здоров. В этот раз они встречаются не в переулке, а в парке у озера. Это как раз было то место, где нельзя было найти ни одного куска плитки или кирпича. У Ци Цюн пришёл намного раньше, он стоял у самого озера и ожидал ее прихода. Он выглядел гораздо ухоженнее и в целом достойнее, чем в прошлый раз. У Ци Цюн даже одел футболку, которую ему подарила Ю Е на день рождения, когда они были на втором курсе университета. После того как набрал лишний вес, он в нее не влезал. Вчера он нашёл эту футболку и решил примерить, она подошла, и теперь он мог ее спокойно носить.

Красивое и светлое лицо Ю Е в лучах солнца нежно светилось, создавая еще более чистый и нежный образ, просто кристально чистая красота. Тело Ю Е было безупречным, стройным и притягательным. Увидев, как она подходит к нему, каждая мышца в теле У Ци Цюна напряглась от волнения. Прошло уже много времени, с момента, когда они виделись последний раз. У У Ци Цюна было такое чувство, словно кошки своими лапами беспрестанно царапают его сердце, создавая непонятный зуд. Его сердце стучало, как сумасшедшее, отдаваясь в ушах. Когда Ю Е увидела У Ци Цюна, в ее лице не промелькнуло ни одной эмоции, кроме удивления.

- Как ты так похудел?

- Это потому что я скучал по тебе, и ты же этого хотела, - он протянул руку, чтобы убрать прядь волос со лба Ю Е. - В прошлый раз ты сказала, что я толстый, поэтому я усердно работал над собой, чтобы сбросить лишний вес. Несмотря на это, что я ещё не достиг желаемого результата, так что буду продолжать упорно работать над собой.

Ю Е резко увернулась от протянутой руки, ее лицо было как одна сплошная маска безразличия.

У Ци Цюн подошёл ближе.

- Ты сказала, что хочешь все обдумать в течение этого времени. Ты что-то надумала?

- Все довольно ясно, о чем тут думать. Мы расстаемся.

Несмотря на то, что эти слова У Ци Цюн слышал уже во второй раз, они все равно отзывались болью в его сердце.

- Почему? Ты сказала мне, что я толстый, я сразу же начал это исправлять и похудел. Что ещё мне сделать?

Ю Е ответила откровенно, не сдерживая свой острый язык:

- У Ци Цюн, я же тебе сказала, что дело не в нескольких килограммах лишнего веса. Ты абсолютно ничего не представляешь о том, какую я хочу жизнь. Я не хочу становиться молодой женой или матерью в таком возрасте, я не хочу, чтобы моя жизнь была полна покупками на бесконечных дешевых рынках и бесконечных забот, как и что купить, и чтобы это длилось годами. Ты это понимаешь?

Взгляд У Ци Цюна все также сохранял упрямое выражение, ни на минуту не разрывая контакта с Ю Е.

- Ты просто все еще думаешь, что я слишком скупой.

- Дело не в том, скупой ты или нет, – от злости повысила голос Ю Е. - Почему ты никак не поймешь, У Ци Цюн? В твоей нынешней ситуации и при дальнейших перспективах в будущем, даже если ты станешь щедрым, это тебе ничего не даст.  

- Почему ты думаешь, что у меня нет перспектив развития в будущем? Я работаю в государственном предприятии, куда столько людей пытается попасть, но у них ничего не выходит. Несмотря на то, что сейчас моя заработная плата невысока, через пару лет, когда я стану инженером, у меня будет от 50 до 60 тысяч юаней ежегодно.

- Ну и дела... 50-60 тысяч юаней? Ну да, это позволит купить тебе комнату площадью один квадратный метр, да?

Огонь, полыхающий внутри груди У Ци Цюна от слов Ю Е, немного утих с холодным осенним ветром.

- Ю Е! Что с тобой, ты не была такой раньше! Я помню те времена, когда мы еще учились в школе, ты говорила, что тебе ничего не надо, пока мы с тобой всю жизнь будем вместе.

- Ты что, не видишь, что я старалась произнести как можно больше добрых слов? - Ю Е чувствовала себя еще более разозленной. - Я думала, что ты услышишь меня и начнешь двигаться вперед, станешь более мотивированным, что ты достигнешь чего-то. Ты же мужик, У Ци Цюн, в конце концов! Кто же знал, что ты такой толстокожий, не пробивной! Я сказала, что мне ничего не надо, так ты с радостью вообще прекратил какую-либо деятельность и перестал к чему-либо стремится! Только ходил с довольным лицом и повторял бесконечно: государственное предприятие, государственное предприятие. Я не знаю, откуда у тебя взялось такое непонятное чувство превосходства.

У Ци Цюн просто потерял дар речи, он не мог вымолвить ни слова.

- Забудь. Я сказала сейчас все, что думала с самого начала. С сегодняшнего дня между нами...

- Я могу опять за тебя умереть, - резко прервал ее слова У Ци Цюн.

Глаза Ю Е были абсолютно спокойны, только на дне виднелась чернота.

- Ты хочешь повторить этот трюк дважды, У Ци Цюн, ты не устал от этого? Более того, тут везде одна зеленая трава, где ты найдёшь плитку или кирпич?

Неожиданно на лице У Ци Цюна появился просто до жути странный оскал.

- Разве это не простая плитка?

Произнеся это, У Ци Цюн развернулся и пошёл к дереву, стоящему позади него. На глазах у Ю Е он быстро убрал слой травы и земли и достал оттуда заранее приготовленный кусок плитки. Уникальный в своём роде лоб: он разбил плитку в том же сходном положении, с той же самой силой, что и в пошлый раз. Разница была лишь только в том, что на этот раз постарался оставаться в сознании.

- У Ци Цюн, ты не человек! - Ю Е выругалась и подбежала к нему, сильно стиснув зубы от злости, что кипела в ней. Она поддержала его за руку, и они направились из парка.

Глава 5: Размышления

Цзян Сяо Шуай  как раз провожал больного до выхода, когда вдруг увидел невдалеке две знакомые фигуры. Мышцы его лица начали непроизвольно подергиваться. «Твою мать! Даже трёх часов не прошло с тех пор, как он ушёл. Почему она уже ведёт обратно?»

В этот раз Ю Е была в отвратительном настроении, она молча просто толкнула У Ци Цюна на Цзян Сяо Шуая, развернулась и ушла. Цзян Сяо Шуай помог У Ци Цюну дойти до комнаты, по дороге У Ци Цюн заскулил, как маленький ребенок, это было действительно нехорошим знаком.

- Эй... приятель. Я же шутил тогда, зачем ты опять разбил плитку об голову? Я не думаю, что стоит заходить настолько далеко, даже если ты сильно соскучился по мне, верно?

У Ци Цюн скривился и через боль произнес:

- Она все ещё хочет расстаться со мной.

После промывания его раны Цзян Сяо Шуай ввёл с помощью шприца немного обезболивающего и быстро наложил швы на рану. Для того чтобы снять напряжение У Ци Цюна, доктор вовлек его в беседу.

- Что на этот раз?

У Ци Цюн, превозмогая боль, жалобно ответил:

- Сказала, что я слишком скуп.

Цзян Сяо Шуай рассмеялся.

- Что ты смеешься, ты думаешь, я скупой? - У Ци Цюну стало обидно. - Я начал работать всего два года назад и заработная плата слишком низкая, но я всегда относился к ней хорошо. Она сказала, что хочет iPhone Apple, и я копил на него три месяца, во всем себе отказывая. Мне с трудом удалось насобирать 5000 юаней, чтобы купить ей этот телефон. Она увидела набор косметики, стоимостью больше одной тысячи. Я продал собственный телефон, чтобы купить ей этот набор косметики. Этим телефоном, что у меня сейчас, я пользуюсь более пяти лет. Даже после того как он падал в туалет более четырех раз, я не менял его.

- Выслушав все это, я должен сказать, что твоя девушка была права, когда сказала, что вам надо расстаться, - сказал Цзян Сяо Шуай.

У Ци Цюн был настолько шокирован, казалось, что его глаза сейчас вылезут из орбит.

- Почему?

Цзян Сяо Шуай продолжил, смотря при этом на У Ци Цюна:

- Чтобы ты перестал мучить себя так!

Внутри У Ци Цюна все эмоции закипали, как на вулкане. Он немного дёрнул головой, тут же в ране на голове стрельнуло болью, от которой он сразу же ойкнул и скривился.

- Хватит! Перестань! Просто оставайся здесь! – воскликнул доктор.

Цзян Сяо Шуай помог У Ци Цюну  приподнять голову вертикально и посмотрел на него. Он подумал, что на самом деле парень был довольно привлекательным. Когда он только попал сюда, его тело настолько заплыло жиром, что искажались все черты лица. Сейчас, когда он стал намного худее и стройнее, черты его лица, стали намного тоньше, выразительней, можно было даже сказать, что стали намного лучше. Хотя У Ци Цюн  ещё далёк от образа "божества", но ему и не нужно было стремиться к такой добродетели. 

- Доктор, сколько времени это займёт на этот раз, будет намного дольше?

- Ну, сейчас все не настолько тяжело, поэтому для хорошего восстановления, я думаю, понадобится не больше месяца.

В течение этого месяца У Ци Цюн посещал клинику для проведения ежедневных процедур и приема лекарств. Спустя какое-то время доктор и пациент стали тесно общаться, и У Ци Цюн начал рассказывать ему о себе.

- В нашей семье трое детей. У меня две старшие сестры. Самой старшей больше 40. Её дети сейчас ходят в среднюю школу. Вторая сестра вышла замуж за мужчину из южной части Китая, в этом году она родила мальчика с очень большим весом и количеством жира. У него был тромбоз сосудов головного мозга, он умер. Я третий ребёнок в семье. Гордость родителей. Они одаривали меня всем самым лучшим, и моя средняя сестра была очень этим недовольна. Ещё с детства я подавал много надежд. Всегда в десятке лучших в классе. Все в округе гордились мной, от востока и до западной части района, всегда говорили: "Нигде не найти такого хорошего парня, как  третьего сына той семьи". Я в жизни не сделал ничего плохого. Я всегда вёл себя хорошо в школе. Когда приходил домой, то обязательно помогал маме по хозяйству. Помню, однажды, когда я был совсем юным, в автобусе не было автомата для оплаты проезда. Я вышел из него, чтобы заплатить за проезд, и бегал от одного автомата до другого, пока мне не удалось сделать это. И только тогда я спокойно поехал домой. В университете, я не пропустил ни одной пары, за все годы, что учился там, и получал стипендию ежегодно. Однажды моя девушка попросила меня прогулять пары и пойти с ней по магазинам, я отказал ей. Когда впервые оказался с ней в одной комнате, я целую ночь пролежал на кровати и смотрел телевизор, даже когда она начала заигрывать и флиртовать со мной, я к ней не притронулся, проигнорировав эти дурачества. Когда устроился на работу, никогда ничего не брал из офиса, хотя мои коллеги так делали постоянно. Если это мне, то я возьму все, а если нет - не притронусь. 

После выслушивания этих несвязных речей, Цзян Сяо Шуай мог только вздохнуть над его невзгодами и произнести:

- На протяжении всех этих лет ты жил так легко.

Глава 6. Занять денег у матери

У Ци Цюн лежал под капельницей, он обернулся и посмотрел на доктора:

- У меня есть самая главная положительная сторона,  в своей жизни я никогда не совершал ничего такого, за что мне было бы стыдно. Я посветил ей свою душу и сердце. Почему же она говорит о расставании?

- Просто потому что ты был слишком откровенным, она устала от тебя, и ты получил от нее лишь одно раздражение за свою простоту. Каждый человек мечтает подчинить себе кого-нибудь, завоевать только для себя. Когда удовлетворение постепенно прошло для нее, она утратила к тебе интерес. Будешь ли ты теперь играть в одну и ту же игру постоянно или смотреть эту драму снова и снова?

- Я буду. Я смотрел, более 20 раз сериал «Яркий меч», – воскликнул оптимистично У Ци Цюн.

Доктор после произнесенной фразы моментально покрылся потом от стыда:

- Ты что, подражаешь такому упрямому человеку?

Расстроенный до глубины души У Ци Цюн начал соскребать лаковое покрытие на телефоне, где почти сошла краска и спросил у Цзян Сяо Шуая, смотря исподлобья:

- Скажи… если бы я встретился с ней после своего выздоровления и вручил бы ей очень дорогой подарок, в знак того, что я не скупой,  она все равно расстанется со мной?

Цзян Сяо Шуай ответил поучительным тоном:

- Фраза «Я не люблю тебя» – корень, который может порождать многочисленные ветви – причины этого. После того как ты сломаешь одну, позже появится и вырастет другая. Тебе потребуется день, чтобы сломать одну ветку, тогда как у этой ветки займет не более мгновения, чтобы взрастить другую. Скорость, которую ты используешь, чтобы удовлетворить ее отговорки и оправдания, никогда не догонит ту скорость, с какой она тебя обманывает.

- Я не верю в это, - по-прежнему с упрямым выражением лица сказал У Ци Цюн.

Цзян Сяо Шуай  начал сердиться и стукнул его по голове:

- Почему ты такой глупый и наивный?

- Моя теория всегда основывается на том, что необходимо обращать особое внимание на доказательства, если нет убедительных доводов, то нельзя делать каких-либо выводов и получить результат. Допустим, ты читаешь роман и слишком увлекся какими-то беспочвенными идеями, на самом деле отношения между людьми не настолько сложны, иногда два человека расстаются из-за того что они просто несчастливы вместе, таких примеров на каждом шагу огромное количество!

-Да ну!! – воскликнул доктор. На что У Ци Цюн продолжил, как бы считая разговор оконченным:

- Это дело каждого, то, что происходит у него внутри!

Месяц пролетел как одно мгновение, дни становились все холодней. Рана У Ци Цюна зажила, он полностью восстановился.  У Ци Цюн похудел еще на 4,5 кг, его тело становилось стройным и поджарым, с каждым днем все больше появлялось чувство позитивного настроя. Каждый день он много разговаривал с доктором, таким образом, его дни не были столь ужасны. Его характер по сравнению с тем, каким он был раньше, изменился в лучшую сторону. 

- На этот раз ты действительно уйдешь? - глядя исподлобья на У Ци Цюна, спросил его Цзян Сяо Шуай. - Не вернешься снова?

- Не должен, я уверен на этот раз, мое сердце в этот раз спокойно, – твердо ответил У Ци Цюн.

- Ладно, будет свободное время, приходи сюда, – мягко сказал доктор.

У Ци Цюн быстрым шагом вышел из клиники. По сравнению с предыдущим разом, его сердце не так болезненно стремилось увидеть Ю Е,  он не стал сразу звонить ей, а повернулся и направился к своему дому.

Его мама сидела на лавочке и шила ватные штаны для внука. У Ци Цюн, посмотрев на это, подумал, разве сейчас есть дети, которые носят такие брюки? Они слишком громоздкие и их тяжело стирать, но она шьет их, потому что считает, что на рынке продают не такие теплые и прочные  брюки, сделанные из хлопка, сейчас их можно порвать в мгновение ока.

 Из-за старости ее глаза уже плохо видят и, не надев очки, она не видит, куда вдеть нитку в иголку.

- Давайте, я помогу Вам, – мягко произнес У Ци Цюн.

У Ци Цюн взял иголку в свою огрубевшую руку, его глаза ярко сверкали. В них отражалось только одна картина: нить и игла, что были перед ним.

- Сынок, ты так сильно похудел, - произнесла его мама с тихой горечью в голосе.

У Ци Цюн улыбнулся:

- Я на диете, мама.

- Худым ты не выглядишь хорошо, полным ты выглядел более здоровым и крепким.

- Вам это нравится, а Вашей невестке нет.

Мама снова его спросила:

- Когда Ю Е придет в наш дом?

У Ци Цюн вдел нить и протянул иглу матери:

- Скоро, сейчас она занята на несколько дней, придет к нам, как освободиться.

Мама кивнула ему и как ни в чем не бывало продолжила шить дальше.

У Ци Цюн смотрел на то, как мать сложила отрезанный кусок ткани в обувную коробку. Он не был уверен, будет ли он ею пользоваться. Коробке было уже более 10 лет, этот бренд давно уже вышел из бизнеса, данная марка обанкротилась, но, что было поразительно,  коробка еще прямая, квадратная, не потеряла своей формы. В сердце У Ци Цюна появилась нестерпимая боль, он не в силах был произнести те слова, что так глубоко сидели внутри.

- Так о чем ты хочешь поговорить со мной? – спрашивает его мама, как бы давая подсказку для разговора с сыном.

У Ци Цюн стоял нерешительно, и не знал, как начать, что произнести.

Мама поняла это и, неуклюже встав, подошла к белому забору, где находилась аккуратно сложенная стопка одеял, сдвинув два верхних в сторону, она раскрыла тот, что под ними. Внутри одеяла был пришит карман, она вытащила оттуда ткань, в которую были завернуты 10 000 юаней.

- Мама, я Вам все отдам, - произнес У Ци Цюн почтительно.

Мама, махнув рукой, просто ответила:

- О чем ты говоришь, разве мы не мать и сын?

Глава 7. Я знал, что ты вернешься

На этот раз, чтобы избежать любых несчастных случаев, Ю Е выбрала кафе и к тому же она пришла раньше У Ци Цюна на 10 минут и провела осмотр всех мест в округе, чтобы убедится, что нигде нет никаких кусков плит или валяющихся кирпичей.

У Ци Цюн появился в кафе в 8 часов вечера, Ю Е смотрела на то, как он приближается, на мгновение она была потрясена. Похудевший и постройневший У Ци Цюн уже не вызывал такого чувства отвращения, как раньше, но она быстро взяла себя в руки, чтобы не позволить никаким прежним чувствам любви вспыхнуть в ее сердце.

Не видя Ю Е много дней, сердце У Ци Цюна взволнованно забилось, переживая эту встречу, но потом он заставил себя успокоиться.

- На твоем лбу не осталось шрамов? – вдруг в кое то веки проявила беспокойство Ю Е.

У Ци Цюн, трогая свой блестящий  лоб, засмеялся:

- Бог не допустит, чтобы мое красивое лицо испортилось.

Ю Е посмотрела на него и подумала, что все тот же нарциссизм и вечное подшучивание, как если бы он вдруг являлся идеальным мужчиной, но он по-прежнему был все тем же оборванцем. Услышав это от У Ци Цюна, Ю Е так захотелось дать ему пощечину.

- Это мой подарок тебе – платиновое ожерелье, - просто произнес У Ци Цюн.

Человек, который бы хотел доставить удовольствие, сказал бы:

- Открой и посмотри, - ореол тайны  стал бы предвкушением для его возлюбленной. Но такого просто было невозможно ожидать от человека, которого звали У Ци Цюн. О, он может только одно, просто известить о том, что купил платиновое ожерелье.

Держа коробочку с ювелирным изделием в руках, У Ци Цюн подошел к Ю Е и вдруг увидел, что  на ее шее бриллиантовое ожерелье, он понял, что никогда раньше не видел у нее этого украшения.

- Кто тебе подарил ожерелье? – спросил У Ци Цюн.

Ю Е очень осторожно, коснулась пальцами ожерелья, в каждом ее движении сквозила нежность, как будто она гладила не металл, а ребенка, во всем этом сквозило одно - она очень им дорожила.

 - Хороший друг.

Когда У Ци Цюн передавал коробочку со своим украшением, его рука замедлилась и он спросил:

 - Я подарю это тебе, ты примешь?

Ю Е начала смеяться:

- Поскольку ты его купил и очень потратился, если я верну его тебе, то опозорю тебя и твое доброе имя.

От того, что Ю Е сказала, что примет его ожерелье и будет носить, беспокойное сердце У Ци Цюна, наконец, успокоилось, в глазах появилось оживленное выражение.

- Кроме того, нужно снять это ожерелье, но ты не беспокойся, вернувшись домой, я буду носить его.

Поднявшийся У Ци Цюн снова опустился на сидение. К ним подошел официант и спросил:

- Сэр, что вы будете пить?

У Ци Цюн, посмотрев в меню и увидев, что самый дешевый кофе стоит дороже 40 юаней,  сразу же ответил:

- Спасибо, я не буду пить.

Произнеся это, У Ци Цюн не видел, что в этот момент Ю Е смотрела на него отчужденным взглядом.

- Так как ты приняла подарок, то …. То у нас теперь все хорошо, мы не расстанемся?

Глаза Ю Е налились кровью, складывалось ощущение, что она услышала что-то неприемлемое для себя:

- У Ци Цюн, за какого человека ты меня принимаешь? Если я соглашусь взять это ожерелья, то мы должны будем быть вместе? Я, что, такая легкодоступная? Если ты даришь ожерелье с этой целью, то мне очень жаль, я не возьму его.

Закончив говорить, Ю Е  достала коробочку с ожерельем из своей сумки и неохотно толкнула ее в сторону У Ци Цюна...

От Ю Е этот шаг потребовал большой решимости, отказаться и отодвинуть от себя, как будто это была азартная игра, где призом была ее жизнь. Она готова была поспорить, что если бы У Ци Цюн    знал, как далось это решение, он никогда бы не принял шкатулку с украшением обратно.

Однако она проиграла.

- Хорошо.

У Ци Цюн забрал коробочку с ожерельем. В тот момент, когда их руки соприкоснулись, Ю Е вдруг начала тянуть коробочку обратно. У Ци Цюн был в полной растерянности.

- Ты имеешь в виду, что все же хочешь остаться со мной? - спросил У Ци Цюн.

- Решайся! Не можешь? – воскликнула Ю Е, начиная злиться. - Мы должны это сделать, - произнесла она холодно.

У Ци Цюн слышал эту фразу уже в третий раз, он все еще чувствовал на сердце боль от этих слов, но по сравнению с двумя предыдущими разами, уже намного легче. По привычке У Ци Цюн вновь спросил у Ю Е в чем причина:

- Не надо ходить вокруг да около Ю Е, кроме того, что я толстый, стеснительный и скупой, есть другие проблемы?

Ю Е, все еще обижаясь  и злясь на него из-за ожерелья, не могла сказать ничего приятного ему:

- Я презираю мужчин, живущих на одну заработную плату. Ты выпускник университета, подай в отставку, начни новую жизнь, а не веди это существование, еле сводя концы с концами!

У Ци Цюн был все также упрям и в этот раз:

- Я не подам в отставку, но  я могу умереть за тебя.

Ю Е хотелось кричать от бешенства на всю округу:

- Твою Мать!

Почему именно она во всем огромном Китае должна быть преследуема одним единственным в своем роде уродом?!

- Позволь сказать тебе, У Ци Цюн, что в радиусе нескольких километров ты не найдешь ни одной плитки и ни одного кирпича, так что не надо прибегать к этой нелепой и отчаянной мере.

- Кто сказал? Существует один, - просто ответил У Ци Цюн.

Ю Е, полностью шокированная, осмотрела все вокруг:

- Это невозможно, я все проверила.

У Ци Цюн очень спокойно взял в руки свой пакет, но Ю Е ловко и быстро выхватила его у из рук У Ци Цюна, открыла и посмотрела. Ну конечно, внутри лежал кирпич. Ладно, неважно, она вовремя среагировала, иначе он опять устроил бы очередную трагедию.

- Черт! Ты пришел с кирпичом! Это уже переходит все границы!

Но это был ещё не конец, все самое интересное было впереди. У Ци Цюн быстро расстегнул молнию на своей  одежде, достал из внутреннего кармана кирпич и тут же молниеносно разбил его о свою голову.

Посетители начали кричать от страха, с ужасом глядя на У Ци Цюна.

Глаза Ю Е стали просто черными от бури эмоций, что царила у нее внутри. Стиснув зубы, она пристально посмотрела на У Ци Цюна и глухо проговорила:

- Ты меня впечатлил!

У Ци Цюн встал, и, прикрывая руками рану на голове, глядя на Ю Е очень спокойно, улыбнулся одними уголками губ:

 - Я думаю, ты оценила по достоинству истинное значение этого кирпича!

На этот раз ему не потребовалась ничья помощь, он самостоятельно пошел в клинику.

В девять часов вечера обычно все  двери были уже закрыты, но сегодня они распахнуты, Цзян Сяо Шуай стоял у дверей и всматривался в проходящих мимо людей, ища знакомую фигуру.

Наконец, появилась цель.

- Эй, почему так поздно двери еще не закрыты? - был озадачен У Ци Цюн.

Цзян Сяо Шуай громко расхохотался, глядя на У Ци Цюна:

- Ах, ты, знаешь, я знал, что ты еще вернешься, и специально оставил двери открытыми.

У Ци Цюну стало очень неловко.

- Чего ты ждешь? Быстро заходи! – тожественно произнес доктор, указывая подбородков внутрь.

Они зашли в клинику, храня молчание.

Глава 8. Исчезнувшее ожерелье

Спустя неделю вечером, как обычно,  У Ци Цюн пришел в клинику на перевязку. Цзян Сяо Шуай, не спеша, снял повязку с его головы.

Его загнутые ресницы темного цвета дрожали и, не выдержав, он заметил с усмешкой:

- У Ци Цюн, твой череп становится все прочнее день ото дня, посмотри, прошло всего несколько дней, а он уже покрывается корочкой.

У Ци Цюн, посмотрев в веселое лицо доктора, тоже усмехнулся и спросил:

- Через сколько дней я поправлюсь?

- Примерно через неделю или около того.

У Ци Цюн начал бормотать:

- Через неделю, через неделю…

- Что ты опять задумал, а? - Цзян Сяо Шуай со всей силы стукнул У Ци Цюна по плечу. – Я не хочу верить, чтобы ты думаешь опять о том, чтобы разбить очередной чертов кирпич при следующей встрече? Слушай, что я тебе скажу! Если ты, дебил, возьмешься за эту игру снова, то не вздумай приходить ко мне. Ты у меня стал уже постоянным пациентом, и я начну подозревать, что тебе нравлюсь я, а не она.

У Ци Цюн почесал шею и, посмотрев на доктора, смущенно улыбнулся. В тот момент, когда все медицинские процедуры были закончены, вдруг прогремел гром. У Ци Цюн так хотел еще остаться поболтать с Цзян Сяо Шуаем, однако, из-за такой плохой погоды он понял, что не сможет этого сделать. Он быстро надел куртку и направился к двери, Цзян Сяо Шуай схватил и дал зонт.

 - Благодарю, я завтра его верну! - сказав это, У Ци Цюн выбежал на улицу и побежал вверх по дороге под непрекращающимися ударами грома и разрядами молний. 

Цзян Сяо Шуай не пошел домой, а решил остаться в клинике и переночевать здесь. Он закрыл все окна и двери и направился в спальню. Начался проливной дождь, капли дождя стучали по окнам, создавая барабанную дробь. Цзян Сяо Шуай так и не лег спать, а на протяжении долго времени работал за компьютером, скрестив ноги. Звук набора текста на клавиатуре сочетался со звуками дождя и грома, которые бушевали за окном. Через три-четыре часа от непрерывной работы глаза Цзян Сяо Шуай стали красными и, наконец, почувствовав, что он уже просто валится с ног, упал лицом на подушку, чтобы уснуть.

Бах! Бах! Бах!

Три очень сильных удара во входную дверь. Цзян Сяо Шуай неторопливо перевернулся и продолжил спать.

 Бах! Бах! Бах! Бах!

Стук становился все нетерпеливей и громче.

- Твою мать! - Цзян Сяо Шуай был зол. - Кто, блядь, так поздно стучится сюда?

Отыскав кое-как свои деревянные тапочки, Цзян Сяо Шуай подошел к двери и сердито крикнул:

- Кто это?

- Цзян Сяо Шуай, это я! – голос У Ци Цюна был полон тревоги.

Цзян Сяо Шуай остановился и в голове сразу же возникла только одна причина его позднего прихода: этот придурок вернулся из-за своей очередной попытки самоубийства, не так ли? Он открыл дверь и увидел, что У Ци Цюн, стоящий у двери, на первый взгляд был в полном порядке, повязка была на голове чистая и на месте, лицо без травм, только ботинки были мокрыми.

- Из-за начавшегося дождя ты, вроде, собирался домой, но решил разбить себе голову?

У Ци Цюн рассмеялся над насмешками доктора, и ответил:

- Ты такой смешной, ей Богу, посмотри на время, уже час ночи, зачем я это буду делать?

- Час ночи, сейчас? - Цзян Сяо Шуай был уже сонным, он потер свое лицо, поморгал несколько раз и воскликнул, когда до его сонного мозга дошло, сколько сейчас времени: - Что ты делаешь тут в час ночи?

- Я занял денег у мамы, чтобы купить ожерелье для Ю Е. Но поскольку она отказалась от него, я хотел его вернуть завтра, чтобы вернуть долг моей маме. Но поискав, я его так и не нашел и понял, что ожерелье пропало. Я подумал, что возможно забыл его у тебя и, увидев, что свет в твоей комнате все еще горит, я подумал, что ты наверно еще не спишь. Поэтому я набрался смелости и постучался к тебе в такое позднее время. 

Цзян Сяо Шуай беспокойно почесал голову и, вытянув руку вперед, пригласил У Ци Цюна зайти внутрь. Тот рылся в его клинике в течение получаса, что только не перерыл и куда только не заглянул, посмотрел в каждом углу, залез в каждую трещину, даже залез и посветил фонариком в канализационные трубы, но нигде не увидел и следа ожерелья.

- Когда ты видел ожерелье в последний раз? – спросил Цзян Сяо Шуай, наблюдая за поисками.

У Ци Цюн напрягал свою память, стараясь вспомнить последние события:

- Кажется, когда дарил ей его, и после этого я даже и не обращал внимание.

В сердце Цзян Сяо Шуая стали появляться сомнения и, немного подумав, он просил У Ци Цюна рассказать весь процесс дарения ожерелья от начала и до конца, выслушав его, Цзян Сяо Шуай пришел к пониманию.

Усмехнувшись и рассмеявшись с досадой, он посмотрел с печалью и сочувствием на У Ци Цюна:

- У Ци Цюн, не ищи его больше, тебе не вернули ожерелье обратно.

- Почему? – непонимающе спросил У Ци Цюн.

Цзян Сяо Шуай уже был в курсе, что У Ци Цюн медленно соображает, поэтому, не задумываясь, высказал ему обо всем  прямо:

- Твое ожерелье вернулось обратно, и Ю Е ушла с ним.

У Ци Цюн покачал головой, в его глазах застыло непреклонное выражение:

- Это невозможно, она отказалась от ожерелья, я убрал его в сумку. Она же не могла взять его из моей сумки, не так ли?

Доктор смотрел на него с сочувствием и произнес:

- Не веришь, иди сам и посмотри.

У Ци Цюн не стал расстраиваться по этому поводу, не принимая близко к сердцу пропажу ожерелья:

- Тогда, это хорошо, если она взяла его, то возможно, она стала более мягкосердечной после моих попыток самоубийства, Ю Е просто тайком таким образом приняла ожерелье.

Цзян Сяо Шуай ткнул пальцем У Ци Цюна в лоб и с яростью сказал:

- Твою мать, ты дебил, если бы я был богом Грома, я бы убил тебя еще в младенчестве.

Глава 9. Я сожгу для тебя мозги!

Дождь на улице шел все  сильнее, как будто хотел залить их навсегда. Цзян Сяо Шуаю было стыдно выпроваживать У Ци Цюна, и он позволил ему остаться и переночевать здесь, чтобы с рассветом тот мог отправится прямо на работу, а не мотался туда и обратно. В общем, он решил облегчить ему ситуацию, дабы не создавать еще больше неприятностей в его теперешней жизни.

Они лежали на одной кровати, которая была слишком мала и тесна для двоих, плотно прижимаясь  друг к другу, когда кто-то из них переворачивался на спину, то ему приходилось складывать руки на живот.

Цзян Сяо Шуай наклонил голову и посмотрел на У Ци Цюна. Этот парень сейчас выглядел иначе, чем в их первую встречу, просто небо и земля. Лицо У Ци Цюна, погруженное в темноту, имело более резкие очертания, влажные широко раскрытые глаза, в которых отражался потолок этой комнаты, были совершенно бескорыстными и наивными, его кожа была безупречна и светилась, создавая ореол притягательности. Глядя на все это, Цзян Сяо Шуай чувствовал еще  немного и из его носа пойдет кровь от ощущений и эмоций, что заполнили его грудь.

- Какое сегодня число?

Все  прекрасные фантазии и постыдные мысли Цзян Сяо Шуая вмиг, как крылья бабочки, вспорхнули и растворились в непроглядной темноте комнаты, застигнутые врасплох этим грубым вопросом.

- Тридцатое!

У Ци Цюн вдруг резко сел, достал свой телефон из кармана одежды и быстро набрал номер Ю Е. Через некоторое время он услышал в трубке усталый голос Ю Е.

- Привет, что случилось?

У Ци Цюн даже не поздоровавшись, сразу заговорил:

- Ю Е сегодня тридцатое, на нашем парном тарифе связи все еще осталось 877 минут. Даже если ты возьмешь сотовый, оставишь его включенным и ляжешь спать, мы не сможем потратить их все до конца.

Из трубки понеслись гневные проклятия, вкупе с истерическими выкриками, которые сопровождались отборными ругательствами:

- Ты глупый идиот!

От всей этой истерики, у Ю Е проснулась подруга, которая спала рядом с ней:

- Что случилось?

Обычно ленивый голос Ю Е сейчас был наполнен бешенством и дикой яростью:

- Мой бывший парень, единственный  в своем роде дебил, я трижды расставалась с ним, Т Р И Ж Д Ы, и каждый чертов раз он угрожал мне самоубийством.

Послушав всю эту тираду, подруга спросила:

- Это он подарил тебе платиновое ожерелье?

- Твою мать! Лучше не делай этого, не спрашивай больше, я просто вспыхиваю от злости при упоминании об этом. Он купил это ожерелье для меня и уже отдал мне. Тогда я просто высказала свое мнение, что я о нем думаю, а он забрал его обратно. Разве это не смешно? – как на одном духу выпалила Ю Е.

- Да ты что?... Он мужчина или нет? – с презрением заметила подруга.

- Я повела себя очень вежливо и даже не возразила  ему, и пока он в очередной раз устраивал трагедию с кирпичом, я просто взяла это ожерелье.

- Совершенно правильно. Почему бы не взять его? Пусть этот шаг, который ты сделала, наконец вылечит его, – воскликнула подруга, слушая о горестях Ю Е.

- Я сделала это, чтобы преподать ему урок. Завтра я найду магазин, чтобы продать это ожерелье. Кроме того, оно не в моем вкусе, – закончила Ю Е свою речь.

Не в состоянии больше слушать этот бессмысленный бред, Цзян Сяо Шуай отключил телефон У Ци Цюна.

У Ци Цюн продолжал бормотать, как упрямый верблюд:

- На самом деле, она отменила наш совместный пакет уже давно, я просто хотел услышать ее голос.

Цзян Сяо Шуай, посмотрев на него в темноте, сказал холодным тоном:

- Теперь ты услышал достаточно?

- Достаточно! – выражение лица У Ци Цюна даже в темноте было слишком бледным и подавленным.

- Я должен был дать согласие на разрыв, да?

- Ебать тебя, ты уже давно должен был согласиться!!! - Цзян Сяо Шуай резко вскочил на ноги и начал с дикой яростью бить кулаками кровать, голос его дрожал от переполнявших его душу эмоций:

- Что я говорил тебе раньше? Она совершенно не принимала тебя всерьез! Тебе не нужно было портить все эти плитки и кирпичи!!

- Все время одно и то же.

Грудь Цзян Сяо Шуая быстро вздымалась, лоб покрылся испариной, в сердце было непонятное доселе чувство и куча вопросов, на которые он даже не знал ответов:

Как она может так поступать с ним? Зачем я так волнуюсь?

- Сяо Шуай, я подумал, то, что ты говорил мне, оказалось действительно разумно. Мне нужно было для начала получить лучшее образование. Если бы я его получил, то сразу же прыгнул бы в озеро Weiminghu. Предполагаю, что сейчас я бы перешел в пятую стадию.

Цзян Сяо Шуай, слушая по обыкновению просто невероятную по своей искренности и нелепости речь У Ци Цюна, усмехнулся и произнес:

- Да, и я обязательно пришел бы на твою могилу и сжег для тебя мозги.

- Почему? – не понял У Ци Цюн.

- Тебе явно не хватает мозгов, разве ты об этом не знаешь? – сквозь смех спросил доктор.

У Ци Цюн промолчал, в этот момент его тело сверху донизу заледенело, как если бы тот дождь, который лил стеной на улице, вдруг стал сейчас лить на него, замораживая его внутри и снаружи.

 Его телефон зазвонил снова, У Ци Цюн схватился за него, как за спасительную соломинку. Его глаза неотрывно смотрели на дисплей телефона. К сожалению, это была не Ю Е, хотя он надеялся, что вдруг она захочет объясниться, а  оказалось, что звонил в такое время начальник его департамента.

- Я только сейчас до тебя дозвонился, ты ……. почему твоя линия постоянно занята? – таким голосом, как будто он был пьян, спросил его начальник. У Ци Цюн ответил:

- Мой телефон сломался, и из-за этого постоянно плохой сигнал.

- Сейчас же приезжай, машина сломалась, она должна быть сделана к утру.

Закончив разговор, У Ци Цюн чисто механически встал с постели и одел ботинки.

Цзян Сяо Шуай тоже поднялся и посмотрел на него:

- Уже так поздно, и ты все равно пойдешь? Дождь все еще не прекратился и льет как из ведра, почему твой начальник не найдет электрика? Кроме того, твой лоб все еще травмирован, как он может так наплевательски тобою распоряжаться? У Ци Цюн, что ты молчишь? – не выдержав, закричал Цзян Сяо Шуай.

У Ци Цюн уже давно привык к этой ситуации. Начав там работать, он стал просто универсальным работником: он ремонтировал  и чинил все, лампы,  компьютеры, разбитые машины ….. все, что ломалось в отделе, все тут же шли к нему. В его офисе всего 4 человека, он единственный работал за четверых, и выполнял всю работу.  Остальные трое работали каждый за себя или же просто наблюдали, и в итоге их заработная плата была намного больше его, тем не менее, он чувствовал себя очень гордым, как если бы вдруг к нему пришла слава.

- Эй, ты действительно так возьмешь и уйдешь? - Цзян Сяо Шуай поймал У Ци Цюна уже возле самой двери.

- В твоем доме немного холодно, я ухожу, чтобы получить тепло и согреться, – с усмешкой произнес У Ци Цюн и вышел под проливной дождь.

Цзян Сяо Шуай стоял и молча смотрел на человека, быстро идущего под проливным дождем.

Глава 10. Я хочу уволиться

К тому времени дождь просто лил сплошной стеной. Даже если можно было поймать такси в такую погоду, это обошлось бы в целое состояние. У Ци Цюн боялся, что руководитель его департамента, пока ждал его, мог разозлиться еще больше, поэтому он просто с бешеной скоростью побежал прямо по лужам. Дождь, как будто задался своей целью содрать всю кожу с его лица, кусая и царапая, делал работу зонта бесполезной.

Дедушке, который тихонько передвигался на своем мотоцикле позади бегущего У Ци Цюна, было так жаль смотреть на эту картину, в его сердце билось сожаление к этому парню, промокшему насквозь, бегущему неизвестно куда в такой ливень, и он громко закричал ему:

- Молодой человек, садись, я не возьму с тебя денег. Куда тебе отвезти?

У Ци Цюн, услышав это от совершенно незнакомого человека, который предлагал свою помощь в такую погоду и, причем, совершенно бескорыстно, был поражен до глубины души:

- Ничего страшного, я уже почти на месте, это прямо вон за углом, - сказав это, У Ци Цюн вытащил из кармана последние 37 юаней и отдал их незнакомому дедушке.

- Дедушка, возьмите эти деньги, их немного, и идите домой, вы уже не такой молодой в отличие от меня. В вашем преклонном возрасте - это мы, молодые, должны помогать вам.

Дедушка хотел вернуть деньги обратно, но У Ци Цюн уже быстро убежал и свернул за угол. После того как старичок завел свой мотоцикл и хотел отправиться в погоню, У Ци Цюн уже пропал из виду.

Пробежав 10 минут У Ци Цюн, наконец, добрался до своей компании.

Его руководитель был мертвецки  пьян, он разбрасывал вещи по офису. Как только У Ци Цюн распахнул дверь, он тут же накинулся на него дико крича и ругаясь:

- Посмотри который сейчас час, твою мать! Обычно тут 5 или 6 человек, но если мне необходима их помощь, они просто, как волшебники, исчезают в никуда! Вы вечно орете и ноете, прося увеличить вам заработную плату, вы что, реально думаете, что заслужили это? Какого хрена ты уставился на меня? Я дал тебе задание ремонтировать машину, а не смотреть на меня.

У Ци Цюн, не сказав ни слова на тираду начальника, присел и начал осматривать машину. Никого рядом не было, чтобы помочь ему. Все, что было у него в помощи, это только две собственные руки, для соединения проводов и рот, в котором он держал фонарик. Вдруг превода резко вспухнули, и  У Ци Цюна затрясло от разряда электрического тока, который прошил его тело насквозь, руководитель стоял в стороне и абсолютно безразлично наблюдал за этой картиной. Еще один удар тока и резкая вспышка - и волосы У Ци Цюна встали дыбом, резко стал ощущаться запах гари…

Утром, к тому моменту, когда проснулся его начальник, У Ци Цюн, всю ночь не сомкнувший глаз и не прекращавший трудиться, наконец,  нашел проблему.

- Почти все запчасти машины испорчены, необходимы новые.

Услышав про замену деталей, начальник тут же нахмурился:

- Замена деталей возможна, но только за твой счет.

Услышав, что ремонт машины, хотят осуществить за его счет, У Ци Цюн резко ощутил тревогу. Несколько сотен - это еще ничего, но почему он должен оплачивать все, да еще и за чужую машину? Начальник должен целиком возложить на себя ответственность за данную ситуацию с ремонтом, а не взваливать все на него. Он никогда не позволит себя обмануть, тем более, это не его работа, в конце концов!

- Эти детали были испорчены прежде, чем вы мне поручили ремонтировать машину, это не моя вина.

Лицо начальника после слов У Ци Цюна резко приобрело недовольный вид:

- У Ци Цюн, по-моему, ты совсем не прагматичный, ты мог помочь мне отремонтировать этот автомобиль, что делает несколько сотен такими важными?

- Почему нет? – не собирался сдаваться  У Ци Цюн. - Моя заработная плата всего лишь 2000 в месяц.

- Ты что, правда, так недоволен своей зарплатой в компании? – произнеся это, начальник вдруг закричал. - Если ты недоволен зарплатой, то можешь убираться нахрен отсюда. На улице полным-полно частных предприятий с хорошей зарплатой. Иди куда хочешь, не следует стоять над ямой и не испражняться (т.е. занимать какое-либо место или предмет впустую, не используя его).

У Ци Цюн стоял, не двигаясь, как будто его опять шарахнуло током, глаза потускнели, лицо побледнело.

- Как ты смеешь выдвигать мне какие либо условия? Посмотри на себя, каждый Божий день ты либо тормозишь, либо вечно ходишь с выражением недоумения на лице. Если бы я не кормил тебя, то ты бы, засранец, уже давно сдох от голода! Несколько человек из офиса уже не раз приходили ко мне и жаловались на тебя, предлагая мне перевести тебя в другой отдел, они тебя уже давно невзлюбили…..

У Ци Цюн  вдруг задумался, сколько раз он приходил на помощь своим коллегам с работой за эти три3 года, он выполнял и помогал им с теплой в сердце и считал, что они будут помнить о нем только хорошее. На самом деле, в глазах других он был тем, кто просто любит быть в центре внимания, что он слишком настойчив, стремясь показать себя перед начальством, он наступал ногой на их плечи, чтобы подняться выше.

- У Ци Цюн, ты ремонтировал машину, если ты не можешь ее исправить, то это твоя ответственность целиком и полностью. Сегодня ты платишь деньги, и я забываю об этом инциденте и конфликте. Если ты будешь делать так и дальше, то дорога в Ад покажется тебе прогулкой.

Их тела уже онемели,  и У Ци Цюн только сейчас понял, что это жестокое общество. Независимо от того, сколько хороших вещей ты совершил, никто не вспомнит про них. Если ты сделал что-то плохое, люди будут преследовать тебя всю жизнь.

- Я больше не буду этого делать, - вдруг сделал открытие У Ци Цюн. - Я подаю в отставку!

Начальник, смотря на У Ци Цюна, начал осознавать происходящее, что У Ци Цюн собрался уходить из компании. А если он уволиться сейчас, кто будет выполнять всю эту хреновую работу?

- Я повторю тебе еще раз, У Ци Цюн, ты не можешь забывать о том, что твои навыки являются результатом обучения в компании. Если ты действительно собираешься увольняться, я не смогу предоставить тебе отпуск без сохранения заработной платы. Твои деньги все пойдут на страховку за три года, считай, что все было внесено зря – холодно произнес начальник.

- Страховка? Какая страховка? Моя любимая ушла, зачем ей страховать меня? – просто произнес У Ци Цюн.

У Ци Цюн повернулся и пошел на улицу.

Начальник зарычал позади него:

- Я официально тебя уведомляю, что у тебя имеются прогулы без уважительной причины всю неделю, ты будешь оштрафован в тройном размере твоей дневной заработной платы! Плюс к этому я добавляю, сегодняшний случай и эти запчасти, за которые ты не собираешься платить, не думай уйти!!

У Ци Цюн посмотрел на своего начальника и жестко произнес:

- Я не прогуливал, я был на больничном все это время, у меня травма головы!

Вдруг начальник быстро подошел к нему и, схватив за воротник У Ци Цюна, продолжил орать еще громче:

- Какого черта? Как ты смеешь на меня повышать голос!! С твоей пустой головой слишком часто случаются происшествия. Каждый долбаный раз, когда ты касаешься машины и происходит неполадка, то в этих бедах ты обвиняешь других!!

Лицо У Ци Цюна резко покраснело, он пытался со всей силы пытался избавиться от захвата руки начальника, но вдруг он резко пнул со всей силы У Ци Цюна, и тот отлетел к стене, в результате чего марлевая повязка с его головы слетела.

- Как ты смеешь царапать мою руку? Мразь! Сукин сын! Убирайся!

У Ци Цюн схватился руками за перила, его голова нещадно кружилась, покрасневшие глаза неотрывно  смотрели на удостоверение личности с фотографией. Ниже, прямо под фотографией было то, что он очень ценил - «ZhangBao». Эти три иероглифа очень сильно и надолго сожгли его сердце, оставив надолго там свои ожоги.

 

 

Глава 11. Я молю тебя, прими меня в ученики

После разрыва это была их четвертая встреча, она должна была пройти на пустыре, где на данный момент велись строительные работы. На территории в несколько тысяч акров земли невозможно было найти или увидеть ни одной плитки или кирпича. Ю Е намеренно выбрала участок полностью зацементированной земли, чтобы быть уверенной, что спустя четыре недели У Ци Цюн не воспользуется ими и не выломает ничего вокруг, и у него просто не будет ни единого шанса, чтобы найти место для хранения кирпичей или плитки. Все было спланировано идеально.

Наконец У Ци Цюн появился в поле её зрения.

К назначенному времени У Ци Цюн шел на эту встречу с эмоциями, кардинально отличающихся от предыдущих.

Он психологически был полностью готов, и хотя сердце вопреки всему дернулось, увидев прекрасное лицо Ю Е, он больше не хотел быть импульсивным и рисковать своей жизнью ради нее. И если Ю Е снова желает расстаться с ним, У Ци Цюн, вероятней всего, согласится.

- Я ушел с работы на государственном предприятии и планирую начать свой собственный бизнес.

Смена имиджа была своего рода подвигом, но он не только не получил одобрение от Ю Е, а наоборот, спровоцировал новую волну ругательств:

- Ты совсем долбанулся? Так трудно сейчас найти работу, а ты взял и просто уволился? Со своим примитивным интеллектом захотел начать свой бизнес? Ты захотел совсем обанкротиться! Быстро вернулся обратно в компанию, ты в этой жизни всего лишь мелкий клерк и, уволившись из компании, ты не сможешь даже сам прокормить себя!

Услышав всю эту речь Ю Е, У Ци Цюн полностью потерял надежду.

Он стоял совершенно прямо, руки в карманах, в его  взгляде уже не было, как прежде, нежности и страсти. В данный момент в них светилось немного терпения и упорства.

- Ю Е, скажи мне уже прямо, расстаемся мы или нет?

Это был первый раз, когда Ю Е услышала от У Ци Цюна такой холодный и спокойный тон, и она оказалась поражена новизной этого.

Немного покачивая бедрами, она направилась к У Ци Цюну. Ю Е обыскала У Ци Цюна, начиная с головы и заканчивая пятками, даже заставила снять носки и обувь, чтобы убедиться, что он не припрятал там кирпич, ее глаза горели, как никогда до этого.

- Минуту, я не верю в это, У Ци Цюн, это уловка!

Он не знал, может быть это уже была своего рода аллергия на слово «разрыв», но в голове у него в очередной раз произошел сдвиг.

Он достал свой сотовый телефон, набрал номер и произнес:

- Давай.

И тут перед глазами изумленной Ю Е появился скутер, направлявшийся в их сторону. В тот момент, когда мальчик, сидящий на скутере, поравнялся рядом с ними, он нажал на тормоз, быстро достал из корзины кирпич и бросил его У Ци Цюну.

После того как У Ци Цюн спокойно поймал кирпич, он похлопал мальчика по плечу и произнес:

- Спасибо!

Мальчик быстро развернулся и уехал.

У Ци Цюн тут  же разбил кирпич о свою голову, но это уже не было как попытка самоубийства, а скорее, как трюк.

 От этого удара на голове У Ци Цюна появилось лишь несколько капель крови. У Ци Цюн даже не удосужился прикрыть ее ладонью, просто выбросил кирпич в сторону, развернулся и ушел.

Ю Е замерла от шока, как вкопанная.

У Ци Цюн, подходя  к клинике Цзян Сяо Шуая, вдруг начал сомневаться, в его сердце звучало миллион вопросов:

- Нужно ли идти? Будет ли он ругать меня?

Пока У Ци Цюн  предавался своим беспокойным размышлениям, Цзян Сяо Шуай увидел его и встретил очень тепло. Он подбежал, подобно рыси, быстро и грациозно, и помог зайти внутрь клиники.

- У Ци Цюн, ты так долго не появлялся здесь, и я подумал, что ты попал в беду!

Почему было так неловко слышать эти слова?

У Ци Цюн, действительно, не приходил некоторое время, после того как он подал в отставку, он не появлялся у Цзян Сяо Шуая, а решил заняться самолечением.

 В этот раз У Ци Цюн пришел в клинику, как будто уже по привычке, как будто без этого программа по «разбиванию» кирпичей считалась незаконченной.

 - Теперь, дай мне, пожалуйста, какие-нибудь лекарства, я бросил работу и сейчас у меня тяжелая ситуация с деньгами.

Цзян Сяо Шуай посмотрел на У Ци Цюна, в его голосе сквозило разочарование, а во взгляде таилась печаль:

- Ты, действительно, бросил работу ради нее?

- Не совсем.

Цзян Сяо Шуай смотрел прямо в его большие распахнутые глаза, в которых, как вывеска, светилась надпись «меня надо пожалеть», доктор почувствовал дикое смущение. Он использовал соляной раствор, чтобы продезинфицировать рану и начал тщательно изучать ее:

- На этот раз даже не надо тратить никакие лекарства, через два-три дня она заживет сама.

У Ци Цюн с озадаченным выражением лица посмотрел на Цзян Сяо Шуая:

- Ты считаешь, что с моей головой что-то не то? В этот раз я бил кирпичом со всей силы, однако, после того, как я это сделал, на финишной прямой я не ощутил ни боли, ни головокружения.

Цзян Сяо Шуай вдруг схватил руку У Ци Цюна, приложил ее ко лбу и, посмотрев ему в глаза, произнес:

- Почувствуй, твою мать, твой лоб, по сравнению с кирпичом, он все же будет покрепче.

У Ци Цюн, услышав такое от доктора, дважды весело хихикнул.

Цзян Сяо Шуай подумал, что с улыбкой на лице У Ци Цюн выглядел так, как если бы ему было очень комфортно.

- Я очень надеюсь, что для тебя и твоего сердца, а также для твоей головы период восстановления  будет все короче и короче, а способность сопротивления ударам будет все более и более сильной. И, наконец, когда она станет полностью прочной, ничто не сможет ее повредить и не заставит тебя потерпеть неудачу, – произнеся такую длинную речь, доктор ни разу не прервал зрительного контакта с У Ци Цюном, а голос был полон поддержки.

У Ци Цюн  вдруг обнаружил, что случайно сказанные Цзян Сяо Шуаем слова достигли цели и заставили его сердце биться быстрее.

- Сяо Шуай, я глупый, да? Мой интеллект очень низкий?

- Твой интеллект не низкий, у тебя просто низкая коммуникабельность, – просто ответил Сяо Шуай.

У Ци Цюн снова спросил:

- Вот почему ты такой умный, а? Почему я не могу рассматривать вещи так тщательно?

Цзян Сяо Шуай с изяществом махнул рукавами своего белого лабораторного халата, создав небольшой вихрь, как будто в танце.

- Меня обманывало очень много людей, – заметил доктор.

- Ты тоже страдал от обмана? - У Ци Цюн не мог поверить в это.

Рот Сяо Шуая скривился в печальной насмешке:

- Я был несчастен еще сильней, чем ты.

В кабинете повисла тишина, они смотрели друг на друга и молчали.

- Учитель, молю тебя, пожалуйста, прими меня в ученики!!! - У Ци Цюн вдруг неожиданно прыгнул к Цзян Сяо Шуаю и без предупреждения заорал.

Цзян Сяо Шуай, испугавшись этого перепада эмоций, резко отстранился на три шага назад и чуть не свалился в мусорное ведро.

- Ебать, не делай так больше, да еще и внезапно! Я чуть штаны не обмочил! Вот зачем ты так  сделал?

Цзян Сяо Шуай погладил себя по груди и начал размеренно дышать, чтобы прийти в норму, его глаза были сужены и почти почернели и с укором смотрели на У Ци Цюна.

Тот в ответ благоговейно промолвил:

- Я не хочу больше страдать от обмана.

Подождав, пока он не успокоится полностью, Цзян Сяо Шуай произнес фразу Ли Ка Шинга (мультимиллиардер, основатель CheungKongHoldings). Его высказывание Цзян Сяо Шуай использовал, как свой жизненный девиз и для собственного предостережения:

- Яйца, разбитые снаружи, превращаются в пищу, а разбитые внутри - в жизнь. То же самое и жизнь человека. Если ты ждешь кого-то извне, чтобы сломать тебя, тогда тебе суждено стать чьей-нибудь едой, если ты можешь заставить себя сделать свой разрыв с внутренней стороны, то ты обнаружишь, что твой рост эквивалентен перерождению.

Глава 12. Начать новую жизнь 

В течение трех дней, пока его рана на лбу не зажила, У Ци Цюн находился у Цзян Сяо Шуая в клинике для психологического консультирования. Учитель Цзян, будучи в прекрасных взаимоотношениях со своим учеником, со всей серьезностью отнесся к делу, изо всех сил пытаясь помочь избавиться от этих демонов, которые назывались чувствами к Ю Е. Он предложил ему больше не брать на себя инициативу по поводу встреч с Ю Е, чтобы У Ци Цюн полностью отказался от этой бесполезной борьбы, и приложить все усилия, чтобы принять тот факт, что они больше не вместе. Цзян Сяо Шуай, оказывая услуги по лечению других больных, одновременно непрерывно наблюдал за У Ци Цюном.

У Ци Цюн встал и снова взял в руки сотовый телефон.

Цзян Сяо Шуай тут же подлетел к нему, гневно посмотрел и, чеканя каждый слог произнес:

- Положи телефон!

- Я не собираюсь звонить ей, - ответил У Ци Цюн. - Я просто хочу поиграть в игру, я установил новую версию Zuma для дальтоников, – смотря прямо в глаза, с мягкой улыбкой ответил У Ци Цюн.

Услышав объяснение, Цзян Сяо Шуай успокоился и отвел взгляд в сторону. У Ци Цюн успел доиграть до середины, как вдруг телефон зазвонил, и мелодия зазвучала до боли знакомая – «Обезьяна, обезьяна, ты поразительный, в горах безостановочно ты покорял пять стихий, став королем обезьян. Обезьяна, обезьяна, ты действительно исключительный, даже прочтение заклятия «крепко сожми» (которым танский монах Сюань-цзан сжимал железный обруч на голове царя обезьян Сунь У-куна, чтобы привести его к повиновению) не изменит истинный характер обезьяны ......».

У Ци Цюн замер, он просто не мог поверить своим глазам, ведь с того момента, как они расстались и до сегодняшнего дня Ю Е ни разу не брала на себя инициативу и не звонила первой.

- Почему не отвечаешь на телефонный звонок? - спросил Цзян Сяо Шуай.

Взгляд У Ци Цюна был шокированным, и он пребывал как будто в трансе:

- Это Ю Е звонит.

- Ты мужчина, или ребенок? Быть мужчиной – значит уметь принимать решение! Скажи то, что должен сказать! – решительно проговорил Сяо Шуай.

У Ци Цюн нажал на кнопку ответа, и тут же раздался яркий с переливами голос Ю Е:

- Твоя рана зажила? Если да, то давай встретимся, У Ци Цюн.

Мало того, что У Ци Цюн находился в психологическом раздрае, и в его сердце была печаль, но и Ю Е тоже никак не находила себе места. У Ци Цюн посмотрел на Цзян Сяо Шуая, и глазами указал на то, что ему нужен совет. Но Цзян Сяо Шуай лишь пристально посмотрел ему в глаза и коротко заметил:

- Сам решай!

У Ци Цюн снова поспешил на поле боя. В этот раз Ю Е не выбирала сознательно место, она также отказалась от процесса предварительной проверки. Она чувствовала, что ни человечество в целом, ни один человек в частности, не в силах остановить У Ци Цюна. Независимо от времени, места и кучи других вариантов, У Ци Цюн всегда способен найти кирпич. Ю Е ощущала некоторое волнение. Она пришла очень рано и непрерывно продолжала смотреть по сторонам.

У Ци Цюн казался очень спокойным и не спеша подошел к ней.

- Зачем? – спросил У Ци Цюн, глядя на нее.

Ю Е вздохнула и произнесла ясно и четко лишь одно единственное слово:

- Расстаемся!

У Ци Цюн сделал глубокий вздох, помогая себе успокоиться дыхательной гимнастикой, по системе Цигун. И, наконец, он преодолел психические трудности на своем пути:

- Расстанемся.

- Если это точка, то я не буду воспринимать это серьезно и придавать этому значения, - неизвестно все ли было в порядке с мозгами Ю Е, но она потянула его к себе за руку. Ее глаза блестели и были наполнены надеждой. У Ци Цюн не знал, чего она ожидала от него.

Увидев, что У Ци Цюн никак не реагирует, Ю Е стала бить его прямо в грудь, заглядывая в его глаза с непонятными эмоциями во взгляде:

- Кирпич! Быстро! У Ци Цюн!

Мышцы на лице У Ци Цюна некоторое время подергивались, и наконец он спросил:

- Кирпич… что кирпич?

- Достань сейчас мне кирпич! Как и в те несколько раз, как прежде, сделай так, чтобы кирпич опять появился из ниоткуда.

Звонко смеясь, Ю Е закрыла лицо руками, как будто вспомнила много интересных вещей. У У Ци Цюна было ощущение, что по груди промчался табун лошадей, и вместо грязи, они своими копытами растоптали все его внутренние органы! Счастливого финала в этом романе не будет. Главную героиню не растрогала настойчивость ее парня, на этом и закончилась история, твою мать, почему она пристрастилась к нему именно сейчас, став его поклонницей сейчас?

- Это мой лоб! Плоть, которую ты когда-то целовала!

У Ци Цюн, ты был просто круглым дураком. Он посмеялся он над собой. Семь лет, целых семь лет, и наконец, он превратился в волшебника. Ю Е просто была полна гнева, и от переполнения чувств, как та самая лошадь, начала топать ногами.

- Давай, ну же, я все еще жду, не вздумай подвести меня!

Напротив У Ци Цюна росло несколько деревьев, между ними на земле было разбросано несколько кусков черепицы. Он пошел прямо к ним, взял один и вернулся к Ю Е.

Ю Е была полна разочарования, в сердитых глазах светилась мысль, что это своего рода обман со стороны У Ци Цюна:

- Я хочу, чтобы он появился из ниоткуда, но ты, сделав все напоказ, притащил его оттуда, почему?

У Ци Цюн посмотрел на Ю Е и гневно воскликнул:

- Из ниоткуда? Как из ниоткуда? Что этот уже не годится? Если ты считаешь, что этого недостаточно для тебя, я могу взять еще несколько, чтобы ты могла вдоволь насмотреться этой картиной!

Впервые в жизни Ю Е увидела У Ци Цюна вышедшем из себя, Ю Е была не в настроении и даже забыла о том, что надо было как-то осадить его, ее глаза пристально наблюдали на кирпичом в руке У Ци Цюна, как будто она ждала окончания невыполненного действия. У Ци Цюн знал, что Ю Е ждала, чтобы он разбил этот кирпич. С самого начала и до настоящего момента, У Ци Цюн испытывал крайнюю брезгливость к оказанию помощи злодею творить преступления, с самого начала он боялся измениться, и сейчас У Ци Цюн всей душой надеялся на это. То, что вначале вызывало шок, теперь стало нравиться… А кровавый след на его голове для нее, вместо шокирующих психологических пыток, стал ярким впечатлением в жизни Ю Е.

Настало время для бурных оваций и окончания шоу, занавес, господа! У Ци Цюн закрыл глаза и вдруг ударил себя по лбу, но не возникло никакого чувства, ударил еще раз- и опять никаких чувств, и тогда он использовал все свои силы, чтобы нанести последний фатальный удар. Кирпич разломился на множество кусочков!

Ю Е "......"

Ослепительный свет солнечных лучей, озарил все тело У Ци Цюна, создав вокруг его образа сияние..

- Ю Е, мы официально расстались.

Закончив предложение, У Ци Цюн громко рассмеялся, развернулся и пошел налево, его душили страдания, кровь смешивалась со слезами, капающими из глаз, как будто вытекала сама боль из сердца.

С сегодняшнего дня я - У Ци Цюн - начинаю все сначала. Честный, добрый, трусливый, бесполезный, стеснительный, наивный…. Между этими словами и мной сегодняшним я проведу черту, между ними и мной нет больше ничего общего. Того, кто посмеет унизить меня, я возьму железный клин и изобью его до смерти!

Цзян Сяо Шуай сидел в клинике до самой темноты. Затем он встал у самого входа, так как все больше и больше прохожих проходили мимо его клиники, но он все никак не мог увидеть знакомую тень У Ци Цюна. Цзян Сяо Шуай вздохнул, его глаза были полны грусти и тоски, в эти дни они проделали плохую работу, сейчас он снова повторял то же самое. Цзян Сяо Шуай повернулся, чтобы войти внутрь, но вдруг был остановлен сильной рукой. Повернувшись боком, Сяо Шуай увидел знакомое и одновременно совершенно незнакомое чужое лицо. Лицо У Ци Цюна было темным, его аура источала холод, глаза, как два острых ножа, резали его лицо. И хотя он, как обычно, продолжал улыбаться, его улыбка была удрученной, так, что от этого пошли мурашки по коже.

- Ты……, - никак не мог взять в толк Цзян Сяо Шуай. Глядя на такого У Ци Цюна, он запутался.

У Ци Цюн, посмотрев странным взглядом на доктора, улыбнулся, улыбка эта не достигла глаз:

- Я сменил имя.

Цзян Сяо Шуай, чувствуя в сердце нехорошее предчувствие:

- Как изменил?

- У Со Вэй .

Цзян Сяо Шуай "......"

 Глава 13. Парень – змея  

- Го, твоя большая плоская голова вернулась, - крикнули снаружи.

Го Чэн Юй взглянул на себя в зеркало. Стрижка под ежика, лицо с узкими чертами, густая щетина, красные уставшие глаза, все сосуды были воспалены, как будто он вообще не спал, но на самом деле он с этим родился, жесткие губы, слегка заостренный подбородок. У тех, кто видел его впервые, было такое чувство, что он жестко обращался с другими людьми, но на самом деле Го очень любил смеяться.

Го Чэн Юй вышел на улицу и увидел на земле стеклянный ящик, в котором притаился любимый питомец, который был передан в приют на воспитание на несколько дней. Так называемая большая плоская голова, на самом деле, это - королевская кобра. Го Чэн Юй любил играть со змеями, однако он сам никогда их не выращивал, и когда у Го появлялась свободная минутка, он сразу же устремлялся на поиски хороших змей, вернувшись назад, он искал кого-нибудь, кто смог бы хорошо содержать их для него. Когда он будет готов сохранить их, он их заберет.

- Кажется, он стал жирней, - Го Чэн Юй присел вниз, чтобы посмотреть на змею.

В стеклянном ящике королевская кобра смотрелась просто потрясающе, великолепный экземпляр, все тело черное. Изображая Бога, хозяйку жизни, она откинулась на стенку ящика и с высокомерием наблюдала за людьми. Змея высовывала наружу багряно-красный язык, что делало ее вид просто убийственным.

- Ну и дела, глаза у этой штучки... ее мать была настоящей шлюхой! – сказал Го Чэн Юй и повернулся к Ли Вангу.

Ли Ванг напомнил Го Чэн Юю:

- Уже пора, мы  должны поторопиться и ехать, нас не должны ждать.

Го Чэн Юй махнул рукой в сторону:

- Отнесите ее в машину.

Стоящие рядом двое мужчин вышли вперед, осторожно подняли и понесли стеклянный ящик в автомобиль.

Когда машина проехала уже половину пути, Ли Ванг глядя на Го Чэн Юя, спросил его:

- Будешь выставлять змею?

Лицо Го Чэн Юя сразу потемнело:

- Для чего же еще ее взяли?

- Разве ты не говорил, что в этот раз не будешь играть на деньги?

Рот Го Чэн Юя дернулся и он проговорил:

- Найду и принесу еще лучше.

Автомобиль быстро домчал их до жилища Чи Чэна в пригороде Пекина, его дом был потрясающим, богатым, подавляющим. Чи Чэн – был сыном влиятельного лица и в столице считался самой важной персоной. Люди называли его «Человек-змея». Как правило, он ничего не делал, просто содержал несколько комнат со змеями в коттедже вот уже несколько лет. Иногда он выращивал голубей ну или для разнообразия бамбуковых крыс, чтобы скармливать их змеям. Чи Чэн жил так, как будто являлся отставным ветераном, пользующимся всеми заслуженными почестями. Чи Чэн и Го Чэн Юй были кардинально разные. Го Чэн Юй любил играть со змеями, но не любил их выращивать. Он покупал змей, а выращивали их другие, кроме игры, остальное его уже не касалось. Чи Чэн был совершенно другим, кардинально другим, нечто иное, он был как змея, они являлись партнерами. Он не только сам кормил, дрессировал, он еще и спал с ними, оставляя их на своей подушке. Каждый праздник Го Чэн Юй приезжал на поединки змей, и в основном это были исключительно азартные игры на деньги.

Когда Го Чэн Юй приехал, Чи Чэн находился в комнате, он взял Trimeresurus* в руки для утреннего поцелуя и повернул голову, чтобы посмотреть в их сторону. Чи Чэн резко прищурился, из-за чего в его уголках глаз появились еле заметные морщинки. У Го Чэн Юя были красивые черты лица. Он тихий, хитрый и непредсказуемый. У Чи Чэна просто сильные, подавляющие черты лица, такие, что порабощают взгляд. У него густые брови и всегда угрюмо-мрачный взгляд. Они знают друг друга уже больше 10 лет и их родители хорошие друзья, таким образом, в глазах посторонних их связывали просто «бетонные» отношения. На самом деле эти двое терпеть не могли друг друга.

В передней части коттеджа имелся пруд, который использовался специально для змей, которые сражались, сверху он был покрыт колючей проволокой. Чи Чэн вышел на улицу и лично вынес в руках своего любимца. Это был 60-ти килограммовый питон, как и его владелец, он имел дородное телосложение и острый взгляд. Два змеиных Царя, которые не столкнутся в природе, сегодня сойдутся, наконец, в поединке, который выявит того, кто победит и того, кто потерпит поражение. Не считая Го Чэн Юя и Чи Чэна, рядом находилось огромное количество оживленных людей. Некоторые приехали на машинах, следом за Го Чэн Юем, некоторые были людьми из окружения Чи Чэна. Они встали вокруг, чтобы наблюдать за этим увлекательным поединком. У королевской кобры свирепый темперамент, ловкость просто чрезвычайна, и она крайне ядовита. У питона тело мускулистое и удивительная сила. Два совершенно разных вида змей сражались друг с другом. Это будет жестокий и трудный поединок.

Через некоторое время, сознательно понаблюдав, королевская кобра атаковала первой. С молниеносной скоростью она пронзила питона. Питон почти уклонился, но его скорость была меньше, он не успел. Тело змеи скручивалось, и затем питон обвил королевскую кобру. При помощи своего веса, питон подчинил себе королевскую кобру, а затем начал ее душить, сжимая все сильнее. Го Чэн Юй смотрел с диким интересом, держа сигарету в зубах и скрестив руки на груди. Чи Чэн молчал, его глаза напоминали мертвую воду, нельзя было прочитать ни одной эмоции или увидеть, какое у него было настроение.

- Ах, твою мать! - воскликнул кто-то из публики, находившийся позади Чи Чэна.

Питон неожиданно атаковал, несмотря на то, что королевская кобра его укусила. Еще бы немного и укус был бы рядом с сердцем, не хватило нескольких дюймов до цели. Оказалось, что зубы у королевской кобры были короткие, а плоть у питона грубая, кожа крепкая, в организме находилась сыворотка с противоядием, и поэтому питон не был моментально отравлен ядом кобры. После укуса кобры, питон мгновенно пришел в дикую ярость и провел бешеную контратаку. Он был жесток и просто пугающе безжалостен с королевской коброй, ломая ей позвоночник…

На лице Го Чэн Юя застыла улыбка, улыбка противостоять неизвестности. Чи Чэн спокойно засунул руку в карман, внутри которого находилась изящная домашняя змея толщиной с палец, она извивалась, создавая вид кокетства. Трогая ее холодное тело, Чи Чэн ощущал в своем сердце комфорт и спокойствие.

Глава 14. Проиграл – плати

Битва достигла своего накала. Королевская кобра, освободившись от захвата питона, встала вертикально. В высоту она была почти ростом с человека, глаза светились холодом. Люди, что стояли поблизости, невольно отступили на несколько шагов.

Го Чэн Юй налитыми кровью глазами смотрел на Чи Чэна. У того вздулись вены на шее, непроизвольно дергался кадык, глазами, как черная дыра, он не отрываясь смотрел на середину бассейна. Все это показывало его напряженное настроение, в данный момент он нервничал. Посмотрев на эту картину в целом, Го Чэн Юй довольно и жестко ухмыльнулся.

Неожиданно питон подвергся нападению во второй раз. На этот раз это был укус в живот. Очевидно, что яд уже начал действовать, движения питона стали еще медленнее, но он по-прежнему упорно боролся с королевской коброй, он захватил ее голову, чтобы избежать очередного ядовитого укуса. Королевская кобра тоже немного устала. Она пыталась со всей своей силы высвободить шею, пытаясь предотвратить удушье от мертвой хватки. Шли минуты, взгляд питона начал стекленеть. Королевская кобра ждала момента, чтобы освободиться от хватки питона, и тут же в один миг резко высвободилась.

Го Чэн Юй свистнул в свисток, демонстрируя свое высокомерие, перед другими, но он все равно нервничал:

- Золотко, еще немного усилий и он умрет.

Чи Чэн не злился на это высказывание, он просто посмотрел на Го Чэн Юя и улыбнулся:

- На самом деле ты сегодня пришёл сюда, чтобы унизить меня?

Го Чэн Юй положил свою руку на плечо Чи Чэна и сплюнул ему под ноги, при этом цинично заметив:

- Посмотри на себя, мы одного поля ягоды, одинаковы!

По правде говоря, Го Чэн Юй глубоко внутри был не согласен с этим. Он был знаком с Чи Чэном более 10 лет и хорошо понимал его нрав. Этому человеку нужно говорить лишь добрые слова, проигрывать и терять должны другие. Они уже много лет соперничают, Го Чэн Юй каждый раз проигрывал. Чи Чэна называли наглым, даже если он много раз проигрывал, он всё равно мужественно и стойко продолжал борьбу, не было ни одного случая, чтобы он отступал. Они, не сговариваясь, посмотрели в сторону бассейна. На данный момент стало ясно, что сейчас определится исход поединка, кто одержит победу, а кто потерпит поражение, несколько зрителей от  напряжения стали стучать ногами. Все взгляды были направлены в сторону королевской кобры, которая оказалась в трудном положении. В одно мгновение умирающий питон, который, казалось, собирался отдать Богу душу, мгновенно вернулся к жизни и оказался очень даже  живым. И тотчас же со сверхъестественной скоростью изо всех сил яростно обвил королевскую кобру плотными кольцами своего тела, не оставив ей возможности для атаки и борьбы. Зеваки, наблюдавшие эту сцену, сжали кулаки, и воцарилась мертвая тишина. Из грудной полости королевской кобры донесся звук ломающихся костей, которые просто шокирующе звучали в барабанных перепонках каждого присутствующего. И наконец, королевская кобра дернулась несколько раз и замерла.

Го Чэн Юй лишь на мгновение был ошеломлен, затем подошел Чи Чэну и захлопал в ладоши:

- Что ж, сегодня я опять проиграл.

Чи Чэн тяжелым взглядом посмотрел на Го Чэн Юя, и тут из его уст издался тяжелый смех:

- Я вижу, ты все думаешь, что я плохо живу? Каждую неделю ты мне что-то отправляешь и даришь такие маленькие вещи.

- А почему бы и нет! - Го Чэн Юй выпустил сигаретный дым изо рта и продолжил говорить: - Как я могу не думать о тебе?

Чи Чэн, мрачно прищурившись, смотрел, как в пруду питон осуществлял процесс заглатывания королевской кобры, пока он заглотил до середины.

Низким и спокойным голосом Чи Чэн спросил:

- Что ты принес на этот раз?

Этот вопрос носил чисто риторический характер, Чи Чэн специально спросил, чтобы уколоть Го Юя. Перед тем как бороться, они оба договорились, что проигравший направляет своего любовника или любовницу домой к победителю, чтобы тот переспал с ним или с ней. Го Чэн Юй посмотрел на Ли Ванга, Ли Ванг пошел к машине и вернулся с молодой псевдо-моделью, с которой они были в заговоре.

- Это Чи Чэн, он старше тебя. Называй его старший брат Чи.

Псевдо-модель жила и работала в Пекине, но изначально была не оттуда.

У нее был сильный южный акцент:

- Ге Чи.

Кадык Чи Чэна задергался, подтверждая свое наличие. Го Чэн Юй стоял сбоку от него и смотрел неотрывно на то, что происходит. Чи Чэн лениво подошел к девушке и сразу же залез рукой ей под юбку. Ногтем, Чи Чэн молниеносно порвал ее шелковые чулки на уровне коленки:

- Ты и Го спали? – спросил Чи Чэн, безразличным тоном.

Девушка застенчиво посмотрела на Го Чэн Юя.

Го Чэн Юй торжествующе приподнял подбородок и произнес:

- Говори честно и правдиво, твой старший брат Чи не против.

Псевдо-модель кивнула головой. Рука Чи Чэна все еще находилась под юбкой девушки, достигнув края кружевных трусиков, он засунул внутрь палец. Девушка вдруг внезапно почувствовала, что нижней части ее тела вдруг стало холодно. Словно ее проткнули не рукой, а холодным и скользким эскимо на палочке. Моментально ее лицо стало бледным, колени подогнулись, и она упала прямо на землю. Из-за боли и страха, она резко вспотела.

Вдруг из-под ее юбки высунулась змея, голова змеи была вся в крови:

- Моя змея не умеет кусаться, - безразлично сказал Чи Чэн, - Она до сих пор девственница.

Выражение лица Го Чэн Юя мгновенно изменилось, с внушающим ужас взглядом, он повернулся к стоящему рядом Ли Вангу:

- Ты, твою мать, как ты ее нашел?

Ли Ванг наклонился к Го Чэн Юю и прошептал ему на ухо:

- Чи Чэн это сделал намеренно, змея, безусловно, кусается.

Его глазные яблоки, бывшие с рождения с красными прожилками, на данный момент напоминали две дыры, которые проткнули ножом (безумно красные глаза). На шее Го Чэн Юя выступили сухожилия, он с трудом сглатывал слюну, которая наполняла его рот.

- Не понимаешь шуток, лучше не играй, - Чи Чэн тыльной стороной ладони похлопал по лбу Го Чэн Юя. - Взял эту маленькую девочку, которая не является твоей любовницей, пришел сюда, и предложил ее мне, нахер, это омерзительно.

Затем он указал пальцем на девушку и приказал стоящему рядом мужчине:

- Быстро помоги ей подняться, отправь на осмотр и оплати все медицинские расходы.

Глава 15. Ты все еще хочешь вернуть его?

Ли Ванг посмотрел и сделал глазами Го Чэн Юю условный знак: «нужно ли доставить сюда Сяо Луня?»

- Посмотри на его поведение, я даже не сомневаюсь, что он все слышал и прекрасно понял. Ты снова будешь искать подделку, чтобы одурачить его?

Ли Ванг отрицательно покачал головой, развернулся и ушел.

Чи Чэн все еще улыбался и смеялся над Го Чэн Юем:

- Что, слишком слаб, чтобы покончить с этим?

- Да, не хочу, - Го Чэн Юй крепко обхватил шею Чи Чэна и сказал: - Мы же одного поля ягоды!

Сверху небольшого пруда, где сражались змеи, открыли железную калитку. Двое работников Чи Чэна зашли туда и взяли 5-ти метрового питона, вышли с ним наружу и положили на землю. Питон был сильно отравлен, и если его как можно скорее не вылечить, то в ближайшем времени он просто умрет. Го Чэн Юй подошел и присел рядом с двумя ничего не подозревающими работниками. Он достал свой нож и собрался его вонзить, чтобы надрезать кожу питона. Хвост питона внезапно поднялся резко вверх и молниеносно ударил одного из мужчин по шее, от чего тот чуть не лишился сознания.

- Что ты делаешь? – спросил второй мужчина, с удивлением и испугом наблюдая за Го Чэн Юем. Го Чэн Юй молчал, он сделал длинный разрез на животе питона, образовав отверстие, и вырезал кусок мяса с внутренней стороны. Медленно используя нож, он положил его себе в рот. Чи Чэн стоял рядом и пристально смотрел пораженными глазами на это действо. Всем было известно, что Чи Чэн никогда не позволял убивать змей, а уж тем более, не разрешал их есть.

Изображая чмокающие и жующие звуки, Го Чэн Юй недобро улыбнулся и,  посмотрев на Чи Чэна, пробормотал:

- Все еще запрет на жевание…, - сказав это, он отрезал еще кусок, развернул кончик ножа к Чи Чэну и произнес: - Ты хочешь попробовать один?

Сидевший рядом мужчина не сдержать обиды:

- Нам не позволяют есть змей!

Го Чэн Юй посмотрел искоса не него и, ухмыльнувшись, произнес:

- Слушай, я даже не пробовал есть вашу змею! Я съел свою королевскую кобру, которая находилась внутри живота вашего питона. Как я могу ее найти, не вскрыв живот этой змеи? Это я сделал на случай, если бы я вдруг не смог разглядеть, как следует и отрезал бы мясо от вашей змеи. Ваш шеф тогда бы разозлился на меня?

Чи Чэн не сказал ни слова, он всего лишь смотрел и смотрел на Го Чэн Юя, все также молча и не разрывая контакта в течение 10 минут. После этого появился присланный молодой человек. Это был Сяо Лун, про которого говорил Ли Ванг. Го Чэн Юй заполучил его с большим трудом. Парню в этом году исполнялось 20 лет, и он еще учился. Этот мальчик действительно был красив. Встречал ли Чи Чэн такую великолепную красоту? Но, не смотря на красоту парня, выражение глаз Чи Чэна не изменилось и все также оставалось спокойным в течение нескольких секунд.

- Он тебе нравится? – намеренно подразнил Чи Чэн.

Го Чэн Юй ответил в вульгарной манере, чтобы все поняли:

- Если есть нижняя половина тела с дыркой, меня это полностью устраивает.

Чи Чэн рассмеялся и пошел большими шагами назад к дому. Го Чэн Юй посмотрел на Сяо Луня, и словно мелкие и острые иглы пронзили его горло, он почувствовал мучение:

- Это мой самый лучший приятель, пойди и поболтай с ним.

Сяо Лун лишь вопросительно посмотрел на Го Чэн Юя, ничего не сказал в ответ и сразу же очень небрежно направился в дом. Го Чэн Юй и Ли Ванг стояли на улице, и спустя какое-то время из дома раздался хорошо знакомый стон, без малейшего чувства принуждения и насилия. Ли Ванг бросил окурок на землю и наступил на него несколько раз.

- И что, в итоге оказалось, он был такой развратный? Сколько еще времени слушать эти звуки и наблюдать это шоу?!

У Го Чэн Юя было слишком холодное выражение лица и глаз:

- Я, твою мать, хочу это послушать!

Ли Ванг не произнес ни слова.

Ноги Сяо Луня свисали на перилах кровати, Чи Чэн работал и двигал бедрами, нещадно трахая Сяо Луня пока тот не зарыдал, его задница покачивалась то вперед, то назад. После этого Чи Чэн влепил Сяо Луню несколько звонких пощечин, чтобы тот успокоился и прекратил рыдать, так как ему уже не хватало дыхания. Правда была в том, что Го Чэн Юй наслаждался, слушая, как этот пацан плакал и просил милосердия, умоляя Чи Чэна трахать еще жестче. Находясь с ним в своей кровати, он никогда не слышал таких криков.

Ли Ванг посмотрел через стеклянное окно внутрь на двух людей, которые так извивались в кровати и ошарашено подумал: Охуеть! Он впервые увидел мужчину, который трахался бы так великолепно, в каждом его движении сквозила сила и дикий напор, в котором он испытывал непередаваемое удовольствие.

Чуть позже изнутри послышался голос Чи Чэна: 

- Го, почему бы тебе не прийти сюда? Я вижу, что он не очень рад трахаться со мной!

Го Чэн Юй ни сказал ни слова в ответ, он прекрасно знал намерения Чи Чэна.

Конечно же, после вопроса Чи Чэна тут же послышались жалобные стоны Сяо Луня:

- Не надо…

В голове Го Чэн Юя крутилась только одна мысль:

- Чи Чэн, блядь, твою мать!!!

Закончив, Чи Чэн вышел наружу, надевая брюки, его лицо было абсолютно спокойно, и он чувствовал себя очень комфортно.

Он снисходительно положил ладонь на плечо Го Чэн Юя и сказал:

- Он потерял сознание.

Ли Ванг, находившийся как раз рядом с Го Чэн Юем, поинтересовался:

- Должны ли мы забрать Сяо Луня обратно?

Го Чэн Юй громко засмеялся, своим смехом заставив поежится Ли Ванга:

- Ты все еще хочешь забрать его?

С этими словами, Го Чэн Юй повернулся в сторону Чи Чэна и щелкнул пальцами, но тот уже сел в машину и умчался на бешеной скорости.

Глава 16. Ты будешь офицером полиции в Чэнгуане

В течение дня Чи Чэн развлекался в доме, в котором было полно змей – его домашних любимцев, он их испортил тем, что совсем разбаловал, как детей. А в ночное время он трахался с чужим молодым любовником. Жизнь Чи Чэна походила на жизнь то ли Бога, то ли императора, он властвовал и наслаждался, не зная тревог. К прискорбию, его императорская жизнь резко подошла к концу. Этот всесильный император не попался бы в ловушку несколько дней назад, если бы он не ответил на телефонный звонок.  

- Твой отец в больнице, срочно поспеши домой.

Чи Чэн положил трубку, он нахмурился до такой степени, словно между его бровей полоснули лезвием, образовав две глубокие складки. Рука Сяо Луня по-прежнему гладила нижнюю часть живота Чи Чэна по блядской дорожке, увидев, что выражение лица Чи Чэна не такое, как всегда и он даже не обращает на него и его действия никакого внимания, Сяо Лунь слегка приоткрыл свой красивенький ротик и пропел:

- Что такое?

Чи Чэн грубо оттолкнул руку Сяо Луня в сторону и безразлично проговорил:

- Это не твое дело.

Он сделал надменно-важное лицо и попытался встать с постели. Сяо Лунь очень быстро потянул Чи Чэна за руку и сел на него сверху и, соблазняя взглядом, проговорил томным голосом:

- Сначала я помогу тебе кончить, иначе тебе будет неудобно.

Чи Чэн некоторое время смотрел на Сяо Луня, затем вдруг резко опрокинул его и уселся сверху ему на лицо. Он засунул свой гигантский член в горло Сяо Луня и начал толкать его, как будто орудие скользило в ножны, что есть мочи. Поспешно кончив, он оделся и встал с постели.

Когда Сяо Лун увидел, что Чи Чэн вышел за дверь, он наконец осмелился выплюнуть слюну, которую он держал во рту, слюна была вперемешку с большим количеством крови.

- Внимательно следите за змеями, - приказал Чи Чэн двум своим подчиненным.

Оба кивнули головой в знак согласия, не сказав ни слова, они почтительно проводили взглядом отъезжающую машину хозяина.

Несмотря на то, что были предприняты все профилактические меры, Чи Чэн до сих пор не мог быть абсолютно спокойным, и все из-за своего сокровища, чуда, которое было с ним уже 6 лет - это зеленый древесный питон. С тех пор как Чи Чэн начал содержать змей, этот зеленый питон вне зависимости от ситуации всегда был с ним. Было совершенно не принципиально, куда Чи Чэн уходил из дома, он всегда брал его с собой. Он дал своему древесному зеленому питону псевдоним, он назвал его Сяо Чу Бао. Сяо Чу Бао (имя змеи означает – маленький ревнивец) действительно соответствовал своему имени полностью, он был очень ревнивый, но не маленький.

Уже в течение многих лет он поработил кровать Чи Чэна и захватил его одеяло, посторонних, позарившихся на кровать, ожидали крупные проблемы. Именно поэтому не нужно было даже и думать о том, чтобы попасть в постель Чи Чэна. После того, как он оккупировал территорию, эта ревнивая змея немедленно обовьётся и будет сжимать вторгшегося наглеца до полумертвого состояния.

Чи Чэн одел костюм серого цвета. Сяо Чу Бао был изумрудного цвета, он обвил высокое и стройное тело Чи Чэна сверху, как если бы висел на дереве. Его голова покоилась на ладонях Чи Чэна, покачиваясь взад-вперед; воспользовавшись невнимательностью Чи Чэна, он подполз к его лицу и укусил.

- Ха-ха-ха..., - Чи Чэн засмеялся и погладил голову Сяо Чу Бао, нежно смотря на свое сокровище.

- Меня не волнует, как ты ко мне относишься, я все равно люблю тебя.

Сяо Чу Бао посмотрев на него внимательными глазками, тут же исправил свою мелкую шалость и потерся хвостом о нижнюю часть живота Чи Чэна. 

Наконец водитель остановил автомобиль перед домом, Чи Чэн вышел из машины, держа в руках змею.

Чжун Вэнь Ю (мать Чи Чэна) открыла дверь, сразу же сделав несколько шагов назад и отойдя как можно дальше:

- Боже мой, зачем ты снова принес эту игрушку?

- Я все еще волнуюсь и не оставлю его одного, – просто заметил Чи Чэн.

Затем, сменив обувь и пройдя в комнату, он, глядя на мать, поинтересовался:

- Почему Вы не остались с отцом в больнице?

- Несколько врачей постоянно находятся рядом с ним, он под полным контролем и охраной. Если бы я осталась, то мне там было бы нечего делать, поэтому я вернулась домой, дождаться тебя, - Чжун Вэнь Ю передала стакан воды в руки Чи Чэна.  

Чи Чэн все моментально выпил, быстро встал и сказал:

- Я ухожу сейчас.

- Куда?

- Иду в больницу, чтобы увидеть отца.

Чжун Вэнь Ю слегка неестественно сказала:

- Не волнуйся, пойдешь завтра, сейчас твой отец уже спит. Не волнуйся, это не тяжелая болезнь, зачем так волноваться.

Чи Чэн понял, что его обманули и, посмотрев на мать взглядом, в котором проскальзывал лед, заметил холодным тоном:

- Если бы я знал раньше, то пришел бы завтра.

- Разве не может мама просто поговорить с тобой? Ты прячешься и живешь все время загородом в течение нескольких недель. Мы с твоим отцом все никак не можем поймать тебя. Тебе лучше разводить что-нибудь другое, тогда все будет хорошо. Еще необходимо кормить этих тварей, что если в один прекрасный день тебя покусают, а рядом не будет никого из семьи, кто спасет тебя, а?

- А? Укушен? - Чи Чэн усмехнулся, даже его сердце, казалось, насмехалось над этим вопросом. - У меня уже было 7-8 ядовитых укусов, разве я не здоров сейчас, разве нехорошо выгляжу?

- Все, достаточно, уже слишком поздно, запри эту свою игрушку, что держишь в руках и иди в свою комнату, ложись спать, – стараясь усмирить свой гнев, произнесла мать.

Чи Чэн направился в спальню вместе с Сяо Чу Бао, делая вид, что ничего не слышал. Чжун Вэнь Ю последовала за ним:

- Стеклянный ящик находится в этой комнате, зачем ты несешь его в свою комнату?

Тыдыщ! Дверь закрылась прямо перед носом Чжун Вэнь Ю. С прямой спиной, но усталым и беспокойным взглядом, она так и стояла у запертой двери.

- Что же делать с этим ребенком? О нем нельзя не беспокоиться.  

На следующее утро, Чи Чэн проснулся от телефонного звонка. Отвечая на звонок, он посмотрел на часы, время уже 10, почему его никто не разбудил?

- Молодой господин Чи, случилось огромное горе, все змеи испарились!

Чи Чэн моментально сел в постели, его глаза полыхали от ярости, даже голос источал дикую опасность:

- Как такое могло произойти?

- Я подозреваю, что я и мой старший брат оказались под воздействием наркотиков или снотворного, прошлой ночью мы заснули тяжелым сном и ничего не слышали, когда мы проснулись, было уже больше 9 часов. Тогда мы вдвоем быстро направились в восточную часть дома и осмотрели обе комнаты, все стеклянные ящики исчезли, даже в вашей комнате не осталось змей.

- Ну, а Сяо Лун? - спросил слишком спокойно Чи Чэн.

- Не знаю, я не видел его с тех пор как проснулся.

Глаза Чи Чэна были полны враждебностью и лютой злобой.

Чи Юань Дуань (отец Чи Чэна) выписался из больницы, а вернее, его даже и не госпитализировали туда. Когда взбешенный Чи Чэн направился к двери, чтобы уйти из дома, то был остановлен своим отцом.

- Я уже все для тебя устроил, через два дня ты выйдешь на работу офицером полиции в Чэнгуане.

 Чи Чэн проигнорировал своего отца.

- Только осмелься уйти! – заорал Чи Юань Дуань и с грохотом захлопнул дверь за собой. - Посмотри на себя, ты образец безделья и безответственности! Тебе 28 лет, а ты все еще не имеешь достойной работы! Посмотри на Сяо Юй, разве раньше он не был еще более безответственен и не плакался на свою судьбу? Сейчас он менеджер, он тоже любит повеселиться и играть, но никогда не «забивает» на дела! – орал и все больше распалялся отец.   

Чи Чэн сел на диван и, взяв пригоршню помидоров черри, начал закидывать их по одному в рот.

- Вы можете позвонить ему и разрешить называть вас папой, мне совершено без разницы.

- Я, мать твою, хочу это для родного сына! - Чи Юань Дуань попеременно, то покрывался красными пятнами, то резко начинал бледнеть от злости и недовольства, пока орал на сына. - Мне жаловались по телефону в офисе, как будто у меня горячая линия! И сообщили, что мой сын сексуальный извращенец, который посягнул на половую свободу и неприкосновенность молодого студента мужского пола. Тот, кто рассказывал, был очень убедителен, приведя доказательства. Чи Чэн, своими выходками ты предлагаешь мне потерять собственное достоинство? – глядя на сына, гневался Чи Юань Дуань.

Чи Чэн понял, что Сяо Лун и Го Чэн Юй объединились вместе, чтобы сделать его жизнь тяжелой.

- Ты находишь наслаждение, играя в это? Обязательно развлекаться с парнями! Ты импотент или у тебя дефект с твоими мозгами, а? – никак не мог понять и принять это отец.

Чи Чэн поднялся, отряхнул костюм и, стоя перед Чи Юань Дуань, заговорил холодным тоном:

- Я потерял сознание при виде женской груди, этого не достаточно?

Чи Юань Дуань был в бешенстве, он орал так, что еще немного и слюни полетели бы в разные стороны:

- Не говори подобного дерьма! Ты вынудил меня на этот шаг, я запер всех твоих змей, если ты хочешь чтобы они остались живы, то принимайся за работу и выполняй её честно!

Глава 17. Я хочу стать мелким торговцем

Целых два месяца У Со Вэй просидел за закрытыми дверями в клинике Цзян Сяо Шуая, чтобы переосмыслить свои поступки. Он задумался о жизненной трагедии, что случилась с ним, о его образе и смысле жизни, извлекал уроки, чтобы заложить прочный фундамент для будущего в новой жизни. Днем он покупал еду для Цзян Сяо Шуая, подметал пол, убирался в клинике… на ночь тоже оставался в клинике. Цзян Сяо Шуай хотел платить ему за его работу, но У Со Вэй не согласился, до тех пор пока Цзян Сяо Шуай давал ему убежище и пропитание...

Каждое утро, когда Цзян Сяо Шуай приходил в клинику, зевая во весь рот, У Со Вэй уже пробегал 5 км, и наводил чистоту в кабинете для осмотра пациентов.

В глазах Цзян Сяо Шуая, У Со Вэй виделся перерожденным, новым. Еще некоторое время назад, до того, как он стал изнурительно тренироваться, он был худым, сейчас дряблую кожу заменили мышцы. Контур лица становился более четкими, а черты его лица стали более ясными и манящими. Взгляд, в котором чувствовался непокорный дух и порочность, в душе всегда возбуждал и маняще притягивал его мастера и учителя, Цзян Сяо Шуая.

- Я решил начать как мелкий торговец, а когда я скоплю достаточно денег, я открою свой магазин.

 Цзян Сяо Шуай постучал шариковой ручкой по столу, по глазам было видно, что он был совсем не против:

- Это тоже трудный путь, надо будет трудиться изо всех сил. Да, кстати, как ты будешь зазывать покупателей? Ты умеешь? Давай, покричи сейчас, а я буду слушать.

- Шлифую ножницы — правлю лезвия кухонных ножей, - эти выкрики использовали не одно десятилетие, но У Со Вэй выкрикнул эти фразы так вкусно.

Цзян Сяо Шуай забавно рассмеялся, У Со Вэй последовал его примеру и тоже широко улыбнулся. Цзян Сяо Шуай был шокирован, нет, он был поражен в самое сердце, складывалось такое ощущение, как будто он очень давно не видел как улыбался У Со Вэй, это глубоко поразило Цзян Сяо Шуайя.

- Эй, твой стиль жизни, действительно, изменился, я даже не знаю, помогло это тебе или навредило.

Цзян Сяо Шуай помнил, как У Со Вэй впервые приехал сюда, к нему, помнил то чувство страха, с каким У Со Вэй смотрел на некоторые вещи. Но, несмотря на то, что ему недоставало разума и прозорливости, он всегда находился в хорошем настроении. У Со Вэй очень серьезно посмотрел и сказал Цзян Сяо Шуаю, даже в его голосе сквозила вся серьезность происходящего в душе Со Вэя:

- Все-таки жить с умом немного лучше, теперь я это понял. Но ты не беспокойся, я скажу тебе, ты прав. Я, как и раньше, до тех пор пока у тебя нет чувства неприязни ко мне, ежедневно буду улыбаться и смеяться для тебя, - сказав это, У Со Вэй улыбнулся.

Цзян Сяо Шуай, подперев лоб, пристально посмотрел на поверхность рабочего стола и пробормотал:

- Почему, мать твою, я расчувствовался? Кстати, ведь быть мелким торговцем нелегко, ты готов к этому?

У У Со Вэя было решительное выражение лица, он четко ответил:

- За эти дни я подготовился.

Цзян Сяо Шуай был немного удивлен и смотрел на Со Вэя:

- Что ты подготовил? Почему я не видел, как ты это делал?

У Со Вэй усмехнулся и произнес, опять придав своему тону серьезности:

- Разве я не занимался бегом каждый день? Это была работа. Бег на длинную дистанцию, бег на короткую дистанцию, бегал, взяв мешок с песком, бегал, неся горшки, бегал…

- Эй, - Цзян Сяо Шуай резко перебил У Со Вэя и строго посмотрел на него: - Сначала подумай, как ты будешь избегать полицейских, что ты будешь продавать, ведь у тебя должен быть план, не так ли?

У Со Вэй задумался на мгновение и медленно сказал:

- Я думал, сначала надо подобрать что-то полегче, стоимость на одежду, обувь, головные уборы слишком высокая, продавать их будет очень хлопотно, перевозить фрукты и овощи неудобно, если их не продать - они попросту сгниют, я хочу продавать завтраки. Но я не умею готовить, я не могу жарить в масле оладьи, не могу печь пирожки с начинкой, я уже, что только не обдумывал и размышлял... остается только жидкая каша.

- Продавать жидкую кашу совсем неплохо, - сказал Цзян Сяо Шуай, выслушав все, что сказал У Со Вэй.

- Варить жидкую рисовую кашу относительно просто, из полкило риса можно сварить большую кастрюлю. Тебе нужно только купить большое ведро, поварешку, пластиковые чашки и этого будет достаточно, в итоге вся стоимость будет невысока, - делился информацией доктор, внимательно глядя на Со Вэя.

Тот кивнул головой:

- Я так и думал!

Вечером У Со Вэй пошел в магазин и вернулся с мешком риса, Цзян Сяо Шуай помог ему с покупкой горшков и кастрюли, а затем, когда все было приобретено, они вдвоем в клинике попробовали приготовить кашу. Хотя семья У Со Вэя была небогата, у него были две старшие сестры и хорошие оценки, дома он почти не занимался хозяйством. Не говоря уже о том, что Цзян Сяо Шуай единственный ребенок в семье, кто бы посмел им распоряжаться. Перед плитой стояли два неуклюжих человека. Кое-как с горем пополам они промыли рис дочиста, налили воды и поставили его на огонь.

- Положи немного соды, моя мама обязательно так делает, когда варит жидкую рисовую кашу, - сказал У Со Вэй.

Цзян Сяо Шуай положил ложку соды.

- Похоже, она слишком липкая, добавь немного воды, – проговорил доктор.

У Со Вэй добавил туда миску воды.

- Слушай, а теперь она слишком жидкая, а что если добавить риса? –пробормотал У Со Вэй, внимательно, как и доктор заглядывая в кастрюлю.

Цзян Сяо Шуай добавил пригоршню риса и помешал.

- Посмотри, по-твоему, я много добавил? Нужно добавить немного воды, – серьезно сказал доктор.

"......"

Они начали поочередно добавлять то воду, то рис. Изначально они рассчитывали приготовить две пиалы каши для пробы. Конечный результат их просто ошеломил, у них получилась здоровая кастрюля риса.

- Я думаю, что уже готово, - сказал Цзян Сяо Шуай.

У Со Вэй потер руки и сначала дал полную миску Цзян Сяо Шуаю на пробу. Он внимательно наблюдал за доктором.

- Как на вкус? – взволнованно спросил У Со Вэй.

Каша была слишком горячая, Цзян Сяо Шуай взял и втянул немного в рот. - Слегка жидкая, но очень ароматная, – серьезно произнес Цзян Сяо Шуай.

У Со Вэй тоже попробовал кашу на вкус и одобрил слова Цзян Сяо Шуайя.

- На самом деле не достаточно липкая, завтра, когда буду готовить, добавлю больше риса.

- Не добавляй, иначе как ты заработаешь деньги? Мы израсходовали полкилограмма риса, чтобы приготовить одну кастрюлю каши. То есть выходит, как ты готовишь, у тебя получится ведро каши с мешка риса, плюс отнеси сюда пластиковые чашки, полиэтиленовые мешки, ты целый день будешь напрасно работать.

У Со Вэй насупился и произнес:

- Я видел, на улице продавали кашу, она была весьма липкой, возможно, мы не достаточно долго ее кипятили?

Цзян Сяо Шуай фыркнул:

- Конечно, это потому что они добавили желатин.

- Ты имеешь в виду…, - глаза У Со Вэя сузились.

Цзян Сяо Шуай прислонился к дверному косяку, глаза его были холодны, он выглядел неподобающе шикарно:

- Чего ты боишься? Сейчас много продуктов питания, которые содержат желатин, это из-за того что он полезен для человеческого организма. Во всяком случая, я – врач. Я что, могу тебя обмануть?

В прошлом, честный У Со Вэй отказался бы от предложения Цзян Сяо Шуа, ему не дало бы это  сделать чувство страха. Как он мог пойти на такое нехорошее дело? Люди покупают кашу, потому что это удобно, это безопасно. Как ты можешь их обманывать, фальсифицировать настоящие продукты, добавляя это? Продажу надо вести честно, не надо вводить их в такое заблуждение, в таком деле гораздо более ценное, чем деньги - это доверие между людьми.

Но теперь, мать твою, я так легко не сдамся и не буду наивным придурком! Я узнал, что такое деньги. Что еще?

 Несколько больших и уверенных шагов к двери:

- Жди меня, я куплю коробку оптом.

Цзян Сяо Шуай крикнул ему вслед:

- Помни, что купить надо самое дешевое!

Глава 18. Миска каши за один юань!

У Со Вэй первый раз начинал свой бизнес, поэтому дико нервничал, сердце то еле слышно постукивало, то, как будто ожидая чего-то, захватывающего стучало прямо в горле. Встав до рассвета, У Со Вэй сразу же сел на свой старый разбитый трехколесный велосипед и отправился в путь. Велосипед он нагрузил большим ведром, почти до самого верха наполненным рисовой кашей, на которую ушло пол мешка риса и одна бутылка пищевого желатина. Липкая жидкая каша бултыхалась в ведре, от этой красоты У Со Вэй в душе пел от радости.

Больше не нужно будет терпеть унижения от начальства, и работать в поте лица на других, зарабатывая деньги, с сегодняшнего дня я начну продавать кашу. Эта чашка с кашей - моя собственная, приготовленная мной. Если я продам мало, то и заработаю мало, а если продам много, то и заработаю много, я буду рад всему. Я с удовольствием поработаю сверхурочно, заработаю или потеряю – в душе у меня царит абсолютный баланс.

 - Продаю кашу! – громко кричал У Со Вэй на пустынной улице, он чувствовал себя очень счастливым.

Проехав около двух ли, У Со Вэй наконец нашел неплохое место. Тут продавали много завтраков: в основном это были жареные лепешки, блинчики с куриным яйцом, баоцзы, и никто не продавал кашу. Он нажал на тормоз. Когда уже все было готово, и У Со Вэй собрался открыть крышку, он увидел старую женщину, стоящую рядом с ним. Она, не отрываясь, смотрела прямо на него.

- Вы хотите кашу? – спросил У Со Вэй со страхом.

- Ты занял мое место, - сказала старуха, с каменным лицом.

У Со Вэй испуганно улыбнулся:

- На этот участок земли нет планирования, Вы не арендовали эту землю, как оно могло стать Вашим?

Тетя тревожно заявила:

- Спроси у них, верно ли, что я здесь бываю каждый день, чтобы продавать тут?

У Со Вэй хорошо знал правила в этой отрасли торговли, поэтому без какой-либо паники отвергнул притязания бабули:

- Я уже припарковался и все расставил, и будет тяжело теперь все передвигать. Поэтому приходите завтра, ну или в ближайшее время.

Старая женщина рассвирепела, опустила электроварку на землю и посмотрела на У Со Вэя с ненавистью в глазах:

- Хорошо, сегодня я позволю тебе здесь продавать, но, я думаю, что ты ничего не сможешь продать!

У Со Вэй тут же приступил к своей работе, как будто ничего не слышал.

- Эй, вонтоны вскипели, - начала зазывать женщина.

У Со Вэй стал зазывать используя голос в десять раз громче, чем был у женщины, чтобы «затмить» ее крики:

- Жидкая каша из риса, миска каши за один юань!

Старуха, встала рядом и начала на него кричать:

- Такой хороший мальчик, но у тебя плохие деловые качества. Это ты должен был приехать сюда, чтобы продавая кашу, устранить этот недостаток. Эх… все-таки обязательно надо получить образование, у моего сына высшее образование, он закончил учиться и сейчас он работает на государственном предприятии, ежедневно сидит в офисе, разве это преступление? Я бы сказала, он родился бедным.

- Конечно, родился бедным, - закончил предложение за старушкой У Со Вэй, играючи жонглируя поварешкой. - Если ее сын пошел работать на государственное предприятие, то почему она до сих пор здесь торгует в палатке?

Старуха покраснела от гнева, она стиснула зубы и не знала, что сказать. У Со Вэй не испугался и остался стоять в стороне, держа спину прямо.

- Дайте мне миску вонтонов.

 - Держите! Я положу Вам прямо из кастрюли.

Время шло, старуха на той стороне хорошо работала, у нее не осталось свободного времени для грызни и ругани. У Со Вэй обнаружил, что предупреждения старухи оказались верными. Все, кто приходили покупать завтраки, обходили его стороной, твою мать, чтобы купить вонтоны у этой старушенции. За прошедшие полчаса, У Со Вэй не продал ни одной чаши с кашей. Женщина на той стороне, начала напевать веселые песенки-частушки, она кидала насмешливые взгляды на У Со Вэя, намекая, что она смеется над ним, отчего эти взгляды отдавались болью в сердце У Со Вэя. Наконец, к У Со Вэю пришел первый клиент – гость, это была девушка, на вид двадцать с небольшим, у нее красивое лицо, она подошла и сказала:

- Дайте мне чашку каши.

У Со Вэй вдруг испугался, он сразу же открыл крышку и набрал полную поварешку каши. Вдруг от волнения, поварешка выскользнула из его руки, сделав в воздухе красивую лихую дугу. Глаза очаровательной молодой девушки странно смотрели на него. Еб твою мать! Она упала в ведро с кашей. У Со Вэй стоял рядом с ведром и с отчаянием смотрел на эту картину. Ведро было глубокое, поварешка упала на самое дно, и чтобы ее достать, необходимо было засунуть туда всю руку.

- Я сожалею.

Девушка ушла, по ее лицу было видно, что она испытывала смущение от всего произошедшего. Он стоял и думал, что хоть так, хоть этак, но ничего не сделаешь, придется вернуться домой, чтобы вытащить поварешку.

Когда У Со Вэй приблизился к торговому месту старухи, та специально крикнула на всю округу:

- Ой, на поварешке бактерии, она упала в кашу, что же можно сделать?

У Со Вэй незаметно стиснул зубы, но молча сел на трехколесный велосипед и поехал домой. Цзян Сяо Шуай услышал шум снаружи, он знал, что это вернулся У Со Вэй.

 Он подошел к двери и посмотрел на него:

- Отлично! Что так быстро, уже все продал?

- Какое тут? Поварешка упала прямо в ведро с кашей.

Цзян Сяо Шуай …

У Со Вэй открыл ведро с кашей и поглядел, когда он собирался в дорогу, то каша была равномерной, имела мягкообразный вид, то сейчас она стала похожа на клей. С бессердечным упорством, он вылил половину каши, вытащил половник, долил полведра воды и добавил из бутылки еще желатина, все смешал до готовности.

- Остальную половину ведра, я оставлю, чтобы продать вечером! Сказав это, У Со Вэй снова сел на свой трехколесный велосипед и, крутя педали, направился снова покорять отрасль торговли.

Глава 19. Городское Административное Бюро правопорядка

В семь часов Чи Чэн уже сидел в своем автомобиле и ехал на новую работу. Сегодня был первый рабочий день в Городском Административном Бюро правопорядка или Ченгуань, как их называли в народе. Наконец он прибыл в этот участок. Главы разных отделов наперебой приглашали его к себе в кабинеты на чай, так и не давая ему представиться новым сослуживцам. Все были в курсе, что его отец работает Генеральным Секретарем партии, а дядя - Глава Городского Административного Бюро Управления. 

К тому моменту, как Чи Чэн прибыл на свое новое место работы, о нем уже вовсю судачили направо и налево, и при любом удобном случае бегали смотреть на него с большим любопытством. Когда первая смена у Чи Чэна закончилась, он вдруг решил выехать патрулировать улицы. Капитан набегу собрался и пошёл к машине, чтобы начать патрулирование вместе с Чи Чэном. На улице уже давно стемнело и сквозь лобовое стекло автомобиля они могли наблюдать тонкий слой тумана, который поглощал в себя весь свет и яркие огни. Но это не мешало оживленной жизни на улицах - холодная погода не мешала энтузиазму уличных мелких торговцев и разносчиков. Крики и шум можно было слышать отовсюду, а воздух, который смешивался с различными запахами, был ощутим даже в автомобиле.

У Со Вэй как раз торговал на этой улице. Слева от него пожилой мужчина продавал сладкий картофель, а справа от него продавали обувь.

- Эй, как долго ты этим занимаешься? - спросил У Со Вэй у торговца обуви.

 Мужчина присел на корточки, закурив, а затем слабо ответил:

- Более двух лет.

- Тебя когда-нибудь ловили Ченгуань? – спросил со страхом У Со Вэй.

- Никогда, - засмеялся мужчина.

- Как это тебе удалось? - восхищенно спросил У Со Вэй.

Продавец обуви долгое время не отвечал, У Со Вэй уже отчаялся услышать хоть что-то, но вдруг он услышал от дедушки со сладким картофелем ответ:

- Потому, что он там работает.

В огромных глазах  У Со Вэя блеснула искра, которая, как яркий свет, озарила собой всю темноту.

- Я работаю там днём, а вечером, после работы и очередной смены, я уличный торговец. У меня нет другого выхода, у меня двое детей. Я не могу прокормить обоих на такую маленькую заработную плату, – печально произнес торговец обувью.

У Со Вэй закусил губу и с тоской подумал, что действительно, никто не живёт лёгкой жизнью.

- Значит, если я буду всегда рядом с тобой, меня не поймают патрульные? - спросил У Со Вэй.

- Ну, получается, что да...

Но мужчина начинал говорить тише, увидев издалека сигнальные огни, которые мигали на всю улицу. Выражение лица его резко изменилось. Он быстро упаковал всю свою обувь и быстро побежал в противоположном направлении, сбивая на своём пути несколько лавок, убегая от патрульных.

У Со Вэй думал, стоит ли ему убежать или нет, а затем увидел как дед, что торговал рядом с ним, уверенно стал рядом, явно не собираясь закрывать свою лавку.

- Вы почему не убегаете?

Старик уверенно ткнул пальцем вправо. Рядом с торговцем арбузами стоял огромный устрашающий мужик ростом 1.80 см, с татуировкой на руке, с таким взглядом, с которым явно не пошутишь. Похоже, проблемы были близко.

- Его зовут Хеиджы. Он нас прикрывает. Ченгуань никогда не прикоснутся к нему, и он в одиночку и без проблем справится сразу с тремя.

Только дедушка закончил говорить, как патрульная машина остановилась прямо перед Хеиджи и два патрульных вышли из автомобиля.

 - Это тот еще хитрец и не простой человек! Он всегда всех бьет и использует грубую силу. Он однажды ударил торговца специями и сломал ему руку.

Дед указал пальцем на человека рядом с Чи Чэном, но было так темно, что У Со Вэй не видел толком, к кому из двоих патрульных это относится. Тем временем, два Ченгуаневца подошли к ларьку этого двухметрового верзилы. Никто не слышал, о чем они разговаривали, но буквально через считанные минуты между ними вспыхнул конфликт. Сначала капитан толкнул верзилу, затем этот бугай молниеносно ударил в ответ. Наблюдая за этим, У Со Вэю хотелось закричать от злобы. Капитан, видя удар, тут же пнул здоровяка ногой, и этот так называемый защитник, способный справится в одиночку сразу с тремя, сейчас летел в другую сторону всего от одного удара, громя под собой арбузы, которые образовали кровавое месиво. Арбузный сок и мякоть разлетелись повсюду, делая улицу похожей на кровавое побоище. Крики раздавались по улице, и в этой общей панике дед, быстро толкая свою повозку со сладким картофелем, мигом исчез.

У Со Вэй не мог толком рассмотреть лицо Чи Чэна, но он видел валяющегося на земле здоровяка. Убегали все, не разбирая дороги, и когда улица полностью опустела, на ней в гордом одиночестве остался лишь один У Со Вэй, который не двигался. Патрульные подошли и встали прямо перед ним. Чи Чэн цепким взглядом посмотрел на У Со Вэя. На патрульном Ченгуаня была одета фуражка, которая не позволяла разглядеть его лицо, в поле зрения у Со Вэя был лишь сильный подбородок, и тонкая линия губ. Из его рта торчала сигарета. Несмотря на то, что темнота не позволяла разглядеть две фигуры, от них таки и веяло холодом и равнодушием…  У Со Вэй с тоской подумал, что сигареты в данный момент, точно, могли бы помочь ему сейчас успокоиться.

Первым заговорил капитан:

- Почему ты не убежал? ...Ты прям так застыл от страха?  ...Я с тобой разговариваю, дебил! ...Ты я смотрю, получаешь удовольствие, держась до последнего? - капитан шумно выдохнул и резко замолчал.

У Со Вэй от панического ужаса не то, что не мог двигаться, он даже не мог ничего ответить, он лишь поднял голову и наткнулся на холодный взгляд Чи Чэна, а затем он развернулся и медленно поднял свое ведро, повернулся обратно и посмотрел в строну своего трехколёсного велосипеда. Чи Чэн лишь увидел только пару черных блестящих глаз, из которых исходило странное сияние.

У Со Вэй быстро повернулся и кинул свое ведро каши прямо на Чи Чэна. ...

Вся улица погрузилась в гробовое молчание. Капитан вдруг почувствовал холод по всему своему позвоночнику.

У Со Вэй подумал, что Чи Чэн увернётся от каши, он даже представить не мог, что тот будет стоять как статуя, не сдвигаясь с места. Чи Чэн сейчас стоял, наполовину вымазанный в густой каше. «Бежать! Если я сейчас же не унесу отсюда ноги, то, я труп!» - пронеслось в голове У Со Вэя, он бросил на ходу свой велосипед и котелок, убегая на запад.

Очнувшись от шока, капитан быстро побежал за У Со Вэем, загоняя того в тупик. У Со Вэй увидел под своими ногами кирпич, он быстро поднял его и бесстрашно ударил себя им по голове, ломая его на куски.

- Видели! Вот на что я способен!

Капитан просто остолбенел.

У Со Вэй взял кусок кирпича и постучал им себе по лбу, а затем продолжил бросать им вызов:

- Что, не собираешься бороться? Давай! Разве вы не используете насилие в качестве наказания?

 Капитан начал чувствовать слабость в ногах, но вдруг Чи Чэн резко побежал в их сторону.

Вот тут У Со Вэй и почувствовал, как тучи сгущаются над ним, резко изменяя погоду. Он швырнул остатки кирпича и побежал со всех сил! Он бежал так, что подошвы сверкали. Он даже не предполагал, что умеет так быстро бегать!

Чи Чэну пришлось остановиться и прекратить погоню за ним, поскольку его тело отказывалось работать полноценно, он весь повяз в этой густой и липкой каше. Глаза Чи Чэна были сосредоточены на тени мелькающей фигуры парня, и в его голове проскочила лишь одна мысль, но звучавшая как приговор: Я тебя поймаю, будь уверен!

Глава 20. Побритый

- Пффф...ахахаха - Го Чен Юй смеялся, разбрызгивая слюни на ветровое стекло машины, было просто дико смешно. Его плечи вздрагивали от смеха. Он остановил машину на перекрестке, чтобы увидеть, как старший сын семьи Чи будет исполнять свои обязанности в качестве сотрудника Ченгуань. И даже представить не мог, что станет свидетелем такой сцены. Чи Чэн был весь в густой каше, так ещё и позволил этому мелкому торгашу сбежать. С таким-то характером как у Чи Чэна? Чи Чэн никогда в жизни не помилует ни одного человека, пока он достаточно не настрадается. Не важно, насколько бесстрашным и шаловливым был Го Чен Юй, но он в жизни бы не стал конфликтовать с Чи Чэном. Этот уличный торговец стал его восхищать.

- Вот это да! - Го Чен Юй стал поглаживать свой живот, который уже начинал болеть от смеха.

- Ты, случайно, не нанимал этого парнишку за деньги, а?

- Я его не знаю, - улыбнулся Ли Ван.

Го Чен Юй постучал двумя пальцами по рулю автомобиля:

- Тогда мы должны посетить этот Божий дар.

Таким образом, Го Чен Юй направился по следу бегущего У Со Вэя.

У Со Вэй же бежал изо всех сил, ему казалось, что еще чуть-чуть и его легкие просто выскочат прямо из горла. Он резко остановился возле входа в клинику и рванул в приемную. Вбежав в комнату, он наткнулся на Цзян Сяо Шуая, безмерно удивив его своим поведением, а затем надежно запер дверь.

- Что случилось? - спросил Цзян Сяо Шуай.

У Со Вэй глубоко вздохнул и прохрипел:

- За мной гонятся Ченгуань.

В этот момент на улице, возле клиники, на стоянке припарковалась машина.

- Никому не говори, что я тут, - сказал У Со Вэй доктору.

Цзян Сяо Шуай взглянул на улицу и просто застыл от шока. В полиции так много платят, что сотрудники могут себе позволить раскатывать на Mersedes-Benz?...

Тем временем, Го Чен Юй уточнял снаружи:

- Ты уверен, что он пошел в эту сторону?

- Я видел, как он забегал в эту клинику, - кивнул Ли Ван.

Го Чен Юй вышел из машины и под пристальным взглядом Цзян Сяо Шуая медленно открыл дверь клиники. Снаружи было темно, поэтому Го Чен Юй не мог толком разглядеть, как выглядит Цзян Сяо Шуай, но отметил, что выглядел он очень привлекательно.

- Что вам нужно? - спросил Цзян Сяо Шуай.

- Врач, - очень вежливо рассмеялся Го Чен Юй.

Цзян Сяо Шуай повернулся и пошёл в клинику. Го Чен Юй следовал прямо за ним. Они сидели напротив друг друга, и это дало возможность Го Чен Юю поближе рассмотреть его внешность и фигуру. Присмотревшись к нему получше, он и вовсе забыл не только то, зачем пришел, но и самого себя забыл. Внимательно наблюдая за доктором, он рассматривал его с головы до пят. Ему уже не терпелось добраться до оголенной кожи, развернуть эту обертку и попробовать начинку Цзян Сяо Шуая,  узнать его "ещё ближе".

Цзян Сяо Шуай намеренно смотрел на Го Чен Юя безразлично.

- Что вас беспокоит? - серьёзно спросил доктор.

Го Чэн Юй наклонился к кончику носа Цзян Сяо Шуая и шепнул:

- Угадай.

- Если вас беспокоят гинекологические заболевания, то пройдите в гинекологическую клинику. Как выйдите, поверните налево, затем пройдите 30 метров, сядьте на вторую ветку и доедете прямо до клиники, - деликатно произнёс Цзян Сяо Шуай своими тонкими губами.

- Ты выглядишь так здорово, - Го Чэн Юй игриво посмотрел на него.

- К офтальмологу пройдите в госпиталь Тонгерн.

- Тебе ведь нравятся парни, так ведь? – не мог успокоиться Го.

- С психическими заболеваниями - в госпиталь Ань Дин на обследование.

Го Чэн Юй гордо потянул локоть Цзян Сяо Шуая от медицинских карточек и проникновенным голосом спросил:

- А что если у меня проблемы с сердцем?

- Пожалуйста, наберите 101, - холодно ответил доктор.

Го Чэн Юй улыбнулся и посмотрел вниз на табличку с именем доктора:

-  Цзян. Сяо. Шуай. Я запомню.

Чи Чэн подъехал домой. Каша на его вещах уже затвердела и прилипла, словно клей. Это было просто отвратительно и мерзко. Зайдя, он тут же разделся и пошёл в ванную, чтобы отмыться. Первым делом он стал вымывать кашу с волос. В результате, проведя в ванной полчаса и перепробовав все возможные методы, кашу с волос  так и не удалось смыть.

Твою мать... Да тут тонны загустителя!

Нет, он видел торгашей с черствым сердцем, но такого черного сердца - ещё никогда. Если это попадёт в желудок, разве оно не должно склеить все внутренности?

Чи Чэн надел кепку, взял Сяо Бао и пошёл в салон красоты на первом этаже.

- Аа...! - Девушка, которая выглядела, будто ей только что дали пинок под зад, закричала в ужасе, а на крики прибежал и сам хозяин. К счастью, хозяин не боялся змей, он даже попробовал потрогать голову Сяо Чу Бао.

- Эта змея действительно очень красива. И цвет кожи очень красивый, - сказал хозяин салона.

- Стрижку, - это было все, что слетело с губ Чи Чэна.

Владелец салона лично занялся его волосами и снял кепку с головы Чи Чэна. Его губы подрагивали от увиденного. Он хотел рассмеяться, но глянул на лицо Чи Чэна через отражение в зеркале и просто не посмел хоть как-то отреагировать на увиденную картину.

- Какую стрижку вы хотите? – предварительно спросил хозяин салона.

Чи Чэн взглянул в зеркало.

- На ваш вкус. Если это избавит меня от этой дряни в волосах, можете срезать сколько надо.

Хозяин смотрел на его волосы, пытаясь найти какой-то способ, избавится от каши. В конце концов, под небывалым давлением, он горько посмотрел на клиента, еле слышно произнес:

- Это... я могу предложить только побрить вас.

 

========== Главы 21-30 ==========

 

Глава 21. Враги часто пересекаются

У Со Вэй не решился открыть свой киоск на той же улице, поскольку боялся, что может быть пойман Чи Чэном. Более того, Со Вэй переехал как можно дальше от того места. Он снова приобрел себе котелок из нержавеющей стали и подержанный трехколёсный велосипед. Потратив несколько дней на подготовку, он, наконец, опять открылся.

У Со Вэй познакомился с дедушкой, который очень искусно выдувал карамельные конфеты. Тот был довольно пожилым и очень добрым. Когда каша не продавалась, он наблюдал за тем, как дедушка делал конфеты из сахара, ему тоже захотелось научиться этому ремеслу. Если он первым продавал свой товар, то подходил к дедушке и скупал все оставшиеся конфеты. Он переживал, что дедушке придётся ещё длительное время стоять вот так, подавая их, а ведь для его тела это была большая нагрузка в таком преклонном возрасте. Однажды у дедушки завязался спор с одним из сотрудников Ченгуань. Полицейский требовал от старика, чтобы он перешел на другое место, но дед отказывался. Тогда полицейский похлопал старика по плечу, но тот вдруг резко упал на землю, стал кататься по земле, корчиться и громко орать:

- Мне больно! Как мне больно! Эта боль сведет меня с ума!

Полицейский испугался, что из-за этого наживет себе кучу проблем, и быстро сел в машину, чтобы уехать, но старик лёг прямо ему под колёса, перегораживая собой выезд, а затем начал требовать от него компенсацию. Толпа знала правду, что этот старик постоянно обвинял городское управление и вечно издевался над сотрудниками Ченгуань. И в этот раз полицейский, не выдержав такого давления, дал ему 1000. Старик был счастлив, что за свою комедию получил хорошие деньги.

После того как полицейский уехал, старик поднялся, отряхнул пыль и гордо сказал У Со Вэю:

- Что? Хочешь со мной поругаться? Он все ещё новичок! Тебе ещё сколькому нужно научиться...

 После этого случая У Со Вэй перестал покупать у него конфеты. Он понял, что в этом мире нет слабых людей. Каждый играет по собственным правилам, не проявляя ни к кому сочувствия. Наступили выходные, и на улицах появилось очень много людей, желающих перекусить. В этот раз, кроме каши, У Со Вэй ещё сварил котелок кукурузы.

 - Дайте два початка и миску каши.

- Вот. С вас пять долларов.

У Со Вэй получил десятку, положил её в сумку, а затем достал пять долларов и передал сдачу. Только он хотел опять начать зазывать покупателей, как заметил недалёко знакомую машину. Неожиданно из неё вышли две фигуры, и страх начал душить У Со Вэя.

Ю Е была в дизайнерской одежде и держала в руках сумочку. Её вещи сияли на солнце, все это выглядело очень дорого и красиво. Мужчина рядом с ней был одет проще, но было видно, что он богат. С тех пор как они расстались, Ю Е сменила троих бойфендов, а этот был её четвёртым. Его звали Ван Цзенлон.

У Со Вэй старался не смотреть на них и даже пытался игнорировать, когда они проходили мимо, но вдруг Ю Е крикнула:

- Эээ? У Ци Цюн!

Несмотря на то, что на У Со Вэе была шляпа, она все равно признала его.

- И ты называешь продажу каши и кукурузы своим предприятием, это у тебя такой бизнес? - Ю Е насмешливо подняла один початок и посмотрела на У Со Вэя. - Продаёшь початки за 50 центов? И за день это получится 50 долларов, не так ли? Ого-о! Так много! Я так рада за тебя! Это так многообещающе!

Ван Цзенлон приобнял Ю Е за талию и, притворившись, что начинает злиться, нагнулся и прошептал ей на ухо: 

- Не будь такой грубой.

Затем Ван Цзенлон повернулся к У Со Вэю, посмотрел на него и заговорил, шутя:

- Мой кирпичный брат, не принимай близко к сердцу слова моей девушки, она очень болтлива. Если честно, мне тебя жаль. Вы вместе прошли через плохое и хорошее в течение этих семи лет, испытали так много эмоций, и ты подарил ей так много своей любви. Я слышал, когда Ю Е рассталась с тобой, ты даже пытался покончить с собой, да? Я чувствую себя таким плохим мужиком! Как я мог увести девушку у такого несчастного парня? Тебе же сейчас трудно найти новую подругу, да?

- Не скажи, - У Со Вэй медленно отдернул свои рукава, посмотрел на Ван Цзенлона и засмеялся. - Это мне должно быть тебя жалко. Тебе приходится тратить много денег на ювелирные украшения в известном магазине, только чтобы переспать с ней. Я же потратил всего 15 долларов на отель, чтобы лишить её девственности. Насколько низко ты ещё готов пасть, чтобы переспать с ней?

 Лицо Ван Цзенлона просто позеленело после услышанных слов.

- У Ци Цюн! У тебя совесть есть? - Ю Е уже замахнулась на У Со Вэя, но тот с легкостью, все ещё улыбаясь, перехватил её руку.

- Не пачкай свои благородные руки, - сказал У Со Вэй.

Ю Е не могла поверить, насколько напыщенными и жесткими стали слова У Со Вэя. Раньше он был более мягкосердечным и чутким.

Ван Цзейлон просто взбесился. Он начал бить У Со Вэя, но тот использовал свою крепкую, как камень, голову, чтобы блокировать удар кулаком в свое лицо. Ван Цзенлон взревел от боли и замахнулся на парня ногой, но и от этого удара У Со Вэй уклонился. Двое мужчин вышли из машины, это были сопровождающие их телохранители.

- Быстро избейте его и уничтожьте его лавочку!

Не важно, насколько крепка у него была голова, он не мог конкурировать с двумя профессиональными телохранителями. Он не просил о милосердии и пощаде, У Со Вей просто прикрыл руками самые жизненно важные места - свои блестящие чёрные глаза. Их было видно сквозь щель между руками, они неотрывно смотрели в лицо Ван Цзенлона, пытаясь навсегда запомнить это чудовищное и жестокое лицо. В конце Ван Цзенлон наступил на шею У Со Вэя и высокомерно сказал:

- Бедненький ублюдок, ты всю жизнь будешь влачить  жалкое существование , так и не сможешь сбежать от этого или хоть что-то изменить. Возвращайся обратно в свою деревню и женись на какой-нибудь бродяжке. Ха-ха-ха...

Глава 22. Скоро наступившая расплата

Чи Чэн припарковался возле крутого клуба «Сан Ли Тан» - это был шикарный танцевальный клуб - и в своем спокойном стиле прошел внутрь. В отдельной комнате уже сидело пять-шесть человек в ожидании. Послышался звук открываемой двери, и пожилой мужчина в очках быстро подошёл к появившемуся Чи Чэну и сказал ему на ухо:

- Нам удалось найти этого сопляка. Он хотел уехать за границу.

Чи Чэн не ответил. Он молча прошёл к дивану. В его взгляде, направленном на Сяо Луна, читалась ярость и дикая опасность. Сяо Лун по-настоящему паниковал, он плакал и умолял Чи Чэна его простить.

- Чи Чэн, я не хотел тебе лгать, клянусь. В тот день пришёл твой отец и вместе с ним пришли несколько офицеров. Я тогда напугался до полусмерти. Твой отец мне приказал, а я не посмел его ослушаться при таком количестве вооруженных людей.

- Да кому ты тут заливаешь свое дерьмовое вранье? - сказал один из мужиков, что стояли рядом с Сяо Луном, а затем резко ударил его по лицу. - Очевидно, что ты сам сделал это выбор! Мы проверили звонки с твоего номера. Ты звонил в Комитет Муниципальной Партии! На номер Го Чэн Юя! Ты уже был с ними заодно, когда этот старик приехал туда!

Оправдания Сяо Луна не сработали. Он вырвался из держащих его оков, и быстро залез на колени Чи Чэну и заплакал.

Чи Чэн дотронулся до его лба и еле слышно произнёс:

- Не плачь. Поднимись и станцуй для меня.

Сяо Лун поднял на Чи Чэна красные глаза:

- Ты не злишься?

Чи Чэн гордо махнул головой, приказывая Сяо Луну станцевать. Сяо Лун неуверенно поднялся и пошёл в центр танцпола и начал прыгать и страстно извиваться под динамичную музыку. У людей, наблюдающих за этими агонизирующими плясками, чуть кровь носом не пошла. Сяо Лун увидел улыбку на лице Чи Чэна, и это успокоило его. Он расстегнул свою рубашку, спустил её на плечи и стал соблазнительно покачивать бедрами, надеясь вызвать экстаз.

- Посмотри, он такой распутный, как думаешь это всем понравится? - спросил Чи Чэн сидящего рядом Ганн Цзы.

- Очень даже неплохо, - ответил  тот.

Чи Чэн обратился к остальным присутствующим мужчинам:

- А вам как, парни?

Все мужчины стали кивать головами и активно хлопать, зал наполнился смехом.

- Тогда, оставайтесь тут и можете играть с ним в свое удовольствие. Я вас покидаю.

Чи Чэн лишь сделал шаг в сторону двери, как Сяо Лун вдруг наконец понял, что происходит. Он заплакал и побежал в сторону Чи Чэна, но был остановлен несколькими мужчинами.

- Чи Чэн! Чи Чэн, не делай этого! Хорошо, я признаю, я был не прав, ладно?

Ган Цзы последовал за Чи Чэном, но стоило Чи Чэну мельком взглянуть на него, как Ган Цзы остановился.

- Скажи, чтобы были осторожными и не заиграли его до смерти.

- Понял.

Чи Чэн вышел на улицу, но не успел вдохнуть свежего воздуха, как увидел, что кто-то бешено пинает по его машине, матерясь на всю улицу.

- Твою мать! Чья это машина? Какого ты тут заблокировал дорогу? Быстро перепаркуй её или я ее разобью! - орал мужик.

Этим некто оказался Ван Цзенлон. Он часто приезжал в этот клуб, но дороги возле клуба узкие, и трудно найти место, чтобы припарковаться. Сейчас возникла именно та ситуация - ни одного свободного парковочного места. Ван Цзенлон почувствовал, как теряет свое лицо, находясь возле чужой машины и глядя на свой автомобиль, который на её фоне казался ему убогим. Чи Чэн молча подошел.

Ван Цзенлон проревел прямо в ухо Чи Чэну:  

- Эй, лысый, твой автомобиль? Быстро перепарковался!

Ю Е долго смотрела на Чи Чэна. Тот, кого Ван Цзенлон назвал лысым, был одет в форменные брюки, обычный джемпер, и простой пиджак, на руках не было часов, а в глазах читалось такое высокомерие и презрение ко всем окружающим, что просто дух захватывало. Ю Е почувствовала его мощную ауру, когда он открывал дверь автомобиля. Её саму и ее сердце просто притягивало какой-то магнитной силой в сторону его дорогой машины. Чи Чэн не сразу завёл машину. Он смотрел на Ван Цзенлона через опущенное окно.

- Да чего ты ждёшь? Быстро уехал отсюда!

Чи Чэн развернулся и уехал. За все время этих разборок, он не произнес ни слова от начала до конца. Примерно через час Ван Цзенлон и Ю Е вышли из клуба. Ван Цзенлон был пьян, его руки бродили по всему телу Ю Е, несмотря на то, что они были на улице. Ю Е почувствовала отвращение, и быстро оттолкнув руки Ван Цзенлона, подошла и села в машину. Всю дорогу ее ум был занят только Чи Чэном. Как его описать? Он не был красавцем номер один, но имел шарм и был чертовски привлекателен. Это было так сложно сформулировать. У него был такой мощный лоб, жесткая линия бровей, широкие, как гора, плечи и сильные руки, которые способны обвить тебя очень крепко. Такие сильные руки, как те, что открыли двери той непростой машины, должны были удовлетворить все ее потребности, ведь так? Без каких-либо предупреждений машина сделала резкий поворот, вырывая этим Ю Е из задумчивости.

- Ты что, не можешь вести машину ровно, а? - нетерпеливо сказала она Ван Цзенлону. 

Разум Ван Цзенлона был затуманен. Машина перед ними ехала то левее, то правее, отчего его начало укачивать. Его лицо покраснело, а руки не могли нормально поворачивать руль.

Несмотря на все старания автомобиля, который ехал впереди, пытаясь увернуться от машины Ван Цзенлона, тот всей своей ездой создавал опасность на дороге. И вдруг он начал замедляться и резко нажал по тормозам. Через несколько минут прозвучали крики.

На дороге, как раз в слепой зоне мониторинга дорожной камеры, его машина протаранила машину, которая была впереди и перевернулась. Лобовое стекло разлетелось на куски, а передняя часть машины была сильно деформирована. Перед отъездом со стоянки Ю Е пристегнулась ремнем безопасности, что спасло её от сильных повреждений и она все ещё была в сознании. Но, Ван Цзенлон был не пристегнут и сильно пострадал - его проткнуло деформированной стальной обшивкой автомобиля. Он был весь в крови и мгновенно потерял сознание. Ю Е не решалась посмотреть на него, боясь повредиться рассудком. Она, словно на автомате, постаралась как можно быстрей выбраться из машины. После того как дверь была открыта, она быстро выползла и упала прямо на землю, сил шевелиться не было совершенно. В поле своего зрения Ю Е вдруг увидела пару кожаных ботинок. Низ форменных брюк, которые свободно свисали по ногам. Ю Е быстро подняла глаза и увидела серую куртку. Владелец этой куртки смотрел с ухмылкой прямо на нее.

Глава 23. Наконец-то я догнал тебя

Цзян Сяо Шуай выглянул на улицу. Сегодня пошёл первый за эту зиму снег, он падал крупными хлопьями и ложился на землю. Доктор вышел на улицу, ступив на снег, он сполна почувствовал, как было скользко, и решил не идти сегодня домой, а остаться в клинике.

У Со Вэй сидел на кровати в задней комнате, скрестив ноги. Он глубоко вдыхал и медленно выдыхал что-то бормоча.

Цзян Сяо Шуай стукнул У Со Вэя по голове и спросил: 

- Что ты делаешь?

- Не мешай, - перехватил тот руки доктора. - Я медитирую. Я хочу повысить свою мудрость.

 Цзян Сяо Шуай посмотрел на руки У Со Вэя, на них были кровоподтеки. Несмотря на то, что У Со Вэй не рассказал ему, было понятно, что его избили, и было большой удачей, что он смог добраться до дома самостоятельно. Но все же лучше было бы обо всем рассказать и не удерживать все глубоко в себе, обвиняя в случившемся только себя. Тогда он был бы зол, когда его обижают другие люди, а не думал, что это его вина и больше ничья. 

После длинной паузы У Со Вэй заговорил:

- Не хочу больше быть торговцем.

Цзян Сяо Шуай не смотрел на У Со Вэя, когда он это произнес. Немного задумавшись, спросил:

- Чувствуешь, что теряешь свое достоинство и социальный статус? Это намного хуже твоей бывшей работы, не так ли?

- Нет, - вздохнул У Со Вэй. - Я подсчитал, что за неделю я заработал 200 долларов. Но беря во внимание то, что я потратился на два трехколесных велосипеда, два котелка из нержавеющей стали и три ложки, и в итоге получается, что я наработал себе в убыток. Разве это не расточительство? Работал всего неделю, а мне пришлось купить целых два котелка и поварешки - это прямо талант какой-то. Похоже, быть торговцем слишком рискованно.

- И чем ты собираешься заняться дальше? - спросил доктор.

После тщательного обдумывания У Со Вэй ответил: 

- Уличными представлениями.

Мышцы лица Цзян Сяо Шуая начали непроизвольно подергиваться.

- Я много обо всем этом думал, доктор. Чтобы торговать, я должен много тратиться и готовить товар к продаже. А когда занимаешься уличными представлениями, то чтобы заработать, опираешься только на свои уникальные навыки, способности и свои труды.

- И чем же ты собрался зарабатывать? – спросил с усмешкой на лице Цзян Сяо Шуай.

- Моей железной головой!

Улицы были все окутаны холодным воздухом, но становилось жарко от чувства популярности. Большая толпа с энтузиазмом окружила уличного артиста. Старомодный магнитофон на максимальной громкости орал что-то странное, производя нечеловеческий шум.

- Пираты синеликого Доу Юмы, красноликие Гуан Гон, воюющие в Чангша, желтолицые из Вейда, белоликие из ЧаоЧао, чернолицые из Жан Феи, по прозвищу Ча Пен...

Магнитофон разрывался короткими звуками, а потом послышался громкий «ба-бах». Это был звук удара кирпича об голову!

- Хорошо!

Толпа взорвалась аплодисментами, они неистовствовали от восторга, в то время как испуганные дети плакали от страха.

 У Со Вэй надел маску, которая позволяла видеть только его глаза. Он бдительно осматривался по сторонам, опасаясь, что этот долбанный инспектор Чи Чэн может появиться в любой момент. На полу, под ногами, валялось много кирпичей, которые У Со Вэй ходил и собирал в мешок. Кирпичи стояли рядом с коробкой и У Со Вэй всегда благодарил людей, которые бросали туда деньги.

-----

- Не ходи в тот район. Там холодно и много нищих побирушек, - уговаривал капитан Чи Чэна.

Чи Чэн проигнорировал его слова и сделал то, от чего его пытались отговорить.

- Фиолетовый царь доверил храм зеленому демону, который сражался с Яшей, золотым Королем обезьян, серебряный монстр и серые эльфы вместе хохотали: ха-ха-ха... Ба-бах….

- Почему тут так много народу? – удивился капитан.

Чи Чэн и капитан быстро влились в толпу и прошли в середину. Чи Чэн был высок, это позволило ему видеть, что там происходит, несмотря на то, что он стоял далеко от источника шума. Капитан же, наоборот, был низкого роста, как карлик, и ему было тяжело даже пробираться сквозь толпу. Все, что оставалось капитану, так это спрашивать у людей в толпе:

- Что там происходит?

- Представление, там кирпичи об голову разбивают, - ответил кто-то из толпы, а затем развернулся обратно, продолжая наблюдать за выступлением.

Капитан вспомнил уличного продавца, которой ударился в бега, после того как перевернул котелок каши.

Он засмеялся и сказал:

- В этом году уличные танцы или хип-хоп уже не так популярны? В моду входит разбивание кирпичей? Тогда, это уже второе такое представление за неделю...

Чи Чэн посмотрел в центр, где проводилось представление, и увидел знакомые блестящие черные глаза выступающего, которые сразу узнал. Я наконец поймал тебя!

Капитан уже хотел начать разгонять толпу, как Чи Чэн показал ему, чтобы не делал этого. В настоящий момент представление подходило к своему пику. Энтузиазм толпы возрос и звон монет, летящих в У Со Вэя, делал все ещё более зрелищным и захватывающим. У Со Вэй даже не заметил двух сотрудников Ченгуань, пробравшихся в толпе, адреналин просто зашкаливал в его крови, интуиция сейчас безбожно спала.

- Кто-то может подумать, что мои кирпичи не настоящие. Как насчёт того, чтобы кто-нибудь подошел и проверил их...? – У Со Вэй пробежался глазами по толпе.

- Вот ты, лысый парень. Да, ты. Подойди и проверь их для всех.

У Со Вэй показал пальцем на самого красивого и высокого парня во всей толпе, и это оказался один из Ченгуаня. Чи Чэн яростно улыбнулся и вышел из толпы. Народ смотрел на него в ожидании.

- Пожалуйста, осмотрите этот кирпич. Хорошо посмотрите и скажите...

- Подделка.

У Со Вэй так и не закончил свою фразу. Вдруг его глаза ослепила ярко сияющая форма, которая, казалось, чуть не сделала его слепым. У Со Вэй резко выскочил из толпы, держа в руках кирпич...

В прошлый раз Чи Чэн был весь в липкой густой каше, и этому жулику удалось сбежать, но в этот раз, без добавки на голове в виде гребаной каши, разве он предоставит ему хоть одну возможность для побега? Сделав несколько быстрых шагов в сторону У Со Вэя, он крепко схватил его за воротник и прижался к нему.

У Со Вэй попытался разбить себе об голову кирпич, что остался у него в руках, надеясь напугать этим Чи Чэна. Он хотел показать этому наглому и бесившему его сверх меры инспектору, что он не является лёгкой добычей, но неожиданн Чи Чэн перехватил и сжал кирпич в своих руках, раскрошив его на мелкие кусочки, как будто он был из песка.

Губы У Со Вэя затряслись, и все тело пронзила мелкая дрожь от увиденного.

Чи Чэн приподнял его подбородок:

- Пойдём-ка, прогуляемся.

Глава 24. Я честный 

У Со Вэй был задержан, находясь в городском управлении, он сидел в кабинете Чи Чэна. Маска была наконец снята, и Чи Чэн мог разглядеть лицо этого парня.

Кроме пары больших блестящих глаз, в его лице не было ничего особенного, всё, как у любого другого человека. Полные спокойствия глаза У Со Вэя даже не удосужились взглянуть на Чи Чэна.

Чи Чэн начал заполнять протокол.

- Имя? – холодно спросил Чи Чэн.

- У Со Вэй (переводится как «не важно»).

«Не важно?» Чи Чэн сузил глаза и посмотрел на У Со Вэя. «Этот парень настолько храбрый, что сидит сейчас у меня в кабинете и нагло заявляет: "не важно"?»

- Пол? - невнятно спросил Чи Чэн.

У Со Вэй подумал, что тот опять спрашивает его имя, поэтому тут же нетерпеливо ответил:

- У Со Вэй.

На этот раз Чи Чэн искренне засмеялся, но от этого смеха волосы У Со Вэя во всех местах встали дыбом.

- Пол не важен, не имеет значения? - непонятно с чего заговорил Чи Чэн и взял в руки ножницы. Он крутил ножницы на своем пальце, глаза холодно смотрели на жертву. - Ну что ж, поскольку он не важен, может, я помогу тебе отрезать лишнее? Тогда в следующий раз, когда будешь отвечать на этот вопрос, твой ответ можно будет считать с полным основанием честным...

 У Со Вэй неосознанно скрестил ноги прикрывая свое достоинство, достал своё удостоверение личности и быстро отдал его Чи Чэну.

- У Со Вэй? - Чи Чэн был в замешательстве. - Это подделка, не так ли?

- Настоящее. Если не веришь - проверь, - уверенно произнес У Со Вэй, но на всякий случай все еще прикрывая свой пах.

Чи Чэн подошел к компьютеру, чтобы проверить. В базе данных, и правда, был человек с таким именем.

- У тебя в самом деле такое имя... - фыркнул Чи Чэн. - Так ещё и с характером!

У Со Вэй неподвижно сидел на стуле и оставался равнодушным к грубым насмешкам Чи Чэна. Он вёл себя намного высокомернее полицейского. Тот подумал, что задержанный очень интересный человек, поэтому он открыл личные данные парня и увидел, что У Со Вэй окончил престижный университет. Чи Чэн перевёл глаза на него и, действительно, У Со Вэй источал какую-то  сумасшедшую притягательную ауру. О таких говорили, что «В тихом омуте черти водятся».

- Зачем ты вылил на меня кашу? - спросил Чи Чэн.

- Это... был ты? - У Со Вэй выглядел удивленным.

У Со Вей и сам не знал, сколько он добавил загустителя в кашу, пока не увидел, что Чи Чэну пришлось сбрить все волосы с головы. Сейчас, глядя на грозное лицо Чи Чэнга, он сидел и сдерживался, чтобы не упасть в грязь лицом и не показать, что он боится его до смерти.

- Нет причины. Просто захотелось.

Чи Чэн поднялся и подошёл к У Со Вэю, все ещё играясь с ножницами. У Со Вэй сжал кулаки и посмотрел на него. Когда расстояние между ними сократилось до одного шага, У Со Вэй резко дёрнул руками, но был опережен и крепко зажат. Он продолжал сопротивляться, пока все его эмоции не вырвались наружу:

- Что ты делаешь? Я предупреждаю, Ченгуань находится в меньшинстве! Маленькая группа! Я же из большинства, из народа! Ты что хочешь со мной сделать? Пользователи Интернета не оставят вас в покое, твоя жизнь превратится в ад!

Пока У Со Вэй боролся с Чи Чэном и защищал, прикрывая, самое дорогое, но, к сожалению, он защищал не то место. Чи Чэну было абсолютно плевать на то, что парень так прикрывает руками. Чи Чэн просто поднял ножницы вверх и быстро отрезал небольшую прядь волос у него на голове.

- Эээ? - У Со Вэй был потрясен. - Что ты делаешь? Почему ты меня стрижёшь?

- Стригу? Ты слишком много думаешь! Я просто состригаю лишнее, чтобы было легче брить.

Чи Чэн взял машинку из задвижки и просто начал брить У Со Вэя, даже не используя пены для бритья. У парня на голове было маленькое красное пятно, но благодаря своей выдержке У Со Вэй стерпел боль и не стал просить о пощаде. Даже тогда, когда его лоб покраснел и стали проступать вены, он держался, и его нельзя было подавить силой. У Со Вэю вдруг пришла мысль и его лицо порозовело от смущения.

- Почему ты меня побрил? Я же пролил на тебя кашу. Не думаю, что за такое стоит сажать, верно? Чи Чэн продолжал глумиться:

- А почему бы нет? Мне нравится эта причёска, и я как раз искал того, кто составил бы мне компанию.

У Со Вэй свирепо стиснул зубы. Этот человек – реально психопат. Нельзя унижать человека, чтоб он был твоего уровня! Чи Чэн взял старенький магнитофон У Со Вэя, который тот принёс с собой, и нажал на воспроизведение.

 "Поймал какого-то монстра, а также маленького демона. Дьявол и демоны, почему их так много? Эй! Ешьте палочки Короля Обезьян! Дерись, как тигр - негде спрятаться..."

Чи Чэн нажал на кнопку прокрутки несколько раз, перекручивая на следующую песню.

"На его голове было три волосинки, все, кто его видел, смеялись. Люди спрашивали, как его зовут, все знают его имя. Сян Мао, ах, Сян Мао - непонятен твой возраст, молод ты или стар..."

Затем проиграл следующую песню.

"Рассказать вам немного... у меня счастливая жизнь, ведь зарабатываю деньги, не так много работая, живу в здании Сяо Янг, но этот дом очень потёртый. У нас также есть кредитка, с оставшейся суммой в 8 юаней..."

Чи Чэн выключил кассету и с состраданием посмотрел на У Со Вэя.

- Какой сейчас год? А ты все ещё это слушаешь?

- Я был большой поклонник Яо Мина.

- Яо Мин? - Чи Чэн выглядел, если честно, смущённо. – Причём тут Яо Мин? Ты увлекаешься баскетболом?

Теперь У Со Вэй смотрел на Чи Чэна с состраданием, как будто психопат нуждался в его сострадании…

- Кто сказал, что я о баскетболисте Яо Мине? Я говорю о композиторе Яо Мине.

- Это что, композитор с таким именем?

То, что так говорят о его идоле задело его чувства, как поклонника, У Со Вэй был зол.

- Что за... Ты настолько далёк от жизни? Ты не знаешь композитора Яо Мина? "Большая чайная чашка на стойке двери", "Оперная песня"?  Он композитор национального уровня!  У него есть государственные награды! Ты смотрел "Историю на кухне"? Он был композитором всех саундтреков.

Впервые за 20 лет Чи Чэн был настолько поражён. Он взял деньги со своего ящика, подошёл к У Со Вэю, приподнял бровь и сказал:

- Тогда...

У Со Вэй был в шоке. Он не ожидал, что Ченгуань вручит ему обратно деньги.

- Иди домой, - сказал Чи Чэн.

- Ты действительно меня отпускаешь? - У Со Вэй был ошеломлён.

- Даю тебе минуту, чтобы ты исчез с моих глаз.

У Со Вэй быстро убежал.

Когда парень выбегал из кабинета, туда к Чи Чэну зашёл капитан.

- Ты его отпустил?

- И? - спросил он капитана в ответ.

В ответ капитан неестественно рассмеялся:

- Я слышал, что у тебя свои особенные методы издевательства над людьми. Мне не терпится это увидеть.

Чи Чэн закурил сигарету, даже не посмотрев на капитана:

- Я обычно не трогаю честных людей.

- Он честный? - разозлился капитан. - Да он посмел облить тебя кашей!

Чи Чэну было слишком лень подыгрывать капитану в этом бессмысленном вздоре, поэтому он прошёл мимо капитана, подняв Сяо Чу Бао, который ползал возле двери.

Глава 25. Развращая молодого доктора

Цзян Сяо Шуай только закончил уборку в клинике, как на чистейшем полу появились отвратительные отпечатки обуви. Цзян Сяо Шуай выпрямился и холодно взглянул на Го Чэн Юя.  Это был уже его N-ный поход сюда, чтобы  приставать к доктору. С того дня, как он случайно оказался тут, Го Чэн Юй сильно заинтересовался Цзян Сяо Шуаем после их того короткого разговора. Он приходил почти каждый день, и каждый раз с "новой болезнью", за что был несколько раз отчитан. Но это его не останавливало, каждый Божий день он приходил в клинику, и пытался завоевать его  как крепость.

- Доктор Цзян, у меня серьёзное заболевание.

Цзян Сяо Шуай, не глядя на него, взял швабру и стал яростно тереть следы, оставленные кое-кем. Го Чэн Юй неотрывно следил за доктором, в процессе его глаза налились кровью. Ах, если бы у него была верёвка, он бы связал этого милого молодого доктора, кинул его в машину и мог с наслаждением приставать к нему. Го Чэн Юй не смог подавить своё желание после столь интересных фантазий, поэтому обхватил доктора за талию и прижал к себе:

- Доктор Цзян, чем вы стираете свой белый халат, что от вас так приятно пахнет?

Цзян Сяо Шуай выглядел возмущённым, а его красивые брови сошлись на переносице. Он повернулся и ударил агрессора кулаком в угол губ.

Тот не стал уворачиваться или препятствовать удару, а после высунул язык и эротично провёл им по месту, куда его ударил Цзян Сяо Шуай, глядя на него глазами полными страсти. Цзян Сяо Шуай попытался ударить опять, но был крепко прижат и не мог пошевелить руками.

- Если ты меня осмотришь, я не стану больше беспокоить тебя.

Цзян Сяо Шуай равнодушно опустил руки и сел за стол для проведения приёма.

- Что беспокоит?

- Вчера, когда я снял штаны, то обнаружил, что одно яичко больше другого. Разница довольно большая. Скажите, что не так с "ним" или это у меня проблемы с глазами? Доктор Цзян, я сейчас сниму штаны, а вы можете посмотреть? Проверьте, одинакового ли размера мои большие яйца...

Го Чэн Юй прямо смотрел на Цзян Сяо Шуая, ожидая его реакции. Цзян Сяо Шуай не разозлился. Он спокойно взял две таблетки:

- Эти таблетки одинакового размера?

Го Чэн Юй кивнул.

- С вашими глазами все хорошо.

- Значит, что-то не так с моим органом? - с притворным волнением спросил Го Чэн Юй. - Почему бы вам не осмотреть меня и не полечить? Разве не у вас написано на баннере "специалист по реабилитации"? Мне срочно нужны ваши умелые руки, - он взял руку доктора и поднёс её к своей промежности. - Чтобы они помогли мне восстановиться.

- В этом нет необходимости, - Цзян Сяо Шуай убрал свою руку. - Просто отрежьте его, и у вас никогда больше не будет таких неприятностей.

Только Цзян Сяо Шуай закончил фразу, как У Со Вэй распахнул входную дверь. И если раньше лицо доктора выражало спокойствие, то сейчас оно изменилось на противоположное из-за лысой головы У Со Вэя.

- Зачем ты побрился налысо?

Го Чэн Юй посмотрел в сторону У Со Вэя и рассмеялся.

- В этом году входят в моду лысые головы?

Два дня назад Го Чэн Юй наткнулся на "большого лысого Чи", а сегодня он встретил "лысого У".

У Со Вэй пошёл в комнату переодеть грязную одежду и вышел после того как набросил на себя серую простынку. В этот момент Го Чэн Юй посмотрел на У Со Вэя: блестящая лысая голова, идеально большие, круглые глаза, а ещё и серая простыня... Вдруг его губы дернулись, он повернулся и крикнул:

- Эй, Вандзы, разве он не похож на Иккую?

Ли Ван засмеялся. У Со Вэй практиковал медитацию и делал в этом успехи, поэтому, когда он посмотрел на Го Чэн Юя, его лицо выглядело спокойнее, чем у Цзян Сяо Шуая.

- Твои глаза коричневого оттенка. Похоже, ты весь полон фекалий.

Го Чэн Юй ничего не понял, в отличие от Цзян Сяо Шуая, который мгновенно улыбнулся, а когда доктор уже не мог сдержать смех, то побежал в дальние комнаты, и, придерживаясь за спинки кроватей,  засмеялся во весь голос.  У Со Вэй был дальтоником, поэтому, если все понимали, что у Го Чэн Юя покраснели глаза, то У Со Вэй видел их коричневыми. Цзян Сяо Шуай продолжал смеяться до тех пор, пока Го Чэн Юй не ушёл.

- Это так смешно? - У Со Вэй потрогал свою лысую голову.

Цзян Сяо Шуай перестал смеяться и серьёзно спросил:

- Что случилось с твоими волосами?

У Со Вэй откинул простыню, горько сделал глубокий вдох и все рассказал доктору.

- И ты дал ему себя поймать? - спросил Цзян Сяо Шуай.

- Да, - У Со Вэй был мрачен. - На мне была маска, как он узнал меня?

- Ты думаешь в мире много людей, которые стали бы бить об свою голову кирпичи?

У Со Вэю в это не верилось. Ему показалось, что дело в его глазах. Он встал перед зеркалом и стал смотреть на свои глаза. Потом сделал несколько фотографий под разным ракурсом, и ему показалось, что его глаза раздражающие.

- Эй, Цзян Сяо Шуай, как думаешь, может мне стоит сходить к пластическому хирургу и подшить уголки глаз? Мне кажется, что они слишком большие.

- Хочешь, я их тебе выбью? - доктор был недоволен. - Да все твоё лицо зависит от этих глаз! Многие люди завидуют таким глазам!

- Мои глаза слишком большие. В них можно прочитать все мысли, если ещё и полицейский рядом, то они вообще ослепительно-ярко сияют.

Цзян Сяо Шуай посмотрел из-за спины У Со Вэя на его закрученные ресницы и сказал:

- Ты не прав. Чем больше оружие блестит, тем он острее, нужно терпение, чтобы отполировать его, овладеть этим оружием. Им надо овладеть и научиться пользоваться, чтобы оно стало только твоим собственным оружием, единственным в своём роде.

Цзян Сяо Шуай не сказал ему всей правды. На самом деле неважно, что натворил этот парень, ведь достаточно одного взгляда в эти глаза. Цзян Сяо Шуай чувствовал себя особенным, зная, что этот парень был с ним очень честным. Такое врожденное природное достоинство было единичным, исключительным.

Глава 26. Изменения в карьере

Чи Чэн проработал в Ченгуань меньше месяца, а отец заставил перевести его в другой департамент, в Департамент Полиции. Причина была в том, что когда Чжун Вэй Юй узнала, что её драгоценного Чи Чэна облил кашей какой-то уличный торговец, она все плакала и переживала об этом и за несколько дней замучила придирками Чи Юань Дуаня за это. Она говорила, что служба в Чангуане очень тяжёлая, у них плохая социальная репутация, и она не хочет, чтобы её сын там работал. Муж не смог отказать её просьбе и в итоге смягчился. В тот день отец велел Чи Чэну прийти домой, чтобы поговорить.

- Я найду человека, чтобы он присмотрел за твоими змеями. Если хочешь их увидеть - переходи в другой отдел и усердно работай, тогда не важно, какое там у тебя хобби, я вмешиваться не стану. Я не против того, что ты выращиваешь змей, но это не должно быть твоим главным занятием. Мне все равно, сколько ты зарабатываешь на ставках. Главное, чтобы ты выполнял свои повседневные обязанности, это самое важное по сравнению со всем остальным. А ещё я зарезервировал банкет в честь твоей свадьбы в следующем году в этот же день. Так что у тебя есть год, чтобы найти девушку и познакомить нас с ней. Иначе ты женишься на той, которую выберу я.

- Я согласен. Если она не будет бояться змей, - сказал Чи Чэн.

Чи Юань Дуань начал злиться: 

- Тебе обязательно везде таскать за собой эту змею?

Большая рука Чи Чэна легла на тело Сяо Чу Бао и он стал поглаживать его медленно и нежно, показывая этим свою любовь к питону. Мать Чи Чэна, которая стояла рядом с отцом, все пыталась его убедить. Она говорила, что у него нет девушки потому, что он совершенно никого не слушает, а вот когда она у него появится, то он поймёт и плюсы и минусы.

Перед тем как Чи Чэн собирался уходить, Чи Юань Дуань спросил у него:

-  Сын Мистера Вана парализован. Это не имеет никакого отношения к тебе?

Сыном Ван Джи Кана был Ван Цзенлон. Он сам был из провинции Шанхая, но вскоре переехал в Пекин, чтобы начать свой бизнес. Его сын был всегда недоволен, что отец мало зарабатывал. Чи Юань Дуань познакомился с Ван Джи Каном когда тот два года назад поспросил нескольких его подчиненных об одолжении. Когда получилось так, что Чи Чэн оказался поблизости от того места, где Ван Цзенлон попал в аварию, это навело его на некоторые подозрения. И хотя расследование не подтвердило причастности Чи Чэна к аварии, Чи Юань Дуань все ещё беспокоился, что тот может быть как-то в этом замешан.

- Я не знаю никого сына Вана, - совершенно индифферентно ответил Чи Чэн.

- Будет лучше для всех, если это окажется правдой.

В конце года из-за большого количества премий и подаренных красных конвертов, количество карманных краж возросло. Полицейский департамент организовал специальную "Бригаду по предотвращению карманных краж". Сотни полицейских под прикрытием в штатском патрулировали улицы и ловили карманников. Миллионы людей были арестованы. Чи Чэн несколько дней назад перевелся сюда, но уже был зачислен в такую бригаду. Вначале никто не воспринимал Чи Чэна за главную "ударную силу" команды, все-таки он был вторым поколением семьи с хорошим происхождением и глубокими корнями, главное, чтобы  не доставлял проблем и преданно служил. Но он не полагался на это, стараясь быстрее продвинуться по службе и разбогатеть. Кто бы мог подумать, когда он лениво выходил из участка на задание, что он вдруг поймает больше дюжины воров.

Чи Чэн провёл много времени среди животных, поэтому он был более наблюдателен, чем большинство людей. Чи Чэн с первого взгляда распознавал, кто был вором, а кто нет. Воры работали группами, поэтому полицейские также всегда работали вместе, чтобы поймать их. В результате они ловили несколько воров и, прижимая их к земле, надевали на них наручники. У них хорошо это получалось. Чи Чэн не умел работать в команде. Он всегда действовал в одиночку. Как-то он стоял на автобусной остановке и лениво рассматривал округу, когда резко перевёл взгляд на двух молодых пацанов. В момент, когда люди начинали направляться к автобусу, один из них подбегал к двери и старался заблокировать вход для остальных, провоцируя этим народ стоять, кричать и торопить его. В это время второй, пользуясь хаосом, пробирался в карман женщины...

Буквально в тот момент, когда воришке почти все удалось, его схватили за запястье. Повернувшись, молодой парень увидел ухмыляющееся лицо. Когда автобус отъезжал со станции, все пассажиры повернули шеи, чтобы посмотреть, что же там происходит. Чи Чэн схватил вора за руку и протащил по земле. И так тащил его примерно пять метров, от чего на одной стороне воришки была содрана кожа. Второй вор обмочился  в штаны от страха и попытался убежать, но Чи Чэн схватил его за воротник и ударил лицом об рекламный щит. Парень лишился двух передних зубов.

-----

В эти дни много людей слегло с температурой и лихорадкой. Клиника была заполнена больными, обратившимися за врачебной помощью. Цзян Сяо Шуай курсировал от пациента к пациенту, менял капельницы, осматривал, назначал лекарства, ставил уколы... не говоря о том, что ему постоянно приходилось прикрывать уши из-за непрерывного детского плача. У Со Вэй спокойно играл в сторонке с крышкой от бутылки, тренируя гибкость указательного и среднего пальцев.

- Да Вэй, подай мне шприц, - сказав это, доктор развернулся, взял маленькую ампулу и обнаружил, что У Со Вэй даже не пошевелился и все так же играл с крышечкой.

- Эй, ты меня не слышал? Я же попросил тебя подать мне шприц, – недовольно сказал доктор.

- В кармане твоего халата, - сказал У Со Вэй, не поднимая головы.

Цзян Сяо Шуай недоверчиво пощупал карманы и обнаружил там запакованный шприц. Но он не видел, чтобы У Со Вэй вставал, и не почувствовал что он что-то положил ему в карман. Как же тогда шприц оказался в кармане? У Со Вэй широко улыбнулся. Похоже, он овладел каким-то специальным навыком.

Закончив работу, Цзян Сяо Шуай спросил:

- Почему ты все время играешь с этой крышечкой?

У Со Вэй подошёл к Цзян Сяо Шуаю и шепнул ему на ухо:

- Недавно я наткнулся на одного мастера. Его навыки бесподобны и он как раз набирал учеников по результатам одного теста. Мы будем ходить за ним, набираясь опыта, и если у нас все выйдет, то мы отдадим ему 20% комиссионных. Цзян Сяо Шуай сразу понял, о чем идет речь, и был категорически против.

- Не смей красть! Не вздумай!

- Чего? - У Со Вэй не принял его всерьёз. - Этот мир полон мошенников. Разве деньги, которыми распоряжается государство, не были украдены у налогоплательщиков? Разрушительницы семей не крадут чужих мужей? Ты разве никогда не покупал пиратские диски?

Цзян Сяо Шуай не был одурачен такими речами У Со Вэя. Он повернулся, чтобы посмотреть, есть ли на его лице признаки чувства вины, но не нашёл.

- Ученик превзошёл мастера. Я думал, что это я особо не мучаюсь угрызениями совести, но до тебя мне далеко, – печально сказал доктор.

- Я - Робин Гуд! - гордо и звонко сказал У Со Вэй.

- И кому это ты помогаешь? Почему я раньше этого не видел? – издевался доктор.

- Себе! - У Со Вэй похлопал себя по груди. - Разве я не бедный? Я все продумал. Я не буду воровать у простых людей. И не стану обворовывать иностранных эмигрантов. Я буду воровать у нечестных людей. Ну, например, у тех, кто влезают без очереди, ездят без проездного билета, и тех, кто ведет себя неприлично в общественных местах или пристаtт к женщинам.

- Ну и дела... - Цзян Сяо Шуай приподнял бровь. - Будто ты поступаешь честно по отношению к этим людям.

Внешне У Со Вэй выглядел спокойно, но на самом деле внутри его шла идеологическая борьба. Он не хотел этого делать, но дело в том, что был уже конец года и на работе уже выдавали премии, а его мама все ещё не знала, что он подал в отставку. Конечно, он мог бы продолжать работать уличным продавцом, но это означало, что ему пришлось бы терпеть издевательства и смириться с жизнью уличной крысы. Не говоря уже о том, что теперь лысый Ченгуань знает его в лицо, а значит, он уже не может браться за работу, где нужно показывать своё лицо.

- Я слышал, что в связи с участившимися кражами они вышли на улицы и теперь полиция патрулирует улицы и вылавливает воров, - напомнил ему доктор.

- Не волнуйся, - У Со Вэй похлопал друга по плечу. - Я выйду в "ночную" смену. Не думаю, что у них останется к вечеру энергия.

- Остановись вовремя. Не переусердствуй, – тихо произнес доктор, смотря на У Со Вэя странным взглядом.

- Я знаю.

Глава 27. Как ты поживал?

На следующую ночь У Со Вэй вышел на работу. Для полной уверенности в своей безопасности он решил замаскироваться. Надел хлопковую куртку, меняя этим свои размеры, а заодно и подготавливая места для "заработанного". Главной его целью было скрыть свои глаза и лысую голову. И вот сейчас его двойные веки превратились в одинарные, а ещё так вышло, что у Цзян Сяо Шуая оказался парик. Завершил он свой образ, надев шляпу. У Со Вэй сел в автобус. На данный момент было не так много пассажиров и почти возле каждого пустовало место. Он осматривался, стараясь подобрать себе возможный объект. Наблюдая за людьми, выходящими из автобуса, он так и не нашёл никого подходящего. Он не хотел грабить пожилых людей, человека с больными ногами или красивую женщину. Он ничего не мог с собой поделать и постоянно на неё смотрел при каждом удобном случае.

- Последняя станция. Не забудьте расплатиться за проезд перед выходом.

«Черт... Так быстро прибыли на станцию?» У Со Вэй бил себя по лбу в досаде. «Мне надо собраться и перестать вести себя так глупо! Мне надо быстро это сделать! Ради завтрашнего дня!»

У Со Вэй, размышляя, бродил по мосту. Первым делом он сел на корточки, прикурил дешевую сигарету и сделал несколько затяжек, смотря на проезжающие машины. Внутри У Со Вэя бурлило множество различных эмоций. Ещё недавно он фантазировал о такой же жизни, как у хозяев этих богатых автомобилей. Ему было неважно, насколько он был бы занят, было неважно, если бы он зарабатывал не много. Даже если бы это была поддержанная машина, главное, чтобы он ехал на ней домой, этого было достаточно. Как он докатился до такого? У Со Вэй сделал глубокий вдох и энергично похлопал себя по лицу.

«Взбодрись! Взбодрись! Не за горами красивые и славные времена! У тебя нет времени, чтобы переживать об этом! Быстро шевелись!» - подбадривал себя парень.

Будучи позитивно настроенным, он увидел свою будущую цель.

Чи Чэн находился на ночном дежурстве. На самом деле он был далеко не из старательных, и вышел скорее погулять. Ловля воришек была для него скорее развлечением, чем работой, своего рода досуг. Выходя на дежурство, он тоже замаскировался. Люди в участке всегда ему говорили, что он источал настолько темную ауру, что ни один нормальный вор не решится к нему подойти. Поэтому он надел кашемировое пальто, которое обычно так ценилось, шапку ручной вязки и взял дорогую сумку. И во время ходьбы смотрел в свой айпод. Так сказать... непринуждённая городская буржуазия. И именно на него сейчас во все глаза пялился У Со Вэй.

- Черт! С расстояния выглядит, как тот лысый Ченгуань, - тихо выругался У Со Вэй. Даже походка одинаковая.

 «Этот выскочка просто выделывается. Да твою мать, просто обворуй его и все!» – сам себе отдавал команды У Со Вэй, продолжая смотреть на свою цель.

Чи Чэн как раз подошёл к переходу, когда учуял запал вора. У Со Вэй уже успел приготовить засаду. Чи Чэн смотрел в экран планшета, делая вид, что ничего не подозревает. У Со Вэй подошел к нему сзади, следя своими черными глазами на телефоном в кармане Чи Чэна. Вдруг Чи Чэн наткнулся на что-то и неожиданно упал на одно колено. У Со Вэй воспользовался этим моментом, чтобы поддержать его, тем временем достав из его кармана телефон, совершив все это менее чем за две секунды.

- Спасибо.

Пронизывающий взгляд и наряд отдавали настолько сильной аурой, полной бешеной агрессии, что волосы вставали дыбом.

- Не за что, - У Со Вэй старался сохранять спокойствие.

Он развернулся, чтобы уйти, но Чи Чэн крепко держал его за плечо. У Со Вэй понял, что ситуация не очень хорошая. Он сам попал в ловушку! Он стал выворачиваться, стараясь освободиться, как будто участвовал в смертельной борьбе, но, к сожалению, его навыки кунг-фу были не настолько хороши, поэтому уже через пару шагов, к огромному его разочарованию, был опять схвачен.

- Ты сделал вид, что упал? – возмутился У Со Вэй сквозь сжатые зубы.

Чи Чэн усмехнулся: 

- Ты посмел притвориться, что помогаешь мне. Почему я не могу?

У Со Вэй стиснул зубы и, холодно посмотрев на Чи Чэна, начал неистово стучаться своей дурной головой об его ключицу. Волна тупой боли пронзила Чи Чэна, и он яростно потянул парня за воротник, приподняв голову. Замерев, они смотрели друг на друга, секунды три пребывая в шоке, а затем первым заговорил Чи Чэн:

- Как дела?

У Со Вэй узнал его лицо и смачно мысленно выругался «Твою мать! Почему везде, куда я не пойду, натыкаюсь на него?»

Свирепо скрепя зубами, он враждебно смотрел на Чи Чэна: «Этим полицейским нравится запугивать, верно? Они поручили ловлю воров Ченгуань?»

Чи Чэн достал из кармана наручники и грубо застегнул их на запястье парня. Послышался щелчок.

- Я сейчас полицейский.

У Со Вэй в шоке молчал, глядя как его руки сковали наручниками. Чи Чэн вытер липкую дрянь с глаз У Со Вэя, возвращая обратно черные глаза. Затем он снял с него шляпу и, наконец, парик, подбрасывая и играясь им.

- Фрилансер?

У Со Вэй отвел взгляд.

- Ты действительно знаешь, как надо выбирать работу, - парень стоял с выпрямленной спиной. - Разве наша страна не призывает нас развиваться разносторонне? В прошлый раз ты мне показался честным, поэтому я тебя отпустил. Если я и в этот раз тебя пощажу, это будет выглядеть, будто ты мне нравишься.

У Со Вэй плотно сжал зубы. Его губы образовали одну сплошную упрямую линию, а брови были упрямо взведены вверх, всем своим видом демонстрируя непокорность.

- А ты храбрый, - расплылся в ухмылке Чи Чэн. Теперь он пристегнул и вторую руку, наручники громко щелкнули. - Пойдём.

 

Глава 28. Розовые трусы

У Со Вэй никогда бы не подумал, что Чи Чэн может с ним так обойтись, чтобы наказать его. По пути со станции У Со Вэй перекрутил в голове много разных плохих вариантов развития событий и, безусловно, в этот раз его точно изобьют. Ему, точно, отомстят и, возможно, даже арестуют. Приближалось празднование Нового Года, а он не только не получил в конце года премию, так ещё и домой теперь не вернётся. У Со Вэю казалось, что он уже видит слезы своей матери. В результате все, чего он ожидал и боялся, не произошло.

Чи Чэн не повёз его в полицейский участок, нет. Он запер его в сыром подвале. Днём он выходил, чтобы ловить воров, а вечером возвращался обратно в подвал и после того как Со Вэй заканчивал ужин, Чи Чэн снова приковывал его наручниками к кровати до самого утра. В эти дни У Со Вэй чувствовал себя самым несчастным на свете. Днём он усердно работал, помогая Чи Чэну ловить воров, и если он не ловил необходимое количество людей, то оставался без еды. Ему везло, если он натыкался на каких-то новичков, но вот если ему встречались матерые воры, то его чаще всего избивали. Все эти проблемы У Со Вэй, похоже, не принимал как свои, а потому старался особо не обращать на это внимания.

«Самая большая проблема в том, что ты не работаешь вместе со мной! Если меня сильно избивают, ты мне разве не должен помочь? Ты подъезжаешь на своей машине с сигаретой, торчащей изо рта, и наслаждаешься шоу! Я же работаю на тебя!»

Возвращаясь в подвал, он все так же продолжал страдать. Он не знал, о чем вообще думал Чи Чэн, арендуя этот жаркий и душный подвал. Он провёл тут уже два дня, но все никак не мог привыкнуть к этому аду. Он будто спал в большой парилке. И с такой вентиляцией этот козел притащил с собой питона. Каждый раз, когда У Со Вэй открывал глаза, он натыкался на взгляд Сяо Чу Бао, который смотрел прямо на него, глаза в глаза.

Снежинки парили в небе. Чи Чэн патрулировал на машине, наблюдая за У Со Вэем. У Со Вэй много сбросил в весе, поэтому штаны на нем болтались, открывая края его белья. Трусы оказались розовыми. Он гнался за убегающим вором, а штаны все хотели упасть на землю, поэтому ему приходилось их подтягивать, но он слишком высоко их натянул, и поэтому можно было разглядеть силуэт его яиц. Чи Чэн озорно улыбнулся, стряхнул пепел с сигареты и похрустел суставами:

- Стоп!

У Со Вэй, используя свои способности - железную голову, протаранил головой по рёбрам убегающего и в следующий миг противник был уже побеждён.

- Ещё один!

Бросив пойманного вора к ногам Чи Чэна, он выглядел ошеломляюще.

- Прекращай заигрывать, - сказал Чи Чэн, особо не задумываясь.

- Что ты сказал? - не понял У Со Вэй.

Чи Чэн насмешливо посмотрел на пояс свободно падающих штанов и сказал:

- Разве, нося такие розовые трусы, ты тут не заигрываешь?

- Что за чушь?! - глаза парня становились все темнее. - Они серые!

Чи Чэн не знал о дальтонизме У Со Вэя, поэтому решил, что тот просто пытается замаскировать свою вину. У Со Вэй опять натянул штаны, потянул вниз хлопковую куртку и развернулся, чтобы уйти, поскольку тут он уже закончил.

- Подожди, - сказал Чи Чэн.

- Что случилось? - У Со Вэй остановился и прищурился.

Чи Чэн вытащил руку и погладил У Со Вэя по голове, стряхивая с неё снег и, наконец, сказал:

- Ещё у тебя большие яйца, - и пошёл в сторону автобусной остановки, давя под своими ногами снег, который скрипел под подошвой его обуви.

У Со Вэй пнул пару пустых банок Чи Чэну вдогонку

- Придурок! -  бах. -  Сукин сын!

Так же сыпались ругательства в сторону его предков, но все, что У Со Вэй  мог, это ругаться, глотая злость.

«Мои возможности сейчас ограничены и на данный момент я не могу тебя вылечить! Но ты ещё увидишь, и девушка У придёт и убьёт всех демонов в тебе!»

Возможно, из-за того, что он сильно был перегружен работой днем, вечером он вырубился без задних ног. Сяо Чу Бао выполз из-под одеяла Чи Чэна, пополз дальше и забрался на кровать к У Со Вэю. Он кружил возле его затылка, а затем закрутился вокруг шеи. Воспользовавшись тем, что У Со Вэй поворачивался, он обернулся вокруг его тела и покрыл большую его часть. В духоте У Со Вэй часто раскрывался и прижимался к стене, стараясь охладиться, и когда Сяо Чу Бао обвил его своим холодным телом, не ощутил никакой разницы.

Чи Чэн почувствовал, что Сяо Чу Бао уполз из кровати и все ещё не вернулся. Он включил ночник и осмотрел помещение. У Со Вэй спал, обхватив тело Сяо Чу Бао, не трогая лишь его голову. Ему явно было комфортно. Питон, в свою очередь, положил свою голову на лысую башку парня и, недолго подвигав хвостом, успокоился, тоже заснув. Они смотрелись на удивление очень гармонично.

На следующее утро, отстегнув У Со Вэя от кровати, Чи Чэн сказал:

- Можешь идти.

У Со Вэй удивился:

 - Разве ты не говорил, что мне нужно поймать 200 воров, и только тогда ты меня отпустишь?

- Ты можешь остаться, – произнес Чи Чэн.

У Со Вэй выразительно повернулся и пошёл к двери, когда об его голову ударился коричневый бумажный свёрток. Парень быстро поднял его, открыл и посмотрел внутрь. Там было 10 000.

- Вознаграждение, - сказал Чи Чэн.

В этот раз У Со Вэй не стал проявлять свою гордость. Он с гордым видом поднял деньги, взял сумку и, посмотрев на Чи Чэна, четко произнес:

- Оно должно быть.

Глава 29. Набираясь знаний

Китайский Новый Год наступил очень скоро. На это время У Со Вэй поехал домой, а перед отъездом пришел в клинику и оставил Цзян Сяо Шуаю 5.000.

- Я как-то брал у тебя деньги. Возвращаю, – спокойно сказал он.

- Это не такая большая сумма, зачем торопиться?

- Прими пожалуйста, - У Со Вэй всучил деньги в руки доктору. - Неправильно быть в долгах на Новый Год.

Оставшиеся 5.000 он решил потратить на то, чтобы купить себе одежду. У Со Вэй бродил по улицам в течение нескольких месяцев и его одежду уже просто нельзя было носить. Проходя стенды для людей в возрасте, он так же выбрал несколько вещей для матери. У мамы У Со Вэя было платье, которое она очень ценила и одевала его только на празднование Нового Года, когда собирались родственники.

Она говорила всем, кого встречала: Это платье мне купил и подарил сын. Оно фирменное! Он получил премию и, думая обо мне, он потратил эти деньги мне на платье.

Каждый раз, когда У Со Вэй слышал эти слова, его сердце сжималось, ему было плохо. Он решил найти достойную работу, стабильный доход, но в итоге на свои заработанные деньги он не смог ничего купить матери. В первый раз он отдал деньги матери, а теперь решил купить подарки, и в итоге оказалось, что все эти деньги он «заработал» совсем не таким способом, которым хотел. У Со Вэю было тяжело это осознавать.

Увидев парня, старшая сестра стала его хвалить: 

- Эй, братец, когда ты успел так похорошеть? Я даже не узнала тебя.

Когда пришла вторая сестра, она тоже стала интересоваться:

- Когда я тебя видела в прошлом году, ты все ещё был похож на большую картошку. Такой же толстый и тупой. Как ты умудрился стать таким стильным менее чем за год?

На него пялилась даже дочь старшей сестры:

- Дядя, у тебя есть девушка? Ты поэтому так заботишься о своём имидже и внешности?

«Ну да, когда у меня есть девушка, то я за собой не слежу, а ещё тупой и толстый?» - Сердце У Со Вэя заныло, -  «А теперь, когда я выгляжу хорошо, я стал никому не нужным холостяком». Иногда ситуация идет вразрез с нашими мыслями и они просто противоречат друг другу. На обратном пути в клинику У Со Вэй начал обдумывать и строить планы на Новый Год. 

Поскольку У Со Вэй все время проводил в клинике, он обнаружил, что есть один человек, который каждый день приходил туда. Это был мужчина с раскосыми, желтыми, "полными экскрементов" глазами - Го Чэн Юй. Он никогда не спешил, чтобы пройти первым и увидеть доктора. Он всегда приходил самым последним и не важно, кто ещё заходил, он всех просто выгонял. Он всегда сидел в стороне и неторопливо выкуривал сигарету и, не отрываясь, смотрел на белый халат, как будто грациозно танцующий по комнате. Однажды, когда У Со Вэй мыл руки в ванной комнате, он услышал как Цзян Сяо Шуай сказал странное предложение Го Чэн Юю: 

- Если я не взял инициативу на себя, чтобы тебя соблазнить, то твои усилия потрачены впустую!

Позже, когда Го Чэн Юй ушёл, У Со Вэй спросил доктора:

- И какая у него болезнь? Всегда сюда приходит...

- Повреждение головного мозга!

У Со Вэй немного помолчал, а потом спросил:

- Цзян Сяо Шуай, сколько тебе лет?

- 29.

Тогда У Со Вэй осторожно спросил:

- У тебя есть девушка?

- Никогда не было.

- Не может быть, как такое возможно? - У Со Вэй был удивлён. - Ты хорошо выглядишь и у тебя есть преимущества, так почему у тебя не было девушки? Тогда откуда же пришёл твой опыт в отношениях? Самоучка?

Цзян Сяо Шуай спокойно посмотрел на У Со Вэя:

- Мне нравятся мужчины.

Будто бы молния ударила в голову У Со Вэя, и поэтому его мозг оказался пуст из-за шока.

Цзян Сяо Шуай слабо улыбнулся: 

- Ну? Теперь жалеешь, что остался со мной?

Ошеломлённый У Со Вэй тряхнул головой: 

- Нет, просто... это как-то странно. Я немного не понимаю...

- Что тут странного. Что не понимаешь? – спросил доктор, внимательно глядя на него.

У Со Вэй сел, положил голову на рабочий стол, упираясь в него подбородком, и озадачено уставился на белую стену.

Глядя на профиль парня, Цзян Сяо Шуай заметил, что контуры лица У Со Вэя не просто стали четче, а претерпели существенные изменения. Он не просто похудел, он стал другим, особенно в районе бровей. Возможно, это было из-за того, что он регулярно разбивал кирпичи об свой нечастный лоб. Из нежных они стали более жесткими, приобрели немного угловатую форму. Это улучшило линию глаз и сделало лицо более привлекательным.

- Что такого привлекательного в мужчинах? У тебя все то же самое, что и у них. Все грубое и плоское, и голоса грубые. Женщины хороши тем, что у них есть грудь, попа и к ним приятно прикасаться. Да и как удовлетворять физиологические потребности? С мужчиной это невозможно, верно?

- Почему же невозможно? – осторожно спросил доктор.

- Он же не имеет нужных отверстий! Куда вставлять-то? – озадачился У Со Вэй.

Цзян Сяо Шуай вздохнул тихонько и начал свою демонстрацию, в качестве примера используя пальцы. Он показал кулак, сделал небольшое отверстие посередине и объяснил У Со Вэю, что это задница. Затем указательным пальцем правой руки стал входить и выходить из отверстия. У Со Вэй просто впал в ступор, он был до краев наполнен шоком.

- А после всего этого из задницы ничего вываливаться и вытекать не станет?

Цзян Сяо Шуай засмеялся в голос и похлопал ладонью по столу:

- Разве после того, как ты сходил в туалет, задница не закрывается?

- А, так получается, при фрикциях дерьмо не вылезает?

Цзян Сяо Шуай чуть не поперхнулся:

- Так! Остановись! Давай мы сменим тему.

Глава 30. Соблазнительница

В их подразделении всем предоставили отпуск в связи с Китайским Новым Годом. Чи Чэн был свободен, все эти свободные дни он только и делал, что почти всегда пропадал в ночных клубах. Как-то в один из таких дней он наткнулся на своего одноклассника, с которым они учились в старшей школе. Его звали Фан Синь. У них никогда не было хороших отношений в школе, потом Фан Синь уехал за границу, и в течение многих лет они не контактировали. Они не виделись до того самого дня, пока Чи Чэн не встретил его в Отделе по Контролю Дорожного Движения. Старые одноклассники пошли выпить после стольких лет и обоих переполняли различные эмоции.

- Зачем твой отец засунул тебя в Департамент Полиции? Это тяжело, ты всегда уставший и иногда ещё нужно работать сверхурочно, - спросил Фан Синь.

- Похоже, я ему как бельмо в глазу, - буднично ответил Чи Чэн.

- О... Точно! Как там Сяо Юй? Я слышал, между вами все ещё крепкая связь.

Когда он заговорил о Го Чэн Юе, глаза Чи Чэна резко потемнели, а вместе с этим похолодела и атмосфера. Фан Синь, который не заметил перемены, продолжил вспоминать дальше:

- В выпускных классах вы всегда были вместе, гонялись за близнецами и менялись партнерами, не разделяя, где твоё, а где его. А позже, когда в школу перевёлся Ван Шо, он тоже стал зависать с вами. Он был очень тихим и любил играть со змеями. Он частенько приносил змею в школу, пряча её в рукаве. Кстати, где сейчас Ван Шо? Я не видел его с тех пор, как мы закончили школу.

Чи Чэн сдерживался, чтобы не содрать кожу с лица Фан Синя, вместе с мясом.

- Хорошо работается в дорожной полиции? Все в порядке? - спросил Чи Чэн.

Фан Син почувствовал, что его горло сжали:

- Насчёт того случая...

- Я составлю тебе компанию в конце этого года.

Чи Чэн яростно вцепился в шею Фан Синя, сжимая почти до удушья, а потом резко вышел из клуба. Фан Синь с ужасом подумал, что его шея сломана. Ему понадобилось некоторое время, чтобы поднять голову.

У входа в клуб показалась высокая фигура. Чи Чэн вытащил сигарету и закурил, не отходя от двери. Было ветрено, поэтому ему пришлось использовать руки, закрывая огонь зажигалки. Прикурив сигарету, он сделал затяжку. Дым постепенно заполнял пространство, покидая плотные уста. Ю Е наблюдала за этим, стоя на противоположной стороне. Её голова была занята мыслями, которые хаотично кружились, сдобренные сквернословием: «Вот - это то, что называется настоящий гребаный мужик! Все эти мальчики, красивые, милые и молоденькие, твою мать... это слишком низко и убого».

Она уже обожала его бритую голову, его мужественную щетину и бесподобную серую рубашку... Она мечтала о нем в течение двух недель, лёжа на кровати и глядя в потолок. Ей постоянно хотелось его: когда она ела, когда спала... Ю Е думала, что стала ненормальной. Она никогда не мечтала о парнях и никогда не была так близка к зависимости. Она хотела с ним есть, она хотела с ним спать, черт, она просто его хотела. За последние пару дней она обходила все улицы, одев лишь тонкие чулки, терпела холодный северный ветер, который так и задувал под юбку с явным намерением скоро лишить Ю Е возможности иметь детей, так как она отморозит себе всё напрочь. И наконец сегодня она с ним встретилась. Чи Чэн перестал курить, заметив Ю Е. За много лет распутной жизни Чи Чэн уже мог определить, кто его хочет соблазнить и кто хочет с ним переспать, лишь взглянув. Ю Е стояла рядом с автомобилем Чи Чэна. Она дотронулась до мочки уха, даже не понимая, сделала она это сознательно или бессознательно, и очаровательно посмотрела на Чи Чэна.

- Твоя рана зажила? - спросил Чи Чэн.

Ю Е обрадовалась, но взяла себя в руки и мягко улыбнулась.

- Ты помнишь меня?

Чи Чэн вместо ответа пристально посмотрел на неё. Рука Ю Е сползла на линию декольте, поправляя лямочки бюстгальтера.

- Тебе не холодно, когда на тебе одето так мало? - спросил Чи Чэн.

Ю Е схватила запястье Чи Чэна, холодными кончиками пальцев пробегая по венам на тыльной стороне его ладони.

- Конечно, стоя снаружи холодно.

- В моей машине змея, - откровенно сказал Чи Чэн.

Ю Е была ошеломлена. Но потом она вспомнила, как не испугалась холодной погоды, обмораживая ноги, и это только для того, чтобы сейчас испугаться змеи? Оно того не стоит. Поколебавшись две-три секунды, она потянула Чи Чэна за руку и произнесла:

- Я люблю змей.

Чи Чэн открыл заднюю дверь машины и посадил её в машину. Ю Е думала, что змея, о которой говорил Чи Чэн, была в стеклянном ящике, и никак не ожидала, что она будет лежать, свернувшись на заднем сидении автомобиля. Девушка замерла, когда это холодная и грубая штука прикоснулась к её голой коже. Ю Е передернуло от омерзения. Чи Чэн спокойно сидел на переднем сидении. Ю Е коснулась грубой кожи Сяо Чу Бао рукой, которая уже успела покрыться мурашками. Она изо всех сил попыталась улыбнуться:

- Очень милая. Я люблю таких.

--------

В клинике У Со Вэй как раз закончил мыться и вышел голым. Цзян Сяо Шуай сидел недалеко от него.

- Прости. Я забыл, что тебе нравятся мужчины.

Затем он поспешил обратно в ванную. Две ягодицы двигались вместе с бёдрами, создавая просто умопомрачительную картину для глаз доктора.

Цзян Сяо Шуай коснулся лба:  «Это он был тактичным или намеренно меня соблазняет?»

Затем У Со Вэй опять вышел и они болтали о планах на будущее. У Со Вэй сообщил, что точно не будет зарабатывать нечестным путём. С тех пор, как он вернулся из дома, к нему вернулась совесть, он со страхом оглядывался назад. Он хотел быть реалистом и начать все заново, усердно работать в течение двух лет, и ему было плевать, даже если придётся выполнять тяжелую работу или стать чьим-нибудь рабом. Он подождёт, пока не наберется достаточного опыта и накопит капитал, а потом начнёт своё дело.

- О! Ты умеешь водить?

Цзян Сяо Шуай пожалел, что спросил. У Со Вэй страдал дальтонизмом, как ему могли выдать водительские права? Неожиданно, У Со Вэй дал положительный ответ:

- Я могу! Ты можешь помочь мне найти работу водителя? Услуги водителя, перевозка товаров или ещё что-нибудь?

- Ну, есть одна работа. На электротехническом заводе моего кузена есть вакансия водителя. Он позвонил мне два дня назад и просил помочь найти…

- Зачем искать? - У Со Вэй ударил по столу и резко перебил доктора. - Отдай её мне.

Цзян Сяо Шуай оказался в трудном положении.

- У тебя правда есть права? – с опаской снова спросил доктор.

- Я могу хорошо водить даже без прав. Я помогал своему дяде продавать арбузы в старшей школе.

- А если поймают? – не на шутку начал беспокоиться Цзян Сяо Шуай. - В последнее время ты влипаешь в неприятности. Я советую тебе не рисковать.

- Все эти неприятности из-за того лысого! Я ведь не попал бы в неприятности без него? Мне не верится, что УЖЕ переведясь из Ченгуань в полицейский департамент, он опять переведется в дорожную полицию, только для того, чтобы остановить меня, ездящего без лицензии? Будто он возомнил, что Бюро Общественной безопасности было основано его семьёй и ему как дом родной! Переводится всюду, куда ему вздумается...

Эти слова парень произнёс очень пылко, показывая свою агрессивность. Цзян Сяо Шуай не хотел убивать его энтузиазм, поэтому утвердительно кивнул головой.

 

========== Главы 31-40 ==========

 

Глава 31. Я не мужик, если не отомщу 

В районе восьми утра У Со Вэй выехал на грузовике с электротехнического завода.

После того как Китайский Новый Год прошел, Пекин опять заполонили иностранные работники-эмигранты, и дороги, которые ещё недавно были пустыми, сейчас были парализованы из-за пробок. Застряв у светофора на перекрёстке, У Со Вэй рассматривал черными глазами разные цвета, которые поочередно менялись на светофоре и никак не мог продвинуться дальше.

Он наблюдал за машиной перед ним, т.к. не мог различить цвета на светофоре, и ему оставлялось только ехать за остальными.

С другой стороны дороги находился Чи Чэн, который как раз перевёлся в Департамент по Контролю Дорожного Движения. Ему не надо было делать трудной работы. Все, что от него требовалось - это патрулировать на машине улицы в час пик. Сегодня был его первый рабочий день, и мундир, в который он был одет, говорил о его полномочиях, Чи Чэн выглядел в нем величественно. Он стоял на перекрёстке и периодически посматривал на водителей, которые не смели жаловаться и хоть как-то проявить свое негодование.

У Со Вэй медленно пересёк на грузовике перекрёсток и двигался по дороге. Ему оставалось меньше 200 метров до светофора, и приблизительно через два переключения уже была его очередь поворачивать. Он крепко сжимал руль автомобиля, а глаза непрерывно смотрели на автомобиль рядом, сердце молчало, зато в голове была только одна мысль. «Осторожно, только не на красный...» - думал У Со Вэй, настраивая себя на позитивный лад, когда вдруг увидел впереди знакомую фигуру и его молчаливое сердце вдруг застучало в паническом предчувствии: «Твою мать! Не может быть! ... Почему, чем дольше я на него смотрю, тем больше он мне напоминает того лысого?»

У Со Вэй хотел разглядеть патрульного более детально, но Чи Чэн нырнул в океан машин и вмиг исчез из виду. У Со Вэй похлопал по груди, успокаивая себя.

«Это невозможно. Это, должно быть, иллюзия. Как может быть столько совпадений? Всегда попадаться ему! Наверное, первые два раза оставили мне психологическую травму и теперь я во всех вижу того лысого!»

Он был занят мыслями, когда соседняя машина резко поехала. У Со Вэй также резко вдавил педаль газа и поехал за машиной.

Именно первая машина, что рванула вперёд, была посланником надежды для патрульных, у которых и гроша в кармане не было. Патрульные с нетерпением шли к грузовику У Со Вэя, торопясь первыми выписать ему штраф.

- Что я нарушил? - спорил У Со Вэй.

Дорожный полицейский указал наверх:

- Вы поехали на красный свет.

- Не может быть! - отпирался У Со Вэй. - Я поехал вместе с рядом стоящей машиной!

Тут же послышался крик:

- Он поехал на красный!

У Со Вэй посмотрел вперёд и увидел, что та машина, за которой он поехал, тоже была окружена патрульными.

«Почему я не могу их различать!» У Со Вэй был расстроен что нарушил правила дорожного движения.

- Почему Вы ехали, глядя на другой автомобиль, а не на светофор? Вы выпили? Выйдите из машины и предъявите ваше водительское удостоверение!

У Со Вэй, будучи загнанным в безвыходную ситуацию, стиснул кулаки, его глаза выглядели, словно в них вонзали гвозди и были полные отчаяния.

Неожиданно он увидел пустое пространство перед собой и вдавил педаль газа в пол.

- Че Чэн, этот парень нарушил правила дорожного движения и сопротивляется правоохранительным органам.

Чи Чэн перевёл взгляд на пытающегося сбежать У Со Вэя и смотрел на него, не отрываясь, в течение нескольких секунд.

Он сделал пару шагов и бросил жезл. Жезл прокрутился в воздухе и с бешеной скоростью полетел в сторону лобового стекла грузовика У Со Вэя. У Со Вэй этого не заметил, но услышал громкий удар, а неопознанный летающий объект упал на сиденье рядом с ним, это сопровождалось множеством осколков от разбитого лобового стекла.

У парня похолодели руки и ноги. Он оказался к этому не подготовлен и  ударил по тормозам.

Крепкая фигура показалась в поле зрения, словно вспышка по бедным глазам У Со Вэя.

Увидев Чи Чэна, парень чуть ли не врезался головой в лобовое стекло.

- Блядь! Блядь! Блядь! Блядь! Блядь! Ёб твою мать, и тебя, и твою семью! Что я сделал тебе в прошлой жизни или чем я тебе так не угодил! Я плюнул на своё достоинство, чтобы работать уличным торговцем, а ты, работая в Ченгуань, разрушил мой ларёк! Я пережил все тяготы и невзгоды, чтобы показывать уличные представления, а ты испортил моё выступление! Я вернулся и стал вором, так ты сменил профессию и перебрался в полицейские, а я пытался украсть у тебя! Я сменил тьму на свет, стараясь браться только за честную работу, а ты кидаешь жезл и блокируешь мой грузовик... И!!! Почему ты ловишь меня в мой первый день работы?! Почему бы не изменить на другой день?! Позволь мне быть счастливым хотя бы в течение двух дней, а?!

............

Казалось, что Чи Чэн не узнал У Со Вэя, добросовестно исполняя свои обязанности и спрашивая все по-деловому:

- Штраф или наказание? Выбирай? Будешь содействовать правоохранительным органам?

«Мне надо выбрать?» У парня не было денег, поэтому он быстро вылез из грузовика.

Никто не знал, какое наказание Чи Чэн выбрал для У Со Вэя. У Со Вэю захотелось убить его. Из ниоткуда Чи Чэн достал две маски: одну красную, одну зеленую и поставил У Со Вэя на тротуар. У Со Вэй должен был надевать красную маску, когда горел красный свет и зеленую, когда горел зелёный.

Это было большой проблемой для У Со Вэя, который страдал дальтонизмом.

Он боялся, что если Чи Чэн узнает о его проблемах со зрением, то он увеличит наказание. Он никогда не забудет, что ему сделал Чи Чэн, сердце будет помнить все унижения от этого дебила. В его левой руке была зелёная маска, а в правой - красная. Он подошёл к светофору прямо к индикатору цветов и стоял там, пытаясь различить цвета.

Он целый день простоял на перекрёстке и менял маски. Вытерпел множество вопросов и странных взглядов от окружающих, все насмешки и презрение в глазах людей.

Его разум нашел формулу: «Человек идёт - поднимаем левую руку. Человечек остановился - понимаю правую руку».

Чи Чэн посмотрел на У Со Вэя своими глубокими черными глазами. Его сердце никак не могло понять:

«Почему этот парень всегда попадается мне? Не намеренно, верно? Или он хочет быть моим тайным любовником? Но посмотрите в эти циничные самодостаточные глаза. Скорее всего, нет!»

Уже темнело и наступало время для смены патруля.

Чи Чэн посмотрел на У Со Вэя, который уже начинал уставать, и махнул рукой, давая понять что можно  остановиться.

У Со Вэй не чувствовал рук.

Чи Чэн уже хотел подойти и "разобраться" с У Со Вэем, когда послышался приторно сладкий голос сзади. Ему не надо было поворачиваться, чтобы понять, кому он принадлежит. Он недавно завёл себе девочку необычайной красоты и сейчас все патрульные пускали на неё слюни. Действительно, ради такого стоит быть вторым поколением богатой семьи! Наличие богини помогло присутствующим почувствовать себя менее уставшими.

- Зачем ты пришла? - вдруг спросил Чи Чэн.

- Я боялась, что ты закончил смену и никого не арестовал, - доброжелательно ответила Ю Е.

У Со Вэй замер, он  смотрел вдаль и был будто одержимый.

Он увидел Ю Е, он также увидел, что она обняла Чи Чэна, а затем встала на цыпочки чтобы его поцеловать.

Он так же слышал, как им свистели остальные патрульные.

Он вдруг понял, почему Чи Чэн всегда делает его жизнь сложной.

Он словно получил смертельный удар!

У Со Вэй не выругался, а наоборот, он прошёл небывало спокойной походкой к грузовику.

«Я не мужик, если не отомщу!»

Глава 32. План мести

Цзян Сяо Шуай сидел за столом, скрестив ноги. Между длинными и тонкими пальцами он крутил шариковую ручку и наслаждался прекрасным днём без домогательств со стороны Го Чэн Юя. С того самого дня, когда Цзян Сяо Шуай сказал ему ту простую истину, Го Чэн Юй, похоже, действительно потерял надежду и уже несколько дней доктор не слышал: "Мне нужен доктор". Цзян Сяо Шуай был переполнен счастьем.

Он думал о позитивном, когда вдруг почувствовал дьявольскую энергию, что проникала в клинику.

Цзян Сяо Шуай повернулся, чтобы посмотреть, и по его телу пошли мурашки от испуга. Черные глаза У Со Вэя были мутными,  его взгляд был полностью рассредоточен, шаги были такие, как будто он вколачивал сваи, а не шагал... он как будто был пропитан аурой смерти.

- Что с тобой? Что-то опять пошло наперекосяк?

Слово "опять" прозвучало из уст врача, даже он уже скептически относился к тому, как часто У Со Вэй влипал в проблемы и неприятности.

У Со Вэй покачал головой и молча ушел в комнату, громко хлопнув дверью.

Цзян Сяо Шуай немного волновался, ведь это было справедливо, сказать, что У Со Вэй попадал в неприятности уже не впервые. Возвращаясь домой, он обычно изрыгал проклятия, а тут прошло уже два часа, а он все ещё сидел, закрывшись в душной в комнате. Цзян Сяо Шуай осторожно постучал в дверь и тихо спросил:

- Да Вэй, что случилось? Выходи, поговорим.

Нет ответа. Тишина.

 - Не расстраивайся! Выходи быстрее! Лучше выплакаться, чем держать все в себе! - Цзян Сяо Шуай не на шутку встревожился.

- Все в порядке, - слабо ответил У Со Вэй.

«Что-то, точно, случилось!» Цзян Сяо Шуай дёрнул ручку двери, но она оказалась заперта изнутри. Он вспомнил, что у него есть запасной ключ в ящике и в панике стал искать его.

- Доктор Цзян, подойдите быстрее. Помогите остановить кровотечение у моего друга! Он поцарапал руку стеклом.

Цзян Сяо Шуай поднял голову от ящика и спросил:

- Где он?

Знакомая фигура показалась в дверном проёме. Высокая фигура с коротко выбритой головой. Он смотрел на доктора с тёплой, ласковой улыбкой. Его рука и правда кровоточила. Второй рукой он прижимал место пореза. Из раны обильно капала кровь. Прогорклый запах дошел до дыхательных путей доктора.

Цзян Сяо Шуай стоял неподвижно, с совершенно равнодушным взглядом.

Ли Ван был вынужден позвать его ещё раз:

- Я же сказал, доктор Цзян, быстрее помогите ему! Это настоящая кровь. Вы не будете его лечить и позволите ему умереть? - а затем он кинул несколько пачек денег на стол.

Это не несколько пачек, это куча денег,  где-то около сотни тысяч.

Цзян Сяо Шуай сразу подошёл к столу для диагностики и сел за него.

Ли Ван шепнул Го Чэн Юю на ухо:

- Что я говорил? Сейчас разве найдётся тот, кто не любит  и не признает деньги? А ты все ещё считаешь его белым и пушистым.

Го Чэн Юй не ответил, послушно выпрямив руку.

После того, как Цзян Сяо Шуай обработал рану, он, прикоснувшись к подбородку, произнёс:

- Пройди в комнату и ложись на живот. Подготовься к инъекции.

Услышав инструкции, Го Чэн Юй не двинулся, пока не отдал приказ своим помощникам выйти.

Цзян Сяо Шуай подготавливал вакцину в другой комнате, и, зайдя в палату, он увидел картину, от которой чуть не началось «кровотечение» носом.

Трусы Го Чэн Юя были спущены до колен, открывая его хозяйство. Без какого-либо стеснения, даже не собирался скрывать свои грязные мысли, он гордо показывал "самое дорогое", хвастаясь.

Цзян Сяо Шуай смотрел на ту "штуку" не больше двух секунд, а затем равнодушно перевёл взгляд.

- Повернись! - сказал доктор.

Го Чэн Юй остался неподвижен, продолжая смотреть на Цзян Сяо Шуая.

Доктор надавил на помпу шприца, выпуская немного вакцины:

- Если ты хочешь, чтобы я тебе вставил шприц прямо туда, то это запросто.

Го Чэн Юй выглядел восхищенным.

- Доктор Цзян, а вы очень смелый.

- Тогда убирайся нахрен, если так и будешь стоять и демонстрировать это! - заорал доктор.

Го Чэн Юй громко выругался, но потом лег на кушетку, чтобы доктор мог исполнить свой долг.

Цзян Сяо Шуай нещадно воткнул иглу в "пациента".

- Ааааааа....!

Его же помощники, были очень счастливы, услышав это:

- Охереть, так быстро кончили?

- Если я услышал все правильно, то это был голос Го Цзы, верно? - почесав лоб, сказал Ли Ван.

....

После укола Го Чэн Юй бормотал до тех пор, пока Ли Ван не открыл дверь, заходя в комнату.

- Го Цзы, позвонил Ма Эр и сказал, что у него к тебе срочное дело и нужно поторопиться.

Го Чэн Юй, не откладывая, быстро пошёл по направлению к двери. Очень быстро...

В его сторону полетели пачки денег, а затем ударились об Ли Вана. В одну из пачек было добавлено 50 долларов.

Доктор помахал им тремя банкнотами и холодно произнес:

- Я взял с вас 250. Провожать не буду.

Го Чэн Юй насмешливо посмотрел на Ли Вана, у которого от неудобной ситуации мелко задрожали губы.

После того, как Го Чэн Юй ушёл, Цзян Сяо Шуай повернулся в сторону комнаты и неожиданно наткнуться на У Со Вэя, который неизвестно сколько там стоял. Парень, стоя в дверях, глядел на врача непонятным взглядом.

- Как давно ты тут стоишь? – спросил Цзян Сяо Шуай, выглядя немного смущенным.

У Со Вэй ничего не ответил. Он молча подошел к врачу. Его блестящие черные глаза, неотрывно смотрели на него, источая странный огонь, что заставило Цзян Сяо Шуая покрыться холодным потом.

Парень молчал какое-то время, а потом заговорил:

- Как ты это сделал?

- А? - Цзян Сяо Шуай был сбит с толку.

- Он тебя любит, верно? Он постоянно сюда приходит на осмотр, потому что хочет тебя заполучить? Рана на его руке тоже была сделана для того, чтобы быть как можно ближе к тебе, - произнес Со Вэй.

Цзян Сяо Шуай подумал, что парень ведёт себя так странно из-за пережитого эмоционального стресса. Это было вызвано тем, что он увидел такую примечательную картину, выйдя из комнаты. Он дружески похлопал по плечу парня и начал своё объяснение:

- Ты ошибаешься,  я сказал ему...

- Научи меня! - У Со Вэй вдруг схватил его за руку.

- Научить тебя? - такого Цзян Сяо Шуай не ожидал, воздух как-то резко перестал поступать в легкие.

- Научи меня соблазнять мужчин.

Цзян Сяо Шуай подумал, что он в очередной раз ослышался и постарался воспроизвести то, что он слышал:

- Соблазнять мужчин?

Глаза У Со Вэя  яростно засветились. Он, похоже, нашёл идею для своей мести. Он затащил Цзян Сяо Шуая в комнату и рассказал ему о своей горькой встрече и о своём плане.

На милом личике врача отражались разные эмоции:

- Эта девушка просто дешевка и шлюха!

У Со Вэй продолжил:

- Я подумал, что вместо того чтобы мстить одному человеку, я могу отомстить сразу двоим! Это слишком тяжело, менять чувства Ю Е, и даже если у меня выйдет, этот лысый ничего не теряет. Он просто найдёт себе другую. Но все будет совершенно по-другому, если я его соблазню. Тогда Ю Е расстроится, верно? Она же расстроится, если этот лысый ей изменит?

- Подожди минуту, - Цзян Сяо Шуай поднял указательный палец и прервал У Со Вэя. - А тебе не кажется, что соблазнить этого лысого гораздо тяжелее, чем повлиять на сердечные чувства Ю Е?

- Кто сказал, что я хочу его соблазнить? – насмешливо произнес Со Вэй. - Я его приманю, и он будет преследовать меня.

«Твою мать, дружище, да ты стал чертовски амбициозным! Ты изменился в лучшую сторону!» Цзян Сяо Шуай похвалил его мысленно, а затем заволновался, услышав следующую фразу.

- Ты себе представляешь, как я буду счастлив, если он однажды прольёт ради меня кровь, как это сделал Го Цзы!

Цзян Сяо Шуай поклонился:

- Мастер, не шутите со мной, я должен собраться и пойти домой.

У Со Вэй быстро поднялся и встал перед Цзян Сяо Шуаем. Его улыбка померкла, и неожиданно он стал очень серьёзным:

- Сяо Шуай, я не шучу. Я говорю совершенно серьёзно. Ты не поймёшь мою боль, если сам не видел, как девушка, которую ты любил семь лет, целуется с другим.

Цзян Сяо Шуай не согласился с этим, вспоминая боль своего сердца: «Твоя боль ничтожно мала по сравнению с той, что пережил я! В прошлом году я прыгнул в реку, когда меня предали!»

Они сидели молча, пока Цзян Сяо Шуай не заговорил первым:

- Ты его знаешь?

У Со Вэй покачал головой:

- Я даже имени его не знаю.

Доктор заговорил совершенно спокойным голосом:

- Тогда мы потратим две недели, чтобы узнать об этом человеке побольше. Нам надо все: личная жизнь, прошлые отношения, интересы, эмоциональные переживания, хобби... Все аспекты его жизни должны быть детально исследованы разными методами, - спокойно пояснил Цзян Сяо Шуай.

- Я с тобой согласен. Никогда не начинай бой, если не уверен в победе. Но разве две недели, это не слишком долго? Я не могу тратить время, ничего не делая, кроме этого, верно?

Доктор продолжил жестким тоном:

-Ты думаешь, это что, просто развлечение? Мало того, что ты должен работать больше и лучше, чем раньше! Помни, будь то мужчина, или женщина, самое важное, это умение привлечь, ясно?

- Я понимаю, – твердо ответил У Со Вэй.

Цзян Сяо Шуай, приложил руку ко лбу, подумал и произнес:

-У тебя этого нет, ты должен упорно работать над своей собственной личностью. Для этого нужно иметь харизму, а не просто повторять за кем-то чужие приемы. Наиболее важной формой личности является то, что ты должен сформировать свой собственный стиль поведения и манеры, чтобы привлечь его в любой форме, в состоянии безумия, хаоса или в период мягкости, ты понял?

-Твою мать…как сложно…- пробормотал У Со Вэй.

Рука доктора легла на лоб У Со Вэя и он долго смотрел в его большие черные глаза.

- Помни, что мы должны максимизировать это преимущество – твои Глаза…

Глава 33. Змея выползла из норы

Чи Чэн сидел на диване, Сяо Чу Бао крепко спал, свернувшись в его руках. Рано утром он отключил телефон, было слишком лень слушать бессмысленную болтовню Ю Е. В его сердце любовь - это смесь страсти и секса, а эта семейная бытовуха, как он считал, не относилась к нему. Он смотрел на спящего Сяо Чу Бао и это заставило почувствовать себя хорошо..

В этот момент в комнату зашел Ган Цзы и обратился к Чи Чэну:

- Все змеиные фермы поблизости были очищены. Там было двенадцать видов редких змей. Все были выращены поодиночке. У них нет подходящих условий для вывода таких редких видов, ни специального корма. Ты позволишь своему отцу иметь с этим дело?

- Он не посмеет! - четко сказал он Ган Цзы.

- Тогда, нам продолжать поиски? - спросил Ган Цзы

- Ищите дальше и все посмотрите. Идите на частные змеиные фермы.

- У больших ферм нет нужных условий, как же они могут возникнуть у частных?

- Тогда как же у меня вышло вырастить столько змей, используя несколько бунгало? - спросил Чи Чэн пренебрежительно и посмотрел на собеседника.

«Только ты был способен потратить столько денег на этих уродцев, которые не принесли никакой прибыли. Только ты на такое способен, больше никто. Кто ещё будет тратить столько сил и энергии на содержание таких, не приносящих прибыли на нашем рынке, старых змей?» - подумал Ган Цзы, но не посмел сказать это вслух, поэтому заткнулся и переварил все это по себя.

Прошло две недели. За это время У Со Вэй изучил о Чи Чэне все. 28 лет, второе поколение влиятельной семьи, его отца зовут Чи Юань Дуань, он Генеральный Секретарь партии. В свободное время занимается выращиванием змей. Известен как "Человек-Змея". Его любимая змея - питон по имени Сяо Чу Бао, зеленого цвета с ревнивым характером. У него богатый сексуальный опыт: он был как с женщинами, так и с парнями, без каких-либо привязанностей.

- Судя по этой фотографии, у этого мужчины густая растительность на лице, черные как смола волосы, нос с высокой переносицей, острый взгляд, большие руки, очень длинные средние пальцы, широкие ладони. Все это указывает на то, что у него сильное либидо, с отличной функцией почек, отлично развит половой орган. Прямо настоящий элитный зверь, а не мужчина.

У Со Вэй очень серьезно все заносил в компьютер, не пропуская ни одной детали.

Цзян Сяо Шуай кашлянул и осторожно спросил:

- Итак, в связи с этим, что ты об этом думаешь?

- Хорошо, - ответил У Со Вэй кратко.

- И это все? - Цзян Сяо Шуай надул губки.

- А что еще? – Со Вэй никак не мог понять, что от него хочет доктор.

Столкнувшись с натуралом, Цзян Сяо Шуай не знал, как ему заговорить об этом, испытывая трудности и смущение:

- Ну, я о... Как бы объяснить. Эту вещь правильно... Смотри, он - мужчина, который не особо думает о любви. Он никого мимо не пропускает, кто им интересуется. Мне кажется, у тебя есть надежда, чтобы его заполучить, но вот "последствия" могут быть не очень, дальше будет более трудная задача. Ты понимаешь, о чем я?

У Со Вэй не совсем его понял.

Цзян Сяо Шуай нетерпеливо постучал пальцами по лбу и просто сказал:

- Если вы двое будете вместе или у тебя появится такой шанс и он захочет физического контакта, как думаешь, ты сумеешь доминировать и подавить его сильную личность? Проще говоря, сможешь ли ты выдержать его атаку? А, У Со Вэй?

- Это сложно сказать... – Со Вэй выглядел взволновано, он даже не мог закончить фразу.

- Как на счёт такого, - Цзян Сяо Шуай постучал по столу. - Давай с ним встретимся. Мы готовимся  уже достаточно долго. Пора сделать шаг вперёд.

Они оба быстро переоделись и возбужденные покинули клинику.

Сегодня у Чи Чэна был выходной, и он выехал из города рано утром вместе с Ган Цзы на поиски по всей стране гнезда Тибетских Змей. Первый весенний дождь перешел в град, посыпая дороги мелкими льдинками. Именно из-за льдинок Ган Цзы не решился быстро ехать. Чи Чэн с комфортом откинулся на заднем сидении, его глаза бы прикрыты. Было трудно сказать, спит он или думает о чем-то. Ган Цзы нетерпеливо сигналил трехколёсному велосипеду, что буксовал посреди дороги и перегородил ее. Чи Чэн приоткрыл глаза и посмотрел в окно. Впереди была горка, на которую велосипед не мог заехать, как бы хозяин не толкал его. Было холодно и мокро, ноги хозяина велосипеда скользили, и он не мог протолкнуть его даже на два метра вперёд. Ган Цзы продолжал нетерпеливо сигналить, на что парень смог лишь немного отъехать в сторону, что повело к тому, что он опять сполз вниз, ликвидируя все свои усилия на нет. Но Ган Цзы это не волновало, главное, чтобы он смог проехать. Машина плавно проехала в гору. Чи Чэн взглянул на улицу и вдруг резко приказал Ган Цзы остановиться. Ган Цзы был очень преданным, поэтому он без лишних вопросов остановился, слушаясь приказа Чи Чэна, не задавая  лишних вопросов. Чи Чэн сосредоточенно и внимательно посмотрел в окно и увидел У Со Вэя. Он был насквозь мокрым. Одной рукой он придерживал крышу, другой держал руль. Его ноги все соскальзывали вниз. Стиснув зубы, он сделал вперёд пару шагов, а потом остановился, чтобы передохнуть и сделать глубокий вдох. Он подпирал велосипед плечом и головой, не давая ему соскользнуть. Мимо него проезжало множество автомобилей, и никто не хотел помочь ему в такую холодную погоду. Чи Чэн точно не был добродушным и заботливым, его не волновали другие, и его сердце было холодным. Но сегодня, он открыл дверь машины и вышел. На губах У Со Вэя появился тонкий намек на улыбку.

Глава 34. Подчинись и следуй изменениям

То, что Чи Чэн вышел из машины, совсем не означало, что он собирался помогать. Он просто подошёл к У Со Вэю и посмотрел прямо ему в глаза.

- Большая железная голова?

У Со Вэй поскользнулся и чуть не скатился вниз вместе с велосипедом.

- Как ты меня назвал? - спросил У Со Вэй со страхом.

- Большая. Железная. Голова, - повторил каждое слово Чи Чэн, как будто выплюнул все три слова. Ненависть уже начинала блестеть в глазах, но У Со Вэй быстро подавил её. Цзян Сяо Шуай предупреждал его об этом. "Большая железная голова". Лучше получить кличку "большая железная голова", чем то, что он мог быть забыт им. Он продолжил усердно толкать вперёд свой трехколёсный велосипед. Брови были сведены вместе, зубы стиснуты. Даже маленький шаг заставлял его обливаться потом.

Чи Чэн наблюдал за ним, а затем спросил:

- У тебя, что совсем сил нет, ты что, дохляк?

«Сил нет? - молча думал У Со Вэй. - Да я сейчас как свалюсь на твою машину, и посмотрим потом, как ты будешь мучиться, отдирая меня от капота! Я чувствую себя сильным и особенным!»

Закончив развлекать себя такими мыслями, он начал отчаянно толкать велосипед, стараясь сдвинуть его хотя бы на дюйм.

- Ты сказал, что тебе ничего не нужно... ты счастлив и бодр, живя так? – с усмешкой поинтересовался Чи Чэн.

У Со Вэй мрачно посмотрел на Чи Чэна:

- Если не хочешь мне помочь, тогда не стой у меня на пути и просто помолчи.

Сказав это, Со Вэй опять начал стараться затащить велосипед. Он дышал как загнанная лошадь.

- Отойди, - неожиданно сказал Чи Чэн.

У Со Вэй не воспринял это всерьёз и продолжил свои попытки. Чи Чэн оттолкнул У Со Вэя в сторону. Сильные руки легли на крышу и без особых усилий вытолкали велосипед наверх менее чем за пять секунд. Потом стряхнул с рукавов грязь и, даже не взглянув на У Со Вэя, вернулся в машину. У Со Вэй был просто в трансе. Он думал, что Чи Чэн так шутит, и совсем не ожидал, что он поможет. Но кто бы мог подумать, что он действительно сделает это. Через минуту из-под брезента, которым были укрыты кусты, вышел Цзян Сяо Шуай.

- Ты внимательно смотрел? - спросил У Со Вэй.

- Внимательнее некуда, – ответил доктор.

Цзян Сяо Шуай ещё никогда в жизни не чувствовал себя третьим лишним. Он прятался в брезенте, подглядывая за ними и все, что он видел через ту щель - пах Чи Чэна. Эти крепкие длинные ноги и габаритная "штука" между ними. У него пересохло в горле после увиденного.

- И что ты думаешь? - спросил парень. - У меня получится доминировать, подавить его?

Когда Цзян Сяо Шуай увидел фотографии, у него все ещё была маленькая надежда, но после того, как он увидел Чи Чэна вживую, все его сомнения отпали.

- Просто смирись и следуй изменениям.

Для того, чтобы досконально исследовать и понять Чи Чэна, У Со Вэй даже пошел на контакт со змеями, и обнаружил, что змеями также можно заработать себе на жизнь. Главным было учиться этому правильно, потому что даже с хорошим состоянием, но без серьезного подхода, можно стать банкротом. Очень много дней Со Вэй провел на змеиных фермах чтобы больше узнать о змеях и подобных существах. А затем он начал медленно сосредотачиваться на методах ведения сельского хозяйства и фермерских сельскохозяйственных культур, у него быстро возрос интерес к этой области. Наконец, он стал учеником. В течение дня он подрабатывал в этой отрасли со змеями, обучался технологии управления змеями, после работы возвращался в клинику, чтобы принять ванну, надеть чистую одежду и выходил, чтобы помочь в клинике. В течение нескольких дней У Со Вэй следил за Чи Чэном возле его полицейского участка. И когда Чи Чэн выходил из здания, то У Со Вэй, в этот раз одетый в черную рубашку, джинсы, с шапкой на голове, неторопливо прогуливался, ожидая его. У Со Вэй сразу же зафиксировал момент, как только он появился в поле зрения. Какие все же странные глаза у Чи Чэна, непроницаемые, в них невозможно было ничего прочитать. Чи Чэн никогда не брал на себя инициативу, чтобы спросить первым «зачем ты пришел ко мне»у кого-то, кто в нем был заинтересован. Зная это, У Со Вэй думал, что сможет сделать первый шаг, но оказавшись в такой ситуации, наоборот бессознательно начал избегать этого. Он наблюдал, как Чи Чэн спускался вниз по ступенькам, затем зачем-то посмотрел своими большими черными глазами на его дорогую обувь и молча наблюдал, как он подошел к стоянке, сел в машину и уехал. У Со Вэй так и продолжал стоять на месте, с разными мыслями в голове.

Глава 35. Первый нормальный разговор

Ночная смена на сегодня закончилась, когда Чи Чэн возвращался домой, было уже около десяти часов. Ночь была облачной, и небо выглядело так, будто художник раскрасил его в черный цвет, даже освещение было черным. Чи Чэн вышел из машины и увидел в поле зрения тень. Мало кто мог выдержать холодные мартовские ночи Пекина, поэтому многие сидели по домам со своими семьями.

Пам... Пам... - послышался звук отскакивающего мяча, который достиг ушей Чи Чэна.

Чи Чэн осмотрелся. На баскетбольной площадке с восточной стороны здания кто-то играл в баскетбол. Тень все продолжала менять свои позиции под светом ночных фонарей. Но сколько бы она не меняла позиции, она все ещё оставалась короткой. Его колени были согнуты, икроножные мышцы вытянуты в прямую линию, а ягодицы были подтянутыми. Чи Чэн слышал, что у мужчин с такими ягодицами очень сильное либидо и что у таких людей была просто ярко выраженная сексуальность. Поочередно делая шаги, а затем, сделав прыжок, человек успешно закинул мяч в корзину.

У Со Вэй мог быть не идеален в других вещах, но в баскетболе он был хорош. В прошлом Ю Е, только посмотрев, на то как У Со Вэй играет в баскетбол, без тени сомнения спокойно ему отдалась. Мяч пару раз отскочил от земли и упал в руки другому человеку.

- Бросьте мяч обратно! - крикнул У Со Вэй.

Чи Чэн стал подходить ближе, и У Со Вэй протянул вперёд руку. Чи Чэн обошёл парня, сделав быстрый финт и забил мяч в корзину, заставляя У Со Вэя стиснуть зубы от зависти. Из-за своего небольшого роста У Со Вэй не мог так забить, несмотря на все старания подпрыгнуть повыше. И именно из-за ревности парень и бросил Чи Чэну вызов. Яркие черные глаза неотрывно смотрели на Чи Чэна. Уровень адреналина быстро взлетел, создавалось впечатление, что вокруг витает кровавый запах соперничества. Чи Чэн бросил мяч У Со Вэю. Тот развернулся и повёл мяч, периодически потираясь своей задницей о промежность Чи Чэна. Используя свой высокий рост, Чи Чэн блокировал его, но парень непрерывно совершал какие-то немыслимые финты и, используя центр тяжести противника, перехитрил его и забросил мяч. Чи Чэн поднял мяч и решительным движением забросил трехочковый. Мяч залетел прямо в корзину. Оба игрока были поражены мастерством друг друга.

Чи Чэн не рассчитал силу при броске и мяч, ударившись об щит, отскочил за пределы поля. Пока Чи Чэн ходил за мячом, У Со Вэй наклонился, чтобы завязать шнурки. Подобрав мяч и уже идя обратно, Чи Чэн наткнулся взглядом на оттопыренную задницу У Со Вэя. Чи Чэн недолго думая, бросил мяч, попадая по двум половинкам У Со Вэя, тем самым чуть не опрокинув парня на землю, но, к счастью, он удержался. У Со Вэй быстро выпрямился и подошёл к Чи Чэну, глядя на него с недовольством. Ночью глаза У Со Вэя были подобны зеркалу, они отражали его сердце и ярко сияли. Мяч вновь был в руках Чи Чэна, а его тигриные глаза блестели. В несколько прыжков он оказался за У Со Вэем и кинул в него мяч сильнее, чем в прошлый раз. Мяч опять попал по заднице. Парню удалось удержать свой гнев и, даже не произнеся ни слова в ответ, он пошёл за мячом, но в мыслях проклинал не переставая.

«Ты бьешь по моей заднице? Да я размажу твоего "птенчика"!»

У Со Вэй поднял мяч, но еще не успел его бросить, как резко почувствовал боль сзади. Он не слышал, как Чи Чэн оказался за ним. Две огромнее руки, как тиски, как тигриные лапы плотно и сильно впились в зад У Со Вэя, крепко сжимая его. Шея У Со Вэя покраснела от злости.

- Говори, что это было, пару дней назад?

У Со Вэй упорно пытался вырваться из их хватки. Он стиснул зубы и произнёс:

- Что, что случилось?

- Что ничего не понимаешь, решил сыграть в дурака? – Чи Чэн сжал пальцы сильнее, почти разрывая кожу ягодиц.

У Со Вэй перевёл руки назад, чтобы ударить Чи Чэна мячом. Он хотел попасть по его лицу. Он ждал возможности укусить Чи Чэна за запястье.

- Пусти! Пусти!

До носа Чи Чэна долетел запах У Со Вэя. Он пах зеленью, что хорошо сочеталось с его уникальностью. Воспользовавшись тем, что Чи Чэн был в трансе, У Со Вэй яростно ткнул его локтем, применив грубую силу и вырвался из его рук. Быстро подойдя к скамейке, что стояла не далеко от поля, он достал из своей сумки бутылку минеральной воды. Когда он закончил пить, Чи Чэн все ещё стоял на месте. И тогда У Со Вэй достал бутылку RedBull и сунул её в руки Чи Чэну. Открыв банку, Чи Чэн допил всю бутылку за два глотка. У Со Вэй не стал сидеть, он ходил вокруг, глядя на Чи Чэна, наблюдая за ним. Он в течение долго времени молчал, а потом просто сказал:

- Спасибо.

Скрутив руками банку, Чи Чэн посмотрел на него:

- Ты дал мне попить и даже поблагодарил, с чего бы вдруг ты стал так любезен?

- Я говорю о том дне, когда ты помог мне. Я вёз продукты, которые ждал мой босс, и благодаря тебе все прошло хорошо.

Чи Чэн сузил глаза, смотря на парня:

- Тебе потребовалось столько дней, чтобы просто сказать мне спасибо?

- Если честно, я хотел прийти сразу после этого и поблагодарить, но вспомнил, как ты вечно меня ловишь и я подумал, что ты не очень этого заслуживаешь.

Чи Чэн резко схватил У Со Вэя за запястье, ловя его с поличным. Он, и правда, заслуживал быть полицейским. У Со Вэй, воспользовавшись тем, что они общались, засунул руку ему в карман, но был пойман. Но в этот раз он не крал. Он положил. Чи Чэн вытащил руку У Со Вэя. Она сжимала два пакетика с сушеным тофу.

- Как ты узнал, что я люблю тофу? - Чи Чэн приподнял бровь и ухмыльнулся, а затем высокомерно посмотрел. – Помоги открыть мне этот пакет своими зубами.

У Со Вэй не стал ничего делать. Он достал из своей сумки сетчатый мешок и пошёл в сторону парковки. Чи Чэн шёл за У Со Вэем и уже хотел открыть дверь автомобиля, как увидел, что в этом сетчатом мешке были воробьи. Возможно, он поймал их после работы - воробьи ещё хлопали крыльями.

- Он не берет еду у незнакомцев, - мягко сказал Чи Чэн.

У Со Вэй достал воробья и поднёс его к пасти Сяо Чу Бао. Воробушек быстро скрылся в пасти питона. Чи Чэн ещё очень долго смотрел на спину У Со Вэя и хранил молчание.


Глава 36. Твоя задница действительно большая. 
Ближе к двенадцати часам ночи Цзян Сяо Шуай мучаясь от бессонницы, решил вернуться в клинику, поискать себе подходящие лекарства, чтобы заснуть. Приехав туда, он увидел, что у Со Вэя нет в комнате, остались лишь только его сумка и телефон. 
«Куда он мог пойти так поздно?» - подумал Цзян Сяо Шуай стоя в дверях клиники и осматриваясь по сторонам.В скором времени он увидел свою цель. 
У Со Вэй практиковался в данках (стиль бросков в баскетболе) на поле, что располагалось прямо напротив жилого квартала. Цзян Сяо Шуай потихоньку пошел в его сторону. У Со Вэй положил мяч на землю, размял свои длинные ноги и отошёл метра на три назад. Сделав несколько больших шагов вперед, он резко прыгнул и вытянул руку, стараясь дотянуться до кольца, но из-за его небольшого роста, смог лишь коснуться сетки пальцами. Для него дотянуться до кольца – на данный момент было просто недостижимо. У Со Вэй тяжело вздохнул опускаясь на землю. «Попробовать ещё раз!»  Глаза У Со Вэя слабо светились в темноте. Он смотрел на кольцо, как будто это было лицо Чи Чэна и если ему удастся ухватиться за кольцо - он сможет безжалостно расцарапать это лицо. Он попробовал ещё раз, со всей силы отталкиваясь от земли, с громким криком все же ухватился и повис на баскетбольном кольце. 
«У меня получилось! Я сделал это!» – плакал в душе от счастья Со Вэй. 
Вдруг У Со Вэй резко почувствовал холод, проходящий сквозь порванную на заду ткань штанов. Цзян Сяо Шуай хотел рассмеяться, но потом увидел красные линии на его ягодицах, его сердце застучало нервно и всего обдало холодом, смех резко застрял в горле. У Со Вэй догадался, что рядом был Цзян Сяо Шуай, поэтому он, твердо приземлившись на землю, спокойно подтянул штаны. 
- Почему ты вернулся? – тихо и спокойно спросил У Со Вэй. 
- Что случилось с твоей задницей?! - в ответ спросил Цзян Сяо Шуай. 
У Со Вэй в растерянности замолчал. Он совсем забыл, что Чи Чэн схватил его своими тигриными лапами. Цзян Сяо Шуай завёл У Со Вэя обратно в клинику и заставил снять штаны, но когда он увидел на заднице Со Вэя, сияющие многочисленные засосы, его мышцы лица стали подергиваться. 
- У вас двоих... все так быстро развивается? 
От такого неожиданного вопроса ,У Со Вэй слегка скривил губы и недовольно пробурчал: 
- Ты о чем это подумал? Пока я играл в баскетбол, он совершил атаку на меня, втихаря своими лапищами. Таким способом, он хотел меня заставить сказать ему причину, почему я был там последние два дня. 
- Ой! Руками... Даже если руками, это все равно не правильно! - Цзян Сяо Шуай насупил брови. - Есть столько мест, за которые можно неожиданно схватиться, атаковать, почему он выбрал именно это место? Тут все не так просто! Разве вы не знакомы всего несколько дней? А он уже так спокойно тебя хватает везде, где ни попадя, за руки и ноги, и остальное! 
У Со Вэй быстро начал успокаивать своего разволновавшегося друга,поглаживая по плечам и спине. Доктор довольно улыбнулся. 
- Мастер, разве вы не должны быть за меня счастливы? 
Это была улыбка, которой Цзян Сяо Шуай научил его. После длительной практики он достиг апогея, ему удалось затронуть сердце Цзян Сяо Шуая этой улыбкой, тот вдруг обнаружил, что У Со Вэй сделал его поклонником своей улыбки, это стало своего рода грязным приемом, что сделало ситуацию ещё больше несправедливой: 
«Почему? Почему я, Цзян Сяо Шуай, должен отдавать такой ценный кусочек счастья, который самолично тренировал и создавал, устраивая ему такой жесткий кастинг?! И сейчас, я должен отдать это чудо другому, чтобы он мог наслаждаться? Эту задницу я полгода выхаживал, почему я должен разрешать кому-то первым ей насладиться? Да я сам к ней еще ни разу не прикасался!!!» 
Через полчаса... 
У Со Вэй лежал на животе и сонно спросил: 
- Ты ещё не закончил втирать мазь? 
Вот уже как десять минут Цзян Сяо Шуай по-всякому мял и гладил ягодицы парня, но он по-прежнему желал большего. 
- Нет. Такой массаж помогает повысить циркуляцию крови, и ускоряет всасывание препарата. 
У Со Вэй «…». 
В этот день Чи Чэн опять был на ночной смене. Выйдя из машины, он услышал знакомый стук мяча. У Со Вэй сделал пару упражнений для разминки, а затем ударил мяч и подпрыгнул. Невысокое, но поджарое тело свободно взлетело и одной рукой забросило мяч в корзину. Мяч прокрутился в корзине прежде, чем упасть. Несмотря на то, что мяч не сразу попал в цель, это не сделало бросок менее стоящим, данк был такой, что было интересно за этим наблюдать. За этот период У Со Вэй практиковался прыгать, привязывая к ногам мешочки с песком. 
Баскетбольный мяч попал снова в руки Чи Чэну. Он спокойно прошёл к линии свободного броска и сделал поворот в воздухе, на мгновение замер, а затем забросил мяч, прокрутившись с ним несколько раз в воздухе перед тем, как закинуть. 
Бабах! 
От такого мощного броска, затрясло все кольцо и сетку. У Со Вэй ошарашено смотрел на все это, просто захватывало дух от увиденного, он чувствовал, что сейчас Чи Чэн всю стальную корзину из земли вырвет. Если бы за ними наблюдали люди, они бы подумали, что тут идут съемки фильма. У Со Вэй с дикой натяжкой научился забрасывать мяч в корзину в таком прыжке на совсем несвойственной ему высоте, когда у Чи Чэна это происходило с пугающей легкостью. Такая практика, мастерство, осанка, сила и мощь были чем-то, что невозможно было достичь в одночасье. У Со Вэю пришлось смириться со своим проигрышем. Но, тем не менее если бы У Со Вэй выразил сейчас свои эмоции это выглядело бы как если бы слабый восхищался сильным,а этого он никак не мог показать.Поэтому У Со Вэй холодно и с пренебрежением посмотрел на Чи Чэна. Его пара старых кроссовок немного скрипела при ходьбе. Этот звук заставил кое-кого, по фамилии Чи, напрячься, от чего стало беспокойно в сердце. 
- Ты разве уже не поблагодарил меня? Почему ты все ещё здесь? - намеренно спросил Чи Чэн. 
У Со Вэй даже не потрудился оглянуться и равнодушно ответил: 
- Я разве сказал, что я тут ради тебя? 
Чи Чэн смотрел лишь на две ягодицы, что так гордо двигались. Он поднял мяч и прицелился перед тем, как кинуть. Но в этот раз У Со Вэй был готов и приложил максимум мер предосторожности, поэтому его руки быстро были заведены назад, блокируя мяч. Мяч был отбит и У Со Вэй сел на него. Чи Чэн подошел к нему, порылся в карманах и достал две рисовые ириски: 
- Это ты их туда положил? 
У Со Вэй сделал вид, словно он не понимает, о чем идет речь: 
- Какие конфеты? 
Чи Чэн присел к парню и приподнял его лицо, глядя снизу вверх: 
- Засовываешь мне конфеты таким образом потому что боишься, что твои навыки карманника пропадут? 
У Со Вэй лениво прикрыл глаза, а затем высокомерно и надменно их поднял. Такое движение его глаз заставило сердце Чи Чэна задрожать. Чи Чэн потянулся рукой к подбородку У Со Вэя, дико желая ногтем поцарапать его щетину, но У Со Вэю удалось избежать этого. Видя, что «домогательство» не удалось, Чи Чэн резко ударил мяч, на котором сидел У Со Вэй. Парень потерял равновесие и упал на ногу Чи Чэну. 
- Твоя задница действительно большая. Моя нога оказалась погребена под ней…
На У Со Вэе были только спортивные штаны, а Чи Чэн был обут в парусиновые туфли. Пальцы Чи Чэна, которые были отделены от зада У Со Вэя всего двумя слоями ткани, пошевелились под парнем, дразня его мягкую плоть. У Со Вэй никогда раньше не заигрывал с парнем. Он быстро вскочил, его глаза потемнели, он чувствовал, будто над ним надругались, и испытывал дикое унижение. И совершенно не важно было ли это желанием надавить или так качественно замаскированным  приёмом со стороны Чи Чэна. У Со Вэй постарался успокоить в своем сердце пылающих огонь. Он спокойно поднял с земли пакет и молча пошел к стоянке. В этот раз, у него был десяток крыс. Было не совсем понятно, где их взял У Со Вэй - они были пухленькие и хорошо откормленные. После того, как Сяо Чу Бао был плотно накормлен, У Со Вэй, даже не взглянув на Чи Чэна, взял свой мяч и ушёл с баскетбольной площадки. Со спины создавалось впечатление, что он полон высокомерия. 
Перевела Анна Орлова
Глава 37. Ты хочешь конфеты или тебе ещё дороги глаза? 
На следующий день Чи Чэн искал что-то в своём ящике и наткнулся на конфеты, которые ему дал У Со Вэй. Он не любил конфеты, поэтому уже давно их не ел. Но сейчас, когда увидел их, впервые за долго-долгое время ему неожиданно захотелось попробовать. Он смотрел на упаковку "Белый Кролик" несколько мгновений, прежде чем решил распаковать конфету. Фан Синь увидел, как Чи Чэн, войдя в кабинет, положил конфету в рот.
- А? Мне казалось, что ты не ешь конфеты, – удивился Фан Синь. 
Взгляд Чи Чэна был полон пренебрежения: 
- Кто говорил, что я не ем? 
- Два дня назад, когда Эр Гуа Ци раздавал свадебные конфеты в департаменте, ты не взял ни одной. Когда я это увидел, то спросил тебя "почему", ты сказал, что не ешь конфеты. 
- Это было два дня назад, - сказал Чи Чэн. 
Фан Синь потерял дар речи. Он беспомощно смотрел на конфеты, оставшиеся на столе: 
- Я не ел этих «кроликов» уже в течение многих лет. Интересно, у них вкус все такой же, каким я его помню?
- Да. 
Это слово стало тяжелым ударом для Фан Синя, которому очень захотелось этих конфет. Фан Синь не сдавался. Он решил ещё раз попытать счастья: 
- Может, угостишь друга конфеткой? 
- Нет, они закончились. 
По тону Чи Чэна все стало ясно. Нормальные люди уже все бы поняли и не затрагивали эту тему. Но не Фан Синь, у которого, похоже, не было чувства самосохранения. Он явно не различал границу добра и зла и когда нужно остановиться. Он ткнул на конфеты и смело заговорил: 
- Как ты можешь врать даже не моргнув глазом? Они же прямо перед моими глазами. Как же они могли закончиться? 
Чи Чэн приподнял бровь и грозно посмотрел на Фан Синя: 
- Ты хочешь конфеты или тебе ещё дороги глаза? 
Фан Синь был просто ошеломлен, не прошло и трех секунд, как он пулей вылетел из кабинета.  
В течение последующих недель, У Со Вэй по-прежнему приходил сюда, на площадку, чтобы играть. Независимо от того, есть ли у Чи Чэна ночная или дневная смена, независимо от погоды, было ли дождливо или облачно, У Со Вэй всегда был там в одно и то же время. Иногда он практиковался один, иногда собирал пару человек для игры. Неважно насколько заметен был Чи Чэн, но пока он сам не проявлял инициативу, У Со Вэй никогда не заговаривал с ним первыми не уделял никакого внимания. Если случалось, что у Чи Чэна была ночная смена и они оставались на баскетбольной площадке вдвоем, У Со Вэй продолжал также тайно засовывать Чи Чэну всякие вкусности в карманы. По большей части это был тофу, иногда сушёный сыр из бобов, но иногда он вкладывал бобы и острые куриные лапки... 
Похоже, Чи Чэн уже понял это и перестал ждать пока У Со Вэй тихонько положит подарки. Он просто подходил к сумке У Со Вэя и копался в ней и все, что он находил, становилось его. У Со Вэй так же приносил различные вкусности для Сяо Чу Бао. Между ними двумя было тонкое и удивительное взаимопонимание, как будто между двумя людьми. Чи Чэн не спрашивал, почему У Со Вэй давал ему различные лакомства, а У Со Вэй, в свою очередь, не спрашивал, почему Чи Чэн их принимал. Казалось, что незаметно вкладывать было более правильным, но когда он шёл и брал из сумки сам – это было само собой разумеющимся. Они не говорили друг другу даже двух слов, и можно было подумать, что основной целью было просто поиграть и поесть. 
В последнее время погода была ветреной и сухой, а у Чи Чэна все чаще были дежурства на улицах, его лицо обветрилось, и кожа стала сухой. В тот день Чи Чэн рылся в сумке парня и наткнулся на бутылочку "Да Бао" («Да Бао» переводиться как Большое Сокровище или Большой Ребёнок). Упаковка все ещё была цела, и на ней был ценник с надписью "Девять юаней". 
- Для меня? - специально спросил Чи Чэн. 
У Со Вэй сделал вид, что не слышал вопроса и продолжил играть с мячом. 
Чи Чэн поднял с пола камушек и кинул его точно в кончик уха парня. Низкий грубый голос сообщил: 
- С сегодняшнего дня я буду называть тебя Да Бао. 
- Почему? – спросил У Со Вэй на мгновение перестав играть. 
Всю враждебность Чи Чэна словно смыло, стоило ему улыбнуться: 
- Потому что мы видимся каждый день! 
Слоган Да Бао пробежал у парня в мыслях:  " Да Бао увидимся завтра! Будем видиться  каждый день, Да Бао!" Твою мать! Он пытается насмехаться? Не думай, что эти импортные высококачественные продукты по уходу за кожей хороши, на самом деле они не имеют ничего общего с Да Бао, который эффективный, дешевый и простой в использовании. 
Чи Чэн больше ничего не сказал, лишь продолжил смеяться. Тень залегла на лице У Со Вэя, пока он шёл к Чи Чэну. Он протянул руку, чтобы схватить и забрать упаковку из рук: 
- Верни мне, если он тебе не нравится. Я уже передумал тебе его давать! 
В результате У Со Вэю так и не удалось забрать упаковку. Большие руки Чи Чэна схватили У Со Вэя за воротник и грубо поставили его перед собой. Просканировав лицо У Со Вэя глазами Чи Чэн аккуратно «выплюнул» всего два слова: 
- Я хочу. 
«Ты хочешь, ну и хоти дальше на здоровье. Зачем меня так таскать?»
У Со Вэю пришлось использовать все силы, чтобы вырвать свой воротник. Когда на него смотрели такими глазами, создавалось ощущение, что он Тарзан, одолевающий вершину горы. На мгновение, он чуть не сорвался и уже хотел пнуть Чи Чэна и уйти, но, подумав о последствиях, подавил в себе это желание. Чи Чэн рассматривал У Со Вэя. Несмотря на то, что парень был ниже ростом и одет в устаревшую спортивную одежду и очень грязную обувь, а руки были в грязи и все лицо было мокрым от пота, Чи Чэн все равно всем своим звериным чутьем ощущал, что У Со Вэй был слишком чист. Таким чистым, что он даже не знал, куда бы напасть и с чего начать. В итоге Чи Чэн положил руки на пояс брюк парня и яростно натянул их наверх. Задавить его яйца! Голубоватые вены проступили на лбу У Со Вэя. В тот же миг Чи Чэну прилетел кулак. Улыбка Чи Чэна пропитала и затмила собой бесконечную темную ночь. 
Перевела Анна Орлова
Глава 38. Найти способ избавиться от этой штуки!
«День разлуки с тобой ощущается, как три осени», - это предложение идеально описывало фазу, на которой сейчас находилась Ю Е. В её голове не было ничего, кроме мыслей о Чи Чэне. У неё не было сил на работе, не было настроения для шоппинга, она не хотела встречаться и сплетничать с подругами. Все чем она хотела заниматься, должно было быть вместе с Чи Чэном. Чи Чэн был груб с ней, и казалось, она могла заполнить ров своими слезами. Однако стоило ему проявить немного нежности, как её это будоражило несколько дней подряд. В периоды такой зависимости Чи Чэна было тяжело дозваться. Когда они только начали встречаться, Чи Чэн мог провести с ней какое-то время после работы, но сейчас они встречались все позже и позже. Хорошо, что он не дежурил всю ночь, а при вечерних сменах приходил к полночи. Ю Е боялась ему названивать - у Чи Чэна был вспыльчивый характер и она не хотела знать, на что он способен. Но ей не нравилось, что её игнорируют и не уделяют должного внимания! Ю Е впервые была настолько пассивна в отношениях. Люди имеют склонность к мазохизму и чем меньше тебе уделяют внимания, тем больше тебе хочется его привлечь. 
Неуловимый Чи Чэн позвонил Ю Е после того, как освободился и сказал, что хочет встретиться в отеле. После ужина Ю Е просто впала в эйфорию. Она сидела на коленях у Чи Чэна, играясь пальцами с пуговицами на его рубашке. Её красные губки были слегка надуты, а голос выдавал её возмущение: 
- Ты не знаешь, как набирается мой номер? Я думала, ты меня забыл. 
Чи Чэн не обратил на это никакого внимания, продолжая внимательно смотреть телевизор. 
Ю Е не сдавалась: 
- Я с тобой разговариваю! Ты меня слушаешь? 
Чи Чэн искоса посмотрел на Ю Е: 
- Тебя привлекает лишь моя дерзость, верно? 
Только Ю Е хотела ответить, как у Чи Чэна зазвонил телефон. 
- Я выйду и отвечу. 
Когда Чи Чэн вышел, Ю Е наткнулась на его пальто, из кармана которого вдруг выпала бутылочка. 
- Да Бао? - с этими словами, в её голове всплыла картинка ещё пухлого У Со Вэя. 
Вернувшись в комнату, Чи Чэн забрал бутылочку из рук Ю Е, провёл по ней рукой. Простая текстура напомнила ему о блестящих глазах У Со Вэя. 
- Как так вышло, что у тебя и моего бывшего одинаковые вкусы? – не выдержав, сказала Ю Е. 
- Бывшего? - посмотрел на нее Чи Чэн. 
Ю Е закатила глаза: 
- Он искал этот бренд, который покупал еще будучи на первом курсе. Он использовал его четыре года, и все ещё использует. Прямо как в слогане: "Да Бао, будем видеться каждый день"... 
- Через 2 дня пойдёшь со мной ко мне домой. Мои родители будут рады тебя увидеть, - сказал Чи Чэн, трогая своими грубыми пальцами красные губы Ю Е. 
Ю Е была счастлива: « Домой? Я встречусь с великим лидером партии? Наши отношения настолько далеко продвинулись?»
Шикарная свадебная церемония, свадебный холл мечты, люди из высшего общества и свадьба... Была уже поздняя ночь, а Ю Е все ещё крутилась на кровати. Ей очень хотелось спать с Чи Чэном на этой огромной кровати, но она не могла из-за этой гребаной змеи. На неё смотрела пара не очень приятных ей глаз. 
- Чи Чэн, ты можешь, отнеси это в ванную? - взмолилась Ю Е. 
Чи Чэн любяще коснулся головы Сяо Чу Бао: 
- Тебе он не нравится? 
- Нравится, но оно не должно спать на подушках! Или мы будем спать в разных кроватях после свадьбы? 
- Ты серьёзно? - Чи Чэн пронзительно посмотрел на Ю Е. 
- Да. «Эта змеюка проживет ещё лет 10, так почему бы не спровоцировать это?»
Но, неожиданно, Чи Чэн послушался Ю Е и отнёс Сяо Чу Бао в ванную. В итоге, все вышло не так, как себе представляла Ю Е. Она думала, они будут валяться на кровати и обсуждать свадебные планы. Однако через минуту Сяо Чу Бао открыл дверь и, воспользовавшись невнимательностью Ю Е, прополз обратно в кровать, пугая девушку. Она так испугалась, что её прошиб холодный пот. Ю Е чуть не выдала свой страх к змеям. 
- Сама отнеси его в ванную.  
Выйдя из ванной комнаты, она уже чувствовала слабость в ногах. Она закрыла и забаррикадировала дверь. 
«Пожалуйста, только не выйди. Не выйди…»- молча молилась Ю Е. 
В итоге, Сяо Чу Бао так и не выполз. Но не все было так просто. Сначала он вился возле двери, стараясь её открыть, но после неудачных попыток он начал биться об дверь головой. 
Бам! Бам! Бам!... 
И так продолжалось всю ночь. Это место стало давить на Ю Е. Одни звуки ударов о двери заставляли её скрутиться в комочек. Рядом с ней спал Чи Чэн, поэтому она не рискнула показать свой страх. Когда он говорил с ней, она старалась выглядеть непринуждённо. Всю ночь её не покидало желание сбежать из кровати. Рано утром она посмотрела в зеркало на темные круги под глазами и поклялась себе, что она найдёт способ избавиться от этой змеи! 
Перевела Анна Орлова
Глава 39. Ты сделал это сознательно. 
После того, как У Со Вэй официально завершил курс обучения по выращиванию змей, он купил 200 змеиных малышей на змеиной ферме и арендовал два бунгало для их выращивания. В течение дня он заходил, чтобы посмотреть, как они подрастают. Большую часть времени он проводил в клинике, просматривал данные, подсчитывая материалы и расходы. Он не выходил больше никуда в течение недели. Цзян Сяо Шуай наблюдал за честностью и чрезмерной щепетильностью У Со Вэя и не смог удержаться, чтобы не подразнить его: 
- Эй, почему ты не пошёл к нему? 
У Со Вэй понял, что он говорил о Чи Чэне, поэтому сразу же показал свое пренебрежение: 
- Я назвал это тактикой " тяни-толкай ", обходной тактикой нападения. Когда надо - ты атакуешь, прокладывая путь к его чувствам и вызывая в нем привязанность. А затем отступаешь, когда это необходимо. Как я уже говорил, моя цель - поймать его, а не преследовать. 
Цзян Сяо Шуай подошел к У Со Вэю поближе, слушая и наблюдая за разработкой коварной стратегии, и неотрывно смотрел в его красивое лицо: 
- А что если время неудачное? Ты не только его не "поймаешь", так ещё и время потеряешь, и все усилия пройдут даром, потратишь их впустую. 
- Не волнуйся. В течение трёх дней он точно сюда придёт, - уверенно сказал У Со Вэй. 
- Так уверен? - засмеялся доктор. 
У Со Вэй постучал по груди Цзян Сяо Шуая: 
- Ты разве не знаешь, кто мой учитель? 
Двое друзей засмеялись злым и коварным смехом. Через пять минут зашёл парень, который работал на ферме У Со Вэя. Он остановился у двери, и грустно сказал: 
- Братец Вэй, пять наших змей умерло. 
По сравнению с тревогой работника, У Со Вэй был довольно спокоен. 
- Хорошо. Продолжай смотреть за змеями. Все затраты на мне, а прибыль мы поделим поровну. После того, как молодой работник ушёл, Цзян Сяо Шуай посмотрел на У Со Вэя и спросил: 
- Что происходит? Разве ты уже не закончил своё обучение в этой сфере? 
У Со Вэй поднялся и налил себе воды. Осушив стакан, он спокойно ответил: 
- Нет, тут точно что-то не так с этой партией малышей, что-то не так с вакциной. Они заполнили инкубаторы землёй, и все они умирают в течение месяца.
- Твою мать! - вдруг сказал Цзян Сяо Шуай. Его лицо потемнело. - Выращивать тоже??? Ты что, стал их помощником. Ты занимался этим два месяца зная, чем может это все закончится, какими плачевными результатами. И так они ко всему прочему тебе ещё и заболевших змей всучили??

У Со Вэй спокойно посмотрел на друга.
- А как, по-твоему, они зарабатывают? Настоящая змея требует больших затрат и соответственно, тоже больших рисков. Много времени идёт на её выращивание. Выживаемость в 70% уже считается большим достижением. А на момент продажи цена змеи не известна. Многие змеиные фермы несут убытки. Более того, многие фермы лишь делают вид, что обучают, как разводить змей. Лишь для того, чтобы заманить "ученика". Реальная цель состоит в том, чтобы обмануть и продать за деньги на якобы «обучение» и впарить им инкубаторы со змеями. 
- Так значит это отрасль ещё темнее, чем кажется, - Цзян Сяо Шуай поднял одну бровь. - Зачем ты их покупал, если и так знаешь, что это развод? 
- Чтобы поймать его, - в это мгновение взгляд У Со Вэя был острым, он выглядел величаво. 
Цзян Сяо Шуай понял, что парень входит во вкус: 
- Я забыл, что он змей выращивает. Ты решил что, чтобы выиграть, тебе надо проиграть? 
- Я буду не в состоянии компенсировать затраты, если проиграю. 
Цзян Сяо Шуай легонько кашлянул и аккуратно спросил: 
- Тогда, разве ты не боишься, что твой грязный маленький план раскроется? Если это случится, ты потеряешь тот чистый и честный образ, что так долго создавал. 
- Ты не прав! - черные глаза У Со Вэя, которыми он смотрел на доктора,блестели миллионами идей. - Постоянная доброта может заставить людей думать, что ты подделка. Иногда лучше показать немного своей злой стороны. Так будет более реалистично и захватывающе. 
Цзян Сяо Шуай похлопал У Со Вэя по плечу и сказал серьезно: 
- Твое обучение у меня можно считать законченным. 
Послышался очередной злобный смех. 
Закончив работу Чи Чэн забрался в автомобиль на место водителя, на колени заполз Сяо Чу Бао, обвивая его. Его острая голова потерлась об лицо Чи Чэна. Он терся и вился, оцарапывая кожу, словно был голоден и хотел что-то съесть. Чи Чэн открыл ближайший контейнер для еды и достал оттуда хомяка. Он поднёс его ко рту Сяо Чу Бао. Однако Сяо Чу Бао продолжил виться вокруг Чи Чэна. Он не хотел есть хомяка. Ему хотелось поесть больших диких крыс. Лицо Чи Чэна потемнело: 
- Где я тебе сейчас должен найти большую крысу? Поганец! Оказалось, кормя тебя втечение нескольких дней, железная голова просто баловался! Приручив тебя, он не пришёл! 
Последние дни Чи Чэну казалось, что Сяо Чу Бао стал слишком привередлив. Когда Чи Чэн заканчивал свою работу, питон словно не находил себе места, заставляя этим изнывать от беспокойства Чи Чэна. Сузив глаза, Чи Чэн посмотрел сквозь лобовое стекло автомобиля на пустую баскетбольную площадку, медленно ощущая вкус горечи на самом конце языка и души: 
«Ты сделал это сознательно...»
Перевела Анна Орлова
Глава 40. Сыпать соль на раны.
Поздно ночью Чи Чэн поехал в бар Хоухай. Позиция второго пилота была оккупирована вялым и мрачным Сяо Чу Бао. Он был в таком состоянии с тех пор, как Чи Чэн насильно кормил его с кормушки хомяком. В баре красивый бармен со скукой на лице считал фужеры. Вдруг вошедшая фигура вывела его из витания в облаках, делая его взгляд особенным и сияющим. Он за доли секунды, просто махом преодолел расстояние и повис всем своим весом на шее у Чи Чэна.
- Чи Шао, тебя не было в течение длительного времени.
Чи Чэн холодно взглянул на него и произнес:
- Сегодня я пришел не к тебе.
- Ищешь Сяо Го Бинга? Он не приходит сюда больше, так как босс уволил его. 
Это была случайная удача.
Чи Чэн выглядел так, как будто был в плохом состоянии.
- Это не твое дело, кого я ищу. Во-первых, слезь с меня.
- Я этого не сделаю, – обиженно пробурчал парень.
Молодой красавец терся своей задницей о нижнюю часть живота Чи Чэна.
- Если я слезу, что мне делать, если ты найдешь кого-то другого? Я грезил о тебе более месяца. Тебя нелегко заставить прийти сюда.
Чи Чэн вытащил пачку денег из бумажника и сунул её в карман парню.
- Возьми деньги и позволь мне посидеть в тишине.
Неожиданно парень запихнул деньги обратно в руку Чи Чэна.
- Я не хочу денег, я хочу тебя.
После сказанного, несколько работников бара, которые стояли рядом с ним, улыбнулись. Они привыкли видеть ситуацию, когда клиент дает деньги работнику эскорта, но никогда не видели ситуацию, когда этот работник отказывался от денег.
- Как часто ты позволяешь другим трахать тебя? - спросил Чи Чэн.
- Каждый день меня просят об этом, – парень крутил его за талию. – Но они не настолько круты, как ты.
Чи Чэн отклонился назад. Он был на пределе терпения и сказал:
- Слушай, будь хорошим мальчиком. Можешь найти кого-нибудь другого, кто трахнет тебя сегодня?
- Нет. Я хочу, чтобы ты трахнул меня. Я хочу, чтобы ты трахнул меня! Ты не такой, как они. Они приходят сюда, чтобы «поиметь» меня, а я действительно люблю тебя.
В темном углу вдруг кто-то громко рассмеялся: 
- Черт, что за уловка для гурманов.
- Кого ты имеешь в виду? – спросил Го Чен Юй.
- Кто еще это может быть? Это маленькая сучка, – ответил Ли Ван.
Го Чен Юй беспечно ответил:
- Это слово больше подходит для Чи Чэна. Готов поспорить, что девять из десяти барменов, стоявших там, думают также как и эта маленькая сучка, но они не осмеливаются это сказать. Разве ты не слышал? Кроме прозвища «Змей», Чи Чэна также еще называют «Первый Казанова Пекина».
Ли Ван не только слышал об этом, но и видел это, и сейчас вспомнил, как Сяо Лон стонал в экстазе, находясь под Чи Чэном, снова и снова.
Девять из десяти барменов этого бара были «подмяты» и они не возражали до тех пор, пока внешность клиента была красивой. Следовательно, почти все из них были «подмяты» Чи Чэном. Поэтому Го Чен Юй не переоценивал его замечание.
Го Чен Юй встал и подошел к Чи Чэну. Ли Ван следовал за ним сзади.
- Эй. 
Го Чен Юй ударил по заднице парня, цинично улыбаясь:
- Иди, поиграй с ним немного, а мне нужно кое-что сказать твоему Чи. 
Затем он указал пальцем на Ли Вана, который стоял позади него.
Молодой парень прекрасно знал репутацию Го Чен Юя. Будет очень плохо, если не выполнить его приказ. Он посмотрел на Ли Вана, и внешность его была не плоха, и выглядел он вполне прилично, поэтому бармен послушно ослабил свою хватку над Чи Чэном. Но прежде чем уйти, он схватил Чи Чэна за рукав и сказал:
- Чи Чэн, найди меня, как только вы закончите свой разговор.
Го Чен Юй и Чи Чэн сидели на бархатном диване. Беседа была красноречивой. Казалось, что между ними не было никакого барьера. 
- Ты все еще не нашел змей? 
Чи Чэн яростно схватил Го Чен Юя за плечи своими большими руками и его глаза полыхали жестокостью, жаждой убийства. 
Он усмехнулся: 
- Что? Руки чешутся? Никто не хочет бороться с тобой? 
Только тогда Сяо Чу Бао просунул свою голову между ног Чи Чэна и лениво посмотрел на Го Чен Юя. 
Го Чен Юй сделал вид, что удивлен. 
- Ой? Один по-прежнему остался. Этого дал Ван Шо. Он, как хвост, будет следовать за тобой куда угодно… 
Чи Чэн сморщил лицо в темноте, от чего оно просто превратилось в темную маску, голос его был полон смертельного холода: 
- Не называй это имя при мне! 
Го Чен Юй сразу же сменил тему:
- Я недавно увидел невысокого красивого парня, он мне очень понравился. Просто уникальная личность. Поэтому, когда он будет моим, не забудь переспать с моей новой игрушкой. 
Однако Чи Чэн знал, что Го Чен Юй не был внимательным, ибо он просто сыпал соль ему на раны. 
Конечно же, Го Чен Юй тоже был не рад этому. 
Выйдя из бара, Чи Чэн набрал номер Ган Цзы. 
- Помоги мне разыскать кое-кого. Узнай, где он живет. 
- Кто? 
- У Со Вэй. 
- Это не имеет значения? – говорящий на том конце провода растерялся. – Что… Тогда как расследовать? 
Чи Чэн сделал глубокий вздох. 
- Он назвал себя так, его так зовут, У Со Вэй.
Перевела Анна Орлова


========== Главы 41-50 ==========

Глава 41. Два сокровища (ребенка). 
На рассвете, У Со Вэй надел эти идиотские трусы в цветочную расцветку, его учитель, надев куртку, также вышел. Каждый раз видя во что одет У Со Вэй, Цзян Сяо Шуай улыбался, ему становилось очень смешно, в душе это вызывало у доктора восторг. 
- Эй, скоро придут больные, иди быстро поменяй одежду. 
- Не волнуйся, - У Со Вэй привык быть неопрятным. - Я пойду приму душ. 
Цзян Сяо Шуай с интересом смотрел на У Со Вэя.
- Ты в этой одежде спишь? 
У Со Вэй машинально поковырялся в носу.
- Это изготовлено из хорошего материала, настоящий хлопок, в нём очень удобно спать. 
Только они закончили разговор, с улицы послышался визг тормозов, У Со Вэй выглянул наружу и увидел машину Чи Чэна! 
- Твою мать! Черт! Черт! - У Со Вэя охватила дикая паника. – Вот почему он так скоро приехал? Ещё и помощника с собой взял. 
Чи Чэн спокойно открыл дверь машины, взял маленькую сумку и вышел из нее. 
- Я пошел в ванную комнату, чтобы спрятаться на некоторое время, когда он зайдёт, скажи что меня нет. У Со Вэй бросился в ванную и запер дверь изнутри. 
Чи Чэн вошёл в дверь, Цзян Сяо Шуай притворился, будто не знает его, поднял голову, посмотрел и приветливо улыбаясь, произнес: 
- Что вас беспокоит? 
Чи Чэн прямо спросил:  У Со Вэй? 
- О, он только что вышел. У Вас есть дело к нему? 
Чи Чэн вдруг четко услышал звуки воды из ванной комнаты и, не произнеся ни слова, направился прямо туда. В первый раз он не смог открыть дверь, толкнув её, она не поддалась, второй раз он открыл её, сломав щеколду внутри. 
Цзян Сяо Шуай, проглотив слюну, воскликнул: 
- Твою мать! Этот парень слишком... красивый! 
У Со Вэй прижался к двери и прислушался, без малейшей причины сильный удар встряхнул его тело, от удара оно резко онемело, следом послышались какие-то щелчки, и лицо Чи Чэна появилось в поле зрения. Постиранная много раз майка была уже жёлтой и в дырках, огромное внимание привлекли его смешные трусы в цветочек. Но пока для Чи Чэна это не имело никакого значения. Спустя пару секунд, туалет заполнил рёв У Со Вэя: 
- Что ты делаешь?! Твою мать, это туалет, не гостиная, нахера так вламываться? Бля, а если бы здесь испражнялись? Если бы здесь был не я, а девушка?! 
У Со Вэй толкал свою речь не останавливаясь ни на минуту, но наконец, он заметил, что Чи Чэн абсолютно не слушает его, его глаза как гвозди, были вбиты в его трусы в цветочек, он был очень заинтересован. 
"Внешний вид, обратил внимание на внешний вид..." 
У Со Вэй внезапно осознал, что руки давят ему между бровей, потом поднял голову и спокойно попросил: 
- Пожалуйста, выйди, я хочу принять душ. 
Чи Чэн четко произнес: Быстрее, я жду тебя снаружи. 
Спустя 10 минут У Со Вэй надел то, в чём зашёл в ванную комнату, подошёл к Чи Чэну с противоположной стороны, неторопливо встал на месте для курения и небрежно спросил: 
- Для чего ты меня искал? 
Чи Чэн поглаживая маленькую сумку со змеёй сказал: 
- В моей семье неудобно двум детям, хочу дать тебе полечить... 
- Два (сокровища) ребёнка? - У Со Вэй засмеялся, и его улыбка могла осветить город. 
- И кто же эти великие (сокровища) дети? 
Чи Чэн ответил: Разве это не ты? 
"Чёрт!" Лицо У Со Вэя застыло. "Как мне это забыть?" 
С неловким выражением лица, он посмотрел на Чи Чэна. 
- Что же его беспокоит? Что тебе от меня надо-то? Это не ветеринарная клиника, более того, я не врач. 
Чи Чэн загадочно улыбнулся: Твой младший брат болен и ты не можешь ему помочь? 
- Какой еще мой брат? 
Чи Чэн посмотрел на У Со Вэя с недоумением и очень терпеливо объяснил ему: 
- Ты – великое сокровище (первый ребенок), он – (второе сокровище) второй ребёнок... так кто твой брат?
У Со Вэй:  ... 
Чи Чэн снова сказал: И ко всему прочему, ты мне должен ещё много вещей, сегодня необходимо вернуть долги. 
- Я тебе что-то должен? - спросил, нахмурившись, У Со Вэй. 
Чи Чэн неторопливо провел инвентаризацию и озвучил список:  Бобы, ириски, перец чили, куриная лапа, сливы, Рэд Бул... 
"Пошел ты нахер!" - У Со Вэй в сердце просто изрыгал сплошные проклятия от ярости, но не показывал этого.  "Я же ему отдавал всё это, что ему ещё нужно?!" 
Лицо его было совершенно спокойно, раскрыв руки, четко и ясно рубанул: 
- Нет. 
- Купи, - приказал Чи Чэн, как само собой разумеющееся. 
У Со Вэй подавив гнев в сердце, холодно ответил ему:  Нет денег. 
Чи Чэн спокойно достал из кошелька деньги и отдал У Со Вэю. 
У Со Вэй без стеснения взял деньги, положил в карман и сказал два слова: 
- Не пойду. 
Перевела Анна Орлова
Глава 42. Обман.
Чи Чэн не говорил ни слова, молча смотрел на У Со Вэя в течение целых пяти минут. У Со Вэй не чувствовал стыда, но все таки в сердце он ощущал страх: 
"Почему он так пялится на меня?" 
В душе они оба были в замешательстве, не говоря уже о взгляде Чи Чэна, который был сравним с мясорубкой, держа в руках твоё сознание, он перемолол бы его в гору мусора. После долгого молчания, Чи Чэн, наконец, заговорил: 
- Почему ты уже несколько дней не приходишь играть? 
У Со Вэй подпёр лоб, и начал молча размышлять: 
"Вероятно, он обдумывал это в течение длительного времени, чтобы спросить". 
На самом деле, Чи Чэн говорил со стеснением, ему было трудно начать разговор, но он действительно был озабочен одной…мелочью: 
- Почему ты не искал меня? 
У Со Вэй ответил очень вскользь:  Потому, что не искал, просто не хотел играть. 
Выражение лица Чи Чэна изменилось, он положил маленькую сумку, подвинулся поближе к У Со Вэю и, пристально наблюдая за ним, убийственно холодно спросил: 
- Тогда почему раньше хотел... играть? 
У Со Вэй почувствовал стеснение в груди, он нутром ощущал, как тучи сгущаются над его головой. Долгое время не получая ответа, Чи Чэн вдруг хлопнул в ладоши. Это таким страхом ударило по мозгам У Со Вэя, которого он, похоже, собрался прижать к дивану. Чи Чэн жёстко толкнул У Со Вэя,посмотрел на него и сменил интонациюна  еще более жесткую. 
- Говори! 
У Со Вэй сжал зубы, губы образовали тонкую линию, и продолжал молчать. "Пусть кое-кто поволнуется". 
Цзян Сяо Шуай, который подошел в этот момент к двери, сделал вид, будто кашляет, чтобы ослабить напряженность: 
- Тебе не стоит приближаться к нему так близко, он простудился, отодвинься от него подальше.
- Заболел? - спросил Чи Чэн. 
Глаза У Со Вэя только что кристально ясные, в один миг стали мутными, он всё так же с невозмутимым видом продолжал пристально смотреть на Чи Чэна. 
- Не слушай чепухи, я в порядке. 
- Я несу чепуху? – преувеличенно сердясь, спросил Цзян Сяо Шуай и продолжил говорить дальше. - Во время той прогулки дул ветер и шёл дождь, ты вернулся весь в поту. Разве не заболел? Чтобы поймать несколько диких жаб, ты полез в ручей и упал, сейчас твоя температура 41 градус. 
- Цзян Сяо Шуай, ты заколебал! 
Но Цзян Сяо Шуай не отступал и продолжил делать намеки.
- Тебя забавляет, чтоли вести себя как дебил? Ты одеваешься в старые дырявые вещи, а людям отдаёшь только хорошие. Ты ждёшь, пока твоя простуда пройдёт, и не показываешь людям то, что ты болеешь. 
И переключился на Чи Чэна: Ну что, мистер Мускулы, вам не кажется, если этот человек умрёт от лихорадки, то сектор идиотов, понесет большие потери, а?! 
В мыслях Чи Чэна всплыл тот дождливый вечер, когда У Со Вэй один играл на баскетбольной площадке. 
- У-гэ! *(Гэ - обращение к молодому человеку на пекинском сленге.) - Сяо Шуай вышел. 
У Со Вэй сразу же оттолкнул Чи Чэна, поправил одежду и пошёл за Сяо Шуаем. 
- Что-то случилось? 
Лицо Сяо Шуая было обеспокоено.
-  Смотри, уже десятая змея умирает. Как так? 
- Как это умирает? 
Чи Чэн проходил мимо, наконец, увидев еле живую змею, обратился к У Со Вэю: Ты тоже держишь змей?  
У Со Вэй никогда не говорил ему об этом. И вдруг Чи Чэн внимательно посмотрев на змею произнес: Не стоило заводить, они бы не выжили. 
У Со Вэй услышал это и его глаза покраснели.
- Почему? Когда мой учитель продал мне змею, он позволил мне кормить её самому. Всё это время я тщательно следил за этим. 
- Корм не имеет значения, - продолжил Чи Чэн равнодушно. - А этой змее действительно плохо. 
- Дерьмо! - уверенно сказал У Со Вэй. – Я был два месяца учеником на ферме, я уже давно знаком с ними, они могут притворяться, я это точно знаю. Определенно, она съела что-то плохое. Пускай Сяо Шуай возьмет мое ведро с жабами и дикими мышами и скормит им. Вот увидишь... 
Чи Чэн, не спрашивая У Со Вэя, взял это ведро и вышел. Этот свежий корм как раз пригодится "его второму ребёнку" (змее Сяо Чу Бао), который в последние дни совсем плохо кормился и был не в настроении. 
У Со Вэй возмутился: Что ты делаешь?! 
Чи Чэн ответил, даже не оглядываясь и говоря все как само собой разумеющееся: 
- Так или иначе, твоей змее всё равно конец, и уж тем более не стоит переводить на нее пищу. 
У Со Вэй вышел вслед за ним. Чи Чэн стоял уже у своей машины, когда внезапно спросил: 
- У себя дома... ты учился по какой специальности? 
У Со Вэй тут же ответил: Специалист по змеям! Если ты не веришь, то можешь пойти и узнать о моей репутации, в моей семье тебе не будут врать. 
Чи Чэн ничего не сказал, сел в машину и уехал.
Перевела Анна Орлова  
Глава 43. Огромный ПЕРВЫЙ подарок 
На следующий день, после полудня, в двери вошёл курьер. 
- У Со Вэй здесь? 
У Со Вэй встал с места и подошёл к двери. 
- Вам посылка, пожалуйста, распишитесь. 
У Со Вэй посмотрел недоверчиво. Взял посылку и увидел надпись с его именем и адресом. Взглянул ещё раз, посылка включала в себя 5 или 6 коробок, каждая из которых была огромна. Странно, он не покупал ничего через Интернет-магазины, а так же никто предварительно не уведомил его по почте. После того, как У Со Вэй расписался, Цзян Сяо Шуай помог ему разобрать коробки. Открыв первую, У Со Вэй замер, как громом пораженный. Коробка была полна нижнего белья, трусов, каких цветов только не было, различных стилей, будто закупали на оптовом рынке, их было как минимум сотня. Цзян Сяо Шуай посмотрел на упаковки и увидел известный бренд, одна вещь стоила как весь гардероб У Со Вэя. 
Во второй коробке были одежда и обувь, которые были подготовлены на все сезоны в течение года; в третьей коробке были постельные принадлежности, одеяла, простыни, подушки, да вообще всё, что можно; в четвёртой коробке были разнообразные закуски, много импортных продуктов. У Со Вэй никогда в жизни не пробовал таких вещей. Закончив рассматривать, У Со Вэй задумался, кто бы мог ему всё это прислать сюда. Цзян Сяо Шуай поднял брови, посмотрел на У Со Вэя и предложил ему, подшучивая, продать всё это. 
- Твоя бывшая подруга, не была такой внимательной. 
У Со Вэю действительно было трудно сказать что-либо, Ю Е подарила ему всего лишь одну вещь, да и то, это не его стиль. Так не хотелось все это отдавать. Он никогда не получал таких дорогих подарков. У Со Вэя очень интересовало, кто же отправил ему всё это. Цзян Сяо Шуай решил подшутить над У Со Вэем.
 - А может это твой грозный мистер?! Он относится к тебе действительно хорошо, не то, что твоя бывшая подруга, она была действительно злой, ты с ним вместе, чтобы отомстить ей, не стоит снова связываться с этой дамой. 
У Со Вэй вышел из себя: Хватит издеваться! Думаешь, он отправил мне эти коробки от всего сердца, он хочет взять меня этой наживкой? Ты, видимо, не знаешь, кто его отец и сколько людей дарят ему подарки целыми партиями. Возможно, все эти вещи просто не нужны его семье и он решил избавиться от них, передав мне. 
Цзян Сяо Шуай засмеялся: Люди дарят тебе подарки, увидев твои смешные трусы в цветочек? В таком случае, эти трусы с коробки твоего размера... 
- Кто сказал, что это мой размер? Я вижу, что это не мой, - возразил У Со Вэй, все еще упорно включая дурака. 
Цзян Сяо Шуай начал спорить с У Со Вэем, настаивая на том, что это его размер, но У Со Вэй никак не хотел признать этого, стоя на своем, как будто это был вопрос жизни и смерти. Цзян Сяо Шуай предложил ему померить, после этого У Со Вэй пошёл в ванную комнату. Раздевшись догола, он начал мерить новые трусы, они были бесшовными и очень комфортными! Но всё-таки они были ему немного малы. 
- Тогда отдай мне, я ношу этот размер, - сказал Цзян Сяо Шуай, вынося коробки. 
У Со Вэй остановил его: 
- Могу тебе одни отдать, но точно не все. 
- Ты же не можешь их носить, что ты с ними будешь делать? - засмеялся Цзян Сяо Шуай. 
- Раз они мне не подходят, тогда можно их продать, это очень дорогое белье. Разве нам не нужны лишние деньги? - угрюмо ответил У Со Вэй.
Продолжая говорить, он вернулся к коробкам: 
- Я сейчас пойду и выложу это на продажу в Интернете - магазине. 
- Не трать зря время и усилия! - сказал Цзян Сяо Шуай. - У меня есть интернет-магазин, я могу помочь тебе продать это. 
У Со Вэя ещё никогда так сильно не бесил Цзян Сяо Шуа: Не надо, я и сам смогу продать! 
Закончив разговаривать, он отнёс коробки в свою комнату. Перед тем, как лечь спать, У Со Вэй открыл коробку, в которой лежало одеяло, подаренное Чи Чэном, оно было мягким и с приятным запахом, укрываться им было очень приятно. Только он закрыл глаза, как внезапно открылась дверь, вошёл Цзян Сяо Шуай. 
- Гммм, кхекхе... Я помню, кое-кто мне сказал, что мы должны продать эти вещи. И вообще, почему ты укрыт? 
И Цзян Сяо Шуай стянул с него одеяло. Лицо У Со Вэя не изменилось, он не моргнув глазом ответил: 
- На продажу было только нижнее белье! Это одеяло прекрасное, зачем его продавать? Ещё раз говорю, трусов очень много, продай несколько, мне не жалко; это одеяло подходит под мою кровать, если я продам его, то чем тогда буду накрываться? 
- Эй! - захохотал Цзян Сяо Шуай. - Стоит ли тебе оставлять его? Это же просто тряпка из хлопка. 
У Со Вэй ответил, скрепя зубами: Тебя это возбуждает что ли? 
Цзян Сяо Шуай просто расхохотался на всю комнату. У Со Вэй, быстро выхватил одеяло у него из рук, а после недолгой паузы они уже вместе засмеялись и упали на кровать.
Перевела Анна Орлова
Глава 44. Убивать взятым взаймы ножом. (обр. делать грязную работу чужими руками)
У Со Вэй увидел номер мобильного телефона отправителя экспресс-доставки, он не знал Чи Чэн это или нет и решил попробовать позвонить на этот номер. 
- Алло? - ответил глубокий мужской голос. 
У Со Вэй был предельно краток: Это на самом деле Ты? 
- Ну, я. 
- Можешь одолжить немного денег? 
- Сколько? – просто спросил Чи Чэн. 
- 200 тысяч... Если у тебя нет таких денег, то можно и поменьше, я тебе постараюсь вернуть все как можно быстрее. 
- Номер счета? 
У Со Вэй втайне удивился, хотя он и не сомневался в том, что Чи Чэн одолжит денег, но не ожидал, что это будет так быстро, в душе Со Вэй был счастлив. На самом деле, когда дело доходит до денег, можно сколько угодно плакаться, но человек может отказать, такие вещи требовали реального доверия и взаимной привязанности. 
– А для чего тебе деньги, как ты их хочешь использовать? 
- Хочу купить партию змей. Пару дней назад я ходил на змеиную ферму и расспрашивал про змей. Хозяин сказал, что с ними нет никаких проблем при смене времён года, что это новая партия, которую выращивали специальные рабочие, то есть искусственно выращенные, при размножении не было никаких трудностей и риска. 
Чи Чэн повесил трубку. Вскоре пришло СМС о том, что деньги перечислены на счет. 
- Он вот так просто тебе перевёл деньги? И что, совсем ничего не сказал? - спросил Цзян Сяо Шуай.
- Ничего не сказал, - покачал головойУ Со Вэй.
- Либо он не из тех, кто суёт нос в чужие дела, либо он так сильно о тебе заботится, не смотря на то, что ты аутсайдер и тебе вечно не везет. 
У Со Вэй тоже не знал, почему Чи Чэн был так уверен в нём, понятно, что он соперник, понятно, что он создаёт препятствия, понятно, что это совершенно нелогичная и безосновательная ставка. 
- Сто процентно. 
Закончив говорить, У Со Вэй сжал кулаки и вышел за дверь. 
Придя снова на змеиную ферму, он "любовно" улыбнулся владельцу. 
- Тебе нужно, чтобы я продал 2000 змей... На этот раз они молоды, весят по полкилограмма, а потому, я не хочу их продавать. В этом году у меня было 10 учеников, и ты кажешься наиболее перспективным. Вот смотрю на вас и вспоминаю себя в эти годы, я тоже по молодости хотел создать бизнес и думал, что это легко! 
У Со Вэй не сдержавшись засмеялся.
-  Тогда нам нужно объединиться. 
- Ты не пойдёшь смотреть на партию змей? - спросил хозяин Ван. 
У Со Вэй думал про себя: "Мне не нужно смотреть, я и так всё знаю..." 
- Я никому не доверяю, но знаю, что вы - надёжный человек. 
Хозяин Ван засмеялся, обнял за плечи У Со Вэя и пошёл в комнату. 
- Это - большеглазый полоз, рыночная цена - 180 за штуку, так как ты мой ученик, я могу отдать тебе по закупочной цене - 110 за штуку. В итоге: за 2000 штук с тебя 220 тысяч. 
У Со Вэй оказался в довольно неловком положении:
- Сейчас у меня на руках 200 тысяч, а что если я не буду брать сколько-то штук, чтобы я мог сразу тебе отдать деньги ровной суммой. 
Хозяин Ван, скрепя зубами, стукнул кулаком по столу, немедленно ответил: 
- 200 тысяч, так 200 тысяч! Эти 2000 штук твои, забирай и уходи! Убыток в 20 тысяч допустим, даже если я помог бы тебе основать твой бизнес! 
Лицо У Со Вэя было полно признательности, он встал и пожал руку мистеру Вану. 
- Спасибо. 
- Не благодари меня! 
Хозяин Ван не искал для себя выгоды, его лицо выглядело бескорыстным. 
- В будущем ты разбогатеешь и, не дай Бог, ты меня забудешь. 
- С чего это? - У Со Вэй беззаботно засмеялся. - Я никогда в жизни тебя не забуду! 
Спустя три дня Чи Чэн сам посетил хозяина змеиной фермы. Так как он уже проводил здесь обыск, он был знаком с хозяином Ваном. 
- Слышал, он приходил сюда... Не стоит пренебрегать рыночной стоимостью. 
- Сын Чи! Я с вами разговариваю! Наш серпентарий этакого рода небольшое предприятие, мы не в состоянии вырастить столько разнообразных домашних змей, мы не можем позволить купить себе большое здание... 
Чи Чэн перебил хозяина: 
- Я не с обыском пришёл, я хочу продать змею. 
- Продать змею...? - хозяин Ван еле выдавил улыбку. - Конечно, мне как раз не хватает, если у вас есть готовая, то я, конечно же, заберу её. 
- 1000 штук зелёных змей, 2000 большеглазых полозов! 
Закончив говорить, он приказал грузчику принести ящики. Открыв один ящик, хозяин Ван понял, что изначально продал их У Со Вэю, все 2000 штук погибли. Раскромсав на несколько частей, он убрал их. Впереди ещё несколько ящиков с большеглазыми полозами. Хозяин Ван немного подобрался, лицо побелело, он дрожал не переставая. 
- Давайте мы обговорим с вами цену, - сказал очень вкрадчиво Чи Чэн. 
Хозяин Ван резко испугался и протараторил: 
- Не стоит договариваться, мистер Чен, как вам угодно, как вы решите. 
Чи Чэн ответил наигранно спокойно и вежливо:  
- Как же так? Нужно серьёзно относиться к своему бизнесу, нам нужно следовать согласно правилам, как вы считаете? 
- Верно, верно, - ответил неторопливо хозяин Ван, боясь, лишний раз посмотреть в глаза Чи Чэну. 
- Маленькая змея - рыночная цена 60 юаней за штуку; большой большеглазый полоз - рыночная цена 180 юаней за штуку. Хозяин Ван, нет никаких проблем? 
Хозяин Ван сглотнул и ответил:  Нет. 
- Тогда это составит 420 тысяч. Слышал, молодые люди, которых вы побудили к созданию предприятия, уволены, у вас осталось 20 тысяч юаней, чтобы выразить свою благодарность и поддержку мне, вы наскребли нужные средства, и теперь получилось целое число. 
Сердце хозяина Вана обливалось кровью.
Перевела Анна Орлова
Глава 45. Ты уверен, что это кобра? 
Как только У Со Вэй закончил все свои дела, на телефон ему пришло СМС. У Со Вэй открыл сообщение и увидел, что кто-то перечислил на его счёт 200 тысяч юаней. Про себя У Со Вэй подумал, что это Чи Чэн, сердце бешено стучало и он позвонил ему. 
- Эй, тебе не жалко своих денег? Зачем ты снова перечислил 200 тысяч? 
Чи Чэн просто ответил: Так это твои деньги также. 
- Мои? - удивился У Со Вэй. - Это я у тебя одолжил 200 тысяч, а не ты у меня! 
Чи Чэн продолжал дальше говорить таким тоном, как будто речь шла о пустяках: 
- У меня на руках были твои мёртвые змеи, я их продал за 400 тысяч. 
- Что? - взбесился У Со Вэй. - Цена за моих змей на рынке увеличилась в три раза... ты продал их по дешевке? Кому ты продал? Даже если ты продавл их в спешке и отдал мне деньги, но ведь это наверняка не все, верно? 
Чи Чэн просто повесил трубку. Услышав короткие гудки на том конце провода,  У Со Вэя побледнел, но через мгновение уже повеселел, как будто празднуя победу, беззаботно отбросил телефон и, повернувшись к Цзян Сяо Шуаю, щёлкнул пальцами. 
- Больше ничего и не надо! У меня на руках 200 тысяч! 
Цзян Сяо Шуай подавился жвачкой и радостно заговорил с ним: 
- Да ты, даже упорно работая, гнув спину с утра до вечерацелый год, не заработал бы и 50 тысяч юаней, а теперь, играя в такую игру ты заработал двести тысяч юаней не тратя свои силы. Практика делает человека совершенным, производит истинное знание, нечестный путь и есть твёрдая истина! 
У Со Вэй засмеялся, ничего не сказав. Цзян Сяо Шуай снова спросил: 
- Как ты собираешься потратить эти двести тысяч юаней? 
- Купить змей, - ответил У Со Вэй. 
- Снова купить?! - удивился Цзян Сяо Шуай. – Сколько еще людей ты хочешь надуть и ввести в заблуждение своим трюком? 
У Со Вэй не соглашаясь, погрозил пальцем: На этот раз всё серьёзно. 
На следующий день У Со Вэй снова пошёл на змеиную ферму. За день испарилось 200 тысяч, и хозяин Ван выкуривая сигарету, придавался страданию. Он был как раз у себя в комнате, когда увидел У Со Вэя, и его лицо изменилось. Раньше он улыбался, был хитёр и добивался целей, жертвовал жизнью ради рекламы. А теперь...он не мог выдавить из себя даже крохотной улыбки, он так и ощущал враждебное присутствие Чи Чэна у себя над головой. По сравнению с напряжённым хозяином, У Со Вэй выглядел гораздо более спокойным. Как будто то, что произошло вчера, не имело значения. 
- Вы продали мне партию змей, но я не кормил их два дня. Я хочу снова купить 2000 штук и больше я не побеспокою вас. Хозяин Ван всё понял, он действительно не хотел раздражать людей! 
- Дайте мне посмотреть змей! - сказал У Со Вэй. 
Сердце хозяина Ван обливалось кровью. Эта дефектная партия змей была в комнате, не осмелившись посмотреть на них, он, промолчав, вышел. Потом он отвёл У Со Вэя в комнату для размножения, у него были разные мысли. В этот раз, внимательно осуществив осмотр, У Со Вэй задал несколько вопросов про змей. Жена хозяина Ван вломилась в комнату и хозяин тут же вышел. 
- Ты с ума сошёл? Разве не прошли эти времена? – кричала жена Ван, ее глаза былиопухшими и красными. - Сколько эти змеи уже на рынке, мы только провели вакцинацию, и если ты их сейчас продашь, то весь наш труд будет впустую! 
- Ты думаешь, я хочу продавать их! - проревел хозяин Ван. - Мы полжизни занимались этим, мы с тобой построили эту змеиную ферму! 
- Мне все равно, если ты хочешь продать, то ты ведёшь отчаянную игру со мной, - заплакала жена Ван. 
- Отчаянная игра? - стиснув зубы, спросил хозяин Ван. 
- Жизнь почти закончилась, с кем ты играешь в игры? 
«…». 
У Со Вэй, высунув голову, спросил: Что происходит? Какие то проблемы? 
Лицо хозяина Ван из искаженного эмоциями вернулось в нормальное состояние, но его голос охрип: Нет никаких проблем, ты не выбрал еще? 
- Выбрал, - засмеялся У Со Вэй. – В соответствии с предыдущей ценой, которая была 100 юаней за штуку, всего 2000 штук, в итоге 200 тысяч, верно? 
Жена хозяина Ван задохнулась и даже не нашлась, что ответить. Ведь настоящая стоимость составляет 600 тысяч: 400 тысяч за змей, плюс 200 тысяч долг... Ван 2 года ломал голову, как заработать эти деньги. Так пусть У Со Вэй отдаст их в течение двух дней. Но отдаст ли? Ведь... "Я снова пришёл покупать змей", - сказал У Со Вэй, упомянув того самого Чи Чэна.
Вечером Чи Чэн навестил У Со Вэя, увидев змей, он взял одну в руки и сразу все понял. Ударив У Со Вэя по лбу, сказал: 
- Ты действительно тупой! 
У Со Вэй удивленно смотрел на Чи Чэна: 
- Почему я тупой? Я вернулся и купил партию змей, и теперь буду зарабатывать деньги. 
Чи Чэн ничего не произнес в ответ, он внимательно и серьезно посмотрел на У Со Вэя и был очень заинтересован. Взгляд У Со Вэя был невозмутимым в течение 5 минут, но в итоге он не выдержав больше, широко улыбнулся и показал свои красивые белые зубы. 
- Ну, спасибо тебе. Этого хватит? 
По выражению лица Чи Чэна было очевидно, что нет. 
- Подарю тебе один подарок... этого будет достаточно? 
Позвав за собой Чи Чэна в комнату, он достал со шкафа сахарные леденцы на палочке и сказал: 
- Это всё я сам надувал, возьми себе одну штуку. 
Чи Чэн был неожиданно удивлен: Ты умеешь выдувать леденцы? 
- Эта штука делает всякие разные фигурки из сахара на палочке. 
Только коренные пекинцы владели этим ремеслом, сейчас таких людей почти не осталось. Эти леденцы выглядели обыкновенно, но обучиться такой технике было очень сложно, когда У Со Вэй был мелким торговцем, он надувал эти леденцы старикам, не думая о школе он упорно трудился в течение нескольких дней, в итоге к нему пришёл талант. 
- Я могу выдуть тебе маленьких простых зверей из сахара, - сказал У Со Вэй. 
Чи Чэн, взглянув одним глазом на животных, увидел, что все они были уродливы: круглый живот, короткие ноги, только лишь с ушами было всё в порядке. Было просто невозможно узнать, что это были за животные. 
- Надуй мне новый, - сказал Чи Чэн. 
У У Со Вэя сегодня было хорошее настроение, он с удовольствием общался и выглядел очень дружелюбным, поэтому с радостью согласился: 
- Схожу на кухню, возьму сахарную глазурь и сделаю. 
Он сходил на кухню, положил все необходимое в миску, чтобы получить сахарную глазурь (сироп), перемешал все лопаточкой, а затем нанес немного талька на руки и вполне профессионально глядя на Чи Чэна спросил: 
-Что ты хочешь? - спросил У Со Вэй. 
Чи Чэн без раздумья воскликнул: 
-Выдуй мне змею. 
- Какую змею? 
- Кобру. 
У Со Вэй счастливым голосом сказал: 
-Ну, хорошо, тогда смотри! 
Когда Чи Чэн еще учился в институте, он очень часто мастурбировал, смотря на стриптизёрш, и потом жестко насиловал их, наслаждаясь их вульгарными стонами и мольбами о пощаде. Мало кто, будучи одетым, вызывал в нем такой сильный интерес, так сильно возбуждал. И, конечно, не было никого, кто мог бы вульгарно кричать во весь голос его имя, сделав атмосферу еще более напряженной. Но вот тут... странное дело... 
У Со Вэй использовал маленькую лопатку и достал немного сахара, взял его в руки, начал мять и тереть. Слепив таким образом шарик, он использовал большой палец для того, чтобы сделать живот, придав леденцу внешний вид, он сломал верхушку и засунул себе в рот. После того, как леденец застыл -подул в трубку, донный торец начал медленно надуваться, и с помощью рук он сделал подобие змеи. Чи Чэн, пристально, не отрывая глаз, смотрел на У Со Вэя, почти утонув в его чёрных глазах. Щёки о Вэя надулись, кадык хаотично двигался. У Чи Чэна вдруг что-то щелкнуло в мозгу, он резко вытянул руку и защемил У Со Вэю нос, не давая дышать, его щёки надулись и покраснели. 
«Грозный господин всегда поступает и делает так, как ему хочется». После того, как его нос зажали пальцами и не отпускали, У Со Вэй дышал ртом, обратив к Чи Чэну яростный взгляд, который пронзил тому душу. Сердце Чи Чэна оцепенело, он онемел и взял в руки леденец на палочке. 
- Ещё надуй, - сказал Чи Чэн. 
Если бы У Со Вэй не хотел иметь дело с Чи Чэном, то сейчас бы он не держал в руках сахар сидя перед ним. На этот раз он повернулся спиной к Чи Чэну. Надув леденец на бамбуковой палочке, он повернулся и отдал его Чи Чэну. 
- Кобра, - оставаясь вполне довольным своей работой, сказал У Со Вэй. 
Взглянув на очередной «шедевр», Чи Чэн тактично и с юмором выразил свою точку зрения по этому поводу. 
- Ты уверен, что надул не член? 
Карамели было слишком мало, поэтому змеиное тело было коротким, изгиб очень маленький, но макушка действительно похожа на змеиную голову. У Со Вэй сердито нанес ответный удар: 
- А твои глаза, твою мать, сразу разглядели, что это член! 
Чи Чэн вдруг неожиданно наклонился к У Со Вэю и сказал: 
- Твой член сверху не имеет отверстия? В таком случае, как ты тогда уже много лет стреляешь по мишени? Изо рта? Просто дай мне это увидеть, покажи мне свой опыт. Что ты умеешь делать своим ртом? 
Продолжая зло шутить, Чи Чэн грубо мял своими пальцами губы У Со Вэя. У Со Вэй со злостью оттолкнул Чи Чэна руками, его губы горели, так же как и сердце, которое полыхало от чувства обеспокоенности. Не зная почему, но когда он говорил на эти темы с Цзян Сяо Шуаем, это было так естественно, но слова, которые произносил Чи Чэн, вызывали чувство стыдливости и дико резали слух. 
- Я еще вернусь, - Чи Чэн развернулся, и собрался было уходить, но вдруг У Со Вэй остановил его криком. 
- Завтра после обеда есть свободное время? Я хочу поговорить с тобой. 
Чи Чэн очень просто ответил У Со Вэю: 
-Я только сплю и занимаюсь сексом, я никогда не встречаюсь. 
У Со Вэй неожиданно сделал два огромных шага и отобрал леденец в виде змеи у Чи Чэна, а затем засунул его в рот и начал есть. Притом ел очень неторопливо, издавая громкие звуки,  всем своим видом провоцируя Чи Чэна. Однако Чи Чэн не понял этой провокации. Он увидел в этом другое, то, что У Со Вэй взял чл..., то есть леденец, увлеченно смакуя его превосходный вкус, в свой рот… У Со Вэй, видя реакцию Чи Чэна, очень откровенно сказал ему: 
- Я надую тебе ещё один, если ты согласишься. 
Чи Чэн, под влиянием увиденного, согласился:  Надуй ещё один! 
У Со Вэй от души засмеялся и сразу же надул ещё и вручил Чи Чэну, продолжая улыбаться. На этот раз У Со Вэй надул леденец, более реалистичный и похожий своим видом на змею. Неожиданно Чи Чэн засмеялся: 
- Ты уверен, что это мой член, а не твой? 
У Со Вэй: - ... ... ... !!!
Перевела Анна Орлова
Глава 46. И ты не уйдёшь от меня.
Вернувшись в свою квартиру, Чи Чэн увидел Ю Е, которая стояла у двери. По её лицу было видно, что она вот-вот уснет. 
- Зачем ты пришла? - спросил Чи Чэн. 
Ю Е взяла за руку Чи Чэна и опустила голову на его плечо: Я так скучала по тебе. 
Войдя в комнату, Чи Чэн положил леденец в деревянную коробочку. Ю Е была очень удивлена, Чи Чэн был таким неприступным, эгоистичным и высокомерным, абсолютно холодным и внешне и внутренне, чем же эта мелочь его так заинтересовала? Ю Е очень давно не видела леденцов на палочке, помнится, в детстве это было редкостью. 
- Ой, как весело. Где ты купил? 
Чи Чэн равнодушно ответил: Я не покупал, один друг надул. 
- Ничего себе! - Ю Е была очень удивлена. - У тебя есть такой талантливый друг? 
Когда Ю Е говорила это, Чи Чэн представлял этот процесс, У Со Вэя надувающего леденец, эти искренние и неуклюжие движения, как он причмокивал, наслаждаясь вкусом. 
- Я тоже хочу, - вдруг заявила Ю Е. 
Чи Чэн не раздумывая ответил: Когда-нибудь я попрошу его сделать еще один для тебя. 
Ю Е кивнула головой. 
- Да, завтра вечером мои родители свободны, можно вместе поужинать, - сказал Чи Чэн. 
Ю Е растерялась, но при этом очень обрадовалась. 
- Так быстро? В последнее время я ложусь очень поздно, мой цвет лица не очень хорош, - продолжая говорить, она взяла зеркало. – Ой, посмотри, как все ужасно, мое лицо ужасно выглядит. Чи Чэн, помоги мне, сильно видно ? 
Но Чи Чэн уже ушёл в ванную комнату. 
На следующее утро У Со Вэй пошёл принять душ, сбрил темную щетину и одел новую одежду: голубую рубашку и пиджак синего цвета с красноватым оттенком, синие джинсы, деловую обувь, в которой было очень комфортно. Выглядел У Со Вэй стильно и сексуально. Цзян Сяо Шуай как раз делал укол пациенту, но увидев У Со Вэя, игла шприца отклонилась, и пациент начал возмущаться, излагая свои жалобы. 
- Да ты действительно увлёкся! – насмешливо проговорил Цзян Сяо Шуай. 
У Со Вэй громко рассмеялся: Чтобы спектакль получился успешным, нужно сыграть правдоподобно.
 Цзян Сяо Шуай подошёл к У Со Вэю и шёпотом сказал: 
- Прежде чем начать, помни, что нужно сначала подготовить интимное место.
- Прежде, чем начать? - сказал У Со Вэй, исподлобья глядя на Цзян Сяо Шуая. - Что ты имеешь в виду? 
Цзян Сяо Шуай подмигнул У Со Вэю: Физический контакт! 
- Не слишком рано? - охнул У Со Вэй. 
- Если ты и дальше будешь терять время, они вступят в брак. Ю Е единственная девушка Чи Чэна, наверняка их родители уже просят ускорить свадьбу. 
У Со Вэю тут же захотелось приложить еще больше усилий и ускорить этот процесс, после того как Цзян Сяо Шуай сказал это. 
- Понятно, нужно сразу же воспользоваться ближайшей возможностью. 
Цзян Сяо Шуай кивнул головой и снова спросил: Где вы встретитесь? 
- В парке. 
Цзян Сяо Шуай хлопнул У Со Вэя по плечу, его лицо было восторженным. 
- Я думаю, раз он обещал прийти, то придет, а это значит, что ты уже наполовину выиграл. Свидание было в два часа, У Со Вэй прибыл в 13:50 и от скуки внимательно наблюдал за обстановкой, планировал то, что произойдёт после встречи: будут вместе, а потом прощальные слова... И ты не уйдёшь от меня. 
У Ю Е сегодня тоже был выходной, поэтому она вместе с коллегами по работе пошла по магазинам, так совпало, что они в этот момент как раз проходили мимо входа в парк. Коллеги заметили У Со Вэя и стали его обсуждать. 
- Посмотри, какой парень, ах! 
У Ю Е прошлое пронеслось перед глазами, сердце сильно стучало, она не показывала этого, но У Со Вэй был очень хорош. Они не виделись в течение нескольких месяцев, в нем были заметны сильные перемены. Внешность незначительно изменилась, но если честно, внешний вид являлся вторичным фактором, главное было то, каким образом он так изменился? Заметив взгляд У Со Вэя, она быстро отвела взгляд. 
- Да-а... действительно красивый, думаю, он человек удачи, его наверно благословили, - сказала коллега. 
Ю Е повернула свою голову и раздражённо сказала: Это называется красивым? Ну, конечно, ты еще не видела моего Чи Чэна! 
- Верно, когда ты нас познакомишь с ним? 
Ю Е ответила с гордостью: В любое время. Ты не представляешь, насколько он прекрасен. Коллегам было очень любопытно, закончится ли успехом такое хвастовство.
- Вот ты и расскажи, насколько он прекрасен. 
Ю Е немедленно начала бесконечный разговор, нахваливая Чи Чэна, из чего вышел просто длинный список всех его достоинств и качеств. 
- Неужели он действительно такой сильный? - толкнув шутливо Ю Е, спросила коллега. 
У Ю Е покраснели щёки, она шёпотом сказала:  Я тебя прошу, не говори другим, но он действительно невероятно сильный… 
- Ах-ха-ха, - засмеялась коллега. - Неудивительно, что ты вцепилась в него мертвой хваткой. 
Ю Е очень гордилась тем, что она могла так хвастаться своим Чи Чэном. 
- И вот, сегодня я собираюсь на встречу с его родителями! 
- Ничего себе! - коллега радостно взяла Ю Е за руки. - Ю Е, ты образец для меня, сестра! Когда станешь госпожой Чи, не забывай о нас, простых смертных, помоги мне сделать так, чтоб кто-то из его окружения обратил внимание на меня. Все девчонки желают тебе счастливой жизни. И  рассчитываю на твою помощь до конца жизни!! 
- Ха-ха, нет... нет проблем. 
Перевела Анна Орлова
Глава 47 – Сегодня небо такое голубое! 
Пока У Со Вэй ждал Чи Чэна, какая-то девушка остановилась рядом и посмотрела на него. Она никак не могла решиться, но потом, набравшись мужества и немного нервничая, спросила: 
- Красавчик, дашь мне свой номер телефона? 
Как раз в это время, У Со Вэй заметил краем глаза машину Чи Чэна. 
- К сожалению, я не могу, - У Со Вэй по-джентельменски извинился, улыбаясь девушке. 
Симпатичная девушка, разочаровавшись, ушла прочь. У Со Вэй молча вздохнул, проводив ее взглядом. У нее такая попка, какая жалость… Чи Чэн вышел из машины, и его взгляд сразу прилип к У Со Вэю. Он так смотрел на него и его одежду, что У Со Вэй почувствовал себя голым. Чи Чэн заметил, какие у того широкие плечи, тонкая талия, подтянутые ягодицы и длинные ноги… Когда они встретились, Чи Чэн сказал только одну фразу: 
- Ну ты и вырядился… 
От этих слов У Со Вэй потерял дар речи. Что? Что это значит? Он сделал мне комплимент или оскорбил? Этот игривый взгляд и насмешка, высказанная вслух, делали ситуацию непонятной… 
У Со Вэй решил подумать об этом позже, у него в голове был полный хаос. Он хотел начать разговор на какую-нибудь тему, но ему не хватало теоретических знаний. Таким образом, они молча бродили по округе в течение получаса. Периферическим зрением У Со Вэй на мгновение посмотрел на Чи Чэна. У того был такой спокойный безразличный взгляд, что У Со Вэй стиснул зубы от злости. 
«Почему ты такой спокойный, а? Черт! Я не знаю о чем с тобой говорить, намекни хотя бы, что ты молчишь!»
 Чи Чэн намеренно ничего не говорил. Он знал, что У Со Вэй осторожничал, поэтому ему хотелось посмотреть, насколько он смелый, насколько далеко готов зайти, если пригласил его в такое место для встречи, где гуляют пожилые бабули. Два парня обходили парк круг за кругом, словно патрулируя его. Наконец, У Со Вэй устал и решил передохнуть на большом камне, находящемся неподалеку. Чи Чэн присел рядом с ним. Они оба находились очень близко, но не проронили ни слова, и атмосфера становилась всё напряженней все становилось неловким до крайности. Со Вэй откашлялся и, наконец, решил первым нарушить молчание 
- Сегодня небо… такое голубое… 
Закончив это предложение, У Со Вэй захотел надавать себе пару пощечин. Чего ты ждешь? Обними же его! Прижмись к его губам! Что страшного в том, чтобы поцеловать парня? Он же не сможет проглотить тебя здесь или громко начать проявлять недовольство. Сжав крепко кулаки, У Со Вэй повернул голову и взглянул на жесткий профиль Чи Чэна, и, к сожалению, в этот момент все мысли и идеи ушли из его головы. 
По сравнению со смущенным У Со Вэем, у Чи Чэна были свои причины занервничать. Уже больше двадцати лет никто при нем не вздыхал о том, какое голубое небо… Он привык к вежливым фразам и флирту, и поэтому был удивлен, услышав такую глупость, это было так нелепо, и он действительно не мог вспомнить, когда такое случалось последний раз. Когда они поднялись, Чи Чэн заметил, что брюки У Со Вэя испачкались и похлопал его легко. У Со Вэй хотел его поблагодарить, но Чи Чэн не останавливался. Он стал свободно хлопать по его телу, как по барабану, входя в азарт.
-Уже все чисто, - угрюмо напомнил У Со Вэй. 
Чи Чэн отнял руку, не забыв отметить: Хоть ты не толстый, но задница у тебя аппетитная. 
Сказав это, он хлопнул У Со Вэя по попе со всей силы. У Со Вэй скривил губы от боли, нахмурил брови и холодно посмотрел на Чи Чэна. Он очень хотел выругаться, но неожиданно вспомнил, чему его учил Цзян Сяо Шуай. Если мужчина в любой форме прикасается к твоей заднице, то он явно имеет на тебя интерес. Тогда ты обязательно должен воспользоваться этой возможностью и различными способами показать свою заинтересованность. Думая об этом, У Со Вэй заметил, что брюки Чи Чэна тоже испачканы землей. 
«Протяни же руку, помоги ему отряхнуться…» У Со Вэй делал себе самовнушение, заставляя проявить смелость, но к сожалению, храбрости так и не хватило, и он ругал себя за трусость. Сделав несколько шагов, он снова стал себя уговаривать и подбадривать: «Смелее протяни руку! Это всего лишь кусок ткани, обернутый вокруг тела. Он не токсичный, чего ты боишься?» 
Чи Чэн не мог понять, что означал странный блеск в глазах У Со Вэя. У него выступил пот на лбу, он подумал, что был слишком груб с У Со Вэем. 
- Тебе больно? – неожиданно спросил он. 
У Со Вэй практически дотронулся до штанов Чи Чэна, но вдруг резко отшатнулся. 
- Не больно, просто немного онемели некоторые места, - ответил У Со Вэй. 
- Онемели… - Чи Чэн обдумал это слово. - Хочешь, я это исправлю? У меня есть лекарство. 
У Со Вэй был тоже парнем, как он мог не понять намек, который явно был виден в глазах Чи Чэна? Внутренний голос неумолимо кричал, а сердце плакало: «Скажи - давай! Скажи - давай! Это отличная возможность! Может быть, если ты это сделаешь, то отношения между вами двумя станут на один шаг ближе». 
Чи Чэн протянул к нему руку. Неожиданно У Со Вэй рефлекторно оттолкнул его. 
- Спасибо, правда, не нужно. Мне уже намного лучше.
Перевела Анна Орлова
Глава 48 - Только не отпускай моей руки.
На обратном пути У Со Вэй не прекращал себя мысленно поторапливать и убеждать: «Возьми его за руку, быстрей. До выхода из парка осталось 300 метров. У тебя больше не будет такого шанса. Осталось 200 метров. Сделай это, иначе все труды сегодняшнего дня будут напрасны, иначе это все приведет ни к чему хорошему. Осталось еще 100 метров. Возьми его за руку, иначе они поженятся!» 
Рядом послышался пищащий звук, и У Со Вэй громко вскрикнул. 
- Посмотри, машина! 
Воспользовавшись шансом, он схватил Чи Чэна за руку и потянул его в сторону на себя. Через пять секунд, и машинка на дистанционном управлении проехала мимо ног парней. За ней следовал мальчик, который держал пульт дистанционного управления и без перерыва нажимал на все кнопки подряд, заставляя издавать эту машинку эти пищащие звуки. 
-… 
Они все еще держались за руки. Никто не проявлял инициативу, чтобы первым отпустить другого. У Со Вэй смело шел по дороге. Все равно на улице было темно, и никто не мог бы увидеть, что они тут делают. Теперь важно было, чтобы Чи Чэн не отпускал его, но вместо этого он только крепче сжал руку У Со Вэя. И даже если бы Чи Чэн захотел это сделать, У Со Вэй бы не позволил.
«Ты украл у меня подругу, а я украду у нее тебя!» - подумал У Со Вэй. 
Однако он не привык ходить за руку с парнем! Он чувствовал себя вдовой, которая завела роман с другим мужчиной, пока тело ее мужа еще не остыло, или любовницей… Даже покрылся потом, думая об этом. 
Чи Чэн уже в течение многих лет ни с кем не ходил за руку. Память об этом волнующем чувстве, казалось, была совсем размыта. Он не ожидал, что еще когда-нибудь сможет почувствовать это влажное касание рук, что это проникнет в кожу, в кровеносные сосуды. От онемения руки непроизвольно начали потеть, а лучи заходящего солнца раздражающе кололи глаза, в общем, чувства были странные. Почувствовав, что У Со Вэй тревожиться, Чи Чэн освободил свою руку, но затем он снова обхватил своей ладонью руку парня. Руки Чи Чэна были необычайно большими, даже пальцы были длиннее, чем у обычного человека. К тому же, у Чи Чэна была сильная хватка, и У Со Вэй почувствовал, как тот преднамеренно или непреднамеренно сжимал его руку, делая больно. Но У Со Вэй мог это вытерпеть, в душе смирившись с этим на данном этапе. Они продолжали идти в том же направлении, пока не зазвонил сотовый телефон Чи Чэна. 
Голос Ю Е ясно раздался из сотового: Я уже у ресторана, и где ты? Когда приедешь?
- Я буду чуть попозже, - Чи Чэн положил трубку. 
У Со Вэй спросил: Ты уже уезжаешь? 
Чи Чэн кивнул: У меня ужин. 
У Со Вэй сказал ему со щедрой улыбкой на лице: Так иди. 
Он сказал это весело, но сжал руку еще сильнее. Чи Чэн попробовал пошевелить пальцами, но от этого У Со Вэй сжал его руку так, словно от этого зависела его жизнь, его лицо покраснело, он крепко сцепил зубы, в душе был хаос: «Ты не сможешь меня отпустить! Не отпустишь моей руки! Только не отпускай! Не отпускай! Осмелишься уйти? Сначала ты сломаешь мне пальцы!» 
- Что же ты еще не уходишь? - У Со Вэй выдавил из себя хищную улыбку. - Тебя же там люди ждут. 
Чи Чэн на минуту посмотрел на У Со Вэя, на его серьезный настрой, уверенный блеск в глазах, злой взгляд и усмешку и это яростное сжимание руки. И крепко схватив руку У Со Вэя в ответ, Чи Чэн потянул его за собой по дороге. У Со Вэй воспользовался своей воровской техникой, чтобы незаметно пробраться в карман Чи Чэна и выключить его телефон. И они снова продолжили свою долгую - долгую прогулку. 
В это время Чи Чэн травмировал своим поступком сразу трех людей: сначала мать и отца, которые ждали встречи с сыном и невесткой, но так и не дождались, затем Ю Е. Она хоть и пришла на место встречи, но она знала только название отеля, но не знала в какой из кабинок ресторана находились родители Чи Чэна. После того, как она прождала 4 часа, и Чи Чэн не брал трубку, ее терпение было исчерпано. С трудом, она все-таки решилась уйти, написав ему смс: «Я уже легла спать, как-нибудь в другой раз». Таким образом, в этой прогулке был свой смысл. Борьба на любовном фронте дала свои результаты. Самым важным было то, что они, пройдя от восточного третьего транспортного кольца до западного и стерев подошву на обуви, не сказали друг другу ни слова. Когда они вернулись на место встречи, У Со Вэй с грустными глазами выдавил из себя одну фразу: 
- Еще встретимся в другой раз. 
Чи Чэн сильно потрепал У Со Вэя по волосам, прежде чем развернуться и уйти.
Перевела Анна Орлова
Глава 49. – Погрузиться в размышления 
После работы Цзян Сяо Шуай не пошел домой, он полный надежд ожидал возвращения У Со Вэя. И в этом ожидании он просидел до глубокой ночи. Он подумал, что У Со Вэй слишком задержался, и предположил, что с ним могло что-то случиться. Как только он подумал об этом, сердце посетила печаль, и стало больно. У Со Вэй такой невинный, такой чистый! Он погрузился с головой в это дело, не зная, что это может быть ловушка… и наконец, раздался звонок в дверь. Цзян Сяо Шуай быстро побежал встречать того, кого так долго ждал. Он схватил руку У Со Вэя, и обнаружил, что его руки холодные, а в глазах какое-то странное чувство и непонятные эмоции. Это настолько опечалило Сяо Шуая, в душе появилась какая-то непонятнагоречь. 
- Всё случилось? -осторожно спросил он. 
У Со Вэй с серьезным выражением лица кивнул. Сердце громко стукнуло в груди Цзян Сяо Шуая.
- Как далеко вы зашли? 
- Можно считать, что далеко… - У Со Вэй вытянул руку. - Несколько часов не отпускали рук. 
Цзян Сяо Шуай пробормотал: Вы делали это руками? А как же нижняя часть тела? 
- Нижняя часть? - У Со Вэй смутился. 
Сяо Шуай снова спросил, в висках стучало, в сердце стоял непрерывный гул, но он продолжил спрашивать: 
- Сколько раз ты кончил? 
У Со Вэй, наконец, понял, о чем его спрашивали, и с силой сжал кулаки и гневно ответил: 
- Господи, о чем ты подумал? Я говорю о том, что мы просто держались за руки, - сказав это, он схватил руку Сяо Шуая и покачал ее, чтобы показать наглядно. - Вот так… держались за руки! Несколько часов! И Все! Понимаешь? 
Цзян Сяо Шуай не проронил ни слова, он просто потерял дар речи: 
- Я тебя с обеда тут жду, а вы только за руки держались?! – воскликнул доктор. 
- А что, держаться за руки недостаточно? – У Со Вэй смотрел глазами полными шока и изумления. - Мне и так кажется, что это слишком быстро! Наши отношения с Ю Е начинались в свое время именно с этого, просто держались за руки. 
Цзян Сяо Шуай почувствовал необходимость исправить прямо сейчас его точку зрения. 
- Запомни, отношения между мужчиной и мужчиной отличаются по своей природе от отношений между мужчиной и женщиной, они не продвигаются постепенно, все происходит быстро, даже в течение ночи. Ты должен забыть о держаниях за руки, нежностях, невинных поцелуях и других детских ласках. Надо сразу переходить к главной теме. Понял? 
У Со Вэй изогнул бровь: Что ты хочешь, чтобы я сделал? 
Цзян Сяо Шуай очень четко ответил ему: Надо положить руку ему на промежность. 
У Со Вэй помрачнел:  Я не смогу этого сделать. 
Держаться за руки пока было дня него психологическим пределом. Цзян Сяо Шуай резко схватил его руку и потянул к своей промежности, уверенно спросил: 
- Не сможешь? Мы же парни, что здесь такого страшного? 
У Со Вэй резко озадачился. Почему, когда его держал за руку Чи Чэн, он просто нервничал и был напряжен, а с Сяо Шуаем он испытывал такие неприятные ощущения, можно даже сказать отвратительные? Подумав об этом, ладонь У Со Вэя начала пульсировать и подергиваться. 
- Хм… - выражение лица Цзян Сяо Шуая резко поменялось. - Похоже, я это тоже не вытерплю. 
У Со Вэй: …
Прошло несколько дней после этого, У Со Вэй набрался сил и энергии, погрузившись в размышления и практику. С тех пор как вернулся из парка, он не связывался с Чи Чэном. Побывав на первом свидании, он извлек для себя урок – у них не было общих тем для разговоров! Чтобы на следующей встрече не заводить идиотские разговоры про голубое небо, он решил прочитать как можно больше книг. Цзян Сяо Шуай поднял одну книгу с названием «Как построить свою жизнь», поспешно просмотрел пару страниц и сделал вывод, что выбор данной книги для развития коммуникабельности был заблуждением. Потом взял другую книгу «Понимание человеческого общения», это была западная литература, посвященная объяснению основ дискуссий, основ человеческого знания и понимания. 
- Зачем ты читаешь эти книги? - Цзян Сяо Шуай не понимал этого. 
У Со Вэй сказал со всей серьезностью: 
- Чтобы заняться самосовершенствованием и улучшить вкус. 
Цзян Сяо Шуай совсем сомневался в правильности этого процесса.
- Как это вдруг взбрело тебе в голову? 
- Ты ничего не понимаешь! Когда я в прошлый раз встречался с этим лысым, мы за 7-8 часов ни сказали друг другу и десяти слов, у нас просто не было общих тем дляразговоров. Я только что добыл о нем информацию и обнаружил, что Чи Чэн окончил и являлся выпускником Нью-Йоркского института политологии, а я специализировался в области науки и техники. И я совершенно ничего не понимаю в политике. У нас с тобой более низкое социальное положение. В любом случае, нужно попробовать разобраться в этой науке! 
Услышав это, Цзян Сяо Шуай не смог не спросить: 
- Вы уже несколько дней не общались, правильно? 
У Со Вэй кивнул: Да, в течение недели. 
- Ты, конечно же, все распланировал, - Цзян Сяо Шуай все больше и больше стал ценить план У Со Вэя. 
У Со Вэй взял со стола календарь с обведенными датами и неспешно сказал:  Мы не виделись 10 дней, это уже предел, но я не буду брать на себя инициативу, чтобы связываться с ним. 
- Ты точно так решил? – застонал Цзян Сяо Шуай. 
Мысли У Со Вэя заставили Сяо Шуая начать беспокоиться. 
-Кстати, Го Чен Ю тоже давно не появлялся, не так ли? 
- Не говори о нем! – нервно воскликнул Цзян Сяо Шуай. - Я боюсь даже вспоминать об этом человеке. Как только сделаю это, он сразу же появляется. 
-Доктор Цзян здесь? У моего брата вывих ноги. Вы не будете так любезны, осмотреть его? 
Цзян Сяо Шуай:  … 
У Со Вэй не мог сдержать ухмылки, похоже, его слова могли призвать душу человека.
Перевела Анна Орлова
Глава 50. Телефон ЗЛО
Чи Чэн вдруг обнаружил, что стал просто нереально много внимания уделять телефону и не только носить его с собой, но и держал включенным 24 часа в сутки. Кому бы он ни звонил в последнее время, все брали трубку с первого сразу. Это казалось хорошим признаком.
На девятый день полного игнорирования, У Со Вэй сидел за своим столом и усердно учился, поэтому неожиданный телефонный звонок был для него как чудо.
- Алло?
На другом конце  провода никто ничего не говорил, но по сильному и тяжелому дыханию, можно было определить, что это не кто иной, как Чи Чэн.
-Тебе что-то нужно? – спросил У Со Вэй.
Казалось, что прошло не меньше нескольких часов, прежде, чем Чи Чэн наконец продолжил: 
- Что делаешь?
У Со Вэй с шумом положил книгу и с торжественным видом ответил: 
- Читаю.
Чи Чэн больше ничего не говорил, но и трубку не вешал, что означало, что он делал это намеренно.
- А ты что делаешь? – спросил У Со Вэй.
Чи Чэн просто ответил: 
- Мастурбирую.
Твою мать! У Со Вэй быстро сбросил вызов и швырнул телефон на кровать.
Прошло совсем немного времени. У Со Вэй не знал, что и думать, но вдруг рассмеялся. «Занимается онанизмом? Над таким поведением стоит задуматься. У него есть девушка, так почему он сам себя удовлетворяет? У него проблемы с потенцией?»
Подумав об этом, У Со Вэй стал полон энергиии и снова углубился в изучении книги.
Через полчаса, телефон зазвонил опять.
- Что за книгу читаешь? - спросил Чи Чэн.
У Со Вэй очень серьезно ответил: 
- Понимание человеческого общения.
В этот раз Чи Чэн сам повесил трубку.
Прошло больше 10 минут, и телефон зазвонил снова.
У Со Вэй взглянул на дисплей, это был опять Чи Чэн. У Со Вэй нахмурил брови, и подумал: "Что на это раз ему надо, а? Зачем он звонит, если ничего не говорит, что за странный человек?"
В результате, У Со Вэй все-таки взял трубку, но опять услышал только тишину, и это вызвало еще большее раздражение.
- Так что ты там на самом деле делаешь?
- Мастурбирую.
У Со Вэй не сдержался и выпалил: 
- Сколько раз ты уже кончил?
- Это первый заход, еще даже не кончал.
«Твою мать, он что блядь, хвастался?»
- Железная башка, - внезапно сказал Чи Чэн.
У Со Вэй, спрятав лицо в ладонях, не смог произнести ни слова.
- Детка (Великое Сокровище), - опять позвал Чи Чэн.
В этот раз У Со Вэй с силой схватил себя за голову, чуть не сняв скальп.
В результате, Чи Чэн опять резко замолчал.
У Со Вэй спокойно спросил: 
- У тебя ко мне какое-то дело, в конце концов? 
- Да. 
- Так скажи уже что-нибудь! 
- Я хочу тебя трахнуть. 
И затем, из трубки раздался грудной протяжный стон, даже не стон, а рев, который заполнил собой всю комнату У Со Вэя. Стон был низкий и свирепый. Казалось, словно он принадлежал дикому тигру, которого отпустили на свободу из гор. Просто слушая это своими ушами, можно было отчетливо представить себе тигра, которого долго мучили, а теперь он освободился. 
После сексуальной разрядки стали раздаваться медленные развратные вздохи, которые слетали с губ Чи Чэна… 
У Со Вэй с бешенством беспощадно ударил телефон об стол, выместив на нем свою злость. 
- Ах!... 
Любой человек, над которым бы так измывались и издевались, взбесился бы  не выдержав. Даже при том, что у У Со Вэя были коварные и нехорошие планы насчет Чи Чэна, и он был сильным молодым человеком, внезапно услышанные слова «Я хочу тебя трахнуть» выбили его из колеи, не желая усваиваться в организме. 
«Библия... быстрей, нужно достать Библию…» - говорил себе У Со Вэй, жаждая искупления грехов. 
Он открыл Библию и поклонился, сложив руки вместе. 
«Боженька, помоги мне избавиться от этого негодяя». 

На следующий день Чи Чэн, как будто ничего не произошло, приехал в клинику. Он был одет в полицейскую форму и зашел внутрь, чеканя шаг, с гордой осанкой и серьезным выражением лица, совершенно не показывая своих эмоций.
 В клинике сидели, стояли,  маленькие, молодые,  взрослые мужчины и женщины, старые пожилые люди… Увидев его, некоторые нервно задышали, и от переживаний сердца стали неистово колотиться.
У Со Вэй посмотрел на Чи Чэна и увидел совершенно нормальное, приличное лицо. Возникало ощущение, что не было вчера этого телефонного звонка и не было тех слов, которые он сказал.
- Пойдем, поговорим в более подходящем месте, - сказал Чи Чэн. 
У Со Вэй медленно поднял глаза от книги и спокойно произнес: 
- У меня нет времени. 
- Полицейская машина стоит у дверей клиники, она на сигнализации. Можешь сам посмотреть. 
Звук сирены достиг дверей. 
У Со Вэй прожевал сигарету и с горечью выплюнул ее, но все же встал.
Перевела Анна Орлова


========== Главы 51-60 ==========

Глава 51. Чуть-чуть сожалеть.
Выйдя из комнаты, У Со Вэй    как будто превратился в другого человека. Классический костюм, блестящие кожаные ботинки, консервативный портфель, и очки.
Под пристальным взглядом Чи Чэна, У Со Вэй   уверенно пошел  в его сторону с улыбкой на лице.
- Идем!
Сев в машину, Чи Чэн оставался молчаливым, У Со Вэй же достал книгу, положил себе на коленки и начал внимательно читать.
- Я заметил, читая книги VanLoon как будто смотрю на поворотный момент человеческого мышления, иногда это сарказм, иногда показуха, а иногда выглядит как суеверие.
Чи Чэн смотрел на человека сидящего рядом как на монаха, который читает молитвы, просто не было желания его слушать.
Сяо Бао /его змея/ же слушал со вниманием, проводя глазками по книжке У Со Вэя, махая хвостом, а затем он заснул.
Проехав немного, Чи Чэн спросил: Куда пойдем?
У Со Вэй    читая книгу ответил: Давай в чайную.  
Зайдя в чайную, они нашли тихий уголочек, У Со Вэй    снова достал эту занудную книгу, пролистал немного, поправил очки, делая вид, будто внимательно что-то читает там. 
- Скажи, сама история как пьеса, так зачем же люди еще читают выдуманные рассказы? - с увлеченным видом он посмотрел на Чи Чэна. 
Чи Чэн не обращал внимания на слова У Со Вэя.
У Со Вэй улыбаясь, продолжал развивать разговор: Как ты думаешь, религии могут исказить истину?
Чи Чэн отвел взгляд в сторону, поглаживая пальцами край стола - как тигр точит когти. 
У Со Вэй говорил как сам с собой: Я думаю, что все жестокости происходят от человеческого страха, те люди, у кого есть деньги и власть, несмотря ни на что притягивают людей, это похоже на "слепое явление" как Ницше говорил.
Чи Чэн пожевал листки чая во рту, затем проглотил.
У Со Вэй спросил: Как ты на это смотришь?
Чи Чэн долго молчал, и, наконец, вымолвил: Ты говоришь со мной о таких вещах, уж лучше бы мы обсуждали анатомию анального отверстия.
"..."
Выпив чая, У Со Вэй  и Чи Чэн пошли слушать музыку, подражая особам благородных кровей, он предложил пойти слушать классическую музыку. У Со Вэй впервые был в таком месте, атмосфера внутри была расслабляющей, такой расслабляющей, что через 10 минут он задрых.
Чи Чэн посмотрел на У Со Вэя, тот сидел с опущенной головой, как будто сдался, его лысая голова блестела в мрачном освещении ... вдруг Чичэн улыбнулся - зачем же надо было строить из себя благородного аристократа?
Думал-думал, затем потянул голову У Со Вэя и положил себе на плечо, У Со Вэй, найдя опору, засопел ещё слаще, теплый воздух, выдыхаемый из его носа, отдавался в шею Чи Чэна.
Настал кульминационный момент композиции, играющий сконцентрировался, а слушатели наслаждались. Чи Чэн же, как будто был где то в другом месте, он слышал только дыхание У Со Вэя.
Уже много лет он не спал ни с кем в одной постели, а сейчас, слушал сопение сидящего рядом человека, и это расслабляло его. 
Голова У Со Вэя соскользнула с плеча Чи Чэна, он подхватил его голову и положил себе на колени. Он как будто случайно погладил голову У Со Вэя, жесткая голова! Огромный слой огрубевшей кожи, как до такого дошло?!
Спал У Со Вэй очень чутко, как только музыка прекратилась, он сразу проснулся, в ушах раздавались звуки аплодисментов. Он мгновенно выпрямился и по рефлексу похлопал, притворяясь, что только что внимательно все слушал.
- Восхитительная композиция!
Чи Чэн прошелся взглядом по его щеке, на которой еще остался отпечаток куртки, собственные чувства были предельно ясными - очень хотелось прижать его и яростно «отделать», этот малый реально очень милый!
Снаружи был киоск с мороженым, Чи Чэн остановился перед окошком, спросил У Со Вэя: Какое мороженое будешь?
- Ванильное.
- Два ванильных.
Пока они прогуливались, мороженое в руках Чи Чэна оставалось не тронутым, его глаза пристально смотрели на мороженое в руках У Со Вэя.
- Дай попробовать твоё, - сказал Чи Чэн.
У Со Вэй посмотрел с презрением: Разве они не одинакового вкуса?
Чи Чэн продолжал наставать, что не похожи. Тогда У Со Вэй холодно протянул свое мороженое.
Он не ожидал, что Чи Чэн, прицелившись, пройдет мимо мороженого, прямо к губам У Со Вэя, и  сквозь зубы захватит кусок мороженного, которое он только что положил в рот.
Лицо У Со Вэя покраснело, не успел он остыть от злости, а Чи Чэн снова нападает, У Со Вэй    отвернул лицо. В итоге, когда повернулся обратно, от мороженого в его руках остался только маленький кусочек вафли.
4/5 части было проглочено Чи Чэном.
- Дьявол! А у тебя большой рот! - с обидой сказал У Со Вэй.
А Чи Чэн смотрел на это по-другому: Благодаря тому, что он большой, в нем может уместиться все полностью.
Сказав это, он поднес мороженое в своей руке ко рту, и как обжора, за раз проглотил мороженое целиком, затем с извращенным взглядом посмотрел на У Со Вэя. Челюсть сжалась, гортань задвигалась, и он прошелся высунутым языком по губам, собирая остатки белого пломбира в рот.
На всем белом свете, так мужественно и так извращенно есть мороженое мог только этот лысый.
У Со Вэй сглотнул.
Если не потерпеть то все обрушится, ты должен чувствовать себя удачливым из-за того, что все так обернулось.
....
Когда Чи Чэн завез У Со Вэя  в клинику, Цзян Сяо Шуай уже ушел. Не ясно, хотел ли он оставить этих двоих наедине или нет, но сегодня он закрыл клинику довольно рано. У Со Вэй чувствовал, как Чи Чэн идет за ним,  и мурашки побежали по его спине, из них двоих плохие намерения были у У Со Вэя, но когда он находился в одной комнате с Чи Чэном, беспокойство не покидало его.
Конечно, в такие моменты чувство страха это самый худший помощник, У Со Вэй знал это, поэтому он с холодным выражением на лице вошёл внутрь и снял галстук.
Вдруг, его штаны попытались стащить.
У Со Вэй   мгновенно ухватился за штаны руками, отпрыгнул в сторону, как будто его ударило током, его настороженный взгляд будто сковал руки Чи Чэна.
- Давай будем уважать друг друга хоть немного, - сделал предупреждение У Со Вэй.
Чи Чэн сделал невинное лицо: А кто тебя не уважает?
- Тогда зачем ты пытаешься стащить мои штаны?
- Я просто хотел проверить одеваешь ли ты те трусы, что я тебе купил.
У Со Вэй в тупике: Столько трусов в мире, откуда ты узнаешь, какие именно купил ты?
Чи Чэн оперся о стол, достал сигарету, что держал за ухом, преподнес ко рту, искоса глядя на У Со Вэя.
- Все твои трусы я подбирал по размеру, марке, материалу, все четко проверил, ты думаешь, я их с оптового рынка притащил?
У Со Вэй вздрогнул, скрывая смущенный взгляд.
Чи Чэн увидел сахарные конфетки на шкафчике: Сделай мне еще одну.
У Со Вэй холодно: Не буду больше делать.
Чи Чэн снова заговорил: В прошлый раз я принес твою конфету домой, и моей девушке она особенно понравилась, сделай ей одну.
- Твоя девушка? Ю Е что ли?
- Хм? - Чи Чэн удивлен. - Откуда ты знаешь?
У Со Вэй, проклиная себя в душе, думал: «Ты еще и притворяешься?! Раньше, используя свою должность доставал меня, разве не потому, что она тебя надоумила? Конечно, ему все очень ясно, но проговориться сейчас, это все равно, что выдать себя и провалить все планы. Поэтому надо притвориться глупым».
Чи Чэн увидел как У Со Вэй молчит, и на душе у него вдруг стало спокойно.
Разгоняя дымок сигареты перед лицом, он спросил: Это из-за того что я подарю её своей девушке? Ты поэтому не весел?
«Это моя бывшая девушка, и ты сейчас пытаешься подарить ей мое же произведение искусства, разве я могу радоваться?» - подумал У Со Вэй, но не сказал ни слова.
Чи Чэн вдруг почувствовал, что продолжая этот разговор, он причиняет кому-то боль.
- Будь послушным, сделай ей одну.
В итоге, У Со Вэй и вправду сделал, вот только сделал не красивый леденец, а нечто напоминающее по своей форме фекалий, осталось только запихнуть это в пасть Чи Чэна.
- Держи и убирайся! - У Со Вэй  показал на дверь.
Чи Чэн всегда проявлял жесткий самоконтроль и мало обращал внимания на чьи-либо жесты или части тела других людей, но в этот раз он не смог не проявить чувствительность при взгляде на У Со Вэя, он пошел прямо внутрь клиники, туда где хранились лекарства.
У Со Вэй пригрозил: Не трогай чужие вещи!
Чи Чэн бросил взгляд на полку с лекарствами и нашел крем для лечения синяков, после того как вышел, поднял и потащил У Со Вэя к креслу, взял немного крема и намазал его лоб.
У Со Вэй оттолкнул Чи Чэна: Что ты творишь?
- Сиди смирно! - Чи Чэн вдруг повысил голос, это было пугающе, похоже на звук грозы. - У тебя на лбу слой омертвелой кожи, если не мазать крем, то кожа станет ни на что негодной!
После того как У Со Вэй узнал о добрых намерениях Чи Чэна ему стало неловко. 
- Зачем так заботиться обо мне?
- А ты как думаешь? 
- Не знаю.
- И с такими расчетами ты хотел стать третьим, - Чи Чэн дразнил У Со Вэя.
У Со Вэй со злости хотел бы рвать кровью - «Твою мать, кто из нас третий лишний, а?!»
Вернувшись, домой, Чи Чэн вертел соломинку у себя в руке и глазами прослеживал за движением конфеты.
Он знал, что стоит только показать Ю Е эту конфету, она будет мило улыбаться, и тот случай с неудавшейся встречей с родителями будет решен. Нужна лишь эта мелочь, и она  немного подуется и простит его.
Но, в конце концов, он все же убрал свою конфету в коробку.
Редкая вещь, поэтому немного жалко отдавать.
Перевела Лина Нгуен

Глава 52. Заслуживаю казни, беспокоя Вас.
На следующее утро, Цзян Сяо Шуай только вошел в клинику как уже поспешил разведать все случившееся.
- Он ушел?
Зубная щетка во рту У Со Вэя остановилась на несколько секунд: Давно ушел!
Цзян Сяо Шуай прищурился, наблюдая за У Со Веем: Во сколько ушел?
- Не помню точно, - У Со Вэй выплюнул пасту и сказал, как ни в чем не бывало: Наверное где-то в 9 часов, после того как он ушел, я искупался, было 10 часов.
Цзян Сяо Шуай сжал губы: Он не остался тут?
- Остался тут?! - У Со Вэй посмотрел в сторону Цзян Сяо Шуая. - Почему это я должен позволять ему оставаться здесь?
Цзян Сяо Шуай в беспокойстве положил руку на лоб: Значит, между вами вчера ничего не было?
- Сделали одну фигурку конфеты.
- Снова леденцы? - морщины появились на лбу Цзян Сяо Шуая. - А ты можешь кроме этого что-то другое делать?
- Ты думаешь, мне нравится делать эти сахарные конфеты?! Это он до последнего упрашивал меня! - вспомнив об этом случае, У Со Вэй разозлился и сильней надавил на щетку во рту. - Если не ради того, чтобы закадрить его, я бы не растрачивал свое мастерство на это!
- Ты не можешь вечно пользоваться лишь своим мастерством делать конфеты, ты должен пользоваться и телом тоже!
- Чего?!
- Нет, не так... ты не так понял, я имею виду, что мы не можем кадрить его таким способом, чуть-чуть страсти это хорошо, но одной страстью не обойдешься. Мужчины это хищники, если просто давать им веселье и не давать мясо, то в этом случае ты бы мог радоваться? Конечно, если в тебе хватает притягательности, то он может посчитать тебя особенным, но ты не думаешь, что если так продолжать, то твоя война будет длиться слишком долго?
У Со Вэй посмотрел на себя в зеркало и замер.
- Сам подумай! Если за год Чи Чэн уже сменил столько человек, и Ю Е он скоро сменит, тогда, кому ты будешь мстить? Сейчас самый лучший момент, куй железо пока горячо, мы должны дойти до последнего!
У Со Вэй в последний раз сполоснул рот, выплюнул, там была одна кровь.
«Черт, не хорошо!»
Прополоскав рот, У Со Вэй вышел из туалета, сел рядом с письменным столиком и раздумывал над словами Цзян Сяо Шуая, затем пересмотрел свои планы, неужели и вправду нужно менять стратегию?
Цзян Сяо Шуай просунул голову через дверь и недовольно спросил: Вчера вы ни разу? Не было телесного контакта?
У Со Вэй напряг мозги и вспомнил ту сцену, когда они ели мороженное, от этого ему хотелось блевать.
- Целоваться в губы считается?
Цзян Сяо Шуай сразу выпрямился, подошёл к У Со Вэю, расспрашивая: Как целовались? С языком? Как долго?
У Со Вэй все подробно рассказал.
- Какой хороший шанс! Ешь из его рта! Почему ты не ел из его рта?
У Со Вэй ответил: Я боюсь, что это не гигиенично.
Цзян Сяо Шуай: "..."
Прошло немного времени, У Со Вэй    вспомнил прошлый звонок, он немного засомневался, но все же рассказал Цзян Сяо Шуаю.
Цзян Сяо Шуай, дослушав, похлопал У Со Вэя  по колену и сделал вывод: Он стопудово клюнул на тебя, если в следующий раз он повторит эту фразу, то немедленно ответь ему и тогда он твой.
...
Ночь. Собрались Чи Чэн  и еще несколько человек.
С тех пор как Чи Чэн  начал работать, эти ребята стали часто тусоваться вместе, комната была наполнена запахом тел и алкоголя. Эти богатенькие сыночки извращенно улыбались, девицы со стройными фигурами плавно двигались, обольщая парней, один из парней, показывал зубки уже как бы собираясь съесть свою добычу.
- Чи Чэн, я слышал, у тебя появилась девушка, может, как-нибудь покажешь мне ее?
Чи Чэн холодно улыбнулся: Что там показывать, хочешь, можешь ее даже трахнуть, без проблем.
- Ха-ха-ха... - извращенный смех раздался в ушах. - Чи Чэн все эти годы я восхищался тобой! То как ты общаешься, то, как работаешь, всегда очень решительно! В последнее время становится все больше скряг, поэтому я еще больше ценю эту твою расточительность.
Пока говорили, одна молодая модель подсела к Чи Чэну, улыбаясь, она хватала его за талию, ее белые длинные пальчики терлись о вены на руках Чи Чэна.
- Чи Чэн, твои руки такие большие, а средний палец такой длинный. 
Чи Чэн вдруг быстро среагировал, руки повернулись и напряглись, раздался крик, диван сдвинулся на 10см, модель с растрепанными волосами лежала на диване, Чи Чэн ступней уперся о ее подбородок.
Модель замерла на секунду, затем соблазнительно улыбнулась, она постепенно приблизилась, укусила Чи Чэна за пальцы ног, медленно спуская с него носки, затем облизала каждую щель между пальцами Чи Чэна.
Жар распространился по его телу.
Чи Чэну вдруг захотелось позвонить У Со Вэю.
У Со Вэй в это время сидел, упираясь подбородком о письменный столик, он был сонный. Услышав телефон, он вздрогнул.
Ногу Чи Чэна сейчас покусывали и облизывали, дыхание его стало тяжелее, все извращённые мыслишки хотели вырваться наружу.
- Я хочу тебя трахнуть!
Снова эти 4 слова, словно судьба, Бог дал У Со Вэю еще один шанс.
Стоит только ответить, и этот человек твой... слова его учителя раздались в голове.
Сглотнув, У Со Вэй пересилил себя и ответил: Ме too!
Пальцы ног Чи Чэна окаменели, модель испугалась и остановилась.
- Что ты сказал?
- Я тоже хочу тебя трахнуть!
Атмосфера застыла на несколько секунд, Чи Чэн придавил горло модели ногой, чуть не задушив ее.
...
На следующий день, когда Цзян Сяо Шуай услышал доклад У Со Вэя, то сразу застучал по столу, и заржал.
- Ты действительно сказал me too?
У Со Вэй кивнул.
Цзян Сяо Шуай снова заржал как сумасшедший. 
- Что тут смешного? – с серьезным видом спросил У Со Вэй. - Я сделал, как ты сказал, уже ответил ему, в итоге нет никакой пользы, это только заставило меня стыдиться. А ты говорил так, как будто был во всем уверен, ну что, твои расчеты были не правильны, так?!
Цзян Сяо Шуай с трудом удерживался от смеха: Кто же так отвечает как ты?
- Тогда как я должен ответить? Неужели сказать, приди и отымей меня? Я же не женщина, моя "палочка" тоже не для украшения, почему я должен позволить ему войти в себя?
Цзян Сяо Шуай опять заржал.
Вдруг послышался голос, который заставил улыбку на лице У Со Вэя окаменеть, лицо превратилась в свиную печень, по неосторожности его заметил Го Чэн Юй. Но Цзян Сяо Шуай не обратил на него внимания, положил руки в карманы и с каменным лицом вернулся к работе.
- Доктор Цзян Сяо Шуай, у одного из моих подчиненных проблемы с месячными, излечите его, пожалуйста.
Подчиненным Го Чэн Юя  приходилось нелегко, он постоянно донимал их, чтобы найти предлог для визита в клинику. Кому порез на руке сделал, кого пнул пару раз, чтобы те правдоподобнее притворялись. Но после того как закончились эти приемы, он начал искать врожденные болезни. Худощавых притаскивал и говорил, что у них деградация мышц, про мелких телосложением говорил, что у них синдром Дауна, вчера схватил еще одного бедолагу, у которого болел живот, и потащил беднягу в клинику...
Когда Го Чэн Юй закончил говорить внутрь вошел Чи Чэн.
Цзян Сяо Шуай ждал того бедолагу как ни в чем не бывало, а в итоге пришел Чи Чэн и это заставило доктора вздрогнуть.
«Проблемы с месячными...»
Го Чэн Юй тоже вздрогнул - не ожидал того, что вместо бедолаги с больным животом войдет Чи Чэн.
Они заметили друг друга и их холодные взгляды скрестились.
- А ты кстати.
Го Чэн Юй сначала смеялся, затем локтем прижал шею Чи Чэна и шепнул: А ты быстрый, я еще не успел дотронуться, а ты уже протягиваешь к нему свои ручонки.
Чи Чэн похолодел, он посмотрел прямо на У Со Вэя.
- Ты положил глаз на него?
 Го Чэн Юй посмотрел в сторону Цзян Сяо Шуая: Нет, ошибаешься, на того.
Пока двое громил препирались между собой, эта парочка тоже не стояла без дела. 
- Не ожидал, что они знакомы, - Цзян Сяо Шуай был поражен.
У Со Вэй посмотрел на тех двоих и безразлично ответил: А мне кажется, они не просто знакомы, похоже между ними какая то вражда. У тех двоих есть какие-то секреты, может быть, если мы немного подкопаемся к Го Чэн Юю, то узнаем много интересного.
- А мне кажется, что сейчас первое что ты должен делать, это не искать информацию, а предотвратить катастрофу. Посмотри на взгляд Чи Чэна, он как будто хочет отыметь тебя до смерти.
Чи Чэн был по природе очень подозрителен. Со вчерашнего дня, после того звонка, в его голове была лишь одна мысль - ворваться в клинику и отыметь задницу У Со Вэя. 
Но в итоге он встретил в клинике Го Чэн Юя, и из-за случившейся при входе стычки с ним желание совсем пропало.
Вот только, эту вину так легко прощать нельзя.
Перевела Лина Нгуен

Глава 53. В какое время начнется наше влечение
8 часов вечера, У Со Вэй возвратился с баскетбольной площадки, а Цзян Сяо Шуай еще в клинике.
- Почему ты еще не ушел?
Цзян Сяо Шуай лениво ответил: Боялся, что с тобой что-то случится.
- А что со мной может случиться? - У Со Вэй снял ветровку, полностью намокшую от пота, и, кинув в стену, безразлично сказал, - Ты боишься, что тот лысый что-то со мной сделает? Будь спокоен, у меня все просчитано.
Цзян Сяо Шуай же не был так оптимистичен, он очень хорошо понимал мужчин, взгляд Чи Чэна явно показал, что он хочет "человечину".
У Со Вэй подошел ближе к Цзян Сяо Шуаю, его черные зрачки взглянули на того, и хихикая сказал устрашающе (как фильм ужасов описала): Разве не ты ли постоянно хотел, что бы он пришел и отымел меня? Тогда почему теперь, когда он может по-настоящему прийти, то ты волнуешься за меня?
- Это разные вещи!
Цзян Сяо Шуай  ущипнул нос У Со Вэю: Обнимашек, обтирания и рукоблудства я не боюсь, но вдруг он тебя изнасилует, тогда ты же просто сдохнешь! Я останусь здесь, чтобы подготовиться, если с тобой что-то случится - я тебя вылечу.
У Со Вэй  потер голову и откинул, капельки пота упали на пол.
- Вряд ли до такого дойдет.
Выражение лица Цзян Сяо Шуая  помрачнело: Я по своему опыту говорю, это точно случится.
У Со Вэй ничего не ответил, повернулся и пошел в свою комнату. 
******
Спустя полчаса Чи Чэн и в правду пришел.
Цзян Сяо Шуай  убирал клинику, услышав шаги, он занервничал, но когда повернулся и посмотрел на Чи Чэна то его взгляд оставался спокойным.
- Ищешь У Со Вэя?
Злобный взгляд Чи Чэна заострился, это был его ответ.
- Он внутри.
Когда Чи Чэн проходил мимо Цзян Сяо Шуая,  он задержался возле него.
- Вы живете вместе?
- Нет, я уже собираюсь к себе домой.
Чи Чэн вошел, Цзян Сяо Шуай  сразу кинул все и подбежал к двери подслушивать.
*****
Войдя в комнату, Чи Чэн посмотрел вокруг, человек, который недавно говорил, что хочет его отыметь спал лежа на столе. Рядом с ним были 2 стопки книг, Чи Чэн подошел поближе и посмотрел. Это были книги известных западных авторов, на тему экономики и политики. В последней книге был заложен листок со списком книг.
Чи Чэн внимательно посмотрел, это был список книг, которые нужно прочитать на факультете политики в Нью-Йоркском университете.
В списке было 40 с чем-то книг, это именно те книги, которые он только что просмотрел.
Внутри Чи Чэна что-то ёкнуло.
Вдруг, он вспомнил важное выражение лица У Со Вэя, когда тот сидел в чайной и обсуждал политику, наверное, ему хотелось узнать больше. Наверное, парню, окончившему технологический университет, заставить себя прочесть такие книги было затруднительно. Тогда на концерте он заснул, вероятно, потому что сильно устал, так как по ночам читал.
С тех пор как Чи Чэн знал У Со Вэя, этот глупец только и делал что соблазнял его, а затем отдалялся.
У Со Вэй,  лежа на столе только притворялся, что крепко спит, на самом деле он  делал обратный отсчет.
Вдруг он почувствовал, что его нежно погладили по лбу.
У Со Вэй сделал вид, что его разбудили, и нетерпеливо посмотрел на Чи Чэна.
В руках Чи Чэн до сих пор держал список. 
У Со Вэй выдернул листок, притворяясь будто его душу увидели насквозь, а ему не хотелось показывать, что этот листок он туда положил. 
-Кто тебе позволил шариться в моих вещах. 
Горячий взгляд Чи Чэна прошелся по лицу У Со Вэя.
-Я просто хотел немного узнать про человека,которых хочет меня отыметь,что он обычно читает,кто его путеводитель по жизни(идол,или философ), что он осмелился такое мне сказать. 
У Со Вэй напрягся,«блин, почему он еще помнит об этом?»Он думал,  что после того как Чи Чэн будет растроган он про это забудет. У Со Вэй в мыслях ругал его за то, что тот так мелочен. «По какому праву ты можешь приходить сюда и требовать от меня что-то?»
Пока думал,его голову потянули назад. 
Лицо Чи Чэна преобразилось, нос коснулся носа. 
-Когда у тебя появилось желание ко мне?-смеясь спросил Чи Чэн. 
У Со Вэй: …
Перевела Лина Нгуен

Глава 54. Растут от удобрений
Чи Чэн пожирал У Со Вэя глазами, потом потянул его  за волосы. Единственное, что сейчас У Со Вэй видел - это широко распахнутый воротник Чи Чэна, оттуда исходил сексуальный запах тела, мускулистая грудь двигалась в темпе дыхания, как подымающаяся волна, которая заставила упертость У Со Вэя притихнуть.
На самом деле У Со Вэй хотел сказать, что у него не было этой идеи на счет Чи Чэна.
Но его учитель стоял снаружи и подслушивал, его учения раздавались в голове.
Чи Чэн снова начал расспрашивать, верхняя часть тела У Со Вэя уже была прижата к столу, поясница уже прогнулась.
- Все началось с тех пор как я начал торговать, - начал У Со Вэй.
Чи Чэн приблизил к нему лицо, У Со Вэй не успел отвернуться и его губы соприкоснулись с щетиной Чи Чэна, Чи Чэн поцеловал его в щечку. Чи Чэн воспринял все нормально, а вот У Со Вэй был недоволен.
- Значит, как ты говоришь, все те столкновения ранее были спланированы тобой?
Столкновения о которых говорил Чи Чэн, это те случаи, когда У Со Вэй опрокинул на него кашу, обворовал и водил без прав. У Со Вэй подумал про себя – «Это же ты сам все подстроил, теперь все на меня валишь».
Но, чтобы держать ситуацию под контролем У Со Вэй  против воли кивнул.
- Почему напрямую не сказал, что я тебе нравлюсь? - Чи Чэн плотнее прижался своими бедрами к промежности У Со Вэя.
У Со Вэю было некомфортно, он искал взглядом брешь, через которую мог бы выбраться, но так и не смог найти, Чи Чэн еще сильнее прижал его. 
Руки Чи Чэна яростно сжали самое мягкое место на заднице У Со Вэя, увидев как уши того покраснели, он снова продолжил допрос.
- Начинаешь стыдиться?
У Со Вэй молчал с серьезным лицом.
Чи Чэн без предупреждения поцеловал У Со Вэя. Тот задрожал.
Заставить Чи Чэна расстегнуть ширинку очень легко, а вот открыть рот для поцелуя - не просто, он подчиняет людей одной нижней частью (членом), руки просто немного помогают, использует он их или нет - это смотря по настроению. Но его рот - это запретное место, уже много лет кроме змей никто ни смел прикасаться к этому месту.
Сегодня ради этого шарлатана он нарушил свой запрет.
Острие языка Чи Чэна толстое и сильное, оно быстро скрутило язык У Со Вэя так, что тот потерялся. Пальцы Чи Чэна тянули У Со Вэя за волосы, он все яростней, сильней и глубже целовал, целовал до такой степени, что У Со Вэй стал задыхаться, дергаться, отбиваться как мог, но выбраться не удавалось...
«Он и правду профи в этом деле, даже поцелуем может заставить кончить». Теперь У Со Вэй вдруг обнаружил, что тот самый свой лучший поцелуй, который он считал максимально идеальным, теперь он полностью растоптан этим поцелуем.
Чи Чэн положил руку У Со Вэя себе на член.
- Хочешь посмотреть? - спросил Чи Чэн.
У Со Вэй со страху отвёл взгляд сказал: Я хочу... или не хочу?
Чи Чэн: Кого ты спрашиваешь?
Цзян Сяо Шуай ухмылялся, стоя за дверью, но был немного расстроен.
Постучав в дверь, он сказал: Я ушел.
Выйдя за порог, Цзян Сяо Шуай хотел побить себя: «Они воркуют друг с другом, чего ты ревнуешь?!»
Чи Чэн потащил У Со Вэя в постель, они сидели друг напротив друга как два монаха.
- Ты когда-нибудь видел чужой член? - задал вопрос Чи Чэн.
Перевела Лина Нгуен
Глава 55. Беспрерывно ругаться.
Чи Чэн погасил сигарету и потянул У Со Вэя к себе за шиворот. Он начал гладить его, начиная с плеч, вниз по рукам, и остановился у пояса, взгляд тоже следовал за руками.
- Дай посмотреть свой.
Когда У Со Вэй это услышал, у него мурашки побежали по телу, и он по рефлекторно оттолкнул от себя Чи Чэна.
-Как так может быть! Нельзя!
Чи Чэн не настаивал, но и не отставал, спросив: Почему нет? 
На шее У Со Вэя вздулись вены и он выпалил: У меня маленький! Стесняюсь!
Чи Чэн улыбнулся: Я помню, твои яйца очень большие, - и его руки сдвинулись чуть ниже пояса.
- Ты напутал! У меня плохо встает! - он снова отодвинул Чи Чэна.
- Если я хорошенько потрогаю то место, то смогу заставить тебя даже 2 раза кончить.
Руки Чи Чэна снова сдвинулись ниже, и медленно продолжали так снижаться, не позволяя У Со Вэю сопротивляться. 
У Со Вэй, растерявшись, не придумал ничего лучше, кроме как ударить Чи Чэна лбом в грудь. В этот раз он и вправду это сделал, а не просто пригрозил. 
У Со Вэй тяжело задышал, его лицо покраснело, ему казалось, что Чи Чэн уже достиг этого места. Грудь Чи Чэна сильно болела, но и глаза У Со Вэя покраснели.
Он вырвался, спрятался в углу кровати, обливаясь потом.
Увидев как У Со Вэй сопротивляется, Чи Чэн был удивлён, но, вспомнив, как раньше сам впервые держался с кем-то за руки он смог понять чувства У Со Вэя.
Чи Чэн протянул руку, пытался дотронуться до лица У Со Вэя, но тот отвернулся. Тогда Чи Чэн силой повернул его лицо к себе, затем вытер пот с его лба, но чем больше вытирал, чем больше пота выступало.
- Зачем так бояться? Я же не собираюсь тебя съесть.
- Блин, я не боюсь, я просто еще не проходил через это! - слезы У Со Вэя чуть не вырвались. - Зачем так смущать человека, разве мы оба не мужчины, чего ты хочешь у меня разглядеть-то?
Успокоившись, У Со Вэй сказал: 
- Пока что я не хочу иметь такого рода отношений с тобой.
- Ты еще ни разу не делал это с мужчиной?
- Я даже не знаю, нравятся ли мне мужчины, но я знаю, что мне нравишься ты.
Обычная безразличная фраза У Со Вэя проникла в сердце Чи Чэна.
- Вот дурак! - Чи Чэн потрепал У Со Вэя за щечки.
Лицу было больно, но в душе он расслабленно вздохнул - в этот раз пронесло!
- Я не люблю принуждать других, поэтому смотри на меня и подходи сам.
Сказав, он вытащил своего дружка и начал мастурбировать.
У Со Вэй замер с глупым выражением лица. «Твою мать, что ты тут собираешься творить?» Он думал, что после тех слов Чи Чэна остановится, но кто бы мог ожидать, что худшее его ждет впереди.
Чи Чэн увидел смущенное лицо У Со Вэя, которое тот отвернул в сторону, и повернул его обратно к себе.
- Чего струсил?! Кто-то до этого же хотел отыметь меня?!  
У Со Вэй сжал зубы, если бы он сейчас отрыл рот, то точно начал бы материться. 
Тяжелое дыхание Чи Чэна раздавалось в ушах У Со Вэя и заставляло его краснеть.
- Я запрещаю тебе закрывать глаза.
Перевела Лина Нгуен

Глава 56. У Со Вэй  и  Цзян Сяо Шуай

На следующий день Цзян Сяо Шуай опоздал на работу, в приемной была толпа народу. Ему пришлось объясняться с пациентами, что вчера слишком поздно заснул и сегодня не услышал будильник. 
Закончив с  пациентами, Цзян Сяо Шуай только теперь заметил, что с тех пор как он пришел в клинику, еще ни разу не видел У Со Вэя.
«Неужели утащил его с собой?»
Цзян Сяо Шуай вошел в спальню. Тот лежал здоровый и невредимый в кровати и дрых.
- Почему ты еще не встал?
Обычно в это время У Со Вэй уже вставал, завтракал и шел на змеиную ферму.
У Со Вэй устало ответил: 
- Не хочу вставать.
- Не хочешь вставать? - сердце Цзян Сяо Шуая забилось сильнее, его мешки под глазами стали еще темнее. 
Он подошел поближе к У Со Вэю и, переживая, спросил:
- Почему не хочешь встать?
У Со Вэй, не моргая, уставился в стену и проговорил:
- Я хочу умереть.
Сердце Цзян Сяо Шуая будто заледенело, он схватил руку У Со Вэя и крепко сжал:
- Он уже "сделал" это с тобой?
У Со Вэй, дергая губами, никак не мог ответить.
Глаза Цзян Сяо Шуа начали краснеть:
- Значит... у тебя там кровь?
У Со Вэй, наконец, смог хоть немного собраться с мыслями и хрипло сказал: 
- А ты что, мастурбировал до крови?
- Кровь? - Цзян Сяо Шуай в ступоре.
- Вчера ночью он мастурбировал передо мной и еще заставлял меня на это смотреть!
Сказав это, он снова засмущался, лег и завернулся в одеяло как креветка.
Цзян Сяо Шуай, шумно выдыхая воздух, начал злобно бить по этому одеялу.
- Мать твою! А я еще думал, что с тобой что-то сделали! Я так разволновался, а оказывает просто какая-то мелочь, зря только нервничал!
Сказав это, он вышел из комнаты, насвистывая.
Спустя час У Со Вэй так и не вышел, Цзян Сяо Шуай начал волноваться. А действительно ли с ним ничего не случилось? 
Снова войдя в спальню, Цзян Сяо Шуай заметил, что в ужасную июньскую жару У Со Вэй полностью накрыл себя одеялом. Цзян Сяо Шуай подошел ближе и сдернул с него одеяло, все внутри отдавало жаром, его лицо было красным, а сам он покрылся холодным потом.
- Не шути так... разве он не просто мастурбировал перед тобой? Считай, как будто смотрел порно!
Цзян Сяо Шуай, наконец, поверил в болезнь У Со Вэя когда измерил ему температуру - 39.5.
Только теперь он осознал, насколько серьезна ситуация, Цзян Сяо Шуай сидя у края кровати начал успокаивать У Со Вэя.
- Ученик! Это не так уж и страшно, используй разум обычного человека и поразмысли. Он мастурбировал перед твоим лицом не потому, что хотел тебя унизить, а просто этим он хотел показать свои чувства к тебе.
Но сказанные слова не помогли, если бы он мог сказать это на несколько часов раньше, то возможно все было бы по-другому.
- А давай... остановимся, - хоть и вправду было жалко бросать все на полпути, но глядя на страдающего У Со Вэя, он не мог быть жестоким. - Твои взгляды на жизнь действительно не подходят, чтобы стать геем. Давай, живи по-честному и выращивай своих змей! Когда сможешь продать их подороже, тогда откроешь свой магазинчик.
Перевела Лина Нгуен
Глава 57 Показать истинное лицо (букв. лис-оборотень обнаружил свой хвост)
Этим вечером Чи Чэн засунул мобильный в карман, обнял Сяо Чу Бао и взял его с собой в кабинет.
- Эй, Чи Чэн!
Чи Чэн повернулся и увидел рядом звезду полиции, она считалась самой красивой в отделении.
- Что то случилось? 
В ее руках была стопка документов, она отчитала его: 
- Когда ты предоставишь уже отчет, а? Все уже сдали свои, остался только ты один!
Чи Чэн ничего не ответив, ушёл.
Звезда полиции со злости затопала ногами: 
- Что ж ты за человек такой? Каждый раз, когда сдаешь отчет, всегда запаздываешь, так еще и заставляешь меня писать за себя!
- Это ты сама, по своей воле, - раздался голос сидящего рядом.
Красотка взбесилась, посмотрела на него, затем ушла.
Чи Чэн на служебной машине выехал на патрулирование, иногда он выходил из машины чтобы контролировать потоки транспорта, но по большей части сидел в машине и игрался с Сяо Чу Бао. В последнее время у него появилась плохая привычка, он часто заглядывал в телефон, как мальчишка, который впервые влюблен.
Он считал У Со Вэя кем-то новым и необычным, так как его постоянно окружали изворотливые лживые типы, и вдруг появился глупый невинный человек. Потому-то Чи Чэн им увлекся, это можно понять. Но в последнее время он чувствовал в своем сердце перемены, когда они виделись - то ничего, но стоило только не увидеться с ним какое то время, то он сразу же начинал скучать. 
Скучать по тому, как тот делал сладкие конфеты.
Скучать по тому, как он притворялся серьезным за книгой в чайной, пересматривая одну строчку по 10 раз.
Скучать по тому, как при игре в баскетбол подпрыгивала его задница.
Скучать по той фразе, что он тогда сказал - « Я не знаю, нравятся ли мне мужчины, но я точно знаю, что мне нравишься ты».
...
Не контролируя себя, он взял телефон и набрал номер У Со Вэя.
С той стороны взяли трубку очень быстро, но ничего не говорили.
Чи Чэн заговорил первым.
- Чем занят?
- Путешествую, - ответил Цзян Сяо Шуай голосом У Со Вэя.
- Путешествуешь? - переспросил Чи Чэн с серьезным лицом. - Путешествуешь где?
- Баодин.
- Так далеко.
Цзян Сяо Шуай был удивлен - «Не распознал, тогда продолжу говорить, может, что-то узнаю про прошлую ночь».
- Прошлой ночью... - Цзян Сяо Шуай сначала хотел сказать, затем замолчал.
- Мне было хорошо, - быстро ответил Чи Чэн.
- Как было хорошо?
- Если в следующий раз примешь участие со мной, то поймешь.
Цзян Сяо Шуай пришел в ужас: «Он правильно расслышал?! Расслышал и все равно продолжал говорить со мной? Этот человек опасен».
Полчаса спустя Чи Чэн приехал к клинике.
- Где он?
- Я же говорил, отправился в путешествие.
Чи Чэн знал, что его обманывают, но он привык к тому, что У Со Вэй постоянно исчезает, он вошел прямо в комнату У Со Вэя, остановился перед столом, взял с него деревянный ящик вместе с конфетами внутри.
- Если ты заберешь все его конфеты, то когда вернется, он будет зол!- предупредил Цзян Сяо Шуай.
...
Когда Чи Чэн вернулся в контору, отчёт уже был на столе.
Звезда полиции явилась и сказала: Сдавай отчет.
Перевела Лина Нгуен
Глава 58. Две возможности.
Завтра последний день недели, Ю Е так и липла к Чи Чэну, не отставая.
Пройдя через холодную войну (забастовку, байкот) Ю Е поняла, что отношения не могут просто так держаться на плаву, нужны конкретные планы. А Чи Чэн как дикая необузданная лошадь, просто страсти не хватит, нужны еще и некоторые уловки.
Вечером они прогуливались по улицам.
Чи Чэну позвонил один из сотрудников полиции.  
- Кое-что случилось с Нашим Начальником.
Его начальник, это была та самая звезда полиции, девушка, которая тайно влюблена в Чи Чэна.
Фан Синь, коллега,  продолжил.
- Сегодня утром наша начальница, была схвачена на выходе из здания, связанной ее держали 4 часа, затем отпустили, сейчас она в больнице без сознания.
Чи Чэн спокойно ответил - Хорошо, я понял.
- Кто звонил?
- Коллега.
Ю Е не замечая ничего необычного в выражении лица Чи Чэна, осмелилась просунуть руку в его карман, телефон еще был теплый после звонка, ее взгляд устремился к нему.
- Эти несколько дней ты оставляешь телефон включенным 24 часа в сутки, ты ждал, когда я тебе позвоню?
Чи Чэн пропустил сказанное ею.
-  Потом я отвезу тебя домой.
- Домой? – Ю Е удивлена. 
- Да, ко мне домой.
Прошлым вечером Чи Чэн все же привез свою подругу на встречу с родителями.
Так как она долго и хорошо готовилась к этому дню, то перед родителями Чи Чэна не ударила лицом в грязь, она казалась воспитанной, каждое ее движение говорило о том, что она родилась в хорошей семье. За трапезой она так же знала, как держать себя, когда не надо говорить она молчала, когда говорила, то не подавляла голос хозяев.
- Тетушка, Чи Чэн говорил мне, что ваша кожа жирная, этот крем очень хорошо сдерживает жир, и очень подходит для вашего возраста.
Ю Е специально выбирала среднюю марку крема, не слишком дорогую и не слишком дешевую. Маме Чи Чэна это очень понравилось, из этого она составила хорошее мнение о Ю Е.
Перед уходом мама Чи Чэна еще специально потянула его за руку и сказала - Я думаю, эта девушка прекрасна, ты должен к ней хорошо относиться!
Чи Чэн ничего не ответив ушел.
По дороге домой Ю Е радовалась как могла, она была в восторге, все ей казалась милее чем обычно, сухой ветер Пекина стал таким приятным, пробки, дороги, машины казались такими удивительными, мат и ругань баб на рынке превратились в нежные упреки мамочек, все, что не попадалось на глаза, все казалось до безумия милым.
Она радостно подпрыгнула перед лицом Чи Чэна и спросила: 
- А когда ты пойдешь на встречу с родителями будущей жены?
Чи Чэн остановился.
- Выдай мне тех трех ублюдков. 
Улыбка на лице Ю Е замерла. Она, запинаясь, проговорила: 
- Ты....о чем ты говоришь? Выдать... что?
Чи Чэн пригладил несколько волосков на лбу Ю Е, это движение казалось таким нежным, но почему то оно заставило Ю Е задрожать от страха.
- В дальнейшем если посмеешь еще раз такое сделать, первой кого я накажу, будешь ты.
Ю Е в ужасе не могла ничего ответить, в  его словах был только холод. Такой вечер должен был стать лучшим вечером в ее жизни, но из-за этих слов, он превратился в некое давление, которое терроризировало ее.
- Отвези ее домой первым делом, - сказал Чи Чэн  Ган Цзы (шоферу.)
Шофер спустился и открыл дверь Ю Е, она застыла на некоторое время, но все же послушно села в машину.
Полчаса спустя Ган Цзы вернулся.
-  Ты уже заранее знал, что Ю Е что-то сделает звезде полиции. Тогда почему не приказал мне остановить ее?
В кармане штанов Чи Чэна было 2 вещи: телефон и баночка крема, на крышке которой остался отпечаток пальцев звезды полиции.
Ган Цзы больше не стал спрашивать.
Большая ладонь Чи Чэна похлопала по голове Сяо Чу Бао, он грустно спросил: 
- Сяо Чу Бао, что с такое с тобой последние 2 дня?
Сяо Чу Бао прищурился, покачал хвостом и снова загрустил.
- Эти несколько дней он такой грустный, в нем совсем нет жизненной энергии, совсем не двигается, - сказал Ган Цзы.
Чи Чэн глядя на Сяо Чу Бао спросил: 
- Это потому что я холоден с тобой?
Сяо Чу Бао повернул тело, выпячивая белый животик будто говоря «Разве меня это волнует?»
- Наверное, ему хочется иметь друга, - вырвалось у Ган Цзы.
Выражение лица Чи Чэна поменялось, только тогда Ган Цзы понял ЧТО у него вырвалось, если Сяо Чу Бао скучает, то уж точно Чи Чэн будет скучать тоже, Сяо Чу Бао его любимая змея, они как единое целое.
Волнуясь, что его накажут, он дрожал какое-то время, но ничего не случилось, так мало того, Чи Чэн еще и задал совсем непонятный вопрос: 
- Я что, правда, такой страшный?
- Почему вы вдруг такое спрашиваете?
- Если я ему нравлюсь, то почему его выражение лица такое напуганное, даже пытается сам себе навредить, в чем причина? Я ведь ничего такого ужасного с ним не делал, чтобы это так пугало его.
Первая реакция Ган Цзы это:
-  Ю Е что, не позволяет вам к ней прикасаться?
Чи Чэн ухмыльнулся. «Она то?! Уже с первой встречи раздвинула ноги, если было бы хоть немного стыда, то, как бы хорошо было».
- Это никак с ней не связано.
- И у вас бывают такие моменты, когда вы в смятении?! Разве вы не всегда берете силой?
Чи Чэн жестоким взглядом пожирал Ган Цзы: 
- Если бы можно было, я бы так и сделал, не хватало, чтобы ты еще учил меня тут.
Ган Цзы окаменел, больше он не смел сказать ни слова. Подумав подольше, он сказал: 
- Я думаю, есть два варианта, первое этот человек самый обычный, второй - он дьявол.
Перевела Лина Нгуен
Глава 59. Смотреть, тренировка мужества
Целую неделю Чи Чэн не видел У Со Вэя.
Снова конец недели, в это время особенно много пациентов, Цзян Сяо Шуай  весь завален работой, до самого полудня работы все не убавлялось, даже глоток воды не смог сделать. Клиника итак была маленькая, так еще и объявился "больной", который никак не отцепится. Он пришел не лечиться, только молчал, просто сидел на одном месте, уставившись на Цзян Сяо Шуая. Не сказав ни слова, он сидел и смотрел на него с самого утра.
Воротник Цзян Сяо Шуая весь промок от пота, не понятно из-за жары или от страха.
Проводив последнего пациента, в клинике остались только Чи Чэн и Цзян Сяо Шуай.
- Даже если ты будешь уперто сидеть тут, я все равно ничего не смогу тебе сказать, я не знаю, куда он ушел.
Чи Чэн взглянул на часы: "12 часов..."
Цзян Сяо Шуай покосил бровями, что, пришло время идти?
- Слушай... если я сейчас буду с тобой играться до тех пор, пока он не вернется, мы успеем? - звук щелчка ремня раздался по всей комнате.
- Он ушел домой, - скрипя зубами, ответил Цзян Сяо Шуай.
Чи Чэн застегнул ремень, ухмыльнулся и ушел.
Вернувшись домой, У Со Вэй эти несколько дней только тем и занимался, что смотрел фильмы.
Он взял ноутбук Цзян Сяо Шуая с собой, в нем было более тысячи гей видео, на любой вкус. Два первых дня он смотрел только легкое порно, когда смотрел, размышлял: о чем думают эти люди? После просмотра у него пропал аппетит, даже в туалете эти мысли не давали ему успокоиться.
Просмотрев более 10 видео, У Со Вэй обессилел, это его совсем не привлекало. Поэтому он перешел к более жесткому видео, с садистскими наклонностями как порка, горячий воск на тело, два члена в одну дыру. После просмотра ему  приснились кошмары, человек который не прекращал стонать от боли в фильме вдруг стал У Со Вэем, проснувшись, он обнаружил, что его трусы были мокрыми. Но все равно старался перетерпеть и посмотреть еще несколько видео, затем и вовсе привык, иногда даже комментировал: Одна плеть недостаточно экстравагантно, нужна еще вода с перцем, вот тогда отличная порка будет.
Два дня за просмотром садистского видео тоже не принесли плодов. Это тоже не помоглоему. Он переключился дальше.
На экране появился осел и мужик, ждал-ждал, а хозяин осла так и не появился, были только осел с мужиком....У Со Вэй в ужасе еле смог кликнуть дрожащими руками на знак крестик в уголке. Затем снова включил то гей порно, что полегче, теперь это показалось ему достаточно милым.
- Простите за беспокойство, это не дом У Со Вэя?
Знакомый голос донесся снаружи, У Со Вэй пришел в ужас: «как он смог сюда добраться?!» Быстро захлопнув ноутбук, он укрылся одеялом и попытался успокоить дыхание.
Мама У Со Вэя улыбалась Чи Чэну: Да ВЭй мой сын, а вы...
Чи Чэн подумал про себя, что Да ВЭй, наверное, домашнее прозвище У Со Вэя, и с огромными пакетами в руках вошел в дом.
- Я его коллега.
- Значит коллега. Давай скорей заходи в дом.
Дом У Со Вэя был маленький, Чи Чэну при входе в дом даже пришлось наклониться, а то мог бы стукнуться головой о верхнюю часть дверного проема. В доме было 4 комнаты, не большие, но очень чистые. В комнате У Со Вэя нет кровати, был только матрас, и он никак не мог успокоиться лежа на нем, в страхе выглядывая из-под одеяла.
- Попей чайку, а я позову Да Вэя. Этот мальчик болеет уже неделю, уже несколько дней не выходит из комнаты.
- Не надо его звать, я сам к нему зайду.
У Со Вэй повернулся спиной к двери, слушая, как приближаются шаги. Большая теплая ладонь дотронулась до его лба, затем повернула тело У Со Вэя к себе.
- Почему ты здесь?
- Пришел навестить тебя, – Чи Чэн присел у края матраса.
В поле зрения У Со Вэя попала промежность Чи Чэна. Он вдруг вспомнил про член осла, если бы эта вещь вошла внутрь, то достала бы до пупка?!
- Почему болен?
«Конечно же из-за того, что твой член меня напугал!»,  подумал У Со Вэй.
- Твоя мама говорит, что ты целыми днями лежишь в постели, дайка понюхаю, не воняешь ли.
Сказав, Чи Чэн действительно наклонился, оттащил одеяло У Со Вэя, понюхав его шею, он шутливо сказал: И вправду воняешь.
- Откуда? Я каждый день моюсь.
Чи Чэн опёрся подбородком на грудь У Со Вэя, он был в хорошем настроении.
Впервые увидев как Чи Чэн радуется, У Со Вэй не мог к этому привыкнуть, оказывается Чи Чэн не такой уж и надоедливый тип человека.
Перевела Лина Нгуен
Глава 60. Воробышек 
У Со Вэй  наконец встал с постели, переоделся и вышел наружу.
- Это земля моей семьи, на данный момент мы выращиваем кукурузу, через несколько дней уже можно будет есть.
Сказав, он сорвал один початок, снял кожуру, отделил кукурузу, оттуда потек белый сок, он поднес ко рту: Еще немного не дозрел, но можно есть, попробуй.
И поднес ко рту Чи Чэна.
Чи Чэн прямо с руки У Со Вэя откусил кусок, действительно очень сладко, и еще раз куснул, но только в этот раз руку У Со Вэя.
- Но не такой сладкий, как твоя рука.
У Со Вэй кинул початок на землю и отвернулся от Чи Чэна.
Чи Чэн схватил его за шею, повернул его голову, хотел поцеловать, но У Со Вэй снова отвернулся, тот терся губами о уши У Со Вэя, говоря: Твоя мама же еще не знает о том, что ты бросил работу.
У Со Вэй вздрогнул, посмотрел в сторону Чи Чэна: Только попробуй сказать!
Чи Чэн оперся лбом о лоб У Со Вэя.
- Если ты не позволишь мне себя целовать, то и держать секрет я не стану.
Кадык У Со Вэя постоянно шевелился, он не смог сказать ни слова.
Чи Чэн яростно поцеловал его, все было пропитано сладким вкусом кукурузы, чистый невинный вкус, и в то же время романтичный, провоцирующий обильное выделение ферамонов. Рука Чи Чэна погладила затылок У Со Вэя, спустилась к талии и ниже, затем стала сжимать его ягодицы.
Не понятно из-за того ли, что У Со Вэй смотрел столько порно, и теперь этот поцелуй больше не казался ему страшным, но в этот раз он совсем не сопротивлялся.
Рука Чи Чэна мяла и растирала ягодицы У Со Вэя, тот отодвинул эту руку, но в этот раз уже не так будто сопротивлялся, а так будто одновременно приглашал и отказывался.
Только такая маленькая перемена уже заставила Чи Чэна возбудиться сильней чем обычно.
Вдруг У Со Вэй почувствовал что-то холодное на заднице.
Оказывается Сяо Чу Бао все это время был на плече Чи Чэна, но затем, когда ему надоело смотреть на то как эти двое целуются, пополз к телу У Со Вэя пока его хозяин не обращал на него внимания.
- Ах хитрец, пользуешься моментом, - сказал У Со Вэй.
Чи Чэн схватил голову Сяо Чу Бао и держал головой вниз, тот задергался, устроив истерику.
У Со Вэй подошел к сетке, которая была неподалеку, в ловушку попались две птички, У Со Вэй  схватил одну и положил в рот змее.
Сяо Чу Бао ел с аппетитом.
Эти несколько дней Чи Чэн продолжал кормить его дикой живностью, но еще не видел чтобы питон ел с таким аппетитом. На самом деле, как только Чи Чэн зашел в дом У Со Вэя, Сяо Чу Бао уже стал радостнее и живее, не как в прошедшие несколько дней.
- Ты используешь такие ловушки, чтобы ловить птиц?! Тогда сколько же сил у тебя уходит, чтобы наловить таких мешок? 
«Только теперь это осознал, ты думаешь, что поймать тебя на крючок мне было легко?!»
Но конечно слова, которые он говорил вслух, были куда скромнее: Мой дом близок с полем, тут много птиц, к тому же непонятно какие глупые птицы сделали гнездо над дымоходом моего дома, туда стали залетать птицы, они не знали, что там снизу пропасть, поэтому постоянно падают ко мне в печь, однажды даже в постель одна упала. А ты, каким способом ловишь их? Ты выращиваешь столько змей, наверное, есть какая то техника?
Пока говорили, какая-то мелкая птичка бесстрашно пролетела над их головами.
У Со Вэй уставился на то, как Чи Чэн голыми руками словил птичку. Реакция Чи Чэна была такая быстрая, хоть глаза прогляди, все равно не успеешь увидеть. 
- Просто так и ловлю, – безразлично ответил Чи Чэн.
У Со Вэй заволновался, он подумал, если однажды все раскроется, не будет ли его судьба такой же, как у той птички? Скорее всего, он будет так же, как эта птичка, он будет сьеден.
Перевела Лина Нгуен


========== Главы 61-70 ==========

Глава 61. Не спускать глаз, великое ЭГО.
Когда они вернулись, то было уже темно, мама У Со Вэя выглянула из кухни и улыбаясь сказала Чи Чэну: Еда готова, оставайся с нами ужинать.
Кухня У Со Вэя была ветхой и простой, столик с которого уже сошла краска, полочка для посуды, и место, куда вешают кастрюли и сковородки. В доме была и газовая плита и микроволновка, но память у мамы У Со Вэя плохая, поэтому она, боясь непредвиденных обстоятельств, убрала их подальше. Их сковородка была предназначена для готовки в очаге на открытом огне, поэтому в этом месте везде валялись дрова и сено, кружили всякие мошки.
Все это Чи Чэн увидел своими глазами.
У Со Вэй уже представлял себе какую отговорку придумает Чи Чэн чтобы отказаться от приглашения его мамы.
Но Чи Чэн согласился.
У Со Вэй вдруг вспомнил прошлый год, когда Ю Е пришла к ним в гости, тогда кухня была еще чистой. Печь была отмыта, на ней не было и следа жира, масла, не было вчерашней недоеденной пищи, а на земле не было разбросано столько дров....Но даже так Ю Е не согласилась остаться, к тому же когда она только увидела дом снаружи, то уже не хотела в него заходить.
- Вам нужна помощь? - Чи Чэн смотрел на маму У Со Вэя.
Мама махнула рукой: Не нужно, не нужно, вы сидите снаружи и ждите. 
Войдя в гостиную, Чи Чэн увидел на стене кучу рамок с фотографиями, это были старые рамки, внутри было много фотографий и все черно-белые. Взгляд Чи Чэна остановился на рамке слева, это была фотография младенца, на этой фотографии У Со Вэю было ровно 100 дней, его огромные черненькие говорящие глазки особенно заставляли других умиляться им.
- Тогда тебе было только чуть больше 3 месяцев, а яйца были уже такими большими?
У Со Вэй только что сделал глоток воды, услышав это, он чуть все не выплеснул.
- Тебе что, кроме этого не на что смотреть?
- Где самое видное место туда и смотрю.
У Со Вэй, злясь, откусил кусок груши.
Чи Чэн перенес свой взгляд на фотографию, где У Со Вэй старше на два года, толкал маленькую коляску, одетый в комбинезон, маленькая попка так и выпячивалась, а щечки были пухлыми, это вызывало смех.
- Я тут заметил, что тебе очень идут комбинезоны.
Разве человек, который посмотрел столько гей порно, не мог понять мыслей Чи Чэна сейчас?! Тут Чи Чэн протянул руку. У Со Вэй не мог ожидать, что спустя больше 20 лет, только потому что его задница такая мясистая, его снова будут за нее хватать и мять.
Во время еды мама У Со Вэя не переставала подкладывать еду в чашку Чи Чэна.
- Тебе по вкусу такая еда? У нас нет ничего вкусного, чтобы тебя угостить.
- Очень вкусно.
У Со Вэй сидя рядом смотрел на то, как Чи Чэн без претензий ест всю еду в чашке, и думал про себя: «Этот человек иногда тоже бывает хорошим...»
- Почему вы не едите мясо? -  спросил Чи Чэн глядя на маму У Со Вэя.
Она, улыбаясь, ответила: У меня диабет, я не могу есть много мяса.
Чи Чэн кивнул и больше ничего не сказал.
Поужинав, У Со Вэй помогал маме убрать посуду, а мама говорила ему: Твой коллега очень хороший, пришел в гости и подарки еще принес, да к тому же только практичные вещи, я не люблю всякие витамины, и разные дорогие вещи.
У Со Вэй наклонил голову и посмотрел на подарки: оливковое и кунжутное масло, куриные яйца, фрукты,  мясо, креветки - всё это те вещи, которые мама У Со Вэя не решалась купить из-за их стоимости, этих продуктов целых 4 огромных пакета, хватит на то, чтобы она месяц ими питалась.
Если бы это было подарено кем-то другим, то У Со Вэй был бы безразличен, но это подарил Чи Чэн, человек, который знаменит своим расточительством, жестокостью, и к тому же был извращенец. В этот раз он превзошел все ожидания У Со Вэя.
- Мальчик мой, в следующий раз не ходи рядом со своим коллегой, - сказала мама У Со Вэя.
У Со Вэй удивлен. 
- Почему? Разве он тебе не нравится?
- Именно потому, что очень нравится, поэтому  так и говорю. Сам подумай, если ты выйдешь с ним на улицу, кто тогда обратит на тебя внимание? 
У Со Вэй: "..."
Перевела Лина Нгуен
Глава 62. Меня поймали, меня ущипнули, меня зажали.
Ночью, после того как Чи Чэн только ушел, У Со Вэй решил вернуться в клинику.
Цзян Сяо Шуай собирался идти домой, но увидел, как вошел У Со Вэй. Цзян Сяо Шуай посмотрел на него со страхом и радостью, бросил все вещи и начал расспрашивать: Как отдохнул?
Цзян Сяо Шуай был немного удивлен, сегодня днем Чи Чэн пришел и допрашивал про друга, он еще боялся, что тот пойдет искать У Со Вэя и причинит тому одни неприятности. Тогда его состояние еще больше ухудшится, и он больше не вернется в эту клинику. Доктор не ожидал, что тот вернется, да еще и весел, здоров и оптимистичен.
- Куда делись мои конфеты?
- Его величество забрал все.
- Да как он посмел забрать все мои конфеты?!
Все как Цзян Сяо Шуай и ожидал, он еще добавил фразу: Я уже предупреждал его, говорил, что ты будешь в ярости, но он не послушался.
У Со Вэй в ярости достал телефон.
- Кто тебе разрешал взять все мои конфеты?
С той стороны донесся лишь звук хруста, кто-то был очень занят поеданием огурцов и не отвечал.
- Ты не можешь так все забрать! Ты должен был оставить мне хотя бы пару штук!
Снова звуки хруста, и когда У Со Вэй хотел уже положить трубку, Чи Чэн ответил:
- Моя девушка говорит, что те, что ты сделал ей до этого, были не красивыми, поэтому я забрал всё, пусть она сама выберет.
Вырубив телефон, У Со Вэй так и метался от ярости, вся та симпатия к Чи Чэну, которая с трудом появилась у У Со Вэя после этой фразы сразу пропала, он постучал по столу и заорал: Учитель! Приготовь мне  костюм, завтра я пойду соблазнять его, если я не околдую его до безумия, то моя фамилия не У!
На следующий день У Со Вэй вышел из дома красиво одетым. 
На голове кепка, широкая куртка, штаны harem, в руках баскетбольный мяч, попа подрагивала в ритм игре, искры разлетались в сторону окошка офиса полиции.
Когда Чи Чэн вышел, У Со Вэй сидел на баскетбольной корзине, широкие штаны развивались на ветру и спустились так, что был виден крепкий живот медового цвета, так же можно было заметить соблазнительную щель попки.
У Со Вэй хотел круто спрыгнуть, но Чи Чэн подхватил его плечом, от чего тот потерял равновесие и перевернулся телом вниз к земле, ноги же еще были на плече Чи Чэна.
- А ну отпусти меня.
Вслух он ругался и сопротивлялся, а внутри про себя думал: «Ну что, смог я тебя на крючок поймать?! Не смог удержаться от моей привлекательности?!»
Пока думал, вдруг почувствовал боль в промежности, кто-то сдавил его яйца. У Со Вэй в ярости со всей силы ударил по коленным чашечкам Чи Чэна, используя голову.
Чи Чэн все равно стоял крепко и прямо.
- Так разоделся, чтобы повеселить мой взор?
Сказав это, он снова продолжил жестко играться с яйцами У Со Вэя.
У Со Вэй от боли и злости снова стал долбиться головой о ноги Чи Чэна. 
Жесть против жести, им обоим было нелегко.
Главное, что Чи Чэн до этого уже предупреждал, но тот, наверное, не выучил урок.
- Попробуй еще раз стукнуться! – Чи Чэн еще сильнее сжал яйца У Со Вэя.
Но У Со Вэй не слушался, чем больнее тем сильнее он хотел отомстить.
- Еще смеешь биться?! - Чи Чэн помрачнел, еще никогда он не встречал такого упрямого осла.
Лоб У Со Вэя уже весь вспотел, но он упрямо не хотел молить о пощаде.
Чи Чэн хотел посмотреть на руку, но заметив, что глаза У Со Вэя уже на мокром месте, смягчился, всю свою жизнь он никогда никому не уступал, а тут ослабил хватку, отпустил этого мелкого упрямца.
- Дайка посмотрю твой лоб, не стал ли еще тверже, - протянул руку, хотел дотронуться.
Обиженный У Со Вэй хотел взять сумку и уйти, но сильная рука Чи Чэна потянула его обратно, У Со Вэя обняли и крепко прижали к груди, не давая сдвинуться.
- Почему ты такой упертый и непослушный? Что я в прошлый раз сказал? Я же запретил тебе биться головой обо все, что попало!
У Со Вэй ничего не ответил, все мышцы в его теле были напряжены.
Чи Чэн вырвал сумку У Со Вэя, засунул руку, шаря в ней, вытащил от туда пачку сушеной сои, которую мама У Со Вэя сделала сама.
- Снова принес мне сою? 
У Со Вэй скорчился: Кто сказал, что это тебе? Дай сюда!
Чи Чэн вернул У Со Вэю сумку, сам взял пачку сои и вышел с баскетбольного поля, сел под деревом и начал есть, иногда поглядывая на У Со Вэя.
- Если не подойдешь поскорее, то тебе ничего не останется.
У Со Вэй поднялся на ноги и потопал, шаркая ботинками о землю.
Перевела Лина Нгуен
Глава  63. Бессовестный.
Они сидели под деревом и вместе ели сушеную сою.
Только закончилась соя, телефон Чи Чэна зазвонил, У Со Вэй сел рядом и попытался подслушать разговор, с той стороны только начали говорить, а У Со Вэй сразу распознал голос Ю Е.
- Сегодня есть сверхурочная работа? - спросила Ю Е.
- Нет.
- Тогда я зайду к тебе позже.
- Я...
Еще не успел договорить, а У Со Вэй уже встал, собираясь уйти, в итоге, по неосторожности споткнулся о камешек, упал всем телом на руку Чи Чэна, державшую телефон, стукнулся о неё головой, от чего телефон отлетел в сторону.
- Ай, ой!
У Со Вэй упал на Чи Чэна как на матрас, а еще и громко орал.
Чи Чэн конечно же знал, что У Со Вэй подстроил это специально. Улыбаясь, он поднял телефон с земли, вставил отлетевшую батарейку, повезло, что с телефоном ничего не случилось. Все работало нормально, вот что значит качественный товар, нигде не поврежден.
Видя, что Чи Чэн зовет его обратно, У Со Вэй только хотел встать, как снова упал на тело Чи Чэна, ударившись головой о его локоть.
- Не понятно, что с моей головой, вдруг закружилась, ох, как кружится голова, ничего не вижу, а-а-а, кружится-кружится, это, наверное, из-за того что ударился о твою руку.
Чи Чэн знал что У Со Вэй притворяется. Кинул телефон в сторону, наплевав на громкий звук столкновения телефона с землей. Огромная ладонь Чи Чэна легла на лоб У Со Вэя, поглаживая его, он намазал на лоб крем, который прихватил с собой, и растирал чтобы он впитался.
Рука У Со Вэя протянулась в промежность Чи Чэна, он достал булавку, которую приготовил заранее и сколол их брюки вместе.
"Готово!"
Чи Чэн в последний раз протер рукой по лбу У Со Вэя, как бы говоря, что уже можно встать.
У Со Вэй притворился, что не может встать.
Чи Чэну при взгляде на глупое выражение лица У Со Вэя хотелось его привязать к постели и иметь его один день и одну ночь, за то, что он такой милый.
Предчувствуя над собой зловещую ауру, У Со Вэй быстро прикрыл губы руками, Чи Чэн приблизился и куснул его руки, если бы это были губы, то они бы истекли кровью.
Острый взгляд У Со Вэя заметался.
Чи Чэн заржал, хотел встать и уйти, но заметил, что его штаны к чему-то прикованы, посмотрел вниз, оттуда сверкнула булавка. На этом свете есть только один человек, который осмелился бы приковать штаны волка Чэна, это может быть только красная шапочка Со Вэй.
- Почему прилипли друг к другу? - Чи Чэн пытался отодрать штаны.
- Перестань ерзать! – остановил У Со Вэй. - Мои штаны стоят несколько десятков тысяч, если испортишь, тебе придется возместить мне их стоимость!
Чи Чэн встречал многих жуликов, но таких глупых как У Со Вэй еще ни разу.
У Со Вэй встал, посмотрел в грустью на свои штаны: 
- Эх-х-х... нехорошо, эта булавка такая большая, если ее осторожно не снять, то останется дырища! Давай так, оставим все как есть, найдем какого-нибудь профессионального портного, он все и сделает. Решено!
Сам всё решив, он положил руки через плечо Чи Чэна и они затопали.
- Я голоден, – сказал Чи Чэн. - Моя девушка еще говорит, что хочет...
- Я угощаю! - У Со Вэй прервал слова Чи Чэна.
Чи Чэн улыбнулся. 
- Чем угостишь?
- Malatang. ( мясо и всякие острые штучки на палочках)
Перевела Лина Нгуен
Глава 64. Анонимный.
На дворе июль, все идут есть мясо на гриле, а У Со Вэй повел Чи Чэна есть malatang. Нельзя его в этом упрекать, ведь мясо слишком дорогое, да и угощать, в самом деле, не хотелось, так что сойдет и это.
В такую погоду есть острый malatang все равно, что париться в бане.
После еды все тело У Со Вэя было как после купания. Широкая рубашка прилипла к телу, все вспотело. Так еще и забыл, что человек, который идет с ним, все равно, что голодный волк. По привычке потянул рубашку вверх, от чего стал виден плоский живот и вспотевшая спина, если посмотреть прямо вниз, то можно было увидеть верхнюю часть ягодиц из-за спущенных штанов, не было видно только самой аппетитной части.
У Чи Чэна все пересохло в горле, капельки пота стекали по шее.
- Опусти рубашку!
У Со Вэю было очень жарко, услышав это он, напротив, еще сильней вздернул рубашку, от чего открылись 2 горошины на груди.
- Я же сказал тебе, опусти рубашку! - Чи Чэн силой дернул рубашку вниз.
У Со Вэй противился. 
- Мне жарко! - сказав, снова задрал рубашку.
- Тебе так жарко? - Чи Чэн с яростью посмотрел на У Со Вэя. 
У Со Вэй почувствовал, что что-то не так, но когда опомнился, то Чи Чэн уже завалил его в машину и включил кондиционер на максимум из-за накалившейся атмосферы в машине.
Чи Чэн яростно содрал рубашку с У Со Вэя и тяжело дыша, проговорил: Раз тебе так жарко я помогу тебе все снять, чтобы тебе было хорошо.
- Не прикасайся ко мне!
У Со Вэй сопротивлялся, а Чи Чэн осознал, что вместе с огнем вызванным похотью, в нем появился новый огонь, которому он не может дать название. Если бы это был он в прошлом, то после недавних соблазнений У Со Вэя, он бы сразу его отымел на том самом месте, чтобы все прохожие смогли это видеть. Но сейчас он зол, потому что У Со Вэй одет неподобающе, да еще и раздевается в людных местах, от этого он чувствовал некий дискомфорт.
- В следующий раз не одевайся так, слышишь?
- Ну и что, что я так оделся, какие-то проблемы?
- Еще спрашиваешь?! Расхаживаешь в таком виде перед всеми! Передо мной можешь, как угодно развратно одеваться, но на людях одевайся скромней!
У Со Вэй не мог ничего понять, он просто оделся красивее чем обычно, как он стал развратным? Одежда длинная, все укрывает, почему ее нельзя одевать на улицу?
Чи Чэн видя, как У Со Вэй вылупился на него, приблизился. 
- Кто разрешил тебе одевать низко спущенные штаны?
- Штаны спущенные и что? Они же не открывают никакую часть тела!
- А, так значит, когда вся задница покажется на свет, только тогда это будет считаться развратно одетым? Если еще раз посмеешь одеть такое, я прямо так возьму и вставлю тебе! – сказав, содрал штаны У Со Вэя.
У Со Вэй в ярости схватил запястье Чи Чэна и громко заорал: Я предупреждаю, мои штаны стоят несколько десятков тысяч!
- Несколько десятков, да? – Чи Чэн ухмыляясь, посмотрел на У Со Вэя. - Тогда отрежь мне кусок штанов, я пойду есть и расплачусь им за мясо на гриле!
Поняв, что угрозы не действуют, У Со Вэй перешел к крокодильим слезам, сделав несчастное личико.
- Ты сейчас брезгуешь тем, что я беден, пригласил тебя поесть, а сам жмот.
- Сам подумай, если бы я брезговал тобой, то притворился бы обманутым этой булавкой?
У Со Вэй выдал свое самое несчастное выражение лица.
Чи Чэн понял, что не сможет противостоять этому приему У Со Вэя. Рука Чи Чэна легла за затылок У Со Вэя, он приблизил его к себе, хорошенько рассмотрел, затем поцеловал.
У Со Вэй уже привык к поцелуям Чи Чэна.
Раньше он терпел эти поцелуи чтобы отомстить Ю Е и закадрить Чи Чэна. А теперь эти мысли совсем отпали. Язык Чи Чэна хорошенько поработал во рту У Со Вэя, каждый раз, когда он останавливался, хотелось еще и еще продолжать, он никак не мог насытиться.
Ладонь Чи Чэна накрыла живот У Со Вэя, поглаживая у пупка. У Со Вэй выпрямился и сдавил руки Чи Чэна.
- Уже чувствуешь себя не комфортно? – спросил Чи Чэн.
- Не могу привыкнуть.
- Тогда к чему ты уже привык? - дыхание Чи Чэна накрыло ухо У Со Вэя. - Привык делать напрямую? Тогда в следующий раз не надо надевать штаны с обвисшим задом, надевай штаны с дырой на заднице! Очень удобно!
В этот раз У Со Вэй сдержался, что бы как обычно не начать  рвать и метать.
Чи Чэн надавил на спину У Со Вэя, другая рука проникла в лесную чащу и, схватив за волосы на его лобке,  стал расспрашивать:
- Ты постоянно меня соблазняешь и в то же время не позволяешь мне до себя дотронуться, в какую игру ты сейчас играешь?
Этот вопрос все таки был задан, У Со Вэй не знал как ответить, Чи Чэн сжимал его в паху не отпуская. Не зная как выкрутиться на этот раз, ему пришлось использовать свой туз.
- Ты не мой парень, по какой причине я должен позволить тебе прикасаться ко мне?
Выражение лица Чи Чэна сменилось, он молча смотрел на У Со Вэя.
- Пойдем ко мне. Я уже давно ни с кем не спал.
- Не пойду! Пока ты не расстанешься с ней, я никуда с тобой не пойду.
- Хорошо, как хочешь, – ответил Чи Чэн.
«Я зря все это проделал, он Дон Жуан и самый бесчувственный человек на свете, да и Ю Е слепая! Они оба слепы!» У Со Вэй открыл дверь машины и вышел.
В итоге самое страшное было впереди.
Чи Чэн пошел за У Со Вэем в клинику и снова заставил делать ему конфеты.
- Я променял свидание со своей девушкой, на то чтобы быть рядом с тобой, она, наверное, очень злится, сделай мне конфету в форме розы, этим я ее задобрю.
У Со Вэй скрипя зубами, дьявольски улыбался, через 20 минут его произведение искусства было готово.
Это была задница с бамбуком, вставленным в нее.
- Не умею делать розу, бери хризантему.
...
Ночью Чи Чэн лежал в постели, Сяо Чу Бао послушно лежал рядом и смотрел как его хозяин держал в руке бамбук, на нем вертелась огромная задница.
Похоже на походку У Со Вэя, когда тот развратно вертит туда-сюда ягодицами при ходьбе.
Уже давно не появлялось такого влечения к задницам. Он видел кучу людей, носящих низко спущенные штаны, даже людей в стрингах, и даже совсем без ничего, стоящих на четвереньках виляя задом. Видел любые извращенные движения, но ничто не могло сравниться с простым движением, когда У Со Вэй задирал рубашку. Чи Чэну казалось, что развратность нельзя изобразить, если просто захотеть, это должно быть у тебя в крови, развратность У Со Вэя спрятана глубоко внутри него и только профессионалы могут разглядеть её.
В комнате больше никого не было кроме него, У Со Вэй сидел на кровати полностью голый, разглядывал волосы в паху, кожа у их корней немного покраснела , это потому что Чи Чэн за них тянул.
«Вот же извращенец...» У Со Вэй продолжал вспоминать.
Только вспомнил, как он тут же позвонил, У Со Вэй завернулся в одеяло и лениво ответил.
- Уже спишь? - спросил Чи Чэн.
- Собираюсь, а ты?
- Готовлюсь трахаться.
В голове У Со Вэя прошел жар, который чуть не спалил все нижние волосы.
Чи Чэн гладя Сяо Чу Бао сказал: Хочу, чтобы ты поддержал меня.
- Отлично, без проблем, - У Со Вэй заорал. - Эй, красотка с той стороны, слушай меня! Член твоего парня не так уж и хорош. Он ласкает задницы красоток и в тоже время хватает волосы в паху мужчин, смотри, может, когда он закончит трахаться с тобой, то перелезет через забор веселиться с другими!
Прокричав это, он вырубил трубку.
После услышанного Чи Чэну стало хорошо, довольный он пошел спать в обнимку с Сяо Чу Бао.
На следующий день Ю Е сама лично пришла в участок, схватила Чи Чэна за руку и утащила.
У Со Вэй наблюдал за тем, как они пошли вместе, с недовольным выражением на лице. «Вижу, что если не действовать теперь, то не смогу ее победить».
Перевела Лина Нгуен
Глава 65. Завоевать любовь силой.
По пути домой Ю Е спросила: Почему ты сегодня позволил мне прийти в участок искать тебя?
А Чи Чэн продолжал медленно вести машину, его взгляд был прикован к зеркалу заднего вида, в котором постепенно уменьшалась одинокая фигура У Со Вэя, только свернув за угол, Чи Чэн безразлично сказал: 
- Я отвезу тебя домой.
- Ты думаешь, я пришла к тебе в участок только для того, чтобы ты потом отвез меня домой?!
- Твой дом находится в удаленном месте, там много всяких жуликов и бандитов, я волнуюсь за твою безопасность. 
Услышав это Ю Е смягчилась, в сердце она была довольна, и ответила: Бандит или жулик сам убежит при виде тебя. 
Совершенно одинаковые слова, даже не договариваясь об этом раньше, абсолютно без различий произнесли два человека: вчера сказал У Со Вэй, сегодня – Ю Е. Такое совпадение, наверное, может случиться только у тех, кто встречался друг с другом 7 лет.
Пальцы Чи Чэна застыли, он кинул непонятный взгляд на Ю Е.
- Что такое? Я что-то не так сказала? Таких хитрецов как ты в Пекине не сыщешь, иногда я задаю себе вопрос: со сколькими людьми ты игрался? Почему их так много? Почему у тебя так много трюков... Как только подумаю мурашки по коже.
- А разве не... как только подумаешь, то не становишься мокрой?
Ю Е ударила Чи Чэна по руке, сказав: Ах, какой же ты вредный.
Чи Чэн закурив, холодно улыбнулся.
Ю Е терлась попой о сиденье говоря: Я еще не хочу домой, а давай пойдем к тебе.
- Сегодня я занят.
- Ты уже несколько дней занят! 
Чи Чэн открыл бардачок, достал оттуда коробку и отдал Ю Е. Внутри были sex toys, он всегда держал их в машине, чтобы быть наготове к таким играм.
- Держи, пока попользуйся этим вместо меня несколько дней. 
- Но если много этим пользоваться, я привыкну и потеряю интерес к твоему.
- Со мной тебе не нужно беспокоиться о таком.
- Только ты можешь так говорить.
Ю Е скривилась, выражая недовольство, но про себя подумала, что только ее парень достоин таких слов.
Дорога до дома Ю Е заняла час, выйдя из машины она с намеком произнесла: Мой дом так далек, вот бы мне дом в городе, как было бы хорошо.
...
Как и предполагал Чи Чэн, У Со Вэй был как осёл, если его не выпороть разок он не станет двигаться. Только вчера он увидел как Чи Чэн отвез куда-то Ю Е на машине, а сегодня не пошел на баскетбольную площадку, а пошел прямо к парковке, облокотился на капот машины и курил.
Увидев, как Чи Чэн идет в его сторону он потушил сигарету.
- Зачем пришел? - спросил Чи Чэн.
- Просто так, пришел посмотреть на машину.
Чи Чэн открыл дверь машины и сел внутрь, У Со Вэй подошел к окошку глядя на Чи Чэна.
- Я собираюсь продать своих змей и купить подержанную машину, сколько стоит твоя машина, сколько ты на ней уже ездил?
- Я купил её в прошлом году, примерно за 600 000.
У Со Вэй поднес руки к рулю и потрогал наружный слой кожи. 
- За 60 000 продашь?
Чи Чэн схватил руку У Со Вэя: Если с тобой в придачу то продам.
- Дай посижу, попробую.
Уже столько раз он сидел в этой машине и только сегодня хочет "попробовать посидеть". Даже глупец догадался бы, что у У Со Вэя есть какой-то план, он точно знал, что против такого как Чи Чэн нужно пользоваться такими приемами.
Сев в машину У Со Вэй сделал вид, что рассматривает салон.
- Можешь дать мне поводить?
- Как хочешь.
Поэтому он быстро доехал на машине прямо до дома Чи Чэна.
- Отлично, неплохо водишь!
Цель предотвратить встречу Чи Чэна и Ю Е удалась, теперь У Со Вэй собирался отступить.
Чи Чэн сказал: Я отвезу тебя домой.
У Со Вэй махнул рукой.
- Не надо, я сам.
- Я еду к своей девушке и подброшу тебя по пути.
- Я хочу пить, давай поднимемся в твой дом и попьем, затем поедем!
Чи Чэн ничего не сказал, просто молча, смотрел на У Со Вэя.
Спустя немного времени Чи Чэн обхватил У Со Вэя за талию и потащил его в дом.
Перевела Лина Нгуен
Глава 66. Вот оно что.
Чи Чэн нетерпеливо пнул дверь, открыв её ногой, словно мужские гормоны переполняли его.
Раздался звук телефонного звонка, У Со Вэй схватил телефон и кинул на пол.
У Со Вэй грудью прижал Чи Чэна к оконной раме, жадно целуя его, это впервые когда он проявлял инициативу, да и Чи Чэн сам не понимал, как он потерял над собой контроль. Пот стекал по лицу, У Со Вэй протер его лоб и сам того не зная этим еще больше возбудил Чи Чэна.
Чи Чэн заметил, что  У Со Вэй сильно возбужден.
Чи Чэн ущипнул его за щеку: Ты и впрямь осел, ты из тех типов, что нужно шлепнуть по заду только тогда он станет двигаться, если нет, то будет стоять на месте.
- Это я-то осел?! Да ладно, не смею красть твое звание.
Чи Чэн сморщился.
- Тогда скажи, почему это я осел?
- Потому что твой член очень похож на член осла! - честно ответил У Со Вэй.
Чи Чэн мрачно улыбнулся, член осла... Еще раз прокрутив в голове эти два слова, Чи Чэн сильно потянул У Со Вэя за руку, прижал её к себе между ног, бросил на него жаркий взгляд. 
- Если еще посмеешь болтать ерунду, веришь, я возьму это и буду тебя пороть?
У Со Вэй сменил тему.
- Я голоден.
Чи Чэн посмотрел на часы, уже время ужина, что бы они ни собирались делать, в первую очередь нужно набить живот, это первая необходимость. 
Поэтому похлопал У Со Вэя по плечу.
- Останься тут, я пойду куплю что-нибудь поесть. 
Сказав, поручил Сяо Чу Бао смотреть за У Со Вэем и ушел.
У Со Вэй повесил Сяо Чу Бао на шею и расхаживал по дому.
Чи Чэну и вправду нелегко было выращивать змей, из-за того что он хотел чтобы его змея чувствовала себя комфортно он жил в такой жаркой и влажной квартире. Действительно, даже если у тебя есть деньги и власть это не означает, что ты только наслаждаешься жизнью и все. У каждого без исключения есть то, что на него давит. 
Хотя он приходил сюда уже во второй раз, но эта комната казалась такой незнакомой, две кровати и стена, все очень просто. Он попробовал найти хоть что-то связанное с Ю Е, но так и не заметил ничего, в этом месте есть только запах жестокого хищника. По сравнению с прошлым разом тут еще появился холодильник, наверное, это для напитков.
У Со Вэй открыл холодильник.
Увиденное заставило его вздрогнуть.
В холодильнике не было напитков, не было мороженного, была только маленькая деревянная коробка с конфетами, не теми что У Со Вэй ему подарил, а теми, что он сам взял. Наверное, из-за того что температура в квартире слишком высокая, конфеты таяли, поэтому пришлось купить холодильник чтобы их сохранить.
Оказывается, он не дарил их Ю Е.
Змея, какашка, жопа все здесь (фигурки из конфет)...
Все они как будто живые смотрели на У Со Вэя.
У Со Вэй пересчитывал не раз, все были здесь, все до единой.
Он был растроган.
Чи Чэн стоял у двери и смотрел, как У Со Вэй пересчитывал всё несколько раз. Всё считал и пересчитывал и каждый раз убеждался в том, что все на месте. Это поведение было очень привлекательно. Чи Чэн никак не мог понять этого человека, ему не нужна машина, не нужен дом или деньги, и секс с ним. А такие пустышки вроде этого могут заставить его так красиво улыбаться.
Когда он увидел фигуру Чи Чэна у двери, улыбка на лице У Со Вэя тут же исчезла, и лицо снова сделалось бесстрастным.
- Вернулся? 
По сравнению с "мясом на палочках" от У Со Вэя еда, которой угощал Чи Чэн, была куда более  изысканной, они отличались как небо и земля. Чи Чэн вышел на час, а вернулся, скупив чуть ли не весь супермаркет. Куча готовой еды, закусок, фруктов, напитков...
К тому же он еще заскочил в ресторан, прикупил блюд на любой вкус, т.к. боялся, что У Со Вэй придирчив в еде.
Кадык У Со Вэя напрягся, в груди стало жарче, у него появилось такое чувство, что он не сможет сделать это (отомстить).
- В этом году я был в супермаркете 3 раза, первый раз - когда кто-то надевал дырявые трусы, второй - когда пришел к тебе домой, и только что. 
Чи Чэн не врал, то во что он одевался или что ел, приобреталось не им, всегда были люди, которые об этом заботились, мало было таких случаев, когда ему приходилось использовать деньги чтобы что-то купить.
«Я ничего не слышал, ни слова не слышал...» У Со Вэй гипнотизировал себя, и,  склонив голову, ел рис.
Перевела Лина Нгуен
Глава 67. Не подведи меня.
Сытно поужинав, Чи Чэн пошел мыться.
У Со Вэй сидя снаружи чувствовал себя не комфортно, он уставился на дверь ванны и думал, а не стоит ли отступить пока не поздно? В это время зазвонил телефон Чи Чэна. 
Это было странно, то, что даже не сохранив номер Ю Е, У Со Вэй узнал его лишь мельком взглянув. И непонятно почему ответил.
- Дорогой....
Одно это слово перечеркнуло 7 лет любви У Со Вэя.
Он так преданно и нежно любил ее, а она звала его лишь "Толстячек У", это единственная нежная кличка, которой она называла его. А теперь к такому ужасному, грозному, бессердечному типу она нежно обращается "дорогой". Пока У Со Вэй пребывал в ступоре Чи Чэн уже вышел из ванной.
- Кто это?
У Со Вэй перевел взгляд и застыл, увидев перед собой шикарное тело. Идеальный треугольник волос внизу, гладкие мускулы, прекрасные изгибы, он приблизился к У Со Вэю и смотрел на него как величественная статуя на простолюдина.
И вот этот натурал глядя на Чи Чэна невольно протянул руку, чтобы потрогать его тело.
- Ты качаешься?
Затем Чи Чэн толкнул его на кровать, показывая секрет своей мускулистости.
Рукой Чи Чэн игриво гладил У Со Вэя сзади по пояснице, заставляя все волоски на теле встать дыбом.
- Щекотно? - спросил Чи Чэн.
У Со Вэй уверенно, как будто хвастаясь, ответил:
- Нет, с детства не боюсь щекотки.
У Со Вэй не соврал, он правда с детства не боялся щекотки, остальные дети вертелись и рыдали, а он как статуя. Щекотка? Щекочите сколько влезет! Я даже не моргну!
Поэтому Чи Чэн щекотал, где только мог, но все напрасно, вот только все тело У Со Вэя задрожало, налилось жаром так, что он не смог сказать и слова.
- Черт! Как так получилось? – ворчал У Со Вэй.
Те места, которых касался Чи Чэн, их У Со Вэй считал не важными, такие как уши, шея, ключицы, кадык... Обычно даже если взять перо и щекотать его, он ничего не чувствовал, но в этот момент попав под руки Чи Чэна он не мог все это выдержать.
- Ты чем-то меня напоил? – расспрашивал  он Чи Чэна.
- Вот только не надо прикрывать этим свою распущенность.
- Эй, кто это тут распущенный? Хм, подожди чуточку...
Чи Чэн укусил У Со Вэя за ухо, языком прошелся по нему, повторяя форму, затем, яростно нападая, устремился языком в отверстие уха. Через секунду в ушах У Со Вэя звенело, он мог расслышать только свое дыхание.
«Что за херня... Почему я так реагирую?»
Чи Чэн целовал губы У Со Вэя, пальцами через ткань одежды ласкал его соски.
Голова У Со Вэя полностью промокла от пота. Чи Чэн был профи в постельных делах, но, увидев состояние У Со Вэя, он испугался и остановился.
- Что с тобой?
У Со Вэй не мог усмирить дыхание.
- Черт побери! Так хорошо!
Чи Чэн сдерживая смех:
-  Это только начало.
Сказав это, он задрал рубашку и языком обвел левый сосок У Со Вэя, круг за кругом стремясь к вершине соска. Ритм Чи Чэна совпадал с темпом дыхания У Со Вэя, затем он покусывая сосок, обхватил его полностью и засосал издавая сильные звуки.
Ноги У Со Вэя обхватили тело Чи Чэна, он застонал от удовольствия.
- Не делай так.
Чи Чэн продолжал еще активнее, сосал то один, то другой сосок.
- Нельзя...  
У Со Вэй так наслаждался, что перед его глазами стояли видения женских задниц.
- Погладь там, - просил У Со Вэй.
Чи Чэн притворился, что не понимает:
- Где?
- Там.
- Где?
- Вот то место.
- Где?
У Со Вэй: "..."
Рука Чи Чэна проскользнула в штаны У Со Вэя и стала тереть его бедра, улыбаясь, он спросил:  Где?
У Со Вэй сжал зубы и выпалил это слово: Член.
Только теперь Чи Чэн пощадил У Со Вэя, огромная рука устремилась сквозь лесную чащу, схватила маленькую птичку (член), которая показала свою головку. Когда птичка полностью встала во весь рост, Чи Чэн взглянул - «А он не из маленьких. Светлая окраска, форма подтянутая».
 Чи Чэну очень понравилось. Поэтому он полностью снял его трусы, открывая всю эту зону.
У Со Вэй почувствовав на себе взгляд, ощутил дискомфорт и закрыл то место рукой, спрашивая: Что ты уставился?
Чи Чэн рассмеялся и убрал руки У Со Вэя, а потом сам игрался с его членом руками. Шершавыми пальцами Чи Чэн ласкал от живота к основанию члена, затем поднимался вверх. Он больше всего концентрировался на яйцах У Со Вэя, которые ему уже давно приглянулись.  
В районе поясницы У Со Вэя как будто прошлись током, у него еще никогда не было таких ощущений, он не мог подумать, что от одной лишь руки можно получить столько удовольствия.
Не прошло и пяти минут, как У Со Вэй оттолкнул от себя ласкающую руку.
Он не думал, что будет кончать перед лицом Чи Чэна.
Чи Чэн же не отпустил его и продолжил свое дело.
У Со Вэй больше не мог терпеть, он сжал ноги и повернулся спиной к Чи Чэну, спрятав "птичку".
Чи Чэн не сдавался,  приподнял тело У Со Вэя достал снизу его "маленькую птичку" и продолжил движение рукой, другой рукой он держал бедра У Со Вэя. Так как У Со Вэю хотелось, чтобы Чи Чэн делал все быстрее, он инстинктивно раздвинул ноги.
- Нет...
У Со Вэй мучал себя, каждый раз, когда он уже почти достигал пика, он снова уворачивался и сдерживался, не успевал еще отдышаться, как огромная ладонь снова нападала и наслаждение пробивало его тело, а от удовольствия хотелось потерять сознание.
Ему хотелось плакать, бить, материться... 
Чи Чэн видел, что У Со Вэй скоро кончит и замедлил движение, У Со Вэй от нетерпения задвигал бёдрами сам, но Чи Чэн придавил его. Чи Чэн хотел, чтобы У Со Вэй кончил медленно, хотел посмотреть на выражение его лица до и после разрядки.
В конце концов У Со Вэй со стоном кончил.
Чи Чэн не отставал, он продолжал гладить талию и спину дрожащего  У Со Вэя, У Со Вэй кончил второй раз.
Затем третий... четвертый... И так через каждую минуту У Со Вэй издавал протяжный стон.
Затем Чи Чэн атаковал У Со Вэя двумя руками, зажег еще один огонь, который полностью прожог сознание У Со Вэя, он уже абсолютно не контролировал себя.
Затем они сделали это еще раз и остановились.
- Много кончаешь, - сказал Чи Чэн.
У Со Вэй посмотрел на свое дрожащее тело, а затем встал.
Чи Чэн предполагал это, но не прекращал удивляться, рукой сжал головку члена У Со Вэя: 
- Неплохой ствол может непрерывно стрелять.
Когда мужчина возбужден, это снимает с него любую маску, У Со Вэю еще никогда не было так хорошо, стоило только вспомнить и все заполняло чувство эйфории. Перед ним статуя греческого бога, соблазняющий цвет кожи, упругая задница...
У Со Вэй потянулся.
Чи Чэн засмеялся: Хочешь еще?
Только спросил, как его красивый зад ущипнули, У Со Вэй бесстрашно смотрел, гладил, сжимал, ласкал задницу Чи Чэна.
В его постели еще никто не смел так делать.
- Смеешь возбуждать задницу моего величества? Жить надоело?
- Дай мне один раз кончить, - вдруг сказал У Со Вэй.
Чи Чэн помрачнел, бросил жуткий взгляд, который напугал бы любого.
- Что ты сказал?
- Ты же уже много раз это делал (был сверху), я еще ни разу не делал это с мужчиной, дай попробовать разок, пока есть энтузиазм.
- ТЫ ХОЧЕШЬ МНОЮ УДОВЛЕТВОРИТЬ СВОЙ ЭНТУЗИАЗМ?
Эта фраза вылетела из уст Чи Чэна подобно грому и ударилась о землю.
- Мне кажется твоя задница очень упругая, это не будет проблемой. Скажу честно, ты первый мужчина, который вызвал у меня эмоции, поэтому не заставляй меня разочаровываться.
Перевела Лина Нгуен
Глава 68. Уворачиваться, как на военных маневрах.
От услышанного в голове Чи Чэна вспыхнули два слова: «Ищет смерти».
Крепкие жесткие джинсы У Со Вэя были разом порваны Чи Чэном от промежности до пяток, образовалась огромная дыра. Глаза Чи Чэна от ярости покраснели, от его дыхания смелость У Со Вэя полностью растаяла. Чи Чэн наступал не сразу, а медленно шаг за шагом, как надвигающаяся буря, которая накрыла голову У Со Вэя, давление усилилось от чего он не мог дышать.
И вот тигр вырвался на свободу, развернув У Со Вэя попой вверх.
В критический момент У Со Вэю пришлось отступить и начать переговоры.
- Если не хочешь, то не надо.
«Он уже как рыбка в тазике, а все еще смеет тут размахивать руками и орать: сегодня у меня хорошее настроение, не буду больше тебе втыкать, отпускаю».
Но он такой человек, у которого есть смелость пойти на такое, а вот сил и полномочий нет.
Одной рукой Чи Чэн прижал руки У Со Вэя, и развернул их назад, за спину, потом протянул другую руку к заднице и стал сильно и жадно мять его попу.
У Со Вэю было так больно, что он выгнул спину назад и весь вспотел.
Чи Чэн придавил талию У Со Вэя ногой, протянул руку к ящику и достал оттуда тюбик с кремом.
«Я знаю это! Я знаю что это!» - эти мысли взорвались в голове У Со Вэя, он просмотрел столько гей видео, разве мог он не знать что это такое?! «Черт, я попал!» Он начал изо всех сил дергаться, во что бы ни стало, пытаясь развернуть тело, любой ценой развернуть тело и не позволить ему сделать то, что он собирался.
- А....я буду бороться с тобой до последнего!
Ситуация настолько критическая, что это уже был бой не на жизнь, а на смерть, У Со Вэй схватил за короткие волосы Чи Чэна и дернул вверх. Но Чи Чэн все равно снова придавил его к кровати, У Со Вэй все еще продолжал сопротивляться. Он будет бороться до последнего как верный солдат, который борется за свою родину.
Чи Чэн был в ярости.
- Я тебя сегодня точно отымею до смерти!
- Вот только не надо пачкать меня тем, что использовал на других!
- А, так значит, хочешь без смазки! - Чи Чэн откинул тюбик, его пальцы начали проникать в задницу, У Со Вэй от боли завизжал. Руки Чи Чэна остановились, - неужели и правда, первый раз?
Вдруг У Со Вэй остановился, не стал сопротивляться и орать. Он послушно лег, но прежде сказал: 
- Если ты меня сейчас возьмешь, то мы будем просто партнерами по сексу, но если будешь старательно продолжать наши отношения, я обещаю переехать жить к тебе.
Пальцы Чи Чэна вышли из тела У Со Вэя наружу.
- Ты смеешь ставить мне условия? 
У Со Вэй закрыл глаза.
- Ты можешь не обращать внимания на эти слова.
Только он закончил говорить, как Чи Чэн, чтобы выпустить гнев, начал с невероятной скоростью шлепать по заднице У Со Вэя. 
- Черт, как такой мелкий как ты смеет мне ставить условия! Почему ты украдкой оставлял сушеную сою в моем кармане? Почему твоя улыбка, когда ты смотрел на конфеты, оставленные мной в холодильнике, была настолько красива? На наказание нарываешься?
 Шлеп...Шлеп...Шлеп... Шлепал до того, что вся задница покраснела, а кожа была готова оторваться от тела, но, сколько бы ни шлепал, злость не утихала.
У Со Вэй от боли заорал: 
- Да или нет, просто ответь! Зачем ты меня бьешь?
Шлеп! Еще раз.
- Уматывай на другую кровать! 
У Со Вэй послушно уполз на другую кровать. Зная, что победа за ним, он сказал еще несколько слов: 
- Эй, быть партнерами по сексу не так уж и плохо, ты можешь встречаться со своей девушкой, а когда свободен, звонить мне, мы будем вместе "пускать салют". Отлично же, не так ли?!
Чи Чэн: " ..."
У Со Вэй снова повернулся.
- Я хочу быть твоим другом по перепиху, скорее иди ко мне, давай поиграем вместе.
Чи Чэн помрачнел.
- Ты не боишься, что я передумаю?
У Со Вэй сразу заткнулся и отвернулся.
Перевела Лина Нгуен
Глава 69. Давайте ка натянем поводья!
Прошло немного времени и с кровати Чи Чэна раздалось тяжелое дыхание.
У Со Вэй слегка подглядел, то, что он увидел, заставило его покраснеть, Чи Чэн оперся о край кровати, пот стекал по лицу, и он, не отводя глаз, пристально смотрел в эту сторону, его взгляд был полон похоти. Та штука, что так угрожающе стояла прямо между ног, уже скольких людей заставила рыдать и стонать.
- Отвернись.
В прошлый раз Чи Чэн заставлял его смотреть на это, потому что хотел соблазнить, заставить смущаться, но в этот раз он запретил смотреть, так как боялся, что этот взгляд,  как два огонька, сожжет его. Чи Чэн в своих мыслях уже отымел У Со Вэя 1800 раз, осталось только превратить это в правду. Чи Чэн был из тех людей, кто если сказал, то точно сделает, только в этот раз было исключение. И он никак не мог себя понять, это же просто обычный лысый тип, ну и что, если он его отымеет?! Отыметь до состояния, когда потечет кровь, кишки вывернутся и он будет орать и плакать до хрипоты... Разве это не в порядке вещей? Но почему теперь все это кажется ему слишком жестоким?
Чи Чэн затаил дыхание, движения руки  ускорились, жар распространился по всему телу.
У Со Вэй глядя на белую стену думал: «Неужели он и вправду хочет быть со мной?»
Потом не смог удержаться и повернулся: Давай я помогу тебе.
- Лежи смирно!
У Со Вэй собирался встать с кровати.
- Не волнуйся, это я сам, добровольно, это никак не связано с партнерами по сексу.
Чи Чэн подумал: «Твою мать! Хватит меня соблазнять! Ты только посмотрел в эту сторону, а мне уже хочется затрахать тебя до смерти, а ты еще смеешь подходить сюда, ищешь смерти?»
- Если еще раз двинешься, я без всяких переговоров тебе вставлю!
Со скоростью молнии У Со Вэй лег обратно и отвернулся от Чи Чэна.
Такова природа натуралов, для них член самая важная часть, поэтому они постоянно поворачиваются задницей к угрозе.
- Лёг на спину! - приказал Чи Чэн.
У Со Вэй показал средний палец: Я не попадусь на уловку! Даже не надейся, что я сдвинусь, не думай, что меня можно легко уговорить.
Чи Чэн от злости резко кончил, Сяо Чу Бао даже удивленно посмотрел на него: «Отец, что с тобой? Выпалил столько сперматозоидов, чтобы они стали моими друзьями?» 
Чи Чэн обнял Сяо Чу Бао, поглаживая его голову, затем снова глянул на огромную задницу напротив, только его маленький змеенок самый послушный, никто с ним не сравнится.
Посреди ночи, У Со Вэй  пошел в туалет, затем на ощупь полез в кровать Чи Чэна.
Он не специально, просто был еще сонным, поэтому перепутал место.
Чи Чэн вылупился на него: «Я пялился на твою задницу всю ночь, и только я закрыл глаза, как ты еще и сюда пробрался, соблазняя меня?» Это была не шутка, член Чи Чэна, который только недавно расслабился, снова встал торчком, тот анус который он так давно жаждал всего лишь в 3 см от него, стоит только решиться, и этот сонный глупец будет его.
У Со Вэй пробормотал во сне: Внимательно смотри!
Затем снова стал слышен храп.
Даже не надо долго гадать, этому глупцу сейчас снится то, как он делает конфеты.
У Со Вэй не знал, что только одной этой фразой убил в Чи Чэне все влечение, и член снова размяк.
Но эта ночь все же была пыткой для Чи Чэна.
«Пнуть его с кровати? Нет... слишком жестоко. Подвинуть его ближе и обнять? Тоже не вариант, я тут же на полпути его до смерти затрахаю. Ни так и ни сяк, осталась только надежда на Сяо Чу Бао».
Чи Чэн: Он покусился на твою территорию, скорей отгоняй врага! Разве ты не силен в этом плане? Скорее крепко сожми его и перекинь на ту кровать!
Сяо Чу Бао плавно прополз между этими двумя, посмотрел на Чи Чэна, а затем заполз снова на тело Чи Чэна, заворачивая несколько кругов на его шее.
Чи Чэн сжал зубы: Твою мать! Я сказал тебе крепко его сжать, а не душить меня!
Перевела Лина Нгуен
Глава 70. Мне так же нравиться этот лысый.
На следующий день по пути домой У Со Вэй был едва живой.
Он не мог понять, почему он все это проделал с Чи Чэном, мало того, что говорил такие слова, так еще и остался у него ночевать, как подумает, становится страшно. «Я сошел с ума, сошел с ума!!!» Пока думал, споткнулся о ступеньку и упал на задницу.
До смерти больно! Из-за тех идиотских условий его столько раз отшлепали по заду.
И анус был обесчещен, хоть в него по-настоящему еще не вошли, но все равно было просунуто инородное тело, это уже до ужаса больно. «И это был только палец, а вот боюсь представить, что будет, если это окажется член, мамочки, больше не могу представлять!»
Цзян Сяо Шуай стоя у двери пристально разглядывал У Со Вэя.
- Вчера не ночевал дома?
У Со Вэй смущенно улыбнулся и под пристальным взором Цзян Сяо Шуая вошел в клинику.
В это время пришел пациент, поэтому Цзян Сяо Шуай не стал ни о чем расспрашивать, У Со Вэй сел в уголок с безжизненным выражением лица, когда пациент ушел он подполз поближе к Цзян Сяо Шуаю.
- Цзян Сяо Шуай попробуй потрогать мои уши.
- Твои уши? Зачем?
- Тебе не обязательно знать, сказал, трогай, значит трогай!
Цзян Сяо Шуай дотронулся.
Совсем не щекотно, У Со Вэй в ужасе, как так может быть?
- Что с тобой, в конце концов?
У Со Вэй затащил Цзян Сяо Шуая в комнату, поспешно сказал: Попробуй их полизать!
- Где лизать?
- Ушное отверстие!
Цзян Сяо Шуай сначала засомневался, но потом все же сделал это. Только язык прикоснулся к краю уха У Со Вэй, вспомнив о вчерашней ночи, задрожал, и остановил Цзян Сяо Шуая: Тоже щекотно, тоже щекотно! Значит, я могу успокоиться!
- Что ты там бормочешь?
У Со Вэй выглянул за дверь и проверил никого, он потянул Цзян Сяо Шуая к дивану и шепотом сказал: Вчера Чи Чэн мне отдрочил!
- Ну как? Хорошо было? Сколько раз кончил? Ты дрочил ему? Он...
- Хватит, прекрати говорить, если продолжишь, у меня снова появятся те ощущения!
Цзян Сяо Шуай замолчал. Помолчав недолго, У Со Вэй нарушил тишину, и схватив Цзян Сяо Шуая за руку предложил: Сяо Шуай, давай  попробуем, уверяю это очень хорошо.
Он отчаянно хотел доказать себе, что он так реагирует не только на Чи Чэна.
- Постой, усмири свой пыл, я тут разузнал кое-что от прихвостней Чи Чэна, не знаю, правда это, или нет. 
У Со Вэй сразу послушно сел и начал серьезно слушать.
-Между Чи Чэном и Го Чэн Юем что-то произошло, они дружили с детства, были друзьями в университете. Затем появился тип по имени  Ван Шо, по слухам он жил с Чи Чэном какое-то время, но из-за того, что Ван Шо переспал с Го Чэн Юем, они расстались. Затем Ван Шо уехал за границу, а Чи Чэн и Го Чэн Юй внешне кажется что дружат, но за спиной мстят друг другу. Любого на кого положит глаз Го Чэн Юй, Чи Чэн сразу же затащит с постель. Все эти годы все было так. С тех пор по счету прошло 10 лет.
- Го Чэн Юй спал с его любовником один раз, а он мстит целых 10 лет?
Цзян Сяо Шуай кивнул.
Этот человек ужасен, если он узнает о моих проделках мне не жить.
- Ты еще раз хорошенько все обдумай, и отступай пока еще возможно, с таким, как он, играть опасно!
- У меня уже нет пути назад!
У Со Вэй вдруг что-то вспомнил: Разве ты не говорил, что стоит только Го Чэн Юю влюбиться в кого-то, то Чи Чэн сразу тащит этого человека в постель, значит ты... – он испуганно замолчал.
- Не волнуйся, Го Чэн Юй не относится ко мне серьезно, да и я его не соблазнял, Чи Чэн меня не тронет. И даже если тронет, то разве это не к лучшему, я смогу за тебя отомстить. Твой учитель готов ради тебя и на это.
У Со Вэй был растроган и чуть не расплакался.
- Сяо Шуай, ты по отношению ко мне так добр, в этой жизни встретить тебя было большой удачей! Я прожил жизнь не зря.
Цзян Сяо Шуай положил ногу на ноги и сказал, улыбаясь: Если честно, мне немного нравится этот лысый.
У Со Вэй "..."
Перевела Лина Нгуен 

========== Главы 71-80 ==========

Глава 71. Продаваясь, как ощущаешь себя?
В конце недели, У Со Вэй вернулся домой, его мама снова расхваливала Чи Чэна.
- Твой коллега отличный человек.
У Со Вэй потер лоб.
- Мам, почему ты до сих пор вспоминаешь его.
- Два дня назад он приходил к нам, а еще и принес кучу вещей, - сказав, она открыла ящик шкафа и осторожно достала оттуда коробку с вещами, положила на стол. - Посмотри, эти ганодермы (грибы) принес он, сказал, что они помогут снизить уровень сахара в крови. Это еще для того, чтобы я поменьше колола себе инсулин, сказал, что это не хорошо для организма.
У Со Вэй посмотрел на них немного, эти грибы дикорастущие. В начале этого года дикорастущие ганодермы очень ценны, их трудно найти, на такой огромный ящик грибов он не хило потратился. 
Пока он пребывал в трансе, мама продолжала: Да Вэй, наша кукуруза уже поспела, иди, сорви пару початков, свари и отнеси своему коллеге.
У Со Вэй кивнул.
Поздно вечером У Со Вэй понес с собой огромную сумку с кукурузой в отделение полиции, где Чи Чэн работал, сегодня была его очередь дежурить. Эти несколько дней У Со Вэй часто приходил, охранник уже запомнил его лицо и, увидев, сразу сказал: Сыну главного секретаря Чи так везет, есть человек, который постоянно приносит ему еду.
- Красавчик, снова пришел?! – Фан Синь, улыбаясь хлопнул У Со Вэя по плечу.
Назвав его "Красавчик" коллега ничуть не преувеличил, каждый раз, когда У Со Вэй приходил сюда, он очень нарядно одевался, даже в жаркую погоду все равно надевал брюки, рубашку без рукавов и кожаные ботинки.
- Я сорвал несколько початков кукурузы у своего дома и сварил, по сравнению с тем, что продают на улицах они куда вкуснее, – У Со Вэй поставил пакет на стол, чтобы коллеги Чи Чэна могли каждый взять по початку.
Чи Чэн увидев, как несколько лап протянулись к пакету, сказал: Не торопитесь, сначала закончите свои отчеты, и сдайте их в кабинет командира Ли.
- Сегодня солнце встало с запада? Молодой господин Чи волнуется о таких незначительных делах?
- Правда, разве не он всегда самый последний сдает свои отчеты, а сегодня проявляет инициативу.
"..."
Чи Чэн схватил У Со Вэя за плечи и затащил его в свой кабинет. Как только дверь закрылась, он начал тяжело дышать.
- Ты столько напялил на себя, не жарко? - Чи Чэн содрал рубашку с У Со Вэя, пуговицы  отлетели и рассыпались по полу. - В шортах и деревянных шлепанцах куда прохладней.
Руки У Со Вэя заползли под форму Чи Чэна, тело наполнялось жаром.
- Разве я так оделся не для того, чтобы ты не стыдился меня перед коллегами?
- Кто ты такой для меня, чтобы поддерживать мой имидж перед коллегами... – Чи Чэн укусил ухо У Со Вэя. - Разве я принадлежу тебе, чтобы ты сохранял мой имидж.
- Да больно надо!
- Ты сейчас полагаешься на мои руки? – Чи Чэн толкнул У Со Вэя на рабочий стол.
- Ты просишь меня делать тебе сахарные конфеты, а я прошу тебя мне подрочить, это все мастерство профессий, я удовлетворяю твои запросы, а ты мои, все честно.
Чи Чэн содрал штаны с У Со Вэя, положил одну его ногу на стол.
Средь бела дня его ноги так раздвинуты, все укромные места выставлены на показ, от этого У Со Вэй был смущен, поэтому попытался вытянуть ту ногу, что придавил Чи Чэн.
- Вот только не надо всяких этих штучек, делай все как положено.
- Ты так смущен?! - член Чи Чэна в штанах коснулся задницы У Со Вэя. - Если так смущен, то можешь сжать ноги.
Смущение стало еще больше, он дергал ногой прижатой к столу, но чем больше он смущался, тем больше это нравилось Чи Чэну. Тогда он попытался встать и чуть не упал на тело Чи Чэна.
***
- Как хорошо, – У Со Вэй вздохнул.
Чи Чэн же совсем не был расслаблен, его член все еще был приставлен к заднице У Со Вэя, не хотел дать ему одеться, У Со Вэй немного потерся о Чи Чэна.
- Я пойду, - сказал У Со Вэй.
Чи Чэн изменился в лице.
- Так и уйдешь?
- Да, у меня дела, мои змеи отложили яйца, я должен связаться с человеком которым заберет эти яйца.
Чи Чэн процарапал стол.
- Так на кой черт ты приперся?
«И правда... зачем я пришел сюда?» - спросил сам себя У Со Вэй, затем вспомнил, что пришел отдать кукурузу.
Чи Чэн посмотрел на У Со Вэя и заметил, что он в последнее время часто приходит, а после того как удовлетворится, оставит чуть еды и уйдет. Чи Чэн никак не мог понять, почему у него появилось такое чувство, будто он торгует своим телом?!
 Перевела Лина Нгуен

Глава 72. Сберечь еду.
В то время когда Чи Чэн вышел из офиса, кто-то достал из пакета початок кукурузы.
- Давайте сегодня вечером поедим это.
Только поднес ко рту, как огромная рука схватила початок и прижала его руку  к столу, чуть не раздавив все кости.
- Это всего лишь вареная кукуруза, сегодня пойдем ужинать снаружи, я угощаю, - сказал Чи Чэн.
Коллеги в соседних кабинетах всполошились, сам Чи Чэн приглашает их, уж точно отменный будет ужин. Больше никто не покушался на кукурузу, все готовили живот, чтобы потом пойти ужинать с Чи Чэном. Чи Чэн не обманул их ожиданий, он забронировал 2 стола в 5 звездочном отеле, заказал много вкусных блюд и вино, все ели и весело болтали, Чи Чэн ничего не ел и просто выпил два бокала вина, а затем молча встал и вышел.
Ган Цзы сидя в машине, смотрел, как Чи Чэн подносил ко рту початок кукурузы и ел.
- Вы не достаточно поужинали?
Чи Чэн был занят едой, ему было не до ответа. Он жадно пожирал кукурузу, её зерна были ароматны и аппетитны, ему казалось, будто он ел мягкую нежную попу У Со Вэя, чем больше кусал, тем больше чувствовал этот аромат, чем больше ел, тем вкуснее становилось.
- Я тоже не наелся, - Ган Цзы протянул руку к пакету. - Я съем один.
Его запястье схватили.
После этого Чи Чэн открыл дверь машины и вышел.
Ган Цзы никак не мог понять, что с Чи Чэном. Обычно Чи Чэн очень щедр, куда бы они ни поехали, Чи Чэн всегда заказывал ему порцию еды, как он может просто из-за початка кукурузы так жадничать? Пока думал, Чи Чэн вернулся с огромным пакетом, полным еды.
- Ешь это, –  сказал он.
Ган Цзы  удивился, Чи Чэн что, попал под порчу (чары)? Он что, пошел покупать еду прислуге?! Странно, нужно это опубликовать в Вэйбо, это стоит запомнить!
Чи Чэн продолжил есть кукурузу, как вдруг что-то вспомнил и достал телефон.
После того как У Со Вэй отдал кукурузу Чи Чэну он вернулся на ферму (где выращивал змей). После того как змеи вылупляются, им нужно очень много пространства, поэтому он снял еще 2 помещения. Потом подготовил эти комнаты, потратив 3 часа, и, в конце концов, закончил с работой. Вытер пот, вышел, и воскликнул: Эх, человек и правда не может оставаться на одном месте, долго ничего не делая, только немного потрудился, а все тело уже ломит.
Вдруг позвонил Чи Чэн.
- Как же я устал, - сказал У Со Вэй.
Чи Чэн улыбнулся.
- Тебя так нежно обласкали сегодня, а ты еще жалуешься что устал?
- Я не про это! Я только что изрядно потрудился.
- Что делал?
- Снял еще 2 помещения для выращивания змей, обустроил их. Эти змеи в период откладывания яиц такие непослушные, хотел перевезти их на новое место, а они не слушались, даже покусали меня, хорошо, что они не ядовитые.
Раньше У Со Вэй никогда так много не говорил по телефону, если звонок длился полчаса, то 29 минут он мог молчать, а оставшуюся минуту наверное откашливался. А теперь можно услышать пару фраз про дела и про дом.
- Но заниматься делом тоже весело, я раньше думал, что змеи откладывают яйца через рот, а оказывается у них тоже есть жопа, во время родов эта дыра становится огромной, чпок и яйцо вылезло...ха-ха..
- Тебе стоит у них поучиться. – Чи Чэн сказал фразу полную намеков.
- Иди ты!
Съев еще один початок, Чи Чэн устремил взгляд через окно машины и не понятно, о чем думал.
Ган Цзы смотрел на Чи Чэна, переживал, в последнее время Чи Чэн какой-то странный. Раньше его можно было назвать королем по прирыванию разговоров. Разговоры никогда не длились более 1 минуты, и плевать на то закончил ли говорить собеседник, раз он сам договорил, то сбрасывал разговор. Его друзья и родные часто подшучивали на эту тему, говоря, что скорость того как он сбрасывает трубку, равна скорости выстрела его спермы. А теперь уже не так, он очень долго виснет на телефоне, Ган Цзы звонил ему несколько раз, и постоянно было занято.
Это еще ничего. То, чего Ган Цзы не мог понять, так это того что Чи Чэн мог тратить время на такие незначительные темы. Разве он не ненавидит больше всего, когда кто-то ворчит ему в ответ? Как так получилось, что теперь он сам на кого-то ворчит?
Пока думал, Чи Чэн снова взял телефон.
У Со Вэй только хотел проворчать, как раздался теплый голос Чи Чэна: Завтра будет дождь, если будешь выходить, не забудь взять с собой зонт.
Губы У Со Вэя задрожали, он не знал, как подобрать подходящую фразу.
Перевела Лина Нгуен
Глава 73. Прощупать почву.
Го Чен Юй занимал пост менеджера в городской архитектурной компании, но на самом деле совсем не ходил на работу. Недавно компания получила огромный проект, и после того как им оплатили, он купил землю, построил на ней огромный серпентарий, там были практически все виды змей, было очень много редких видов, он как будто делал это назло Чи Чэну.
Последние несколько дней Го Чен Юй только и был занят этим местом, даже не ходил в клинику.
- Говорят, Чи Цзян Ли скоро вернется, - сказал Ли Ванг.
Го Чен Юй зловеще улыбнулся.
- Будет весело.
Чи Цзян Ли была старшей сестрой Чи Чэна, она старше на 6 лет. 4 года назад, наплевав на мнение родителей, она вышла за негра и с тех пор жила за границей. В позапрошлом году у них родились двое близнецов, мальчики - один белый, другой черный. Они очень нравились родителям Чи Чэна, те только о них и думали, поэтому постоянно звали дочурку обратно.
- Вот ты скажи, о чем она только думала, как она могла выбрать негра, чтобы выйти замуж. В прошлом году, когда они приезжали, я видел его. Господи! Он черный как чернила! Да еще и оделся в белый костюм, я боялся, что его кожа испачкает костюм.
Го Чен Юй улыбнулся и сказал: У негров член огромный!
- Вот значит как. 
Машина выехала из серпентария на большую дорогу, Ли Ванг вдруг что-то вспомнил и повернулся к Го Чен Юю.
- Два дня назад твой доктор расспрашивал меня о тебе, почему ты несколько дней не приходишь, наверное, скучает по тебе.
- А он случаем вместе с этим не расспрашивал про Чи Чэна?
Ли Ванг подумал и вспомнил, что да, задал пару вопросов.
- Просто спросил, нет ли чего-то между тобой и Чи Чэном, в основном расспрашивал о тебе.
- По-твоему он обратил внимание на Чи Чэна?
Го Чен Юй продолжил: В клинике тогда был еще один человек, не так ли?
Ли Ванг вспомнил прошлый раз, когда встретил Чи Чэна, разве тот не положил глаз на Цзян Сяо Шуая?
Го Чен Юй сказал: Тот мелкий лысый дьявольски хитер!
- Вы говорите о том дураке, У Со Вэе? В каком же месте он хитер? Я так не думаю.
- Это ты глупец.
Ли Ванг: "..."
Го Чен Юй еще сказал: Если не веришь, можешь подъехать к двери клиники, Цзян Сяо Шуай   обязательно захочет нас пригласить внутрь.
Слова Го Чен Юя казались шуткой, вот только Ли Ванг не мог не верить ему.
Как только машина подъехала, Цзян Сяо Шуай  как фокусник появился перед ними.
Го Чен Юй резко затормозил, машина коснулась халата Цзян Сяо Шуая.
- Выходи! - Цзян Сяо Шуай постучал по стеклу машины.
Го Чен Юй вышел и дразнящим взглядом посмотрел на Цзян Сяо Шуая.
- Доктор, в чем дело? У меня есть дела, не преграждайте мне путь.
В этот раз Цзян Сяо Шуаю пришлось заговорить первым.
- Ты болен, я чувствую странный запах на твоем теле, если хочешь жить иди за мной...
....
Войдя в клинику, Цзян Сяо Шуай очень дружелюбно спросил: Слышал, ты недавно открыл серпентарий для змей? У меня есть друг, который тоже выращивает змей, он хочет посмотреть и поучиться.
Го Чен Юй положил руку на колени Цзян Сяо Шуая и сказал: Что там экскурсия, я и подарить пару змей могу.
Цзян Сяо Шуай пытался справиться с яростью и отодвинул руку Го Чен Юя.
- Так значит где этот твой серпентарий, насколько он большой? Какие виды змей есть? Выращиваешь просто так или для продажи?
Го Чен Юй очень терпеливо ждал, когда тот сменит тему на Чи Чэна.
Перевела Лина Нгуен
Глава 74. Кто тут настолько бесстыжий.
- Я заметил, что в последнее время выращивание змей стало модой, такие богачи как ты, наверное, почти все выращивают змей?
Го Чэн Юй помог Цзян Сяо Шуаю перейти прямо к теме.
- Не так уж и много таких, здесь в основном все держат собак и кошек, только большинство жителей юга держат змей. Очень много видов змей не могут выжить в северном климате и через пару дней умирают.
Цзян Сяо Шуай был  доволен ответом Го Чэн Юя, всего лишь пара слов решила половину его проблем.
- А как другие выращивают змей, они выращивают дома или как ты сразу строят серпентарий, где куча разных пород змей?
- В основном покупают по паре змей и держат дома, но те, кто особенно увлечены этим, будут выращивать несколько видов змей. Выращивать змей не так просто, у змей разные условия жизни, есть очень много видов, которые не могут ужиться вместе. В основном те, кто выращивают змей в большом количестве, ими торгуют.  А те, кто могут выращивать много змей, не продавая, это те, кто богаты.
Сказав это, Го Чэн Юй  протянул руку к рубашке Цзян Сяо Шуая, но тема уже подходила к Чи Чэну, поэтому доктору не оставалось ничего другого кроме как терпеть.
- Раз ты так говоришь, то это означает, что из тех, кто выращивает змей без прибыли, есть только ты?
Рука Го Чэн Юя прикоснулась к холмику между ног Цзян Сяо Шуая.
- Нас двое.
- Кто второй?
- Он не стоит того, чтобы о нем говорили.
Цзян Сяо Шуай отбросил руку Го Чэн Юя, оскалив зубы.
Го Чэн Юй сразу отреагировал.
- Если тебе интересно, я расскажу.
- Говори.
- Раньше действительно нас было двое, но второй ничем кроме выращивания змей больше не занимался, он арендовал небольшой участок земли в пригороде и отдыхал. Теперь остался только я, его змей больше нет, осталась только одна змея, которую он носит  с собой.
Затылок Цзян Сяо Шуая  сильно вспотел.
- Так кто тот второй?
- А ты еще не угадал?
Цзян Сяо Шуай  чуть не задохнулся, он уже прошел такой сложный путь, да еще и позволил этому гаду лапать себя так долго: «Ненавижу тебя, проклинаю, чтобы у ребенка, которого ты родил, на теле были одни дыры от жоп».
- Почему его змей больше нет? - раздался голос У Со Вэя.
Го Чэн Юй игрался с зажигалкой и совсем не обращал внимания на У Со Вэя.
- Его отец забрал всех.
- Почему его отец забрал этих змей?
- Его сын не хочет работать как нормальные люди, разве отец может так просто все оставить?
- Значит, по твоим словам, он сам не хотел работать, это его отец заставил?
Го Чэн Юй не стал отвечать, просто улыбнулся и ушел.
Комнату заполнила тишина, пока Цзян Сяо Шуай  не подал голос.
- Я чувствую, что этот человек очень хитер, заставить его заговорить не так уж и просто.
- Я выйду ненадолго.
....
Когда раздался звонок телефона, Ган Цзы сидел на толчке и игрался в телефон. Увидел знакомый номер, он подумал - «Разве это не тот самый тип, что постоянно болтает с Чи Чэном?!» И тут же поспешно подтерся и вышел из туалета.
- Ты его телохранитель? - спросил У Со Вэй.
-Я не телохранитель, человеку у которого седьмой дан тхэквондо, разве нужен телохранитель?
«И правда, он же такой здоровенный» - подумал У Со Вэй.
- Я его слуга, но даже если что-то случится, а рядом будет еще один человек как я, тоже хорошо, к тому же, я человек который любит свободу, я не могу сидеть на одном месте, поэтому не могу оставаться в его участке и сидеть там весь день.
- Значит, он работает в участке, разве раньше он не работал в другом отделении? Я видел, что он сменил уже несколько отделений.
- Сменил, его отец держит его змей, поэтому куда ни прикажет, туда он и должен пойти.
В груди У Со Вэя будто что-то укололо, какое-то неприятное чувство.
Все события пронеслись у него в голове. Только теперь он понял, что Чи Чэн в самом деле тогда еще не знал Ю Е. Все, что случилось раньше, произошло не потому, что Ю Е дергала за ниточки, а просто по воле судьбы, и сталкивались они по случайности. Почему только теперь он это осознал? Он должен был раньше это понять, такой человек как Чи Чэн, который постоянно делает только то, что он хочет,  как он мог позволить девушке собой управлять?
Только У Со Вэй бросил трубку, телефон Ган Цзы снова зазвонил, посмотрев он увидел, что звонила Ю Е.
- Приезжай ко мне, мне надо кое-что уточнить.
Ган Цзы улыбнулся. «Как так  получилось , что я всем сегодня нужен».
Как только эти двое встретились Ю Е, как взорвавшаяся петарда, засыпала его кучей вопросов.
- Скажи честно, Чи Чэна не охмуряет какая-нибудь шалава? Кому он постоянно звонит? Телефонная линия постоянно занята! Давай выкладывай, кто это? Будь спокоен, я не стану раскрывать тебя, я просто хочу знать кто эта бесстыдная потаскушка.
Ган Цзы "..."
Перевела Лина Нгуен
Глава 75. Получить от ворот поворот.
У Со Вэй был занят заботами о змеях до 10 часов, после, ночью он один прогуливался по улице, вспомнил ящик с ганодермами, вспомнил про холодильник с конфетами, вспомнил "Я ходил в супермаркет 3 раза...". Было очень много вещей которые пришли на память, и чем больше вспоминал, тем больше он запутывался в своих чувствах.
Хочет ли он все это продолжать, вот какой вопрос стоял перед ним.
Если так, то стоит ли ему признаться во всем?
Он сам не заметил, как ноги привели его к Чи Чэну.
Стоя у двери, У Со Вэй думал: «Чи Чэн ради Сяо Чу Бао может заставить себя жить в этой душной квартире, а когда он потерял столько змей, что он чувствовал?»
Перед тем как толкнуть дверь он глубоко вдохнул.
В итоге его ожидал там не жар, а холод и запас алкоголя.
В спальне бардак, пастельное белье валялось на полу, наверху была видна засохшая кровь и сперма. Сяо Чу Бао лежал, сжавшись в стеклянном аквариуме. Было ясно, что тут только недавно покувыркались. У Со Вэй не знал, была ли это Ю Е, но точно знал что это не он.
Чи Чэн умывался в ванной.
- Я пришел не вовремя? – спрашивая, У Со Вэй оперся о дверную раму.
Чи Чэн не ответил, его окружала темная аура.
- Раз ты закончил... я пойду?
Когда У Со Вэй спросил это, он сам не знал, на что он надеялся.
Чи Чэн повернулся и мрачно посмотрел на У Со Вэя.
- Иди.
У Со Вэй был напряжен, он хотел специально затеять ссору.
- Скажу тебе честно сегодня я пришел..
-У меня нет свободного времени, чтобы слушать твое ворчание! – Чи Чэн повысил голос, прервав У Со Вэя. - У меня плохое настроение, советую тебе поскорее отсюда умотать, иначе плохо будет.
У Со Вэй не знал откуда он набрался смелости, но сел на стул поблизости.
- Сегодня я не хочу уходить, хочу посмотреть, что же ты все-таки со мной сделаешь?!
- Я изнасиловал 3 человек, одного увезла скорая.
На теле У Со Вэя ясно выступили жилы, он сильно стукнул по спинке стула.
- Значит, я буду следующим, тебе всего лишь нужно согласиться оплатить лечение.
Слова У Со Вэя заставили даже Сяо Чу Бао удивиться и кинуть на У Со Вэя взгляд, будто хотел сказать "ну ты и зверь".
На самом деле У Со Вэй очень жалел о сказанном.
Чи Чэн подошел к У Со Вэю, схватил его за воротник, поднял, бросил в постель. Голова У Со Вэя ударилась о спинку кровати, наверное это было из-за большого расстояния, что даже алмазная голова У Со Вэя закружилась.
- Пиздец! Все из-за тебя! Если бы не ты мазал меня всякими кремами, то моя голова бы это все нормально пережила! Ты убил во мне отличную способность!
Чи Чэн хотел порвать одежду У Со Вэя на клочки, но услышав это, остановился.
- Если ты не можешь сам предотвратить тупые столкновения своей головы, то и не надо позволять мне мазать тебе лекарства!  
- На всем моем теле только это место самое твердое! А ты сделал его мягким! Теперь я вообще не имею ничуточки безопасности! Это ты натворил! Чи Чэн, ебал я всю твою семью!
Бум, бум, бум – он яростно долбится головой о ребра Чи Чэна.
Перевела Лина Нгуен
Глава 76. Излить душу.
Чи Чэн схватил У Со Вэя за шею, не давая биться головой об себя. После этого прижал его голову к своей груди.
- Сегодня у меня плохое настроение, иди домой и поспи, завтра утром я отведу тебя завтракать.
У Со Вэй еще был в ярости и продолжал ворчать: Мой лоб, благодаря многочисленным тренировкам я смог этого добиться, а ты помазал его лекарством и разрушил плоды моих усилий...
Чи Чэн поднес руку ко лбу У Со Вэя, протер два раза и спросил: Тебе больно?
- Эй, а ты только что говорил, что у тебя плохое настроение,  из-за чего оно такое?
Чи Чэн сразу встал с постели, взял 170 сантиметрового У Со Вэя и отнес к двери, У Со Вэй не сопротивлялся, он позволил Чи Чэну отнести себя, затем закрыть дверь. Они были разделены этой дверью. Спустя час, Чи Чэн открыл дверь, У Со Вэй все еще стоял там.
Тогда Чи Чэн затащил его внутрь.
- Сегодня его день рождения,  -  Чи Чэн подкурил сигарету. - Тогда, когда он дал мне Сяо Чу Бао, я мог держать его в одной руке. Шесть лет прошли незаметно. Он, наверное, даже не помнит каким был Сяо Чу Бао. Раньше я не обращал внимания на змей, но на протяжении нескольких лет совместного проживания я постоянно сталкивался с ними, поэтому постепенно появились чувства к ним.
- Сколько лет ты жил с ним? - спросил У Со Вэй.
- Более трёх лет. 
Три года... в голове постоянно повторялось это число, в итоге спустя 6 лет чувства еще не прошли. Да и сам он семь лет пробыл в таких отношениях, если считать так, то, наверное, должно пройти еще 10 лет, только тогда он сможет избавиться от этих чувств.
- Если бы не он, то я и Го до такого бы не дошли. Го Чен Юй был моим лучшим другом. Когда я в детстве упал в реку, это он меня вытащил с помощью ветки, мы тогда были еще не знакомы.
Смутная пелена покрыла лицо Чи Чэна, У Со Вэй не мог разглядеть выражение его лица, но по спокойствию и голосу У Со Вэй мог почувствовать холод пробирающий до сердца.
- Хорошо, что Ван Шо послушно уехал за границу, если бы он посмел появиться передо мной, то я имел бы его, пока он не испустил бы свой последний вдох.
Бутылка вина рядом была вдребезги разбита, осколки разлетелись во все стороны.
В голове У Со Вэя сложился образ Чи Чэна, злой, грубый, но он никогда не показывал своих эмоций. Он всегда был холоден и молчалив. А этот человек смог заставить Чи Чэна сойти с ума, наверное, этот человек не из простых.
- Ты когда-нибудь стоял перед врагом и улыбался ему? - спросил Чи Чэн.
У Со Вэй мысленно ответил: «Разве сейчас все не так».
- Я уже 6 лет так делаю.
«Я тоже делал это 6 месяцев».
Чи Чэн вдруг улыбнулся и обнял У Со Вэя, его руки крепко сжались.
- У Со Вэй, только ты лучше, тело чистое и душа чистая.
У Со Вэй: Я пойду выпью воды.
В мусорке рядом с очистителем воды было много початков уже съеденной кукурузы, как только он это увидел, что-то в нем изменилось, в голове раздалась та фраза: «Не спешите есть, сначала закончите, потом сдайте отчет главе отдела». Тогда он не обращал на это внимания, но теперь вспомнил.
Этот глоток воды он никак не мог проглотить.
Вернувшись обратно, Чи Чэн продолжал говорить очень много о прошлом, о нем и о Ван Шо, о Го Чэн Юе, про эти веселые годы с ними. Сегодня он полностью раскрыл перед У Со Вэем все  веселые минуты своей жизни.
После этого У Со Вэй тоже вспомнил прошлые годы, когда он сидел в поезде в обнимку с Ю Е. Они спали всю дорогу, рука У Со Вэя затекла.
Поэтому когда Чи Чэн наклонился, то увидел покрасневшие глаза У Со Вэя.
- Я излил тебе душу, почему ты плачешь? - Огромная рука Чи Чэна на лице У Со Вэя успокаивала его.
- Кто это тут плачет из-за тебя?! Это я плачу из-за себя.
Увидев покрасневшие от слез глаза У Со Вэя, Чи Чэн забыл о своих печалях и  заволновался о нём.
- Уже такой взрослый, а еще и плачешь! -  проворчал Чи Чэн.
- Мне грустно!
 У Со Вэй потянул за руку Чи Чэна. Он хотел в это время во всем признаться, не мог дальше врать такому же, как он сам.
- Если честно, я не такой уж и чистый.
Чи Чэн прижал У Со Вэя к полу: Раз так, давай полностью тебя испачкаю.
"..."
Перевела Лина Нгуен
Глава 77. Рисковать жизнью.
Пол был холодным, но страсть в их сердцах продолжала разгораться.
Чи Чэн подмял У Со Вэя под себя, раздвинул его ноги, члены обоих прижимались друг к другу, даже через 2 слоя ткани можно было почувствовать жар, исходящий оттуда. Чи Чэн двигал бедрами и терся о нижнюю часть У Со Вэя. Нижняя часть У Со Вэя встала, его дыхание стало тяжелым.
Чи Чэн сел на ноги У Со Вэя, его огромная рука держала их члены вместе.
У Со Вэй запрокинул голову назад и смущенно смотрел на Чи Чэна.
- Нет, не дразни так!
- Как я дразню? - Чи Чэн кусал ему подбородок . - Ты не позволяешь мне о себя тереться и не даешь мне с тобой это сделать? 
Как только закончил говорить, его пальцы начали двигаться.
- Разве есть еще такие как ты? - У Со Вэй терпел чтобы не издать ни звука, продолжая яростно сопротивляться. - Ты же можешь сам сделать все (сам дрочить себе). Раньше ты заботился только о том, чтобы я кончил, потом сам справлялся со своими нуждами.
Движение Чи Чэна стали быстрее
- Но так мы можем откинуть ненужные этапы.
Инь и Ян противоположны, но они как ничто другое подходят друг другу, это были два члена, которые касались друг друга, они полны противоречий, полны напряженности. Морщины на членах были разглажены, они становились больше, накалялись, рука двигалась в ритм биения сердец. У Со Вэй высоко запрокинул голову и тяжело дышал, его ноги, придавленные Чи Чэном, дрожали в ритм движения руки.
- Ну как? - спросил Чи Чэн.
Щечки У Со Вэя покраснели, он ответил: И правда упрощает ненужные этапы.
Только эта фраза прозвучала, Чи Чэн поскорее задвигал руками, его ладонь ласкала головки членов, по их телу прошелся ток, У Со Вэй запросил пощады и оттолкнул Чи Чэна.
- Только это и ты не можешь уже терпеть? – Чи Чэн ущипнул за сосок У Со Вэя, - Тогда если я использую рот, то ты с ума сойдешь.
Сказав это, он спустился ниже, раздвинув ноги У Со Вэя.
Чи Чэн больше всего любил, когда его член вталкивался кому-то в горло, когда он его вытаскивал, то мог видеть струйку крови, тогда он чувствовал садистское удовольствие. Но он ненавидел делать минет другим и уже много лет этого не делал.
Но готов сделать это У Со Вэю. 
Так же как и то, что он ни за что не будет делиться своими чувствами ни с кем, но готов ими поделиться с У Со Вэем.
В его душе, У Со Вэй был не похож на других.
Эта часть тела У Со Вэя стала как несчастное мороженое. Попав Чи Чэну в рот, он мог чувствовать тепло этого рта, который яростно обхватив его головку языком, осторожно сосал и ласкал член. На спине У Со Вэя выступил пот, а на лице наслаждение с долей извращения. Чи Чэн игрался с пальцами его ног когда У Со Вэй от возбуждения вскрикнул и толкнув Чи Чэна, сел тому на грудь.
- А ты смельчак, - острый взгляд Чи Чэна устремился к У Со Вэю.
Сначала он немного потерся ягодицами о грудь Чи Чэна, затем он вставил свой член ему в рот.
После этого, возбужденный, совсем забылся: Отымею тебя, отымею до смерти!
Это вышло из уст У Со Вэя, человека который имел 3 грамоты, был отличником, окончившим престижный университет. Такой невинный человек мог краснеть, даже держась за руки. Теперь он вилял задницей от удовольствия. Если честно, то за все то время, что он был с Ю Е он ни разу настолько не терял контроль над собой. Его первобытные мужские инстинкты были разбуждены Чи Чэном.
Чи Чэн тоже еще никогда не интересовался никем так же как У Со Вэем. У Со Вэй был опрокинут Чи Чэном на пол, его грудь была прижата к холодному до дрожи полу.
- Что ты творишь? – У Со Вэю стало страшно.
Чи Чэн ответил прямо: Играюсь с твоей задницей.
У Со Вэй хотел сбежать, половинки его попы были раздвинуты, кончик языка проник туда, У Со Вэй был похож на умирающую рыбу, которая из последних сил дергалась на полу, он стонал от удовольствия и в тоже время пытался сопротивляться этому.
- Ты как домик у моря. – Чи Чэн дразня, смотрел на У Со Вэя.
У Со Вэй не понял и переспросил: Что ты имеешь виду?
- Волна пришла в дом.
(Волна означает распутность, дом означает знакомый. Если перевести по-другому,  это будет означать,  "распутен до того, что совсем забылся").
У Со Вэй понял, что на этот раз ему не избежать вторжения, Чи Чэн непременно воспользуется этим шансом, когда У Со Вэй слаб, и войдет в него. У Со Вэй был готов к этому, считал, что так он расплатится за то недоразумение, когда он подозревал Чи Чэна в кознях с подачи Ю Е. Он не ожидал, что Чи Чэн поможет ему кончить, а затем будет дрочить себе чтобы кончить.
Затем их языки сплелись, хоть оба уже кончили, но У Со Вэй не сопротивлялся, он больше не чувствовал, что делает это против воли.
Запах алкоголя от дыхания Чи Чэна передался ему, он чувствовал, как сам пьянеет, они целовались долго, до тех пор пока не помутилось в глазах. Щетина Чи Чэна терлась о его щеки, затем он еще раз открыл глаза, посмотрел на часы на стене, стрелки на часах уже прошли через отметку 12 ночи. Но он больше не настораживался, как раньше, так он закрыл глаза и уснул.
Перевела Лина Нгуен
Глава 78. Сначала нужно избавиться от неё.
У Со Вэй проспал до полудня следующего дня, когда он проснулся, то увидел что находится в клинике и вспомнил все произошедшее, сейчас ему казалось все это нереальным. 
«Разве я не искал его, чтобы во всем признаться? Как же так получилось, что мы с ним это сделали? Разве когда мы закончили я не остался спать у него? Как я оказался в клинике?»
Чем больше думал, тем меньше понимал. Он поспешно встал и побежал к двери расспрашивать Цзян Сяо Шуая.
- А ты случаем не знаешь, куда я вчера ушел и что делал?
Цзян Сяо Шуай, не поднимая взгляда, переспросил: Что делал?
- Ты не знаешь?! – У Со Вэй покачал головой.
- Что я должен знать?
Цзян Сяо Шуаю казалось, что У Со Вэй еще не полностью проснулся.
- Вчера, когда я ушел, ты остался в клинике, когда пришел, ты все еще был в клинике, ты спрашиваешь, куда ты ушел и что делал?! Спал!
«Что за черт?! Неужели сон?»
- А да, на столе есть два пакета с едой, не знаю, кто оставил, – сказал Цзян Сяо Шуай.
У Со Вэй вспомнил вчерашние слова Чи Чэна: "Сегодня у меня плохое настроение, ты иди домой поспи, а завтра я отведу тебя завтракать".
Оказывается все правда... У Со Вэй не знал радоваться ему или расстраиваться, он застыл сидя на диване как статуя.
- Эй, о чем задумался?
Цзян Сяо Шуай помахал руками перед лицом У Со Вэя.
- Вчера я встретился с помощником Чи Чэна, он сказал, что тот менял места работы по воле его отца, это никак не связано со мной.
- Поэтому...?
У Со Вэй оперся подбородком о спинку дивана.
- Поэтому он просто не знает, что Ю Е моя бывшая, и значит все, что он делал до этого - не из-за Ю Е, а простое совпадение.
Цзян Сяо Шуай поставил градусник под подмышку пациенту и повернулся с удивлением.
- Да сама судьба свела вас.
«Судьба! Но несчастная судьба!»
- Ну, что теперь будешь делать? - спросил Цзян Сяо Шуай.
У Со Вэй выражением лица дал понять, что не знает, что делать.
- Ты не думал закончить на этом?
- Есть такие мысли.
Только сказал, как раздался телефонный звонок.
Цзян Сяо Шуай: Забыл тебе сказать, твой телефон звонил, не переставая с самого утра, незнакомый номер, поэтому я не стал поднимать трубку.
Этот номер для У Со Вэя совсем не был незнакомым, он очень хорошо его знал, даже если бы ему приснилось, что учитель по математике заставляет его в наказание переписать ряд чисел, то это определенно будут именно они. «Странно, как Ю Е смогла узнать мой новый номер телефона?» Пока думал звонок прекратился, он посмотрел в список пропущенных звонков, жесть! 200 пропущенных звонков, и все от Ю Е со вчерашней ночи.
«Она, наверное, уже все узнала?!»
Ю Е же с той стороны оскалила зубы. «Еще и притворяешься бедненькой? Если так хороша, то давай, поднимай трубку! Я посмотрю, кто ты такая раз такая смелая, что смеешь прикоснуться к моему парню!»
Затем с той стороны раздался голос У Со Вэя. 
- Алло?
Мужик? Ю Е удивлена, но еще не смогла распознать голос У Со Вэя.
- Кто ты?
У Со Вэй спокойно назвал свое настоящее имя: У Ци Цюн.
Услышав эти три слова Ю Е немного запуталась, сама не поняла,  какие-то странные чувства.
- Почему ты?
Ю Е использовала всю свою изворотливость чтобы выпросить этот номер, а он оказывается принадлежит У Со Вэю.
У Со Вэй ухмыльнулся.
- Ты спрашиваешь, кто я?! Разве не ты звонишь?
Ю Е продолжала допрос.
- Это номер, которым ты сейчас пользуешься?
- А разве я могу с кем-то еще пользоваться одним номером?
Ю Е застыла, но, подумав немного снова начала метаться.
- У Ци Цюн, ты бесстыдный бессовестный придурок.
У Со Вэй без эмоций ответил: Почему же это я бессовестный и бесстыдный?
- Ты, наверное, думаешь, что я не слишком добра с тобой, чувствуешь, что я с тобой не справедлива, поэтому еще смеешь звонить моему парню и доставать его? У Со Вэй, сделай одолжение, прекрати уже лезть в бутылку, чтобы ты ни сделал, я больше не обращу на тебя внимания! Так и знай! Впредь прекрати звонить моему парню и говорить ему обо мне, а то я тебе еще покажу! 
- Тогда тебе просто нужно при нем не упоминать обо мне. – У Со Вэй не смог найти подходящего ответа.
- Тьфу! Думаешь, ты так хорош, чтобы о тебе говорили? Я боюсь, что если буду о тебе говорить при нем, то его уши завянут!
У Со Вэй со злостью бросил трубку и взглянул в сторону Цзян Сяо Шуая.
- Я хорошо подумал!
- Ну, что решил?
- В первую очередь расправимся с ней!
Перевела Лина Нгуен
Глава 79. Устроить войну на нервах.
На эти несколько дней приходился пик периода, когда змеи начинают откладывать яйца, У Со Вэй был очень занят, раньше только один его работник мог за всем этим присматривать, сам он просто искал покупателей. Но теперь они должны сменять друг друга присматривая за змеями, и не только должны играть роль акушеров, но и помочь тем змеям, у которых осложнения с кладкой, уносить яйца, не дать змеям с голоду съесть своих детей. Кроме того кормить их, прибираться и делать им гнезда... нужно позаботиться обо всем.
У Со Вэй так замотался, что не успевал даже сделать глоток воды, и совсем не было времени на общение с Чи Чэном. Ночью перед сном он посмотрел на телефон и заметил, что уже не обращал внимания на Чи Чэна несколько дней, да и Чи Чэн сам не связывался с ним. С того дня как они откровенно все рассказали друг другу о своих чувствах, Чи Чэн будто испарился.
Так как он был занят важными делами, У Со Вэю не было времени думать обо всем этом.
Ночью, притащив свое уставшее тело в клинику, он увидел, как Цзян Сяо Шуай уставший спал, разлегшись на столе.
- Уже так поздно, почему ты не пошел домой?
- Я уже несколько дней тебя не видел, - ответил Цзян Сяо Шуай.
Эти несколько дней У Со Вэй уходил рано и возвращался поздно, Цзян Сяо Шуай и правда его давно не видел.
У Со Вэй выпил несколько глотков воды и, отдышавшись, сказал: 
- Через несколько дней мы все завершим, по моим подсчетам эти яйца можно продать примерно за более чем 300.000 юаней, как только получу деньги, приглашу тебя на ужин в ресторане.
- Вау, так много? Тогда я, наверное, тоже должен выращивать змей с тобой.
- Не думай так, на самом деле все не так просто как ты думаешь, мне просто немного повезло. Я думаю, это будет просто моей левой профессией, я отдам все это своему ботану (помощник, который с ним выращивает змей), я открою для себя другой путь, животноводство это сельское занятие, я, в конечном счете, все же общественный работник и не могу заниматься змеями всю жизнь.
- И правда, - согласился Цзян Сяо Шуай. - На этом можно заработать денег, но нельзя заработать чести.
У Со Вэй взяв полотенце пошел в ванную, прошло немного времени и оттуда раздался шум воды.
По сложившейся привычке, еще с тех пор, когда он жил один, У Со Вэй никогда не брал с собой чистую одежду, просто голый выходил из ванной и шел прямо в спальню. Сегодня, искупавшись, он вспомнил, что снаружи Цзян Сяо Шуай, поэтому, когда вышел, не забыл обернуться полотенцем.
Цзян Сяо Шуай повернул голову в сторону ванной и увидел маленькое стройное тело, твердую талию, круглую упругую попку... Идеально! Под капельками воды можно было увидеть прекрасную кожу и соски, которые еще были мокрыми. Почему стало так жарко?
- По-моему твоя фигура стала прекраснее, - сказал Цзян Сяо Шуай.
У Со Вэй, бреясь стоя перед зеркалом спросил: Правда? Наверное, потому что я еще тренируюсь.
Сказав это, он начал рассматривать себя в зеркале. 
Цзян Сяо Шуаю показалось, что то, как У Со Вэй брился, было очень сексуально, в этот момент он решил, что сегодня ночью он из клиники не уйдет.
Они вдвоем лежали в кровати, Цзян Сяо Шуай повернулся в сторону У Со Вэя и спросил: Как обстоят дела у вас обоих?
- Эти два дня я был очень занят, поэтому не мог обратить на него внимания.
Цзян Сяо Шуай проворчал: 
- И он тоже не связывался с тобой?
- Так и есть, с того дня как я был у него дома, он не звонил.
- Когда ты был у него в прошлый раз, чем вы занимались?
У Со Вэй постарался не вспоминать тот кусок в конце, где они кувыркались, т.к. боялся, что прямо перед Цзян Сяо Шуаем у него случится стояк, поэтому сосредоточился на первой половине.
- В ту ночь он много откровенничал со мной, в основном это была история его несчастной любви.
- Разве такое может быть правдой? - Цзян Сяо Шуай смотрел с подозрением. – Как, такой мужественной громила мог откровенничать с тобой на такие темы? Ему после этого не было стыдно смотреть на тебя?
- Наверное, это так. Он может быть от стыда не хочет видеться со мной.
- Я не верю тебе, попробуй, позвони ему.
У Со Вэй позвонил Чи Чэну.
Прошла секунда и Чи Чэн сразу поднял трубку, сразу было заметно, что он очень ждал этого звонка.
- Чем занят? - спросил У Со Вэй.
Чи Чэн легко без эмоций ответил: 
-Ужинаю с другом.
- Так поздно? – У Со Вэй удивился.
Чи Чэн как-то нетерпеливо: 
- Есть какие-то дела? Если нет, я бросаю трубку!
Его друг рядом с ним поддразнил: 
-Чи Чэн тоже знает приличия? Разве раньше ты не бросал просто трубку?  В этот раз еще и спрашиваешь разрешения.
Звук был громкий, в телефоне У Со Вэй мог все расслышать. Тот друг, что был рядом, получил такой удар, что у него развалились 2 ногтя на пальцах ноги.
- Есть разговор! – У Со Вэй повысил голос. - В ту ночь, когда я пришел к тебе домой, разве ты не говорил со мной о многом? Когда я вернулся и вспомнил об этом, я почувствовал…
Бип...бип...бип... С той стороны бросили трубку.
У Со Вэй ухмыльнулся, похлопав Цзян Сяо Шуая по плечу: 
- Ты прав.
- Ну, я же сказал, он стыдится.
- Его так легко дразнить, - улыбнулся У Со Вэй.
Положив телефон, Чи Чэн не мог даже проглотить еду, с мрачным лицом он вышел.
Тот, кто был напротив него, не удержался и спросил: Что такое?
Ган Цзы ответил: Ничего, он такой уже несколько дней, когда я с ним мне приходится держаться от него за 3 метра. Это мрачное лицо! Только посмотришь, хочется обоссаться.
- Эхххх, проехали, давай есть.
....
Цзян Сяо Шуай забрался на грудь У Со Вэя, спрашивая: Что собираешься делать?
У Со Вэй застыл, когда Цзян Сяо Шуай забрался на него, он вздрогнул, сразу бросил настороженный взгляд. 
- Эй-эй, полегче, я очень чувствительный, так что не надо так набрасываться.
- Эй! Тебя обычно ничем не пробьешь, почему ты теперь такой чувствительный? - сказав, он взглянул на У Со Вэя и начал дразнить.
- Эй, хватит, прекрати! А ну прекратил! - голова У Со Вэя закружилась, он вдруг прижал Цзян Сяо Шуая к земле, с красными глазами и с тяжелым дыханием посмотрел на него.
-  Я же сказал, что не шучу.
Они смотрели друг на друга какое-то время, затем отвели взгляды и вернулись к главному.
- Я уже полностью подготовил долгосрочный план. Чи Чэн не сможет сразу расстаться с Ю Е.
- Почему? У него есть чувства к Ю Е?– удивился Цзян Сяо Шуай.
- Нет.
- Тогда почему?
- Из-за змей, которых забрал отец. Он просто хочет, чтобы эти змеи остались в безопасности, поэтому должен слушаться своего отца. Сейчас он разыскивает своих змей повсюду где их выращивают, и как только найдет, то сразу отошьет Ю Е. Если же не сможет найти змей, то ему придется жениться на Ю Е, чтобы отец вернул змей ему.
- Разве не потому его отец забрал всех змей, что он не хотел работать как все нормальные люди? Какое это отношение имеет к его девушке? У Ю Е есть такая огромная власть? Она может повлиять на решение отца Чи Чэна?
- Ты ошибаешься, то, что не дает покоя его отцу не его работа, на работу-то можно устроиться когда угодно, его отец переживает из-за того, что Чи Чэну нравятся мужчины, поэтому и заставил его вернуться.
- Вот оказывается как, теперь все сложнее. Есть ли шанс, что Чи Чэн захочет остаться с тобой и забудет о тех змеях?
- Нет такого. Эти змеи для него не что-то незначительное, даже я не могу занять то место в его сердце, что он хранит для своих змей. 
- Будет сложно, - воскликнул Цзян Сяо Шуай.
Глаза У Со Вэя сверкнули.
- Ничего не осталось кроме как полностью все разрушить.
- Разрушить?
У Со Вэй молча смотрел на Цзян Сяо Шуай.
- Ты знаешь чего больше всего боится Ю Е?
Цзян Сяо Шуай покачал головой.
У Со Вэй тихо сказал одно слово: Змей.
- А та деваха коварна! Ради того чтобы схавать богатенького принца, может переступить через себя и жить со змеями. На что же она не способна?
- Поэтому я и говорю, я должен избавиться от неё ради Чи Чэна. Сейчас Ю Е очень не хочет видеться с Сяо Чу Бао, она наверняка любым способом хочет избавиться от него, начнем с этого. Мы подтолкнем Ю Е к тому, что она захочет навредить Сяо Чу Бао...
- Затем выйдешь ты ,как герой в блестящих доспехах? - продолжил Цзян Сяо Шуай.
У Со Вэй коварно засмеялся.
- Точно. Конечно, ведь Сяо Чу Бао тоже член нашей семьи, как я могу позволить ему навредить? 
- Но проблема в том, как сделать, чтобы она отреагировала? - спросил Цзян Сяо Шуай.
Выражение лица У Со Вэя сменилось, в его голосе отражались нотки ревности, которые он сам не контролировал.
- Повысим возможность того, что они будут жить вместе, сначала укрепим позицию Ю Е в глазах родителей Чи Чэна, создадим это условие для того, чтобы стимулировать конфликт.
- Ты хочешь сказать, что теперь ты уйдешь за кулисы?
- Отступим один шаг, чтобы выиграть войну.
Перевела Лина Нгуен
Глава 80. Схитрить.
Вечером У Со Вэй усердно работал в «огромной террариуме» для змей в одиночку, и вдруг почувствовал, как к его голени что-то прикоснулось. Он опустил голову и увидел, что Сяо Чу Бао пытался ползти вверх по его ноге. Со Вэй сначала испугался от неожиданности, но спустя мгновенье быстро взял змею и, чуть ли не обнимая, с улыбкой спросил: Ты как приползла?  
В это время, держа в зубах сигарету и прислонившись к косяку двери, Чи Чэн своим  красивым, накаченным телом загораживал свет лампы.   
Долгая разлука в несколько дней дала о себе знать. Увидев Чи Чэна, Со Вэй ощутил себя не уютно, хотя с другой стороны уже не чувствовал к этому человеку ни вражды, ни ненависти. Возможно это из-за того, что их связывали интимные отношения. В любом случае он не мог толком объяснить это чувство. 
- Отпусти ее, – велел Чи Чэн. - Пускай сама поиграется.
У Со Вэй тут же опустил змею. Однако та не захотела уходить и вновь приползла сначала к щиколотке парня, а после уже обвила его ногу и двинулась вверх.
- Похоже она не хочет, – сказал У Со Вэй.
В два широких шага Чи Чэн настиг У Со Вэя и вытащил змею у него из-за пазухи. Он тяжелым взглядом посмотрел на Сяо Чу Бао и следя за его глазами, будто бы в противовес любовно спросил:  Ты снова надоедаешь?!
Хвост змеи с хлопающим звуком ударял по руке, ее голова качалась из стороны в сторону. Уже давно она, услышав человеческую речь, сразу начинала буйствовать. 
Чи Чэн продолжал смотреть на свою любимицу. Она сегодня совсем непослушная. Лицо парня потемнело, сигарета во рту находилась перпендикулярно к голове змеи. 
Змеи до ужаса боятся табачного дыма. И Сяо Чу не исключение. Спустя мгновенье змея, находясь в безвыходном положении, начала бешено извиваться. 
- Возьму и запечатаю тебя в каком-нибудь ящике, чтоб неповадно было, других есть. 
Услышав это, У Со Вэй сразу вспомнил, как он плотно закрыл какой-то ящик. 
Вдвоем они нашли прохладное место и сели. Чи Чэн повернул голову и посмотрел на Со Вэя. Тот, почувствовав взгляд, начал сильно ерзать. Бисеринки пота текли по его лицу вниз туда, где мокрая от пота футболка прилипала к груди. 
- Ты так вспотел. – Сказал Чи Чэн и тыльной стороной ладони провел по щеке Со Вэя.   
Со Вэй, однако, на подсознательном уровне уклонился.
- Не нужно… - несмело прошептал он. 
Чи Чэн не послушался и все равно продолжил гладить кожу, вдобавок ко всему, он специально потрогал за ухом и спустился ниже к шее и ключицам. Все эти специфичные места были до жути притягательными для Чи Чэна. Со Вэй начал яростно отбиваться. Чэн быстро схватил обе его руки. Своими тонкими губами он обхватил мочку уха Вэя. 
- Не сопротивляйся, – сказал Чи Чэн.
У Со Вэй с каменным лицом отчеканил: Я весь потный! Неужели тебе не противн… - договорить ему не дали. 
Чи Чэн накрыл рот Со Вэя своим и кончиком языка прошелся по кромке зубов, чуть слышно ответив: Ты даже не представляешь, как мне нравится то, как ты пахнешь, то, как твое тело становится мокрым, и то, как пот стекает по твоим ягодицам. Хочу, чтобы простыни стали мокрыми из-за тебя, чтобы постель пахла только тобой. 
- Извращенец… - У Со Вэй скрипнул зубами и сделал вид, будто его тошнит. - Ты хоть знаешь, что у мочи и пота один и тот же химический состав?! Так что с легкостью можно сказать, что ты только что выпил мою мочу. 
Пару секунд Чи Чэн не моргал.
- Если у тебя хватит духу помочиться мне в рот, то и у меня хватит выпить это. 
Со Вэю стало плохо. Его ноги задрожали. Он срочно захотел куда-нибудь сбежать, и чуть было не сделал это, вот только сильные руки Чи Чэна вернули беднягу обратно. Положили на прохладную скамью и по животному начали блуждать по мокрой коже. Со Вэй сразу же затих. 
Из-за долгого отсутствия внимания тело охотно отзывалось на ласки и в штанах быстро стало тесно. Руки Чи Чэна стали медленно оглаживать лежащее под ним тело. Нежно гладили пах, будто бы успокаивая, и от этого Со Вэй возбуждался все сильнее и сильнее. Было слышно, как дул ночной ветер и шумели верхушки деревьев. У Со Вэй резко напрягся, твердо зафиксировал руки Чэна и спросил: 
- Мне кажется мы здесь не одни.
 Чи Чэн не придал этому большого значения и сказал: 
- Не волнуйся. Тем, кто увидит нас будет намного неудобней, чем тебе. 
На улице все также дул ветер, и листья шумели, крутясь в танце. Чэн, выждав подходящий момент, решил немного напугать Со Вэя.
- Кто-то пришел! 
Со Вэй как раз, находясь на пике оргазма, услышав это, сразу кончил. Ему ничего не оставалось делать, как только уткнуться в шею Чи Чэна и, содрогаясь застонать. 
Спустя пару минут, У Со Вэй приподнял голову и забрал сигарету Чи Чэна. Он молча зажег ее. 
- Сколько мы не виделись? – спросил Чи Чэн.
- Пять дней, – тихо ответил Со Вэй. 
- Сегодня был бы шестой, – сказал Чи Чэн.
У Со Вэй молча курил, не сказав ни слова. Он отстраненно смотрел на дорогую обувь Чэна.  
- Ты пристрастился к этим сигаретам. Конечно, семь юаней и семьдесят это все-таки разница, не так ли? – Чи Чэн зарылся рукой в короткие волосы Со Вэя и грубо повернул того к себе, спрашивая:
- Ты продал змеиные яйца? 
- Нет. Точнее не совсем, цены казались смешными, и я решил даже не обговаривать их сумму. В этом году состояние рынка не очень хорошее, можно сказать отвратительное. Соотношение цен с прошлым годом намного ниже. 
Про себя же Со Вэй думал: «Ну же, будь благосклонен. В будущем я стану богатым. Только не говори, что не хочешь радоваться со мной вместе?» 
Чи Чэн неопределенно улыбнулся. 
«Он играется со мной!» - подумал про себя Вэй. «Он хочет сказать, что вся эта ситуация с рынком и ценами ему не известна?»  
В душе У Со Вэй прекрасно знал, что Чи Чэн до дрожи любит играть.     
   Перевела Даша Айсмон


========== Главы 81-90 ==========

Глава 81. Действительно хочешь, чтобы я ушел? 
На обратном пути Чи Чэн то и дело гладил У Со Вэя по голове. И из-за этого выглядел тот так, будто только что вылез из курятника. Со Вэй неприятно обозвав обидчика, нервно схватил руку Чи Чэна.
- Тебе подстричься надо, – сказал Чи Чэн. 
У Со Вэй кивнул в знак согласия и ответил:
- Как только разберусь со всеми делами пойду, подстригусь. 
- Какую прическу ты хочешь? – сразу спросил Чи Чэн.  
У Со Вэй немного поразмышлял, хотя думал он об этом долго и давно. «Итак, я хочу модную стрижку, обязательно покрасить в красивый каштановый цвет, кроме этого на руке бы сделать какую-нибудь крутую татуировку...» – мечтал про себя парень.
 Все, конечно, прекрасно вот только реальность немного суровей. Пока У Со Вэй предавался фантазиям, Чи Чэн думал только об одном, что если, по какой-либо причине, этот хвастун не подстрижётся, то он просто побреет его на лысо! Вот тогда и повыпендривается!
Прохладный ночной ветер предвещал  скорый приход осени… У Со Вэй радовался тому, что жаркий летний зной наконец прошел.  Он вспоминал, как год назад они расстались с Ю Е. Со Вэй помнил, как долго и очень упорно пытался удержать ее. Но спустя короткое время, наверняка забыв про него, она уже веселилась с каким-то подозрительным парнем. Этот мир действительно сумасшедший!
Эти мысли в голове парня прервал телефон Чи Чэна. «Кто так поздно звонит?» - на языке вертелся вопрос. «Наверное, одинокой красавице Ю Е не спится!» – думал У Со Вэй. Он представил, как тихо и жалобно она попросит Чи Чэна приехать к ней. 
Со Вэй не знал то ли это привычка у него выработалась, то ли еще что-то, но тактику подслушивания телефонных разговоров он освоил на ура. Он четко распознавал все настроения девушки на той линии, кокетничает ли она или же капризничает как маленький ребенок. Даже чувствовал, как она бросает трубку, с характерным звуком захлопнув мобильник. К счастью Чи Чэн очень быстро сбросил звонок, прежде чем Со Вэй выдал свое бешенное сердцебиение. 
В этот раз, не дав Чэну заговорить первым, У Со Вэй произнес:
- Давай быстрей вернемся. -  Может быть, он сказал это, не подумав, может быть это не совсем то, что он имел ввиду, но эта фраза точно не была лицемерной и притворной.
Чи Чэн посмотрел на него потемневшими глазами. Отточенным движением он резко схватил затылок У Со Вэя и приблизил его голову к себе так, что брови Чэна были на уровне лба парня. Вэй почувствовал запах табака, исходящий из Чи Чэна. 
- Так хочешь, чтобы я ушел? 
У Со Вэй чувствовал, что сейчас он это не он, а другой человек, актер. И поэтому нужно заканчивать этот спектакль, а так как Вэй очень глубоко вжился в своего героя, то ему даже не надо было притворяться и он без труда сказал:
- Ты не забыл, что у тебя еще партия змей, закрытая в доме отца лежит? 
Не передать словами то, как посмотрел на него Чи Чэн. Во взгляде его читалась похоть и страстное желание окутало его разум, в душе все бурлило и кипело.
Рука Чи Чэна сразу оказалась возле руки Со Вэя так близко, что волоски соприкасались друг с другом. Если бы только запястье второго чуть дрогнуло, то сильная рука Чэна схватила бы ее и потянула на себя, как раньше, когда эти руки крепко держали и не отпускали. На самом деле У Со Вэй снова хотел почувствовать это. Хотел почувствовать себя радостным, веселым, хотел дать волю своему нраву и пускай Ю Е катится к черту и рыдает в подушку. 
«Пусть поплачет, ей полезно». – думал парень.
Но при всей своей обиде на неё, он точно не хотел, чтобы девушка страдала всю жизнь… 
У Со Вэй убрал свою руку от руки Чи Чэна и с трудом натянув улыбку, хлопнул по-дружески того по плечу и сказал:
- Пойдем быстрее. Если не пойдешь, то я не смогу принять ванну и переодеться. Завтра очень много дел и надо быть в тонусе, я лягу спать пораньше...
В один миг Чи Чэн схватил У Со Вэя за талию и сильно прижал к себе. Вэй со злостью ткнул локтем в грудь Чэна и закричал:
- Значит, когда у тебя есть время, ты ни на секунду от меня не отстаешь, а когда его нет, ты по своим делам идешь!
Договорив, Со Вэй оттолкнул от себя Чи Чэна и, ненавидя все вокруг, направился к поликлинике. Он был очень зол. Скрежетал зубами и сжимал руки в кулаки до хруста в пальцах. Казалось, что даже подошва его обуви с каждым шагом искрилась. 
На этот раз Чи Чэн действительно ушел…
Когда Со Вэй принимал ванную, то услышал снаружи какой-то звук. Сердце бешено застучало. «Не может быть, это ведь не он? – взмолился про себя парень. - Не смей возвращаться! Если это так, то тебе не повезло»! – отчаивался Вэй.
Босиком он стоял на кафеле в душевой и прислушивался к звукам извне. 
Чи Чэн перед тем как уйти окинул взглядом ванную комнату. У Со Вэй окоченел, стоял неподвижно будто статуя. Вот по двери прошла тень. Остановилась. Четко были видны очертания лица и контур тела. Каждое движение характеризовалось напряжением, надеждой и страхом… Спустя мгновенье нога двинулась и шагнула к выходу. Сердце Чи Чэна отчего-то неприятно ныло. 
В конце концов, дверь ванной комнаты плотно закрылась. Но Со Вэй, все еще боясь чего-то, не сразу вышел с душевой. Чи Чэн ушел. Возле входа он оставил какую-то коробку. Вэй опустил голову, он вспомнил, как хвалил дорогой табак, который раскуривал недавно. Сев на эту коробку, он не мог объяснить, почему чувствовал себя так паршиво. 
Перевела Даша Айсмон

Глава 82.  Это и есть умиротворение.
Чи Чэн не пошел к Ю Е. 
Он получил звонок от своей сестры Чи Цзянли. 
Быстрее езжай в аэропорт, встречай свою сестру! - послышалось в трубке. 
Чи Чэн развернул машину. Его сестра возвращается вместе со своими щенками домой. 
- Идите сюда, деда обнимет вас.
Чи Юань Дуань сел на корточки и крепко обнял Сяо Хэя и Сяо Бо, держа их обоих в своих руках, встал вместе с детьми. Поочередно и левая, и правая щеки мужчины покраснели от поцелуев. Чжун Вэн Ю, смотря на это горящими глазами все же с нажимом сказала:
- Ну все, хватит, уже весь рот в микробах.
 Чи Цзянли, услышав это, только махнула рукой
- Брось мам, не воспринимай так серьезно. Дети не такие уж и неженки. 
Те самые щенки и были сыновьями Цзянли. Сяо Хэй и Сяо Бо. На самом деле это были их уменьшительные ласкательные версии имен. Сяо Хэй от ДоуДоу и Сяо Бо от ЦюаньЦюань. 
ДоуДоу сильно мучила жажда.   
- Мама займется этим, давай найдем твоего дядю, - пропела Чи Цзянли и указала пальцем на Чи Чэна. 
Обреченный на это дело, Чи Чэн налил воду в стакан и протянул ДоуДоу, – Держи малыш. 
- Ты еще не можешь назвать свое настоящее имя? – Цзянли поморщилась. Все равно все называют малыша Сяо Хэй.
Чи Чэн нарочито громко сказал:
- Тебе нужно быть повнимательней с ними. Смотри, чтобы не выбегали на дорогу! А то, зная твой беспечный характер, добром все это не кончится, – он знал, что сестре не понравится слушать это. 
- Ах ты ж суч… - договорить девушке не дал задорный смех Вэн Ю.
- Завтра ближе к полудню устроим семейный обед. Чи Чэн, ты тоже приведи Ю Е. Познакомь ее со своей сестрой.
- Ю Е? – непонимающе посмотрела Цзянли. - Кто это?
- Это девушка твоего брата, – с улыбкой ответила Вэн Ю.
– Повзрослел братик? - тяжко вздохнула Чи Цзянли. 
На следующий день Чи Чэн привел с собой Ю Е. Та сначала поздоровалась с родителями и потом нежным голосом представилась Цзянли:
- Дорогая сестра, меня зовут Ю Е.  
Чи Цзянли улыбнулась, не сказать, что она была холодно настроена по отношению к девушке, но и вселенскую теплоту тоже не излучала. Смотря на лицо Ю Е, можно было увидеть легкий макияж, который был почти незаметен, что придавало естественность коже. На голове у нее была высокая прическа, утонченность фигуре придавала длинная юбка, без узоров и все это дело оканчивалось туфлями без каблуков. Однако все это, каждое движение или жест, или одежда, которая должна была подчеркнуть благородство, говорило, что это – подделка. 
Ю Е достала из своей сумочки две игрушки и отдала детям. 
- Это тетя дарит вам, - ДоуДоу и ЦюаньЦюань радостно забрали подарки и так увлеченно начали играть, что позабыли обо всем на свете. 
Чи Цзянли внезапно протянула руку и начала говорить на английском языке:
- Сначала дайте игрушку маме и идете кушать, не нужно играть с грязными вещами.
Ю Е сразу же поняла значение слова «грязный». 
Во время обеда все проходило довольно приятно, вот только Цзянли не успевала участвовать в семейной беседе, то и дело, отвлекаясь на своих детей. Ю Е, сознательно или нет, но все время пыталась вступить в разговор. Цзянли равнодушно реагировала на попытки девушки выделиться, да и к тому же хотя Ю Е накладывала на тарелку овощи и отдавала детишкам, Чи Цзянли ни разу не позволила Доу и Цюаню даже прикоснуться к порции. 
Вскоре добрая пирушка закончилась. И когда была пора гостям уходить, Цзянли подошла к родителям и с упреком заговорила:
- Мам, пап понимаете, вы двое, обжегшись на молоке, дуете на воду. Прошло уже шесть лет с того инцидента между моим братом и Ван Шо. Сейчас более-менее все утихло. Что вы так боитесь? Соглашаетесь, с кем попало, с любой женщиной, которая переступит порог дома. Может, вы уже прекратите вмешиваться в его жизнь? 
Лицо Чи Юань Дуань потемнело.
- Мы толерантны к его любовным предпочтениям и не настаиваем на браке. Но он мог бы найти девушку по вкусу, однако вместо этого целыми днями сидит со своими змеями. Кому это понравится?
 - Верно, - согласилась с мужем Чжун Вэн Ю. - Я думаю та девушка не плохая. Пусть и не с богатой семьи, но она мила и находчива. Тем более ты видела, немало обеспеченных девушек побывало здесь, но твой брат ведь не хочет их! 
- Так речь идет не о семейном фоне! – Чи Цзянли вся покраснела от злости. - Ничего такого если она из простой семьи, но вы только посмотрите на ее вульгарное лицо! У нее же на лбу написано «Я хочу денег!» 
- Не говори глупостей, - Вэн Ю шокировано посмотрела на дочку. - Ты только один раз ее видела.
Чи Цзянли равнодушно бросила:
– Поживем-увидим.
Вернувшись с застолья, Ю Е не находила себе места и чувствовала подавленность. Вдруг, ее переживания прервало входящее сообщение. Она посмотрела на телефон.
 «Оставь свои мечты о замужестве. Родители Чи Чэна никогда не примут тебя как невестку».
«Кто мог отправить это?» – внутри у девушки все сжалось. В памяти мелькнуло лицо Чи Цзянли. Сегодня за столом она вела себя довольно холодно по отношению к ней. Но все равно не верилось, что это именно Цзянли прислала сообщение. 
Не успела Ю Е толком подумать об этом, как в след этой смс пришла новая. 
«И не думай, что ты представляешь собой вселенскую ценность».
Очень быстро, будто наперегонки, телефон атаковали сообщениями. Третье, четвертое, пятое… Их содержание было почти одинаковым. Все сводилось к тому, чтобы выбить из головы девушки розовые мечты о богатом муже. 
Чувствуя, как внутри все закипает Ю Е взяла телефон и написала ответ.
«Кто ты? Говори! Поливаешь меня грязью за спиной, прячась за экраном, а хватит ли смелости раскрыть себя? Выхожу я замуж или нет, это, твою мать, какое к тебе имеет отношение? Хочешь, чтоб тебе рожу твою поганую начистили?»   
У Со Вэй отложил разрывавшийся от смс сообщений телефон. Посмотрел на блестящий баскетбольный мяч и беззаботно грыз семечки. Это и есть умиротворение.  
Перевела Даша Айсмон
Глава 83. Стихи "железного духа"
Это было субботним утром. Большеглазые полозы, именно так назывался вид змей, партию которых, У Со Вэй сумел продать по высокой цене одному участку, который занимался выращиванием этих рептилий. У этой фермы была хорошая репутация, она была известной. Когда-то сам Чи Юань Дуань осматривал это место. И вот недавно, за два дня до прихода своего сына, он снова пришел сюда и напрямую сказал тогда Вэю: Узнаешь цену за яйца и сообщишь мне, если не хватит, я добавлю тебе.
- Босс даже позволил ему наполнить их, эти яйца? Купить по такой цене?- тут же сварливо заскрежетав зубами спросил продавец.
- На эти змеиные яйца, даже с гарантией, слишком большая цена, надо убедиться, что они того стоят. 
Это сказал хозяин, который уже много лет занимался торговлей и его слова действительно были правдивы. Цена Чи Чэна была слишком высокая, выгоды можно было не ждать, а хозяин в итоге вряд ли продаст партию. 
У Со Вэй вспомнил про пятьдесят тысяч, которые положил на карту, и сердце его облилось кровью. 
Глаза Цзян Сяо Шуая покраснели.
- Если имеешь власть и силу – это хорошо. Деньги – это просто ветер.    
- Как ты так можешь говорить? – возмутился Со Вэй. - Это моя работа.
Сяо Шуай ухмыльнулся.
- Тоже верно, ты помогаешь этому демону-убийце, а он в свою очередь тебе. 
У Со Вэй радостно взял ручку и бумагу: Задержка за корм за предыдущий квартал это – 69.000, округлим, получается – 70.000, мои административные расходы – 100.000 юаней, и сколько это в итоге? А в итоге это получается – 170.000. А также коммунальные услуги, арендная плата, да и еще я погасил задолженность моей матери – 10.000 юаней…
Смотря на то, как Со Вэй скрупулёзно и слишком мелочно подсчитывал цифры, Цзян Сяо Шуай не выдержал и дабы привлечь внимание У Со Вэя, немного прокашлялся.
- Может, ты купишь ему какой-нибудь подарок? Человек все-таки все силы отдал, чтоб тебе помочь.
Со Вэй поднял палец вверх, жестом показывая подождать, ручкой провел длинную черту на бумаге и, поморщившись, обвел в кружок полученную сумму. 
- А может не стоит? Он не оплатил ни копейки, не пустые ли это слова?
Сяо Шуай беспомощно улыбнулся
- Наверняка, ты первый, кому он помог.
Вэй, не зная, что сказать так нахмурил брови, что казалось, сейчас он вынесет смертный приговор.
- Ладно, я куплю ему подарок на оставшиеся деньги.
Сказав это, Со Вэй вновь начал подсчитывать деньги. Однако, чиркнув ручкой в нескольких местах, вся сумма в итоге утекла как вода. «Эх, заниматься бизнесом не то, что зарплату получать! - вздохнул про себя парень, - все время нужно тратить деньги…» У Со Вэй снова вычитал крупную сумму, коротко пробежал глазами по цифрам – 120.000 в итоге, вычитал еще 100.000, осталось – 20.000 на личные траты.   
- Всего лишь 20.000 юаней осталось, - сказал У Со Вэй и поднял голову.
- 20.000 юаней… - Цзян Сяо Шуай почесал подбородок. - Можно купить ему наручные часы.
- Чего?! – вытаращил глаза Со Вэй. - Куплю ему подарок, а спустя пару месяцев я на какие шиши питаться буду? А если вдруг срочное дело, а у меня совсем денег нет?
Сяо Шуай откашлялся.
- Ты так сильно раздражен из-за этого? Не понимаю, чего ты вообще тогда от жизни ждешь. Я думаю 20.000 юаней – это чистый остаток, и повседневные расходы тоже включены туда. Так, что сначала подели эту часть, и посмотри сколько останется.
У Со Вэй опустил голову и тяжело вздохнул. «Ну и хрен с тобой» - подумал парень. 
- Больше 5000 юаней.
Сяо Шуай погладил подбородок.
- На 5000 часы никто не покупает, если купить дешевые – не презентабельно. А если подарить что-нибудь из одежды? Над этим можно подумать.
Мысли о том, что чуть больше 5000 юаней уйдут на это, делали больно Вэю. 
- Знаешь,… я тут вспомнил, у моей мамы день рождения через месяц. Я хотел бы ей подарить 2000 юаней. 
В итоге осталось чуть больше 3000 юаней.
Цзян Сяо Шуай, поразмышляв немного, сказал: Остается только на пару обуви.
3000 юаней на обувь. На лбу У Со Вэя так и было написано «Не хочу!».
- Несколько дней назад, мы не успевали с делами и вызвали внештатных рабочих, а зарплату пока не выплатили. Поэтому вычитываем, чуть больше 1000 юаней. 
Сяо Шуай поднял взгляд и сказал:
- В таком случае, подарим бритву.
- Да, и еще я задолжал тебе обед.
- Правда? Надо еще поменять комплект спецодежды.
- Точно! Там кое-где я ошибся, написал 470, а должно быть 740. 
- …
Доктор подпер щеку рукой и внимательно посмотрел на Вэя.
- И сколько в итоге осталось?
У Со Вэй потер пальцем лоб. 
- Больше 260 юаней. А я хотел подстричься… Слушай, а может ему буддийские четки подарить?
Цзян Сяо Шуай потер переносицу, удивляясь тому, как они смогли стать друзьями.
- Я спрошу тебя, дорогой мой, сколько вещей он дарил тебе?! У тебя вообще совесть есть, вот так просто брать подарки и дурачить его? 
- Я вообще-то тоже постоянно делаю ему подарки! – уверенно ответил У Со Вэй.
Сяо Шуай нахмурил брови.
- И что это? Леденцы на палочке? Два юаня на то, чтобы сварить сахар в котле, двести на то, чтобы подуть потом! И что там еще, самому сварить кукурузную палочку? А потом пятьдесят юаней за острый суп, да? А теперь, вспомни еще раз, какие именно подарки он тебе дарил? Я молчу про те вещи, которые были раньше от него. Вот недавно, тот большой чемодан, который больше 30.000 юаней стоил!
Глаза Со Вэя ярко сверкнули.
- А может, я продам сигареты и куплю ему пепельницу?
Это было последней каплей в чаше терпения доктора. Он резко встал и быстро подошел к парню, мечтая прибить того на месте. Сяо Шуай схватил Вэя за шею и прошипел ему:
- Я, твою мать, разобью эту пепельницу об твою башку! 
После этого разъяренный друг, забрал бумагу с подсчетами и посмотрел туда. Вся подсчитанная сумма, была разложена по полочкам, но осталась еще одна не использованная цифра – 100.000 юаней.
- А это что за 100.000? – спросил Сяо Шуай.
У Со Вэй быстро подбежал и забрал бумагу. 
- Эти деньги тратить нельзя, – возмущенно отчеканил парень. - Это мои личные сбережения.
Цзян Сяо Шуаю потребовалось опереться о стол, чтобы не упасть. 
- Вещей же больше нет, зачем тебе заначка? Подожди-ка, ты оставил себе 100.000, а ему жалеешь 100 юаней? Ты…
- Ладно! – У Со Вэй больше не мог слушать это. Яростно сверкая глазами, он стиснул зубы и топнул ногой. - Из своей заначки я возьму 300 юаней и куплю ему ремень, ясно? 
- …
На выходные дни Ю Е запланировала пойти по магазинам с Чжун Вэн Юй.
- Тетушка, как вам эта накидка? Я думаю, она идеально будет сидеть на вас. 
Женщина померила одежду. В принципе, ткань была совсем не плоха, но, посмотрев на ценник, Вэн Юй положила вещь на место. 
- Тратить на накидку больше 2000 юаней очень расточительно, я считаю. 
Вдвоем они продолжили прогулку. Ю Е внезапно обратилась к женщине: Тетушка, я пойду в уборную, подождите меня немного. 
Вэн Юй улыбнулась и кивнула головой. За это время женщина решила пойти в детский отдел одежды. 
Спустя несколько минут Ю Е вернулась с пакетом в руках.  
- Тетушка, это вам. 
Чжун Вэн Юй растерявшись немного, заглянула в пакет. Посмотрела внутрь и лицо женщины вытянулось. 
- Дитя мое, я же говорила не надо. 
Ю Е надула губки и погладила ту по плечу. 
- Вчера я получила зарплату. Пусть и немного, но на накидку хватит. 
Чжун Вэн Юй с любовью и нежностью похлопала девушке по руке. 
Вечером женщина согласилась на уговоры Ю Е, пойти вместе в подвал Чи Чэна. Женщины взяли еду на троих и спустились вниз. 
Сначала, Чи Чэн хотел уйти, но мать прямиком отправилась к нему и усадила с ними поужинать. А потом, так как было уже достаточно поздно, отправилась домой, даже не дождавшись шофера. Уходя из дома, она настойчиво дала им указание сидеть дома и отдохнуть вдвоем.  В связи с этим, Ю Е спокойно оставалась на ночевку. 
Люстра выключилась и единственным источником света оставалась неяркая настенная лампа. 
- Я пошла в ванную, - промурлыкала Ю Е на ухо Чэну. 
Чи Чэн немного прибрал комнату, как дверь в ванной внезапно открылась. 
Девушка стояла на пороге. Она была одета в сексуальное белье, которое подчёркивало ее фигуру и гармонировало с белой кожей. Тонкий материал просвечивал аккуратную грудь. Шелковый пояс очерчивал талию и прикрывал интимные места. Ю Е источала запах возбуждения и страсти.  
Чи Чэн посмотрел на девушку так, как обычно смотрят на распущенных девок. Ю Е сразу понравился этот взгляд. Будто бы не подавая виду, он мысленно воплощает свои мечты в реальность и вот-вот накинется на нее, как тигр на свою добычу. 
К сожалению, сегодня тигр не пошел на охоту.
Как назло, зазвонил телефон. 
В душе у Ю Е все перевернулась. Глазами она же уничтожила ни в чем не повинный мобильник.
«Какой идиот звонит в такое время?»  - злилась девушка.
После третьего звонка телефон замолчал. Ю Е собиралась сделать шаг, как вдруг пришло смс сообщение. 
Это был собственноручно написанный стих, который привлек внимание Чи Чэна. 
«Пока владыка сливку ласкает, 
Я засыпаю у стенки спокойно
Вот он в темную щель буравит,
 А мысли мои в голове роем
А вот и нефритовый жезл, встал 
Мутные пятна на простыне застал».
Спина Чи Чэна хищно напряглась, в районе солнечного сплетения все горело. Он протянул руку к Ю Е.
- Дай мне ручку.
Быстро Ю Е из сексуально настроенной львицы превратилась в девочку на побегушках. 
Чи Чэн лег на кровать и затих, его взгляд был сфокусирован на кончике ручки, а мысли об одном простолюдине. 
Ю Е посмотрела на его нахмуренные брови и строгий, задумчивый вид. Казалось, он решал дела по спасению мира, таким серьезным было его лицо. Девушка все не могла понять, кто же осмелился потревожить Чи Чэна. Ей только и оставалось, что сидеть рядом с ним и ждать, когда он покончит с этим важным делом и снова обратит на нее внимание. 
Длилось это уже полчаса. Затем, послышались постукивания пальцев по телефону, и на экране появилось четверостишье.
«Как только красивую лису сон покинул,
Кое-кто ей задние лапки раздвинул,
Нужно ведь лисичку развеселить*,
И яички ей расшевелить».
Перевела Даша Айсмон
Глава 84. Великие умы сходятся
У Со Вэй получил стихотворение. Не жалея силы, он удар за ударом бил ни в чем не повинное одеяло. 
«Черт! Черт! Черт! – кричал про себя парень, - что ни говори, а все равно про яйца напомнит! Они большие? Да в каком месте? – Со Вэй сунул руку под одеяло ближе к своему паху. - Не больше чем твой ослиный хер!».
Чуть позже его пальцы безжалостно стучали по кнопкам.
Чи Чэн в это время отложил свой телефон и ручку с бумагой.
Глаза Ю Е снова загорелись надеждой, сейчас им точно никто не должен был помешать ведь Чэн уже освободился. Только она об этом подумала, как ненавистный сигнал вновь прозвенел, оповещая об очередном СМС. 
«Говоря про яйца, можно ли забыть про член?
Который вечно был перед глазами,
Лишь подтолкни и потяну я то, что меж колен,
Увидишь, умываться будешь ты слезами».
Внутри у Чи Чэна все кипело. У Со Вэй – это единственное о чем мог думать сейчас Чэн. Он снова взял бумагу с ручкой и предвкушал скорую битву. 
Видя, как с горящими глазами парень снова взялся за бумагу, Ю Е поняла, что никогда не видела его таким… флиртующим. И она совсем не могла представить себе, что Чи Чэн, лежа ничком на кровати будет таким возбужденно-взволнованным, но не из-за того, что Ю Е здесь чуть ли не голая перед ним прыгала, а из-за того, что напишет пару предложений на бумаге…
Да еще и уголки губ Чэна были подняты в ехидной улыбке без перерыва уже полчаса.
 «Я пытался спокойным быть,
Но ты меня вывел опять,
Теперь ты будешь надрывно выть,
Когда твой зад я буду безостановочно драть».
У Со Вэй успел задремать в ожидании ответа. Резкий сигнал заставил его проснуться. Вэй взял телефон и посмотрел на сообщение. В груди все заклокотало. Парень возвел глаза к потолку и громко закричал. 
Чи Чэн встал с кровати. Ю Е снова загорелась желанием и обрадовалась, что Чэн наверняка покончил со своими делами. Однако он лишь вытащил Сяо Чу Бао наружу.
Просто из-за того, что Чжун Вэн Юй жутко боялась змей, Чи Чэн временно спрятал ее в стеклянном аквариуме. У Со Вэй еще тогда решил, что обязательно навестит змею, как только будет свободная минутка. 
Увидев, как Чи Чэн обхватил змею, сердце Ю Е провалилось в желудок. Сразу же после этого ненавистный сигнал сообщения снова нарушил тишину. Ю Е физически почувствовала, как ее сердце разлетается по крупинкам. 
Она не знала, как пережить эту ночь.
А в это время Чи Чэн спокойно сочинял стишки и флиртовал со своим собеседником. Сяо Чу Бао свернулся кольцом на его спине и уставился на Ю Е.
Девушка с ненавистью посмотрела в ответ. Ведь если бы не змея то, возможно, Ю Е смогла бы отвлечь Чи Чэна, лечь вместе с ним, взять за руку и отложить наконец бумагу с ручкой. А теперь, благодаря рептилии Ю Е не могла и на метр подойти. Так как змея на каждое движение девушки смотрела предупредительно и не позволяла нарушить охраняемую территорию. 
Даже спустя несколько дней Ю Е все еще чувствовала себя беспокойно.
После этого к ней начали приходить подозрительные сообщения с неизвестного номера. Каждый раз она получала смс агрессивней предыдущего. Одно объединяло их, они все высмеивали ее и то, что она, не имея ничего особенного, мечтает поймать крупную рыбку в своей жизни. 
Ю Е занималась самовнушением и пыталась контролировать свои мысли, чтобы они не утекали в сторону сообщений, девушка действительно понимала, что теперь она не в безопасности. На Чи Чэна она не надеялась, в последнее время он даже прикоснуться к себе не позволял. Чи Цзяли явно недолюбливала ее, поэтому нужно было быть аккуратней, чтоб не наступить на гвоздь. Вся надежда остается на мать Чи Чэна. 
После всего этого Ю Е настроилась стратегически.
Не доставая больше Чи Чэна, она решила перенести весь груз забот на будущую свекровь. 
Ю Е искусно упомянула о тех смс, которые она получала долгое время. Однажды и к Чжун Вэн Юй также пришло сообщение с анонимного номера. 
«Как следует смотри за своим сыном. Не позволяй ему снова беспокоить меня. Я нормальный мужчина». Всю ночь женщина не сомкнула глаз.
На следующий день телефон Ю Е зазвонил, Чжун Вэн Юй на той линии немного дрожала. После этого они встретились и, увидев на лице девушки широкую улыбку и бодрое настроение, Вэн Юй немного успокоилась. 
После этого визиты Ю Е к женщине потеряли счет.  Две женщины, казалось, уцепились за соломинку надежды и жалели друг друга. 
Перевела Даша Айсмон
Глава 85. Выпустить гнев.
Знакомый змеиный питомник, альма-матер для У Со Вэя. Он снова пришел сюда, и чувство ностальгии заполонило его. Все террариумы пустовали, и отовсюду исходил тошнотворный запах. На складе творилась неразбериха: у стен кучей навалены какие-то вещи, наверху были узорчатые мутные разводы. Хозяин Ван сидел на улице возле дерева в своей жилетке и медленно курил сигарету. Его жена, грязная с растрепанными волосами стояла возле мужа и, указывая на него пальцем, громко ругалась.
Всего за три месяца бывший, престижный серпентарий Вана стал посмешищем в этой отрасли. 
Причиной послужила незаконная предпринимательская деятельность, которая в итоге привела к аннулированию хозяйственной лицензии. Также под угрозой оказались и чиновники, за то, что собирали огромное количество штрафов, чтобы купить себе недвижимость. И сразу же друзья стали чужими, а коллеги по работе пытались добить лжецов. Обманутые люди искали любой повод, чтобы отомстить. Жизнь супругов Ван протекала хуже некуда. 
У Со Вэй вошел в костюме и с ослепительной улыбкой в контрасте с тусклым взглядом Вана.
- Пришел посмеяться надо мной?
У Со Вэй хихикнул.
- О чем вы? Я к вам, между прочим, не с пустыми руками. 
С самих земель Синьяна, родины чая Маоцзянь ценная водка Улъяне, на этикетке которой было написано «Мой учитель». У Со Вэй не поскупился. 
Как только мужчина взглянул на алкоголь, то сразу отвернулся и очень холодно сказал: Убери, я не могу принять такую ценность.
- Кто как не вы заслуживаете такой подарок? – У Со Вэй плотно закрыл пробку бутылки и добродушно улыбнулся. - Небыло бы вас - небыло бы моих денег, которых, между прочим, больше 50.000 и тем более не было бы партии отличных змей, которую я получил. Я смог успешно обналичить первоначальный капитал, благодаря вашей помощи. А это лишь мое желание подарить вам такую дорогую вещь.
Уголки губ Вана задрожали, а лицо приобрело багровый оттенок.
- Послушай сынок, людей нужно прощать по возможности, это, во-первых, а во-вторых, твой путь еще долгий не нужно с него сейчас сворачивать.
У Со Вэй бесстрастно посмотрел на хозяина.
- Да, вы правы. Мне нет тридцати, и мой путь только начинается, не желательно бы все это затевать, но я знаю, что ваша жизнь уж точно не к расцвету идет.
Лицо Вана стремительно потемнело. Он бросился к Со Вэю с кулаками.
Одной рукой Вэй схватил запястье мужчины, его вены на шее вздулись, глаза метали искры. 
«Я не могу ударить Чи Чэна, так что, еще и с этим старикашкой не смогу справиться?» - вертелось в голове у парня. 
Приторно сладким голосом он сказал: Старые руки и ноги совсем не слушаются, да? 
Ван смачно сплюнул и громко закричал.
- Умереть хочешь?! Я тебе устрою сейчас! Я Ван Чжун Сян, ясно? Будешь у меня землей откашливаться!
- Вы и вправду ошибаетесь, - спокойно продолжил тот. - Вы помните раньше, когда я привез вам 2000 штук низкокачественных змей, вы сказали мне: «Когда ты в будущем разбогатеешь, не смей забывать меня». И хотя я сейчас не так уж и богат, но в состоянии оценить то положение. Если тебе помогли, то ты вдвойне отплати. Поэтому я сегодня здесь.
Ван Чжун побледнел. 
- Я пришел поблагодарить вас. Поблагодарить за то, что научили уму-разуму. Ведь когда занимаешься бизнесом, необходимо немного подгадить хорошо знакомому человеку, верно?
Сказав это, У Со Вэй отдал подарок замершему точно статуя Вану, развернулся на каблуках и бодрым шагом ушел.
Вечером, Со Вэй был один в поликлинике. Он умылся и надел майку с цветочными трусами, сел на стул и начал читать «CrayonShin-chan*». От входа послышались шаги. Со Вэй точно знал, кому они принадлежат. Черные глаза парня увеличились в два раза. Он быстро выдвинул ящик, бросил туда мангу и взамен вытащил роман Джейн Остин «Гордость и Предубеждение». В два прыжка добежал до шкафа, суетливо достал новые трусы и ночную рубашку.
Все это время Чи Чэн стоял возле окна и наблюдал за этой беготней. Он прекрасно знал его. Знал, что У Со Вэй – это необыкновенный, странно одевающийся чудак, читающий детские книжки и обладатель непозволительно пошлой улыбки. 
К счастью Чи Чэн не дал развить себе эту мысль, иначе одной улыбкой бы точно не обошлось.
Перевела Даша Айсмон
Глава 86. Набор для блокирования. 
Чи Чэн преднамеренно еле волочил ноги, шел очень медленно, он хотел дать Со Вэю немного времени, чтобы подготовиться, ему хотелось посмотреть, что он мог сделать. Со Вэй взял одежду для сна. Чи Чэн зашел в клинику, взял стакан с водой, начал пить «буль, буль, буль». Со Вэй стал дергано одеваться, и сам себя мысленно успокаивая «успокойся, дыши, дыши», он дошел до двери спальни, прислонился к дверной раме, и,уставившись сквозь Чи Чэна с интересом спросил:
- Каким ветром тебя занесло? 
Чи Чэн молча сел в кресло и стал смотреть на Со Вэя, глазами пробежался по его одежде, а самое главное по телу Со Вэя, которое он уже не один раз поимел в своих мыслях. Халат был одет небрежно и повязан не туго, открывая прекрасный обзор на кусочек груди Со Вэя, его ноги были прекрасно видны, стройные, красивые, пальцы на его ногах были маленькие и очень притягательные. Чи Чэн, посмотрев еще раз на Со Вэя, обнаружил, что по сравнению с другими, он может дать ему несравненно больше удовольствия. Глаза У Со Вэя были все такие же серьезные, глядя на Чи Чэна он спросил:
- К тебе обращаюсь, ты меня слышишь? Что привело тебя сюда? 
- Сам знаешь, зачем я здесь!!! - Чи Чэн посмотрел на Со Вэя и улыбнулся свой хищной улыбкой. - Я пришел ради… необычного секса. 
Со Вэй аж задохнулся от возмущения и, выпятив подбородок, гневно произнес: 
- Следи за своим языком. Это цивилизованное место. 
- Цивилизованное...... - Чи Чэн встал, подошел вплотную к Со Вэю, схватил его за подбородок, словно плоскогубцами, больно ущипнул и, прежде чем отпустить, разгладил его хмурые брови и тихо спросил:  Как цивилизованное место, может иметь такой товар….такую сучку, как ты?
- Кого ты называешь сукой? –заорал Со Вэй. 
Чи Чэн прикоснулся пальцами к его губам и, поглаживая их, произнес: Не тебе ли лучше это знать? 
А в следующую секунду схватил Со Вэя своими большими сильными руками, быстро поднял, и перевернул вверх ногами. Колени оказались на уровне лица Чи Чэна, а лицо болталось внизу между ног, его халат задрался, обнажая длинные, красивые, прямые ноги. Взору Чи Чэна открылось нижнее белье, он увидел крепкие, красивые ягодицы, которые туго облегали боксеры, такое «мясо» было очень аппетитно. Чи Чэн смотрел на это шоу, его глаза лихорадочно блестели. 
- Ты, лысая башка! Чи Чэн, отпусти меня! Считаю до трех. Один, два, три... 
Со Вэй мог считать хоть до трехсот, Чи Чэна это вообще не волновало, он приблизил к себе «парящего» в воздухе и прислонился лицом к промежности и яйцам Со Вэя. Тот стал отчаянно сопротивляться и кричать, извиваться изо всех сил, но толку не было никакого. Чи Чэн все также продолжал намертво сжимать его за талию. 
- Я хочу, чтобы ты импровизировал и рассказал стихи, а я буду держать тебя так вниз головой. 
Лицо и шея Со Вэя были все красные, глаза налились кровью.
- Я не собираюсь. 
Чи Чэн переместил одну ладонь наверх и погладил его яйца. 
- Знаешь, я не отпущу тебя обратно, мне такой вид очень нравится, почему бы все так и не оставить? 
Со Вэй фыркнул сквозь смех и начал долбиться подбородком о ноги Чи Чэна, наконец, тяжело дыша, с бешено колотящимся сердцем, он произнес: 
- Отпусти меня. Я хочу дать тебе подарок.
- Не ври, ты что, продал кучу змей и потратил много денег, чтобы купить мне подарок?? 
На мгновение воцарилась тишина, наконец раздался хмыкающий звук и Со Вэя опустили вниз. Со Вэй, поправляя на ходу свои волосы и мысленно ругаясь на чем свет стоит на долбанного Чи Чэна, подошел к шкафу, достал оттуда изысканную коробку и бросил ему ее. 
- Вот, держи, это я купил тебе. 
Чи Чэн взял коробку в руки, покачал ее на весу и с улыбкой посмотрел на Со Вэя. 
- Ты хочешь обмануть меня этим? 
Со Вэй, услышав эту фразу, почернел лицом и гневно произнес, махая руками: 
- Если не нравится, я сам буду пользоваться им. 
И попытался забрать коробку у Чи Чэна. Тогда Чи Чэн небрежно сказал: 
- Ты видимо сделал ремень из своей змеи, он ведь кожаный? 
Со Вэй стал гневно сжимать руки. 
- Я не использую невинных животных на такое. Я купил его за триста баксов.
На самом деле, Чи Чэн ощущал в душе море любви и хотя ремень был довольно обыкновенный, но так как он был от Со Вэя, Чи Чэн испытывал что-то сродни опьянению. Чи Чэн открыл внешнюю упаковку коробки и достал ремень. Потом  подошел к Со Вэю и, встав возле него вытащил старый ремень из штанов. Бросив его на кровать он вдруг резко шлепнул новым ремнем Со Вэя по ногам и бедрам. Со Вэй немедленно взвыл сквозь стиснутые зубы.
- Что ты делаешь??
- Я просто проверял хороший он или нет. 
Со Вэй горько и обиженно спросил: 
- Разве я подарил тебе ремень, чтобы ты порол меня им? 
- Это многофункциональная  вещь, которой можно найти достойное применение. Если твоя задница чешется или зудит, то я могу ради удовольствия пару раз шлепнуть тебя. 
Со Вэй, не желая дальше слушать разглагольствования этого больного, повернулся чтобы уйти и начать делать уборку в шкафу, на ходу пробурчав «придурок». 
Чи Чэн резко схватил его за руку и притянул к себе и хрипло произнес:
- Надень его!  
Со Вэй аж пятнами пошел.
- У тебя что, своих рук нет?
- Они не так хороши, как твои, - ответил Чи Чэн и протянул ему ремень. 
Со Вэй, на мгновение от шока превратился в зомби, но быстро отмерев, начал просовывать ремень в шлевки брюк. Чи Чэн молчал, но вдруг протянул руку и щипнул за бедро Со Вэя. Тот гневно оттолкнул его руку и, пыхтя, продолжил вдевать ремень. Чи Чэн снова ущипнул Со Вэя, тот в свою очередь, уже психуя, резко оттолкнул руку Чи Чэна. Со Вэй от бешенства уже считать начал, сколько осталось щлепок, чтобы надеть этот чертов ремень, одна, вторая, предпоследняя, заключительная. Обернув ремень вокруг талии Чи Чэна, он нашел все петли, засунул ремень и наконец, застегнул его. Бинго! 
Схватив руки Со Вэя и притянув его к себе вплотную, Чи Чэн прошептал ему на ухо. 
- Я не собираюсь сегодня ночью…уходить домой. 
Со Вэй лишь тупо спросил, не понимая: 
-Почему?
- Ты меня возбудил. Как я могу уйти?
Перевела Анна Орлова
Глава 87. Давненько не виделись, разделим ложе. 
Если говорить о хитрости, то нужно упомянуть У Со Вэя, он не только не прогонял Сяо Чу Бао с кровати, так еще и подкармливал того десятком птичек. После этого Сяо Чу Бао был настолько сыт, что не мог даже двигаться, поэтому просто лениво лежал в сторонке и смотрел на них обоих. 
- Ебать! Не толкайся! – У Со Вэй со злостью толкнул Чи Чэна. 
Это была односпальная кровать, с таким громадным телом, как у Чи Чэна, странно как они вообще смогли вдвоем поместиться на ней. Чи Чэн только лег, как сразу прижал У Со Вэя к самому углу, глаза чуть не прилипли к стенке, разве он мог не злиться. 
- Хватит толкаться! - завыл еще раз. 
Чи Чэн не хотел слушаться, снова придавил этот пирожок с человечиной внутри, У Со Вэй больше не мог терпеть, потеряв терпение он лег на Чи Чэна. Вы не ошиблись, он лег лицом вверх. Его затылок оперся о лицо Чи Чэна, а волосы разлетались туда-сюда по его лицу. Он еще думал, что делая так, сможет отомстить, но на самом деле этим он только вызвал в Чи Чэне желание. Запах шампуня очень расслаблял, Чи Чэн зарылся лицом в его волосы. У Со Вэй уже насторожился, приготовился к тому, что Чи Чэн его сейчас вытолкнет, но кто бы мог подумать, что он еще и обхватит У Со Вэя руками. 
- Да Бао, - в горле У Со Вэя пересохло, он отозвался. - Я завтра поеду в командировку с начальниками, наверное, вернусь через 4 или 5 дней. 
У У Со Вэя не было никаких особых чувств, «езжай на здоровье, ты уедешь у меня появится несколько спокойных деньков, чтобы выполнить свои приличные делишки». 
- Ю Е поедет со мной, чтобы помочь мне. 
Услышав это, У Со Вэй остолбенел, хоть он все это предугадал, даже больше того, сам спланировал, но все же из уст Чи Чэна это слышалось как-то странно. 
- Тоже неплохо, считай, в отпуск отправился. 
У Со Вэй правильно угадал, после тех сообщение, любовные дела Чи Чэна стали первоочередными для Чжун Вей Юй. Она сначала отправилась искать начальников Чи Чэна, спросила про дела и устроила эту командировку. На самом деле, она хотела превратить это в отпуск. Затем пришла к Чи Чэну и не отставала, уговаривая, чтобы Ю Е поехала с ним. Чи Чэн не хотел, Чжун Вей Юй рыдала и орала. На самом деле, Чи Чэн знал, что эта командировка была подстроена, также знал, о чем волнуется Чжун Вен Юй. Но он не знал, что за всем этим есть еще один человек, который дергал всех за ниточки, и этот человек как раз сейчас лежал в его объятьях. 
- Да Бао…
У Со Вэй сполз с тела Чи Чэна на кровать, вмомент Чи Чэн снова продолжил прижимать его к стенке, но в этот раз он не издал даже звука. Чи Чэн легко и просто соблазнял, угрожал, использовал, насиловал... Все это он мог делать хорошо, вот только в нем не было способности успокаивать людей. Он за всю жизнь никого не успокаивал, ни перед кем не извинялся, никогда не принимал поражения. Но теперь есть человек, который затронул его слабое место. Он ущипнул У Со Вэя за щеку. 
- Ты обиделся? 
- Я в полном порядке, - нахмурился У Со Вэй. 
- В каком это ты порядке, когда даже не посмотришь на меня разок? 
- Мне лень! Не хочу хорошо обращаться с тобой. 
После этих слов, его тело было подобно лепешке перевернуто не понятно сколько раз, в итоге на нём остался только пояс, грудь была полностью обнажена. Чи Чэн уставился горящим взглядом на это место, протянул руки, те же мышцы груди, но у Чи Чэна они упругие, твердые, а у У Со Вэя мягкие, нежные, хорошо растягиваются, когда притрагиваешься, то появляется приятное ощущение. 
- Прекрати делать эти вещи,–У Со Вэй оттолкнул Чи Чэна. 
- Раз ты можешь делать такие вещи, то почему мне нельзя? – Чи Чэн поцеловал У Со Вэя, проглотив его дыхание. 
- Чи Чэн я тебя ненавижу! 
Чи Чэн поднял и прижал руки У Со Вэя выше головы, кончик языка прошелся от ключицы до подмышек, затем зубами ухватил это место и оттянул. Дальше язык снова прошелся по шее У Со Вэя, тот застонал, выдавая развратное выражение лица. 
-У тебя нет ни куска мяса на теле, - прокомментировал Чи Чэн. 
Лицо У Со Вэя покраснело, он только хотел протестовать, но все протесты были проглочены Чи Чэном. Наверное из-за долгого отсутствия «любви» в этот раз У Со Вэй кончил несколько раз, перед тем как заснуть его глаза были на мокром месте. Чи Чэн понимал, что тот злится и успокоил его парой фраз.
- Кто угодно может на меня злиться, но только не ты. 
- Почему? 
После долгого молчания Чи Чэн сказал: 
- Потому что когда ты злишься, я начинаю переживать и нервничать, и успокаиваюсь, только когда ты перестаёшь. 
Жаль, когда эти слова были сказаны У Со Вэй уже заснул. Он уже давно не спал с кем-то в одной кровати, в этот раз сон прошел хорошо. Сяо Чу Бао, наблюдая за происходящим ночью, к утру уже все переварил, сполз с тумбочки, прополз между двумя мужчинами к голове У Со Вэя, прижался головкой к его лбу и закрыл глаза.
Перевела Лина Нгуен
Глава 88. Ты, твою мать, точно скотина!
Еще прошлой ночью орал «Я ненавижу тебя! Пошел вон!». А на следующее утро, человек на которого ругался, обнаружил, что его жизнь (имеется ввиду член) крепко сжата в чужих руках. 
Вот что значит «Дуаньсю» (оторванный рукав). История рассказывает о том, как отрезали рукав: Дун Сянь (I в. до н. э.) попал во дворец Айди по протекции и благодаря заслугам отца. Он вошел в необыкновенный фавор у государя, который стал его быстро продвигать и отличать, не расставаясь с ним ни днем, ни ночью. Однажды днем, когда император делил ложе с Дун Сянем, и они оба спали, Дун повернулся и лег на рукав государя. В это время императора пригласили для участия в торжественной церемонии, и ему необходимо было встать с царского ложа, но Дун спал очень глубоким сном. Тогда государь оторвал (подругой версии - отрезал мечом) рукав, чтобы не потревожить сон возлюбленного, и поднялся, оставив юношу спать. С этих пор в китайской литературе и существует такой эвфемизм (дуаньсю - оторванный рукав) для обозначения предосудительной любви мужчин друг к другу.
Дело в том, что жизнь (член) Чи Чэна была крепко сжата в чужих руках и насколько бы сильно он ни любил У Со Вэя, все равно не мог отрезать свою жизнь. Поэтому жестоко разом вырвал. Слово «вырвать» это не просто сказано. Чи Чэн повернулся и посмотрел, в чьих-то руках полно волос, вырванных с его тела.
У Со Вэй спал до тех пор, пока солнце не взошло высоко, в это время самолет Чи Чэна уже давно приземлился в другом городе. У Со Вэй лениво встал и медленно потащился в ванну. Он чистил зубы и в тоже время сожалел, что вчера не сказал пару слов Сяо Чу Бао, чтобы тот за него присмотрел за тем человеком (Чи Чэном)! Он должен довести ее! Сделать так, что бы она сжала зубы от ненависти, что не может разом избавиться от тебя, только тогда его волнения будут не напрасны. 
Целое утро глаза Цзян Сяо Шуая рассматривали У Со Вэя, не потому, что он специально засматривался, а потому что У Со Вэй был через чур странным. Через каждую минуту он скрипел зубами, через 3 минуты похлопывал себя по лицу, через 5 вздыхал, через 10 опять скрипел зубами.... 
- Кхе-кхе..... - Цзян Сяо Шуай откашлялся. 
Тогда У Со Вэй как проснувшийся от глубокого сна человек посмотрел в его сторону.
- Что такое? 
- Вчера он приходил? 
- Как ты узнал? 
- Ты посмотри в мусорке в комнате, сколько там туалетной бумаги. 
У Со Вэй опустил голову и начал вертеть ручку. 
- Как продвигаются дела? 
- Все идет отлично. Те двое поехали отдыхать за границу. 
Цзян Сяо Шуай улыбнулся, рукой похлопывая по животу У Со Вэя, сказал: Ревнуешь?
- Почему это я должен ревновать? Все идет, как я запланировал, я предполагаю, эту поездку ему специально устроили. Его мать, увидев мое сообщение, потеряла терпение, хотела как можно быстрее завести невестку в дом, чтобы ее сын не пошел по неправильному пути. 
Цзян Сяо Шуай вдруг о чем-то вспомнил. 
- В тот день я шел по делам и увидел Ю Е с женщиной в возрасте, не знаю точно мать Чи Чэна это или нет, но она выглядела аристократично. 
- Это наверняка она. Кажется, этот план действует. Работаем слаженно. С этой стороны мы подталкиваем Ю Е, с той стороны его мать, две женщины которые загнаны в угол станут ближе друг к другу. Тогда мать Чи Чэна даст Ю Е иллюзию, что место невестки уже крепко в её руках, а та, когда уже будет уверенна в своем положении, наложит руки на Сяо Чу Бао. 
- Ты уверен? - переспросил Цзян Сяо Шуай. 
- Я ее знаю лучше всех, стоит ей только почувствовать вкус победы, она тут же все на свете забудет, ослабит свою бдительность. 
- Тогда она может сразу начать действовать или нет? - спросил Цзян Сяо Шуай. 
У Со Вэй со спокойным выражением лица ответил: Не может! Она не на столько глупа, во время командировки будут только они вдвоем, если с Сяо Чу Бао что-то случится, человеком которого первым заподозрит Чи Чэн будет она. 
Цзян Сяо Шуаю показалось это интригующим.
- Говоря по-другому, эта поездка для того, чтобы конфликт стал жёстче? 
От напоминания выражения лицаУ Со Вэя стало немного напряженным. 
- Это конечно, раз уж это поездка на отдых, то она должна быть романической, они должны быть только вдвоем. Тогда каждый поступок или движение Сяо Чу Бао будет ненавистны Ю Е. Это стадия подготовки к конфликту, чем больше времени, тем подготовка будет лучше, взрыв будет быстрее и расстояние между ней и «концом света» будет короче. 
- Поэтому.... - Цзян Сяо Шуай специально сделал маленькую паузу. - Ты надеешься, что они будут наслаждаться этой поездкой и чем дольше продлится отдых, тем лучше? Одним выстрелом попадем по двум мишеням! 
- Я пойду, осмотрю рынок, мои змеи скоро пойдут на продажу, я должен встретить свою вторую весну. 
Он уверенно пошел к двери, высоко подняв голову. Не прошел и ста шагов, как из груди вырвалась злость, и он не в силах больше ее скрывать, взорвался. «Чи Чэн! Ты, твою мать, скотина!!!»
Перевела Лина Нгуен
Глава 89. Необыкновенное мышление.
Чи Чэн только вышел из аэропорта, как сразу позвонил Ганцзы.
- Змеи найдены.
Лицо Чи Чэна оставалось спокойным, продолжая идти за начальниками, он спросил.
- Где?
- В военной части. 
За этими двумя словами последовали длинная пауза. 
До этого Чи Чэн уже думал о таком варианте, так как там работал его дядя, в военной части так же есть место для ухода за змеями, если прибавить еще змей и выращивать их вместе, то этого все равно никто не заметит. Но его отец и дядя уже давно тайно враждуют, дело в том, что у дяди нет сына, а Чи Чэн ему очень даже нравится, поэтому он только и мечтает, чтобы Чи Чэн вырос непослушным. Так что для отца Чи Чэна открыть рот и попросить своего брата о помощи, это все равно, что самому опрокинуть тазик с говном себе на голову и принять тот факт, что Чи Чэн вырос нехорошим и это все потому, что он сам неправильно воспитал сына.
Но в этот раз Чи Юань Дуань готов любой ценой это сделать, даже если после этого он со стыда не сможет поднять голову, он должен заставить Чи Чэна повиноваться себе.
- Как ты смог вычислить место? - спросил Чи Чэн.
- Сегодня я побывал на рынке (прим. переводчика – каком-то специализированном  рынке), увидел мелкого торговца, он продавал какого-то особенного змееныша. Когда он увидел, что я хочу купить, то тайно прошептал мне что эта порода змей очень редкая, ценная, достал из военной части. Я сразу понял, что твои змеи отложили яйца, а персонал военной части хотел подзаработать денег, поэтому и продали эти яйца через мелкого торговца.
- Хорошо, я понял.
- Стой я....
Чи Чэн снова по привычке положил трубку.
Откинув голову назад, сидя в кресле, он думал, что вывезти такое количество змей из военной части – это не простое дело. Если сейчас поссориться с Чи Юань Дуанем, то его змеям точно не жить, поэтому  лишь приходится следовать самому безопасному плану. Необходимо задобрить Чи Юань Дуаня, и когда тот перестанет опасаться и осторожничать, тогда только приступать к делу.
.....
Ганцзы только вышел с рынка, а следом за ним туда сразу же прибыл  У Со Вэй.
Зайдя в большую палатку, он показал на одну змею и спросил.
- Этот вид сейчас сколько стоит?
Хозяин палатки вытянул два пальца.
- Меньше этой цифры не продам.
- Так много? Рядом есть палатка, которая продает за 150.
- Вес точно не тот же! Мальчишка, ты еще раз погляди, моя змея весит полтора килограмма, я уверяю, цена, что я предложил, самая лучшая.
У Со Вэй усмехнулся и пошел вперед.
- Эй, мальчишка, ты хочешь купить змеиное мясо или питомца? Если питомца, то взгляни сюда, они невероятно прекрасны.
У Со Вэй мельком просмотрел всё и сразу остановил взгляд на питоне, хотя ее окраска не такая яркая, как Сяо Чу Бао, по сравнению с Сяо Чу Бао она уступает во многом. Хоть У Со Вэй и дальтоник, но блеск и яркость змеиной кожи все равно различает. Такого питона как Сяо Чу Бао встретить в одном округе довольно сложно.
У Со Вэй продолжил осматривать змей, так же заметил того змееныша, что видел Ганцзы, и других змей. Он по привычке, как раньше, зашел в интернет чтобы посмотреть описание этих змей. В основном все редкие породы он мог узнать. Затем он осмотрел торговца сверху донизу, тот был одет в обычную одежду. У Со Вэй поражался, откуда этот человек мог достать таких редких змей.
- Мальчишка, только взглянул на тебя, сразу понял, что ты человек в деле, так что этих змей оставляю на тебя, сам смотри и выбирай, если они не стоят той цены, что я назвал, ты можешь отпинать меня.
У Со Вэй достал и положил одну не ядовитую змею себе на руку, осмотрел и кинул взгляд на торговца.
- Эти змеи, откуда ты их достал?
Торговец улыбался.
- Это не важно, я точно не стану тебе врать.
- Я не осмелюсь купить, – У Со Вэй положил обратно змею. - Вдруг куплю дикую змею принесу домой, а она не приживется, зря тогда деньги пропадут.
- Не беспокойся, они домашние!
- Домашние? Кто же может держать столько  змей! Это точно контрабанда!
Лицо торговца тут же помрачнело.
- Мальчишка, ты точно решил купить?
- Я-то решил купить, вот только вы что-то недоговариваете. Я не могу вам верить, так что больше не надо. - Закончив говорить, он развернулся и хотел уйти.
- Подожди!
У Со Вэй тут же хитро улыбнулся.
- Ты прям, точно решил выдавить из меня правду.
- Что еще за «выдавить»? Если вы решили что-то купить, а про вещь нет точной информации, то посмеете ли вы ее приобрести? К тому же этих созданий нельзя сравнивать с товаром, если они ядовитые или больны чем-то, это будет опасно!
- Ладно, подойди сюда.
У Со Вэй подошел ближе.
Торговец рассказал У Со Вэю все, что говорил Ганцзы до этого.
.........
Вернувшись в клинику, У Со Вэй рассказал все Цзян Сяо Шуаю.   
Цзян Сяо Шуай, услышав это, был поражен.
- Ты хочешь сказать, что есть известия о тех змеях?
У Со Вэй кивнул.
- Тогда разве все твои старания до этого не пропали зря? - спросил Цзян Сяо Шуай.
- Почему?
-Ты сейчас позвонишь Чи Чэну и все это расскажешь, пусть он сам действует, вызволит своих змей и все на этом закончится? Чи Чэн использует Ю Е чтобы задобрить своего отца, теперь когда он нашел своих змей, то непременно расстанется с Ю Е, так как от нее больше нет пользы, это означает твоя месть свершилась, они расстались.
Выражение лица У Со Вэя было необычным.
- Мы не можем сделать все так. 
- Что ты собираешься сделать?
- Если я передам полученную информацию ему, он тут же начнет придумывать способ чтобы вызволить своих змей, натянутые отношения между ним и его отцом станут еще хуже, тогда эти змеи будут в опасности, их всех могут отравить. Я думаю, что мы должны ничего не говоря помочь ему с этим делом, вытащим змей и заодно превратим его отца в виновную сторону, только так мы сможем обойти трагедию стороной.
- Положи руку на сердце и спроси себя: ты хочешь, чтобы те двое расстались? Или хочешь быть с ним?
Внутри У Со Вэя что-то ёкнуло, но он очень профессионально это скрыл.
- Что за ерунда, конечно же, хочу, чтобы они расстались!
- Тогда чего ты беспокоишься о тех змеях? Хочешь за него попереживать, хочешь избежать трагедии, он что, имеет какое-то отношение к тебе?
У Со Вэй продолжал все оспаривать. 
- Я просто хочу сделать что-то хорошее, раньше постоянно придумывал планы, как ему навредить, теперь появился редкий шанс отплатить ему.
Цзян Сяо Шуай пока что оставил эту тему, спросил о главном.
- Тогда план с Ю Е еще продолжает действовать или нет?
- Почему же нет? Когда она почувствует угрозу, она тут же пойдет к маме Чи Чэна и попросит защиты. Если мы хотим чтобы она отстала от Чи Чэна, нужно заставить Чи Чэна ненавидеть ее до предела, только так мы сможем полностью отрезать ей пути к цели.
Цзян Сяо Шуай подозревал, что главный враг в сердце У Со Вэя уже давно сменился.
- Я вот что для начала скажу, вы обычные гражданские, про военные дела ничего не смыслите, как ты собрался вызволить змей из военной части?
У Со Вэй подтащил Цзян Сяо Шуая к себе поближе.
- Столько мелких змеенышей могут выйти наружу, тогда почему та кучка змей не может выйти?
Услышав У Со Вэя, Цзян Сяо Шуай задумался.
Затем они оба начали продумывать план действий.
.......
Чи Чэн и Ю Е прилетели на двух разный рейсах, приехав на место позже, Ю Е расположилась в номере отеля, Чи Чэн и начальники походили туда-сюда для вида(типа работали), только после этого он вернулся к Ю Е.
После ужина они прогуливались по улицам.
- Твоя мама говорила, что скоро наши родители встретятся, наши дела можно считать решенными.
Чи Чэн держал во рту сигарету, его лицо было мрачным.
- Когда вернемся, поговорим.
Кинул окурок и вернулся в отель.
Лежа расслабившись в ванной, наслаждаясь ароматом геля для душа, скользящего по нежной соблазнительной коже, Ю Е жаждала чтобы эта ночь принадлежала только им двоим, без надоедливого Сяо Чу Бао, как бы это было романтично.
- Чи Чэн, помоги мне достать спальный халат.
Никто ей не ответил, взгляд Ю Е тут же помрачнел. Она вышла из ванной, обворожительно виляя бедрами и завернувшись в полотенце, лишь немного прикрывшее грудь и малую часть длинных ног. 
- Чи Чэн ты не слышал…
Не успела договорить, как застыла на месте.
Чи Чэн в это время гладил Бао младшего, который появился здесь явно с целью помешать Ю Е – Сяо Чу Бао.
- Разве он не остался дома?
- Прислали, питомцев нельзя перевозить в самолете, только что доставили другим транспортом.
Сказав, поцеловал маленькую мордочку Сяо Чу Бао.
Ю Е пришла в ярость, больше уже не могла держать себя в руках. Но чтобы сохранить свой образ, она не могла раскрыть ненависть к змее, приходилось терпеть.
Она повернулась и ушла в ванную.
Перевела Лина Нгуен
Глава 90. Предопределенная судьбой пара (с рождениея).
После трех дней, проведенных вместе, Ю Е и Сяо Чу Бао стали настоящими врагами. 
Утром Чи Чэн брал Сяо Чу Бао и уходил, мотивируя это тем, что нужно идти на работу с начальниками, возвращался только поздно ночью, а за едой и во время купания не расставался с ним ни на секунду. Но больше всего раздражало Ю Е то, что каждый раз когда она собиралась заняться с Чи Чэном любовью, Сяо Чу Бао тут же заползал в постель и начинал терзать там, требуя чтобы Чи Чэн с ним поиграл, а когда успокаивался, то у Ю Е уже пропадало настроение. 
Этой ночью она снова ложилась в ярости. Среди ночи началась гроза и гром ударил, казалось, прямо в окно, Ю Е тут же открыла глаза. От вспышек молний в комнате было то темно, то светло, ногам Ю Е было тяжело, она еще подумала, что их придавило одеяло, поэтому села чтобы его поправить. При очередной вспышке молнии комната на миг осветилась как днем, она увидела яркое зеленое пятно. Сяо Чу Бао лежал на ее одеяле, его фиолетовый язык постоянно высовывался, тело извивалось и подползало к Ю Е. 
- А!!!! – от неожиданности Ю Е громко крикнула и скинула одеяло с Сяо Чу Бао на пол.
Плечи задрожали так, что она не могла остановить этого, губы так же дрожали, все тело обливалось холодным потом. Чи Чэн проснулся и мрачно посмотрел на Ю Е. Во взгляде не было ни сочувствия, ни жалости, и ни одного слова поддержки не сорвалось с его губ. Но даже будучи смертельно испуганной, с дрожащими руками и ногами, Ю Е все равно не посмела зарыдать прямо перед лицом Чи Чэна. 
Она могла лишь оправдываться перед ним: Только что ударил гром, такой ужас был.  
Только сказала, как раздался еще один раскат, что подтвердило ее слова. Сяо Чу Бао снова заполз на кровать и скрутился в комочек, будто обиженный, Чи Чэн обнял и осторожно проверил не ранен ли он, удостоверившись, что с ним все хорошо, он снова положил Сяо Чу Бао под одеяло, затем вышел. В комнате остались только Сяо Чу Бао и Ю Е, наедине. Только недавно вялый Сяо Чу Бао теперь мгновенно ожил, его глаза напоминали две огромные пещеры, которые поглотили всю теплоту комнаты. Ю Е заметила, что Сяо Чу Бао совсем не похож на других животных, в нем как будто была душа, он мог понять все о чем думает Ю Е, рушить все ее планы и замыслы, ввергал ее в ужас. 
Тем временем Чи Чэн пошел в другую спальню оперся о спинку кровати и закурил. Его заполняло одиночество. Уже давно не было такого, что бы он скучал по кому-то, когда уезжал далеко. Вещь, которую Чи Чэн взял с собой - это огромная упаковка крема Да Бао, которая теперь ему кажется такой маленькой, обертка на креме уже вся износилась из-за постоянных перетираний руками Чи Чэна. Эта коробочка крема напоминала ему У Со Вэя и прошлую зиму, когда он так сильно подтянул штаны У Со Вэю, что стали видны очертания его яиц. 
Чи Чэн свернул в руках ремень и затем пару раз ударил им по кровати, представляя, как высекает этим задницу У Со Вэя, как насилует его, делает ему больно, смотрит, как он рыдает, слушает, как он стонет. Представлял, как он послушно стоит на коленях и берет в рот его огромный член, представлял, как тот бы вилял бедрами и просил его пронзить себя, представлял, как тот сидит на нем и стонет перед входом и выходом члена из его тела, развратно дрожа... 
2.30 утра, телефон У Со Вэя зазвенел. Он сонный нашарил телефон и, не посмотрев, кто звонит, поднял трубку. 
- Хочу убить тебя. 
Посреди ночи быть разбуженным звонком, да еще услышать такую фразу - У Со Вэй был в ярости. 
- Я, мать твою, хочу тебя трахнуть! 
Со злости выключил телефон и лег спать дальше. Спустя 2 минуты У Со Вэй встал, в глазах был ужас: «Я не раскрыл себя?». 
У Со Вэй вдруг подумал кое о чем, он сам дал шанс Ю Е и Чи Чэну быть вместе, может быть его личность уже была раскрыта, Ю Е могла бы случайно упомянуть о нем, от чего раскрылось, что У Со Вэй ее бывший. В этом случае человек, которого Чи Чэн первым накажет, это он. Казалось, что тот звонок указывал на... Он немедленно перезвонил. 
- Почему хочешь убить меня? 
- Потому что ты катастрофа. 
- Почему это я катастрофа? 
- А ты сам не знаешь? 
Только услышав это ладони и грудь У Со Вэя похолодели. Секундой позже с той стороны раздались тяжелые вздохи, У Со Вэй представил свое страшное лицо, как будто его уже дважды ударили и от него разметались красные искры. 
- Пощади меня. 
Эти два слова, попавши в ухо развратного типа, как Чи Чэн конечного же имели другой смысл, тот предмет, что в штанах, проснулся. 
- Ты такой плохой, как я могу тебя пощадить? 
- Тогда, что ты хочешь со мной сотворить? 
С той стороны с сигаретой во рту и рукой на члене.
- Сам подумай.  
С этой стороны покачал головой и схватился руками за простыни на кровати, дыхание стало тяжелым. 
- Не знаю.  
Вот что значит «Бог создал парочку». Они рождены, чтобы непременно быть парочкой. Один сидит в ужасе, дрожит, другой же возбужденный наслаждается, эти две совсем разные эмоции вдруг сплелись. Звук рычания донесся с той стороны, У Со Вэй подумал: «Ну все капец, он уже рычать начал! Мне точно конец!» 
Пока думал, с той стороны донеслось: Ты кончил? 
Мозги У Со Вэя застыли.
-  Что ты сказал? 
- Только что так слаженно вошел в роль, теперь еще притворяешься? 
- ............ 
- Тебе, наверное, стало легче кончить, как только услышал пару моих «ласковых» слов (что-то типа мазохизма). 
- ........... 
- Скучаешь по мне? 
У Со Вэй кинул телефон на кровать: «Я мать твою только и думаю, как бы тебя зарезать!» 
Ю Е видя, что Чи Чэн долго не возвращается, собралась подглядеть за ним одним глазком, в итоге только встала с кровати как Сяо Чу Бао поднял свою головку. Раз Чи Чэна нет в комнате, то Ю Е не нужно было скрывать свой страх, она медленно передвигалась не отрывая глаз от Сяо Чу Бао, боялась, что он вдруг нападет. Сяо Чу Бао не двигаясь продолжал ждать. Вдруг раздалось шипение, Ю Е остановилась, мурашки побежали по спине. Она почувствовала, как что-то холодное ползло по ее ноге вверх к шее. Ноги будто налились свинцом, она не могла ими двинуть, в горле как будто что-то застряло, не позволяя ей выдать ни звука. Холодно, очень холодно, все тело как будто оледенело. На шее будто висело что-то весом с тонну, она не смела двинуть руками, не смела открыть глаза, острая головка приблизилась к ней, все закружилось, ноги больше её не держали и она упала. Пытаясь освободиться, она начала дергаться изо всех сил, но чем сильнее дергалась, тем сильнее ее укутывали. Когда Чи Чэн вернулся, Ю Е уже лежала под одеялом, лицо было бледным, а губы посиневшими. Сяо Чу Бао с ленивым видом свисал с настенного светильника виляя хвостиком.  
За день до отъезда Чи Чэн съездил на рынок, где продавали деревянные вещи, он приметил кусок розового дерева размером с ладонь, подумал, что хорошо будет вырезать из этого дерева что-нибудь. Раз он уехал куда-то в командировку, то по возвращению нужно что-то с собой привести из этого места, так что он отдал высокую цену за приглянувшийся кусок дерева. По совету Чи Чэн связался с одним из местных мастеров по вырезке, стариком рода Чу. Ему было 70 лет, заниматься этим делом он начал в 20 лет, и вот уже 50 лет он не отходит от ножа для вырезки, создал много красивых высококачественных изделий, в общем, знаменитый человек. Чтобы показать свое уважение Чи Чэн даже пришел с дарами. 
- Это мое уважение к вам. 
- Не стоило, проходи, проходи, попьем чай, - засмеялся старик Чу.
Хотя старику уже больше 70 лет, но его осанка до сих пор была прямая, а шаги уверенные. Свой дом он убирал сам, везде было аккуратно и чисто, интерьер в старом стиле. На полках было много разных украшений, которые он сделал сам, они были прекрасны, невозможно было налюбоваться. 
- Молодой человек, выпейте чай. 
- Спасибо.
Старику очень понравилась манера Чи Чэна. Так как он был довольно популярен, большинство клиентов, приходящих к нему, это богатые высокомерные люди. Каких только миллионеров не повидал, но такие воспитанные, как Чи Чэн встречались редко. 
- Дайка я посмотрю на твой кусок дерева. 
Чи Чэн передал кусок розового дерева старику. Тот надел очки и начал его разглядывать, затем кивнув головой, сказал: Довольно гладкий, цвет темный, хорошая вещь, что ты хочешь вырезать? 
- Два яйца, - ответил Чи Чэн. 
Старик Чу ничего не понял.
- Два яйца? Какие яйца куриные? Или..... 
- Человеческие яйца. 
Когда Чи Чэн это выговорил он оставался серьезным и спокойным. Старик Чу даже не знал поражаться ему или краснеть, ему все равно это было не понятно. Чи Чэн еще раз медленно объяснил. 
- Мужские яички, вы понимаете? 
Старик Чу: ... Понял. 
Перед уходом старик Чу еще похлопал Чи Чэна по плечу и сказал: Я в этом деле уже более половины жизни, но еще никто не искал меня, чтобы вырезать такую вещь, молодой человек, вы талантище.
Перевела Лина Нгуен


========== Главы 91-100 ==========

Глава 91. Признание в любви.
У Со Вэй сделал сногсшибательную стрижку, сверху волосы распределены будто лесенкой, а снизу с двух сторон сильно выстрижено. Когда шел по улице, взгляды и перешептываний девушек преследовали его, когда вернулся и посмотрел в зеркало - перед ним прекрасное лицо. Не ясно, возможно это из-за того, что он привык смотреть на свою растрепанную прическу. Но теперь волосы аккуратно пострижены и он не мог сразу к этому привыкнуть, ему постоянно казалось, что он слишком и чересчур красив. Он продолжал рассматривать себя в зеркале со всех сторон. Так продолжалось 10 минут, У Со Вэй вдруг понял, в последнее время он стал тратить слишком много времени стоя перед зеркалом. Раньше на умывание у него уходило лишь 10 минут, 1 минута на то, чтобы принять душ. А теперь как только встанет утром, то сразу бежит к зеркалу, и снова себя там разглядывает, даже зевать начал, становясь в позу. Подумав об этом, он быстро отошел от зеркала. 
Так как он очень доволен своей стрижкой, то был по отношению к ней очень осторожен, перед сном даже поправил подушку, чтобы та была ровной, положил голову на подушку с расчетом и после этого старался вообще не двигаться. Спустя полчаса возникла проблема. Он не мог заснуть. Он никогда не спал спокойно, поэтому стараясь лежать неподвижно, конечно же он не смог заснуть. 
Из-за бессонницы он начал думать про всякие неважные вещи: «Он уже 6 дней как уехал. И еще делал вид, что не хочет возвращаться. Что это означает? Заигрался? Дьявол! Есть шанс насладиться этими развратными штучками, так удачно все сложилось, я бы тоже не хотел возвращаться! Мать его! Заканчивай уже скорее, тогда мне не придется волноваться!» 
Глубоко вдохнул, спать! Прошла минута, снова отрыл глаза, яростно схватил телефон и встал. В телефоне У Со Вэя сохранено гей видео, сначала это было для того, чтобы он тренировал выдержку, а теперь это стало успокоительным. Стоны актера для него как аудио уроки английской речи, секс все равно, что тренировка под музыку по радио. Обычно смотрел не более 10 минут, актеры еще не успевали приступить к главному, а он уже спал. Но сегодня он смог досмотреть, не просто досмотреть, а еще и подумать о чем-то. Представлял, как Чи Чэн стоит на коленях в постели, терпеливо ласкает его член, глотает, кончает, сосет, лижет. Все равно никто не мог бы залезть в его голову и запретить выдумывать, никто бы не узнал, из-за чего он так возбужден. Поэтому просунул руки в трусы начал движение. 
Чи Чэн, как только спустился с самолета, то сразу поехал в клинику. Он был уже на полпути туда когда позвонил У Со Вэю, но тот лишь спустя долгое время поднял трубку. 
- Чем занят?
- В это время чем я еще могу заниматься кроме сна, - У Со Вэй скрывал свой голос. 
Звание «Лучшего по выстрелу» у Чи Чэна было не напрасно, только услышав темп дыхания У Со Вэя, он смог распознать, чем тот занимается. Но конечно он не раскроет его сразу, если сразу раскрыть все карты, то будет не интересно. 
- Скучаешь по мне? 
«Не только скучаю, еще хочу отыметь тебя», подумал У Со Вэй. Вдруг почувствовав жар, он откинул одеяло и остался в одних трусах. 
- Я завтра вернусь. 
Эта часть У Со Вэя стала больше. 
- Вернешься ты или нет как это связано со мной? 
- Без меня тебе просто мастурбировать достаточно? 
У Со Вэй покраснел.
- Ты думаешь все, такие как ты? У тебя в голове один секс! Я человек порядочный, у меня много порядочных дел, мне не до таких мыслей! 
Чи Чэн стоял у окна У Со Вэя и хитро улыбался. 
- Порядочный человек... Тогда я спрошу тебя «если армия придет и захочет войти в пещеру», что это означает? 
«Мать его! Это разве не специально чтобы меня подколоть?!» Грудь У Со Вэя покраснела, а попа покрылась потом. Успокоив свое дыхание, он сказал: Если хочешь говорить на такие темы, то ищи другого, у меня нет настроения. 
Сказал и вырубил телефон. Его желание вырвалось из оков, трусы спущены до щиколоток, дыхание стало тяжелее. Процесс накалялся, вдруг кто-то сбил дверь с петель и вошел. Огромное тело появилось на пороге. Все произошло так внезапно, что У Со Вэй не успел ничего сделать, ни укрыться, ни кончить, ни убрать руки или скрыть эмоции на лице. Чи Чэн поймал его с поличным. 
- Порядочный человек... нет времени думать о таком... так позволь спросить, чем ты сейчас занят? 
У Со Вэй не знал, куда бы ему провалиться в этот момент. Чи Чэн ничего не сказав, сменил руку У Со Вэя, успокаивая, помогая ему продолжить процесс. Те же пальцы, из мяса, костей и кожи, но чувства другие, они сводили с ума, У Со Вэй еще не мог отойти от тех чувств, а тут Чи Чэн пару раз передернул, и удовольствие ударило в голову, его стон раздался с максимальной мощностью.
 - Ты разве не скучал по мне?! 
Чи Чэн придавил тело У Со Вэя и коленкой прижал его яйца. 
- Человек, по которому ты скучаешь не я? Не я? Действительно, не я?
У Со Вэй больше не мог терпеть, он схватил Чи Чэна за волосы. Чи Чэн крепко сжал лицо У Со Вэя, не давая ему сдвинуться и на миллиметр, затем яростно поцеловал, его язык проник внутрь, разрушая все на пути. Из-за огромной волны эмоций У Со Вэй в сумасшествии разорвал штаны Чи Чэна и сжал его член с огромной силой, будто вложил туда свою обиду. Чи Чэн покусывал У Со Вэя от шеи до коленок, затем до попы, где много плоти, в его ушах раздавались стоны У Со Вэя, голого и без малейшего намерения прикрыться. Их члены прижались друг к другу как в той строчке стихотворения, что говорил Чи Чэн до этого, он продолжал распевать эту строчку в процессе, чем очень смущал У Со Вэя. У Со Вэй тяжело дышал лежа в постели. Чи Чэн еще раз налег на его тело, в этот раз можно было прочувствовать явное сопротивление У Со Вэя. 
- Я за эти дни ни разу не прикасался к ней. 
Чи Чэн попал с самую точку, У Со Вэй не смог скрыть свои чувства и продолжал дергаться под Чи Чэном. 
- Как это касается меня? 
Чи Чэн прижался к ушку У Со Вэя, нежно прошептав: Потому что я люблю тебя. 
Не важно, женщина ты, сделанная из воды, или мужчина, сделанный из стали, услышав такого рода нежности, никто бы не смог устоять. К тому же эти слова вышли из уст Чи Чэна, одно слово которого на вес золота. У Со Вэй, не сказав ничего, уткнулся в подушку, его спина больше не была напряжена. Чи Чэн снова прижался к нему всем телом, твердые мышцы его груди, по которым стекал пот, будто приклеились к телу У Со Вэя. Им обоим было жарко, но они обнимали друг друга и просто лежали так.   
Вдруг из телефона У Со Вэя раздалось тяжелое дыхание разрушившее атмосферу, которую так редко можно устроить. Это и есть плохой конец для тех, кто любит пользоваться передовыми технологиями. Этот телефон был подделкой, обычно, когда нажимаешь, то он не слушается, а когда нет, то сам включается. Гей порно,  которое У Со Вэй досмотрел до середины, продолжило играть. У Со Вэй покрылся холодным потом. Хотел протянуть руку и выключить, но Чи Чэн придавил его руку. 
- Смотреть одному не так весело, давай я посмотрю с тобой. 
«Мать твою! Вместе смотреть такое, разве это хорошо кончится?» 
- Я уже смотрел, ты смотри сам.
Чи Чэн покусывал ушко У Со Вэя и нашептывал: Я хочу посмотреть это с тобой. 
Затем он силой повернул У Со Вэя к экрану телефона. Была доказана истина, что смотреть такое вместе, куда более возбуждающе, чем одному. Если смотреть одному, то возбуждалось только это место, а если вместе, то возбуждалось все тело. 
- Актера, которого сейчас трахают, я знаю, - вдруг открыл рот Чи Чэн. 
У Со Вэй поражен.
- Как ты можешь его узнать? 
- В позапрошлом году я был в Японии, он принимал клиентов в Токийском отеле. 
В голове У Со Вэя вспыхнула волна, он не смог скрыть ревности.
- Отлично! Ты переспал со всеми подряд, даже до Японии допёр!  
- Японские мужчины всегда готовы пожертвовать телом рады страны. 
- А ты умеешь говорить красивые речи. Ну и понравилось ли тебе это пожертвование? 
- Не помню. 
- Офигеть! И сколько же ты отымел людей чтобы дойти до такого? 
Чи Чэн рассмотрел ревность У Со Вэя и продолжил дразнить: 
- Если ты чувствуешь, что это не справедливо, то можешь ориентироваться на мое количество перепихов и сделать столько же, пока не сравняемся. 
- Я боюсь, что если буду со столькими спать, то сдохну раньше чем достигну того количества. Давай так, я буду спать с тобой, с тобой спал чуть ли не каждый, спать с тобой все равно, что переспать со всем миром.  
Спустя 5 минут кто-то расплатился кровью за фразу, сказанную в порыве. 
- Хватит, хватит, прекрати, давай сначала закончим смотреть фильм. 
Только посмотрел на телефон, а там дядька в очках уже перешел от предварительных ласк к смазке. Обычно не дойдя до этого момента У Со Вэй уже спал, в этот раз, увидев это, он застыл на три минуты и протянул руку к телефону. 
- Это такая херня... совсем не интересно... ничего особенного, все одинаковые, чем больше смотришь, тем больше надоедает. 
Чи Чэн не останавливал его, поэтому У Со Вэй облегченно вздохнул. Затем появился другой телефон с экраном побольше, там все было четче.  
- А мой не такой как все. 
У Со Вэй «...»
Перевела Лина Нгуен
Глава 92. Посмотрим, посмотрим.
Фильм, который Чи Чэн предложил не походил на тот, что был до этого.
Не считая размера побольше, видео было более садистским, его главной особенностью было то, что это лично снятое home video. "Актерами" были обычные люди. Все было на Пекинском диалекте. Без сценария, без притворства, все правдоподобно и искренне. Смотря такой фильм на знакомом диалекте можно было расслабиться.
Поэтому по сравнению с остальными гей порно, этот фильм куда больше возбуждал.
У Со Вэй кивнул, обратив внимание на снимавшегося паренька. Раньше он думал, что Цзян Сяо Шуай был самым красивым, но по сравнению с этим парнем он ничто. По каким критериям бы не сравнивал, по внешности, фигуре или коже - все было по высшему разряду. Что говорить о мужчинах, которым уже с самого начала нравились мужчины, если даже У Со Вэй посмотрев на него возбудился.
Пока думал, другой актер вытащил свой член и вошел в того парня.
Тот рыдал и стонал, умолял и просил пощады.
- Прости меня... пощади... ааа... я умру...
У Со Вэй задрожал, все 5 чувств обострились, он стал чувствительней, особенно его попа, о которую Чи Чэн терся своим пушком. Он хотел задом оттолкнуть Чи Чэна, но натолкнулся на что-то твердое, и сразу застыл и больше не двигался.
Фильм становился все динамичнее, несколько мужиков игрались с одним пареньком, все было наполнено развратом и садизмом.
У Со Вэй не хотел это воспринимать, но его нижняя часть до стыда затвердела.
Он хотел скрыть эту свою постыдную часть, но Чи Чэн не дал ему это сделать.
- Тоже хочешь? – Чи Чэн взял маленького Со Вэя.
У Со Вэй поспешил покачать головой.
- Нет не хочу.
Член Чи Чэн терся о зад У Со Вэя, его руки крепко сжали его тело.
- А если я хочу?
- Не будет такого! Что ты мне раньше обещал?
Трение Чи Чэна увеличилось, так что промежность попы У Со Вэя опухла и покраснела. У Со Вэй двигался в такт Чи Чэну, кровать скрипела. Чи Чэн смог терпеть до сегодняшнего дня, это уже прогресс, если бы он не обещал У Со Вэю, то наверное уже несколько раз взял бы его.
- Хватит тереться! – У Со Вэй чувствовал, что его зад уже горит.
Чи Чэн ни за что не хотел щадить его, рукой сжал две половинки попы, продолжал трение, складки на его члене выпрямились и сам член стал больше и мощнее.
У Со Вэй сморщился.
- Больно!
Секунду позже бедра У Со Вэя были высоко подняты и прижаты к груди, Чи Чэн слегка приподнял его зад, и его дырочка была выставлена на показ Чи Чэну.
Щеки У Со Вэя покраснели, он начал дергаться.
- Чи Чэн, мать твою! Опусти меня!
- Я начинаю лизать!
- Нет! Слушай сюда, если ты посмеешь...ааа...
Чи Чэн не хотел идти на переговоры с У Со Вэем, просто предупредил его, чтобы тот подготовился.
Кончик  языка Чи Чэна прорисовал несколько кругов по внутренней стороне бедер, затем еще несколько кругов вокруг ануса, когда стало уже достаточно мокро, он приступил к главному. Его язык начал проталкиваться внутрь и играться там.
У Со Вэй стонал уже более возбуждающе, чем тот паренек в фильме.
- Настолько хорошо? – спросил Чи Чэн.
У Со Вэй дергался и выворачивался, пытаясь вырваться из оков Чи Чэна.
Чи Чэн сильнее надавил руками на ноги У Со Вэя, не позволяя тому хоть чуточку сопротивления.
Глаза У Со Вэя покраснели, нельзя! У него еще остались впечатления с прошлого раза, когда тот воткнул в него палец. Его огромный палец, наверное, второй по размеру после его члена. 
Чи Чэн не обращал внимания на сопротивление У Со Вэя, он нежно и тщательно подготавливал анус, он еще никогда не был таким снисходительным ни с каким другим анусом. Чи Чэн продолжал лизать У Со Вэя и массировал там рукой. Так как не было смазки ему ничего не оставалось кроме как тщательно дать размякнуть этому месту, и только затем посмел проникнуть внутрь пальцем. 
У Со Вэй снова еще раз почувствовал, как что-то проталкивается внутрь него.
- Расслабься, – Чи Чэн хлопнул У Со Вэя по ягодице.
У Со Вэй заорал.
Чи Чэн не переставал размягчать анус слюной, внимательно следя за реакцией У Со Вэя, он постепенно продвигался внутрь. Палец Чи Чэна был очень длинным, мог размером сравниться с обычным членом, также он был довольно твердым.
Поясница У Со Вэя прогнулась, он застонал.
Палец Чи Чэна, вошел наполовину, но услышав это, проник разом внутрь, не медля.
У Со Вэй еще громче заорал, пытаясь оттолкнуть Чи Чэна.
Чи Чэн остановил его вытащив палец наполовину, У Со Вэй чувствовал себя не комфортно, анус начал сжиматься.
В этот момент тигриные глаза Чи Чэна засверкали, он начал активно шевелить пальцем. У Со Вэю сначала было больно, затем боль сменилась каким то другим чувством, особенно он это чувствовал когда Чи Чэн касался какого-то места внутри его ануса, такое чувство будто миллионы маленьких муравьев жалили его изнутри, мать его, так дискомфортно! Впереди он игрался с членом У Со Вэя, и сзади тоже.
Чи Чэн же давно уже не испытывал это чувство когда его палец так плотно сжат, вдруг Чи Чэну очень сильно захотелось любить У Со Вэя не только телом, но и сердцем.
Губы Чи Чэна терлись о кончик языка У Со Вэя, спрашивая: Тебе нравится, когда я так играю с твоей дырочкой?
У Со Вэй ответил лишь стоном.
Чи Чэн снова сменил положение У Со Вэя, поместив его голову себе между ног, У Со Вэй послушно уставился на член Чи Чэна, пока весь не покраснел. Затем рот У Со Вэя был открыт членом Чи Чэна, член уже достал до гортани, хотя прошел внутрь лишь наполовину. Чи Чэн зарычал и рукой нажал на шею У Со Вэя. Вот только делал он это не так жестоко как ранее с другими, доводя их до того, что шла кровь. Он просто нежно игрался с волосами У Со Вэя и отряхивал челку с его лба и наслаждался этим неумелым и смущенным лицом У Со Вэя. Затем продолжил играться пальцем который все ещё был в У Со Вэе.
- Нет, нет, нет... нельзя.
Чи Чэн дразнил пальцем внутри У Со Вэя, наслаждение стало пробираться  по спине вверх, все сильнее и сильнее возбуждая У Со Вэя, заставляя его стонать.
Чи Чэн, увидев развратное выражение лица У Со Вэя, кончил.
Спустя время дыхание У Со Вэя стало легче.
Чи Чэн облизал потный лоб У Со Вэя, сдерживая смех спросил: Зад наслаждался?
У Со Вэй не отвечал, наслаждаться то наслаждался, но все равно для него было трудно это воспринимать. 
- Когда же будет настоящее наслаждение? – спрашивал Чи Чэн.
У Со Вэй молчал, про себя он думал: «Вот еще, не дам я тебе такого шанса».
Этот фильм закончился и начался другой.
Громкий крик, такой как будто резали свинью, пронзил слух У Со Вэя. Он взял телефон и посмотрел в ужасе. Все тот же паренек, все те же мужики, вот только до этого был разогрев, теперь начался полный садизм.
В него входили не переставая он истекал кровью и терял сознание, У Со Вэй, увидев это был в ужасе.
- Это... это кто?
Чи Чэн безразлично ответил: Мои дружки, видео снимает Ган Цзы.
У Со Вэй был в ступоре, он не мог поверить, Ган Цзы с первого взгляда казался таким добрым и нежным, но он может так холодно и  жестоко снимать такого рода фильмы. Еще непонятней ему было то, как могли эти мужики жестоко обращаться с тем пареньком. Неужели просто из-за того, что им это нравится.
- Тот паренек солгал мне, он хотел подобраться ко мне ближе.
Этот паренек был Сяо Лунь.
У Со Вэй вздрогнул, он вспомнил про себя.
У Со Вэй испугался до смерти и не мог скрыть это, он продолжал слушать эти стоны, от них ему становилось страшнее. Неужели его ждет такой же конец.
Чи Чэн почувствовал страх У Со Вэя поэтому немедленно выключил видео.
- Чего ты боишься? Я не буду с тобой так обращаться.
- А вдруг однажды ты...
Чи Чэн ничего не ответил и крепко обнял У Со Вэя, беспокойство У Со Вэя было лишним, потому что Чи Чэн был очень бережен с ним, он даже не смел хоть раз ударить У Со Вэя, не говоря уже о том, чтобы изнасиловать.
Этой ночью в груди У Со Вэя будто лед и пламя сражались между собой. Чи Чэн редко бывал таким нежным, нежно целовал, обнимал, нежно нашептывал У Со Вэю на ушко. У Со Вэй уже давно не чувствовал такой нежности по отношению к себе. Но в тоже время он не чувствовал себя в безопасности, фильм оставил плохие впечатления, которые преследовали его постоянно, ему всю ночь снились эти ужасы.
Посреди ночи он проснулся и спросил себя, а не переволновался ли он. Посмотрев на спящего Чи Чэна, положил свои руки на грудь.
«Каждый раз, когда они вместе, что же они вытворяют? Почему он поступает так с Чи Чэном? Не сошел ли он с ума? Притворяется он или нет, разве теперь это имеет значение. Ведь его чувства теперь настоящие и он с Чи Чэном искренен».
У Со Вэй запутался и зарылся головой в плечо Чи Чэна.
Плевать, будь что будет!
Перевела Лина Нгуен
Глава 93. Вернуться со славой.
На следующее утро У Со Вэй снова потерял над своими чувствами контроль. 
Причина проста, после того как проснулся он по привычке почесал голову, поэтому теперь переживал, что его идеальная прическа испорчена. В итоге теперь, когда он потрогал свою голову, то в ужасе, как будто встретил черта, еще раз дотронулся до головы, а там пусто, нет ни одного волоска. Он в панике побежал прямо в ванную и встал перед зеркалом затаив  дыхание.
Только избавился от клички лысого на 2 месяца, теперь он снова вернулся к этому.
Цзян Сяо Шуай, когда вошел тоже был в ужасе. 
- Вчера ночью он прислал мне сообщение, сказал, что сделал новую прическу, я в нетерпении рано встал и пришел, хотел увидеть его образ, если бы знал, что будет это, то еще бы немного поспал.
У Со Вэй рвал и метал. 
- Я и правда вчера подстригся, сделал классную прическу, вчера ночью еще стоял и разглядывал себя в зеркале, а когда утром проснулся - прически не осталось! Я впервые был так доволен новой прической! Боялся придавить, дотронуться, когда мылся, боялся, что на волосы попадет вода! Мать его! Почему, я только пошел спать и теперь ничего не осталось? Я что, впустую потерял деньги за стрижку?
Цзян Сяо Шуай пытался сдержать смех.
- Неужели болезнь выпадения волос?
- Болезнь выпадения волос?! От такой болезни лысеет только часть головы! Как может облысеть вся башка!!!???
Доктор Цзян профессионально все объяснил.
- Болезнь выпадения волос в некоторых случаях может способствовать полному облысению не только головы, но и волос на других частях тела.
У Со Вэй завизжал: 
- Мать его! Да я еще даже могу чувствовать запах пены для бритья!!!
Подумав об этом, У Со Вэй впал в ярость.
- Ты еще не знаешь, кто это натворил? Вчера ночью я плохо засыпал, в голове был бардак, и я долго ворочался, в итоге утром заснул намертво. Тогда я еще почувствовал на голове какое-то странное ощущение, но подумал о новой стрижке, наверное, еще не привык к ней, поэтому не стал обращать внимания.
«Кто бы мог подумать, из-за этой оплошности я лишился волос!»
Пока был в ярости, виновник всего этого вернулся.
На самом деле он и не уходил, просто вышел разобраться с некоторыми делами, свои вещи он оставил тут.
У Со Вэй сделал 3 огромных шага к Чи Чэну, и устроил допрос.
- Почему ты сделал это с моими волосами?
- Мне нравится такая твоя прическа.
- Тебе нравится, а мне нет! По какому праву?! Тебе просто захотелось, и ты взял и побрил меня налысо?! Я, мать твою, постригся только для того чтобы ты один пялился?
Огромной ладонью протирая лысину У Со Вэя, Чи Чэн спокойно сказал: 
- Вот именно, что только для меня.
У Со Вэй был в гневе, Цзян Сяо Шуай же усмехался. 
- Э-эх ученик ты мой, советую тебе прикрыться одеялом и радоваться! "Только для него", разве это не означает, что он сильно на тебя запал?
Чи Чэн забросил У Со Вэя в машину и потащил завтракать.
По дороге У Со Вэй был мрачным, он общался только с Сяо Чу Бао и даже не взглянул на Чи Чэна.
Чи Чэн кинул взгляд на У Со Вэя.
- Ты совсем не добрый.
У Со Вэй про себя сразу опроверг эту фразу: «Я уж слишком добр! Если бы это был другой, то влепил бы тебе пощечину! Но теперь это уже холодная война!» У Со Вэю не хотелось говорить эти слова, чтобы лишний раз не ссориться, поэтому теперь он притворялся глухим и немым.
Человеком, который способен довести Чи Чэна до такого состояния, чтобы он начал успокаивать кого-то, мог быть только У Со Вэй.
Машина остановилась у входа в парикмахерскую, Чи Чэн зашел ненадолго и когда вышел, на его голове не осталось даже волоска. Когда вернулся в машину лысый, У Со Вэй посмотрел на лысого Чи Чэна, немного успокоился и в глазах был виден смех. Вдвоём, с парными прическами они вошли в ресторан.
- Две лапши с говядиной, - заказал Чи Чэн.
Официант спросил: 
- Класть ли туда говядину?
«Разве не бессмысленный вопрос? Если не класть говядину, то зачем заказывать лапшу с говядиной? Если бы нельзя было есть мясо, то почему бы не заказать вегетарианскую порцию?»
У Со Вэй ухмылялся.
- А почему вы еще не спросите, класть ли туда лапшу?
Официант весело: 
- Сякулязировались? (это монах, который должен быть вегетарианцем, но он просит мясо, что означает, что он отступил от веры).
У Со Вэй бросил мстительный взгляд на Чи Чэна.
Завтрак прошел весело, У Со Вэй обсуждал дальнейшие дела с Чи Чэном, в обсуждении он обратил большое внимание на приборы освещения, т.к. был лучшим выпускником университета и когда работал на государственном заводе, то много сталкивался с этой отраслью, он хотел открыть торговую компанию в этой сфере.
Чи Чэн игрался с самодельной игрушкой.
- Хорошая идея, государство сейчас тоже к этому стремится, это можно засчитать.
Услышав одобрение Чи Чэна, У Со Вэй стал уверенней.
Съев все и позвав официанта для расчета, У Со Вэй вдруг увидел что-то в руках Чи Чэна, он заинтересовался.
- Что у тебя в руках?
Чи Чэн не ответил, лишь хитро улыбнулся, что показалось подозрительным.
У Со Вэй, воспользовавшись моментом, выхватил вещь, а когда увидел что это, побледнел. Он хотел кинуть эти яйца на пол и раздавить их ногой.
Чи Чэн увидев реакцию У Со Вэя улыбнулся.
- Как ты смог распознать, что это твои яйца?
Лицо У Со Вэя почернело от злости, он ударил два раза в живот Чи Чэна.
Чи Чэн продолжал его дразнить.
- Ты тоже заметил, что твои яйца довольно большие?
- Господин лысый Чи Чэн, вы не можете думать о чем-то другом, у вас на уме только это!
- Если ты посмеешь выкинуть мою игрушку, я оторву твои настоящие яйца.
"..."
По дороге обратно У Со Вэй снова молчал всю дорогу, а когда уже начал выходить из машины, его потащили обратно. К его лицу приблизилась рука, которая двумя пальцами держала карточку.
- Моя кредитная карточка, если нужны деньги, используй ее.
- Мне она  не нужна, хочешь, дари  кому-то другому.
- Счет открыт на твое имя, кому я еще могу ее отдать?
- Мне все равно она не нужна, просто выброси!
- Без денег как откроешь компанию? Держи, используй, когда понадобится, - сказав засунул карточку в карман У Со Вэю.
У Со Вэй хотел ее вытащить, но Чи Чэн держал его руку.
- Тогда я только пошутил, у тебя такие большие яйца, а сам так мелочен.
У Со Вэй нахмурился, Чи Чэн поднес руку к его лбу и потер чтобы разгладить морщины.
- Иди внутрь, мне пора на работу.
....
У Со Вэй продал своих змей, в этом году на них была хорошая цена, поэтому он смог положить себе в карман 600 тыс. Хотя у него полно дел, но он так же не забыл о змеях Чи Чэна.
Он потратил много сил чтобы найти того продавца редких змей, оба тайно встретились.
- Все распродано, в прошлый раз пришел один богач и скупил всех змеенышей.
У Со Вэй объяснил: 
- Мне не нужны змееныши, мне нужны их матери.
- Самки?
У Со Вэй кивнул.
- В прошлый раз ты продал мне змеенышей, я остался доволен, поэтому хочу купить самок, свяжись с человеком, который присматривает за змеями и скажи пусть привезет их.
- Да как такое возможно?! Это место очень хорошо охраняется.
- Тогда как ты смог достать столько змеенышей?
- Это совсем другое дело! Эти змеи принадлежат важной персоне, и если не хватит даже одной, то будет катастрофа.
- А тогда давай так, я достану таких же змей всех, до единой, а ты просто поменяешь их местами.
- Сдайся ты уже, эти змеи очень редкие, таких не найти.
- А если я смогу достать?
- Но если сможешь, то зачем подменять их? Разве тех тебе не достаточно?
- Для меня это не одно и то же, я ценю этих змей не за их породу.
В итоге торговец все же не согласился, хотя слова У Со Вэя казались ему бессмысленными.
У Со Вэй достал 2 пачки денег и положил на стол.
- Там сто змей! Подменишь несколько, разве заметят, к тому же змеи постоянно сбрасывают кожу, породы все те же, цены не меняются, как они распознают?! Анализ ДНК что ли будут делать?
Торговец посмотрел на деньги, его губы дергались, но он ничего не говорил.
У Со Вэй положил еще одну пачку.
- Змей я точно достану, тебе лишь надо связаться с тем человеком.
- Я постараюсь.
Перевела Лина Нгуен
Глава 94. Вибросигнал.

Чи Чэн отправился в командировку на 2 дня, и в это время Чжун Вэй Юй получила анонимное сообщение.
Содержание сообщения не отличалось от тех, что она получала до этого, в них предупреждали, чтобы Чжун Вэй Юй присматривала за своим сынком и не давала ему приставать к мужчинам.
Чжун Вэй Юй только недавно успокоилась на какое-то время, и вот теперь снова получила такое сообщение.Она не смела рассказать это Чи Юань Дуаню, зная какой у него вспыльчивый характер,если он об этом узнает, то снова устроит скандал с Чи Чэном. Из-за одного сообщения переворачивать дом с ног на голову совсем не стоит.
Поэтому в конце недели она позвала Ю Е в гости.
- Ю Е, скажи мне честно, какие у вас отношения с Чи Чэном?
Ю Е чувствовала себя некомфортно.
- Вы все еще встречаетесь? Вы не поссорились? – торопила её Чжун Вэй Юй  с ответом.
Ю Е осторожно спросила: 
- Тетушка, это вам Чи Чэн что-то сказал?
- Нет, с тех пор как он вернулся, я его еще не видела.
Ю Е ещё осторожнее заговорила: 
- Тетушка, будьте спокойны, у нас все отлично. У каждого свой характер, я не могу надеяться на то, что Чи Чэн будет ходить за мной повсюду. Моя мама всегда мне говорила, если перед женитьбой привыкнуть к ухаживаниям, то после свадьбы ждет разочарование из-за сильных перемен. Поэтому я все очень хорошо рассчитываю в этих отношениях, не витаю где-то в облаках и не мечтаю о неправдоподобном.
Чжун Вэй Юй сделала глоточек чая и с облегчением вздохнула.
- Ты такая умненькая, теперь я знаю, почему из всех девушек Чи Чэн обратил внимание только на тебя.
Девушка смущенно улыбнулась.
Чжун Вэй Юй  еще сказала: 
-Вы уж поскорее выбирайте день и идите, зарегистрируйтесь.
Ю Е обрадовалась этой фразе как сумасшедшая, так что даже чашку нормально удержать не смогла, но все равно пыталась казаться сдержанной спрашивая: 
- А не слишком ли все быстро?
- Нет, ничуть! - Чи Юань Дуань, улыбаясь, схватил руки ЮЕ. - Я уже принимаю тебя как свою невестку.
***
Ночью Чи Чэн снял номер в отеле, пригласил несколько дружков чтобы познакомить их с У Со Вэем.
- Это Ван генеральный директор корпорации по электротехнике ЛТД Оптоэлектротехника и технологии.
Ген. директор встал и пожал руку У Со Вэю, также отдал свою визитку. 
- Наша компания специализируется на изготовлении технологий  led, если вам что-то понадобится, то можете связаться со мной. 
У Со Вэй, улыбаясь, сказал: 
- Ван в дальнейшем надеюсь на вас. 
- Не надо так официально, дядя Чи Чэна мой учитель, если бы не он, я не смог бы открыть эту компанию.Ты друг Чи Чэна, значит и мой друг, в дальнейшем будем много сотрудничать. 
Один высокий стройный мужчина встал с бокалом вина и обратился к У Со Вэю: 
- Я ген. директор компании Чжан Дан, моя компания специализируется на мониторах и энергосберегающих лампах, если вы заинтересованы, то можете приходить.
Чжан Дан улыбнулся.
- Наша компания начала раньше всех, поэтому у нас хорошее положение в этом бизнесе, последние 2 года соперничество стало напряженней, появилось несколько других компаний. Такие как ЛТД, тот, кто сидит слева напротив вас - их глава.
У Со Вэй снова встал и выпил с этим человеком.
Ужин был шумным, алкоголя они выпили не мало, лицо У Со Вэя стало красным, идя по дороге, он шатался туда-сюда. Даже сев в машину он не мог взбодриться. Раньше ради заключения контрактов он бегал то туда, то сюда, должен был держать себя прилично и сдержанно, тогда некоторые и встречаться не хотели. А теперь есть благоприятные условия и много предложений о сотрудничестве.
Такая быстрая перемена обстановки была довольно головокружительна.
Чи Чэн только хотел повернуть ключ как У Со Вэй, сидящий рядом, повернулся к нему, навалился всем телом на руку, не позволяя ему завести машину.Чи Чэн своим жестким подбородком стал тереться о макушку У Со Вэя, поглаживая лицо и спросил: 
- Что такое, напился до того, что тебе стало плохо?
У Со Вэй ничего не ответил.
Чи Чэн терся губами об ушко У Со Вэя, выдыхая запах алкоголя, который ударял прямо в мозг. Плечи У Со Вэя начал дрожать, он вдруг оттолкнул руки Чи Чэна и стал со всех сил биться лбом о его тело.
Если бы это был не лоб, то точно тверже Чи Чэна не было бы, а так было все равно больно.
Он не только посмел бить, так еще и схватил за воротник и начал допрос.
- Почему ты так хорошо ко мне относишься? 
Чи Чэн ничего не ответил, просто уставился на него.
У Со Вэю казалось тот напиток, который он пил, это не вино, а уксус, запах уксуса достиг горла и пробрался к глазам (кислый уксус это ревность), он сам не понимал, к чему он ревновал. Человек, которого он пытался кадрить сидит здесь, его чувства тоже прикованы, соврать уже соврал, все плохое уже сделано. Он не только не поплатился за это, наоборот, его жизнь меняется к лучшему!
Чего не хватает?
Столько чувств пришло, но он не мог понять от чего. В конце концов, все что он мог - это биться о грудь Чи Чэна со всех сил, выкрикивая: Моему лбу больно!
Чи Чэн обхватил ладонью затылок У Со Вэя и поднял его голову, повернув к себе лицом.
- Твоему лбу больно, из-за кого же?
- Из-за тебя! Если бы не ты я бы был сильнее, твёрже!
Если бы это был старый Чи Чэн, то он сразу вмазал бы: «Как смеешь так говорить с Чи Чэном? Я с тобой хорошо обращаюсь и теперь я еще и виноват в этом? Иди, расспроси всех, если Чи Чэн хоть одно ласковое слово скажет человеку, разве тот не будет счастлив всю ночь? Я должен тебя поймать и выпороть, отлупить ногами, только тогда ты будешь доволен?»
Чи Чэн усадил этого грубияна к себе на колени и начал со всей силы кусать, кусать до того, что в ответ слышался один мат, кусал до того, что тот ни одного внятного слова не смог произнести. Наконец Чи Чэн подъехал к дому.
Дверь они открыли не ключом как нормальные люди, а нафиг вышибли ногой с петель. Когда Чи Чэн вошел в спальню, то положил пьянчугу на постель, у самого дыхание стало тяжелым, руки пробрались вверх по талии У Со Вэй, страстно и в тоже время ласково.
- Соски уже так набухли? - специально спросил он. 
У Со Вэй задрожал и укусил Чи Чэна за шею.
Атмосфера накалялась, и вдруг раздался звонок телефона.
У Со Вэй с самого начала знал, что такой момент наступит, но этой ночью он точно не сможет здесь остаться. Что посеял, то и пожинает, У Со Вэй был уже морально готов к этому.
Чи Чэн вышел на балкон, чтобы ответить на звонок.
У Со Вэй, не меняя выражения лица, достал из кармана пачку сигарет, в которой он держал яд для змей, он знал, что Сяо Чу Бао не будет это есть, поэтому спокойно кинул пачку в мусорку в ванной.
Все было сделано без единого шороха, и когда Чи Чэн вернулся с балкона У Со Вэй уже лежал на кровати в той же позе.
- Моя мама хочет сейчас прийти сюда, – сказал Чи Чэн.
У Со Вэй ничего не ответил, оделся и вышел к двери.
Чи Чэну было больно и жаль, он притянул У Со Вэя к себе и крепко прижал к груди.
- Я тебе должен, этот должок я верну.
У Со Вэй, вздрогнув, отвернулся и ушел.
20 минут спустя сюда пришла Ю Е, войдя в дверь, она поцеловала Чи Чэна в то же место где до этого его целовал У Со Вэй.
Чи Чэн ничем не ответил, просто пошел в ванну и начал мыться.
Одна фраза "я принимаю тебя как свою невестку" Чжун Вэй Юй как будто вручила Ю Е безграничную власть. Сяо Чу Бао, скрутившись, лежал там неподалеку и спокойно смотрел на нее, как будто бросал вызов.Тепло и приветливость Ю Е вдруг сильно снизилась, она медленно приблизилась к Сяо Чу Бао, села на корточки, достала из сумочки маленького птенчика и бросила питону.
- Ешь, - ласково сказала она.
Сяо Чу Бао отвернулся, даже не стал это нюхать, презирая ее.
- Не жрешь?! – Ю Е терпеливо поднесла это к пасти Сяо Чу Бао. - Только поймала, очень вкусненький.
Сяо Чу Бао все равно не обращал на нее внимания, кроме Чи Чэна и У Со Вэя он не принимал еды ни от кого, какой бы вкуснятиной это ни было, он все равно не ел.
План провалился,  Ю Е была недовольна, кажется нужно придумать другой план. Пока думала,  дверная ручка повернулась, Ю Е поспешно засунула птичку в сумку, стойко и уверенно, как ни в чем не бывало села на кровати.
Середина ночи, Чи Чэн крепко спал, Ю Е потихонечку пошла в ванну, кинула птенчика в унитаз и 10 раз нажала на кнопку спуска чтобы спустить его в канализацию.
Даже во сне Чи Чэн все равно был насторожен. Странный звук в ванне привлек его внимание, и это нервировало его.
Ранним утром он пошел в ванну и посмотрел в мусорку, там лежала пачка сигарет.
Перевела Лина Нгуен

Глава 95. Чудо-ребенок среди спермы.
- Это одно из средств для уничтожения змей, но эффективность и количество довольно мало для такого питона как Сяо Чу Бао, нужно травить много раз, только тогда это сможет оказать нужное действие. Симптомы отравления сначала довольно слабые, может быть просто понос, рвота. Но спустя долгое время, когда яда накопится достаточно, даже если вы заметили это, то будет  уже поздно, спасти будет невозможно, -  сказал Ган Цзы.
Чи Чэн посмотрел на пакетик порошка в руке, темная аура окутала его. Он скрывал свою ярость.
Ган Цзы воскликнул: А у этого человек кишка не тонка, но нет мозгов, так же не понимает характер Сяо Чу Бао, поэтому и выбрал такой способ.
Чи Чэн заговорил: Это точно должен быть человек, с которым я часто вижусь, раз посмел выбрать такой способ.
Если так сказать, то сразу понятно кто это сделал. На самом деле Чи Чэн уже давно это знал, просто не смог поймать на месте преступления. Не потому, что боялся, что она будет несправедливо обвинена, а просто ему было лень слушать ее ложь.
Ган Цзы попробовал расспросить.
-  По-твоему это сделала Ю Е?
- Она это или нет, через несколько дней узнаем.
Затем разговор перешел на тех змей, что находились сейчас в военной части.
- Я благополучно достал змей той же породы, что и те, в военной части, на первый взгляд они похожи, но их характеры отличаются, если я буду содержать их вместе, то боюсь, твои змеи сожрут моих. Если вдруг не хватит какого-то количества змей и тот тип доложит твоему старику, то будет плохо.
Чи Чэн сжал зубами листики чая во рту и сморщился, распространяя мрачную ауру.
- Следите внимательней, как только с той стороны зашевелятся, мы должны сразу ответить им.
- Будь спокоен, мы потратили полгода только ради этого дня, не могу сказать, что не будет мелких просчетов, но больших ошибок мы точно не допустим. Этих змей мы точно должны вернуть в полном объеме.
- Проведи меня к мелким змеям, которых только недавно вернули, уже больше полугода не видел их, соскучился.
.....
У Со Вэй в клинике ждал с 2 до 10 часов ночи, Цзян Сяо Шуай наконец вернулся.
- Ну как? – спросил У Со Вэй.
Цзян Сяо Шуай поставил аквариум на стол.
- Готово.
- Нет, я не про это спрашивал. Я хотел спросить, он ничего с тобой не сделал?
- Нет! По-твоему кто я? Разве я могу дать ему шанс?
- Значит, ты просто потребовал и он тебе отдал змею?
- Не только послушно согласился, так еще и сразу приказал положить в аквариум.
- Го Чэн Юй, и правда, к тебе со всей душой.
- Разве это может сравниться с тем, как Чи Чэн относится к тебе?
- Намного лучше! Если бы я захотел взять у него одну змею, то он 100% не дал бы, даже если я отвечу взаимностью на его чувства, он все равно не даст.
- Но мы не можем его винить, Го Чэн Юй содержит змей ради забавы, Чи Чэн же считает их своими детьми, разве мы можем дарить своих детей другим людям?
- Точно! Для Го Чэн Юя змеи - это змеи, а для Чи Чэна змеи как люди, как его воспоминания, как он может позволить другим к ним прикасаться?
Цзян Сяо Шуай откашлялся и ответил: Я чувствую кислый запах уксуса...
Взгляд У Со Вэя был как мечи, которые готовы в любую минуту отрезать язык Цзян Сяо Шуая.
- Посмотри на этих змей для начала, - быстро сменил тему Цзян Сяо Шуай.
У Со Вэй подтянул аквариум к себе поближе и осторожно рассмотрел змей в нём, их цвет и узор на теле прекрасны, ему даже было немного жалко отдавать их. Так это те ценные змеи, за которых если продать, то можно выручить немало денег.
Цзян Сяо Шуай сразу это смог разглядеть в своем ученике.
- Хочешь, я найду подделок на подмену? Все равно их сожрут змеи Чи Чэна, никто не заметит подмены.
У Со Вэй покачал головой.
- Мы не можем ради такой мелочи провалить все дело, если провалим, то потеряем несколько сотен змей. К тому же я вложил в этот план больше 10.000, так что мы не можем обращать внимания на такие мелкие выгоды.
Цзян Сяо Шуай поражен.
- Раньше ты из-за каких-то 300 монет не готов был купить подарок, а теперь ради одной улыбки Чи Чэна готов отдать 10 тысяч?
- Это не одно и то же! Одно дело, когда я вкладываю в свое будущее, а другое дело - просто трачу ни на что! Даже если сейчас сказать мне пригласить его на ужин который будет стоить 200 монет я все равно не соглашусь потому что я не получу ничего взамен. Но эти 10 тысяч совсем другое дело, благодаря им я смогу открыть дело, я не только получу от этого максимум прибыли, так еще и без любого риска. 
Цзян Сяо Шуай с интересом посмотрел на У Со Вэя. «Побрить на лысо это нереальная вещь, голова блестит, а сам человек становится хитрее».
Вспомнив об этом У Со Вэй решил, что после всей этой заварухи обязательно пойдет в салон и нарастит себе волосы.
....
Уже поздно, Цзян Сяо Шуай остался в клинике, они легли вдвоём на одной кровати.
У Со Вэй перевернулся, его глаза устремились к Цзян Сяо Шуаю, он молча смотрел на него.
Цзян Сяо Шуай был из чувствительных людей, даже с закрытыми глазами он мог чувствовать на себе чужой взгляд.
- Бессонница?
- Нет, просто захотел на тебя посмотреть.
Сказав, вдруг подтащил Цзян Сяо Шуая поближе к себе, устремился к его губам и поцеловал. Сначала это был легкий поцелуй, затем заметив, что Цзян Сяо Шуай не сопротивляется, проник языком внутрь. Полость рта Цзян Сяо Шуая не такая горячая, как у Чи Чэна, спокойная, внутри нее было приятно.
Целовал, целовал, затем просунул руки под рубашку Цзян Сяо Шуая. Цзян Сяо Шуай схватил его руку.
- Думаешь о нем? - прямо спросил Цзян Сяо Шуай.
- Зачем мне думать о нем? - холодно ответил У Со Вэй. 
Цзян Сяо Шуай, укусив У Со Вэя за лоб, продолжил играться.
- Ты волнуешь, что Чи Чэн, когда увидит ту упаковку сигарет, не только не разозлится на Ю Е, а сблизится с ней?
- А я и не хочу, чтобы он из-за этого поссорился с Ю Е, я просто хочу предупредить, чтобы он был осторожен с этой куколкой. Я не хочу, чтобы Сяо Чу Бао пострадал, к тому же зная его характер, он не станет из-за какой-то неизвестной пачки сигарет расспрашивать Ю Е. Он всегда очень осторожен, если он что-то разузнает, то избавится не только от той злокачественной опухоли, но и от мяса, что окружает эту опухоль.
- Ты так хорошо его знаешь, а когда речь идет о твоих чувствах, то совсем глупый. Ты не знаешь от чего у тебя бессонница, почему ты волнуешься?
У Со Вэй ничего не ответил.
- Не будем говорить о том, что Ю Е девушка Чи Чэна, тебе как никому известно, что Ю Е хочет поменять себе жизнь, но она точно не сможет этого сделать, ты просто опираешься на эти бывшие отношения с Ю Е чтобы гипнотизировать себя, тебя на самом деле волнует отношение Чи Чэна.Что он ради тех змей готов пожертвовать своими чувствами, ни с кем не уживается долго. Стоит ему вызволить тех змей, и в этом бою мы точно победим. Но он не хочет идти прямым путем, он хочет, что бы ты подождал. Поэтому тебе плохо, ты беспокоишься, тебе не нравится то, что тебе приходится мучиться только из-за каких-то хладнокровных животных. Ты обращаешь внимание только на чувства Чи Чэна к этим змеям. Ты мучаешься из-за этой твердолобой стороны Чи Чэна.
У Со Вэю хотелось раскроить череп Цзян Сяо Шуая и достать оттуда его мозги, этот тип уж слишком проницательный.
....В последнее время Ю Е плохо спала, постоянно снились кошмары, что ее окружают и кусают змеи. Когда просыпалась, то все тело было в поту. Она обращалась к психологу, он сказал, что кошмары потому, что она постоянно терпит на себе это давление со стороны змей, из-за этого не спокойна, ей нужно избавиться от того, что ее волнует.
Характер Ю Е довольно стремительный, стоит только подумать, как сразу решает действовать.
С того дня как доктор ей прописал таблетки прошло 3 дня.  Ю Е все равно просыпалась посреди ночи, ей казалось, что если она не уничтожит Сяо Чу Бао, то сойдет с ума. Чжун Вэй Юй уже дала ей важное положение, в конце недели родители обеих сторон встретятся и все обговорят. Чи Чэн ничего не ответил, а молчание означает согласие.
Следовательно, сейчас она просто не может начать действовать самостоятельно.
Поэтому связалась с двумя типами, назначив огромную цену.
- Просто уничтожьте эту змею, используйте любой способ.
Один из тех типов очень осторожен, перед тем как приняться за дело он должен был получить полную информацию.
- Отравить можно?
- Если бы было можно просто отравить, то зачем вы мне тогда нужны? Он не ест то, что ему дают незнакомые люди! Поэтому мне и пришлось вам звонить! Без лишних разговоров, сделайте это жестоко! Я обязательно должна увидеть кровь.
- Риск слишком высок, мы не согласны за такую цену.
- Главное чтобы дело успешно закончилось, я готова вам заплатить вдвое больше.
Перевела Лина Нгуен

Глаза 96. Благополучно выполненное задание.
В то время когда Ган Цзы позвонил, Чи Чэн был в патруле.
- Ситуация поменялась, мы не можем связаться с тем солдатом, который ответственен за подмену змей, персонал тоже поменяли, я думаю, что со змеями что-то случилось и с той стороны пытаются решить проблему.
Выслушав такую хорошую новость, Чи Чэн продолжал спокойно колесить по улицам и патрулировать округу.
- Эти 2 дня будьте внимательней, – сказал Чи Чэн.
Ган Цзы нетерпеливо: По сравнению с тем, на что мы рассчитывали, это произошло раньше на несколько дней, подменили только 20 змей и они уже заметили неладное, а я еще думал, что нужно больше 50, эти военные, и правда, нечто.
Услышав гудки в трубке телефона, Ган Цзы пришлось замолчать.
Недаром его прозвище "король по подсчету секунд", даже когда такое важно дело он не подождал и положил телефон.
....
Спустя 30 минут после этого У Со Вэй получил сообщение.
«Мы не можем связаться с тем торговцем, когда пришли к нему, здесь уже было пусто, я предполагаю, он смотался. Я считаю, что теперь нам нужно внимательней следить за той стороной».
У Со Вэй ответил: «Делай, как считаешь нужным! Деньги не важны, главное, чтобы не пропала ни одна змея».
 У Со Вэя думал также как и Ган Цзы, что все идет очень быстро.
Разве могло в этой ситуации быть по-другому, не быстро? Два человека, которые ни разу это не обсуждали, мыслили и действовали абсолютно одинаково, они оба, каждый со своей стороны, подменяли змей, и так каждый по  20 с лишним штук, вместе получилось 50.Сначала змеи жили со своими и поведение было спокойным, но когда привезли новых змей, совсем чужих им, атмосфера накалилась и они начали бунтовать.
У тех змей, что растил Чи Чэн, был такой характер, как и у их отца - «Смеете покушаться на мою территорию?! Сожру вас всех». Несколько десятков змей, которых подменили, всех до единой сожрали.
За одну ночь потерять несколько десятков змей - сторожа это очень волновало.
Он понял, что это невозможно скрыть и ничего не оставалось кроме как доложить начальству и понести наказание. Его тут же отвели на допрос. А продавец, что был в сговоре с этим сторожем, долго не думал, и, не дождавшись звонка, понял, что дело не чисто, собрал вещички и умотал.
В это время У Со Вэй следил за домом Чи Чэна. Ю Е часто входила и выходила из его дома. Обычно одна, а иногда под руку с Чи Чэном.
Иногда У Со Вэй думал: «А может оставить этих двоих так?» Ю Е же нужны деньги Чи Чэна и его благородная семья, а Чи Чэн использует Ю Е как щит, они оба пришли к этому сами и устраивают друг друга. Если бы не У Со Вэй, который встал между ними, то наверное они бы уже давно поженились, змеи Чи Чэна тоже вернутся в целости и сохранности и счастливый конец всему.
Но он этого не сделал. Наверное, потому что Бог создал его не добродушным человеком, наверное, он родился уже с такими качествами, наверное, потому что он упрям... Стоит только начать дело, и он не успокоится, пока не доведет его до конца.
...
В последнее время Чи Чэн был до странности тих, как будто затишье перед бурей.
Чи Чэн вышел из дома, У Со Вэй никак на это не отреагировал. Он смотрел вслед уезжающему Чи Чэну и его сердце сжималось.
Чи Чэн вёл машину без цели, он хотел проехать поблизости только пару кругов, но вдруг оказался у клиники. Из-за того, что У Со Вэй испортил его вещь он был холоден с У Со Вэем 5 дней.
Он всегда такой, ради выполнения цели он мог избавиться от всего, уже 5 дней он не искал У Со Вэя, не звонил ни разу, даже не прислал ни одного сообщения.
Вдруг ему очень захотелось встретиться с этим лысым парнем.
Даже если просто мельком, проезжая на машине мимо клиники.
...
У Со Вэй тоже думал, что Чи Чэн далеко не уйдет, а просто будет ездить неподалеку, он следил за домом не появится ли кто подозрительный. Тут зазвонил телефон, это был Чи Чэн.
- Я хочу тебя увидеть – сказал он.
Ты где?
- Перед клиникой.
- Ты что там делаешь?! Совсем с дуба рухнул?! 
Тут У Со Вэй заметил двух подозрительных типов которые пробирались внутрь, он последовал за ними.
- Почему не отвечаешь? – снова спросил Чи Чэн.
- Я тоже к тебе поехал уже перед дверью твоего дома.
Те типы начали взламывать замок.
- Не хорошо, кое-что случилось!
Сказав это, он сразу убрал телефон в карман и пошел за ними.
Чи Чэн перезвонил У Со Вэю, но не смог дозвониться, голова взрывалась. Он тут же развернул машину и поехал обратно.
- Эй, Реко змея тут! - донесся голос.
У Со Вэй просунул голову внутрь и посмотрел на аквариум, в аквариуме была змея похожая на Сяо Чу Бао, но это определенно не Сяо Чу Бао. Он расслабленно вздохнул, Чи Чэн уже подменил змею, так что в эту игру стало легче играть.
Тот мужик, которого звали Реко, держал в руках бамбуковую палку, она считается лучшим инструментом для уничтожения змей, второго звали Шу Шай, в руках он держал нож, ждал, когда змея будет избита палкой, тогда он пырнет змею ножом, и можно будет уже идти за вознаграждением.
Эти двое собирались вынести аквариум наружу и сделать все там, но аквариум был приклеен к шкафу поэтому его невозможно было поднять, а стекло было твердым и никак не получалось его разбить, ничего не оставалось кроме как взломать замок аквариума.
Затем змея выползла оттуда.
Дураки перекинулись взглядами, потом один из них ударил питона палкой, он не только промахнулся, но и разозлил змею, затем они оба испугались и начала прыгать туда-сюда и бить палкой по полу куда попало.
У Со Вэй почувствовал, что настал его звездный час и забежал внутрь.
- Что вы тут делаете?
Шу Шай, увидев, что их раскрыли, поторопился порубить голову змеи ножом.
После случилось непредвиденное.
Это была дикая змея, не только буйная, но и  ядовитая. Голова, что была отрублена, перед этим, все равно вцепилась зубами в ногу Шу Шая. Сяо Чу Бао не был ядовит, а эта явно была ядовитой, поэтому пол тела Шу Шая онемело.
Реко собрался бежать, но не хотел бросать сообщника поэтому начал драться с У Со Вэем.
У Со Вэй бил голыми руками, а у Реко еще была палка, этой палкой он и от