Our Glamorous Time, Наши славные времена.

22 Mar. 2019 ·  vlada  ·  Наши славные времена

Глава 1

Поезд грохотал по горам, натужно пыхтя и стремительно двигаясь вперед.

Вид из окон напоминал сцену из фильма, живописное зрелище, обрамленное в рамку. Среди покрытых облаками гор спряталось блестящее озеро, а на пустынных, покрытых густой травой просторах паслись стада овец и коров. 

Тибет. Здесь каждый цвет словно заключает в себе чистоту и умиротворенность, и каждая мелочь способна достичь глубины вашего сердца.

Линь Цянь сидела у окна.

Хотя поезд был переполнен, возле нее будто образовался вакуум, некое пустое и опасное пространство. Те, кто находились рядом, были напряжены и насторожены, а сама девушка отстраненно поддерживала вежливое расстояние.

С одной стороны Линь Цянь чувствовала себя неловко. С другой – эта ситуация казалась ей довольно забавной. Она уперлась подбородком в ладонь и стала читать книгу. Однако всякий раз, когда девушка поднимала глаза, она замечала направленные на нее взгляды одетых в армейскую форму мужчин, и ее лицо начинало краснеть.

Действительно, молодая девушка с походным рюкзаком вдруг оказалась в вагоне, переполненном солдатами. И путешествовала с ними вот уже семь или даже восемь часов. Это было довольно необычно.

Два дня назад с Линь Цянь произошла некоторая неприятность в горах.

Из-за резких изменений в рабочем графике, отпуск стал для нее редкой и желанной возможностью реализовать давнюю мечту и совершить поход по Тибету. С ее богатым опытом в занятиях фитнесом и спортом на открытом воздухе, эта затея не казалась такой уж сложной. Но уже по дороге назад начались проблемы. Сначала ей попался слишком скользкий склон, а затем сломался арендованный пикап. Как на заказ внезапно изменилась погода, а ночью пошел крупный, тяжелый снег. Словно издевательство какое-то.

К счастью, на рассвете ее спас отряд проходивших мимо солдат. Это был пограничный военный корпус. Ребята оказались довольно дружелюбными и открытыми, они даже посадили ее на поезд, которым перевозили ветеранов и демобилизованных, что позволило ей пересечь Лхасу*.

(*прим.пер.: Лха́са— городской округ в Тибетском автономном районе КНР, место размещения правительства автономного района, бывшая столица независимого Тибетского государства).

Солдат, сидевший по диагонали от Линь Цянь, наконец-то решился подойти к ней.

- Мисс, а откуда вы?

Солдаты знали о ее истории и их восхитила жизненная сила девушки, столкнувшейся с подобными сложностями и принявшей их с подобным спокойствием, даже оптимизмом.

- Я из Лин-Сити, - с улыбкой ответила Линь Цянь.

- Я тоже! Я тоже из города Лин! – радостно отозвался солдат.

Девушка подняла глаза и улыбнулась. Даже в такой момент, без макияжа и в испачканной одежде, она выглядела очень милой. Черты ее лица казались изящными и утонченными, и достаточно было одной улыбки, чтобы взволновать сердца солдат.

- Думаю… - с улыбкой продолжил парень. – Вы студентка колледжа, да?

- Нет, я уже работаю, - вежливо ответила Линь Цянь. Ее голос был теплым и мягким, наполненным неторопливой непринужденностью, что заставляло солдат чувствовать себя комфортно, а ее и вправду делало похожей на молоденькую студенточку. – В корпорации Ай Да*.

(*прим.пер.: АйДа - Ai Da –переводится как «Достижение любви» или «Ищущие любви», но учитывая весьма своеобразный ассоциативный ряд, связанный с подобным переводом, оставим вариант с Ай Да).

- Круто! – солдат из ее родного города выставил вверх два больших пальца. – Это ведь наша удивительная местная компания, стоимость активов которой оценивается в несколько миллиардов, верно?

Линь Цянь казалась праздной и расслабленной, но ее глаза украдкой изучали людей в вагоне, пока, наконец, не остановились на мужчине, сидящем почти напротив.

Он был самым тихим здесь, но самым эффектным. Наверное, из-за молчания она и не заметила его раньше.

Одет мужчина был в тяжелое шерстяное пальто. Даже откинувшийся на спинку кресла, он выглядел очень высоким, а учитывая ширину плеч – даже внушительным. Голова с надетой на нее фуражкой опустилась вниз, и широкий козырек скрыл половину лица. Виднелся только подбородок.

Независимо от того, насколько шумно и оживленно было в вагоне, насколько громкими были голоса и активными споры, он не двигался и не реагировал, погрузившись в столь глубокий сон, что даже казался мертвым.

 

***

 

Путешествие оказалось долгим. Небо медленно потемнело.

Солдаты устали, большинство из них задремало на своих местах, и в вагоне стало тихо и прохладно. Линь Цянь продолжала в одиночестве сидеть у окна, испытывая приятную расслабленность. Ритмично перестукивали колеса поезда, движущегося вперед по сверкающим металлическим рельсам.

После возвращения придется вновь с головой погрузиться в напряженную работу. Праздники и выходные всегда заканчивались слишком быстро, и было очень сложно заставить себя вернуться на рабочее место.

Ритмичный звук становился все глубже, отдалялся и будто бы затихал вдали.

Линь Цянь резко открыла глаза.

Она все еще сидела у замерзшего оконного стекла. Снаружи было темно, едва виднелись нечеткие очертания гор, рек и озер. В небе мягко мерцали звезды.

Вагон не двигался.

Здесь, неподалеку от небольшой деревеньки, не было магазинов или гостиниц, даже платформы. Судя по всему, это была лишь временная остановка. Солдаты проснулись. Многие из них настороженно выглядывали наружу.

- Все в порядке. Просто этот участок дороги не очень хорош, так что могут быть временные проблемы с движением. Но мы справимся с этим, - утешил девушку солдат напротив.

- Угу, - Линь Цянь отвела от него взгляд и только сейчас заметила, что сиденье почти напротив опустело. Спящий солдат, сидевший там раньше и привлекший ее внимание, уже ушел. Пропал раньше, чем она успела это осознать.

Скоро сюда придут.

В купе появился молодой высокий офицер. Решительным голосом он начал раздавать приказы:

- Класс два и четыре, немедленно явиться с докладом в главный офис. Класс пять, пока поезд снова не двинется, вы отвечаете за безопасность.

Все солдаты вскочили на ноги и дружно рявкнули:

- Так точно!

Линь Цянь с любопытством наблюдала за тем, как они суетятся, выполняя приказы. Затем подтянула рюкзак ближе к себе и опустила кепку на лицо, собираясь еще подремать. Но внезапно девушка почувствовала, что взгляды всех солдат сосредоточились на ней. Ощутив неловкость, она вновь села прямо.

Офицер подошел к ней. Его лицо было безэмоциональным, а в глазах застыло холодное выражение.

- Мисс, пожалуйста, возьмите свой багаж и следуйте за мной.

- Могу я спросить, в чем дело? – решительно спросила девушка, ощущая обращенные к ней взгляды.

Однако офицер не ответил. Вместо этого он знаком велел паре солдат взять ее рюкзак и широким шагом направился к двери.

Снаружи ждала тьма и весьма прохладная ночь.

Линь Цянь следовала за двумя солдатами вдоль узких коридоров общих вагонов, заполненных солдатами, и с неприятным холодком ощущала, как на нее обращалось все больше и больше взглядов любопытных глаз.

Когда они добрались к вагонам с купе, пустым и отделенным от общих вагонов с солдатами, офицер приказал своим подчиненным оставить рюкзак здесь и уйти. Те кинули на нее быстрые взгляды и молча удалились.

Девушка посмотрела на офицера. Его мужественное лицо и излучавшие холод глаза вызвали в ней некоторое беспокойство.

Она настолько пристально посмотрела на него, что молодой офицер первым неловко отвел взгляд в сторону и, наконец, пояснил:

- Впереди оползень, мы уже отправили людей разобраться с этой проблемой. Однако и солдаты, и обслуживающий персонал поезда сегодня ночью будет постоянно находиться в движении, часто покидать вагоны. А в этом районе полно волков, так что для леди будет не слишком удачной идеей продолжать находиться в подобном месте. Поэтому командир приказал отвести вас в запирающееся изнутри купе. Здесь никого, кроме того сам вагон чище и безопаснее. На рассвете к вам придут сопровождающие.

Что?

Линь Цянь и офицер посмотрели друг на друга.

Так… Вся эта жуткая ситуация и пугающая атмосфера в результате означали благое дело?

Она засмеялась и поспешно кивнула:

- Спасибо, огромное вам спасибо!

Офицер, казалось, ощущал себя неловко.

- Не за что, - поспешно ответил он и отвернулся.

Коридор был пуст, и только в передней его части стояло два солдата, обеспечивающих безопасность. Здесь и вправду было чисто и спокойно.

Линь Цянь поднесла руки к лицу, подула на них, пытаясь согреть дыханием, потянулась к ручке двери. Но ее пальцы не успели даже прикоснуться к холодному металлу.

Раздался негромкий щелчок.

Она с удивлением замерла. Кто-то был внутри?

Прежде чем она успела додумать мысль до конца, с резким грохотом дверь купе отъехала в сторону. Девушка отступила на шаг назад, прислонившись спиной к окну.

На пороге стоял мужчина. Из-за выключенного света его лицо было невозможно рассмотреть. Рост незнакомца был очень высоким. Он был одет в военную форму, куда лучшего качества и вида, чем та, что была на офицере, который ее сюда привел. Козырек фуражки закрывал глаза, но оставлял видимыми прямой нос, красивые губы и волевой подбородок.

Это ведь он? Тот самый мужчина, который спал в общем вагоне?

Хотя она не могла видеть его лица, девушка все же поняла, что не ошиблась.

И что это? Как он сюда попал?

- Простите, я не знала, что вы внутри, - с улыбкой произнесла она. – Офицер сказал, что здесь пусто.

- Хм, - звук, донесшийся с его губ, куда больше напоминал мягкий напев или мурлыканье. В пару шагов он отошел в сторону, освободив дверной проем.

Линь Цянь повернула голову, чтобы взглянуть на него. Ее сердце забилось быстрее, но она постаралась взять себя в руки.

- Вы командир?

- Хм, - с той же интонацией ответил он и открыл дверь.

Девушка была удивлена. Но мысли в ее голове мелькали с удивительной быстротой. Итак, тот, послал офицера, чтобы забрать ее и привести сюда, тот, кто был командиром и мог раздавать офицерам приказы, неожиданно оказался тем самым мужчиной?

Удивительное совпадение.

- Спасибо вам…

Издав еще более невразумительный звук, командир проигнорировал ее и быстро удалился по коридору.

 

***

 

Атмосфера в купе царила очень приятная. Здесь было тепло, яркое освещение позволяло расслабить глаза. Линь Цянь удобно расположилась у окна и оглядела пространство.

Купе было четырехместным и очень аккуратным. Свернутые в рулоны одеяла лежали на койках. На крючках на стенах висели вешалки с униформой. На маленьком столике сиротливо стояла чашка из нержавеющей стали.

Очевидно, это вагон для офицеров. Наверное, тот незнакомец отказался ради нее от своей койки.

Такие хорошие люди. Но ощущение все равно было таким, словно она нечто вроде биологического оружия, черной чумы, которую следует скрывать и никому не сообщать, что будет дальше, даже ей самой. Неужели все так ужасно?

Линь Цянь рассмеялась.

Уже засыпая, девушка отметила, что поезд все еще стоит. Она не стала ложиться спать. Преодолев дрему, завернулась в пальто и собралась выйти из купе.

Но едва она открыла дверь, как замерла в изумлении.

В коридоре по-прежнему было тихо и спокойно. Охрана находилась неподалеку. На скамейке, на расстоянии примерно двух метров от нее, сидел мужчина в шерстяном пальто. Длинные ноги в черных сапогах упирались носками в противоположную стену.

Разве это не тот самый немногословный командир?

Он опирался спиной об стену, голова мужчины наклонилась вниз, козырек фуражки и воротник пальто полностью скрывали его лицо. Такой недисциплинированный, темпераментный, странный, он напоминал ей… Дремлющего кота, пожалуй.

Звук открывшейся двери купе, несомненно, разбудил его. Голова командира медленно поднялась и слегка повернулась в ее сторону. Лицо все еще было скрыто воротником. Казалось, он слишком ленив, чтобы нормально посмотреть на нее, не говоря уже о полноценном разговоре. 

 

Глава 2

Звук открывшейся двери купе, несомненно, разбудил его. Голова командира медленно поднялась и слегка повернулась в ее сторону. Лицо все еще было скрыто воротником. Казалось, он слишком ленив, чтобы нормально посмотреть на нее, не говоря уже о полноценном разговоре.

Линь Цянь вышла в коридор и остановилась в нескольких шагах от мужчины.

- Я не устала,можете пойти поспать в купе.

Незнакомец молчал.

Девушка спокойно ждала его ответа. Видимо, он просто обдумывает ее предложение. Однако вместо этого командир медленно повернул голову обратно и вернулся в исходное положение. Всякая надежда на разговор растворилась в воздухе.

- Что ж, - прождав уже достаточно долго, сказала Линь Цянь. – В таком случае спокойной ночи.

И вернулась вкупе.

 

***

К тому моменту, когда солнце взошло над горизонтом, поезд, наконец, прибыл в Лхасу.

Линь Цянь умылась, привела себя в порядок и собрала вещи. Снаружи было ярко и солнечно, солдаты стояли по обе стороны коридора, у тамбуров. Но где же командир?

Задумавшись, девушка вытащила из сумки ручку с листком бумаги и написала свой номер телефона, приписав снизу сообщение:

«Я думаю, мы еще встретимся однажды. Если у вас появится возможность побывать в Лин-Сити,  пожалуйста, позвоните мне. Я смогла бы стать для вас отличным гидом и другом.

Линь Цянь»

 

***

На вокзале Линь Цянь расщедрилась на билет первого класса. А когда вечером прибыла в город Лин, взяла такси.

В конце дороги широко раскинулся ухоженный, современный парк. Между деревьев белели несколько стильных зданий. На пороге одного из них, принадлежавших «Ай Да», стояли люди.

Водитель такси остановился в нескольких сотнях метров от нужного здания, припарковавшись у жилого дома. Месяц назад его арендовала Линь Цянь. Расплатившись с мужчиной и войдя в дом, девушка бросила рюкзак на пол, и устало завалилась на кровать.

Переведя дух, она посмотрела на дисплей мобильного телефона. Как и ожидалось, ни звонков, ни текстовых сообщений.

Серьезно, она впервые дала мужчине свой номер телефона, и вдруг такой эпический провал!

Линь Цянь улыбнулась и встала, откинула в сторону занавес на окне. Золотые лучи заходящего солнца отражались от стекол зданий и фабрик, металлических конструкций электростанций, принадлежавших «Ай Да». Но особенно живописно выглядели сейчас зеленые поля, расположенные позади зданий. Утонувшие в солнечных лучах, изумрудные травинки словно светились, напоминая иллюстрацию из детской сказки.

Девушка глубоко вдохнула и улыбнулась. У нее было очень хорошее настроение.

«Действительно удачное место для того, чтобы начать», - подумала она. Новые знакомства, приятные встречи, красивый и уютный дом, новая карьера. Чего еще можно желать?

 

***

 

Доки были переполнены военными грузовиками, выстроившимися в колонны. Этим транспортом ветеранов и демобилизованных солдат должны были доставить домой.

Несколько офицеров вполголоса обсуждали какой-то серьезный вопрос, собираясь сесть в джип, когда к ним подбежал запыхавшийся солдат.

- Майор Ли, - обратился он после того, как отдал честь остальным офицерам. – Слава Богу, я вас нашел. В полдень я был в поезде, на котором вас привезли, и нашел там это.

Он протянул майору листок бумаги с номером телефона и несколькими написанными от руки строками.

Человек, которого только что назвали майором Ли, посмотрел на солдата как на идиота.

- Мне это не нужно, - произнес он спокойным, серьезным тоном.

Два офицера, стоявшие возле него, с любопытством покосились на бумажку, пытаясь прочесть, что там написано. Но услышав ответ своего сослуживца, они с недоумением, перебивая друг друга, начали его переубеждать:

- Линь Цянь? Это ведь та девушка, которую спасли в горах, и которая ехала с нами в поезде…?

- Я видел ее сегодня утром, она очень красивая!

- Разве она не живет в твоем родном городе? Почему бы тебе не сохранить ее номер?

Однако майор лишь невозмутимо поправил фуражку, опустил воротник и сел в джип.

- Я же сказал, мне это не нужно, - а затем с пренебрежением добавил. – Мы с ней все равно скоро встретимся.

 

***

 

Зима в этом году решила пожаловать раньше времени. Темная и холодная станция была переполнена громкими звуками: голосами, шагами, объявлениями из громкоговорителей и прочим шумом.

Ли Чжи Чэн, одетый в шерстяное пальто, вышел из автобуса с небольшой сумкой в руках.

Высокий и широкоплечий, он заметно выделялся в толпе. Мужчина быстро огляделся и заметил Кадиллак, припаркованный у входа в станцию. Уверенным и решительным шагом двинулся в том направлении.

Гу Янь Чжи стоял прислонившись к двери и смотрел на Ли Чжи Чэна с легкой улыбкой.

- Да неужели! Значит, сбежавший сын благородного семейства решил вдруг вернуться?

Громкий голос привлек внимание многих прохожих. Оборачиваясь, люди рассматривали двух мужчин с любопытством, недоумением и даже завистью.

Ли Чжи Чэн сделал вид, что ничего не слышал. Подойдя к автомобилю, он лишь равнодушно произнес:

- Я дома.

Гу Янь Чжи улыбнулся еще шире и хлопнул майора по плечу. Ли Чжи Чэн, наконец, тоже изобразил что-то вроде слабой улыбки и мужчины обнялись, приветствуя друг друга.

 

***

 

Автомобиль плавно миновал вторую кольцевую развязку.

Пальцы Гу отбивали незамысловатый ритм по оплетке руля.  В машине было тепло и тихо. Мужчина покосился в зеркало заднего вида, заметив, что Ли Чжи Чэн сидит на своем месте прямой и неподвижный, словно вырезанный из дерева. Он смотрел в окно с холодным выражением лица. Безразличный, будто чужой.

Гу Янь Чжи ненавидел это больше всего. Хотя Ли еще не было и тридцати, он вел себя словно и знать не знал, что такое молодость. Отчужденный, холодный до одури, и молчаливый – не заговоришь с ним, так он сутками и слова не проронит.

- Надо же, какой высокий, здоровенный, - медленно поддразнил Гу Янь.

Ли Чжи Чэн не отрывал взгляда от окна, за которым менялись пейзажи города, который казался ему одновременно ужасно знакомым и совершенно неузнаваемым.

- Хм… Я уже в двенадцать перегнал тебя в росте.

Гу Янь Чжи ухмыльнулся, повернул руль, мягко входя в очередной поворот, и сменил тему:

- В дом престарелых или в компанию?

- В компанию.

Гу Янь покачал головой. Интересно, у этого парня вообще есть сердце? Он не возвращался домой вот уже много лет, но еще не желал примириться с темпераментом своего отца.

С другой стороны, с позиции пользы для семейного бизнеса этот выбор казался более удачным.

 

***

 

Линь Цянь стояла у здания «Ай Да». Сердце девушки ныло от беспокойства.

Когда два месяца назад она приходила сюда на собеседование, все выглядело совершенно иначе.

Тогда у шикарного здания толпилось множество людей, стоянка была переполнена красивыми автомобилями. Молодые люди и девушки в дорогих костюмах деловито сновали туда-сюда и выглядели чрезвычайно занятыми. В парке за зданием развевались на легком ветерке красочные транспаранты с лозунгами. Вся компания казалась процветающей зоной, местом, полным активности и грандиозных планов.

А что сейчас?

Те же здания, тот же чистый и красивый парк. Вот только все вокруг было пустым и холодным, совершенно безлюдным, если не считать двух охранников, без дела сидевших у входа.

Производственная мастерская темнела на заднем плане, рабочие стояли снаружи, курили и болтали, выглядели настолько праздными, что, казалось, их только что всех уволили, и они просто растерялись, не успели переварить эту новость. И никаких транспарантов с лозунгами.

Хотя нет, они-то как раз остались. Частично свисали, будто старые тряпки, частично валялись прямо на земле, потеряв даже мало-мальски приличный вид.

Линь Цянь недоуменно стояла в тени одного из деревьев, коих в этом живописном месте было множество, когда мимо нее проехал солидный и роскошный автомобиль. Он двигался так медленно, что у нее появилась возможность заглянуть в салон.

Девушка узнала мужчину на водительском сидении.

В журналах и газетах часто встречались фото этого человека - первого заместителя генерального директора «Ай Да», племянника председателя правления, Гу Янь Чжи. В жизни он казался еще более молодым и красивым, чем на фотографиях. Кто бы мог знать, что подобный человек может оказаться настолько бесчестным? Если, конечно, слухи о нем не врали.

Взгляд Линь Цянь переместился на заднее сиденье. Там тоже сидел мужчина, но из-за тонированного стекла его внешность рассмотреть было невозможно. Наверняка кто-то совершенно особенный и властный, раз уж сам Гу Янь Чжи у него в водителях.

 

Гу Янь Чжи тоже заметил девушку, стоявшую под деревом. С первого же взгляда он оживился – она была молода, весьма симпатична. Стройная фигура отлично смотрелась в черном деловом костюме. Она была настолько изящной, что ее вид будто бы освежал окружающую невзрачную атмосферу.

Он вновь покосился в зеркало заднего обзора и обнаружил, что Ли Чжи Чэн тоже не отводит взгляд от незнакомки.

- Знаешь ее? –рассмеялся Гу Янь.

- Нет, - безразлично отозвался пассажир.

 

***

 

Полчаса спустя, в отделе кадров корпорации «Ай Да».

Менеджер по кадрам посмотрела на резюме, затем перевела взгляд на девушку, сидящую перед ней.

Затруднительная ситуация.

Информация в резюме была весьма лаконичной:

«Линь Цянь, женщина, двадцать пять лет. Опыт работы: три года.

Была принята на работу два месяца назад, на должность помощника генерального директора. Запланированная дата начала работы – сегодня».

Но… Но ведь…

- Я помню вас,- наконец, сказала менеджер. – Однако сейчас в корпорации «Ай Да» сложилась не очень простая ситуация. Вы, должно быть, слышали новости?

- Не уверена,- с некоторой застенчивостью отозвалась Линь Цянь.

Она была сторонницей принципа «быть добрым ко всем, но не забывать заботиться о себе». Поэтому прежде, чем сменить работу, она много месяцев работала без перерыва и отдыха. А потом, наконец, пришло время пожить в удовольствие и позаботиться о себе.

Поэтому получив предложение от корпорации «Ай Да», девушка не спешила с ответом. Она посчитала, что на отдых ей понадобиться месяца два. Видимо, генеральный директор высоко оценил ее, как высококлассного специалиста, поэтому предоставил Линь Цянь желанный перерыв перед приемом на работу. Ну а потом девушка уехала в Тибет, была в горах, поэтому была не особенно в курсе актуальных новостей.

 Менеджер по кадрам задумалась.

- Видите ли, дела у корпорации «Ай Да» сейчас идут не лучшим образом. Бывший генеральный директор ушел в отставку неделю назад. Выходит, что сейчас пост генерального директора остается вакантным.

Кажется, Линь Цянь начала понимать, в чем проблема.

Вряд ли в учебниках по поиску работы будет написано, что делать, если вы претендуете на должность помощника генерального директора, когда самого директора нет как такового.

 

***

 

Верхний этаж, офис вице-президента.

 

Гу Янь Чжи сам заварил чай, разлил его по чашкам и затем, подняв глаза, увидел Ли Чжи Чэна, стоящего у прозрачного стекла. Его тонкие брови были нахмурены, а взгляд обращен на огромный парк, раскинувшийся внизу. Ли глубоко погрузился в тяжелые раздумья.

Когда Ли Чжи Чэн снял пальто, под ним оказались зеленая армейская рубашка и военные брюки, отлично сидящие на его стройном высоком теле. Возможно, именно многолетнее пребывание в рядах армии преобразило юношу, предав ему особой грации и наделив освежающей, подобной весенней прохладе, аурой.

Гу Янь улыбнулся, подошел поближе и подал Ли чай.

- Насколько все плохо? – спросил у него Ли Чжи Чэн.

Гу Ян Чжи присел на диван и сделал глоток из своей чашки.

- Очень плохо. Мы потратили на него приличную сумму денег, а этот… господин умудрился потерять два миллиарда на зарубежных рынках. В обмане он даже лучше чем я! И теперь мы в тупике. Акции упали, нам конец.

Ли Чжи Чэн промолчал. О его реакции свидетельствовало лишь побледневшее лицо.

- И сколько у нас осталось?

Не очень профессиональная формулировка, однако Гу Янь ответил.

- Ты имеешь в виду долю на рынке? Ну, на внешнем рынке, понятное дело, полный беспредел. С внутренним рынком все еще хуже, поскольку в последнее время мы максимум ресурсов тратили именно на интеграцию в мировую экономику. В результате конкуренты увели множество контрактов прямо из-под нашего носа. К примеру, «Сы Мэйци» оттяпал львиную долю всего нашего внутреннего рынка. Так что, в самом лучшем случае, с 20% доля «Ай Да» упала до восьми.

Ли молчал, задумчиво поглаживая тонкими пальцами бортики теплой чашки.

- Понял.

Оба мужчины некоторое время посидели в тишине, заполненной лишь ароматным запахом чая.

Гу Янь Чжи рассматривал своего собеседника и почему-то чувствовал себя немного странно. Конечно, между ними были отличные отношения. Но, учитывая долгое расставание, сложно было сказать, насколько Ли Чжи Чэн успел измениться. Ходили разные слухи. Например, о том, что он был отличным командиром в армии, что его подчиненные справлялись с на редкость сложными заданиями. Что военные не хотели отпускать майора Ли на гражданку, когда тот подал рапорт об отставке.

Ходили слухи и о характере самого Ли. Решительный и умный, он был неуловим и талантлив как руководитель. Даже прославился, заработав прозвище «Юго-Западный Волк». При весьма привлекательной внешности, этот парень был ярым интровертом.

Он был очень молод, но за исключением военных, других интересов не проявлял. Не увлекался властью, женщинами, деньгами. Жил словно в изоляции. Будто выходец из иной эпохи.

Уголок рта Гу Яня дернулся вверх.

Интересно, это председатель соизволил позвонить своему сыну? И тот согласился?

Хотя старая поговорка «в бизнесе как на войне» все еще отлично работала, ситуации все же отличались. Деловой мир полон интриг и хитроумных толстокожих людей, не чуждых грязным поступкам. А он что?

Выдающийся военный, но все же человек, который не имел опыта и мало что знал о бизнесе.

Тихий и немногословный, с теми, кто не входил в круг его ближайшего окружения, он разговаривал еще меньше. И как такой человек сможет управлять тысячью сотрудников, рабочих?

Стук в дверь отвлек Гу Янь Чжи от его мыслей.

Отдел кадров передал им копию резюме.

Гу Янь принял документ и отослал секретаря, сел в кресло, повернулся и сообщил:

- Да уж, в такое время, когда у нас текучка кадров составляет уже тридцать процентов, все еще находятся люди, которые приходят сюда на работу устраиваться. Ну не глупцы ли?

Ли Чжи Чэн промолчал.

- Хотя наш бывший генеральный директор был бесполезен, - продолжил между тем Гу Янь Чжи. – Нельзя не признать, что некоторые отделы внутреннего управления все еще работают отлично. Элитный набор талантов, так сказать. Уверен, и этот новый бедолага тоже весьма хорош. Тебе ведь понадобиться помощник. Не хочешь ознакомиться? Если, конечно, все же планируешь здесь задержаться.

- Без разницы,- холодным тоном ответил Ли. К людям он относился без малейшего интереса.

Гу Янь взглянул на фотографию в резюме.

- Ух ты, а это не девушка с улицы? – И он стал зачитывать строки из резюме. - Линь Цянь, выпускница университета Х, Экономического факультета.

Сделав небольшую паузу, чтобы прочесть остальную информацию, мужчина продолжил:

- Работала специально уполномоченным членом комиссии отдела маркетинга корпорации «Сы Мэйци», позволила компании добиться превосходной производительности.

И только сейчас Ли Чжи Чэн, наконец, прореагировал. Повернувшись к собеседнику, он бросил одно единственное слово:

- Придержи. 

 

Глава 3

Когда Линь Цянь услышала слова менеджера по кадрам, она, мягко говоря, очень удивилась.

Мало того, что ситуация изменилась совершенно неожиданным и непредсказуемым образом, изменения продолжали происходить буквально каждую следующую минуту.

Приняв звонок от кого-то, видимо, вышестоящего, менеджер вдруг предложила девушке своеобразную альтернативу:

- Мисс Линь, корпорация «Ай Да» с огромным удовольствием была бы рада отдать вам обещанную должность. Однако из-за сложившейся ситуации эта возможность, скажем так, маловероятна. Если вы решите выбрать другую должность, мы, в свою очередь, постараемся сохранить за вами оговоренный ранее оклад. Если же вам принципиальна должность помощника генерального директора, тогда придется подождать, пока в компании не появится новый директор, и уже там ориентироваться по ситуации. Если же вы решите покинуть нашу компанию, мы искренне желаем вам найти хорошую работу в другом месте.

В тот момент, когда менеджер по кадрам выходил из кабинета немногим ранее, чтобы передать ее документы вышестоящему начальству, Линь Цянь достала мобильный телефон и вышла в интернет, вбив в строку поиска новости о корпорации «Ай Да». Быстро пробежавшись глазами по информации, она поняла, что не сможет окончательно решить все прямо здесь и сейчас. Поэтому, когда женщина вернулась, Линь Цянь честно ответила ей:

- Благодарю. Я изучу всю информацию по этому вопросу и завтра дам вам официальный ответ о своем решении.

 

***

 

Когда Линь Цянь вышла из здания «Ай Да», время было еще ранним, даже полдень не успел наступить. Девушка медленно побрела в сторону своего дома, но по дороге заглянула в ресторан, чтобы утолить внезапно возникнувший, видимо, на нервах, голод. Вернувшись домой, она распахнула окна, включила музыку и села на подоконник, набирая привычный номер телефона.

В Соединенных Штатах уже наступил вечер. Линь Мо Чэнь поднял трубку довольно быстро. Его глубокий голос звучал очень по-манхэттенски, лениво и снисходительно.

- Ты все же позвонила мне… причем куда позднее, чем я рассчитывал.

- А ты, как всегда, уже в курсе… - расстроено констатировала девушка.

Корпорация «Ай Да» имела международный статус и была довольно известна по всему миру. Как мог не знать о происходящем финансовый маклер с Уолл-Стрит?

СейчасЛинь Мо Чэнь стоял у окна на одном из верхних этажей небоскреба. Серо-стальной костюм ручной работы выгодно подчеркивал его фигуру и удачно скрывал следы легкой усталости на лице мужчины – он снова засиживался над исследованием безопасности инвестирования, анализом данных и отчетов.

Огни города напоминали звезды, далекие и холодные. Оживленная Хадсон-стрит напоминала извилистую реку, ограниченную руслом с высокими берегами – небоскребами, по которой неспешно тек светящийся поток.

Линь Мо Чэнь рассмеялся.

- И что ты теперь собираешься делать?

- Ну уж точно не на тебя работать, - фыркнула Линь Цянь.

Ее слова заставили парня поморщиться. Впрочем, когда он задал следующий вопрос, тон его голоса оставался мягким и светлым:

- Правда, что ли? И где же ты тогда собираешься искать себе новую работу?

После небольшой паузы девушка ответила:

- Я думаю остаться в «Ай Да».

Справедливости ради стоило отметить, что хотя корпорация и переживала сейчас нелегкие времена, это совершенно не означало, что ей пришел конец. Даже тощего верблюда не стоит недооценивать. Способность корпорации преодолевать кризис была неизвестна. К тому же, сегодняшнее общение с менеджером оставило после себя вполне приятное ощущение.

- Эх, чувствую себя совершенно покинутой и никому не нужной, - произнесла Линь Цянь.

Линь Мо Чэнь бросил взгляд на окна небоскреба напротив, его пальцы мягко постукивали по поверхности массивного рабочего стола.

- Линь Цянь, чувства – это совершенно бесполезная вещь, - начал он изменившимся тоном. – Ты – моя сестра, и я ожидаю от тебя куда более рационального и объективного мышления.

Хотя тон мужчины был несколько высокомерным и холодным, посыл все же содержался благой – он хотел сестренке только лучшего.

Линь Цянь привычно повелась на провокацию, тихо отозвавшись:

- Ну ладушки. Тогда давай свой объективный анализ, скажи, стоит ли оставаться?

Линь Мо Чэнь помолчал, обдумывая ответ. В душе его сестры вспыхнул лучик надежды.

- Ты можешь попробовать, - наконец, неспешно произнес ее брат.

Линь Цянь улыбнулась.

Не стоит спрашивать у него о причинах. Объясняя, он часто использует слишком много громоздких профессиональных терминов, от которых у большинства нормальных людей тут же начинает болеть голова.

- Спасибо, старшийбрат!

Почувствовав себя хозяином положения, Линь Мо Чэнь улыбнулся и пренебрежительным тоном добавил:

- Председатель «Ай Да», Сюй Юн, стар и слаб. Он прекратил следить даже за обычными ежедневными операциями. Старший сын, Сюй Иян, погиб в автомобильной катастрофе три года назад, и после этого Сюй Юн совершенно перестал ладить и даже контактировать с окружающими людьми. Поэтому, скорее всего, во главе встанет кто-то из троицы: во-первых, Гу Янь Чжи, во-вторых, незаконнорожденный сын председателя Сюй Чэнъянь, который сейчас учится в Соединенных Штатах, в-третьих, у Сюй Юна и его жены есть еще один ребенок, сын, о котором практически ничего не известно. Но я попробую пробить о нем хоть какую-нибудь информацию.

 

***

 

Повесив трубку, Линь Цянь спрятала лицо в ладонях. Но просидела она так недолго. Вскоре ее внимание привлекло оживленное движение на улице.

Это был большой зеленый военный грузовик. Он шумно проехал по широкому шоссе со стороны городского центра, и остановился у ворот территории, принадлежавшей корпорации «Ай Да».

Несколько солдат в камуфляже спрыгнули вниз. За их плечами были небольшие рюкзаки. Грузовик тот час же уехал, а мужчины, постояв у ворот и посовещавшись между собой, вошли внутрь.

Солдаты – преимущественно, конечно, ветераны и дембеля – вызывали у девушки положительные ассоциации, учитывая все события, с которыми ей в последнее время довелось столкнуться.

Они буду здесь работать?

Линь Цянь окончательно решила остаться в «Ай Да».

 

***

 

На следующее утро с формальностями, связанными с устройством Линь Цянь на работу, было покончено, и девушку привели к печально известному Гу Янь Чжи.

В отличие от остального пространства, просторный офис Гу Яня поражал роскошью, в нем царила приятная атмосфера оживленности и позитива.

Гу Янь Чжи, сидевший за темным, лакированным столом, выглядел как солидный начальник. Оторвавшись от документа, он медленно поднял голову и окинул новую сотрудницу долгим, внимательным взглядом.

Ли Чжи Чэн вчера вечером отправился в дом престарелых, чтобы увидеться с отцом. Найм сотрудника – пусть это даже будет его личный помощник – он посчитал делом куда менее важным, и спихнул все на  Гу Яня. Кроме того, Ли решил, что постарается пока сохранить собственное инкогнито, и будет как можно меньше светиться на людях.

Так и вышло,что причина его появления в «Ай Да», да и сама личность нового управляющего, оставались в тени.

Накануне Гу Янь Чжи поинтересовался у парня, почему он решил поступить именно так. Рано или поздно ведь все равно придется встретиться с сотрудниками, так какая разница?

- Хочу сначала разобраться в ситуации, - ответил Ли Чжи Чэн. Отвернувшись к окну и устремив взгляд к горизонту, он добавил. – Втайне.

Гу Янь задумался.

Надо же, какая загадочность. Хотя в каком-то смысле она все же была разумной.

Если расценивать его поведение с военной точки зрения, выходило, что майор Ли надумал начать свою миссию с разведки. Что, в принципе, вполне логичное желание.

Вспомнив об этом, Гу Янь Чжи рассмеялся.

- Предполагаю, что вы более-менее четко понимаете ситуацию, в которой сейчас оказалась наша корпорация, - сказал он, обращаясь к Линь Цянь. – Справиться с текущими обстоятельствами будет чрезвычайно сложно. Однако если у вас действительно есть способности и мозги заточены в нужную сторону, гарантирую, вам удастся подняться в этой корпорации к самым верхам. С другой стороны, как вы, думаю, понимаете, посредственностей мы держать не намерены. Это будет лишнее бремя, которое сейчас мы позволить себе не можем. Так что все зависит исключительно от вас самой.

Его слова вполне соответствовали мерилам здравого смысла. Поэтому Линь Цянь спокойно кивнула в ответ.

- Я выложусь по полной.

Глядя на улыбку на лице Гу Яня, она подумала о том, что с ним будет куда легче поладить, чем казалось, учитывая ходившие слухи.

Гу Янь Чжи не стал продолжать этот разговор. Поскольку оба поняли, о чем шла речь, и достигли по этому вопросу полного взаимопонимания, мужчина отпустил Линь Цянь на ее новое рабочее место.

***

 

Карьера Линь Цянь в «Ай Да» началась несколько сумбурно. Сложно было предсказать, к чему это все приведет и чем, в итоге, закончится.

На тот момент в приемной генерального директора работали трое, включая саму Линь Цянь. Двое остальных были недавно закончившими обучение выпускниками.

Менеджер отдела кадров предупредила девушку, что в более благополучный период в этом отделе работало, по меньшей мере, около восьмидесяти человек. Но после того, как бывший генеральный директор покинул свою должность, число сотрудников резко сократилось.

Гу Янь Чжи дал задание Линь Цянь – отслеживать тенденции рынка, составлять отчеты по любым его изменениям.  Каждое утро девушки должно было начинаться со сбора информации и новостей, готовить краткий отчет, передавать его начальству. Кроме того, она должна была составлять еженедельное резюме с итогами работы всех прочих отделов компании. Ну и, естественно, отдельно отслеживать и анализировать незапланированные или выбивающиеся из прогнозов события, которые касались бы двух этих отраслей.

Одним словом, все, что ей нужно было делать – писать бесконечные отчеты.

Конечно, такая монотонная и скучная работа была далека от реальной деятельности компании. Линь Цянь это не нравилось. Но потом оценила ситуацию с другой стороны. Когда в компанию приходит новенький, да еще и из конкурирующей организации, будет как минимум странно сходу давать ему доступ к обработке конфиденциальной информации. Правильно же? Эти мысли принесли девушке облегчение. Так что она решила просто сконцентрироваться на написании ежедневных отчетов, и уже к первым выходным в руках Линь Цянь скопилось достаточно информации, чтобы оценить реальное положение вещей в корпорации «Ай Да».

Каждый отчет передавался секретарю, а затем попадал на стол Гу Янь Чжи. Но Линь Цянь не была уверена даже в том, что он их хотя бы читает. Позже он передал через секретаршу просьбу дублировать все отчеты в электронном виде на имейл Apache2013126.vip.com. Линь Цянь с недоумением косилась на это «Apache*». Был ли это личный почтовый ящик Гу Яня или, может, другого сотрудника, аналитика компании? Некоторое время она пыталась выяснить значение этого слова, но так и не смогла соотнести смысл и кого-либо из сотрудников «Ай Да».

(прим.пер.:Apache – это не только собирательное название для нескольких культурно родственных племён североамериканских индейцев, но и весьма любимое военными слово, используемое в межличностном общении, названиях военных операций, вооружения, и т.д.).

 

***

 

На выходных Линь Цянь встала пораньше и направилась в дом престарелых «Зеленый Сад», расположенный в противоположной части города.

В 2010 году большинство местных постояльцев было переведено в свежеотстроенный, современный и более удобный корпус. Окруженный пышной зеленью, он обладал развитой инфраструктурой и был, пожалуй, самым удобным для проживания местом во всем городе. Линь Цянь привезла с собой пакет, полный свежих и сочных фруктов.

Медсестра отвела ее во внутренний садик, где под деревом сидела Хэ Цин Лин.

- Мама, - с мягкой улыбкой подошла к ней девушка.

Хэ Цин Лин была пятидесятилетней женщиной с тонкими чертами лица и изящными движениями. Ее лицо покрывала сеточка тонких, едва заметных морщин. Заметив очутившуюся перед ней девушку, Хэ Цин Лин спокойно произнесла:

- Ты вернулась…

Между матерью и дочерью состоялся недолгий разговор. Говорила, в основном, Линь Цянь, тогда как Хэ Цин Лин молча слушала. Однако вскоре женщина сообщила, что очень устала и хотела бы отдохнуть.

Медсестра и санитар помогли ей пересесть в инвалидное кресло и медленно покатили прочь.

Линь Цянь некоторое время неподвижно смотрела ей вслед, а затем достала мобильный и позвонила брату.

- Я в доме престарелых. Мама довольно хорошо выглядит, - девушка сделала паузу. – Не хочешь с ней поговорить?

Конечно, даже если бы Линь Мо Чэнь и захотел, все равно было уже поздно. Однако, выслушав сестру, парень лишь мягко вздохнул.

- Линь Цянь, - сказал он. – Мне не интересно знать что-либо об этой женщине.

Линь Цянь не издала ни звука.

Когда их родители развелись, Хэ Цин Лин забрала с собой только младшую дочь, которая на тот момент была несмышленым младенцем. И с того самого дня Линь Мо Чэнь перестал называть ее мамой.

 

***

 

Несколько позже, покинув «Зеленый Сад», Линь Цянь направилась к старому школьному другу, живущему неподалеку. Когда она вышла из дома парня, время приближалось к десяти часам вечера.

Она отказалась от предложения ее домой, и, поскольку не хотела брать такси, медленно побрела к автобусной остановке. Вступавшая в свои права ночь казалась очень тихой и умиротворенной. На пустой платформе компанию девушке составил лишь слабый желтоватый свет уличных фонарей.

Линь Цянь заняла место сзади, у окна.

Остановка была первой на этом маршруте, а автобус двигался по расписанию, поэтому водитель крикнул ей:

- Девушка, вам придется подождать минут пять, - а затем положил голову на руль и задремал.

Линь Цянь плотнее закуталась в окно. Хотя смотрела она наружу, в голове царил самый настоящий хаос, и глаза вряд ли выделяли из ночной темноты какие-либо объекты реального мира.

Минутой спустя у двери послышались шаги и в салон поднялся очень высокий мужчина.

Линь Цянь невольно оглянулась на него, встретилась с незнакомцем взглядом и отвернулась к окну. Чтобы уже секундой спустя вновь повернуть голову к мужчине.

Свет лился на него со спины, из-за чего лицо было практически невозможно рассмотреть. Она видела темно-серую куртку, черные спортивные брюки и кожаные ботинки. С первого взгляда было очевидно, что эта одежда дорогих брендов. На голове мужчины была кепка, козырек которой опускался к низу, скрывая часть лица незнакомца. Видна была лишь челюсть да прямой красивый нос. Но даже при такой плохой видимости, он все равно производил впечатление.

Сердце девушки забилось быстрее.

Дежавю. Такой же высокий, с особой и очень сильной аурой, он производил впечатление холодного и стойкого человека, возможно жестковатого и грубоватого, даже мятежного. Он просто стоял и молчал, а его уже невозможно было игнорировать.

Уверенно пройдя мимо, незнакомец сел на сидение в самом заднем ряду. Когда он стал приближаться,  Линь Цянь отвернулась кокну, а затем стала наблюдать за движениями мужчины через отражение на стекле.

Вскоре водитель завел двигатель, и автобус тронулся с места.

Звездное небо раскинулось широко в стороны. Улица была пуста, прохладный воздух пытался пробраться под одежду. Звук работающего мотора был единственным звуком, нарушавшим царившую здесь тишину.

Линь Цянь овладело любопытство. Она обернулась и взглянула на незнакомца.

Что?

Он что, заснул?

Высокий рост позволил мужчине упереться согнутой рукой о спинку сидения впереди, используя ее как подушку. Вторая рука лежала на коленях. Козырек почти полностью скрывал лицо незнакомца.

Ну, здравствуй, огромный кот.

Линь Цянь убедилась, что мужчина невероятно похож на того самого командира из поезда, и тихо рассмеялась.

Не сдержавшись, она наклонилась вперед и попыталась заглянуть под козырек. Однако потерпела неудачу. Плохо освещенный салон автобуса, козырек и отбрасываемая им тень почти полностью скрывали лицо мужчины.

- На что ты смотришь? – внезапно раздался спокойный, холодный голос.

Испугавшись, Линь Цянь подскочила на месте и выпрямилась. Выражение ее лица изменилась.

Мужчина медленно поднял голову и окинул ее тяжелым взглядом темных, почти черных глаз.

 

 

Глава 4

- На что ты смотришь? – внезапно раздался спокойный, холодный голос.

Пойманная с поличным, Линь Цянь покраснела. Но потом отреагировала довольно резко. В конце концов, она не делала ничего такого!

Она обернулась и посмотрела на него уже в открытую.

Звук работающего мотора стал казаться еще более громким. Свет, заливавший салон автобуса, был оранжевым и мягким. Мужчина сел прямо, поправил кепку и посмотрел на девушку.

Его лицо было красивым, вне всяческих сомнений. Темные и чистые глаза напоминали глубокое озеро, в котором отражались лишь тени. Высокие и четкие скулы придавали лицу плавных, гибких очертаний. Тонкие губы казались поджатыми, словно он был недоволен или просто не хотел разговаривать.

 Общий образ, составленный из внешности и манер мужчины, получался мужественным, утонченным и отстраненно холодным.

- На тебя смотрю, - ярко улыбнулась Линь Цянь. Раз уж он позволил себе неформальную манеру речи, то ей зачем напрягаться лишний раз?

Мужчина, впрочем, не отреагировал. В его глазах по-прежнему отражалось спокойствие.

- Ты напоминаешь мне солдата, которого я недавно встретила, - добавила девушка.

Договорив, она приготовилась к ответу. Однако незнакомец лишь опустил кепку пониже и вернулся в прежнюю позу.

«Какого черта?» - с недоумением подумала Линь Цянь.

Автобус направлялся в центр города. Чем дальше, тем больше появлялось за его окнами зданий и огней, выглядящих разноцветными, пестрыми пятнами. Вскоре в автобусе появились и другие люди, атмосфера стала более оживленной.

Линь Цянь надела наушники и откинулась на спинку стула. Ее взгляд обратился к окну, вернее, к пейзажам, пролетавшим мимо. Но отчего-то ей было крайне сложно игнорировать присутствие мужчины, сидящего за спиной.

Теперь он сменил позу. Прислонился к спинке своего сидения, скрестил руки на груди и запрокинул голову. Он казался высоким и сильным, а его длинные стройные ноги с трудом помещались под передним сидением. Поскольку кепка прикрывала его лицо,

Линь Цянь не знала, спит он, или наблюдает за ней. Каждый раз, переводя на мужчину взгляд, она чувствовала смущение, затем отворачивалась и заставляя себя смотреть вперед или в окно.

Некоторое время спустя девушка все же не выдержала. Сняла наушники и повернулась, чтобы посмотреть прямо на него:

- И все-таки, это был ты или не ты?

Он не удостоил ее даже взгляда. Сидел, как и прежде, не шевелясь.

- Хм, - этот низкий звук, будто исторгнутый не из горла, а из груди, почему-то напоминал ветер.

- Поняла, спасибо, - Линь Цянь расцвела в улыбке.

Она откинулась назад и больше не изводила его. Натянула капюшон пальто на голову, уселась удобнее, закрыла глаза и заснула.

Слова были лишними.

 

***

 

- Последняя остановка! Эй, вы! Парочка сзади! Просыпайтесь и валите уже! – суровый, резкий голос вырвал Линь Цянь из сна. Ее глаза открылись, проморгались, привыкая к свету, и только потом девушка поняла, что автобус остановился у платформы.

Неподалеку от дороги располагалось знакомее здание корпорации «Ай Да».

- Ох… - удивленно выдохнула Линь Цянь. Кроме нее в салоне оказался тот самый высокий мужчина. Точнее, в этот самый момент он как раз выходил наружу.

Девушка почему-то была уверена, что он выйдет примерно на полпути, где-то в центре города. Поэтому и удивилась, увидев его здесь.

Было уже поздно. Редкое, рассеянное освещение с трудом выхватывало из темноты тихую, безлюдную улицу. Незнакомец шел впереди, спрятав руки в карманы брюк и выпрямив спину. Линь Цянь следовала за ним, отставая метров на пять. На длинной улице эхом раздавался звук их шагов.

Не подумает ли он, что она за ним следит? Что ж, вполне вероятно.

Мужчина подошел к двери и внезапно остановился. Почти бессознательно Линь Цянь тоже замерла на своем месте. Он обернулся и посмотрел прямо на девушку.

Поскольку незнакомец стоял сейчас прямо под лампой, козырек его кепки отбрасывал на лицо длинные, четкие тени. Вглядевшись, девушка вдруг заметила, что губы мужчины изгибаются.

Эй, он что, действительно улыбается?

И в это самое мгновение раздались громкие и шумные звуки. Из ворот, отделяющих территорию корпорации «Ай Да», вышли взволнованные охранники.

- Командир!

- Майор!

- Вы наконец-то здесь!

Слушая их сумбурные приветствия, Линь Цянь сначала удивленно нахмурилась, а затем улыбнулась.

Девушка продолжила путь домой, хоть и непроизвольно косилась в сторону шумной компании.

Высокий мужчина был окружен своими подчиненными и стоял в центре, его тонкие губы раскрылись – видимо, что-то сказал. Линь Цянь не услышала, что именно, но охранники взорвались смехом. Теперь слабая улыбка на губах майора была кудаболее заметной и очевидной.

Внезапно один из мужчин повернулся к девушке и, наконец-то разглядев ее, ошеломленно замер.

Линь Цянь тоже узнала его – он был одним их тех солдат, с которыми она общалась в поезде.

- Этого не может быть ... Мисс Линь! – в радостном изумлении воскликнул он. – Командир, леди, которая ехала с нами тогда в поезде, мисс Линь! Она там!

Вот уж можно было и не сообщать. Майор определенно знал, что это она, и причем намного раньше, чем остальные.

Между тем, все обернулись и посмотрели на Линь Цянь. Командир обернулся тоже. Его темные глаза, показавшиеся под козырьком кепки, выглядели спокойными и лишенными выражения.

Линь Цянь прошла мимо них, пытаясь сохранять торжественно-серьезное выражение лица.

- Привет! – затем, повернувшись к командиру, сознательно добавила. – Майор, и вам не хворать.

 

***

 

Встреча старых друзей или знакомых - это всегда особое удовольствие. Даже если речь касалась не очень удачливой мисс Линь Цянь и парней, которые только недавно стали охранниками в крупной корпорации, и совершенно не знали, что им нужно делать.

Все были взволнованы. Завязалась оживленная и эмоциональная беседа, в которой не участвовал разве что майор, отстраненно стоявший неподалеку. Линь Цянь с удивлением обнаружила, что все они работают теперь в «Ай Да».

Все ли? А командир? Впрочем, другие не стали этого упоминать, а девушка не решилась спросить.

Время было поздним. Линь Цянь улыбнулась ребятам и вежливо попрощалась с ними. Мужчины вновь окружили своего командира и до ушей девушки стали долетать предложения провести совместный вечер за болтовней и выпивкой.

Но уже достаточно скоро Линь Цянь услышала шаги. Кто-то следовал за ней.

Этим человеком оказался солдат, тот самый, который тоже был из города Лин.

- Мисс Линь, я провожу вас, - с широкой улыбкой сказал он.

- Да не стоит. Я живу совсем рядом, буквально в паре шагов.

Но солдат не ушел. Поравнявшись с ней, он начал идти рядом:

- Нет, командир… То есть начальник, мне следует привыкать называть его начальником. Он только что приказал мне вас сопроводить, а я не могу нарушить приказ. Здесь слишком темно и может быть не безопасно для леди. Так что вам от меня не избавиться.

Линь Цянь была удивлена.

Он?

Велел провести ее домой?

Девушка оглянулась, но охранников и командира уже и след простыл.

- Он начальник? – с улыбкой спросила она у сопровождающего ее солдата.

- Вы, может, не знали, но командир батальона устроился на работу в «Ай Да», - довольно искренне отозвался мужчина. – Я точно не знаю, как правильно называется его должность, но она определенно высока. Может, конечно, что-то вроде менеджера среднего уровня. Но мы с парнями думаем, что он вообще начальник отдела безопасности.

 

***

 

Лежа в кровати и готовясь ко сну, Линь Цянь вдруг поняла, что у нее очень хорошее настроение.

Прав ее старший брат, женщины - существа эмоциональные. Мысли о том, что солдаты, которые тогда ее спасли, и с которыми она путешествовала, теперь будут работать в «Ай Да», почему-то принесли ей огромное количество теплых, приятных ощущений.

И даже странный мистер Майор тут.

Кое-что о нем ей все же удалось узнать. Его зовут Ли Чжи Чэн, двадцати пяти лет отроду, самый молодой майор в юго-западном военном округе. Его считали гордым и даже немного заносчивым. И – в этом девушка успела убедиться лично – до ужаса молчаливым.

Надо же, какой классный, красивый начальник отдела безопасности. И как у кого-то храбрости хватит смотреть ему прямо в лицо?

 

***

 

На следующий день Линь Цянь столкнулась с неожиданными плохими новостями.

Прямо с раннего утра огромное количество новостных заголовков буквально взорвали сеть:

«Высококачественные сумочки с опасными канцерогенами! В скандал вовлечены три крупнейшие компании!»

Закон Мерфи гласит, что если что-то может пойти не так, то обязательно так и случится. Линь Цянь думала, что «Ай Да» уже опустилась на самое дно. Но тут вдруг снизу постучали.

 

***

 

Закатные лучи солнца уступали место тусклым сумеркам.

Линь Цянь собрала в папку целую стопку отчетов и на лифте добралась до самого верхнего этажа.

Она не успела дойти до кабинета Гу Янь Чжи, когда услышала его голос:

- Какого черта, кто вообще пишет эту бредятину? – орал он. – Безответственные паразиты! Отвратительная клевета!

Линь Цянь помрачнела.

«Канцерогенный скандал» тянулся уже два дня. И с каждой минутой, казалось, ситуация становилась лишь хуже.

Канцерогены действительно имели место быть. Однако уполномоченная комиссия установила, что проблема заключалась в тканях. А они, в свою очередь, были предоставлены европейскими производителями.

Но, как бы то ни было, отечественные потребители решили бойкотировать всю продукцию вовлеченных в скандал брендов. В эти дни корпорация подверглась более жесткой, чем когда-либо прежде, интенсивной критике со стороны СМИ. Пострадали также две другие крупные компании. Ходили слухи о том, что покупатели собираются подавать в суд.

Скандал затронул и многие другие государственные учреждения. Та же самая комиссия, например, была буквально погребена в требованиях проверить и другую продукцию упомянутых компаний.

Казалось, «Ай Да» окончательно пойдет ко дну.

Секретарь стояла перед дверью, не решаясь войти. Столкнувшись с Линь Цянь, она беспомощно улыбнулась.

Линь Цянь положила папку с отчетами на ее стол.

- Еженедельные и сегодняшние, - сообщила она секретарше. – Отчет об инциденте тоже присутствует.

Секретарша кивнула.

Линь Цянь направилась к лифту, когда за ее спиной раздались голоса сотрудников.

- Кто этот парень, который только что вошел?

- Друг нашего Генерального, - шепотом ответила секретарша. – Я слышала, что он ветеран и только недавно из армии уволился.

 

***

 

Отчеты Линь Цянь, как и груда других бумаг, легли на стол Гу Янь Чжи. Там же лежали и другие отчеты, которых никто не читал.

Но лишь до наступления темноты. Тогда из кучи бумаг эти самые отчеты были осторожно извлечены и с большой внимательностью прочтены.

Настроение Гу Янь Чжи, которое в принципе всегда было хорошим, вне зависимости от обстоятельств и ситуации, в последние несколько дней испортилось. Он не мог позволить себе расслабиться.

До сегодняшнего дня соперничающие компании, в числе которых были «Синь Баожи» и «Сы Мэйци», сохраняли молчание, каждая пыталась выйти из положения. Руководство «Ай Да» никак не могло прийти к соглашению, что им следует делать дальше.

Кто-то предложил публично извиниться и взять на себя ответственность. Большинство же считало, что «хорошее дело не останется безнаказанным», и если проследить за действиями и последствиями этих действий у других компаний, «Ай Да» может оказаться в лучшем положении.

Гу Янь Чжи, который, фактически, столкнулся с последствиями действий своего предшественника, и не имел к ситуации никакого отношения, находился под огромным давлением.

Повернув голову, Гу Янь нашел глазами Ли Чжи Чэна. Тот сидел на диване и сосредоточено что-то читал.

Сорвав с себя галстук и швырнув его на стол, Гу Янь Чжи подошел к парню и поинтересовался:

- Что читаешь?

Ли Чжи Чэн не отреагировал.

По сравнению с холодной тишиной, которую он хранил первое время после приезда, сейчас поведение бывшего майора казалось более мягким и теплым. Похоже, ему удается адаптироваться к окружающему миру.

Откинувшись на спинку дивана, он расслаблено вытянул длинные ноги и, наконец, ответил.

- А ты разве не читал это?

Гу Янь сел рядом и заглянул в документ.

- Ты же знаешь, что мне не нравится читать всю эту документацию, - он покачал головой. – Для меня информация становится ценной, только когда ее озвучивают вслух.Что-то, что можно обсудить, понять, оспорить. А не какие-то цифры, которые выглядят совершенно бесполезными. И представь теперь эти стостраничные отчеты, полные цифр!

Ли Чжи Чэн вновь взглянул в отчет. Гу Янь Чжи заметил, что его друг делает какие-то пометки на полях, и с некоторым интересом склонился над текстом документа. Прочитав написанное, он удивленно замер, а затем просто улыбнулся.

В докладе Линь Цянь были не просто цифры, но еще и даны рекомендации о том, как справиться с этим инцидентом. Ее позиция могла быть сформулирована так – «Ай Да» должна стать первой компанией, которая официально извинится и возьмет на себя ответственность.

В начале своего доклада она цитировала предыдущие отчеты, в которых приводилось множество примеров успешных стратегий преодоления кризисов похожего типа. Был проведен анализ потребительского мышления.

В общем, это был подробный, точный, четкий и удовлетворительный отчет.

Ли Чжи Чэн несколько раз подчеркнул одну фразу.

«Извинившись первой, «Ай Да» поставит своих конкурентов в куда более сложное и тяжелое положение».

А если же они этого не сделают, то вскоре столкнутся с куда более жесткой критикой и давлением, в разы превышающим то, что оказывается на компанию сейчас.

Выходит, что этот вариант был единственным, способным и проблему решить, и на будущее компании поработать.

Даже тот факт, что они извинятся первыми, и сделают это действительно искренне, в глазах покупателей и потребителей поставит их в более выгодное положение, тогда как остальные две компании на их фоне будут выглядеть жалкими подражателями. Это подорвет их авторитет.

Да, это повлечет за собой экономические потери, однако завоевание репутации позволит получить долгосрочные выгоды. «Ай Да» смогла бы эффективно использовать этот кризис для подрыва доверия к своим конкурентам.

Гу Янь встал и задумчиво походил по комнате.

- Знаешь, что самое интересное? Если не принимать во внимание само ее предложение, которое, безусловно, кажется логичным, то лично я удивлен тем фактом, что такая милая на вид барышня способна предложить столь агрессивную стратегию. Хочешь прислушаться к ее совету и выступить против конкурентов?

Ли Чжи Чэн улыбнулся, закрыл папку с отчетом и бросил ее на кофейный столик.

- Планируешь выйти из тени на этом публичном мероприятии? – продолжил допытываться Гу Янь Чжи.

- Давай сначала разберемся с самой проблемой.

 

***

 

На следующее утро в каждый из отделов «Ай Да» поступило уведомление.

Компания решила создать рабочую группу специально для борьбы с кризисом. В рабочей группе должно было быть, в общей сложности, десять человек, занимающих ключевые должности в компании. В установленный срок они должны были переехать в общежитие «Ай Да».

И только одно имя, указанно в самом низу списка, было незнакомо остальным членам будущей группы.

«Линь Цянь»

Линь Цянь отправилась домой, собрала вещи – одежду и самое необходимое. Остальное время, оставшееся до часа Икс, она использовала на звонок в Манхэттен.

Реакция Линь Мо Чэнь была спокойной и даже безразличной.

- Они тебя проверяют.

Он основывался на том, что новый сотрудник, который, к тому же, пришел из конкурирующей компании, будь он хоть трижды высококвалифицированным, едва ли попадет в столь важную рабочую группу. Скорее всего, они просто пытаются выяснить, не является ли она шпионом «Сы Мэйци»

Линь Цяньпозволила себе с ним не согласиться.

- Скорее всего, мой отчет произвел впечатление на руководство. Если же нет, то зачем беспокоиться о проверке моей лояльности к новому работодателю, если сейчас моя ценность в этой компании равна нулю? Все равно, что бить пушкой по воробьям. Слишком много лишних действий для столь незначительной задачи, не находишь?

- Огромная компания идет ко одну с ошеломительной скоростью, - ответил ее брат. – Не буду говорить со стопроцентной уверенностью, но все же мне кажется, что в штате «Ай Да» наверняка есть шпион. В любом случае, кто знает, что из этого выйдет. Постарайся, сестренка, прояви себя, сделай все, что от тебя зависит. 

 

Глава 5

Гу Янь Чжи подозревал, что внутри группы могут оказаться шпионы.

Однако ответ босса вогнал его в ступор.

Свет зимнего солнца было ясным и мягким. Ли Чжи Чэн, в легкой повседневной одежде, стоял возле своего стола, тихий и красивый, как всегда. Бумаги, до того хаотично валявшиеся на столешнице, теперь были аккуратно собраны в папки и расставлены в четком порядке на боковых полках. Вместо них на столе лежала видеокамера с десятком маленьких черных кнопок. Ли Чжи Чэн держал в руках странный гаджет.

Холодный свет падал на его сосредоточенно нахмуренные брови. Мужчина казался невероятно сконцентрированным на своем занятии.

Гу Янь поднял камеру и внимательно ее осмотрел.

- Только не говори,что ты собираешься использовать подобные трюки в нашей Рабочей группе?

Ли Чжи Чэн не отвел взгляда от устройства. Тонкие и гибкие пальцы продолжали возиться с оборудованием.

- Ты сам сказал, что в группе собраны все подозреваемые в шпионаже и возможных диверсиях, - чистый и прохладный голос звучал совершенно спокойно.

Сложно было не согласиться с этим аргументом.

Гу Янь Чжи и сам являлся сторонником нестандартных, даже дерзких мер. Да и вряд ли их возможные шпионы слишком уж щепетильны. С другой стороны, он обязан убедиться в том, что Ли Чжи Чэн учитывает все возможные последствия с позиции права и законности.

- Мне просто нужно, чтобы ты знал – это всего лишь личное соглашение, оно не обязательно законное. Твои и мои руки не могут быть запятнанными. Этого допускать нельзя, - сказал он прямо.

Ли Чжи Чэн замер, поднял глаза и встретился с мужчиной спокойным взглядом:

- Ты правда думаешь, что я настолько невежественный и даже безграмотный?

Гу Янь несколько секунд обдумывал его слова.

- Еще не уверен, - с улыбкой сообщил он.

Ли протянул ему лист бумаги.

Гу Янь Чжи опустил взгляд. Перед ним оказалось изображение картины, портрет Мистера Чжана.

Целый набор таких портретов будет установлен в некоторых из офисов, помещениях общежития для персонала, в комнате, где планируются заседания Рабочей группы.

Место установки камер также уже было отмечено, в основном они попадали в переговорные комнаты, офисы, скрытые и служебные коридоры. Такой подход позволял технически соблюдать конфиденциальность сотрудников, и при этом интенсивно отслеживать любые нарушения или подозрительное поведение.

Фактически, с того самого момента, как члены Рабочей группы покинут свой дом, они попадут под круглосуточное и вездесущее наблюдение.

- Недурно, весьма и весьма недурно! – похвалил разом повеселевший Гу Янь. Затем указал на предмет в руках друга. – А это что?

Ли Чжи Чэн положил гаджет на стол, засунул руки в карманы брюк:

- Устройство для обнаружения сигнала.

Поскольку Гу ЯньЧжи все еще выглядел озадаченным, Ли понял, что ему придется уточнить.

- У этого приборчика имеется определенный радиус действия, в котором фиксируются все сигналы сотовых телефонов, радиоприемников, диктофонов и прочего оборудования. Для сканирования и обнаружения сигнала достаточно восемь сотых секунды.

Вот это уже было понятно. Гу Янь заранее отдал приказ о предоставлении всем членам Рабочей группы специального мобильного телефона. Любой, кто попробует передать сообщение, фото или документ – будет сразу же обнаружен.

Все эти высокотехнологичные штучки, конечно, классные, но…

Помолчав, Гу Янь Чжи кивнул.

- Да, очень хорошо. С тех пор, как ты пришел, параметры безопасности в нашей компании дошли до уровня увлекательной шпионской игры.

Это была шутка, однако Ли в ответ лишь молча склонил голову.

Гу Янь отпустил его. Когда Ли Чжи Чэн выходил из кабинета, до Гу Янь Чжи донеслись тихие слова, сказанные парнем, скорее всего, лишь для самого себя.

И только когда за ним закрылась дверь, мужчина понял, что произнес Ли.

«Солдаты вынуждены пользоваться любыми возможностями».

На войне все средства хороши, не так ли?

 

***

 

Линь Цянь была почти уверена, что в Рабочую группу попали шпионы.

Первое заседание началось спокойно. Десяток человек разместились в большом конференц-зале и дожидались прибытия лидера, Гу Янь Чжи.

Кроме Линь Цянь там были и другие сотрудники компании, большую часть которых девушка видела впервые. Все они дружелюбно приветствовали друг друга. Они выглядели вполне нормально: руководительницы отделов, мужчины из отдела управления производством, технического отдела. Менеджеры преимущественно среднего возраста.

Вскоре прибыл и сам Гу Янь, его сопровождала секретарша. Его появление не произвело на присутствующих особого впечатления, но все же было заметно, что мужчина пользовался здесь определенным авторитетом. Не жалея слов, он вкратце описал ситуацию, в которую они попали, сказал, что возьмет на себя всю ответственность за весь процесс преодоления кризиса. Не поскупился Гу Янь Чжи и на ободряющие слова, пообещав, что как только пройдут трудные времена, все они поднимутся на волне успеха и получат справедливое вознаграждение за свои старания.

Внимательно слушавшие его речь члены Рабочей группы выглядели достойно и уверенно. По крайней мере, так казалось на первый взгляд.

Наконец, они перешли к делу. Все присутствующие получили собственный набор задач.

Обязанности членов группы варьировались в соответствии с отделом, отношениями со СМИ и руководством, непосредственным кругом обязанностей.

Линь Цянь была последней, кто получил работу.

 

***

 

Первая ночь прошла без сна. Даже Гу Янь Чжи не сомкнул глаз. Обсуждая каждый вопрос снова и снова, ведя энергичные дебаты и внося постоянные изменения, они смогли разработать первоначальную программу реагирования на кризис. В этот момент где-то в темных небесах уже начинала рождаться заря.

Гу Янь пошел против мнения многих, сделав из «Ай Да» первую компанию, публично извинившуюся перед потребителями и согласившуюся нести ответственность за случившееся.

Правда, его видение этого хода отличалась от представлений Линь Цянь. Он призывал к абсолютной конфиденциальности, организовал беспрецедентную и шумную конференцию, настаивал на строгом соблюдении заранее сформулированных публичных заявлений.

В принципе, он был прав. Внезапная и резкая стратегия позволяла выиграть, застать врасплох и буквально раздавить конкурентов. Линь Цянь была от него в восторге.

И этот принципиальный и сильный мужчина заставлял Рабочую группу вкалывать почти круглосуточно.

 

***

 

На следующий вечер Линь Цянь допоздна засиделась в офисе. Время уже перевалило за одиннадцатый час.

Гу Янь Чжи осознавал, что на него работают живые люди, а не роботы, не знающие усталости, поэтому велел всем вернуться в общежитие и хорошенько отдохнуть перед дальнейшими сражениями, завтрашними трудностями, с которыми наверняка придется столкнуться. Однако Линь Цянь отвечала за брошюры, которые нужны как раз к следующему утру, поэтому ей пришлось остаться и довести их до ума.

Зимние ночи на юге были холодными, ветер пробирал до костей. Поскольку офис был большим и состоял преимущественно из открытого пространства, включение нагревателя было бы бесполезной тратой ресурсов. Тем более что по вечерам сотрудники службы безопасности вынуждены были прогревать комнаты посредством топки древесным углем.

Кстати, тот самый парень, бывший подчиненный майора Ли, выходец из города Лин, часто навещал Линь Цянь. Он очень помогал ей, особенно в последнее время – доставлял заказную еду, пополнял запасы воды и прочих необходимых вещей.

В этот тихий полуночный час девушка сидела, прислонившись к прогретой топке, и грела об нее замерзшие руки. Ночное небо за окном было черным. Всюду царила тишина, нарушаемая лишь низким гулом работающей копировальной машины.

Вскоре к этому звуку добавился еще один.

Громкие шаги, скрипнувшая входная дверь. В офис вошел парень с тяжелой сумкой в руке.

- Ты еще не ушла?

- Уже скоро, - улыбнулась ему Линь Цянь.

Он протянул ей сумку поменьше, где обнаружилось четыре сладких картофеля, небольших, но пухлых.

- Раз уж я вернулся в свой родной город, то просто не смог сдержаться и не купить эту прелесть. Ты же наверняка голодная, да? Кинь их в печку. Только подвинь ближе к краю, чтоб не подгорели. Буквально пару минут, и можешь есть.

Линь Цянь была приятно удивлена. Она действительно проголодалась, так что ее благодарность была искренней и бурной. С громким, добродушным смехом парень повернулся и ушел.

 

***

 

Ли Чжи Чэн учуял потрясающий аромат сразу же, как вошел в офисную дверь.

Повернувшись, он обнаружил одного из своих подчиненных. Тот сидел на корточках в комнате для охраны, и набивал рот жареным сладким картофелем.

Ли громко захлопнул дверь, сигнализируя о своем присутствии, и подчиненный резко вскочил на ноги, засовывая в рот последний кусок картофеля.

- Товарищ майор!.. Ой, то есть менеджер!

Ли Чжи Чэн кивнул в ответ. Молча присел рядом и достал из пакета ароматную картофелину. Вкус был настолько потрясающим, что мужчина расправился с угощением буквально в несколько секунд.

Когда Ли вновь перевел взгляд на своего подчиненного, Гао Лана, тот смотрел на него недоуменным взглядом широко раскрытых глаз.

- Больше нет? – спокойно спросил у него Ли Чжи Чэн.

- Боюсь, я отдал остальное мисс Линь Цянь, - рассмеялся Гао Лан.

Ли поднял голову и перевел взгляд на свет, лившийся со второго этажа.

- Она еще не ушла?

- Работает сверхурочно. Молоденькая, а такая ответственная и трудолюбивая. Менеджер, как вы считаете, не слишком ли местное начальство компании скупое? С такими-то эксплуататорскими замашками…

 

***

 

Ждать, пока ксерокс отпечатает нужное количество экземпляров, было достаточно скучно. Поэтому Линь Цянь достала книгу из пакета и раскрыла на вложенной накануне закладке.

С каждой минутой аппетитный запах жареного сладкого картофеля становился все сильнее, разливаясь в воздухе, заполняя все пространство офиса.

«Как же хорошо», - подумала она, переводя взгляд на следующую страницу. Задумавшись, девушка потянулась к картофелине и взяла ее голой рукой, только с запозданием осознав, насколько та раскалена.

- Ай! – воскликнула Линь Цянь, роняя картофель на пол. Наморщив лоб, она несколько раз взмахнула обожженной рукой.

Черт, как же горячо!

Хрустящий сладкий картофель покатился по полу и остановился лишь у ног человека, стоявшего у двери. И только когда рука незнакомца подняла корнеплод в воздух, Линь Цянь подняла на него взгляд.

Мужчина был одет во все черное, словно нинзя. Цвет ткани контрастировал с бледной светлой кожей. Он просто спокойно стоял у дверей, напоминая какое-то экзотическое и безэмоциональное дерево.

- Ли Чжи Чэн? Ты что здесь делаешь?

Ли взглянул на нее, затем на собственную покрасневшую от жара ладонь. Бесстрастно подошел к девушке и положил сладкий картофель на стол.

- Пришел за отчетами для Генерального, - ответил мужчина.

На самом деле он пришел сюда, чтобы в тишине и спокойствии ознакомиться со всеми документами, требовавшими его внимания. Гу Янь Чжи дал ему ключи и сказал, что в это время в офисе обычно уже никого нет.

Линь Цянь заметила прямоугольную карточку пропуска, висевшую на шее Ли Чжи Чэна. Похоже, она давала ему возможность пройти буквально в любое место этого офиса. Девушка кивнула, и уже собиралась было спросить, какой именно файл ему нужен, чтобы помочь с поиском, когда боль в обожженной руке вновь напомнила о себе.

- Пойду, подержу ожег под струей холодной воды, - сообщила она мужчине и встала.

Ночная тьма проникала в каждое окно офиса. Слабый ветер колыхал ветви, из отдаленного леса доносились уханья и крики ночных птиц. Почти все огни в здании были погашены, и пространство заливали густые тени. Коридор казался глубокой черной дырой. Линь Цянь, до этого вполне энергично направляющаяся в нужную сторону, испуганно замерла. Обернувшись, девушка посмотрела на Ли Чжи Чэна.

Он замер на месте, тихий и спокойный.

- Пожалуйста, сходи со мной, - негромко попросила она.

Мужчина молча взглянул на нее.

Поняв, что он сейчас раскроет ее истинные мотивы, Линь Цянь тот час же придумала вполне достойное оправдание:

- Хотя тебя и прислали сюда за документами, здесь все же слишком много конфиденциальной информации. Так что прости, не могу позволить тебе остаться здесь. Пойдем со мной.

Ли одарил ее совершенно иным взглядом, но все так же молча развернулся и вышел из кабинета. Девушка поспешила за ним.

Ряд раковин находился в самом конце коридора.

Ли Чжи Чэн нажал на выключатель, и теплый желтый свет залил комнату, оттесняя тьму. Засунув руки в карманы брюк, мужчина замер рядом с Линь Цянь.

Удовлетворенная тем, как сложилась ситуация, девушка открыла кран и подставила пальцы под струю холодной воды.

- Уф… - выдала она от неожиданности.

Ледяная же!

И вправду, здесь температура воды в трубах зимой едва ли отличалась от температуры льда в каком-нибудь замерзшем уличном водоеме. Ощущения от подобных водных процедур были, мягко говоря, не из приятных. Подавленная, Линь Цянь закрыла кран и убрала руку.

- Слишком холодно. Пойду, наверное, за аптечкой.

- Продолжай держать под водой, - почти на ухо произнес ей глубокий и мощный голос. - По крайней мере, еще пять минут.

Девушка покосилась на него.

Все еще молчаливый и притягательно красивый, он стоял неподвижно, как купающаяся в лучах света статуя. Его командный тон и нахмуренные брови заставляли мужчину выглядеть несколько свирепо.

Серьезно, что ли?

Линь Цянь не произнесла ни слова. Посмотрела на часы, засекая пять минут, и снова сунула руку под струю воды.

Ли Чжи Чэн не отводил взгляда от ее обожженных пальцев. Чистая вода омывала изящную кисть. Покрасневшая кожа выглядела не болезненной, а словно бы окрашенной красной краской.

Заставив себя оторваться от этого странно заманчивого зрелища, мужчина перевел взгляд на окно, на черные очертания парка, виднеющегося неподалеку.

Все последующие пять минут Линь Цянь постоянно смотрела на часы. Как только время истекло, секунда в секунду, она тот час же перекрыла воду в кране. Взглянув на свои обожженные пальцы, девушка подняла руку вверх, и с очень милой улыбкой произнесла:

- Большое тебе спасибо! Это было действительно полезно.

Он безразлично кивнул в ответ. Но, как оказалось, она еще не договорила.

- Все логично. Когда замерзаешь насмерть, боль уже не ощущается.

Сладкий тон голоса очень очевидно скрывал в себе иронию. Прежде, чем мужчина смог ответить, Линь Цянь развернулась на каблуках и уверенно направилась в сторону офиса.

Ли Чжи Чэн, замерший на своем месте, просто стоял там и смотрел ей вслед. Секунд тридцать ему понадобилось на то, чтобы серьезный и суровый вид вдруг сменился слабой улыбкой. Не спеша, он направился обратно.

 

***

 

Вернувшись в офис, Линь Цянь набрала номер Гу Янь Чжи.

- Генеральный директор, извините, что беспокою так поздно. Я сейчас в офисе, и тут менеджер Ли Чжи Чэн. Он сказал, что вы послали его за какими-то документами, и я просто хочу подтвердить, что ему можно выносить их за пределы офиса.

Голос, которым ответил ей Гу Янь, был не столько сонным, сколько озадаченным. А еще он, кажется, улыбался.

- Ли Чжи Чэн… Менеджер? Да, это я послал его за документами. Все в порядке, можешь дать ему все, что потребуется.

Линь Цянь повернулась к вошедшему майору Ли и спокойно сообщила:

- Сейчас брошюра допечатается и я закончу. Пожалуйста, подожди несколько минут, я сделаю тебе копии. Присаживайся, будь так любезен.

Все так же молча Ли Чжи Чэн сел напротив нее.

В комнате по-прежнему было пусто. Два человека, сидевшие лицом друг к другу, не произносили ни слова в течение некоторого времени. И лишь потом, не выдержав, девушка сказала:

- Мы могли бы съесть сладкий картофель.

Ли Чжи Чэн поднял на нее свои темные, влекущие глаза. Линь Цянь была почти уверена, что он скажет, будто не голоден. Вообще она не собиралась с ним делиться, но вежливость требовала предложить угощение и ему. И вдруг до нее донесся его низкий голос:

- Хм.

Поскольку ожег Линь Цянь был не слишком большим, пользуясь обеими руками, она смогла почистить картофелину. Едва закончив, она подняла взгляд и увидела, что Ли Чжи Чэн свою уже доедал.

Два человека сидели перед печкой. Его высокая фигура производила особое впечатление. В большой руке мужчины картофелина казалась совсем маленькой. В целом выглядел он будто тигр, удерживающий в когтях не слишком крупную, но вполне съедобную добычу. От него исходила аура суровости и мужественности, и при этом мужчина умудрялся выглядеть галантным и даже нежным.

Линь Цянь понимала, что ей сложно сопротивляться желанию подружиться с ним. Она была готова сделать первый шаг. Девушке было чрезвычайно любопытно, почему он покинул армию и устроился в эту компанию, но спрашивать о таком, наверное, было невежливо. Поэтому она произнесла другое:

- И как тебе новая работа? Уже привык?

Он помолчал, а затем спокойно отозвался.

- Что-то вроде.

Линь Цянь кивнула. Вопросов больше не осталось.

Съев одну картофелину, девушка ощутила сытость. Мужчина напротив нее тоже перестал есть. Поэтому она с улыбкой сообщила ему:

- Я уже все, больше не лезет. Так что, пожалуйста, позаботься об остальном.

Так разрешился вопрос о двух оставшихся сладких картофелинах.

После того, как все брошюры допечатались, а копии нужных Генеральному директору отчетов оказались у девушки в руках, она, с трудом подавив зевок, передала бумаги Ли Чжи Чэну.

- Ну вот, все и готово.

Мужчина взял документы одной рукой, но остался неподвижно стоять на месте, глядя на девушку внимательным, несколько странным взглядом.

- Что-то не так? – озадачено моргнула она.

- У меня есть мазь от ожогов, - сообщил он холодным и несколько равнодушным голосом.

 

 

Глава 6

Чэнь Чжэн, молодой мастер и генеральный директор «Сы Мэйци», находился в странном настроении. В течение последних нескольких дней он то и дело проявлял нетерпеливость и гневливость.

В настоящий момент, например, по совершенно непонятной причине у него на правом глазу появился нервный тик.

Он не верил в фэн-шуй и прочие мистические штуки, но своей интуиции доверял безгранично.

Откинувшись в кресле, мужчина закрыл глаза и начал вспоминать события нескольких последних дней.

«Канцерогеновый скандал», конечно, оказался весьма масштабным, но все же управляемым. Потребители - существа забывчивые. Проявите терпение, переждите гром и бурю, и совсем скоро к вам вернется привычно высокий уровень продаж.

Совместные с «Мин Шэн Групп» проекты находились на слуху и получали исключительно положительные отзывы. Несмотря на то, что «Синь Баожи» все еще оставался сильным соперником, «Сы Мэйци» опережали их за счет новой коллекции сумочек и аксессуаров. Что касается «Ай Да»… когда-то они являли собой наиболее могущественного конкурента, но теперь об этом даже смешно вспоминать.

Что еще?

Он недолго подумал, перебирая в голове хорошо знакомые и понятные факты, а затем позвонил помощнику.

- Узнай, чем занимаются эти двое.

Помощник сразу понял намек. «Эти двое» - такое кодовое название носили шпионы, внедренные в «Синь Баожи» и «Ай Да».

Человек из «Синь Баожи» сообщил, что к выпуску готовится новая коллекция аксессуаров, но запуск нового продукта временно приостановлен из-за разразившегося скандала.

Чэнь Чжэн был доволен. Поскольку в настоящее время именно «Синь Баожи» являлась лидером отрасли, их положение оставалось весьма стабильным, но даже им пришлось столкнуться с некоторыми неудобствами.

Со вторым же агентом произошла проблема. Звонок постоянно срывался. Чэнь Чжэн забрал у помощника телефон и сам набрал номер.

Звонок сорвался.

- Может, с сетью какие-то проблемы? – неуверенно спросил помощник. – Мне проверить?

Чэнь Чжэн отмахнулся.

Посидев в задумчивости несколько минут, он вытащил свой мобильный телефон и набрал номер из адресной книги.

Линь Цянь.

За всю его двадцативосьмилетнюю жизнь она была единственной, кого он любил. И единственной, кто заставил его потерять лицо.

Он слышал, что она устроилась на работу в «Ай Да» и даже умудрилась получить там достаточно высокую должность. Похоже, эта женщина собралась полностью игнорировать своего бывшего босса.

Чэнь Чжэн улыбнулся, нажал кнопку набора номера и прислонил трубку к уху.

- Извините, номер, который вы набрали, временно недоступен…

Мужчина положил сотовый на стол и снова позвал своего помощника.

- Похоже «Ай Да» готовится к серьезному шагу. У Гу Янь Чжи есть потенциал. Кто знает, на что он может решиться. Разузнай об этом все, что сможешь.

 

***

 

Глубокая тьма словно укутала землю плотным, непрозрачным покрывалом. На небе отсутствовали звезды, и лишь несколько куцых огней едва-едва разгоняли тени в парке.

Ли Чжи Чэн шел перед Линь Цянь, опережая ее. В домах, расположенных примерно в трех или четырехсот метрах от них, находились общежития.

Серый цементный тротуар был гладким и сапожки девушки то и дело проскальзывали по его поверхности. Ее шаги отдавались во тьме мягким, едва слышным звуком.

Линь Цянь окинула взглядом идущий впереди прямой и спокойный силуэт.

- Не знаю, когда в этом году выпадет снег. И выпадет ли, - произнесла она.

Девушке казалось, что он, как обычно, промолчит, но вдруг услышала холодный и глубокий голос:

- Хочешь снега?

Его руки покоились в карманах брюк, шаги были размеренными и широкими, а вслед за каждым произнесенным словом изо рта выскальзывали облачка белого пара.

- Да, определенно да! – рассмеялась Линь Цянь. – Снег пушистый и прохладный, мне это нравится.

- Завтра пойдет.

Девушка ошеломленно остановилась. Ее рука, уже дотянувшаяся до ручки двери общежития, замерла на холодном металле.

Но в прогнозе погоды об этом ни слова не говорилось!

Хотя, может, он просто военный гений, обладатель навыков выживания в дикой природе? По одному взгляду на небо способен определить, куда будет дуть ветер и когда пойдет дождь?

Все же, нельзя было не признать, что солдаты часто обладали практичными и полезными навыками выживания. Гражданским оставалось только завидовать.

 

***

 

Парочка вошла в общежитие.

Датчик движения послал мгновенный сигнал и лампы залили пространство ярким, ровным светом. Когда Линь Цянь шла рядом с таким высоким парнем, ей казалось, что коридор внезапно становился противоестественно узким.

Комната Линь Цянь была первой слева. Прежде, чем достать ключ из кармана, девушка потерла оледеневшие и непослушные руки. Затем отперла замок и ошарашено замерла на пороге.

Ей показалось? Краем глаза она вроде бы увидела тень, быстро промелькнувшую мимо, в дальней части коридора. Почти интуитивно Линь Цянь обернулась к Ли Чжи Чэну и обнаружила его вмиг посерьезневшее лицо. Темные глаза парня смотрели прямо вперед.

Она не ошиблась, там действительно кто-то был. Члены их группы, наработавшиеся за весь день, наверняка уже давно спали в своих постелях и видели десятый сон.

- Иди к охраннику, - шепотом произнесла девушка. – Я останусь здесь и посторожу. Нельзя действовать опрометчиво.

Осторожно прикрыв дверь, она на цыпочках отступила в сторону, и только тогда ощутила впившийся внее пронзительный взгляд.

Это был Ли Чжи Чэн, так и не сдвинувшийся со своего места.

Линь Цянь нахмурилась и выдала самый строгий взгляд. «Что случилось? – будто бы говорил он. – Чего застыл? Двигай давай!»

Но взгляд был проигнорирован. Рука мужчины легла на ее талию, нежно, но твердо подтолкнула ее через порог комнаты.

- Тихо. Иди внутрь и запрись, – его уверенный и спокойный голос неожиданно придал ей сил.

Стало уже не так страшно.

Надо же, не послушал ее приказа, и даже, вместо этого, сам вдруг начал распоряжаться!

Девушка шагнула внутрь прежде, чем полностью распахнулась дверь, и споткнулась в темноте. Но упасть ей не позволили. Крепкая мужская рука вернула ей равновесие.

Затем дверь с едва слышным щелчком захлопнулась.

Ошеломленная и растерянная, Линь Цянь все же смогла прийти в себя и запереть замок. Затем, преодолевая страх, выглянула в глазок.

Вот не зря она удостоила Ли Чжи Чэна титула огромного кота. Он передвигался настолько бесшумно, что она даже представить себе не могла, куда ушел мужчина. Будто просто растворился в пространстве! В коридоре было тихо, никаких движений или звуков.

Линь Цянь еще немного постояла так, но вскоре поняла, что слишком устала. Ноги больше не держали девушку, поэтому она стянула сапоги и рухнула на кровать.

А несколько минут спустя кто-то постучал в ее дверь.

Стук, нелегкий и не тяжелый, звучал на удивление ритмично.

Линь Цянь с подозрением поднялась с постели и выглянула в глазок. Снаружи стоял знакомый высокий силуэт, в кепке, черной куртке, с длинными ногами.

Девушка тут же отперла и распахнула дверь.

Ли Чжи Чэн совершенно спокойно стоял в коридоре. Без выражения на красивом лице, он молча протянул ей тюбик с мазью.

Как будто ничего и не случилось.

Линь Цянь несколько секунд стояла неподвижно, а потом, убедившись, что вокруг никого нет, тихо шепнула ему:

- Входи.

Ли Чжи Чэн вздернул бровь, но все же сделал два шага вперед, оказавшись в комнате. Он молчал и выглядел так, будто жаждал узнать скрытый смысл собственных действий.

Девушка осторожно закрыла дверь:

- Что там? Что сейчас произошло? Что ты видел?

- Ничего, - после недолгой, но все же заметной паузы ответил он.

- Правда? – она с недоверием покосилась на мужчину.

Он посмотрел ей в глаза, а затем повернулся к двери.

Линь Цянь схватила его за руку:

- Я еще не закончила! Завтра, если будут проводить расследование, ты будешь моим свидетелем. Я была с тобой, и не проводила никаких незаконных манипуляций, не передавала никому информацию.

Он повернулся, окинул ее внимательным, тяжелым взглядом.

- Если ты хороший человек – время это покажет, - раздался глубокий и сильный голос.

- Ага, да! Как будто плохие люди никогда не подставляют добросердечных дураков! – повышенным голосом ответила девушка. 

Он молча смотрел на нее своими темными глазами.

Мужчина был выше ее и теперь, когда они стояли так близко, его фигура перекрывала для нее весь свет. Линь Цянь почувствовала себя неловко и одарила его яростным, мрачным взглядом.

- Что?! Что-то не так?

- А что может быть не так? – неспешно переспросил он.

Девушка раздраженно выдохнула в ответ.

- Ничего.

Ли Чжи Чэн тут же открыл дверь и вышел в коридор.

Когда он исчез, Линь Цянь почувствовал облегчение.

Этот котяра, хотя и производил впечатление серьезного и мужественного парня, все же был довольно необычным.

 

***

 

Следующее утро выдалось спокойным. Никто не упоминал ничего странного, что могло бы произойти вчера вечером. Никто не был привлечен к ответственности.

Линь Цянь, естественно, тоже промолчала.

Однако ближе к обеду ее вызвали в офис Гу Янь Чжи.

Хотя офис сейчас лишь временно располагался на новом месте, он все равно был оформлен со вкусом и обошелся Гу Яню недешево. Большая декоративная ширма словно бы разделяла все пространство на внешнее и внутреннее. На темном столе находилась небольшая водяная мельница. Гу Янь Чжи, восседавший за этим самым столом, выглядел привлекательно и внушительно, как самый настоящий босс.

На Линь Цянь облик мужчины произвел впечатление. Она подумала, что сфера пиар-менеджмента, в том числе связанная с преследовавшим компанию канцерогенным скандалом, наверняка в большой степени находится под контролем у Генерального директора. 

- Вызывали? – с улыбкой спросила девушка.

Он подвинул к ней папку с документами.

- Ознакомься и сформулируй свое предложение.

Он возглавлял Рабочую группу и был тем, кто выступит на завтрашней пресс-конференции. Это выступление можно было смело считать самой важной составляющей успешной борьбы с кризисом. Поэтому оно требовало особой внимательности и придирчивости.

Линь Цянь вчиталась в отпечатанные на принтере строки.

Это был текст выступления. Грамотно составленная речь радовала глаз. Никаких ошибок, все четко, понятно и логично структурировано. Аргументы, которым уделялось особое внимание, были разумными и убедительными. Сами фразы - четкими и лаконичными, максимально простыми. Фрагмент с извинениями выглядел весьма искренним и незамысловатым, без лишних образов и сложных слов. Без лжи или оправданий.

Отличная работа, воистину достойная похвалы.

Дочитав, Линь Цянь взглянула на Генерального директора.

- Отлично написано.

Гу Янь Чжи ответил ей насмешливым взглядом. В уголках его губ затаилась улыбка.

- Естественно это хороший текст. Какой смыл писать плохой? Однако мне нужен конструктивный совет.

Девушка задумалась. Обычно она не стеснялась высказывать свое мнение в открытую, поэтому сразу перешла к делу:

- Думаю, здесь есть два места, которые можно было бы улучшить.

- Говори, - заинтересованно прищурился мужчина.

- Во-первых, демонстрация слабости. Например, раньше, во время скандала с меламином, общественность обвиняла молочные компании, и практически никто не обратил внимания на фактического виновника – самих фермеров, которые и поставили некачественное сырье. Потому что для психологии большинства более естественно проявлять сочувствие к слабым, а не к сильным и могущественным людям, организациям, компаниям. В нашем случае можно воспользоваться тяжелым положением «Ай Да». Это объективный факт, а не выдавливание жалости. Если мы возьмем на себя инициативу и ясно продемонстрируем свою слабость, то сможем вызвать сострадание потребителей. Им будет легче понять, что происходит, и принять нашу сторону.

Гу Янь Чжи промолчал, обдумывая ее слова. Вид у него в этот момент был недоверчивый.

- Во-вторых, - продолжила Линь Цянь. – Я изучила отчеты о результатах экспертизы по содержанию канцерогенов. Загрязненность наших сумок – одна из самых низких. Эти данные также нужно сделать доступными для широкого круга потребителей.

Она на мгновение замерла, додумывая мысль до конца.

- С другой стороны, публикация таких данных заставит общественность отреагировать, и, вполне закономерно, они могут потребовать обнародования и другой информации. Поэтому… Давление возрастет.

 

***

 

Когда Линь Цянь ушла, Гу Янь Чжи взял папку с речью и пошел к ширме, за которой на низком диванчике сидел Ли Чжи Чэн.

Два аспекта, только что упомянутые девушкой, совпали с теми соображениями, которые мужчины буквально полчаса назад озвучили друг другу. Гу Янь несколько растерянно и даже смущенно улыбнулся.

- Клянусь, эта женщина очень необычна. Хоть и, на мой вкус, слегка зажата. Талант. Талантище. И как только «Сы Мэйци» мог упустить такое сокровище?

 

***

 

После разговора с боссом Линь Цянь ощутила, что ее рабочая нагрузка заметно выросла.

Вместо того, чтобы заниматься мелкими поручениями, делать чаи, распечатывать документы и дублировать копии, она стала выполнять более серьезные задания. Составляла документы, формировала отчеты, занималась переводами для англоязычных ресурсов компании, участвовала в переписке с иностранными поставщиками.

Когда, по прошествии времени, была завершена подготовительная работа, Рабочая группа погрузилась в куда более жесткий, даже безжалостный режим функционирования. Хотя прошло лишь три дня, огромная нагрузка создавала впечатление, что они пропахали без выходных где-то с месяц, не меньше.

За все это время она только раз или два видела Ли Чжи Чэна. Он практически всегда находился в компании других охранников. Однажды кто-то из членов Рабочей группы спросил у нее:

- Кто этот человек? Никогда прежде его не видел.

- Кажется, это новый начальник отдела безопасности, - неуверенно отозвалась девушка. – Я тоже не особенно с ним знакома, могу лишь сказать, что он ветеран, недавно уволился из армии. Ответственный, надежный, и крайне неразговорчивый.

Кстати говоря, как Ли Чжи Чэн и прогнозировал, следующей ночью после их совместной прогулки пошел сильный снегопад. А на утро, наконец, была назначена та самая пресс-конференция.

 

***

 

Конференц-центр, в котором должно было пройти мероприятие, располагался в отеле «Норс Си Шэн Тин» («North Sea Sheng Ting»).

Представители СМИ начали прибывать к восьми утра. Конференц-зал был готов – прибран, украшен светлыми цветами, оборудован приведенной в боевую готовность аудио и видео техникой.

Задача Линь Цянь на сегодня заключалась в административном контроле мероприятия. Она была одета в классический темный деловой костюм, туфли на каблуках. Легкий макияж придавал девушке серьезный и зрелый вид. Она пришла сюда заранее, и все утро провела на ногах, контролируя подготовку к конференции.

Прочие члены Рабочей группы также были заняты. Сам же Гу Янь Чжи, судя по слухам, заперся в гостиничном номере и отрабатывал речь.

Линь Цянь заглянула в зал, а затем зашла на официальный сайт «Ай Да». Пока все было в порядке.

В коридоре показался Ли Чжи Чэн. И не только Линь Цянь обратила на него внимание. Фигура мужчины выделялась среди суетящегося персонала и сотрудников компании, и сейчас за ним следили многие, в удивлении вздернув брови.

Он отличался от привычного себя.

Никаких кепок и фуражек, темные мягкие волосы зачесаны назад. Светлое красивое лицо было отчетливо видно в ярком электрическом свете. Большие темные глаза, высокие скулы, четко очерченные, поджатые губы и белая кожа делали Ли Чжи Чэна похожим на модель или актера.

Одет мужчина тоже был не совсем обычно. Черные классические брюки, кожаные туфли, темный пиджак, длинное черное пальто и белая рубашка. И без того длинные ноги казались сногсшибательными, да и в целом вид весьма впечатлял.

Даже просто стоя у стены, с руками в карманах пальто, он привлекал внимание и, казалось, светился изнутри.

Его взгляд пронесся по толпе, остановился на мгновение на Линь Цянь, а затем без особого выражения скользнул дальше.

Линь Цянь подавила улыбку. Из-за сегодняшнего публичного мероприятия все охранники были одеты в черные классические костюмы, так что изменения облика Ли были вполне логичными и само собой разумеющимися.

Она уже собиралась было подойти к нему, когда вдруг раздался звонок ее мобильного телефона.

Поскольку конференция должна была вот-вот начаться, и в конфиденциальности больше не было необходимости (конкурентам просто не оставалось времени что-либо предпринять), всем членам Рабочей группы вернули их мобильники.

Линь Цянь замерла, заметив номер телефона звонившего, затем все же медленно сняла трубку.

Неожиданный звонок поступил от бывшего непосредственного руководителя, менеджера из «Сы Мэйци».

- Менеджер Су, здравствуйте, - с легкой улыбкой произнесла девушка.

- Линь Цянь, привет, как ты? – твердым и в то же время нежным тоном поинтересовалась менеджер Су, уверенная в себе и привлекательная тридцатилетняя женщина. – После твоего увольнения мы столько времени не виделись и не общались. Такая жалость…

Линь Цянь уже догадывалась о цели этого звонка.

Учитывая сегодняшнее масштабное событие, Чэнь Чжэн, должно быть, хотел узнать, что планирует делать «Ай Да». Вот и выдал своим людям поручение все разведать.

Кстати говоря, о Чэнь Чжэне у девушки сложилось весьма спорное впечатление. Сначала он показался ей замечательным. Молодой наследник, смелый, решительный, умный, талантливый, популярный. Отличный, вроде бы, начальник и одаренный управленец.

И все бы ничего, но ему вдруг попала вожжа под хвост. Ни с того, ни с сего, он начал преследовать Линь Цянь, будто забыл, что уже занят, что помолвлен с дочерью директора какой-то компании, и что их свадьба была уже делом решенным.

«Встречайся со мной три года, и я одарю тебя всем, о чем только осмелишься мечтать», - сказал он тогда.

Разумеется, уже довольно скоро менеджер Су перешла от вежливых воркований ни о чем к сути дела.

- Да, кстати, я слышала, что сегодня у «Ай Да» какая-то публичная пресс-конференция, - довольно внезапно произнесла женщина. – Это по поводу загрязнения, да? Какая у «Ай Да» позиция на этот счет? Что вы там подготовили?

Линь Цянь ненадолго замолчала, подбирая слова.

В нескольких метрах от нее уже начали собираться журналисты. Возле девушки как раз находились брошюры с анонсом мероприятия, поэтому ей нужно было заняться своими непосредственными обязанностями.

Прочистив горло, Линь Цянь ответила:

- Простите, я не в курсе. Я ведь в «Ай Да» совсем недавно…

И она отвела телефон в сторону, чтобы ее голос звучал глуше, а шум толпы создавал помехи. Но вдруг в трубке раздался насмешливый голос Чэнь Чжэна:

- Не в курсе? Как-то странно для члена Рабочей группы. Надо же, всего несколько дней работы, а ты уже так предана «Ай Да». 

 

Глава 7

До тех пор, пока шпионы не подтвердили полученную информацию, Чэнь Чжэн не верил, что «Ай Да» осмелится пойти против всей промышленности.

Гу Янь Чжи хитер. Но даже так, вряд ли он бы воспользовался подобным методом. Это же оскорбление для всех союзников и конкурентов. О нет, это не его стиль.

Чэнь Чжэн вдруг ощутил, что ему противостоит не привычный пес, а неведомый тигр. Скорее всего, что за Гу Янь Чжи кто-то стоит.

И, как раз кстати, ходят слухи, что председатель «Ай Да» решил сделать одного из своих сыновей новым генеральным директором.

Конечно же, ЧэньЧжэну захотелось узнать своего нового противника в лицо. Раз уж этот скандал так по нему ударил, то почему бы не воспользоваться подвернувшейся возможностью?

Но никто немог сказать ему, кто этот таинственный незнакомец.

Поэтому он вспомнил о Линь Цянь.

Во-первых, она была действительно умной девушкой. Пускай Линь Цянь только недавно устроилась в «Ай Да», она, скорее всего, уже сообразила что к чему. Во-вторых, «Ай Да» на грани разорения. Так что ее, скорее всего, вызвали, чтобы помочь. А от помощников информацию скрывать как минимум глупо. 

 

***

 

- Генеральный директор Чэнь, вы так говорите… я прямо даже и не знаю, как вам ответить. Ах! Они сказали мне пойти на встречу, но я была слишком смущена, чтобы расспрашивать о деталях…

Палец скользнул по экрану, будто бы случайно сбросив звонок.

На другом конце связи Чэнь Чжэн услышал гудок и с шипением раздраженно бросил мобильный телефон на стол.

Линь Цянь огляделась и на пару секунд замерла.

У нее возникло неприятное чувство, что между «Ай Да» и «Сы Мэйци» назревает нечто большее, чем просто обычное деловое соперничество.

Таков этот самый бизнес-мир, да?

Побледнев, девушка подняла голову. Почти машинально ее взгляд выцепил из толпы одно лицо. Ли Чжи Чэн стоял там же, где и раньше. Прямая спина, уверенный вид, руки в карманах. Казалось, он смотрит в ее сторону. Классическое пальто идеально подходило мужчине, заставляя его казаться более представительным, умным и успешным человеком. Если сфотографировать его сейчас и выложить в интернет, фотография мгновенно завирусится и разлетится по сети, как изображение самого красивого охранника в истории человечества.

Линь Цянь улыбнулась ему, а затем прошла вперед и направилась в сторону сцены.

 

***

 

Презентация шла очень хорошо.

В два часа дня Гу Янь Чжи в дорогом и стильном черном костюме сидел за длинным столом, установленным посреди трибуны.

Переполненный журналистами зал постоянно освещался вспышками фотокамер, но тишину практически ничего не нарушало. Аудитория, затаив дыхание, дожидалась выступления. Линь Цянь заняла место у самого края, ее сердце взволновано трепетало.

Гу Янь, тем временем, медленно обвел зал уверенным взглядом, улыбнулся и начал говорить:

- Недавно появились новости о том, что модель женской сумочки AD509 не прошла тест на загрязняющие вещества. Наша компания решила провести собственное расследование. Мы обнаружили источники загрязнения. Это ткань, предоставленная нам европейскими производителями. «Ай Да» приостановила сотрудничество с ними и инициировала судебное разбирательство. Также я должен сообщить, что независимо от того, каким будет результат судебного разбирательства, компания «Ай Да» в любом случае возьмет на себя ответственность за все наши продукты, перед всеми нашими покупателями. В свете последних событий было решено: в самые кратчайшие сроки будет осуществлен полный отзыв партии продуктов, всем клиентам возместят полную стоимость покупки. Потери понесет только «Ай Да».

Первый вопрос прозвучал от журналиста из издания «Лин Сити»:

- Уважаемый генеральный директор, насколько нам известно, инцидент с загрязнением затронул почти всех производителей элитной продукции такого типа. Так почему первым высказались именно «Ай Да»?

- Для нас в первую очередь важны не действия наших партнеров или соперников, а выполнение своих обязательств перед потребителями. Да, мы извинились первыми. Но я больше чем уверен, что далеко не последними, - со смехом ответил Гу Янь Чжи.

Линь Цянь почувствовала мягкое удивление.

Журналисты же вообще выглядели ошеломленными.

Как-то совершенно неожиданно сдержанная и официальная процедура вопрос-ответ переросла в хаос беспорядочных вопросов на тему конкуренции между лидерами отрасли.

Гу Янь Чжи выглядел не очень довольным.

- Показатели «Ай Да» за последние пару лет стабильно ухудшались. И теперь новая беда. Насколько сильно это повлияет на компанию? – наконец, раздался внятный вопрос от одного из журналистов.

Гу Янь ответил не сразу. Обдумывал вопрос секунд десять.

- Да, ситуация действительно сложная, - мрачным голосом сообщил он. – Но мы не станем использовать этот факт как оправдание для уклонения от своих обязанностей.

 

***

 

После окончания пресс-конференции Гу Янь Чжи направился в заднюю, скрытую от досужих глаз часть конференц-зала. Он должен был убедиться в том, что все готово, что красные конверты для журналистов в полном порядке. После утвердительного ответа от секретаря, успокоенный и уверенный в своих силах Гу Янь нашел уединенное местечко для того, чтобы позвонить Ли Чжи Чэну.

Только в начале пресс-конференции он видел Ли в районе входа в зал, а затем мужчина где-то подевался.

Трубка была снята уже после второго гудка.

- Босс, вы довольны? – сахарным голоском пропел Гу Янь Чжи.

- Все в норме,- безэмоциональный голос как всегда был ни быстрым, ни медленным.

Гу Янь рассмеялся.

- Ну что ж, я бросил им бомбу, остальное в твоих руках. Мне можно и расслабиться уже. Я собираюсь перекусить, а ты сейчас где?

- Возвращаюсь в офис.

 

***

 

Пресс-конференция подошла к концу. Линь Цянь помогала с уборкой зала, общалась с коллегами, и время от времени проверяла новости на своем телефоне.

Результаты конференции оказались даже лучше, чем она ожидала.

Прежде три самых горячих запроса звучали так: «Канцерогенный скандал», «Генеральный директор «Синь Баожи» Нин Вэйкай на обложке журнала Fortune» и «Страстная конкуренция между «Синь Баожи» и «Сы Мэйци». Сейчас же новость под заголовком «Конференция «Ай Да» уже заняла третье место, причем количество запросов и популярность продолжали расти.

Все были в восторге, как и сама Линь Цянь.

Почти все ее младшие коллеги уже ушли, а самой девушке осталось разобраться с местом встречи и парковкой.

Несколько раз ей пришлось возвращаться туда и обратно, и вот, наконец, она подошла к лифту на автостоянке. Из кабинки, прямо ей навстречу, вышел Ли Чжи Чэн. Они виделись так близко впервые с того самого вечера, когда он провожал девушку до ее комнаты в общежитии.

Мужчина, хоть и ясно видел ее, с холодным выражением лица просто прошел мимо.

Хотя у Линь Цянь еще оставались дела, ее сердце слишком переполняли позитивные эмоции, чтобы она смогла сдержать свой импульсивный порыв.

- Эй, не уходи! – с улыбкой позвала девушка.

Он на мгновение остановился.

Поскольку Линь Цянь собиралась попросить его о помощи, ее голос был полон уважения:

- Ли Чжи Чэн, хотя конференция «Ай Да» уже закончилась, наверху еще осталось много работы. Не мог бы ты выделить мне несколько своих ребят в помощь? Пожалуйста!

Ли поднял глаза и окинул ее пронзительным взглядом.

- Спасибочки! – радостно всплеснула ладонями девушка.

- Хм, - в своей уже привычной манере отреагировал он.

Линь Цянь шагнула в лифт, Ли Чжи Чэн продолжил свой путь к припаркованному авто. Сев в свой «Хаммер», он завел мотор, вытащил мобильный телефон и набрал номер.

Гу Янь Чжи, который сейчас как раз вел беседу с руководителями нескольких СМИ, удивился столь внезапному звонку, но трубку все же поднял.

- Чего тебе?

- Отправь людей в помощь Рабочей группе.

 

 ***

 

Линь Цянь не ожидала, что вернется так поздно.

Члены Рабочей группы заняли места в фирменных автобусах «Ай Да». Когда они подъезжали к территории компании, уже стемнело. Зимняя ночь была очень холодной, и на улицах им встретилось всего несколько прохожих. Из машины вышла группа людей с сумками и вещами.

Линь Цянь, отвечавшая за собственность компании, была вынуждена стать последней, кто покидал автобус. Но она успела сделать всего пару шагов в сторону двери, когда вдруг почувствовала, что что-то не так.

Раздался резкий, неожиданный глухой удар. За ним градом последовали следующие.

Бум… бум… бум…бум.

Это вызвало у девушки панику. Она поспешно присела между рядов и прикрыла голову руками.

Затем, соблюдая осторожность, медленно выглянула из окна. Ей открылось довольно странное зрелище. Небольшая группа людей стояла неподалеку и забрасывала камнями автобус и ворота компании.

Линь Цянь попыталась найти место, где можно было бы спрятаться. Но автобус для этих целей совершенно не подходил. Здесь было слишком много стекла, слишком большие и широкие окна. Поэтому она, стараясь быть как можно менее заметной, шмыгнула наружу.

Раздался очередной приглушенный удар и лодыжка девушки подвернулась, стремительно начала неметь. Сильная боль пришла секундой позже.

Все случилось настолько быстро, что стоявшие у ворот охранники не сразу сообразили, что именно произошло. И лишь несколько мгновений спустя кинулись на помощь Линь Цянь.

Кое-как добравшись до относительно безопасного места тут же, у самых ворот, девушка услышала, как ночную тьму разрезают резкие, злые звуки двигателей нескольких тяжелых мотоциклов. Нападавшие успели скрыться раньше, чем охранники сообразили кинуться их догонять.

- «Ай Да» пытается обмануть потребителей!

- Нет прощения «Ай Да»!

Крики растворились в ночи, заглушенные ревом моторов.

Линь Цянь не испытывала страха. Только боль в правой лодыжке. Она посмотрела вниз. Кожа была рассечена, кровь сочилась на туфли. И, кажется, намечался приличных размеров синяк.

Один из охранников выскочил наружу, за ворота, и осмотрелся.

- Все хорошо, их тут больше нет! – крикнул он. – Черт, и откуда только взялись эти сволочи!

- Да что происходит с этими людьми! – возмутился второй. – Компания ведь извинилась и объявила, что, не смотря на свои потери, возместит все убытки!

- Это не обычные люди, - стараясь не обращать внимания на боль, сказал девушка.

Хотя несколько дней назад, когда разразился скандал, многие потребительские группы и аффилированные магазины и высказывали открыто свое недовольство, интуиция подсказывала ей, что эта акция - совершенно иного рода.

- Я звоню в полицию! – зло сказал один из охранников.

Однако Линь Цянь успела вовремя его остановить.

- Нет, не звоните! Сначала нужно обсудить все с начальством.

Она опасалась, что в завтрашних новостях появился жуткий заголовок «потребители отказываются принимать извинения «Ай Да» или «Между персоналом «Ай Да» и потребителями вспыхнула вооруженная стычка». Что-то в этом роде.

И то, что начиналось как хорошие новости, вполне могло перерасти в еще более ужасный скандал.

 

***

 

Пятью минутами позже.

Поддерживаемая охранником, Линь Цянь медленно хромала в сторону лазарета «Ай Да».

Им удалось связаться с начальством. Как девушка и ожидала, после некоторого колебания Гу Янь Чжи спросил, нет ли материального ущерба или серьезных повреждений у персонала. Отрицательный ответ заставил его говорить уже чуть более уверенно.

- Не сообщайте об этом никому. Нужно постараться замять этот факт.

Линь Цянь успела пройти едва ли десяток шагов, как из соседнего переулка показался массивный «Хаммер». Сначала девушка даже не обратила на него внимания, однако автомобиль остановился, и кто-то вышел наружу.

Черный плащ, начищенная до блеска обувь, длинные ноги.

Ли Чжи Чэн смотрел прямо на нее.

Линь Цянь одарила его не менее спокойным и внимательным взглядом.

Так вот, значит, кто приехал на «Хаммере».

После секундной заминки, Ли Чжи Чэн уверенно зашагал к ним.

Почему-то его внезапное появление совершенно не удивило Линь Цянь. Разве он не был начальником службы безопасности, в конце концов? Наверное, о произошедшем ему сообщили охранники.

Когда он подошел ближе, девушка обратилась к нему весьма спокойным голосом.

- Все хорошо, все обошлось. Но сегодня вечером стоит обратить особое внимание на усиление защиты периметра.

Невозмутимое, красивое лицо Ли Чжи Чэна в этом скудном освещении напоминало утонченную скульптуру. Молча он окинул ее внимательным взглядом, задержался глазами на раненной ноге. Затем внезапно присел на корточки.

Линь Цянь почувствовала чужие пальцы на своей лодыжке. Он поднял ее ступню, мягко ощупал кость и мышцы ноги. Его руки были теплыми и очень уверенными, а сам мужчина - спокойным и сосредоточенным.

Хотя к этому времени девушка уже успела привыкнуть к его весьма специфичному характеру и этому удивительному сочетанию холодного выражения лица и теплого сердца, этот его поступок тронул ее сердце. Линь Цянь почувствовала, что краснеет. Она отвела взгляд от Ли и повернулась к сопровождавшему ее охраннику:

- Спасибо большое, вы можете идти. Теперь, когда ваш начальник здесь, все в порядке.

Выражение лица охранника казалось удивленным, но он ничего не сказал. Просто кивнул и вернулся на свой пост.

Подумав, что Ли Чжи Чэн, как бывший солдат и тем более – командир, разбирается в ранах, Линь Цянь испытывала к нему сейчас удивительное доверие. Поэтому просто молча позволила ему продолжить осмотр.

- Кость цела,- наконец, он выпрямился во весь свой немалый рост. Его голос звучал тяжеловесно, но приятно.

Девушка с облегчением улыбнулась, и уже собиралась было его поблагодарить, как вдруг заметила, что он просто разворачивается и, без лишних слов, начинает идти к своему авто.

- Эй, как ты можешь оставить меня здесь? Помоги мне добраться до лазарета! Вернись!

 

 

Сырая холодная ночь проникала под одежду, залезала за шиворот. Огни уличных фонарей порождали длинные смутные тени.

Линь Цянь, держась за теплую руку Ли Чжи Чэна, медленно ковыляла в сторону лазарета.

И все без единого слова.

Впрочем, некоторое время спустя девушка все же не удержалась:

- Не смотри на меня с таким недовольным лицом. Я всего лишь попросила о помощи. Эта травма связана с работой, а ты отвечаешь за безопасность, так что это, между прочим, твоя область ответственности.

Ли Чжи Чэн ничего не ответил. Только взглянул на нее своими темными глазами. Всю дорогу Линь Цянь то и дело украдкой косилась на него. Лицо мужчины было красивым и мужественным, высокие и прямые брови создавали эффект суровости. Когда такой человек смотрит на вас, возникает чувство, будто вы в чем-то провинились. Хотя в целом сложно понять, о чем вообще думает этот странный тип.

- Мисс Линь Цянь, я разве когда-либо говорил вам, - вдруг сказал он. – Что я начальник службы безопасности?

Девушка изумленно покосилась на него. Но мужчина не стал добавлять ничего к уже сказанному и просто продолжил поддерживать ее под руку.

Линь Цянь почти в открытую уставилась на его четкий профиль.

Конечно, она знала, что отношения между ним и Гу Янь Чжи достаточно близки, иначе у него не было бы доступа к кабинету генерального директора. Да и отчеты, которые он тогда взял, относились к категории внутренней, секретной информации. Ну, раз он не начальник службы безопасности, то кем еще мог быть?

Может, помощник Гу Янь Чжи? Или какой-нибудь замдиректора в одном из филиалов компании?

Но нет, не то.Он просто шарится здесь по всей территории, и не похоже, чтобы чем-то серьезно занимается. Что это за должность вообще такая?

- Оу… и кем же ты на самом деле здесь работаешь? – невинно поинтересовалась девушка.

Он замер на месте. Но явно не из-за ее вопроса. Лицо мужчины было обращено к земле.

Линь Цянь последовала его примеру. В шаге от нее расстилались широкие, замерзшие, покрытые льдом лужи. Занимало это безобразие весьма большую площадь.  Похоже, ее жизнь с каждой секундой лишь усложнялась.

- И что, блин, делать? – задала она почти риторический вопрос, осматриваясь в поисках наиболее краткого обходного пути.

Ли Чжи Чэн посмотрел на нее и вновь присел на корточки:

- Залезай.

Линь Цянь была весьма удивлена его поступком. Все же это был довольно интимный физический контакт. Хотя, по зрелому размышлению, все было куда проще, чем ей казалось. Он солдат. Наверняка во время стихийных бедствий и прочих проблем подобного рода ему доводилось носить раненных на спине. В этом ключе его поступок выглядел вполне логичным и весьма естественным.

Сложно поспорить с тем, что солдаты, где бы ни находились, всегда находят практичный и простой в использовании способ решить любую проблему.

Решив для себя, что все именно так и есть, девушка отбросила в сторону стеснительность и довольно быстро вскарабкалась на широкую спину. Едва лишь Линь Цянь успела ухватиться за крепкие плечи, как внезапно осознала, насколько высоко она сейчас находится над землей.

Его широкие шаги казались довольно пугающими. Сначала девушка даже тихо вскрикнула, но потом взяла себя в руки и улыбнулась.

- Страшно, блин! - Линь Цянь похлопала его по плечу. – Небось, частенько раненных такносил, раз предложил, не задумываясь?

- Первое, что пришло мне в голову.

Девушка затихла. Все-таки идти по льду было довольно страшно. Но уже парой секунд спустя ее отвлек звонок мобильного телефона. Хотя голос Линь Мо Чэня отделял от нее океан и весьма приличный кусок суши, он звучал сильно и внятно:

- Видел новости.

- Это хорошо,- вдруг рассмеялась Линь Цянь.

- Нашел для тебя кое-какую информацию.

Сердце Линь Цянь пропустило удар. Почти не задумываясь она посмотрела на Ли Чжи Чэна. Тот, казалось, не мог услышать голос из телефона, да и был полностью сосредоточен на дороге.

- Излагай, -голос девушки стал серьезным.

- Ваш новый босс - второй сын председателя «Ай Да». Это очень особенный человек. Ветеран, майор Ли Чжи Чэн.

Линь Цянь продолжала прижимать телефон к уху, молча. Ее взгляд впился в профиль несущего ее спокойного мужчины.

Сердце девушки судорожно стучало в груди, отдаваясь в ушах.

 

Глава 8

Солнечный свет этим поздним утром напоминал золотые узоры, расцветшие по всему фасаду здания «Ай Да». Он падал на мраморный пол просторного и чистого лобби, отражался в полированных и стеклянных поверхностях. Вокруг аккуратно подстриженных растений распространялась благостная аура. Зеленые листочки казались наливающимися каплями, сверкающими в лучах зимнего светила.

Внизу, у самого входа, собралась небольшая группа людей – менеджер из административного отдела с сотрудниками, одетые в официальные костюмы, держали  пышные поздравительные букеты цветов.

Сверху же почти из каждого окна, сквозь жалюзи, то и дело выглядывали остальные сотрудники компании. Теперь, когда все вокруг были внимательны и насторожены, две молодые секретарши из офиса генерального директора не могли позволить себе бездельничать. Но даже имитация бурной деятельности не могла помешать им перешептываться на тему загадочного второго сына старого председателя. Странно, что молодой человек до сих пор не появлялся на публике.

Линь Цянь, поддавшаяся царившему вокруг причудливому настроению, тоже то и дело посматривала в окно.

Наконец, около десяти часов утра, как и планировалось, началось движение.

На территорию компании со стороны шоссе, одна за другой, въехали сразу несколько черных машин. Возглавлял колонну Кадиллак Гу Янь Чжи, за ним следовала Ауди. Проехав мимо группы людей, они аккуратно припарковались на стоянке.

Секретарши Генерального дружно прильнули к окнам. Линь Цянь, подперев ладонь подбородком, тоже повернула голову в этом направлении.

Вскоре из машин показались люди. Девушка опознала в них начальников и главных менеджеров практически всех отделов «Ай Да». Гу Янь Чжи, в дорогом и стильном костюме, элегантно выскользнул из авто, со стороны пассажирского сиденья Кадиллака.

Один из сотрудников услужливо метнулся вперед и почтительно открыл противоположную дверь.

Он вышел наружу.

Черный костюм, белая рубашка, темные кожаные туфли, отполированные до блеска. Молодой симпатичный брюнет, высокий и яркий, резко выделялся из толпы, сразу же привлекая к себе внимание.

Гу Янь Чжи увлек его за собой в здание, подвел к начальнику отдела по связям с общественностью, и тут их окружили остальные служащие. Недолгий шум многочисленных голосов и приветствующих возгласов вскоре прекратился.

Спокойствие было восстановлено. Начальство с некоторыми из своих сопровождающих зашли в лифт.

 

***

 

Сегодня у Линь Цянь намечалось много работы.

Пресс-конференция закончилась, но зато теперь ей нужно было удвоить внимание в отношении любых действий со стороны конкурентов. «Синь Баожи», действительный лидер отрасли, отреагировал быстрее, чем ожидалось. Генеральный директор компании тем же, памятным утром, сделал официальное заявление, а вечером уже провел экстренную незапланированную пресс-конференцию. В «Сы Мэйци» пока сохраняли молчание. Но учитывая характер Чэнь Чжэна, ожидать стоило только худшего. 

«Конференция «Ай Да» быстро стала топовой, горячей темой. Всего за одну ночь эта новость заняла первое место по запросам. Конечно, все еще встречались отрицательные отзывы и обвинения, но их было ничтожно мало. Недостаточно для того, чтобы сыграть на руку конкурентам. С другой стороны, в средствах массовой информации и в Интернете преимущественно встречались похвалы и выражение всесторонней поддержки.

По предварительным подсчетам Линь Цянь, «Ай Да» ожидало повышение продаж. Пусть и не особо существенное, но все же значимое.

Глупо было бы поверить, что всего одна отменная пресс-конференция смогла бы полностью погасить скандал и предотвратить все его негативные последствия. Так не бывает.

- Сестрица Линь Цянь, - миловидная девушка по имени Сун Сяньсянь обернулась к ней. Внимательный взгляд казался немного взволнованным. – Я слышала, что новый босс разговаривает с каждым начальником и со всеми менеджерами. Никого не пропускает.

- Да, сестрица Линь Цянь! – подхватила мысль другая девушка, Ян Сижу. – Они наверняка и вас вызовут!

Линь Цянь подняла глаза и рассмеялась.

- Ну, посмотрим, как оно будет. Давайте-ка просто подождем, пока босс не позовет.

Сун Сяньсянь кивнула с улыбкой.

Линь Цянь понимала их чувства. Глаза девушек лихорадочно горели в ожидании. Они только недавно начали здесь работать, и для них все было в новинку. Да и для самой Линь Цянь ситуация казалась неординарной.

После того, как Рабочая группа была распущена, она вновь вернулась к позиции наблюдателя, в условном подчинении которого находились разве что эти две новенькие. Линь Цянь немного забавляло волнение девушек. Она на многие их поступки смотрела с некоторым мягким снисхождением. Хотя за ее плечами был всего лишь трехлетний опыт работы, по сравнению с двумя свеженькими выпускницами девушка была – да и чувствовала себя – опытным старшим, наставником и ментором.

Впрочем, взволнованное обсуждение появления «нового босса» прошло как-то больше мимо ее сознания. Линь Цянь была слишком поглощена работой. И, учитывая объем предстоящих задач, это было разумно.

Хотя, если быть совсем уж честной, время от времени девушка все же отвлекалась, вспоминая о вчерашнем вечере.

 

 

Тем вечером, после звонка Линь Мо Чэня, лежавшая на чужой спине Линь Цянь ощутила, будто внезапно зависла где-то между небом и землей. В ушах глухо стучало ее собственное сердце.

- Опусти меня, - наконец, смогла произнести она.

Тот, кто, по слухам, был ее боссом, резко остановился. Ослабил удерживающие ее руки, и Линь Цянь медленно соскользнула с его спины.

Едва ее ноги коснулись земли, девушка тут же сделала шаг вправо, оставаясь рядом, но создавая между ними почтительное расстояние.

Мужчина медленно повернулся к Линь Цянь и окинул ее своим непроницаемым взглядом.

Стильное черное пальто отлично подчеркивало ширину его плеч, узкую талию, отменную выправку. Бледное красивое лицо казалось невозмутимым, темные глаза сияли в ночной тишине.

Линь Цянь не знала, что сказать.

Впрочем, заговорил сам Ли Чжи Чэн.

- Почему?... – спокойным, размеренным голосом поинтересовался он. – Возвращаться не планируешь?

Девушка ощутила, как к лицу прилила кровь. В ушах едва слышно загудело.

Он спросил, почему она слезла. И, кажется, намекает, что готов нести ее и дальше.

Вот черт! И что это сейчас было? Он, как примерный самаритянин и мужественный солдат, просто не понял, что заставило ее отказаться от его искренней помощи? Или он слышал ее телефонный разговор и в этом вопросе скрывался совершенно иной подтекст?

Темные глаза были совершенно нечитаемыми. Будто темный пруд, скрывающий в себе то ли жутких монстров, то ли восхитительные сокровища.

- Ну, эм, я просто кое-что вспомнила. Да и рана уже не болит, так что не хочется лишний раз беспокоить по пустякам, - Линь Цянь старательно подбирала слова, безупречные формулировки были гладкими и позволяли избежать даже намека на раскрытую вдруг тайну. – Думаю, самое время разойтись по домам и хорошенько отдохнуть.

Идеально для охранника и почти сносно для босса.

Его взгляд задержался на ней всего на мгновение.

- Хм, - мужчина спокойно спрятал руки в карманах. – Что ж, увидимся завтра.

- Увидимся завтра, - улыбнулась девушка.

Он повернулся и пошел к заднему входу, спокойный и уверенный, как всегда. Некоторое время Линь Цянь провожала взглядом его удаляющуюся спину, но затем улыбка сползла с ее лица.

Он что, только что сказал «увидимся завтра»?

Они ведь не встречаются ежедневно. Так что это, обычная вежливость или в этих словах крылось какое-то иное значение?

Девушка стояла неподвижно, ее сердце снова беспорядочно колотилось.

Наверное, она слишком перегибает. Факт того, что асоциальный молчаливый охранник вдруг оказался наследником генерального директора, в корне изменил ее настроение и заставил нервничать. Но и параноить не следует. Наверняка он всего лишь вежливо попрощался, ничего более.

А сегодня на работе они получили официальное уведомление – не только ее, все отделы «Ай Да» - что скоро их посетит новый президент. Каждый должен был подготовиться к этой важной встрече.

«Увидимся завтра» – означало на самом деле именно то, что он сказал. Босс говорил чистой воды правду, никакой вежливости, никаких иносказаний.

Очень в его духе, стоило признать.

 

***

 

- А наш новый президент весьма представительный, - оживленно прокомментировала Сун Сяньсянь.

- Ах, да! А еще от него словно исходит уверенность и спокойствие! – добавила Ян Сижу.

«Ну конечно он должен выглядеть уверенно», - подумала Линь Цинь. Будь она на его месте, она вела бы себя так же. Компания находилась в тяжелом положении, а вид суетящегося и испуганного начальства может лишь усугубить любой кризис. Уверенность и спокойствие нового директора впрямь было заразительным.

Хотя, если об этом подумать, и тем вечером, когда Ли Чжи Чэн сидел напротив нее и размеренно жевал сладкий картофель, он тоже выглядел спокойным и невозмутимым. Скорее даже отстраненным.

Очевидно, он сам по себе холодный и сдержанный человек.

Впрочем, неважно, каков он был на самом деле. Теперь мужчина стал публичной персоной, на которой лежала большая ответственность. Все глаза сейчас были обращены к нему.

И она тоже должна была не отводить взгляда.

 

***

 

Вечером, после того как начальник каждого отдела, как говорили, побеседовал с новым директором лично, наконец телефон зазвонил на столе и у Линь Цянь.

Это была секретарь Гу Янь Чжи. У самого Ли Чжи Чэн пока личных подчиненных не имелось.

- Мисс Линь Цянь, генеральный директор Ли желает видеть вас у себя.

 

Когда она поднялась в верхнюю административную зону, сердце вдруг застучало так, словно девушка пробежала марафон. Хотя возбуждение, ощущавшееся внутри, в каком-то смысле было даже приятным. Она еще не знала, что Ли Чжи Чэн назначил ее помощником генерального директора, сократив почти все обязательные процедуры под предлогом кризиса, с которым столкнулась компания.

Линь Цянь легонько постучалась в широкую, темно-коричневую деревянную дверь. Почти сразу с той стороны раздался ясный и знакомый голос:

- Входи.

Девушка нацепила на лицо широкую улыбку и решительно шагнула внутрь. Впрочем, тут же ошеломленно замерев на пороге. 

Перед огромным панорамным окном, раскинувшимся от стены до стены, стоял симпатичный молодой человек. Закатное солнце заваливалось за горизонт, заливая комнату топленым золотом. Величественный и нежный фон, живописная природа за окном – все это словно бы служило обрамлением для мужчины, находившегося в этом кабинете. Его внешность была почти нечеловечески красива, прямая спина и сдержанная поза заставляли его походить на изысканную статую.

Заслышав шаги, мужчина обернулся, и у Линь Цянь появился шанс хорошенько его рассмотреть.

Больше никаких козырьков, закрывавших половину лица. Короткие черные волосы были аккуратно зачесаны назад. Дизайнерский черный костюм ручной работы отлично сочетался с белоснежной строгой рубашкой, подчеркивая умные черные глаза мужчины. Один лишь взгляд этих глаз заставил сердце девушки взволнованно трепыхаться.

Да уж, то стильное пальто заставляло его выглядеть симпатично. Но оно не шло ни в какое сравнение с этим костюмом. Совершенно другая аура.

Линь Цянь, застывшая на пороге, вдруг ощутила, что между ними воцарилась странная, совершенно особая, объединяющая тишина.

Скинув оцепенение, она прошла в центр кабинета, и с вновь вернувшейся улыбкой поздоровалась:

- Добрый день, генеральный директор Ли.

Эту улыбку она специально практиковала перед зеркалом весь прошлый вечер. Дружелюбие, искренность, некоторая радость, уважительность, вежливость – все, что приличествовало подчиненному при общении со своим начальником и новым президентом огромной компании.

Конечно, на самом деле она была больше смущена, чем искренне рада его видеть. Неловкость будто таилась в каждой клеточке тела.

Однако Ли Чжи Чэн повел себя так, будто ничего не слышал. Просто смотрел на нее своими большими темными глазами и молчал.

В комнате воцарилась странная тишина.

Линь Цянь вдруг ощутила беспокойство.

 - Я приношу свои извинения за эту ошибку с неверно понятой должностью, - снова сказала она, улыбаясь сдержанно, вежливо и элегантно.

На этот размужчина, наконец, заговорил. Его голос все еще оставался спокойным и ясным.

- Линь Цянь,тебе не стоит больше притворяться, - неожиданно услышала она.

Девушка вздрогнула.

Что? «Притворяться»? Он что, думает, что она хитрит и ведет темную игру?

Черт возьми!

Взгляд черных глаз был тяжелым и серьезным. По нему было не понятно, расстроен генеральный директор, зол или просто подшучивает над ней.

Вот что он сейчас имел в виду? Что она знала, кто он? Что симулирует хорошее отношение?

Или вполне искренне попросил относиться к нему как прежде?

Несмотря на то, что из-за этой непонятной ситуации в груди Линь Цянь скопилось напряжение, она сохранила на лице то же спокойное и улыбающееся выражение.

- Генеральный директор Ли, я не притворяюсь, я именно такая и есть, -  хотя, как только слова слетели с ее губ, девушка ощутила, что находится в ужасе от самой себя.

Хотя выражение Ли Чжи Чэна осталось прежним, в его глазах вроде бы мелькнула едва заметная улыбка. Он подошел и сел на диван. Уперся руками в колени, кивнул девушке на место по соседству.

- Присаживайся.

Линь Цянь уселась на диван.

Они помолчали, затем мужчина поднял глаза.

- На каких основных моментах ты порекомендуешь мне сосредоточиться на ближайшее время?

Девушка сразу поняла, о чем он.

Она очень четко понимала, что в разных ситуациях должен предпринимать помощник генерального директора, чтобы его начальник смог выполнять свои обязанности максимально эффективно. Хотя, конечно, существовали разные уже готовые стратегии поведения в разного рода ситуациях, никто не отменял индивидуальной подстройки под каждого конкретного человека, фирму, проблему.

Кроме того, дела обстояли таким образом, что просто хороший ассистент, не обладающий уникальными талантами или особенностями, имел бы низкий приоритет и мог быть легко заменен кем-то другим. С другой стороны, чем больше талантов, чем ярче предложения вы можете сформулировать, чем оригинальнее подойти к решению проблемы, тем больше в таком сотруднике ценности -  будь он хоть председателем правления, хоть обычным охранником.

То, что Ли Чжи Чэн задал ей подобный вопрос, доказывало – он ценит ее ум. Разве это могло оставить ее равнодушной?

Линь Цянь на мгновение задумалась, кое-что подсчитала в уме, прислушалась к собственной интуиции и ответила:

- Генеральный директор Ли, я уже думала об этом. Когда-то давно, когда «Синь Баожи», «Ай Да» и «Сы Мэйци» были единственными крупными игроками этого сегмента рынка, «Ай Да» превосходил своих конкурентов качеством продукта. Даже теперь, хотя мы столкнулись с большим количеством проблем и сложностей, наш производственный фонд все еще очень хорош. Единственное, что я пока не могу себе представить, как нам полноценно восстановить престиж и доброе имя компании. Рынок не стоит на месте, хорошие игроки становятся лишь лучше, а плохие – быстро идут ко дну. Сейчас мы вряд ли в состоянии с легкостью догнать «Синь Баожи» и «Сы Мэйци», все-таки они далеко нас обошли.

Она сделала небольшую паузу, и задумчиво продолжила:

- Думаю, нам нужно использовать тактику быстрых побед. Мы только что успешно справились с канцерогенным кризисом, и сейчас как раз самое подходящее время для того, чтобы закрепить успех. Если не удастся найти подходящую возможность вовремя, нас снова откинут далеко назад.

Линь Цянь подняла глаза и встретилась с внимательным взглядом Ли Чжи Чэна. Мужчина молчал, и выглядел все так же холодно и безразлично.

Чего боялось большинство подчиненных? Не знать, о чем думает их лидер, не успеть понять вовремя, откуда ветер дует. По парню напротив нее совершенно ничего нельзя было понять. С другой стороны, может и не стоило раньше времени впадать в отчаяние.

Может у бедняги просто паралич лица.

Подумав еще какое-то время, она осмелилась, наконец, произнести весьма нахальную фразу, в которую вкладывала и собственные искренние добросовестные намерения, и некоторое потворство его предпочтениям:

- Генеральный директор Ли, если это война, я хотела бы стать вашим заместителем, вашим личным солдатом, помогать вам двигаться вперед и преодолевать все сложности, которые возникнут на нашем пути.

Как и ожидалось, метод адаптации к чьему-то вкусу оказался уместен. Использование военной метафоры позволило, наконец, добиться от Ли хоть какой-то реакции. Он вздернул брови, и взгляд его, казалось, стал яснее и резче, чем раньше.

Изогнулись и губы, демонстрируя чрезвычайно редкий проблеск легкой улыбки.

- Хм. Что ж, на сегодня этого пока достаточно. Остановимся здесь, - произнес мужчина. – Я рассмотрю ваш совет, заместитель генерального директора.

 

***

 

К тому времени, когда Чэнь Чжэн вернулся домой, время приближалось к полуночи.

Он не пошел в свою комнату, решил вместо этого заглянуть в кабинет. Там как раз засиделся допоздна его отец, Чэнь Яньминь. Изучал финансовые отчеты компании.

Чэнь Яньминь очень тяжело работал еще с тех пор, когда был подростком. Он собственными руками построил свою империю «Сы Мэйци», то, что теперь должен унаследовать Чэнь Чжэн. Несмотря на богатство, характер старика совершенно отличался от характера его собственного сына или большинства представителей элитной категории населения. Последние лет пятьдесят он не тратил время на красивых женщин, дорогие автомобили или развлечения. Он любил лишь свои деньги. Самым большим удовольствием для Чэнь Яньминя стала ежедневная инвентаризация собственных активов. Он был всегда щедр к своему сыну, но другим от старика не перепадало даже копейки. Так и вышло, что Чэнь Яньминь заработал прозвище «Чэнь Тегун» - Железный Чэнь.

Чэнь Чжэн рухнул на диван возле отца, сорвал с себя галстук и швырнул его на стол.

Молодой человек был бледным и взволнованным.

- Справился? – взглянул на него Чэнь Яньминь.

Естественно, вопрос касался скандала с канцерогенами. Чэнь Чжэн кивнул.

- «Ай Да» словно ослепла! – гневно добавил он.

- И каков твой план? – спокойно поинтересовался отец.

- Они затратили столько усилий, - рассмеялся Чэнь Чжэн. – Наверняка не просто так. Планируют вернуться на рынок. Я жду этого. Я приказал вице-президенту, отвечающему за маркетинговые заказы, наблюдать за ними. Если «Ай Да» надумает выпустить новый продукт, запланирует какой-либо прорыв на рынке или попытается вернуть свою долю, мы заплатим любую цену, чтобы вновь опустить их на дно.

- Сынок, ты мыслишь в неправильном направлении, - довольно прямолинейно заявил старик.

Его сын ошеломленно посмотрел на него.

- Представь, что ты находишься на поле битвы, и даже представления не имеешь, кто именно твой враг, - с улыбкой пояснил Чэнь Яньминь. – Этот человек, Ли Чжи Чэн, не совсем обычен. Если он был готов устроить такое шоу, ясно, что дерзости ему не занимать.

Молодой человек продолжил внимательно слушать.

- Я сомневаюсь, что такой человек увлечется медленным наращиванием сил. Он не будет догонять тебя. Скорее это будет похоже на настойчивое и решительное сражение. Он голоден, и его аппетиты безусловно превосходят все твои смелые ожидания. Не стоит воспринимать его легкомысленно. Теперь, когда рынок вышел на поворотную точку, ты не можешь позволить этому мужчине победить тебя. Не сейчас, когда всего лишь один удачный шаг с его стороны может перевернуть всю ситуацию с ног на голову.

Выражение лица Чэнь Чжэн медленно изменилось:

- Ты же… не имеешь в виду самый большой, сорокамиллионный заказ Мин Шэн?

Чэнь Яньминь кивнул.

Его сын молчал пару секунд, затем медленно улыбнулся:

- Ресурсы «Ай Да» в настоящий момент не смогут сравниться даже с пятой частью наших. Я не думал, что они вообще рискнут в это ввязаться, но если все же они это сделают, то я просто отправлю Мин Шэн лучший продукт. И цена будет низка, настолько низка, что «Ай Да» прогорит, оставив после себя разве что смутные воспоминания. Даже если мы потеряем деньги, у нас получится монополизировать проект. Мы просто не будем давать им высовываться. Я подожду, пока они не вымрут, пока их не вышвырнут с рынка, и тогда мы снова начнем зарабатывать деньги.

- Очень хорошо, - наконец-то остался довольным Чэнь Яньминь. 

 

Глава 9

Чтобы стать правой рукой начальника, прежде всего, нужно понять этого самого начальникалучше, чем кто-либо другой.

Линь Мо Чэнь, погруженный в деловой мир на протяжении многих лет, гораздо дольше, чем Линь Цянь, отлично понимал этот принцип. Поэтому тем же вечером, когда Линь Цянь вернулась домой, она увидела, что брат уже отправил имейл с личной информацией о Ли Чжи Чэне. Там, правда, была всего пара строк, поскольку жизненный путь этого молодого человека был достаточно простым и прямолинейным.

Ли Чжи Чэн был вторым сыном Сюй Юна, председателя «Ай Да», а также младшим внуком командира Юго-Западного Военного Округа. Линь Цянь подумала, что тогда неудивительно, что наследник настолько богатой и известной семьи ушел в армию. Это тоже было своего рода наследственное семейное дело.

Через несколько лет после вступления в ряды военнослужащих, Ли Чжи Чэн уже успел не единожды блестяще отличиться. Еще в учебном заведении он выиграл первый приз на Конкурсе военного моделирования, «Стипендию за проект по глобальному военному лидерству для студентов колледжа», заработал кучу других достижений, включая награды за выдающиеся заслуги, отличную учебу, отлично проведенную операцию «Боевой сокол», и прочее.

Кроме того, присутствовала в имейле и другая информация, явно скрытого характера, которую только черт знает, как Линь Мо Чэнь смог добыть.

Например о том, что Ли Чжи Чэн использовал свою военную зарплату для финансирования школьников, хотя и отказался от встречи с детьми. Это напомнило девушке его предложение провести ночь в купе, переданное через посредника. Похоже, он ненавидел общаться с людьми. Поди разбери, смеяться здесь нужно или плакать.

Еще, например, у него никогда не было официальной девушки. Линь Цянь ошарашено застыла на месте. Двадцатипятилетний симпатичный парень, а жизнь ведет аскетичную и монотонную, как у монаха…

Линь Цянь обдумывала полученную информацию весь вечер и даже утром следующего дня, по дороге на работу. Ее новый босс был одиночкой, своеобразным и удивительным, и, похоже, совершенно не нуждался в обычном секретаре или помощнике. Может, ему стоит попросить кого-нибудь наладить его жуткую и ненормальную личную жизнь?

 

***

 

Линь Цянь прибыла в офис на рассвете.

Она сделала это намеренно. Одно из правил действительно хорошего помощника – приходить на работу раньше, чем босс. Ли Чжи Чэн - бывший солдат, который привык рано вставать, а значит тоже появится здесь раньше остальных.

Вчера, после разговора с ним, кадровый отдел направил ей уведомление о том, что она может немедленно приступать к исполнению своих новых профессиональных обязанностей.

Линь Цянь быстро собрала все свои вещи и перебралась на верхний этаж, где располагались кабинеты генерального директора и высшего начальства. Две девушки из ее отдела сопровождали Линь Цянь грустными взглядами, в которых проглядывала зависть.

Открыв дверь в офис, Линь Цянь включила свет, залив холодное и пустынное пространство тускловатым электрическим освещением.

Когда предыдущий генеральный директор покидал свой пост, этот кабинет был изысканным, роскошным и элегантно оформленным, отлично освещенным. Но теперь ситуация изменилась. Для нового начальника внесли высокие черные лакированные полки, которые сейчас пустовали, как и серебряно-белые дизайнерские шкафы в противоположной части комнаты, да и само пространство в целом выглядело весьма пустынным.

На рабочем столе лежало несколько открытых газет. Заметила Линь Цянь и чайную чашку, полностью соответствующую характеру своего хозяина. Это была сверхогромная, зеленая, военная термочашка.

Изучая кабинет, Линь Цянь открыла дверь, ведущую к террасе.

Она подняла голову и застыла.

Терраса, которую построил бывший генеральный директор, была разбита на две половины. На одной стороне размещалось зеленое поле для мини-гольфа, на другой – плетеный столик с темными стульями из ротанга.

Ли Чжи Чэн сидел на одном из этих плетеных стульев, одетый в свежий, отлично выглаженный костюм. Галстук отсутствовал, а ворот рубашки был расстегнут. Он замер с книгой в руке, упираясь локтем в подлокотник. Все его существо словно погрузилось в миролюбивую тишину и покой, которые в другое время в нем не ощущались.

Услышав ее шаги, мужчина положил книгу и повернулся.

В голове Линь Цянь заметались мысли. Первая, особенно яркая из них, звучала примерно так: «Да ну блин! В какое время он вообще встает? Или нужно будет просыпаться затемно, чтобы опередить своего босса, или добавлять ему по вечерам в чай добрую порцию снотворного».

Вторая мысль заставила девушку быстро оценить окружающую обстановку.

Ну… Огромная зеленая военная кружка содержала в себе нечто темное и ароматное, видимо, чай Пуэр. Книга в руках… неужели «Искусство войны» Сунь Цзы? Причем, судя по всему, лимитированного, ограниченного издания.

На коленях мужчины лежало несколько пустых листов и ручка, очевидно, для записей. Глаза Линь Цянь быстро прошлись по рукописным наброскам. Иероглифы выглядели четкими, решительными, скупыми. «Совершай убийство позаимствованным ножом», - значилось там. – «Делай вид, что нападаешь с востока, наноси удары с запада». И еще несколько идиом были записаны чуть ниже: «Выставь деревянную палку у городских врат*», «Дай ему отведать его же собственного лекарства».

(прим.пер.:ссылка на событие, якобы имевшее место в древнем государстве Цинь. Шан Ян, государственный деятель, воткнул деревянную палку у ворот города, заявив, что любой, кто перенесет эту палку с южных к северным вратам, получит награду в десять золотых момент. Люди не поверили, что такая простая задача может принести такую огромную награду, и никто не повелся на это предложение. Тогда Шан Ян увеличил награду до полсотни момент. Тогда кто-то, все еще обуреваемый сомнениями, все же выполнил указанные условия. Шан Ян, как и обещал, немедленно выдал награду. Слава правительства среди людей выросла и улучшилась, поскольку они зарекомендовали себя как те, кто держит свое слово. И теперь это высказывание означает: «использовать очень заметный способ привлечь внимание людей, воспользоваться этим, и построить свою репутацию человека, который всегда держит свое слово»).

Подняв глаза, Линь Цянь наткнулась на стальной взгляд ее босса.

Мужчина не сводил с нее своих темных, почти черных глаз. Он медленно закрыл книгу, собрал и отложил в сторону бумаги с заметками, медленно встал.

Девушка отметила про себя, что человеку перед ней свойственно проводить исследования, составлять стратегии заранее и тщательно изучать любой материал, попадающийся ему в руки.

Могло ли так быть, что он вникал в нюансы древнего искусства войны, чтобы воспользоваться этими знаниями в мире бизнеса?

Когда Ли Чжи Чэн подошел к ней, Линь Цянь улыбнулась:

- Доброе утро, директор.

- Утра, - спокойный и прохладный тон, казалось, демонстрировал исключительное безразличие к ней и ее словам. Не замедлив шага, мужчина просто прошел мимо.

Линь Цянь последовала за своим начальником.

Кажется, майор Ли возлагал надежды на военное мастерство, надеясь спасти положение компании.

Все, что ей оставалось в таком случае – искренне молиться, что это сработает.

Все, кто был знаком с Линь Цянь, мог бы сказать, что ее жизненная философия – поглощать все лучшее, что могут дать самые разнообразные сферы жизни, отбрасывая в сторону лишнее и ненужное. Так что такие книги, как «Искусство войны: 36 способов одержать решительную победу» или «Искусство войны», написанная Сунь Цзы, были ей вовсе не в новинку. Правда, на тот момент, когда девушка изучала содержимое этих трактатов, они показались ей всего лишь интересными историями из жизни древних военных. То же «Искусство войны», к примеру, было настолько длинным, что воспринималось исключительно как занимательное чтиво, не особенно полезное в практическом плане. Чтение поучительных притчей вряд ли хоть кого-нибудь смогло бы сделать выдающимся полководцем или военным гением. Более того, эти тысячелетние доисторические стратегии, рассчитанные на локальные небольшие битвы, были неприменимы к сегодняшнему деловому миру. Все равно, что прийти с ножом на встречу с человеком, вооруженным пистолетом. Каким бы мастером ближнего боя ты не был, выстрел издалека сводит все твои шансы к нулю.

Но раз уж Линь Цянь была образцовой подчиненной, она не стала указывать на нелепость такого подхода. Ее начальник наверняка сам со временем поймет, насколько этот вариант не подходит к их ситуации.

К тому же, ее волновали куда более важные и насущные проблемы.

Пронаблюдав за тем, как Ли Чжи Чэн усаживается за свой стол, девушка с улыбкой спросила:

- Вы завтракали? Столовая на первом этаже уже открылась, их пшенная каша и говяжьи котлеты действительно неплохи. Я еще не завтракала, так что мне не составит труда купить еще одну порцию для вас.

Такой подход показался ей удачным. Намек на то, что она тоже не ела, позволял продемонстрировать не навязчивое подобострастие, а скорее внимательность и заботу. Да и выглядел он как человек, который любит поесть, поэтому…

- Не нужно, - вторгся в ее мысли голос мужчины.

А затем, помолчав с полминуты, он вдруг встал и вышел из кабинета.

Линь Цянь пожала плечами и, не особенно огорчившись таким ответом, занялась приведением офиса в порядок.

Спустя двадцать минут она добралась до собственного стола. Закончив раскладывать книги и сортировать документы, она, наконец, выставила миниатюрное растение в горшке на край столешницы и с удовлетворением от отлично проделанной работы хлопнула в ладоши.

Рабочее время еще не началось. Офисы менеджеров вполне естественно пустовали. Линь Цянь уже собиралась было встать и спуститься вниз, чтобы позавтракать, когда услышала приглушенные шаги в коридоре.

Слишком знакомые шаги.

Девушка встала и убедилась в том, что это и вправду вернулся ее босс. Высокий и строгий прямой силуэт, равнодушное бледное лицо, одна рука в кармане брюк, в другой – небольшой пластиковый пакет, из которого доносился слабый аппетитный аромат.

Линь Цянь с трудом сдержала смех.

Он сказал, что завтрак ему не нужен, но тут же выбежал, чтобы купить его себе.

Когда мужчина вошел, прикрыв за собой стеклянную дверь, Линь Цянь нацепила на лицо дежурную, вежливую улыбку, ожидая, когда начальник вернется на свое место. Однако вместо этого он подошел к ней и опустил пакет на ее стол. Затем развернулся, собираясь уйти.

- Директор, это…

- Я поел, - мягко ответил он.

Девушка растерялась. Этого она как-то совершенно не ожидала.

- Линь Цянь, -он наклонил голову, чтобы взглянуть на нее. Выражение его лица по-прежнему оставалось спокойным и равнодушным. – Мне не нужна девочка на побегушках. Ты не обязана делать такое для меня. Даже если ты – моя правая рука.

 

***

 

Девять часов утра.

 

Забавный, но приятный сюрприз с завтраком привел Линь Цянь в приятное расположение духа. Не так давно кто-то принес очередную порцию отчетов для Ли Чжи Чэна, но дверь в его офис была закрыта, ибо внутри как раз находился Гу Янь Чжи. Они разговаривали около получаса, когда Гу Янь, наконец, вышел наружу и с улыбкой позвал девушку в свой кабинет.

Гу Янь Чжи заявил о своих соображения довольно прямолинейно, приправив их приятной улыбкой:

- Линь Цянь, я буду краток. Директор Ли впервые руководит компанией и обладает настолько высоким уровнем ответственности. По факту, ему бы нужен более опытный помощник. Но мы хотели бы попробовать вас. Работайте усердно, старайтесь, ведь он выбрал именно вас как лучшего кандидата. Директор Ли сказал, что у вас острый и при этом весьма гибкий разум. Он видит эти свойства как основной ваш актив - актив, который ему сейчас очень нужен.

Гу Янь Чжи в очередной раз сумел доказать, что он не только старый лис, но и настоящий ветеран в деловом мире. Его слова в равной степени выражали похвалу, снисходительность и даже оскорбление. Сначала Линь Цянь с трудом справилась с разочарованием и расстройством, но тут же взяла себя в руки и с улыбкой ответила:

- Да, директор Гу, я полностью с вами согласна.

Гу Янь, первые несколько секунд оторопевший от ее неожиданной реакции, почти сразу же расхохотался. Затем кивнул, прощаясь и указывая на то, что их разговор окончен. 

 

 

Глава 10

Поговорка гласит: «Новая метла по-новому метет». Но не только новый президент хотел избавиться от старого балласта, многие его подчиненные придерживались того же мнения. И все пытались показать собственную полезность в глазах начальства.

Итак, в первый же день, после девяти часов, Линь Цянь вынуждена была зафиксировать очередь из сотрудников различных отделов, возжелавших вдруг попасть на прием к Ли Чжи Чэну. Все, как один, уверенно утверждали, что их дело чрезвычайно важное и срочное.

Несомненно, вряд ли так могло быть, что столь много важных вопросов возникло одновременно. Поэтому Линь Цянь мысленно распределила градацию посетителей по мере срочности их дел. Вскоре у нее в руках уже находился полный список визитеров, распределенных по приоритетности их приема. Однако окончательное решение, конечно же, принадлежало только Ли Чжи Чэну.

За окнами стояло солнечное зимнее утро, и директор Ли восседал за тяжелым столом, просматривая отчеты по некоторым основным данным компании: продуктам, рынкам, поставщикам, технологиям. Услышав шум открывающейся двери, он с удивлением вздернул брови.

Линь Цянь присмотрелась к начальнику, прикидывая, в каком настроении он сейчас находится, а затем произнесла:

- Вы не могли бы отобрать несколько посетителей для приема в самое ближайшее время?

Девушка вручила ему график назначения, на котором, кроме самого списка, также находились заметки, сделанные ее рукой. Ей такой подход показался правильным, поскольку у Ли Чжи Чэна отсутствовал опыт административной работы, вряд ли ему было просто быстро сориентироваться что к чему. Ну и, таким образом, у нее, как у помощника, тоже появилась возможность внести некую лепту в работу и зарекомендовать себя с хорошей стороны.

Но она даже представить себе не могла, что эти старания окажутся совершенно излишни. Ли Чжи Чэн бросил на список лишь беглый, совершенно не заинтересованный  взгляд и отодвинул его от себя.

- Отложи всех,- Его голос был тихим и холодным. – Сегодня утром нам предстоит выход во внешний мир.

Линь Цянь окинула мужчину уважительным взглядом.

Независимо от того, сколько возможностей и опыта было у человека, для того, чтобы действовать своеобразно и нестандартно, нужно обладать собственным, уникальным образом мышления и достаточной храбростью. Обладая таким талантом, любой человек в действительности смог бы стать хорошим лидером.

Заметив, что Ли Чжи Чэн встает и снимает с вешалки свой пиджак, Линь Цянь спешно вернулась на свое место, прихватила сумочку и пальто и последовала за боссом.

 

***

 

Их первой остановкой стал отдел безопасности.

Хотя в голове Лишь Цянь в этот момент крутилось множество мыслей и соображений, она не стала задавать лишних вопросов. Просто следовала за Ли Чжи Чэном вдоль длинного коридора до кабинета начальника службы безопасности компании. Мимо них несколько раз проходили сотрудники, но никто не узнал нового босса. Что, в общем, было не странно, учитывая его недавнее назначение, высокий уровень их нагрузки и его собственное равнодушное поведение.

Линь Цянь же испытывала жуткий дискомфорт. Она почти бежала за Ли Чжи Чэном, что на высоченных каблуках было смерти подобно. Девушка хмурилась и выглядела как крайне недовольный персонаж злой сказки.

Однако очень скоро директор внезапно остановился, обернулся и взглянул на свою помощницу.

Его взгляд замер на ее ногах.

Линь Цянь тут же воздела руки вверх, признавая свою капитуляцию:

- С завтрашнего дня перехожу на обувь с плоской подошвой!

- Хммм, - привычно произнес он, затем развернулся и пошел дальше.

Девушка широко улыбнулась.

Ну вот, опять «Хм». И что это вообще было? Босс пожалел свою помощницу, пострадавшую от собственных каблуков? Да уж, этот парень воистину единственный в своем роде.

Гао Лан сидел в диспетчерской, в окружении многочисленных мониторов, и добросовестно нес дежурство. Их приход не застал его врасплох, видимо, майор Ли предупредил заранее.

Правда парень все же был напряжен и разговаривал тихим голосом.

- Директор Ли, секретарь Линь, пожалуйста, подождите.

Гао Лан вынес из кабинета черную сумку и передал ее Ли Чжи Чэну. Затем отошел в сторону и замер там, со склоненной головой и покрасневшим лицом.

Ли Чжи Чэн взял сумку, но смотрел не на нее, а на своего подчиненного.

- Чего ты боишься?

- Нет, нет… - поспешно отмахнулся тот. – Я не боюсь, я просто еще не до конца здесь адаптировался. Но я в порядке, в порядке.

Бывший майор и его подчиненный молча замерли друг напротив друга. Линь Цянь стояла неподалеку, улыбаясь, и не мешая этим двоим.

- У меня была причина умолчать об этом, до определенного момента, - медленно проговорил ЛиЧжи Чэн.

Линь Цянь навострила ушки, внимательно прислушиваясь к разговору.

- Да, командир, мы все понимаем. Как говорят, бизнес - это война. И вы должны знать своих противников. Думаю, это логично – предварительная разведка, проведенная инкогнито, на ранней стадии работы.

- Хм, - на лице Ли Чжи Чэна появилась легкая улыбка. Он кивнул своему подчиненному.

Обмен этими репликами продемонстрировал царившее между ними молчаливое понимание, которое по-настоящему восхитило Линь Цянь.

Вот значит, как все происходило на самом деле. Прежде, чем открыть свою личность и выйти на поле битвы, он втихую самостоятельно провел расследование! Неудивительно, что она то и дело натыкалась на него в самых разных местах, что он появлялся почти везде, где возникали проблемы или какой бы то ни было беспорядок, со своим будто парализованным лицом. Кому-то он мог показаться безразличным и спокойным, но на деле был на сто процентов серьезным и внимательным.

Линь Цянь молча смотрела на его красивый, четкий профиль.

«Босс, ты действительно отлично мотивированный, серьезный и трудолюбивый человек! Мне с тобой повезло!»

С другой стороны, девушка не могла не признаться самой себе, что все, что только что она узнала, произвело на нее огромное впечатление и сбило с толку.

 

***

 

Они, наконец, добрались до автостоянки, и подошли к его Лэнд Роверу. Линь Цянь обошла автомобиль и остановилась у двери со стороны водителя. Хотя она и колебалась, девушка все же решила, что лучше будет предложить:

- Директор Ли, как насчет того, чтобы я повела?

Как она могла позволить генеральному директору везти их обоих?

- Иди на свое место, - даже не потрудившись взглянуть на нее, спокойно сообщил мужчина.

Открыл дверь и занял водительское место.

- Ок, - с некоторой заминкой отозвалась она.

 

***

 

«Ай Да» принадлежало две фабрики, старая и новая.

Старая фабрика располагалась рядом со зданием корпорации, в просторном заводском районе. В настоящее время ее главным продуктом были сумки. Однако, учитывая нынешнее положение компании, многие из производственных цехов просто прекратили работу.

Так как они направились сразу к новой фабрике, Линь Цянь предположила, что на старой Ли Чжи Чэн уже побывал, при этом, наверняка, не единожды. Новая фабрика располагалась в полсотни километров от них, в Чуань Сяньчэн. Арендная плата в этом районе была низкой, транспорт ходил регулярно, поэтому многие успешные компании располагали здесь свои производственные мощности.

Однако Линь Цянь не ожидала, что условия тут будут хуже, чем на старой фабрике.

Здание было новым и очень красивым. Наверняка его строили под руководством бывшего генерального директора, который был крайне заинтересован в производстве и поставке высококачественного продукта на международные рынки. Но первый же взгляд на технопарк подсказал, что по крайней мере девять десятых завода закрылось. Только несколько производственных линий оставались в эксплуатации, но это было практически ничто в сравнении с обычными объемами производства.

Линь Цянь уже давно осознала, что у Ли Чжи Чэна паралич лицевого нерва. Поэтому его реакция ее совершенно не удивила. Мужчина совершенно спокойно прогуливался среди руин, некогда бывших фабрикой, безэмоциональный и прямой. Здравый смысл подсказывал, что любой на его месте, встретившийся с подобной ситуацией и осознавший, что должен взять на себя ответственность за текущее состояние и ужасный беспорядок, почувствовал бы себя как минимум неудобно. Поэтому на всякий случай девушка осторожнее подбирала слова и старалась как можно сдержаннее реагировать на все происходящее.

Вскоре они подошли ко входу в саму производственную часть.

Гао Лан подготовил для них два синих комбинезона, более-менее соответствующих их размерам.

Переодевшись, парочка вошла внутрь, беспрепятственно расхаживая по цехам.

Фабрика все еще работала, гудели длинные производственные ряды. Многие рабочие стояли на линии, но, казалось, в них не осталось никакой энергии или страсти, лица мужчин и женщин выглядели безразличными.

Как только Линь Цянь и ее начальник зашли достаточно глубоко, как к ним подбежал разъяренный толстяк:

- Кто вы, ребята, а? Как вы вошли в мастерскую? – заорал он.

Ли Чжи Чэн в это время осматривал линию, производящую заготовки, и на толстяка даже не взглянул. Тот, ошеломленный такой реакцией, а вернее – ее отсутствием, замер.

Линь Цянь окинула его сочувственным взглядом. Наверное, толстяк привык быть здесь главным высокомерным и раздражающим типом, и даже не ожидал, что может встретить кого-то, кто способен настолько превзойти его в демонстрации этих качеств.

Девушка шагнула вперед, достала разрешение, а также значок компании, чтобы объяснить, кто именно сейчас предстал перед ним, и что они имеют право разгуливать здесь совершенно спокойно.

 

Обойдя все цеха, они, наконец, прибыли на крупный склад сырья.

Время уже приближалось к полудню. Солнце, яркое и теплое, освещало землю под ногами и бетонные конструкции снаружи, совершенно не пробираясь внутрь. На самом складе было мрачно, холодно и тихо. Здесь царила какая-то безжизненная тишина.

С момента присоединения к «Ай Да», этот момент, пожалуй, стал самым пугающим из тех, с которыми ей доводилось сталкиваться.

Вокруг возвышались самые настоящие горы.

Кожа, необходимая для производства высококачественных сумочек, была уложена от пола до потолка, слой за слоем, коробка на коробке, не имея границ и завершения.

Если оценивать этот запас в финансовом эквиваленте – их сейчас окружала астрономическая сумма денег.

Линь Цянь написала достаточно отчетов, посвященных нынешнему состоянию «Ай Да». Их было настолько много, что девушка знала компанию лучше, чем собственные пять пальцев. Бывший генеральный директор планировал идти в наступление, в соответствии с составленной им самим грандиозной стратегии покорения зарубежных рынков. Он считал, что обязательным условием победы должно стать накопление больших объемов сырья, чтоб если вдруг им в руки попадет огромный заказ, можно было выполнить его немедля.

В результате он подкосил и без того шаткое положение «Ай Да». Они вырвались, да, но только не на рынок, а с него. Разразился жуткий кризис. «Ай Да» как никогда прежде стала близка к банкротству.

Рассказывая об этом боссу, Линь Цянь мысленно прокляла предыдущего начальника. Другая часть ее сознания скрытно наблюдала за мужчиной, стоявшим возле нее. Несмотря на то, что Ли Чжи Чэн стал самым молодым генеральным директором, не взирая на то, что он имеет дело с самой настоящей, воистину грандиозной проблемой, он выглядел странно спокойным. Засунув руки в карманы своего костюма, он поднял голову и медленно оглядывал горы сырья, возвышавшиеся перед ним. Его глаза были холодными, словно арктический лед.

 

Глава 11

В полдень Линь Цянь и Ли Чжи Чэн обедали в небольшом ресторане.

Владелец заведения принес им маленький горшок, горячий и исходящий паром, с пряным ароматом, возбуждающим аппетит. Атмосфера была приятной и теплой, однако Ли Чжи Чэн выглядел холодным и тихим, как всегда. С таким видом и выражением лица ему бы сидеть где-нибудь в армейском лагере и жевать кашу из солдатской тарелки.

Линь Цянь пыталась подстроиться. Ела молча и быстро, стараясь минимизировать ощущение собственного присутствия в этом месте.

 Прозвенел дверной колокольчик и в ресторан кто-то вошел. Девушка услышала, как владелец вежливо поинтересовался, на сколько персон требуется столик.

Гу Янь Чжи, одетый в дорогой, презентабельный костюм, отмахнулся и уверенно уселся за столик своих сотрудников. Почти через весь зал бросил ключи от машины своему водителю.

- Здравствуйте, директор Гу, - вежливо поздоровалась Линь Цянь, и тут же подала знак официанту, чтобы принесли еще один набор палочек для еды.

Ли Чжи Чэн бросил на новоприбывшего лишь быстрый, незаинтересованный взгляд, и продолжил спокойно обедать.

Поскольку прежде Линь Цянь не доводилось проводить возле Гу Янь Чжи достаточно много времени, она не заметила этого раньше. Но сейчас стало очевидно, что он довольно любезный и хорошо воспитанный молодой человек. Он терпеливо дождался палочки, разломил их, потер, а затем с благодарностью кивнул Линь Цянь, налившей ему чашку горячей воды. Только потом Гу Янь приступил к еде.

Но уже довольно скоро мужчина отложил палочки в сторону.

- Как прошло твое утро? – спросил он, повернувшись к Ли Чжи Чэну.

Линь Цянь заинтересованно подняла глаза на своего начальника.

Директор Ли уже поел и как раз сейчас пил воду из чашки. Его красивое лицо слегка исказилось в мрачной гримасе.

- Плохо, как, впрочем, и предполагалось.

- В два часа дня состоится встреча, о которой мы говорили вчера, - с пониманием кивнул Гу Янь Чжи. – Там соберутся все заместители директоров и руководители основных отделов. Будем обсуждать наш следующий шаг.

- Хм…

Эти новости заставили Линь Цянь слегка напрячься. Наконец-то намечается что-то серьезное.

Но кто мог знать, что Гу Янь внезапно повернется к ней, окинет внимательным взглядом и очень серьезным голосом произнесет:

- Я слышал, вы предложили директору Ли в качестве следующей цели выбрать поиск новой возможности, которую можно было бы использовать в качестве нового поворотного отправного пункта.

- Да, - несколько растерянно отозвалась девушка, мысленно обругав Ли Чжи Чэна.

Ну не мог же он в самом деле передавать вообще все, что она говорила, директору Гу Янь Чжи?!

Лицо Линь Цянь начало краснеть.

Она ведь тогда сказала, что хотела бы стать его заместителем, его личным солдатом, помогать ему двигаться вперед и преодолевать все сложности, которые возникнут на их пути. Тогда, перед Ли Чжи Чэном эти слова казались вполне естественными и нормальными. Но с позиции постороннего слушателя, наверное, они звучали очень дико. Представив себе это, девушка еще больше покраснела. А уж если учесть, что этим посторонним слушателем стала хитрая лиса делового мира, Гу Янь Чжи…!

Она подняла глаза и, конечно же, встретилась со странным задумчивым взглядом Гу Яня. На его губах застыло нечто среднее между улыбкой и ухмылкой. С другой стороны, даже глаза Ли Чжи Чэна сейчас сосредоточились на ней, и таилось в них нечто сложночитаемое. Он, кажется, тоже улыбался. 

Линь Цянь выдержала приличную паузу, достаточную для приведения нервов в порядок, вежливо улыбнулась и сказала:

- Да. Но это были мои собственные соображения. Я искренне желаю, чтобы «Ай Да» вновь процветала.

Гу Янь Чжи ответил в свойственной ему остроумной, хоть и немного резковатой манере:

- О, верно. И уж поскольку именно вы это придумали, тогда не могли бы сказать мне, что именно в данном случае подразумевается под «новой возможностью»? Я, знаете ли, не люблю неосторожные поступки и размытые предложения. Мне нужны реальные решения и реалистичные планы.

Линь Цянь на мгновение замерла.

Вообще-то, сегодняшний день в компании Ли Чжи Чэна стал для нее отличной тренировкой на сдержанность и покерфэйс. Как и говорил Гу Янь Чжи, ее предложение предполагало переориентацию стратегии компании на новую цель, способную повлиять на решение проблем «Ай Да». Правда, в то время девушка еще не знала, что ее уже утвердили на должность помощника нового генерального директора, и пыталась поразить его нестандартностью собственного мышления. Более того, это предложение содержало солидное количество самых разнообразных рисков. Но Линь Цянь всегда верила, что лучшая стратегия – расправляться с маленькими делами мягко и дипломатично, а истинные намерения и всю имеющуюся жесткость пускать на решение больших и серьезных проблем.

В конце концов, если она начнет всем и каждому раскрывать свою истинную сущность, разве это не превратит ее в скучную и предсказуемую особу?

Поэтому она ответила:

- Директор Ли, Директор Гу, я думаю, что самая подходящая возможность на данный момент связана с проектами группы «Мин Шэн».

Договорив, девушка сделала паузу и внимательно вгляделась в выражения лиц мужчин, сидевших рядом. У столика воцарилась странная атмосфера. Оба директора внимательно смотрели на нее, ожидая, что Линь Цянь скажет дальше.

Поэтому она решила наплевать на осторожность и продолжила говорить с откровенной уверенностью:

- Я думаю, что, раз уж нам удалось преодолеть пик кризиса, «Ай Да» теперь нуждается в том, что позволит ей укрепить свои позиции. Я предложила «Мин Шэн» не потому, что их проекты позволят нам получить огромные прибыли, которые сразу же вознесут нашу компанию на Олимп. Даже напротив, в первое время прибыль может быть маленькой или и вовсе отсутствовать. Да и множество сложностей обязательно будут ждать нас на этом пути. Однако я уверена в том, что именно «Мин Шэн» - лучший путь вперед.

Собравшись с мыслями, девушка продолжила.

- Во-первых, для нас это будет означать открытие новых рынков. Сейчас «Синь Баожи» и «Сы Мэйци» твердо контролируют рынок конечного потребителя. И хотя этот рынок большой, нам все равно будет очень сложно прорваться туда. Да и процесс займет слишком много времени. «Мин Шэн» является национальной компанией и входит в топ-50 и государственных предприятий. Его заказ состоит из почти всех государственных закупок, а следовательно, сотрудничество с ней позволит нам значительно улучшить репутацию «Ай Да». Кроме того, это позволит заполучить партнеров внутри государственной системы. Пока мы будем вариться в этой сфере, к нам гарантированно будут поступать другие заказы. «Мин Шэн», таким образом, нужен нам для репутации и связей, а не для заработка денег. Во-вторых, речь идет о моральном духе. Вопрос производительности на самом деле столь же серьезен. Государственные, именитые и серьезные заказчики определенно повысят моральный дух наших сотрудников, улучшат их настроение и дадут уверенность в завтрашнем дне. Многое, конечно, будет зависеть и от директора Ли. В-третьих,сегодняшний визит на новую фабрику подкинул мне одну идею. Эти высококачественные материалы просто пылятся на складе, требуя ресурсов для их хранения и не принося никакого дохода. Думаю, если использовать их для заказов «Мин Шэн», и прочих государственных заказчиков, мы сможем произвести сильное впечатление. Это определенно пойдет в плюс «Ай Да» сразу по нескольким пунктам.

Таким образом, мы сохраним финансирование, производство и выход на рынок. Все живут.

 

***

 

В Соединенных Штатах Америки время близилось к полуночи.

Линь Мо Чэнь, как всегда, задержался на рабочем месте. Он заглянул на имейл, растирая пальцами виски, и вдруг улыбнулся.

Линь Цянь написала всего два слова: «Спасибо тебе».

Мужчина ощутил, как в нем пробуждается азартный интерес к тому челенджу, который она для себя выбрала. Вытащил мобильный и набрал номер.

Линь Цянь как раз только закончила обед с двумя директорами и вернулась в компанию. Увидев номер на дисплее телефона, она отошла к пустому уединенному уголку у лестницы и только тогда приняла вызов.

- Брат, ты почему еще не спишь?

- Сестричка, расскажи-ка мне, как там дела на твоей новой работе? Как ты себя чувствуешь?

Девушка вспомнила о своем утреннем опыте, и уголки ее губ поползли вверх, изображая легкую улыбку.

- Так ты звонишь, чтоб выписать мне поощрительного пинка?

- Ага, - ответил он, хмыкнув. – Интересно, как долго ты сможешь там продержаться.

- Эй! Братик, тебе не кажется, что это какая-то злая шутка? – возмущение было не совсем серьезным.

Линь Цянь ощущала прилив сил и чувствовала, что его настроение было хорошим. Наверное, дела с последними инвестициями идут в гору.

Как бы то ни было, Линь Мо Чэнь и вправду находился в отличном расположении духа. Его желание подшутить над сестрой только усилилось, поэтому он небрежно сообщил:

- О, вчера я закончил пораньше, и у меня осталось некоторое время вечером, так что я провел простую оценку активов «Ай Да».

- Да? А мой старший брат действительно крут! – Линь Цянь знала, что за этой небрежностью скрывается действительно серьезная работа. Его «простая оценка» с легкостью могла бы поспорить с серьезной аналитической работой целой группы специалистов.

- Основываясь на анализе рынка и факторинговых долгов, активов, а также на потерях, связанных со скандалом с канцерогенными веществами… - с улыбкой начал говорить Линь Мо Чэнь. – Могу сказать, что на данный момент «Ай Да» обладает полезным капиталом в размере максимум десяти миллионов. Многое, конечно, зависит от изменений на рынке, но если вы не начнете наращивать активы, десять миллионов очень быстро растворятся в пространстве. Очень и очень скоро «Ай Да» станет полным банкротом.

Линь Цянь молчала. В ее голове носились мысли.

Десять миллионов, всего десять миллионов? Компания, которая, даже по скромным оценкам, имела активы, исчисляемые в миллиардах, теперь обладала настолько крошечной суммой, которая с легкостью могла сравниться с личным банковским счетом семьи владельцев «Ай Да»?? 

 

Глава 12

Около двух часов пополудни Линь Цянь закончила обрабатывать информацию для конференции и понесла ее в кабинет Ли Чжи Чэна.

Босс, как всегда, стоял у окна, погрузившись в собственные мысли.

Девушка положила документы ему на стол и уже собиралась повернуться и выйти, когда до нее донесся его голос.

- Пойдешь со мной.

Она перевела на него спокойный взгляд, хотя все внутри затрепетало. Улыбнулась.

- Хорошо.

Хотя эта стратегическая встреча была важной и конфиденциальной, он попросил ее присутствовать. Это явно говорило о высоком уровне доверия.

Хех… Босс, такой молодой и неопытный, оказался все же вполне способным оценивать людей по достоинству и эффективно пользоваться их талантами.

 

***

 

Мощные лампы конференц-зала осветили длинный стол из бронзового дуба, за которым сейчас сидело восемь человек: Ли Чжи Чэн, Гу Янь Чжи, заместитель директора отдела производственных технологий, президент и вице-президент конгломератных филиалов, заместитель председателя Департамента, маркетинговый директор, директор производственного отдела, финансовый директор и сотрудник, ответственный за закупки.

Эти люди составляли основную команду управления «Ай Да».

Ли Чжи Чэн сидел в центре. Линь Цянь заняла позицию не за длинным конференц-столом, а в кресле за спиной босса.

Заседание проходило под председательством Гу Янь Чжи. Не смотря на то, что причина собрания была мрачной и негативной, директор Гу вел себя свободно, спокойно и почти равнодушно.

После того, как все расселись, он произнес:

- Я хотел бы кое-что сообщить вам сразу же, до того, как мы начнем. Сегодня нам предстоит обсудить стратегию последующего поведения «Ай Да». Мы все здесь хорошо понимаем ту ситуацию, в которой оказалась компания. Директор Ли только недавно занял эту должность. Если сформулировать цели и требования для сегодняшней встречи, они будут звучать следующим образом: это будет брейншторм, полноценная дискуссия, где допускается предлагать любые варианты, которые покажутся вам резонными и оптимальными для «Ай Да». Будем искать истину, основываясь на конкретных фактах и доводах. Строго соблюдаем регламентацию и не переходим на личные оскорбления. Если все ясно, тогда можем начинать, - мужчина обвел комнату внимательным взглядом, отметив, что вопросов или возражений не поступило. – Финансовый отдел, вам слово.

На какой-то миг в комнате воцарилась тишина. До слуха Линь Цянь донеслись звуки, свидетельствующие о волнении и возбуждении присутствующих – кто-то стал быстрее дышать, кто-то ерзал на своем стуле, кто-то щелкал ручкой. Она не ожидала, что Гу Янь Чжи именно таким образом построит свое выступление. Официальный, сухой тон, казалось, должен был, наоборот, заставить всех присутствующих быть более сдержанными и осмотрительными. Но, подумав над этим еще раз, девушка поняла, что каждое его слово тщательно продумано и отполировано. Все именно так, как и должно было быть.

Лицо Ли Чжи Чэна, как всегда, оставалось очень спокойным и сосредоточенным. Окружавшие его люди, за исключением Гу Яня и ее самой, все были среднего или более старшего возраста, и из-за этого он казался еще более молодым и красивым.

Финансовый директор подготовил презентацию. После краткого обзора он перешел к сути своего рассказа и, наконец, словно скинул с себя защитную ракушку:

- Подсчеты показали, что после завершения выплат потерпевшим в канцерогенном скандале, ликвидные активы компании в короткие сроки достигнут отметки в… - он сделал небольшую паузу. – 200-500 миллионов юаней.

Остальные участники конференции переглянулись. Линь Цянь ощутила, как внутри нее все сжалось. Пальцем на мягкой коже своей коленки она написала цифру «десять миллионов долларов», зачеркнула ее, и вписала другую «два миллиона долларов».

Оказывается, все было даже еще хуже, чем она ожидала.

Два миллиона. Что за сумма для нынешней эпохи? Всего два миллиона! И это компания с тысячами сотрудников!

Девушка смогла заставить себя посмотреть на Ли Чжи Чэна. Он сидел прямо, положив руку на стол. Лицо его было обращено к финансовому директору и, вопреки ожиданиям, сохраняло спокойствие.

Мысленно Линь Цянь вернулась на пару дней назад, когда он только прибыл сюда, в пышном многолюдном кортеже. Когда он занимал свой кабинет, под внимательными взорами всех сотрудников.

Этот контраст вдруг заставил ее ощутить небольшое сочувствие к нему.

То, что в атмосфере собрания воцарилось смятение, стало даже еще более заметно, когда говорить начал маркетинговый директор.

Это был весьма способный сорокалетний мужчина по имени Сюэ Мин Тао. Выглядел он довольно спокойным и утонченным. Линь Цянь понимала ситуацию, в которой оказался этот мужчина. Когда бывший гендиректор принял решение начать экспансию на зарубежные рынки, Сюэ Мин Тао, с его вполне разумными опасениями и склонностью к безопасным стратегиям, превратился в номинальную фигуру, не имевшую особенного влияния на внешнюю политику компании. Однако нынешняя ситуация, которую можно было сравнить с периодом междуцарствия, могла бы позволить ему восстановить контроль над маркетинговой стратегией «Ай Да». Притесняемый так долго, он буквально кипел, жаждал проявить себя и в полной мере реализовать свой гений.

Битва за «Ай Да» была для него близка к сердцу и принципиально важна.

Разумеется, он придумал очень сложный план маркетинговой компании.

Он проанализировал текущее состояние на рынке, ориентируясь на четыре основных категории продуктов компании: роскошные кожаные сумки, сумки и рюкзаки для повседневного ношения и отдыха, сумки и портфели для служебного и делового использования, багажные чемоданы. Также в расчет были приняты небольшие и миниатюрные сумочки, клатчи и барсетки. В учет шли преимущества и недостатки конкурентов, сравнение их и «Ай Да», был проведен анализ рекламных компаний и акций, маркетинговых стратегий и планов. Например, было выявлено, что качество рюкзаков для альпинизма недостаточно высоко, поэтому следует сменить материал и усилить контроль качества. Или что багажные чемоданы продавались гораздо хуже, чем могли бы, и следовало вложить больше ресурсов в их рекламу.

Линь Цянь не могла не признать – это было очень подробное и тщательное исследование. Без многолетнего опыта маркетинга и очень полного понимания маркетинговых и сбытовых аспектов ситуации в целом, провести его на таком качественном уровне было просто нереально. Доклад создавал впечатление некой весьма детальной «дорожной карты», где отмечались и общие цели, и конкретные шаги для реализации всех обозначенных требуемых изменений. Похоже, Сюэ Мин Тао впечатлил не только ее. Присутствующее перебрасывались одобрительными взглядами, появилась некое ощущение уверенности в завтрашнем дне.

Маркетинговая стратегия сейчас находилась в центре внимания и, по факту, была основной сутью сегодняшней встречи. После выступления маркетингового директора началась активная дискуссия.

Гу Янь Чжи едва заметно улыбнулся и кивнул Сюэ Мин Тао. Даже Ли Чжи Чэн не только внимательно слушал его выступление, но и вчитывался в документы, приготовленные маркетинговым отделом для этой презентацией. Новый директор выглядел исключительно внимательным и заинтересованным. Линь Цянь видела даже, как он вносит в свой набор документов какие-то заметки. Ощущения почему-то напомнили девушке обучение в вузе, когда на лекцию приходил действительно серьезный профессор с большим опытом практической работы по своему предмету.

Но она все ждала, надеялась, что Сюэ Мин Тао упомянет проект «Мин Шэн». Однако этого не произошло.

Закончив свою презентацию, маркетинговый директор произнес лишь одно:

- В течение следующих пяти лет мы возродим империю «Ай Да!»

Все присутствующие одобрительно кивнули, и только Линь Цянь выглядела разочарованной.

Конференц-зал погрузился в тишину. Каждый задумался над услышанным, многие из присутствующих косились на Ли Чжи Чэна. Они ожидали, что настолько реалистичный и реализуемый план дальнейшего развития компании обязательно заставит его хоть как-то проявить свое отношение к происходящему.

Пару минут спустя директор Ли и вправду отложил документы в сторону и оглядел собравшихся.

Их глаза тот час же, естественно, сосредоточились на нем.

- План хорош, - медленно сказал он. – Я ознакомлюсь с ним более внимательно.

Лицо Сюэ Мин Тао буквально засияло от удовольствия и гордости. Линь Цянь с некоторым сарказмом мысленно произнесла: «Молодец, Босс! Даже глазом не повел».

Но неожиданно Ли Чжи Чэн сменил тему обсуждения.

- Мне поступило предложение относительно проекта «Мин Шэн», способного оживить «Ай Да». Что думаете на этот счет? – произнося эти слова, он расслабился и выглядел даже более спокойным и сдержанным чем обычно.

Сердце Линь Цянь пропустило удар, а затем забилось быстрее.

Это ведь… Это ведь он о ней!

Сюэ Мин Тао выдержал паузу, обдумывая вопрос. Затем нашел в папке отчет и передал его Ли.

- Директор Ли, мы проводили SWOT-анализ специально для группы «Мин Шэн». Использовать их – это действительно хорошее решение. Если нам удастся заполучить контракт, это позволит быстро изменить позицию «Ай Да» в отрасли, и в перспективе сможет открыть нам новый рынок. Но, говоря откровенно, за внимание «Мин Шэн» уже соперничают «Синь Баожи» и «Сы Мэйци», наши самые могущественные конкуренты. Поскольку мы несколько выпали из индустрии, они успели продвинуться далеко вперед и заполучить множество выгодных контрактов. К тому же прежде «Ай Да» никогда не участвовала в государственных предприятиях. Так что в этом соревновании у нас маловато шансов. И если мы потратим время и средства, добывая этот проект, даже выигрыш в данном случае будет Пирровой победой, сулящей или совсем незначительную прибыль, или полное ее отсутствие.

Теперь задумался Ли Чжи Чэн.

Линь Цянь нахмурилась. Слова Сюэ Мин Тао заставили ее ощутить сильное давление.

Действительно, она концентрировалась лишь на преимуществах этого проекта, и он правда мог бы спасти «Ай Да», поэтому в ее воображении все выглядело куда более оптимистично. Но теперь, после того, как Сюэ Мин Тао упомянул реальные трудности в реализации, девушка подумала о том, что предложенный ею сценарий поведения звучал почти как бесперспективное и изначально проигрышное дело. Они начали слишком поздно, не имели связи и денег. Так каким образом можно было бы победить конкурентов?

Пока директор Ли молчал, говорить начал заместитель директора отдела производственных технологий.

Это был почти пятидесятилетний мужчина по имени Лю Тун, и работал он в компании еще со времен председателя Сюй Юна, поэтому воспринимался как опытный ветеран, лично наблюдавший развитие и последующий крах «Ай Да». Он не испытывал ни малейшего трепета перед Ли Чжи Чэном и не выказывал желания выслужиться перед новым директорам.

Выглядел мужчина великодушно и зрело, как умудренный жизнью старец.

- Чжи Чэн,  -сказал он. – Я в корне не согласен даже рассматривать проект «Мин Шэн» и этот пресловутый выход на новые рынки. Разве не из-за подобного мышления «Ай Да» оказалась сейчас в столь плачевном положении? Мы что, собираемся повторить ошибку, уже принесшую нам так много бед? Мы делаем сумки. Это самый большой рынок в стране, сотни миллионов потребителей. Да, рынок у нас отняли, но мы собираемся его вернуть. Эти все государственные проекты и корпоративные закупки совершенно неадекватны и требуют высоких затрат при низкой прибыли. Так что я не согласен. Я полагаю, что Мин Тао прав, и нам нужно думать приземленнее, выбирать реалистичные планы, с гарантированным результатом. Нам нужно возвращаться на нормальный, привычный рынок, а не лезть в воду, не зная броду!

Он был прав. Слова Лю Туна звучали логично и взвешенно, говорил он твердо и уверенно, так что многие из присутствующих согласно кивнули, будто он высказал именно то, что лежало сейчас на их душах.

Ли Чжи Чэн нахмурился.

Фактически, Лю Тун бросил ему вызов, но новый директор молчал. Он и в обычное время-то был совершенно непонятным и сложным человеком, но в этот момент стал совершенно непостижимым. Атмосфера в зале начала накаляться.

Линь Цянь слушала молча. Гу Янь Чжи окинул собравшихся взглядом.

Один из мужчин начал говорить, стараясь смягчить ситуацию:

- Директор Ли, мы просто хотим, чтобы вы услышали мнения своих подчиненных. Стратегию и цели компании вы всегда можете пересмотреть, откорректировать и изменить в любое удобное для вас время.

Остальные согласно закивали. Линь Цянь вздохнула. Похоже, это все.

- Мы просим вас тщательно все рассмотреть, прежде чем принимать окончательное решение, - добавил еще кто-то.

Однако, совершенно неожиданно, Ли Чжи Чэн кивнул Лю Туну, и окинул своих подчиненных внимательным, тяжелым взглядом. В его голосе слышался ропот мощного ручья, способного медленно, но верно проложить себе путь сквозь самый неподатливый камень.

- Я не нуждаюсь в повторном обдумывании всего, что только что услышал.

Линь Цянь застыла на своем месте, не осмеливаясь даже шевельнуться. Остальные выглядели не менее ошеломленными.

- Сегодня я принял окончательное решение. Мы добьемся контракта с «Мин Шэн», чего бы нам это не стоило.

 

***

 

 

Вечер.

Линь Цянь сидела в своем кабинете, только-только закончив разгребать сегодняшние дела.

Девушкой овладело какое-то необъяснимое настроение, в котором доминировало беспокойство.

Может быть, это потому, что на сегодняшнем собрании Ли Чжи Чэн сказал «Сегодня я принял окончательное решение». «Сегодня»? Это не тогда ли, когда они вместе обедали, и она предложила заняться «Мин Шэн»?

И как теперь понять, насколько сильное влияние оказали на него ее слова?

Линь Цянь чувствовала одновременно и возбуждение, и беспрецедентное давление.

Тогда противостояние нового директора неизбежно привело к ощутимому изменению окружающей атмосферы. Выражение лица Лю Туна сразу изменилось, Сюэ Мин Тао не издал ни звука, остальные присутствующие отводили взгляды.

Однако после того, как проявилась реакция на его слова, Ли Чжи Чэн заговорил снова:

- Компания переживает тяжелый период, и мы должны работать сообща. Сейчас я являюсь представителем большинства заинтересованных сторон и, следовательно, обладаю правом вето. Поэтому с этого момента, прежде чем принимать решение, мы будем проводить собрания подобного рода. Но мой голос все равно будет оставаться решающим. Заседание закрыто.

 

Воспоминания о тех событиях вновь заставляли кожу девушки покрываться мурашками. Прямо сейчас дверь кабинета директора Ли была закрыта. Там проходило что-то вроде урезанной версии предыдущего собрания. Присутствовали только Ли Чжи Чэн, Гу Янь Чжи и Лю Тун. Никто не знал, что сейчас обсуждают между собой эти три самых больших шишки «Ай Да». В какой-то момент до слуха девушки донесся громкий, возмущенный голос Лю Туна, но слов было не разобрать. Сейчас же в кабинете царила тишина.

Некоторое время спустя дверь, наконец, распахнулась. Линь Цянь встала со своего кресла и увидела выходящего наружу Лю Туна, выглядевшего спокойным и собранным. Похожее выражение лица застыло и на лице Гу Янь Чжи, идущего чуть позади.

Линь Цянь не понимала, что сама она чувствовала в данный момент, но нужно было собраться с мыслями. Она взяла протоколы встречи и уверенно вошла в кабинет генерального директора, чтобы передать их Ли Чжи Чэну.

Несомненно, его выступление на сегодняшнем заседании вызвало резонанс в компании.

Интересно, что сейчас говорят о нем руководители и сотрудники?

Что он самодур и зазнайка?

Или что решителен, очень уверен и обладает собственными независимыми взглядами и идеями?

Линь Цянь думала о том, что ее новый босс выглядит холодным и тихим. Она уже успела узнать его сильную и решительную сторону. Но сегодня он открылся ей с неожиданного ракурса. Этот мужчина представлял собой немного большее, чем она могла ожидать.

Закат залил офис золотым светом.

Ли Чжи Чэн сидел на диване посреди комнаты. Его привычный облик холодности и равнодушия сейчас несколько изменился. Руки мужчины опирались на колени, лицо было спокойным. Он выглядел глубоко задумавшимся. На кофейном столике перед ним стояли две чашки, все еще исходящие паром, оставленные, видимо, Лю Туном и Гу Янь Чжи.

Линь Цянь деликатно прокашлялась, обозначая свое присутствие, и произнесла:

- Босс, насчет сегодняшнего собрания.

Он поднял глаза и посмотрел на ее лицо внимательным взглядом. Его темные радужки, почти сливающиеся цветом со зрачками, выражали напряжение. Приняв от нее документы, он внимательно прочитал каждую страницу.

В комнате царила тишина. Единственными звуками были шорох переворачиваемых листов и журчание воды в аквариуме с золотой рыбкой. Линь Цянь очень нервничала, но все же смогла справиться с собой и начать говорить.

- Выслушав все идеи на сегодняшнем собрании, я очень серьезно задумалась…

Ли Чжи Чэн снова взглянул на нее. Вблизи его лицо казалось еще более благородным и красивым, а глубокий взгляд – холодным.

- Передумала?

Девушка внезапно осознала, что ее начальник говорит с людьми очень лаконично, но при этом всегда умудряется четко указывать на саму суть обсуждаемого вопроса, что позволяло его собеседникам быстро перейти к делу и давать ему точные ответы.

Она предпочла бы более тактичный и может быть даже завуалированный подход, но теперь иного варианта просто не оставалось. Линь Цянь качнула головой.

- Нет, не передумала. Я хочу сказать, что озвученные сегодня мысли и результаты анализа кажутся очень разумными и всесторонними. Но этот способ мышления подходит лишь для того, чтобы решать внутренние проблемы и улучшать уже имеющееся, текущее положение. Однако сейчас внешняя конкурентная среда является очень интенсивной. Развитие промышленности больше не похоже на то, каким оно было десять лет назад. Сейчас можно делать ставку не на качество продукции, а на персонал, и все равно выиграть свою долю рынка. Не спорю, что стратегия, предложенная Сюэ Мин Тао, действительно очень хороша, но…

Она сделала небольшую паузу, и уже увереннее продолжила.

- Я придерживаюсь своей идеи относительно «Мин Шэн» не потому, что уверена, что нам это по плечу. Я считаю, что если мы будем придерживаться традиционных способов, победы нам не одержать. Простите за несколько грубоватый пример, но на сегодняшний день «Синь Баожи» и «Сы Мэйци» это слоны, а «Ай Да» - ягненок. Сколько бы ягненок не наращивал свою физическую мощь, сможет ли он одержать победу над слоном? Я думаю, что нет. Разве что только если этот ягненок не воспользуется мозгами вместо мышц и не использует элемент неожиданности.

Линь Цянь перестала подбирать слова и просто говорила так, как думала обо всей сложившейся ситуации. Закончив, она посмотрела на Ли Чжи Чэна.

С самого начала ее речи и до конца он смотрел на нее своим темным, цепким взглядом, и его красивое лицо оставалось будто бы равнодушным.

На всю эту многословную тираду девушка дождалась от него ответа, состоявшего лишь из трех слов:

- Я верю в тебя. 

 

Глава 13

Яркая луна и далекие звезды заливали комнату скудным светом.

Линь Цянь, уже переодетая в пижаму, сидела на кровати, скрестив ноги и подперев подбородок кулаком.

Она была в оцепенении.

«Я верю в тебя». Низкий и прохладный голос, как бы парящий над ней, проникал в каждую клеточку тела и заставлял проступать мурашки на коже.

Девушка не могла не признать, что для нее это многое значило.

На самом деле, с тех самых пор, как он сказал, что ему «поступило предложение относительно проекта «Мин Шэн», она начала чувствовать себя несколько странно.

А когда он произнес «сегодня я принял окончательное решение», Линь Цянь поняла, что доминирующим стало ощущение неловкости.

Ну и финал. Эти три тяжелых слова «Я верю в тебя». Линь Цянь наконец-то ясно осознала, что именно чувствует по этому поводу. С одной стороны, ее несколько пугала вдруг взвалившаяся на плечи ответственность. С другой, она чувствовала себя счастливой. Буквально ошеломленной внезапной благосклонностью начальника. Конечно, все это время, где бы она не появлялась, Линь Цянь довольно быстро удавалось привлечь к себе внимание и симпатию окружающих людей. В университете она была левой рукой учителя, главным помощником в студенческом сообществе. Высокие показатели «Сы Мэйци», державшиеся на протяжении целых трех лет, привели к тому, что даже генеральный директор Чэнь Чжэн обратил на нее свое внимание.

Однако благосклонность такого человека, как Ли Чжи Чэн, ощущалась совершенно иначе.

У него отсутствует опыт в деловом мире, он почти не разговорчив и часто ведет себя как солдат. Девушке еще ни разу не доводилось видеть, чтобы он хвалил кого-нибудь из своих подчиненных. Поэтому это «Я верю в тебя» легло на ее плечи тяжеловесным ощущением.

У Линь Цянь возникло странное чувство, будто она внезапно стала «придворным любимчиком». А что, не так? Может быть, все потому, что он молодой и его легко впечатлить?

Может только потому, что они встретились до его присоединения к компании, он испытывал к ней особые чувства, выделял ее среди прочих? Так или иначе, создавалось впечатление, что он восхищался ее талантом и личностью. С тех самых пор, в силу самых различных обстоятельств, он опирался на нее больше, чем на других. Иногда даже он становился на ее сторону, когда все указывало на то, что она могла ошибаться.

В сознании Линь Цянь мелькнула нелепая, очень амбициозная мысль, и, конечно же, девушка мгновенно отбросила ее в сторону.

Во всяком случае, это хорошая возможность стать важной частью «Ай Да».

Когда она  подумала об этом, то сразу же ощутила нужный настрой. Девушка взяла мобильный и набрала Линь Мо Чэня.

Выслушав ее просьбу, брат усмехнулся в трубку.

- С чего бы это? Ты три года работала в «Сы Мэйци», и, не смотря на все трудности, с которыми пришлось сталкиваться, никогда не просила у меня помощи. А здесь лишь третий день в помощницах у гендиректора «Ай Да» и уже умоляешь меня вмешаться и помочь твоему боссу встать на ноги?

Линь Цянь рассмеялась в трубку и, не сдерживая улыбки, ответила:

- У меня все под контролем. Ты что, моим суждениям не доверяешь?

 

***

 

Утром следующего дня.

Линь Цянь сидела на своем месте, пролистывая готовый план «Проекта Мин Шэн».

Как и говорил вчера Сюэ Мин Тао, и это было учтено в плане, самой большой проблемой являлось установление доверительных отношений с клиентами. А в этом, конечно же, наиболее важным моментом была вторая сторона.

«Мин Шэн» представлял собой весомого игрока на рынке, работающего напрямую с крупными государственными предприятиями. Руководители организации являлись видными личностями на внутреннем рынке Китая. Даже прежняя, преуспевающая «Ай Да», вошедшая в государственной сектор в самом своем рассвете, не смогла бы сравниться с «Мин Шэн».

Прямо сейчас менеджеры высшего звена работали над созданием онлайн-заявки на участие в проекте. Конечно, это требовало времени и ресурсов. В худшем случае – они упустят возможность. В лучшем… впрочем, что загадывать заранее.

Как раз именно в этот момент из кабинета Ли Чжи Чэна вышел Сюэ Мин Тао с несколькими маркетинговыми менеджерами. Они определенно спешили на обед.

Линь Цянь перевела взгляд на дверь, затем, решившись, встала и постучала в плотную деревянную стойку.

Ли Чжи Чэн сидел не за своим столом, а в самом центре дивана. Локти его упирались в колени, а подбородок – в скрещенные пальцы. Мужчина казался медитирующим.

Возможность увидеть его таким была по-настоящему редкой. Стараясь производить как можно меньше шума, Линь Цянь мягко подошла к столику, убрала пустые чашки, сполоснула чашку босса и налила туда свежий чай.

Он поднял глаза и посмотрел на нее, спокойно ожидая, когда девушка начнет говорить.

Линь Цянь улыбнулась.

- Директор Ли, насчет проекта Мин Шэн, может быть, я бы смогла…

Но договорить ей не дали. Раздался стук, затем дверь кабинета распахнулась и внутрь вошел Гу Янь Чжи. Окинув замершую парочку спокойным взглядом, он уселся на диван рядом с Ли Чжи Чэном.

- Пришел, чтобы продолжить обсуждение этого вопроса.

Директор Ли не отреагировал на его слова. Его взгляд вернулся к Линь Цянь.

- Продолжай.

Гу Янь тоже повернулся к девушке, заинтересованно вскинув бровь.

Линь Цянь сделала небольшую паузу, а потом перешла прямо к делу.

- Мой брат сейчас работает в Соединенных Штатах, в сфере инвестиций. Инвестиционная группа DP, в которой он трудится, в свое время помогла Мин Шэн в деле с иностранными акционерами, и с тех пор отношения между компаниями достаточно хороши. Я думаю, если это удобно, он мог бы помочь организовать для директора Ли встречу с кем-нибудь из вышестоящего начальства Мин Шэн.

Она даже еще не закончила говорить, а глаза Гу Янь Чжи уже ярко замерцали. Линь Цянь догадывалась, что директор Гу считает ее своей личной головной болью, и нынешняя ситуация, вернее, его одобрительный взгляд, действительно обрадовал девушку.

Они оба посмотрели на Ли Чжи Чэна.

Он выпрямился, все еще опираясь спиной о спинку дивана, лицо его казалось спокойным и безмятежным. Никакого следа радости или воодушевления. Казалось, он всерьез взвешивал ее предложение.

Однако после короткого молчания его глубокий голос озвучил совершенно неожиданный результат размышлений:

- Не нужно пользоваться своими связями.

Видимо, в мужчине заговорило упрямство.

Линь Цянь застыла.

Гу Янь Чжу нахмурился. Они с девушкой переглянулись, после чего директор Гу с улыбкой обратился к ней:

- Линь Цянь, директор Ли все еще не отвык от армии и не усвоил принципы функционирования бизнес- мира. Он предпочитает… эм… линейные действия непотизму.

Девушка задумчиво склонила голову на бок, не зная, что ответить.

Непотизм?

Тон Гу Янь Чжи был неоднозначным, и вполне мог обозначать как правду, так и иронию, поэтому Линь Цянь не могла точно сказать, серьезен он или нет. Но директор Ли уж точно не шутил. Ему это в принципе, кажется, не свойственно.

Она посмотрела на Ли Чжи Чэна. А он – на нее.

- Я предложила это потому, что это кажется самым быстрым и простым способом достижения желанного результата, - осторожно начала она. – Однако…

Его темные глаза напоминали бездонные озера, он выглядел тем же человеком, который сказал накануне, что доверяет ей.

- Однако что?...

Девушка одарила его долгим взглядом и тихо договорила:

- Однако кумовство с незапамятных времен являлось лучшим способом ведения бизнеса.

Гу Янь Чжи ошарашено моргнул, но уже миг спустя полностью справился с собой и тактично откашлялся.

Глаза Ли Чжи Чэна стали темнее. На его лице появилась легкая улыбка, тонкие губы изогнулись в причудливой улыбке, а суровые черты на несколько коротких мгновений словно бы смягчились.

Линь Цянь с головой накрыло раздражение.

Гу Янь рассмеялся и встал.

- Ладно, ладно. Раз сама госпожа Линь предлагает нам это, мы должны быть благодарны. Директор Ли, независимо от того, что вы решите, Линь Цянь предложила лучший способ, который вообще нам доступен. Линь Цянь, будет отвечать за это.

Ли Чжи Чэн промолчал. Девушка даже не стала смотреть на его лицо. Вместо этого она решительно ответила «Да!» И вышла.

 

***

 

Поскольку его единственная младшая сестричка так редко просила об одолжении, Линь Мо Чэню не оставалось ничего иного, как сделать для нее все, что было в его силах. Едва лишь Линь Цянь вышла из кабинета начальника, как раздался звонок телефона.

- Решено. Завтра в четыре часа дня, - сообщил мужчина.

 - Братик, ты просто восхитителен! – отозвалась с улыбкой Линь Цянь. Мысленно же она проклинала своего упрямого начальника и беспокоилась о том, что тот может отказаться от столь привлекательного предложения.

Линь Мо Чэнь же был совершенно уверен в том, что столь решительный шаг его сестры должен обязательно восхитить ее нынешнее начальство. О, ее босс должен быть воистину благодарен!

По словам Линь Мо Чэня, завтра в полдень из Пекина должен был вернуться Кан, генеральный директор «Мин Шэн».

Линь Цянь перепроверила эту информацию через официальные источники и убедилась, что ее брат был абсолютно прав. Директор Кан прибыл в офис в обозначенное время. А значит два или три дня спустя можно было попасть к нему на прием. Сотрудники

Мин Шэн работали до 17:30, и, если конечно не произойдет чего-то чрезвычайного или нарушающего привычное расписание, а значит времени на беседу с директором было маловато.

Линь Цянь сообщила об этом обоим директорам. Гу Янь воспринял новость с радостью, и тут же его деятельная натура дала ходу. Через пять минут он уже набирал маркетинговых специалистов для разработки новой стратегии. А вот Ли Чжи Чэн лишь молча окинул девушку тяжелым взглядом. И больше никакой реакции.

Линь Цянь сильнее уверовала в то, что он действительно этого не хотел.

Но… особого выхода у ее нового босса не было. Обстоятельства сложились так, что перебирать не приходится.

 

Наступил вечер.

Из кабинета директора вновь вышел Сюэ Мин Тао с несколькими подчиненными. Линь Цянь подняла глаза и вежливо им улыбнулась, однако совершенно неожиданно Сюэ Мин Тао сам подошел к ее столу и даже протянул руку.

- Секретарь Линь, директор Ли рассказал о вашем предложении. Большое спасибо. Благодаря вам маркетинговый отдел избавился от серьезной головной боли.

Линь Цянь улыбнулась шире, встала и уверенно ответила на рукопожатие.

Неужели босс ее снова похвалил?

Когда они ушли, Линь Цянь тайком заглянула в приоткрытую дверь. Так все же его высочеству понравилось или нет?

Видимо, он заметил ее манипуляции, так как из кабинета раздался холодный голос:

- Зайди.

Девушка вошла внутрь и увидела босса у письменного стола. Он обернулся и взглянул на нее.

- Да, директор Ли, - улыбнулась она. – Вы звали?

Он не ответил. Задумался на мгновение, затем развернулся к ней всем телом.

Золотой свет проник сквозь окно. Лицо мужчины казалось ясным и ярким, будто мерцающим изнутри. Его глаза, нос, тонкие губы, мягкие и блестящие – все казалось результатом труда одаренного художника, а не творением прихотливой природы.

Ли Чжи Чэн мягко двинулся к девушке. Он приближался до тех пор, пока их не стало разделять ничтожное расстояние, всего один шаг, а затем замер и окинул ее очень внимательным взглядом.

Глаза у него были очень темные, совершенно черные, на лице – никакого выражения. Линь Цянь насторожено застыла на месте. Зачем он подошел так близко? Он ведь раньше вел себя так отчужденно, никогда не пересекал черту. Так что сейчас изменилось?

Под его острым взглядом она ощутила, как на коже проступили мурашки.

- Почему ты так много мне помогаешь? – раздался глубокий спокойный голос.

Линь Цянь колебалась всего мгновение, затем ответила достаточно прямолинейно и честно:

- Потому что ты того стоишь.

Выражение его глаз будто изменилось на короткий миг. Да и голос прозвучал уже тише.

- Спасибо, Линь Цянь.

Девушка озадачено моргнула.

Значит, он всего лишь хотел поблагодарить?

Линь Цянь кивнула, отметив бросившееся в глаза совсем уж неприлично малое расстояние между ними, затем подняла голову и заглянула прямо в его ясные, холодные глаза.

«Босс, в последнее время вы прямо фонтанируете искренними похвалами и благодарностью», - с некоторой иронией подумала она. Но на самом деле… девушка чувствовала, что он действительно благодарен и говорит от всего сердца.

Глядя в его кристально чистые глаза, она на мгновение задумалась.

Принимать похвалу от начальства – это искусство. Нельзя проявлять самонадеянное самодовольство, нельзя и в самокритику и самоуничижение ударяться.

Решившись, девушка взмахнула рукой в ​​военном салюте:

- Майор, это честь для меня.

Конечно же, лесть все еще лучшая политика.

Темные глаза Ли Чжи Чэна мягко замерцали, и он едва заметно улыбнулся.

Девушка рассмеялась.

Умный подчиненный знает, как управлять своим начальством. Можно ли теперь ее считать таким сотрудником?

И вообще, это удивительное достижение – заставить дважды улыбнуться человека с параличом лица.

Линь Цянь чувствовала довольной.

- Я отплачу за твою доброту, - вдруг заговорил мужчина. – В будущем.

 

***

 

Обед следующего дня.

Кадиллак плавно ехал по городским улицам. Линь Цянь сидела на переднем сидении с документами на коленях. За рулем находился Сюэ Мин Тао. Директора Гу и Ли, естественно, с комфортом разместились на заднем сидении.

Автомобиль въехал в Западный район и припарковался у обочины. С двух сторон от дороги возвышались небоскребы Мин Шэн, темные и тяжеловесные.

В приемной их встретил заместитель директора, тощий сорокалетний мужчина. Не слишком яркий, не излишне блеклый, он был приятно вежливым. После того, как обе стороны обменялись приветствиями, он привел их в небольшую комнату для переговоров, расположенную рядом с офисом генерального директора на самом верхнем этаже.

- Пожалуйста, подождите здесь. Директор Кан скоро появится, - сообщил заместитель и, дождавшись понимающих кивков, вышел из комнаты.

Они приехали заранее. Время только подошло к отметке 15:45. В переговорной царила тишина.

Четверка из «Ай Да» пару минут просто молча переглядывалась, до тех самых пор, пока Гу Янь Чжи не выдержал первый.

- Директор Ли,- со смехом сказал он. – Вам следует говорить побольше. Я слышал, что директор Кан настолько же малословен, поэтому эта встреча грозит стать слишком тихой.

Сюэ Мин Тао и Линь Цянь тоже рассмеялись.

Ли Чжи Чэн вздернул брови.

- Очень хорошо, что это мой единомышленник, - спокойно произнес он. – И понимает, что тишина – это золото.

Он сказал это настолько невозмутимо, что Сюэ Мин Тао и Линь Цянь даже несколько растерялись.

Впрочем, недоумение длилось недолго. Усилившийся хохот Гу Яня доказал, что это действительно шутка. Их босс умел шутить. Внезапно воцарившееся напряжение было снесено шквалом хохота.

Однако смех смехом, но озвученное директором Гу предположение действительно отображало то, чего боялась Линь Цянь. Сейчас речь шла о короле против короля. Не имело значения, насколько большое королевство у одного, и насколько маленькое – у другого. Хотелось надеяться, что решительный и волевой характер директора Ли сыграет решающую роль, но это было маловероятно. У девушки действительно не было ни малейшей уверенности в том, как именно пройдет эта встреча.

Время шло.

В четыре часа дверь снова открылась, и в проем заглянул заместитель директора. Сотрудники «Ай Да» встали ему навстречу, Сюэ Мин Тао с улыбкой спросил:

- Можем ли мы продолжить?

Заместитель директора нахмурился и отозвался извиняющимся тоном:

- Прошу прощения, директор Ли. Встреча директора Кана затянулась, я не осмеливаюсь его беспокоить.

- Все в порядке, мы подождем. Спасибо, - ответил Гу Янь Чжи.

Заместитель улыбнулся и кивнул.

 

Ожидание, однако, продлилось до 16:40. Гу Янь уже не мог спокойно сидеть на месте, поэтому за это время дважды отправлял Сюэ Мин Тао, и тот каждый раз возвращался с отрицательным ответом. Линь Цянь начинала нервничать. И только Ли Чжи Чэн воспринимал ситуацию совершенно спокойно.

Рабочее время в Мин Шэн заканчивалось в 17:30, однако график директора Кан был не настолько четко фиксирован. Судя по его обычному поведению, он покинет компанию не позже, чем минут через сорок.

Это можно считать действительно необычайно плохим началом. Те, с кем они собирались встретиться сегодня впервые, были очень важны. И если не удастся оставить глубокого впечатления, «Ай Да» может даже не рассчитывать на второй шанс.

Несмотря на их связи, не стоило ожидать от директора Кан благосклонности или уступок.

Но почему все становилось только хуже и хуже? Неужели слухи о том, что директор Кан – трудный человек, правда? Было похоже, что таким образом он испытывает их, проверяет крепость их нервов и пределы терпения.

Заметив, что стрелки часов подошли к отметке 17:00, Линь Цянь встала.

- Простите, схожу, носик припудрю.

Девушка открыла дверь, чтобы выйти, но не успела даже толком шагнуть за порог, когда увидела людей в костюмах, выходящих с другой стороны Зала. Они двигались со стороны, в которой располагался кабинет генерального директора. Компанию возглавлял никто иной, как Чэнь Чжэн, возвышавшийся на целую голову над своими сопровождающими и улыбающийся от уха до уха. Он выглядел ярким, умным, и что еще хуже – довольным.

Чэнь Чжэн обернулся и пожал руку заместителю директора:

- Господин Ляо, спасибо вам большое. Не нужно нас провожать. Мы были очень рады встретиться сегодня с директором Каном, спасибо за уделенное время. Давайте с вами отобедаем в следующий раз.

Лицо заместителя директора расцвело и зарозовело от удовольствия.

- Нет, нет, господин Чэнь, вы слишком вежливы, - рассмеялся он. – Я все же вас провожу.

Чэнь Чжэн, будто почувствовав что-то, внезапно поднял голову и взглянул в сторону Линь Цянь. Девушка, уже двинувшаяся вперед по коридору, не смогла избежать его взгляда.

Чэнь Чжэн не проявил ни малейшей степени удивления. Лишь его губы изогнулись в кривой улыбке.

 

***

 

В этот момент генеральный директор Мин Шэн, Кан Чжи Цун, сел на широкий диван, украшавший его кабинет, и задумчиво потер лоб между бровями.

Это был пятидесятилетний крепкий мужчина, обладавший серьезным характером и сильным духом, посвятивший себя предпринимательству. Обычно он вел себя сдержанно, но каждый, кто хорошо его знал, мог сказать, что директор Кан на самом деле просто фонтанирует идеями относительно управления и развития, и большинство из этих идей имели положительный, оптимистичный характер.

Проект закупок, составленный им, должен был включать около тридцати компаний и задействовать десятки тысяч людей. По мнению Кана, интеграция компаний и персонала была одним из важнейших аспектов бизнес деятельности. Если вообще не самым главным.

Он уже довольно давно контактировал с «Синь Баожи» и «Сы Мэйци». «Синь Баожи» предоставляли товары отличного качества и первыми привлекли его внимание. Но даже с учетом постоянного контакта с государственными предприятиями, их цены были слишком высокими. И предложение, сформулированное Мин Шэн, совершенно не выпадало из этого правила. Поэтому «Синь Баожи» пришлось исключить.

Хотя «Сы Мэйци» определенно уступала «Синь Баожи», эта компания все же была готова предоставить свои лучшие продукты, и намекала на то, что готова снизить цену до того уровня, пока она не станет самой выгодной. Что касается самого Чэнь Чжэн, о нем у директора Кан сложилось не самое лестное мнение. Он казался ненадежным партнером. Но их сегодняшняя встреча убедила директора Кана склониться к его предложению. В остальном же «Сы Мэйци» и «Синь Баожи» были одинаково выгодны и привлекательны.

Чэнь Чжэн был очень настойчив, убеждая его организовать встречу именно сегодня. Речь шла об основных продуктах, которые «Сы Мэйци» готова была предложить Мин Шэн. Кроме того, Чэнь Чжэн презентовал будущему партнеру редкую античную книгу Ципу*.

(прим.пер.:*Ципа или Кифу – книга для записей стратегий и результатов игр в Го, Вэйци, Бадук или Шоги. Страницы выполнены в виде сетчатых диаграмм с отметками. Многие древние игры известных игроков – реальных исторических персонажей – сохранились по сей день, и стоят больших денег. Таким образом, это очень дорогой подарок).

Директор Кан зачаровано листал страницы книги. Он не мог не признать, что этот молодой человек выбрал подарок, близкий сердцу получателя.

Был еще один вопрос, который серьезно тревожил мужчину. Иностранные акционеры договорились о встрече с «Ай Да». Однако директор Кан слышал, что компания близка к банкротству, поэтому не мог понять, зачем нужна эта встреча, и были ли инвесторы серьезны насчет нее.

Но, учитывая договоренность, ему все же придется уделить им внимание.

 

***

 

К тому времени, когда Гу Янь Чжи и Ли Чжи Чэн попали в кабинет директора Кана, часы показывали уже пять минут шестого.

Линь Цянь осталась сидеть в маленьком вестибюле. Девушка смотрела вдаль невидящим взглядом и мысленно приговаривала лишь одну фразу «не выходите, не выходите…»

Она действительно боялась, что ее начальство проведет на приеме всего минут десять, не больше. А это определенно означало полный провал. Часть ее сознания взволновано отсчитывала каждую прошедшую секунду, тогда как другая часть осыпала Чэнь Чжэна всеми известными ей ругательствами. Он использовал достаточно простую и эффективную тактику - так долго разговаривал с директором Каном. В конце концов, к этому моменту директор, должно быть, уже очень устал и думал скорее об ужине, чем о деловых предложениях.

Время неуклонно приближалось к 17:30. Линь Цянь не могла оторвать глаз от двери.

Наконец заместитель директора заметил, который час, и мягко постучал в дверь. Приоткрыв дверь, он перебросился с начальником парой слов, но отступил.

Эх.

Линь Цянь и Сюэ Мин Тао молча переглянулись.

17:45. Директора Ли и Гу все еще оставались в кабинете.

И в шесть вечера тоже.

Чуть позже заместитель директора еще раз постучал в дверь, что-то спросил и спокойно вернулся на свое место. Линь Цянь прислушалась и поняла, что мужчина звонит в ресторан, чтобы перенести время ужина.

Линь Цянь и Сюэ Мин Тао ощущали волнение. Означало ли это, что переговоры успешны? Пусть Ли Чжи Чэн и немногословен, зато Гу Янь Чжи – старая лиса делового мира, он наверняка должен был знать, как достучаться до сердца директора Кана.

18:30.

Они не вышли наружу и в семь вечера, и только в начале восьмого раздался щелчок и дверь, наконец, открылась

Первым показался Гу Янь Чжи, улыбающийся во всю ширину рта. За ним – Ли ЧжиЧэн, с безразличным взглядом, но со все же проскальзывающей на губах едва заметной улыбкой. Он поднял глаза и взглянул прямо на свою помощницу. И затем, наконец, директор Кан, не менее улыбчивый и довольный на вид. 

 

Глава 14

Какие чувства может испытать человек, на голову которого осыпалась манна небесная?

В данный момент Линь Цянь ощущала неописуемое волнение.

Директор Кан наконец отправился ужинать, хотя с собой их не пригласил. Но и без того два часа, затраченных на разговор – это уже более чем достаточно!

Машина ехала по городским улицам, постепенно накрываемым покрывалом ночи. Яркие огни, мелькавшие за окнами, отражались в глазах всех, кто сидел в салоне авто. На лице Гу Янь Чжи застыла улыбка и мягкое, приятное выражение, какое появляется, бывает, у людей, пробующих любимое блюдо. Он расслабленно откинулся на спинку сидения, открыл бутылку с минеральной водой, сделал пару глотков и, наконец, начал рассказывать Линь Цянь и Сюэ Мин Тао о том, как прошла их «невыполнимая миссия».

- Наш директор Ли сыграл две партии в шахматы с директором Каном. Седовласый, внушительный, пятидесятилетний директор, то и дело появляющийся на страницах Forbes Fortune 500, был разгромлен просто на голову. Его это, естественно, не устроило, поэтому он пожелал встретиться в выходные. Провести матч-реванш.

- Ого! - одновременно выдохнули Линь Цянь и Сюэ Мин Тао. Оба были впечатлены. Две пары глаз на несколько коротких мгновений сконцентрировались на отражении Ли Чжи Чэна, видимое в зеркале заднего обзора. Директор Ли сидел прямо, с идеально ровной спиной. Его длинные ноги были скрещены, руки лежали на коленях, лицо повернуто к окну. Он все еще сохранял свое холодное и спокойное выражение, на лице не заметно было и тени радости или удовлетворения. Хотя, возможно, позитивно сложившаяся ситуация все же повлияла на него – девушке показалось, что на красивом лице иногда проступало едва заметное приятное выражение. 

Сюэ Мин Тао, не менее, а может и более опытный в деловом мире, чем Гу Янь Чжи, широко улыбнулся, выразил свое восхищение и удивление. Линь Цянь знала – он, как один из старейших сотрудников компании, не испытывал необходимости угождать или подлизываться к начальству. Что значило, что всякая похвала из его уст была бы искренней.

Однако… Девушка в точности вспомнила всю информацию, предоставленную ее братом. Там не содержалось и намека на то, что ее босс хорош в шахматах. Хотя, конечно, о таких талантах ее брату знать было и не обязательно.

И так, можно ли считать сегодняшнюю ситуацию спонтанным везением? Что-то вроде того, когда слепой кот врезается в мышь и случайно ее убивает?

Подумав об этом, Линь Цянь вновь подсознательно покосилась в зеркало заднего вида, окидывая взглядом фигуру Ли Чжи Чэна.

«Босс, ты действительно хорош в поддержании покерфейса. Говорить не обязательно. В любом случае, у тебя в наличии очень много полезных и практических талантов, которых вполне достаточно для достижения успеха. Ха!» - мысленно похвалила она.

И именно в этот самый момент Ли Чжи Чэн, который до этого безотрывно смотрел в окно, внезапно повернул голову. Его темные глаза встретились с ее взглядом, отраженным в зеркале.

Линь Цянь изящно улыбнулась.

Красивое лицо мужчины прояснилось, взгляд был глубоким и сияющим.

Линь Цянь уже собиралась было отвести взгляд, но вдруг увидела, как уголки его губ едва заметно поднимаются вверх. Он улыбнулся ей.

Сердце девушки забилось быстрее, ее щеки слегка покраснели.

Ох… то, как этот молчаливый и мужественный красавец замечательно улыбается… это даже лучше, чем открытое проявление симпатии или комплименты!

Линь Цянь улыбнулась ему в ответ, прежде чем отвести взгляд.

- По моим прогнозам, - сказал Гу Янь Чжи. – На следующей неделе мы должны получить уведомление из Мин Шэн. Однако...

Он внезапно повернулся, его лицо побледнело:

- Связи «Сы Мэйци» с Мин Шэн выглядят весьма глубокими и весомыми.

Линь Цянь и Сюэ Мин Тао сохраняли спокойствие.

Действительно, до назначенного времени с директором Каном общался Чэнь Чжэн, и, учитывая, как встреча затянулась, она заняла несколько часов. Сказать, что отношения между компаниями близки, было преуменьшением.

 

 

Поскольку они спешили, ужин прошел достаточно быстро, в первом попавшемся же ресторанчике.

Вскоре четверка уже вернулась в «Ай Да».

Когда они вышли из машины, Гу Янь Чжи схватил Ли Чжи Чэна за руку и серьезно произнес:

- Директор, теперь твоя ответственность лежит в сфере шахматного мастерства. Оттачивай навыки и набирайся опыта. Оставь остальное нам.

- Хм, - улыбнулся ему директор Ли.

Закончив говорить, директор Гу в сопровождении Сюэ Мин Тао направился в отдел маркетинга. Линь Цянь же последовала за Ли Чжи Чэном на верхние этажи, где располагался кабинет начальника.

Она знала, что имел в виду Гу Янь Чжи. Им нужно было продолжать развивать и углублять отношения с Мин Шэн, не полагаясь лишь на таланты директора Ли. Но и его участие в налаживании связей тоже имело значение. В конце концов, хороший старт – это отлично. Но он совершенно не гарантировал стопроцентно верного результата. Им нужно было сделать все, что можно, чтобы составить конкуренцию «Сы Мэйци».

Это было поле битвы маркетологов, более живое, жестокое и полное мрачных интриг.

 

***

 

Дело близилось к позднему вечеру.

Вернувшись на свое место и приведя в порядок все материалы и документы, Линь Цянь кинула взгляд на часы. Начало девятого.

После возвращения Ли Чжи Чэн заперся в своем кабинете и вел себя очень тихо.

Девушка постучалась, прося разрешения войти.

Директор Ли сидел у книжного шкафа, и внимательно читал отчеты по состоянию рынка, перспективам «Ай Да» и прочим немаловажным аспектам. Долгое общение Линь Цянь с этим человеком убедило ее в том, что он решительно настроен на то, чтобы вернуть компании ее былую славу и величие. Теперь, глядя на его красивое молодое лицо в свете электрических ламп, безжалостно разгоняющих вечерний сумрак, девушка нахмурилась. Сначала она собиралась спросить, не нужно ли ему чего-нибудь, но сейчас передумала. Просто молча наполнила его зеленую армейскую кружку горячим чаем и бесшумно удалилась.

Линь Цянь была требовательна к себе. Она сама захотела стать «абсолютно идеальным помощником».

А это значило – пока начальник не ушел, она должна оставаться на рабочем месте.

Так что если она ему вдруг зачем-то понадобиться, то всегда будет под рукой.

Тем не менее, этот день выдался тяжелым. Уже не имея сил сосредоточиться на работе, девушка запустила в компьютере простенькую игру.

 

Время достигло отметки в половину десятого вечера.

Отодвинув клавиатуру в сторону, Линь Цянь встала и потянулась. Ей нужно было навестить дамскую комнату.

Все остальные уже завершили свой рабочий день. Не только начальство, но и сотрудники на стойках регистрации покинули офис. Все огни были выключены, за исключением света, льющегося из кабинета директора Ли и некоторых ламп. Огромный пустой коридор, ведущий в туалет, казался еще более зловещим.

Линь Цянь на какое-то мгновение испытала почти безотчетный ужас, но, собравшись с духом, все же заставила себя пройти к уборной.

Вернувшись на свое место, она машинально оглянулась на дверь в кабинет директора. Сердце пропустило удар.

Какого…?!

Свет был выключен, дверь закрыта.

Девушка дернула ручку, убедившись, что кабинет заперт.

Линь Цянь внезапно почувствовала, как вокруг нее словно сгущаются черные зловещие тени.

Черт возьми… Ее страх перед потусторонним был настолько силен, что от него вполне можно было бы умереть. Девушке всегда требовался кто-то теплокровный рядом, чтобы не сойти с ума в подобных ситуациях.

Но в то самое время, когда она ходила в туалет, ее босс ушел, запер двери и выключил свет.

Да разве ему могло вообще прийти в голову, что она так искренне и горячо любит сверхурочную работу, что до сих пор сидит в офисе?

Линь Цянь подняла голову и огляделась, вокруг словно стало холоднее. Сбросив парализующее ощущение, она кинулась собираться.

И тут вдруг раздался громкий звук. Затем вспыхнул свет, особенно заметный в уединенности темного офиса. Сердце девушки дрогнуло. Она подняла глаза и увидела Ли Чжи Чэна, с ледяным выражением лица выходящего из туалета.

Линь Цянь ошеломленно замерла.

Мужчина нетерпеливо взглянул на нее, прежде чем двинуться к лифту.

«Помедленнее! Подожди меня!» - мысленно закричала девушка, вырубив компьютер и, не глядя, сгребая разом все свои вещи с места. Схватив сумку, она выбежала следом за директором.

Она с радостью обнаружила знакомую прямую спину, замершую у лифтов. Свет четко очерчивал его высокий, прямой силуэт, и Линь Цянь радостно выдохнула. К счастью, лифт еще не успел приехать. Видимо, она и вправду быстро собралась.

Уже не особенно сдерживаясь, девушка кинулась к Ли Чжи Чэну.

- Директор Ли, вы уже завершили рабочий день, - с улыбкой поприветствовала она мужчину. Ее голос звучал сбивчиво из-за легкой отдышки.

Он не ответил. Очевидно, подумал, что это просто риторический вопрос, заданный из вежливости.

Затем поднял руку и нажал кнопку вызова лифта.

Линь Цянь недоуменно замерла на месте, бестолково хлопая глазами.

Это не она так быстро собралась, что успела к лифту. Это он кнопку не нажал?!

Он ждал ее?

По сердцу Линь Цянь разлилось тепло.

Они так славно ладили все эти последние дни. Подобное сегодняшнему случайное уютное чувство, казалось, стало приходить к ней чаще и чаще. 

Воистину, он был хорошим лидером. Точным и идеальным до самой последней мелочи. Девушка смотрела на красивое лицо директора Ли, на его скульптурную фигуру, и похвалы, конечно, произнесенные лишь мысленно, просто не имели конца.

Дверь лифта открылась, и они вошли в кабинку.

- Спасибо, босс, - улыбнулась Линь Цянь.

- Хм, - отозвался он.

Весь остальной путь прошел без слов.

Когда они вышли из здания, ночь уже полностью вошла в свои права. Холодный воздух нагло забирался под одежду.

Линь Цянь знала, что Ли Чжи Чэн живет неподалеку, в комплексе, принадлежавшем компании.

Поэтому застегнула пальто, подняла воротник и уже собиралась попрощаться с ним, когда заметила, что мужчина внимательно смотрит куда-то в сторону. Она перевела взгляд туда же и обнаружила несколько знакомых силуэтов, шагающих по проспекту им навстречу. Люди приветственно махали руками.

- Директор Ли!

- Командир, вы только с работы?!

- О! Даже секретарь Линь здесь!

Последние слова принадлежали Гао Лану, тому самому бывшему солдату, работавшему теперь в отделе безопасности, который угощал ее сладким картофелем.

Линь Цянь приветливо улыбнулась мужчинам.

Они шагнули вперед, почти окружив их с директором. Она и Ли Чжи Чэн оказались в самом центре маленькой толпы.

- Линь Цянь, - дружелюбно обратился к ней Гао Лан. – Мы с командиром собирались сходить перекусить на ночь глядя. Не хочешь с нами?

Ли Чжи Чэн тихо стоял в стороне, с равнодушным выражением лица. Будто этот вопрос не имел к нему ни малейшего отношения.

Естественно, девушке пришлось с улыбкой отказаться:

- Нет, спасибо. Но вы кушайте, на здоровье.

Гао Лан так просто и так естественно вел себя с ней. Он совсем не думал о том, каково будет девушке просто так вписаться в компанию давно знакомых друг с другом мужчин, отправлявшихся к полуночи на перекус, небось еще и с алкоголем. Они, вроде бы, поняли и смирились с ее ответом, но вдруг открыл рот сам Ли Чжи Чэн:

- Если ты свободна, то пойдем с нами.

Линь Цянь молча посмотрела на него, затем ярко улыбнулась и ответила:

- Хорошо! Тогда я смиренно приму это предложение и вторгнусь в вашу дружную компанию!

 

***

 

Небольшая компания покидала пределы комплекса компании. Линь Цянь, естественно, шла рядом с Ли Чжи Чэном, немного отставая, но стараясь держаться к нему как можно ближе.

Что касается того, что он пригласил ее, Линь Цянь восприняла это так – он уже считал ее своим доверенным подчиненным, поэтому и позвал в свой маленький круг. Хехехе.

Местом проведения ночного дожора был избран небольшой семейный магазинчик, расположенный в переулке неподалеку.

Едва только они успели занять места, когда Гао Лан и еще один парень начали делать заказ:

- Хозяин, нам всем по пиву, и жаренного мяска, с хрящиками, и…

Линь Цянь почти потеряла дар речи, когда услышала спокойный, холодный и нежный голос, особенно приятный для слуха в окружающем шуме:

- Скажи им, чего бы ты хотела поесть.

Девушка покосилась на него. Ли Чжи Чэн сидел рядом с ней. Черная куртка, брюки и туфли делали его фигуру еще более высокой и строгой. Его темные глаза, отражающие свет уличных фонарей, казались более ясными и красивыми, чем обычно.

- Все хорошо, не хочу выбирать. Что закажут, то и будет, - с улыбкой ответила она.

Директор вроде бы отреагировал на ее слова, что-то такое мелькнуло в его непостижимых глазах, но он ничего не сказал. Линь Цянь уже было подумала, что совершила какую-то ошибку. А с другой стороны – с чего ему реагировать. Она не сказала ровным счетом ничего, что могло бы его заинтересовать.

За столом царило оживление. Несколько молодых парней, совершенно, кажется, не испытывающих стеснения перед Ли Чжи Чэном, вспоминали анекдоты, рассказывали смущающие вещи и забавные случаи со своей работы, приключившиеся с ними в последние дни. Линь Цянь слушала их с улыбкой, то и дело включалась в разговор, поэтому атмосфера воцарилась воистину приятная.

Принесли пиво и с легким звоном расставили его на столе. Одна бутылка возникла перед девушкой.

- Будешь пить?- спросил глубокий и низкий голос.

Линь Цянь улыбнулась, но с ответом не спешила. Она колебалась.

Если бы это была обычная дружеская встреча, она, скорее всего, предпочла бы не употреблять алкоголь, он ей не особенно нравился. Но дело касалось начальника, поэтому…

Поскольку она колебалась, Ли Чжи Чэн забрал бутылку и поставил ее перед собой. А затем обратился к Гао Лану:

- Закажите ей йогурта.

Сердце Линь Цянь было тронуто.

В такой приватной обстановке ее начальник отличался от того образа, которого он придерживался на работе. Но и там и здесь он относился к людям искренне, проявляя свою заботу. А еще он был несколько властным.

Интересно, а в армии он вел себя так же? Непринужденно, сдержанно и безразлично, с извечным покерфейсом на лице? И вообще, как ему удавалось сочетать в себе холодный взгляд темных глаз, безразличное выражение лица, тяжеловесные слова и добрые поступки?

Ладно, скорее всего, это его обычная манера поведения. Маловероятно, что он таким образом проявлял к ней симпатию. Линь Цянь вздохнула, взяла бутылку и осторожно наполнила стоящий перед ним пустой бокал. Директор кинул на нее быстрый взгляд.

- Я слышала, что есть такой трюк, - смеясь, сообщила ему девушка. – Если разливать пиво так, чтобы оно текло как можно шире, обнимая стенки бокала изнутри, пена не появится. Похоже, это действительно так.

Пока она говорила, ее глаза не отрывались от бокала. Пиво неторопливо стекало вниз, и, действительно, пена почти не проступила.

Все засмеялись, улыбнулся даже Ли Чжи Чэн. Бокал был наполнен, и Линь Цянь со спокойной душой подняла свою бутылочку питьевого йогурта.

- За директора Ли!

Мужчины подхватили ее тост, а затем начали дружно скандировать:

- Пей до дна! Пей до дна! Линь Цянь должна выпить йогурт одним глотком! Командир пусть осушит бокал за три!

- Хорошо, хорошо! – согласно кивнула девушка. – В качестве жеста доброй воли!

Она успела лишь поднести бутылочку к губам, когда увидела направленный на нее взгляд Ли Чжи Чэна. Мужчина неспешно поднял бокал… и опорожнил содержимое за один раз.

В этом месте использовали весьма вместительные бокалы. К тому же зимний воздух делал напиток более холодным, чем обычно. Он выпил целую бутылку пива залпом, будто это ему ничего не стоило! Линь Цянь, несколько ошеломленная, старательно отводила взгляд в сторону. Ей не стоило его так подставлять.

Однако мужчины в их компании уже восторженно хлопали и комментировали произошедшее.

- Командир действительно адово справился с этим!

- Мисс Линь воистину достойная девушка, обычно командир не пьет!

Линь Цянь улыбнулась и просто хотела сказать что-то вроде «спасибо, босс», когда услышала его безразличный голос, мягко сказавший:

- Если ей больше по нраву вино, я и с этим определенно справлюсь.

В шуме, царившем вокруг, его слова никто не расслышал. Однако сердце Линь Цянь дрогнуло и пропустило удар.

Она подняла голову и увидела, как он переворачивает свой пустой бокал кверху донышком, а затем подает Гао Лану знак налить еще раз.

Девушка расслабилась. Она улыбнулась про себя и подумала, что это хорошо. На самом деле это просто обычная вежливость. Просто босс настолько редко проявлял ее, что это заставило ее сердце забиться быстрее, а щеки покраснеть.

Эй! О чем ты думаешь?

Мысленно Линь Цянь отвесила себе подзатыльник. Офисные романы – это определенно то, что с ней никогда не случиться.

 

***

 

Эта зимняя ночь выдалась достаточно теплой. Простые и дружелюбные мужчины в компании смеялись, хвалили друг друга, рассказывали забавные истории, внимательно слушали все, что говорила Линь Цянь. Рыжий полноватый хозяин с прищуренными глазами принес на подносе барбекю, расставил его на столе, предложил еще закусок. Затем отошел к женщине, которая, судя по всему, была его женой.

Линь Цянь как-то совершенно незаметно съела приличное количество мяса, и теперь сидела довольная, ощущая приятную сытость. Она никогда не думала, что будет поглощать еду в таких количествах за полночь и гордиться тем, что находится в подобной компании. Ли Чжи Чэн тихонько сидел рядом с ней, иногда его глаза заинтересованно блестели. Линь Цянь с удовольствием отметила, что веселая атмосфера расслабила мужчину.

Время приближалось к часу ночи, когда, не спросив директора Ли, бывшие солдаты встали и начали шумно собираться. Ли Чжи Чэн настоял на том, чтобы они провели ее домой. Уже у самого порога, после того, как девушка попрощалась, он отделился от толпы и негромко сообщил ей:

- Завтра я приду в офис в восемь.

Это означало, что ей не нужно вставать с первыми петухами.

- Хорошо, спокойной ночи, - с восторгом отозвалась Линь Цянь. Затем еще раз попрощалась и быстро шмыгнула домой.

Группа подвыпивших молодых людей довольно шумно добралась домой. Был в компании и кто-то, настолько расслабившийся, что закинул руку на плечо Ли Чжи Чэна и с ослепительной улыбкой заявил:

- Командир батальона... Мисс Линь такая красивая...

Ли Чжи Чэн смотрел прямо вперед, даже с шагу не сбился. Но все же ответил, прочистив горло и использовав непривычно мягкий тон голоса:

- Да, неплоха.

 

***

 

Той же ночью Чэнь Чжэн лежал на кровати кингсайз размера, в собственной вилле. Не в состоянии уснуть, он ворочался с боку на бок.

Он уже получил известие от своего человека, внедренного в Мин Шэн, и теперь кипел от ярости.

Как этот ублюдок сумел получить такую ​​возможность при таком отвратном положении дел? Сам Чэнь Чжэн провел тщательное расследование, потратил так много времени на получение чертовой книги, только для того, чтобы его обставил какой-то там шахматный умелец?

Несмотря на то, что Чэнь Чжэн был уверен в своем контакте с Мин Шэн, он не чувствовал, что смог полностью завоевать расположение директора Кана. Кан Мин Цзун был, как известно, достаточно прямолинейным человеком, и любые, даже сверхдорогие подарки не гарантировали хорошие отношения. Чэнь Чжэн раздумывал над тем, что он может сделать. Похоже, выиграть в этом сражении будет не так просто, как он рассчитывал. Доска из нефрита Хэтянь*? Нет, это слишком дорого. Билет на международный шахматный турнир? Нет, вряд ли директор Кан согласится это принять.

(прим.пер.:*нефрит Хэтянь - Hetian Jade - один из классических китайских нефритов. Он состоит почти целиком из тремолита, но может содержать до 5% примесей. Выделяются четыре основные разновидности: белый, желтый, синий и черный. Самый ценный из них - желтый нефрит, который обязан своим более глубоким желтым цветом включениям оксида железа).

Он успел заполучить Ципу через несколько дней после того, как прикормленные эксперты сообщили ему, что вещица появилась на рынке. Чэнь Чжэн понимал, что книга слишком дорогая, и не факт, что Кан Мин Цзун примет ее, но подумал, что разберется с проблемой уже в процессе ее возникновения.

Кто бы мог подумать, что он сам себя так поимеет! Он приготовил подарок, и директор Кан оценил его, как и искренние намерения дарителя, и вроде бы ситуация была вполне ясной. Однако логичный и прямолинейный Ли Чжи Чэн, видимо, слишком похожий на директора Кан, провел всего два часа в его кабинете, играя в шахматы, и, должно быть, сумел завоевать доверие. В отличие от такого бескорыстного жеста поступок Чэнь Чжэна представал уже в ином, несколько неприглядном свете. И что, теперь Ли Чжи Чэн станет близким другом и доверенным лицом Кан Мин Цзуна?

Пф! Он выглянул в окно, но кроме ночной темноты ничего не увидел. Это не имело значения. То, что директор Кан просто продемонстрировал небольшую доброжелательность, еще не значит, что проект принят. И, насколько ему известно, система закупок и весь в целом процесс делопроизводства в Мин Шэн требовали совершенства. Даже если директор Кан передумает, его мнение составляет всего лишь 10% от общего решения. В конце концов, компании придется учесть и позицию будущих партнеров, и многие другие аспекты, в том числе – и качества предложенного продукта.

А в этом у «Сы Мэйци» было абсолютное преимущество. Они не могли проиграть.

 

***

 

Неделю спустя.

Как Гу Янь Чжи и думал, они получили от Мин Шэн приглашение на участие в тендере. Конечно, оно также же было отправлено и пяти другим компаниям, включая «Сы Мэйци» и «Синь Баожи».

В течение этого периода максимум усилий было затрачено на маркетинговые стратегии.

Достижение успеха стало сверхважной задачей. Как сказал Сюэ Мин Тао: «Завоевание людей Мин Шэн означает победу во всем остальном. Мы направим все силы на это задание. Все, что нам нужно – получить контракт с этой компанией».

Гу Янь Чжи поручил маркетинговому отделу развивать отношения с Мин Шэн и подготовить все, что нужно для участия в тендере. Это должно было стать высшим приоритетом почти для всех сотрудников компании.

В день, когда они получили новости о выдвижении тендера Мин Шэн, Линь Цянь чувствовала себя крайне напряженной.

Исходя из полученной информации, Мин Шэн делал акцент на нескольких важнейших аспектах: позиция предприятия на рынке, цена и качество продукции, цикл поставки. По мнению Линь Цянь, государственные предприятия также добавят к этому списку такой критерий как конкурентоспособность. Может быть даже «способность к лидерству», с учетом качеств руководителей компаний – участников тендера. Так что, технически, важными были пять основных аспектов, которым нужно было соответствовать.

Девушка здраво оценивала возможности «Ай Да», и это вселяло в нее некоторую напряженность.

По позиции на рынке, несомненно, лидерство удерживала «Сы Мэйци». Единственное, на что приходилось рассчитывать – что канцерогенный скандал несколько понизит репутацию этого конкурента.

Цена продукции зависела во многом от нынешней позиции Чэнь Чжэна. Скорее всего, он будет специально занижать стоимость, им назло. Конечно, «Ай Да» тоже могла бы пойти этому пути, но как близко к опасной грани они могли позволить себе подойти?

Стоило ли оно того?

Качество продукции – говоря совершенно не предвзято и откровенно – у «Ай Да» было значительно выше, чем у «Сы Мэйци». Когда Линь Цянь работала там, она заметила, что этот параметр у компании всегда был нестабильным. Однако Чэнь Чжэн наверняка будет уделять пристальное внимание качеству, в своей попытке выиграть не смотря ни на что, так что тут можно рассчитывать разве что на ничью.

Время производства… Об этом можно смело забыть. «Ай Да» в настоящее время пребывала в шоковом состоянии, и «Сы Мэйци» всенепременно покажет значительно лучшие результаты.

Лидерство? Ну, хотя Ли Чжи Чэн и сыграл в шахматы с директором Каном, это еще не означало, что он завоевал безусловную симпатию. Большую, чем ту, которой пользовался Чэнь Чжэн.

Она действительно видела, что для них шансы не очень хороши.

В тот день, когда они получили запрос на участие в тендере, Ли Чжи Чэн и Гу Янь Чжи отправились в офис для переговоров. Линь Цянь не знала, что они там делают и о чем идет речь. Но ситуация была из ряда вон выходящей. Да и вряд ли они придерживались мнения, радикально отличавшегося от того, о чем думала она сама.


 

Несмотря на поздний час, девушка все же имела возможность сделать хоть что-то во благо своей компании. Подумав об этом, она решительно набрала номер Линь Мо Чэня.

Если не сейчас просить его совета, то когда?

Линь Мо Чэнь, видимо, только встал, в его голосе звучал заметный намек на недовольство тем, что его потревожили

- Братик, благодаря тебе у меня отличные отношения с боссом, - Линь Цянь тут же поспешила его умаслить. – Он сказал, что ты его наставник, настоящий международный мировой эксперт!

Линь Мо Чэнь фыркнул от смеха, но с удовольствием дослушал комплименты в свой адрес, а затем и все, что она ему рассказала о возникшей ситуации.

Поколебавшись недолго, он сказал:

- Пять критериев оценки означает, что выбор остановится на том, кто получит самый высший балл. Тут важно количественная или же качественная это будет оценка. Ох, Линь Цянь, даже если вы выиграете количественную оценку у самых объективных и справедливых судей, все равно будет много дополнительных и вторичных моментов, которые сыграют свою роль. Так что никогда нельзя быть уверенным на сто процентов. Поэтому я бы посоветовал вам предложить цену, которая могла бы дать явное преимущество и произвести должное впечатление. Например, сама по себе хорошая цена – это одно, но они ведь говорят, что стоимость должна быть самой низкой, верно? Так что вам стоит поступить следующим образом. Позвольте им думать так «Ай, пусть цена «Ай Да» и не самая низкая, но самая благоразумная в общем. Их позиция кажется максимально вменяемой и ответственной».

Мужчина перевел дух и спокойно продолжил.

- Что касается прочих аспектов. Даже находясь в слабой позиции, не на пике популярности, вы должны вести потребителя за собой. Этот тендер не только ваш, он также сразу повлияет на ваших покупателей. Помни об этом. И хорошенько постарайся. Что до остального – что ж, просто работайте на совесть и ожидайте веления судьбы.

 

Глава 15

Ранним утром следующего дня проектная команда снова была собрана вместе.

Не желая отказываться от непосредственной работы с Мин Шэн, лидером группы выступил Сюэ Мин Тао. Кроме него, туда также входил маркетинговый директор Чэнь Дун, менеджер производственного отдела Тун Юн, технический специалист Гэ Сунчжи и исполнительный директор Чжоу Ясинь, известный Линь Цянь еще со времен общественного скандала. Поскольку на последней встрече большую часть разговоров занимало обсуждение вопросов производства, присутствие Гэ Сунчжи посчитали уместным.

К полудню, закончив обедать, Линь Цянь вернулась на свое рабочее место и обнаружила, что Ли Чжи Чэн покидает свой кабинет. На нем уже было надето пальто. Окинув девушку прохладным взглядом, он сообщил:

- Мы идем к проектной команде.

От штаб-квартиры до небольшого отдельно стоящего здания, где заседала команда, можно было довольно быстро дойти пешком. Из-за обеднего времени люди им по дороге почти не встречались. Директор и его помощник шли довольно быстрым темпом. Внезапно Ли Чжи Чэн первым нарушил молчание:

- Как считаешь, какие у нас шансы успеха?

Линь Цянь сбилась с шага. И что это за вопрос? Неужели он действительно хочет услышать ее ответ?

Головная боль, воистину!

Мужчина, замерший под ветвями по-зимнему голых деревьев, поднял голову, его спокойные глаза внимательно вглядывались в ее лицо.

Линь Цянь остановилась напротив, задумалась, и с максимальной искренностью ответила:

- Меньше… пятидесяти процентов.

- Кажется, они думают так же, - отозвался директор.

Линь Цянь окинула его рассеянным взглядом.

«Они» это, должно быть, Гу Янь Чжи и Лю Тун, заместитель директора отдела производственных технологий. Кажется, они озвучивали вслух подобные соображения.

Может быть, Босс ощутил сомнения и неуверенность?

И почему ей сейчас так не по себе? Девушка вдруг почувствовала себя несчастной.

Она собиралась сказать что-то остроумное, чтобы облегчить атмосферу, но Ли Чжи Чэн уже продолжил свой путь.

 

***

 

Проектная команда заняла один из офисов, уединенный и освобожденный от чужого присутствия. Когда Ли Чжи Чэн и Линь Цянь вошли в зал, все были глубоко погружены в мрачные раздумья.

Сюэ Мин Тао сообщил директору Ли о плане на сегодняшний день. В списке дел значился сбор необходимой информации о тендерах, анализ данных, формирование предварительного предложения по цене и времени, требуемого точного учета. К вечеру полный набор документов, первый черновик, должен был появиться уже на столе Ли Чжи Чэна.

Ознакомившись с состоянием дел, директор Ли отдал пару указаний, прочитал документы, попрощался и вышел, забрав за собой Линь Цянь.

Выходя на улицу, под яркие, но все еще прохладные солнечные лучи, девушка повернула голову в сторону основного здания компании, однако Ли Чжи Чэн зашагал в сторону автостоянки.

- Мы отправляемся на Спринг-Роуд, - сообщил он на ходу.

Линь Цянь окинула его безучастным взглядом, а затем кинулась вдогонку, семеня ногами, чтобы не отставать.

 

***

 

Коммерческая улица Спринг Стрит располагалась в самом центре города. Тут можно было обнаружить не только крупные торговые центры и брендовые бутики «Ай Да» и «Сы Мэйци», но и все самые главные магазины города.

Ленд Ровер замер на обочине дороги. Линь Цянь уперлась взглядом на подъездную дорожку, ведущую к магазину «Ай Да» и мрачно вздыхала. Расположенный по правую руку от нее торговый центр «Сы Мэйци» выглядел более современным и роскошным.

Столько сотен лет прошло, а в мире все еще актуален принцип «сытый голодному не товарищ». На фоне зажравшихся «Сы Мэйци», «Ай Да» казалась еще более обветшалой и бедной.

Хотя оформление и архитектура магазинов были одинаково элегантными и стильными, пустые залы «Ай Да» придавали некой ущербности и тусклости атмосфере магазина. И хотя у дверей стояло множество объявлений и указателей на скидки и распродажи, людей здесь было воистину ничтожно мало.

Это выглядело как фальшивые декорации в месте, давно пришедшем в запустение.

Ситуация с магазином «Сы Мэйци» была прямо противоположной. Шумное, многолюдное место, полное огней и жизни. Клиенты входили и выходили почти беспрерывным потоком. Вместо «скидок» вывески и знаки указывали на «новый завоз». Молодежь сновала от витрины к витрине так, будто их ноги не касались земли.

Подобное зрелище с лучше всяких статистических данных доказывало, что стратегический провал компании «Ай Да» привел к краху, наступившему с невероятно жестокой скоростью.

Вздохнув еще раз, девушка повернулась к Ли Чжи Чэну, сидевшему рядом.

Мужчина все еще напоминал красивый айсберг. Выражение его лица оставалось спокойным даже после всего, что они только что увидели. Впрочем, некоторая реакция все же имелась – пальцы рук, все еще покоившихся на рулевом колесе, осторожно постукивали по кожаной оплетке.

Линь Цянь обдумала слова и осторожно заговорила:

- Директор Ли, качество нашей продукции не уступает «Сы Мэйци» и «Синь Баожи». Мои исследования говорят о том, что мы работаем даже лучше, чем они. И наши фонды все еще хороши. Несмотря на то, что Мин Шэн отправили приглашения шести компаниям, только трое из них смогут предоставить высококачественные кожаные изделия. Я думаю, что пока мы можем сформировать достойное предложение, у нас все еще имеются большие шансы на победу.

Девушка сделала небольшую паузу. Затем продолжила.

- Что касается магазина… Продукция не отличается по качеству, однако ситуация в целом… Мы будто войска, которые проиграли, потому что их еще до сражения оползнем завалило. Другие компании просто воспользовались этим и объединились против нас. Похоже, они стараются сделать так, что даже при хорошей стратегии и вменяемой цене мы не смогли одержать победу. На самом деле, пока у нас есть некоторый устойчивый денежный поток, мы бы могли начать инвестировать в восстановление бренда. Когда популярность вновь вырастет, думаю, продажи тоже поднимутся.

Она говорила чистую правду. Однако в этом мире, вне зависимости от того, касалось ли дело бизнеса или чего-либо еще, всегда проще сказать, чем сделать.

Ли Чжи Чэн повернулся и взглянул на нее. Его черные глаза блестели, будто покрытые тонкой коркой прозрачного льда.

- Хм, - выдал свое коронное, а затем добавил. - Мы шаг за шагом продвигаемся вперед.

Спокойный, сильный голос, уверенность и надежность говорившего, вселили в сердце Линь Цянь некоторую надежду.

Сама девушка старалась избегать вдохновляющих речей, но всего пару слов из уст ее босса, простых и честных, будто вернули ей ощущение твердого грунта под ногами.

Ли Чжи Чэн редко использовал свой язык, но он определенно был недурно подвешен. Линь Цянь не знала, что ответить.

Нет, на самом деле ничего не нужно было ничего говорить. Она улыбнулась, глядя в тихую темноту его глаз. Временами молчание говорило больше, чем слова. Как для лидера, так и для друга или возлюбленного. Да, это именно то чувство, которое Босс излучает почти все то время, когда молчит.

Ли Чжи Чэн посмотрел на нее, и в его глазах появилась улыбка.

Линь Цянь напряглась. На периферии ее зрения мелькнуло необычное движение. Когда девушка обернулась, то сразу поняла, что за неприятное чувство ее настигло в этот блаженный момент.

Чэнь Чжэн!

Столкновение титанов казалось неизбежным.

Чэнь Чжэн, в дорогом стильном костюме, шел в сопровождении нескольких людей, вышедших из черных автомобилей Мерседес Бэнц, припаркованных рядом. Они все не отводили взглядов от парадного входа магазина «Сы Мэйци» и имели, казалось, вполне четкую и заранее заданную траекторию движения.

- Босс! – предупреждающе зашипела Линь Цянь, прячась, избегая даже случайного взгляда Чэнь Чжэна. Заметив, что Ли Чжи Чэн продолжает неподвижно сидеть, она почти подсознательно схватила его за руку.

Впрочем, его рефлексы оказались быстрее. Едва ее рука коснулась запястья мужчины, девушка ощутила резкий толчок, и теперь уже он уверенно сжимал ее кисть в своей руке.

Линь Цянь молча посмотрела на него, заметила быстрый взгляд директора, брошенный на врага, а затем Ли Чжи Чэн тоже нырнул вниз, опустившись ниже уровня руля.

Он все еще держал ее руку. Их тела находились в такой близости, что можно было рассмотреть внешность друг друга будто бы под увеличительным стеклом. Лицо мужчины отделяло от ее лица меньше десяти сантиметров. Настолько близко, что его дыхание обжигало ее щеку, и можно было в подробностях рассмотреть картинку, отражающуюся в темных глазах. 

Он смотрел на нее.

Линь Цянь покраснела.

- Директор Ли,- вполголоса начала объяснять она. – Я просто подумала, что мы здесь для того, чтобы собрать разведданные, а не засветиться. Верно же?

На самом деле она думала, что Чэнь Чжэн, как человек чуждый деликатности и любящий насмехаться над людьми, обязательно воспользуется нынешней ситуацией, чтобы принести еще больше неприятностей в их и без того непростую жизнь. Как она могла позволить начальнику пройти через такое сейчас, когда он наиболее уязвим?

Ему, конечно же, озвучить подобное девушка не смогла.

- Хм, - ответил он легкомысленно, как будто он не знал, что именно кроется в этих словах. Или подозревал ее в совершенно иных намерениях. Впрочем, сейчас Линь Цянь больше заботило то, что два человека противоположного пола вдруг оказались очень близки в невероятно тесном пространстве.

Ее рука все еще была зажата в его пальцах. Видимо, Босс так отреагировал, потому что привык к самообороне. Все произошло так быстро, что он просто не сообразил и поэтому не отпустил руки. Что она могла сделать? Линь Цянь отвела взгляд, испытывая смущение. Мужские руки, сильные и гибкие, были горячими, как, впрочем, и его твердая грудь, к которой сейчас была прижата ее кисть.

В голову ей пришла странная мысль. Когда он не носил униформу, надевая вместо нее костюм, то выглядел как наследник богатой компании, недосягаемый небожитель с глянцевых страниц. Но его рука была такой большой и такой теплой… не смотря ни на что, он оставался мужчиной. Ах…

Ли Чжи Чэн молча нависал над ней, будто ожившая гора, и не отводил своего взгляда. В маленьком тусклом пространстве Линь Цянь остро ощущала их близость, переплетающееся дыхание.

Плохо, плохо, очень плохо!

Она посмотрела на другую сторону и чуть отдалилась, притворяясь, что склоняется ниже, чтобы спрятаться надежнее.

- Чисто? – поинтересовалась девушка.

Поскольку Ли Чжи Чэн занимал позицию выше, именно ему было удобнее высунуть голову, чтобы окинуть пространство внимательным взглядом.

Он помолчал, а затем ответил:

- Еще нет.

Линь Цянь замерла в своей несколько неудобной позе.

Просто…

Просто она чувствовала, что с этой ситуацией что-то не так. Она чувствовала дыхание Ли Чжи Чэна, поток горячего воздуха скользнул по коже на шее, оставив щекочущее, даже зудящее ощущение. Он, конечно, делал это непреднамеренно, но казалось, будто это ласка, будто перо мягко скользит вверх и вниз по ее шее… лаская…

Шея Линь Цянь, как, впрочем, и у большинства женщин, была чувствительной, но сейчас даже такого описания было бы недостаточно. Все ощущения тела будто сконцентрировались на этом участке кожи, мир сузился до размеров узкого салона автомобиля. Теплое дыхание с каждой секундой заставляло ее краснеть все больше и больше. Не нужно было даже смотреть в зеркало, чтобы наверняка знать – ее лицо сейчас приобрело цвет спелого томата.

Черт подери! Чэнь Чжэн, этот ублюдок, почему он там копошится? Разве не славился он раньше своей дурной привычкой не ходить, а носиться везде? Так почему, черт возьми, именно сегодня ему вздумалось застрять перед магазином на такой долгий срок? Он будто бы родился специально для, чтобы раздражать ее!

Некоторое время спустя в машине раздался холодный голос Ли Чжи Чэн, прозвучавший у самого уха девушки:

- Ушел.

Линь Цянь резко выпрямилась и глубоко вздохнула. Видимо, только сейчас ее босс наконец осознал, что происходит, и выпустил ее руку из своей цепкой хватки.

Игнорируя румянец, девушка улыбнулась ему:

- Босс, куда теперь?

Ли Чжи Чэна, похоже, все произошедшее оставило совершенно равнодушным. Никакого следа смущения. Он просто смотрел прямо вперед, привычным движением завел авто, опустил руки на рулевое колесо и небрежно ответил:

- Вернемся в компанию.

 

***

 

Линь Цянь пыталась успокоить свои нервы и хотя бы на какое-то время забыть обо всем, что произошло в машине начальника. Вернувшись в компанию, она немедленно погрузилась в срочную работу. Вечером ей вновь пришлось сопровождать Ли Чжи Чэна в офис

проектной команды.

На этот раз к ним присоединились еще двое. Гу Янь Чжи и заместитель директора отдела производственных технологий Лю Тун. Три ключевых фигуры «Ай Да» собирались проверить подготовку первого проекта предложения.

Сумерки вступили в свои права. Закатные лучи не проникали в комнату – она выходила окнами на восток. Зато отсюда открывался потрясающий вид на огромный парк, который в этот момент казался особенно пустым и тихим.

Над головами членов команды горел ровный и яростный электрический свет. Закончив предварительный отчет, Сюэ Мин Тао, с некоторой мрачной торжественностью, сообщил:

- Цена, минимальная стоимость, которую мы можем потянуть, составляет полторы тысячи юаней. Сделать ее дешевле уже невозможно. С одной стороны, мы используем самую дорогую ткань, пусть даже она и имеется у нас в запасе, все равно пока еще существует предел стоимости, а ведь есть еще и другие производственные факторы, которые нужно принять в расчет. И… если мы не найдем клиентов, поддерживать производство станет непосильной задачей.

Он тяжело вздохнул.

- Что касается цикла производства и поставки, из-за высоких требований и запланированного нами качества продукции, даже при самых оптимистичных расчетах, предположив, что рабочие будут вкалывать в три смены без перерыва, нам понадобятся шесть месяцев только для завершения всех заказов…

После того, как он договорил, остальные члены команды перевели взгляды на трех директоров.

В глазах мужчин проступала усталость, но заметным было также возбуждение и ожидание. Линь Цянь знала, чего они ждали. Если ориентироваться в расчетах на отраслевые стандарты, с такими ценой и временем производства у них уже было преимущество. Но…

Все трое руководителей молчали.

Первым начал озвучивать свои мысли Гу Янь Чжи.

- Это хорошо, но недостаточно. Насколько я знаю, Чэнь Чжэн всегда действует решительно и безжалостно. На этот раз нам придется столкнуться с ним лицом к лицу. Я верю, что он способен предложить условия, которым нам нечего будет противопоставить, и определенно нанесет «Ай Да» ощутимый урон.

Все молчали. Лю Тун сморщил лоб.

- И что нам делать? – он взглянул на Сюэ Мин Тао. – Вариантов ужаться никаких?

- Мы и так ужали и уменьшили все, что можно было, - покачал головой тот.

В этот момент обычно молчаливый Ли Чжи Чэн внезапно окинул Линь Цянь внимательным взглядом.

Его глаза выглядели холодными и яркими, решительность будто пропитала его тело насквозь.

- Посчитай, какие условия, по твоему мнению, они смогли бы предложить?

Девушка вздрогнула. Взгляды всех присутствующих тоже обратились к ней.

Задумавшись, она повернулась к своему начальнику.

- Не могу ручаться, что моя оценка стопроцентно точна. Но, насколько я знаю, есть все основания считать, что они предложат цену в тысячу триста, тысячу четыреста юаней и пятимесячный цикл производства.

Когда она закончила говорить, в комнате стало еще тише. Лица некоторых членов проектной команды выражали напряжение, других – подавленность и разочарование. Лю Тун молча отпил чай из своей чашки. Нахмурился и опустил взгляд. Гу Янь Чжи откинулся на спинку кожаного кресла, его пальцы постукивали по столешнице, на лице застыло ледяное выражение. И прямо по центру Ли Чжи Чэн, с прямой спиной, неподвижными черными глазами, прямым напряженным взглядом, излучающий холодную, почти равнодушную ауру.

Линь Цянь вдруг услышали самую длинную цепочку слов, когда-либо произносимых им:

- Когда я служил в армии, мы часто составляли стратегии и планы сражений. Как правило, это делалось следующим образом. Сначала рассматривался ключевой момент, а затем подбиралась стратегия, которая позволила бы победить. Как командир, я не должен беспокоиться о мелких деталях плана. Я также не должен обращать внимание на то, насколько сложной для вас покажется поставленная задача. Это не входит в мои обязанности. Моя задача состоит в том, чтобы сделать все возможное, чтобы выиграть абсолютное преимущество, завоевать ключевой момент, добыть победу любой ценой. Я полагаю, в деловом мире стратегия ведения боя тоже сработает.  Это предложение – наш последний, решающий бой. Наша стратегическая цель - завоевать сердца клиентов. Итак, то, как мы выступим на тендере, насколько заманчиво будет выглядеть наше предложение – не самое главное. Наиболее важным делом для нас будет показать решительное отношение, продемонстрировать наше очевидное превосходство. Нам нужно произвести на Мин Шэн такое глубокое впечатление, чтобы оно укоренилось в их головах. Нам нужно захватить их сердца. Поэтому я предлагаю откорректировать наше предложение следующим образом:

Во-первых, цены должны быть снижены на уровень, который только что обозначила Линь Цянь. Если в процессе возникнут финансовые трудности, я возьму это на себя. Все магазины, продающие нашу продукцию, должны быть проинформированы о том, что им нужно вернуть полную стоимость товаров. Никаких скидок, никаких сокращений цен, никаких больше распродаж. Сюэ Мин Тао, когда будете формулировать предложение для Мин Шэн, пожалуйста, создайте привлекательный текст, в котором будет обозначено, что мы продаем наш продукт всего за тридцать процентов стоимости той, что принята на зарубежном рынке. Пожалуйста, составьте таблицу сравнения цен. Я уверен, что хотя рыночная стоимость «Сы Мэйци» ниже нашей, они могут позволить себе продавать товар, скинув лишь до сорока-пятидесяти процентов от той стоимости.

Во-вторых, в случае сделки, для Мин Шэн будет действовать особое предложение - пятилетняя гарантия для всех сумок, тогда как рыночная практика ориентируется всего лишь на один год. Мы воплотим на практике систему подотчетности обещаний генерального директора. Если есть проблема с качеством, независимо от причины, «Ай Да» вернет товар в течение трех дней. Мин Шэн при этом не будет нести никаких издержек или ответственности перед конечным потребителем.

В-третьих, цикл производства и поставки. Говоря относительно, в этом плане у нас многообещающий потенциал. Период производства должен быть сокращен до трех месяцев. В настоящее время «Ай Да» находится на грани между жизнью и смертью. Если что, мы с Гу Янь Чжи лично выйдем работать на конвейер. Это требование не подлежит обсуждению или оспариванию.

Он поднял глаза и резко посмотрел на всех членов команды. Недолгая пауза закончилась финальной репликой.

- Даже если мы победим, вы должны понимать - это будет пиррова победа. Но пока «Аи Да» живет, живем и мы, и у нас хватит сил сражаться дальше.

Все застыли в ошеломлении.

Лини Цянь смотрела на ясное лицо Ли Чжи Чэна. Ее сердце колотилось словно в так словам, дико и мощно стуча в грудь.

Лю Тун вдруг ударил рукой по столу.

- Хорошо! Я согласен с тем, что сказал директор Ли! Решено! Если будем отставать с производством, я сам сяду за конвейер, черт возьми, я даже жену и детей заставлю вкалывать на производстве! Если уж мы решили следовать за директором Ли, то будем идти до самого конца!

Гу Янь Чжи улыбнулся. Его глаза казались чистыми и глубокими, наполненными внутренней энергией, словно сквозь них пробивался электрический ток.

- Хорошо! – громко вторил коллеге Сюэ Мин Тао. – Мы все поддержим директора Ли! Да!

Взгляды членов проектной команды выражали сложную смесь чувств и ощущений. Настроение Линь Цянь соответствовало. Скорбь и боль, ощущавшиеся тяжелым камнем, лежащим на душе, дополнялись ощущением твердой уверенности и растущей решимости.

Он сказал, что это будет пиррова победа. Но до тех пор, пока есть возможность задержаться у самой двери смерти, нужно жить, чтобы увидеть еще один восход солнца, выдержать еще один бой.

 

***

 

Ночь уверенно вступила в свои права.

Линь Цянь вернулась в свой кабинет, села за стол. Некоторое время она провела так, застыв в неподвижности и не осмеливаясь поднять голову и взглянуть в сторону офиса генерального директора. А когда все же решилась, что поняла, что в ярких электрических огнях его силуэт казался слабо различимым.

Девушка подумала о том, что ей стоит еще раз проанализировать ее Босса. Даже в самых смелых мечтах она никогда не представляла себе, что он сможет говорить так, как сегодня. Четкий план, жесткая стратегия, и эти сильные слова, которые он использовал… «Ключевой момент», «очевидное превосходство», «глубокое впечатление, чтобы оно укоренилось в их головах», «захватить сердца». В целом, это ведь было почти то же самое, о чем на днях говорил ей Линь Мо Чэнь!

А кто такой Линь Мо Чэнь? Человек, который с легкостью управлял многомиллиардными состояниями, который держал руку на пульсе финансового мира, свой человек среди многих сильных мира сего. Лучший деловой талант, который когда-либо ей встречался.

Впрочем, Линь Мо Чэнь и Ли Чжи Чэн все же отличались, как день и ночь. Всего один внимательный взгляд на Линь Мо Чэня, и вы поймете, что перед вами мощная, хищная и умная акула. А Ли Чжи Чэн продолжал казаться человеком правильным и отстраненным, может даже равнодушным, хотя и сильным и решительным. Линь Цянь осознала, что его слова будто эхом отдаются в ее ушах. Она не могла успокоиться.

И как у нее только хватило смелости сделать то, чего так хотелось? Впрочем, если бы она не решилась, что вряд ли смогла вернуть себе утраченное спокойствие.

- Босс, - постучавшись, девушка вошла внутрь.

Ли Чжи Чэн стоял у окна и смотрел на звезды, усеивающие ночное небо. Услышав шум, он повернул голову в сторону двери, но выражение его лица осталось спокойным и безразличным.

- Босс, я думаю, мы добьемся успеха, - Линь Цянь посмотрела на него со странной решимостью, почти вызовом. – Потому что вы возглавляете нас, потому что вы – гений. Вы лидер от Бога. Я сказала то, что думаю на самом деле. Это не лесть, это правда!

Когда она закончила, то поняла, что ее лицо не просто покраснело, оно будто пламенело, стало необъяснимо горячим. Странное волнение накатывало, накрывая с головой.

Его темные,серьезные глаза отчего-то вызвали в девушке редкое чувство дискомфорта. Она сделала вид, что все в порядке, безмятежно ему улыбнулась, развернулась и сбежала из кабинета начальника.

Ли Чжи Чэн не сводил с нее глаз до тех самых пор, пока фигура его помощницы не скрылась из виду, после чего снова посмотрел в окно. Где-то далеко в ночной темноте растворялась едва заметная полоска горизонта.

Мужчина медленно улыбнулся. 

 

Глава 16

В тот же день в «Сы Мэйци», у Чэнь Чжэна, царила атмосфера спокойствия и даже некоторой расслабленности. Никакого волнения или злости.

 Чэнь Чжэн сидел в офисе компании, вид у него при этом был высокомерным и уверенным. К его словам внимательно прислушивалась команда специалистов.

- Предложение должно быть составлено на высшем уровне. Сделайте так, чтобы превзойти любые конкурирующие ставки. Идеи и соображения по этому проекту можете сообщать мне напрямую, в любое время и в любом месте. Все условия тендера должны быть установлены в соответствии с наилучшими стандартами, имеющимися на сегодня. Если же вы посчитаете, что нужно нарушить стандарты, сообщите об этом мне. Я получу у Председателя разрешение на создание прецедента. Короче, для этого проекта наш единственный вариант - победа, проигрыш недопустим!

- Хорошо!

- Генеральный директор, будьте уверены!

- Этот проект определенно принадлежит «Сы Мэйци»!

Голоса доносились с разных сторон, выражения лиц у всех без исключения членов команды были спокойными и решительными.

Чэнь Чжэн с удовлетворением кивнул.

Команда покидала кабинет, когда на улице уже начинало вечереть. Золотой закат заливал светом все пространство земли. Огромный индустриальный парк выглядел шумным, процветающим и оживленным.

Чэнь Чжэн замер возле здания компании, и его сердце наполнялось некоторой самоуверенностью и ощущением собственной исключительности.

В этом году, после краха «Ай Да», «Сы Мэйци» наконец-то получила возможность подняться со ставшего уже привычным третьего на второе место на рынке промышленных товаров.

Этот переход произошел уже после того, как отец покинул свой пост, и компания перешла под его управление. Таким образом, эти изменения стоило считать началом новой эры для «Сы Мэйци».

И Чэнь Чжэн хотел сделать еще лучше.

Проект Мин Шэн действительно стоило расценивать как целенаправленную атаку на «Ай Да». Не только как способ тщательного отсечения любых средств выживания для конкурента, но и в качестве последней мести. С другой стороны, для «Сы Мэйци» это стало первым шагом в работе на крупного государственного заказчика. До этого подобного рода проекты всегда монополизировались лидером рынка, «Синь Баожи».

Это автоматически означало высокие прибыли, широкую сеть дистрибуции, драгоценные контакты «на верхах», мощное влияние на рынок.

А между тем все, что у него было на этот момент – лишь особая ценовая стратегия, предполагающая самые низкие расценки. При этом приходилось, конечно, делать дорогостоящие инвестиции, просто чтобы иметь возможность выйти на рынок. Но оно того стоило.

Возможно, в ближайшем будущем у них появится достаточно сил для того, чтобы атаковать уже «Синь Баожи», и попытаться захватить трон.

 

***

 

Офис компании, также участвовавшей в соревновании за проект Мин Шэн.

Как только административный отдел получил сообщение, один из его сотрудников немедленно направился на верхний этаж здания, в офис президента.

Сегодня генеральный директор «Синь Баожи», Нин Вэйкай был одет в новый костюм с иголочки, дополненный галстуком насыщенного, кровавого цвета. Мужчина сидел за глянцевым столиком из павлониевого дерева, отражавшим янтарный свет солнца.

Когда помощник принес документы по тендеру, директор говорил по телефону. Недавно его опубликовали на обложке журнала Fortune, в числе самых богатых и успешных руководителей страны. И сейчас мужчина как никогда соответствовал созданному рекламщиками образу. Красивое лицо освещалось нежной и мягкой улыбкой, голос звучал несколько лениво, но при этом приятно и расслабленно:

- Тебе нравится? Ах… Как я мог забыть? Я заберу тебя в семь часов вечера. Хорошо. И надень платье, которое я заказал.

Когда он повесил трубку, его помощник, улыбаясь, сказал:

- Босс, у вас такая внимательная и мудрая жена. Вы так заняты, но при этом успеваете вести полноценную жизнь, я даже завидую.

Нин Вэйкай рассмеялся.

- Сегодня третья годовщина нашей свадьбы, она заставила меня купить билеты на громкий и шумный концерт. Мне пришлось отменить встречу завтра утром. Чувствую, раньше полуночи мы точно не справимся с этими ее грандиозными планами.

Помощник кивнул. Его босс действительно был достоин восхищения и зависти.

Талантливый молодой человек был рожден в самой обычной среднестатистической семье, в «низах», как говорится. Однако из-за того, что стал зятем владельца компании, быстро поднялся до должности генерального директора. И так вышло, что в своем достаточно молодом возрасте, он уже занимал высокое положение, отвечал за треть доходов компании, обладал действительно привлекательной внешностью и был благословлен богатством и красивой женщиной. Мог ли на земле существовать еще более счастливый человек, чем он?

Нин Вэйкай молча взял документы и едва заметно улыбнулся.

- Мы получили новости, - понизив голос, сообщил помощник. – «Сы Мэйци» и «Ай Да» обе намерены победить. И обе готовы пойти на то, чтобы серьезно снизить цены. Наша система ценообразования относительно стабильна, но рассчитана она скорее на высокиерасценки. Отдел маркетинга хотел узнать, должны ли мы тоже снизить цены…

- Скажи им, чтобы перестали дергаться, - прервал его директор. - На этот раз мы будем просто сидеть, сложив руки, и наблюдать.

Помощник растерянно замер. Увидев его взгляд, Нин Вэйкай рассмеялся.

- Ты так долго следовал за мной, почему же до сих пор не можешь довериться? – мягко спросил он. – Откуда такое упрямство? Во-первых, наши цены не могут упасть так произвольно. Поверь, оно того не стоит. Во-вторых, в деловом мире самое главное - точно определить, кто твой враг. В настоящее время единственной реальной угрозой является Чэнь Чжэн. Мы позволим ему сосредоточиться на «Ай Да». Обе компании не могут мирно сосуществовать, одна из них рано или поздно должна пойти ко дну. Зато остальные выживут.

- Но… Мин Шэн…- переспросил помощник. - Чэнь Чжэн тяжело работал ради того, чтобы добиться контракта с ними, что будет, если он переключится на нас, основного своего конкурента?

- Тогда мы исправим положение, - посмотрел на него директор.

- Понял! – помощник задумался, но продолжил уже пару секунд спустя. – Я отдам соответствующие распоряжения нашим людям с обеих сторон. Пусть продолжат наблюдения. Отчеты будут приходить регулярно.

- Отлично.

 

***

 

С приближением решающего дня, Линь Цянь становилась все более занятой и загруженной. Сегодня, во второй половине дня, следуя инструкциям директора Ли, она переехала в общежитие проектной команды.

Наступила ночь, явив миру тусклые, далекие звезды.

Линь Цянь лежала на кровати. Ее волосы были собраны в хвост, чтобы не мешать чтению. Сама девушка, несмотря на поздний час, все еще изучала документы, связанные с тендером Мин Шэн.

В эти дни они снова и снова исправляла документы, проводила анализ и отправляла его результаты трем своим руководителям. Получала от них указания и рекомендации, и цикл повторялся вновь. В голове все уже начало путаться, но девушка не сдавалась до последнего.

Некоторое время спустя она отложила документы в сторону и откинулась на стеганное покрывало. В ее голове всплыл тот день, когда она откровенно призналась начальнику в своих мыслях. Назвала его прирожденным лидером, гением. Даже сейчас ее сердце взволновано затрепетало.

Пф! И как теперь себя вести с ним?

Сейчас, на трезвую голову, она понимала, что ее слова со стороны, наверное, больше походили на лесть и подлизывание, чем искреннее восхищение. Впрочем, ей повезло, что босс все еще не излечил свой паралич лица. По нему вообще невозможно было понять, как именно он воспринял это ее признание, и как относится к ней сейчас. Видимо, просто пропустил все мимо ушей.

Раздался звонок телефона. Девушка сняла трубку.

- Линь Цянь, - послышался голос Сюэ Мин Тао. – Мы немного изменили ставки и отправили документ на твой имейл. Не в курсе, директор Ли еще не спит?

- Думаю, он все еще занят изучением документов, - улыбнулась она. – Пойду, покажу ему. 

Линь Цянь повесила трубку и вдруг подумала о том, что сейчас она заняла в компании довольно прочную и высокую позицию. Все члены команды, не говоря уже о самом Ли Чжи Чэне, стали относится к ней как к человеку, заслуживающему доверия.

Люкс директора располагался рядом с комнатой Линь Цянь. Стрелки часов едва преодолели барьер в десять вечера, однако в коридорах уже было тихо и пустынно. В окна вливался оранжевый свет уличных фонарей.

Линь Цянь, с ноутбуком в руках, подошла к номеру Ли Чжи Чэна. Дверь оказалась не заперта, что не удивительно, учитывая, как часто в эти дни сюда входили Гу Янь Чжи и она сама. Привыкнув обходиться без излишней вежливости, она постучала и сразу же вошла.

Однако комната оказалась пустой.

Девушка подошла к столу, положила на него компьютер, огляделась. Дверь в ванную была закрыта. Вот, значит, где он. Она тихо застыла у стола, ожидая возвращения начальника.

Вскоре раздался мягкий щелчок, и дверь ванной открылась. Мужчина вышел наружу.

Линь Цянь улыбнулась, поворачиваясь ему навстречу.

- Босс, я принесла новый документ… - и после паузы, грозившей перерасти в странное, затянувшееся молчание, закончила. – С последними правками по ставкам…

Номер люкс, хоть так и назывался, особенно просторным не был. Поэтому девушку и мужчину отделяли лишь два, с небольшим, метра расстояния. Ли Чжи Чэн был одет в черные брюки, и держал в руках влажное полотенце. Верхняя часть его торса осталась обнаженной, и на нее с влажных волос стекали капли воды. Директор поднял темные глаза и взглянул прямо на свою помощницу.

Ох!

Хотя, признаться честно, когда она жила в рабочем общежитии, ей не единожды доводилось видеть полуголых парней и мужчин. Однако видение наполовину обнаженного молодого директора оставляло совершенно иное впечатление.

Девушка почувствовала смущение.

Преодолев себя, она спокойно повернулась к нему спиной, открыла компьютер, и включила нужный документ.

- Они внесли исправления, о которых я говорил? – спокойно поинтересовался Ли Чжи Чэн.

Линь Цянь подумала о том, что в последнее время у нее произошло слишком уж много странных встреч с боссом.

- Они сделали все, что было возможно, - прохладным голосом собранного, уверенного в себе профессионала, ответила она.

За спиной раздался шорох. Видимо, мужчина одевался.

Линь Цянь взглянула на отражение, скользнувшее по экрану ноутбука, и ее разум автоматически набросал довольно яркую сцену.

Широкие плечи, узкая талия, рельефная мускулатура. Тело казалось гладким и мощным. В глаза бросались и особые фишки директора - строгая прямая осанка, красивое, но равнодушное лицо с уточненными чертами. Свободные черные брюки довольно неплохо очерчивали упругую нижнюю часть спины.

Как же он был похож на мужчин-моделей, которые специально позировали, напрягались, чтобы умышленно продемонстрировать все прелести своей фигуры на фотографиях! Однако, в отличие от них, у этого красавца все было естественным и натуральным. 

Линь Цянь ощутила себя будто на пиршестве для эстетов-визуалов.

Сжав губы, она обернулась, услышав приближающиеся шаги.

Однако вдруг ошеломленно замерла.

Наверное, потому, что гости к нему нагрянули неожиданно, Босс накинул на себя первую попавшуюся белую рубашку, оказавшуюся под рукой. Он несколько спешил, застегиваясь, и сейчас ворот рубашки находился в полнейшем беспорядке, обнажая красивые ключицы. Слегка влажные волосы спадали на лоб. Одежда прилипла ко все еще влажному телу, создавая совершенно особое, эротическое зрелище.

Он замер под лампой, глядя на нее. Глаза его оставались спокойными, а тонкие губы были слегка поджаты.

Линь Цянь взглянула в его глаза и отвернулась. Его взгляд сосредоточился на экране компьютера.

Мужчина наклонился, положил руку на мышку и начал читать.

Линь Цянь покосилась на него. Он должен быть просто начальником, отчего же в нем столько красоты? Будто модель какая, ей-богу. Чем больше она смотрела, тем красивее он казался.

Отступив в сторону, девушка подала стул.

- Босс, присаживайтесь.

- Хм, - на какой-то момент он перевел взгляд на нее. – Ты тоже садись. Запоминай, что нужно изменить.

- Хорошо.

 

***

 

В течение следующих нескольких часов босс и его помощник работали весьма продуктивно.

Прочитав новое предложение, Ли Чжи Чэн выдал воистину множество свежих идей. И это затянулось на приличное время. Линь Цянь внесла все коррективы и заметки в файл, и отправила его обратно, к проектной команде. Те, как оказалось, тоже не спали. Вдохновленные активностью начальства, они внесли все правки и вновь выслали документы. Ли Чжи Чэн и Линь Цянь продолжали читать и исправлять, перекидываться исправленным файлом с членами проектной команды, пока не прошло действительно много времени.

Ей удалось продержаться до трех утра. Но, в конце концов, девушка сдалась. Несмотря на то, что она всегда тяжело работала, подобные марафоны давались слишком большой кровью. Кроме того, Линь Цянь совершенно не желала стареть преждевременно из-за какого-то недосыпа.

Она перевела взгляд на Ли Чжи Чэна. Он сидел прямо, глядя на экран, и выглядел очень сосредоточенным. В его темных глазах не наблюдалось и тени сна.

Линь Цянь зевнула.

Он посмотрел на нее.

- Засыпаешь? – голос мужчины казался холодным и спокойным.

Ну и что можно на это ответить? Он-то выглядел огурчиком. Девушка улыбнулась.

- Я, пожалуй, схожу за чашкой кофе. Вернусь в мгновение ока.

Но в тот момент, когда она уже собиралась было встать, вдруг обнаружила, что мужчина хмурится.

- Какой еще кофе посреди ночи? – в этот раз в его голосе проскочили какие-то странные, необычные интонации.

Линь Цянь уставилась на него. Затем медленно села обратно.

Босс ... не позволил ей выпить кофе?

Он что, беспокоился о ней?

В сердце возникло приятное теплое чувство. Она как раз собиралась что-то сказать, но он заговорил первым:

- Давай ты поспишь здесь, на моей кровати. Дам тебе четверть часа, потом разбужу.

Линь Цянь покосилась на большую кровать, белую, чистую и просторную, стоявшую там, словно здоровенный кусок тофу.

Девушке не нравилось, когда люди сидели или спали в ее постели, и она старалась не трогать чужую. Что-то вроде узконаправленной мизофобии. Ощущение того, что она будет лежать на простынях, которых касалась чужая кожа, принесло дискомфорт. И уж тем более все усложнялось, учитывая, что эта конкретная кровать принадлежала ее боссу.

Она улыбнулась:

- Я лучше вздремну в кресле, если вы не против. Положу голову на стол.

Ли Чжи Чэн не стал комментировать ее ответ. Даже от чтения не оторвался. Так что Линь Цянь просто положила голову на руки и довольно быстро заснула.

Но перед тем, как погрузиться в сон, она вновь ощутила странное чувство.

Когда перед глазами встала темнота, усилились остальные органы чувств. Девушка могла отчетливо слышать ровное дыхание мужчины, находившегося рядом. Слышала, как он мягко поворачивал страницы документов, звук пальца, щелкавшего кнопку мышки.

С каждой секундой ей становилось все комфортнее и теплее.

 

***

 

Линь Цянь проснулась и сразу же поняла, что в комнате царит почти противоестественная тишина.

Она подняла глаза, чтобы осмотреться, и неожиданно улыбнулась.

Ли Чжи Чэн сидел перед погасшим экраном ноутбука. Куча документов лежали чуть в стороне, бережно уложенные в одну ровную стопочку. Все? Он справился?

В любом случае чувство, что мужчина находится так близко к ней, в соседнем кожаном кресле, было несколько странным. Его руки лежали на подлокотниках, голова откинулась назад. Он спал.

Линь Цянь посмотрела на часы и вскинула брови. Пять часов утра. Она спала уже больше часа.

Босс сказал, что разбудит ее, но, в конце концов, заснул сам.

Вторым открытием стал пиджак, наброшенный на ее плечи. Видимо, он сделал это, когда она дрыхла без задних ног. Пиджак был громадным, окутывал ее плечи, будто одеялко. Чистый, он источал освежающий и приятный аромат, создавая уютное ощущение.

Девушка повернулась, чтобы взглянуть на директора. Его тонкая белая рубашка казалась не очень надежной защитой от утренней прохлады. Поэтому она осторожно сняла пиджак и накинула на него. Видимо, мужчина уснул крепко, так как совершенно не отреагировал на ее движение. Полная бессознанка.

 Уже почти рассвело. Линь Цянь совершенно нехотела его будить, поэтому решила тихо вернуться в свою комнату.

Однако это внезапно оказалось непростой задачей. Между столом и кроватью имелся узкий проход, который сейчас перекрывало большое кожаное кресло босса. Его вытянутые ноги окончательно преграждали путь на свободу.

Перелазить через кровать Линь Цянь не хотелось совершенно. Измеряя расстояние взглядом, она прикинула, что если прижмется к краю стола вплотную, то сможет проскользнуть мимо директора, не потревожив его сон.

Девушка встала. Сделала осторожный шаг, поставив ногу в промежутке между его раздвинутыми щиколотками. Затем определила туда и вторую ногу, стараясь сохранить равновесие.

Мужчина напротив ощутил ее движения. Его тело внезапно шевельнулось. С опозданием отреагировав на это и запнувшись, Линь Цянь случайно наступила на его ногу.

Босс предпочитал, чтобы она не носила высокие каблуки. Но даже с учетом того, что на этой обуви каблук был коротким, он все же оставался острым. Ощутив, как ее нога наталкивается на мягкое препятствие и услышав резкий вздох директора, девушка поспешила поднять ступню. В этот момент Ли Чжи Чэн подтянул свою ногу ближе к креслу.

Линь Цянь потеряла равновесие и начала заваливаться в сторону.

- Ай! – вскрикнула она.

Однако в этот самый момент сильная рука ухватила ее талию и потянула к себе. Тело Линь Цянь оказалось на коленях Ли Чжи Чэна.

Девушка ошеломленно обернулась.

Директор уже открыл глаза и внимательно смотрел на нее.

- Ты что делаешь?

Линь Цянь потеряла дар речи.

Босс, ну что ж ты такой скорый на реакцию? Зачем быть к тому же настолько резким? Стоит прикоснуться к тебе слегка, ты тут же хватаешь руку, будто беря человека в заложники.

- Я ничего не делала. Просто хотела выйти, - наконец, сказала она. – Я случайно наступила на вашу ногу, простите. Надеюсь, не навредила?

- Хм, - ответил он, не изменившись в лице.

Ну что за «хм»? И что на это ответить?

Между тем, его руки плотно обхватили ее талию. Сейчас они с директором были настолько близки, что Линь Цянь могла даже почувствовать прохладную свежесть его дыхания. Его ноги, на которых она сидела, были теплыми и твердыми.

Ощутив, как стремительно краснеет, девушка вскинула руки к лицу.

- Простите. Я пойду. Спокойной ночи.

 

***

 

Линь Цянь вернулась в комнату. Ее лицо все еще горело.

Она была слишком смущена. Фактически, только что она сидела на руках своего начальника.

На горизонте посветлело, приближался рассвет. Хотя Линь Цянь почти не спала этой ночью, сон к ней так и не шел. Девушка ворочалась в постели. Перед ее внутренним взором все время стояли волнующие картинки. Ли Чжи Чен, с его темными, внимательными глазами. Его сильные руки. Эта странная атмосфера, воцарившаяся между ними.

Сердце билось, как безумное.

В голову вдруг пришла странная идея. Босс ведь не подозревал, что она шпион? Он просто спас ее от падения, верно?

Конечно, именно так все и было.

Как неловко. Ей больше не хотелось думать о подобных вещах.

 

***

 

Два дня спустя Гу Янь Чжи, как руководитель проектной команды, отправился в штаб-квартиру Мин Шэн, собираясь презентовать их предложение. Мин Шэн все еще не опубликовал результаты тендера.

Несколько дней тяжелых приготовлений, адской работы и почти полного отсутствия сна сказались на всей команде. «Ай Да» в целом тоже будто вымерла, притихнув в ожидании.

Линь Цянь тоже извелась.

У нее возникло сильное чувство, что боевой план «Ай Да» будет успешным. Как и говорил Линь Мо Чэнь, они приготовили сногсшибательное предложение. И теперь самое время чувствовать себя уверенно.

Девушка рассчитывала, что даже обычные, рядовые сотрудники, будут ощущать то же самое.

Днем вп онедельник, наконец, пришли новости.

Руководители «Ай Да» провели еженедельную встречу, на которой Линь Цянь, конечно же, тоже присутствовала. Когда зазвонил телефон, в комнате воцарилось молчание.

Гу Янь Чжи и Ли Чжи Чэн обменялись взглядами. Директор Гу поднял трубку. Выслушал, выдал несколько коротких слов, преимущественно «да», и, наконец, нажал отбой. Окинул взглядом присутствующих, замечая, как многие в нетерпении ерзают на своих местах. И затем выдал.

- Пришли результаты тендера Мин Шэн. Победителем стала «Сы Мэйци».

 

 

 

Глава 17

Солнце село. В огромном офисе президента было настолько тихо, что, казалось, единственным реальным звуком осталось лишь дыхание Линь Цянь.

Она тихо подняла глаза и снова посмотрела на него. Ли Чжи Чэн сидел за столом, внимательно изучая очередные документы. Выражение его лица казалось расслабленным и даже беспечным.

Он сидел так уже час с тех пор, как получил результаты тендера.

Уже пришло время завершения рабочего дня, и верхний этаж почти обезлюдел. Линь Цянь чувствовала себя деморализованной. Подперев подбородок кулаком левой руки, правой она бесцельно поглаживала маленькие зеленые листочки растения, стоявшего на столе. Снова, и снова, и снова…

Наконец, Ли Чжи Чэн встал. Линь Цянь тут же села прямо и изобразила естественное, спокойное выражение лица. Взглянула в сторону своего начальника. Тот выключил компьютер, надел пальто и пошел к двери.

- Директор, - девушка встала ему навстречу.

Ли Чжи Чэн взглянул на нее. Его черные брови казались нарисованными кистью мастера, а взгляд был ясным и при этом необычайно погруженным в себя.

Некоторое время подумав, он произнес:

- Завтра в десять утра созовите всех руководителей на встречу.

- Хорошо, - кивнула Линь Цянь, а затем довольно прямолинейно спросила. – Что мне им сказать?

- Будем обсуждать следующий план развития компании, - Его голос был таким же сильным и спокойным, как прежде.

Девушка на какой-то миг оказалась сбитой с толку этими словами, но затем улыбнулась и ответила:

- Хорошо, сообщу им рано утром.

Директор Ли кивнул и развернулся, собираясь уйти.

- Вы домой? – спросила Линь Цянь.

Ли Чжи Чэн поднял воротник пальто.

- Нет. На прогулку.

Девушка замерла и стоя наблюдала за тем, как он уходит, как скрывают его силуэт закрывающиеся двери лифта. Она села, безразлично глядя на закрытую дверь кабинета директора, темную и отполированную, и тяжело вздохнула. А затем и вовсе положила голову на стол, спрятав лицо в руках.

 

***

 

На улице еще не было темно. Последние лучи заката заливали индустриальный парк. Ли Чжи Чэн вышел из здания, осмотрелся, засунул руки в карманы. Взгляд его зацепился за редких рабочих, проходивших мимо, скрывавшихся за сухими ветками деревьев по ту сторону парковых дорожек.

С момента вступления в должность он часто прогуливался по парку. Но поскольку в самих рабочих помещениях директор появлялся редко, и обычно торопился, его мало кто узнавал.

У стендов безопасности сидела компания людей. Они беседовали с Гао Ланом, но тут же затихли, едва лишь поблизости появился Ли Чжи Чэн. Его присутствие заставило некоторых задумчиво на него уставиться, тогда как остальные возобновили разговор.

- Я слышал, - прошептал один из рабочих, - что проект в Мин Шэн провалился. Это правда?

- Правда, - тут же ответил ему один из охранников. – А ты не знал? Это главная новость сегодняшнего дня! Моя золовка работает в административном отделе. Она подтвердила, что мы провалились с треском!

Когда Гао Лан услышал это, то нахмурился и покосился на сидящих рядом мужчин.

- Если «Ай Да» в таком положении, то что мы будем делать?

Многие тяжело вздохнули.

Чем темнее становилось, чем больше земли отвоевывали себе сумерки, тем меньше оставалось людей в парке. Компания, собравшаяся вокруг Гао Лана, казалась необычайно спокойной. А вот сам охранник выглядел не очень. Он так отчаянно дергал себя за волосы, что его голова стала походить на разоренное птичье гнездо. Гао Лан сильно беспокоился о Ли Чжи Чэне, но даже представить себе не мог, как и чем он может помочь.

В этот момент еще один охранник, стоявший рядом с ним, посмотрел вперед, на завод, и, нахмурившись, поинтересовался:

- Эй, что это они там задумали?

Гао Лан проследил за его взглядом. Остальные охранники озадаченно поднимались со своих мест.

В сумерках несколько десятков рабочих, одетых в синюю униформу, угрюмо направлялись в главный офис компании.

 

***

 

Линь Цянь вышла из здания, когда стало уже почти совсем темно. Хотя вокруг было шумно, она настолько погрузилась в свои невеселые мысли, что не сразу обратила на это внимание. Девушка уже дошла до середины автостоянки, когда вдруг почувствовала, что позади что-то происходит.

Она развернулась, и вдруг увидела жуткое зрелище.

Большая группа рабочих в синем, неподалеку от нее, мчалась к зданию компании. Вид у них был мрачный и жестокий. Линь Цянь заметила, что некоторые из мужчин вооружены железными прутьями. Еще более поразительным было то, что с противоположной стороны, им навстречу, вылетели несколько охранников. Возглавлял их самый быстрый и самый, казалось, бесстрашный мужчина – Гао Лан!

Охранники остановились перед рабочими.

- Что вы хотите? – решительно спросил Гао Лан. – Куда направляетесь?

Лидер группы рабочих, высокий мужчина за тридцать, скорчил свирепую рожу.

- Вы, защитнички, свалите с нашего пути! – заговорил он, поддерживаемый ободрительными криками из толпы. – Мы пришли за гендиректором, и не стоит нам мешать! Мы должны исправить ошибки! Мы заставим их прислушаться к пожеланиям людей! Они должны разобраться с задолженностью по заработной плате! Они действуют против нас, хотя мы верно служили им годами! Им все равно, живем мы или умираем! Мы хотим получить заслуженное!

Голос лидера звучал громко и тяжело, и некоторые из рабочих вторили ему. Другие свистели или поддакивали.

Охранники, совсем молодые ребята, замерли в недоумении.

- Вы - мятежники! – громко отозвался Гао Лан. – Это все ложь! Возвращайтесь восвояси!

Когда Линь Цянь услышала слова лидера рабочих, ее первая мысль была вполне однозначной. «Синь Баожи» или«Сы Мэйци»?

Ее сердцебиение стало ускоряться. Девушка отошла на безопасное расстояние и вытащила телефон, чтобы позвонить Ли Чжи Чэну. Но связи не было. А затем до нее донеслась какофония громких звуков.

Кто-то сердито крикнул:

- Сразимся! Эти парни пришли, чтобы намеренно нанести вред «Ай Да!»

Сердце Линь Цянь накрыло мрачной тенью. Она осторожно повернулась, стараясь рассмотреть как можно больше, но все, что могла увидеть – смутные силуэты мужчин в синей одежде и темно-серых костюмах, смешавшихся между собой в драке и двигавшихся хаотично.

Удары, пинки, взмахи руками, атака со всех сторон, треск разрывающейся одежды, крики, лица со злыми выражениями – все сплелось воедино. В вечерней темноте гремели, разлетаясь эхом, железные прутья. Сложно было понять, кто упал на землю, кто кого бил. Жуткие звуки заставляли проступать холодный пот.

Линь Цянь не могла оторвать взгляда от происходящего. Ей не хватало воздуха, в глазах потемнело. Она продолжала звонить Ли Чжи Чэну, от гудков начало звенеть в ушах, но ответа не было. День становился все хуже и хуже.

Понимая, что все более, чем серьезно, девушка нажала сброс и набрала номер 110*.

(Прим.пер.:*110 – аналог 911)

С каждой последующей минутой ситуация усложнялась. Стали появляться и другие люди: те, что выходили из здания компании, рабочие фабрики, другие охранники. Некоторые из них бросились вперед, что-то крича, другие действовали так же как Линь Цянь – стояли снаружи и не осмеливались ничего предпринять.

В этот момент лидер, все еще находившийся среди дерущихся, внезапно взглянул в ее сторону.

Затем махнул, указывая на девушку, и закричал:

- Эта женщина пришла сюда из «Сы Мэйци»! Схватить ее!

И совершенно неожиданно достаточно приличная группа людей кинулась в сторону Линь Цянь.

Ее сердце пропустило удар. Хотя она понимала, что сюда скоро приедет подмога, может быть даже полиция, инстинкты подсказали ей развернуться и бежать.

За всем стояли «Сы Мэйци»! Сомнений не осталось!

Поскольку это было преднамеренное подстрекательство к беспорядкам, тот, кто все организовал, вероятно, был связан с некоторыми нечистыми на руку людьми. Линь Цянь знала, что бесполезно говорить им, чтобы они ушли, или прекратили все это. Любая попытка изменить ситуацию с ее стороны в лучшем случае не принесла бы результата, в худшем – усугубила бы происходящее.

Девушка бежала очень быстро, двигаясь ловко, и в мгновение ока преодолела пространство автостоянки, значительно опередив догоняющих. Однако когда она спрыгнула с лестницы, то обнаружила, что новые действующие лица преградили ей путь.

Линь Цянь немедленно развернулась и рванула в другую сторону. Однако ее быстро схватили за плечи и потянули назад. Ночь была темная, и она сейчас находилась в густой тени, куда не долетал даже отблеск света. Девушка могла видеть только несколько высоких теней, окруживших ее. Затем один из них внезапно поднял руку и ударил ее по лицу. Звонкий звук разнесся эхом по окружающему пространству.

В глазах Линь Цянь потемнело. Щека стала горячей, а у уголка губ, наоборот, появилось ощущение чего-то холодного. А затем они вдруг отпустили ее, и поспешили к воротам, где уже собралась толпа. Фигура нападавшего молниеносно растворилась в толпе зрителей, замерших снаружи.

Линь Цянь стояла, спрятав лицо в руках. На ее глазах выступили непрошеные слезы. Ноги стали подгибаться. Постаравшись взять себя в руки, девушка кинула внимательный взгляд налево, в направлении толпы, а затем обернулась, рассматривая офисное здание. В темноте, нахлынувшей со всех сторон, все казалось размытым и незнакомым.

Сдерживая слезы, она вытащила сотовый и снова набрала 110. Но едва успела нажать две клавиши из трех, как услышала шаги, раздавшиеся позади. Линь Цянь напряглась и кинула взгляд в сторону источника звука.

Чтобы наткнуться на пару знакомых темных глаз.

Ли Чжи Чэн замер позади нее. Его темная фигура возвышалась над девушкой. Мужчина дышал быстро и тяжело, его взгляд впился в ее лицо.

Линь Цянь, испытывавшая ужас и растерянность, тут же ощутила, как его шаги, само понимание присутствия директора поблизости, принесли ей странное успокоение. Она кинула на него твердый взгляд и членораздельно, спокойно произнесла:

- Я в порядке. Идите вперед и разберитесь со всем. Я позвоню в полицию, остальное сейчас на вас.

Ее голос не подвел. Но девушка все же не смогла заставить себя опустить руку, прижимавшуюся к горящей дьявольским пламенем щеке. Директор Ли вдруг потянулся вперед и мягким движением руки убрал в сторону ее кисть. Его взгляд был ледяным, глаза сузились.

- Кто ударил тебя?

Почему-то в этот момент слезы опять подкатили к глазам. С трудом сдерживая всхлипы, Линь Цянь ответила:

- Я не смогла его рассмотреть. Он ударил и тут же сбежал.

Ли Чжи Чэн молчал.

Его темные глаза сосредоточились на ней. Его пальцы все еще сжимались вокруг ее запястья и казались теплыми и пугающе сильными одновременно.

Девушка уставилась на своего начальника. Линь Цянь ощутила, будто все ее здравомыслие и спокойствие смыло волной внезапной жалости к себе. Боль казалась большей, чем она могла сейчас перенести.

В этот момент к Ли Чжи Чэну подошли два бывших солдата, которые сейчас работали здесь в охране.

Хотя директор не сводил глаз со своей помощницы, его слова предназначались для подчиненных.

- Вытащите ее отсюда. Не позволяйте никому снова тронуть ее, даже пальцем!

- Так точно!

Линь Цянь не издала ни звука, когда он отпустил ее руку, повернулся и ушел.

Она осталась под защитой охранников.

Сделав несколько шагов назад, чтобы улучшить обзор, девушка смогла рассмотреть, как Ли Чжи Чэн входит на автостоянку, и, так ни разу и не обернувшись, направляется к шумной толпе.

 

***

 

Линь Цянь доставили в односемейный дом, являющийся собственностью Отдела безопасности.

Она стояла на балконе с пакетом льда, прикладывая его к опухшей щеке.

Ночь казалась необычайно темной. Отсюда было практически невозможно рассмотреть, что творилось на далекой автостоянке. В любом случае, там все еще царила суета. Все, что видела девушка – лишь кучу охранников. Да, иногда, торопливо проходивших мимо рабочих в синем.

Линь Цянь ощущала напряжение. Она понятия не имела, ранен ли Ли Чжи Чэн, или Гао Лан, или еще кто-либо из сотрудников «Ай Да». Она не знала, что вообще сейчас там происходит и к чему все идет. Почему полиция еще не прибыла?

Щека начала распухать, не смотря на лед. Но сейчас ум Линь Цянь занимало другое. В ее памяти вспыхнули картинки произошедшего. Темный человек, чьего лица она не видела, страх и ненависть, резкая и сильная боль. Она хотела позвонить Линь Мо Чэню, и даже потянулась уже к телефону, но передумала.

Вскоре из задней комнаты вышел охранник, который сопровождал ее до этого места. Он посмотрел вдаль, замерев рядом, на балконе, и на его лице появилось меланхоличное выражение. Некоторое время спустя мужчина поднял глаза и нерешительно спросил.

- Секретарь Линь, мы и «Ай Да»… Мы действительно находимся сейчас между жизнью и смертью? Мы не потеряем работу, не так ли?

Линь Цянь смотрела на его серьезное лицо. В глазах мужчины все еще виднелась слабая надежда. Но девушка даже не знала, что ей ответить на этот вопрос.

В это мгновение раздался телефонный звонок.

Номер был странным.

- Я слушаю, - сказала Линь Цянь.

До нее донесся шум, громкая музыка, разговор и смех.

В душе девушки стали возникать дурные предчувствия.

И затем она услышала голос Чэнь Чжэна, его непочтительный тон, и воистину пугающие слова:

- Линь Цянь, и каково это было, сражаться со мной? Больно? 

 

Глава 18

- Скажи мне, это было больно?

Его улыбающийся, презрительный голос острым ножом впился в ее ухо, фоновый шум накрыл с головой. Ярость поднялась в ее груди, как пробудившийся после спячки зверь, и рванулся вперед, разгоняя по жилам кровь.

Но Линь Цянь сдержалась.

Когда противник наносит вам удар, а вы не в состоянии контратаковать сразу, что следует сделать?

По крайней мере, не позволять ему думать, что он преуспел в том, чего желал – в причинении вам боли.

Девушка плотнее сжала мобильный телефон в руке.

Чэнь Чжэн улыбался, сидя там, окруженный весельем и шумной атмосферой. Признаться честно, он с нетерпением ждал реакции Линь Цянь.

Но в ответ из динамиков до него доносилась лишь тишина, даже дыхания девушки было не слыхать.

И вдруг раздался смешок. Настолько легкий и веселый, что он показался насмешкой, издевательством над ожиданиями собеседника.

И с этим легким смехом она повесила трубку.

Женщина, стоявшая рядом, подхватила его под локоть, прильнула всем телом, провозгласила тост. Чэнь Чжэн вырубил мобильный, поднял свой бокал. В его груди разливалась ненависть, которую дополняла возникшая словно неоткуда странная нечувствительность.

Он пообещал награду тому, кого нанял, чтобы Линь Цянь дали пощечину. Но, видимо, исполнитель оказался недостаточно добросовестным, и не смог причинить ей боль.

Вместо этого они подставились, предупредив ее и заставив отныне находится начеку.

А ведь он был так доволен, ожидая подходящего времени, чтобы позвонить ей. Он наслаждался ожиданием того, что она будет плакать, бояться, сердито его обвинять. Он действительно с нетерпением ждал всего этого.

И потерпел сокрушительный провал.

Ничего не было. Ничего.

Дерьмо!

Эта женщина всегда знала, как уязвить его, заставить почувствовать себя ничтожеством.

 

***

 

Линь Цянь повесила трубку. С трудом держась на трясущихся ногах, сделала шаг и уселась, буквально рухнула на стул, стоящий на балконе. Щека разболелась еще сильнее, хлынули слезы. Девушка перевела взгляд в темноту ночи, на далекие звезды, и в ее голове хаотическим безумием взметнулось множество мыслей.

Когда она пришла в «Ай Да» на собеседование, то попала в процветающий промышленный комплекс, полный перспектив и надежд. Она была счастлива, поддалась этому настроению, сама преисполнилась этими надеждами.

Линь Цянь также думала о кризисе, о скандале, в который оказалась впутана компания. Она вспомнила о том жутком нападении на автобус, когда ей попали камнем по ноге, и Ли Чжи Чэн нес ее на спине по замерзшим лужам. Он посмотрел ей в глаза, и этого оказалось достаточно, чтобы она ощутила себя в безопасности.

Она также помнила день, когда директор Ли официально вступил в должность. Оживление, царившее в «Ай Да», помпезность, с которой приветствовали нового лидера.

Девушка подумала о том, сколько ей пришлось трудиться, чтобы они смогли принять участие в тендере Мин Шэн. Он тогда решительно сказал, что если они получат этот проект, то смогут выжить и продолжать сражаться в будущем. Все сотрудники, включая ее, были взволнованы из-за этих его слов.

Все последние дни они проводили почти сутки вместе, готовя предложения. Все работали, будто на батарейках, и только красные глаза и передоз кофеином выдавал реальное состояние участников проектной команды. Она помнила, как выходила из офиса проектной команды, и оба только что закончивших работу генерального директора посмотрели на нее с нетерпением, будто спрашивая, велики ли их шансы на победу. Тогда она улыбнулась и кивнула, подтверждая, что шансы действительно отличные.

И хотя говорится, что армия, сражающаяся за правду, с праведным негодованием и честными намерениями, обязательно победит, они потерпели неудачу. Это было воистину горькое, разгромное поражение.

Против ее воли, слезы стали бежать еще быстрее. Всхлипывания и рыдания просачивались сквозь плотно стиснутые зубы. Опустив голову, Линь Цянь заметила телефон, лежавший на ее коленях. Подняв мобильный, но не нажав и кнопки, девушка разразилась яростными проклятиями, мысленно посылая их в сторону своего недавнего собеседника.

- Никуда негодный, ублюдочный мудак! Демоническое отродье! Чэнь Чжэн, тебе нужно сгнить в аду! - Она задумалась на мгновение, однако ярость все еще требовала выхода, поэтому девушка продолжила. – Даже если месть – это последнее, что мне доведется сделать на этой земле, я клянусь, я на это пойду! Или мое имя не Линь Цянь!

Наконец, она почувствовала, как гнев начинает отступать. Стало легче дышать. Линь Цянь снова положила телефон, и подняла глаза. Чтобы увидеть мрачную, высокую фигуру, стоящую на балконе. На его лице отсутствовало всяческое выражение, он просто стоял и молча смотрел на нее своими темными, глубокими глазами. Она понятия не имела, как долго он стоял там.

Линь Цянь в этот момент выглядела далеко не нормально, она сама это понимала. Быстро обернувшись, девушка выхватила платок и попыталась хоть как-то привести свое лицо в порядок. Только тогда, когда она ощутила, что все следы слез хоть как-то устранены, то смогла повернуться и более-менее спокойно спросить:

- Директор Ли, ну что там?

Она не знала, когда Ли Чжи Чэн снял пальто, но сейчас на нем была лишь белая рубашка да ставшие уже привычными черные брюки. Рукава были подвернуты до локтей и чем-то измазаны, а кроме того – слегка помяты. Он окинул взглядом ее фигуру, и все так же молча сел рядом, подняв глаза к небу.

- Справились,- голос мужчины был спокойным, как весенняя вода. – Их было не так уж много, большинство задержаны. Полиция прибыла вовремя. Гао Лан легко ранен.

Линь Цянь выдохнула с облегчением. Однако ситуация все равно оставалась непростой.

Они не разговаривали, просто сидели рядом, наблюдая за черным ночным небом.

Некоторое время спустя Линь Цянь кинула на босса быстрый осторожный взгляд и вдруг заметила, что он опустил голову и рассматривает что-то у своих ног.

Девушка смутилась. Весь пол был завален влажными салфетками, которыми она вытирала лицо и нос во время своего истерического приступа. Одна, две, пять, восемь… Бесконечное количество салфеток. Довольно неприглядное зрелище.

- Я сейчас все уберу, - прошептала Линь Цянь.

Однако к этому времени мужчина уже поднял голову и вновь смотрел куда-то вдаль.

- Линь Цянь, - медленно произнес он. - Я запомню твои слезы.

Девушка, которая уже вроде бы успокоилась, ощутила, как ее глаза снова увлажняются.

Всего одна его фраза и…

Она с трудом подавила рыдания.

Линь Цянь повернула голову, чтобы взглянуть в его ясное, необычайно красивое лицо.

Ли Чжи Чэн, ты не должен говорить то, что лишь усложнит ситуацию.

Девушка сдержала дыхание, приводя сердце в норму. Голос ее вновь казался спокойным и нормальным, но в нем все еще слышалась хриплость.

- Директор Ли, я уверена, что сегодняшние события – последствия подстрекательств со стороны «Сы Мэйци». Но поскольку они сделали это тайно, мы ничего не можем поделать. Наверняка у зачинщиков беспорядков не найдут даже следа доказательств соучастия этой компании. При этом подобный гамбит ослабил нас, позволил остальным сделать «Ай Да» мишенью для нападок. Хотя технически они не причинили нам большого вреда. Это ослабит наших людей, раскроет огромное количество проблем. Работники могут действительно начать задавать вопросы руководству, может и сами начнут протесты. Мы потеряли проект Мин Шэн, и это может привести к нестабильности, которая, в свою очередь, будет едва ли не смертельным ударом для «Ай Да».

Она перевела дух и продолжила.

- Однако и на этот раз мы не уступим. Директор Ли, теперь все смотрят на вас. Я думаю, что с этого момента наша первоочередная задача - работать как можно более сплоченно. Мы должны первым же делом пообещать работникам «Ай Да» избавиться от этого спада. Нам нужно найти способы, чтобы все сотрудники захотели продолжать здесь работать. Или… мы могли бы вдохновить остальных действиями, которые должны стать сенсационными. Достаточно зрелищными и показательными, чтобы удержать большинство людей…

На этой точке она неожиданно остановилась. Потому что Ли Чжи Чэн, до этого не отводивший взгляда от звездного неба, неожиданно развернулся и взглянул прямо на нее.

- Да? Что-то не так? – робко переспросила Линь Цянь.

Неожиданно мужчина протянул руку и мягко сжал ее кисть.

А затем, пока она не успела отреагировать на происходящее, вторая его рука мягко притронулась к ее опухшей щеке. Сердце девушки сделало кульбит. Он что, пришел сюда только для того, чтобы посмотреть, как сильно она пострадала?

Линь Цянь отстранилась, стараясь избежать прикосновения его руки.

- Все в порядке, мне не больно…

Она едва закончила говорить, когда увидела, что он вдруг наклонился вперед, приближая к ней свое лицо. Его красивые черты оказались прямо перед ее глазами. Линь Цянь ошеломленно замерла, глядя в его глубокие темные глаза, похожие на две бездонные черные дыры, в которых отразилась она сама.

Его мягкие и слегка прохладные губы притронулись к ее рту.

Девушка была настолько изумлена, что даже вздрогнула от неожиданности.

Внезапно она поняла, что произошло. Мужчина прижался к ее губам, его язык проник в ее рот, довольно властно и вместе с тем мягко. Сильный и уверенный, Ли Чжи Чэн казался слепым к любым правилам. Он одновременно взволновал и запутал Линь Цянь. Его дыхание, свежее и прохладное, коснулось ее горящей кожи. Его присутствие безжалостно вторглось в зону ее личного комфорта.

Линь Цянь почувствовала прилив крови к голове. Одна ее часть хотела прижаться к нему сильнее, другая – вызволить себя из этого странного плена. Девушка сидела на стуле совсем рядом с директором, одна его рука держала ее кисть, другая мягко удерживала лицо. Его темные глаза казались настолько близкими, что это казалось противоестественным. Еще немного – и она окажется на его коленях, и пути назад уже не будет.

Хаос, воцарившийся в голове Линь Цянь, пронзила лишь одна единственная, яркая, будто вспышка молнии, мысль.

Ли Чжи Чэн целовал ее, он целовал ее!

Может это потому, что она была первой женщиной, оказавшейся возле него после увольнения из армии? Потому, что она была одной из немногих женщин рядом, которым он мог доверять, которая его подбадривала и поддерживала… и… и это вызвало чувство  зависимости, он подумал, что влюблен в нее?!

Она едва сообразила, что происходит, что вообще твориться сейчас, когда его рука медленно убралась с его лица. Неожиданный поцелуй оборвался так же внезапно, как и начался.

- Тебе не нужно рассказывать мне все это, - темные бездонные глаза все еще смотрели на нее. - Я все знаю.

Линь Цянь не произнесла ни слова.

Ли Чжи Чэн встал. Его лицо сохраняло свое обычное холодное, спокойное выражение, будто ничего и не случилось. Однако глаза девушки не отрывались от его губ - возможно, это был лишь какой-то психологический эффект фиксации – и Линь Цянь почувствовала, что на ее лице проступает щедрый, насыщенный румянец. 

Мужчина сунул руки в карманы, затем повернулся и пошел к двери в комнату. Девушка сидела неподвижно, не сводя взгляда с прямой, красиво очерченной спины.

У самого порога он вдруг остановился.

- Линь Цянь, - произнес директор, при этом его взгляд все еще был обращен вперед, в комнату. - Завтра новый день. Все изменится к лучшему.

 

***

 

Поздняя ночь.

За окном виднелось темное небо, на котором, из-за редких уличных электрических огней, звезды казались эфемерными. Неподалеку темнело здание «Ай Да», спокойное и мирное, будто сегодня ничего не произошло.

Линь Цянь лежала на кровати, глядя в потолок.

Боль, все еще ощущавшаяся в щеке, была неважна. Вместо нее на первый план выдвинулось нечто иное… Девушка подняла руку и коснулась губ, горячих и мягких, которыми все еще владело это незнакомое чувство. Почему так долго-то?

Линь Цянь уже успокоилась. Она осознавала, что сейчас речь, скорее всего, идет об одной из двух возможностей.

Во-первых, Ли Чжи Чэн заинтересовался ею.

Однако они не подходят друг другу. Не говоря уже о том, что девушка всегда пренебрежительно относилась к офисным романам. Да и никогда не думала о директоре Ли в подобном ключе. Он не ее тип.

Ее тип мужчины должен быть… Она закрыла глаза и подумала об этом. Он должен быть сильным, зрелым, настойчивым, эмоциональным. Несмотря на то, что Линь Цянь могла похвастать отличной карьерой и неплохим положением в обществе, ей хотелось бы встретить человека, который мог бы легко превзойти ее. Это был ее тип.

Вместо этого…Оказалось, что она завоевала Ли Чжи Чэна?

Думая о директоре Ли, девушка поняла, что ее чувства к нему…

Линь Цянь снова засмеялась, вспоминая, как он целует ее. Его холодные глаза, прямой нос, высокие скулы, сексуально приоткрытые покрасневшие от поцелуя губы …

Она вздрогнула. Сердцебиение, похоже, снова начало набирать обороты.

Ну, нельзя отрицать того факта, что за все эти долгие дни тесного совместного труда он часто поражал ее своей необычной личностью. Он был чистым и откровенным, в том числе и в отношении ее самой.

Но это не должно относиться к любви.

Линь Цянь очень волновалась. Этот поцелуй - слишком смущающее событие. Он повлияет на их рабочие отношения. Если Ли Чжи Чэн действительно ухаживает за ней, то ей стоит отказаться. Но как только она подумала об этом, то поняла, что мысли не дают ей покоя.

Он не был настолько же возмутительно наглым, как Чэнь Чжэн. Не являлся плейбоем или невинным, незрелым студентом колледжа. Он был так честен, со своей прямолинейностью и решимостью солдата… Черт, да какая женщина смогла бы спокойно отказаться от подобного мужчины?

Может, была иная возможность?

Линь Цянь взяла зеркальце и посмотрела на свое лицо.

В конце концов, всем известно, что любовь между мужчиной и женщиной часто зависит от ситуации и окружения.

Ли Чжи Чэн - здоровый молодой человек. Он долго был одинок, следовательно, долгое время сдерживал свои чувства. И сегодняшний день выдался из ряда вон – компания оказалась под огнем, обычно спокойная помощница разрыдалась прямо у него на глазах. Когда директор Ли увидел ее, возможно, его сочувствие и жалость к ней сыграли дурную шутку, и он поцеловал девушку, даже не особенно задумываясь над тем, что делает, под влиянием случайного импульса? А вдруг он просто таким своеобразным эмоциональным образом пытался ее успокоить?

Но… Линь Цянь посмотрела в зеркало. С отражения на нее взирала растрепанная барышня с опухшей покрасневшей щекой, красными глазами и носом, грязными волосами.

Это лицо… Непохожа она на человека, который может вызвать к себе жалость, пробудить желание ее защищать, не говоря уже возбуждении в мужчине иных, более пылких чувств.


 

***

Как предсказывала Линь Цянь, после инцидента компания несколько изменила отношение к директору Ли. Сейчас сотрудники больше, чем когда либо прежде, нуждались в сильном и уверенном лидере, и ожидали от Ли Чжи Чэна, что он станет таковым.

Однако человек, находящийся в самом центре внезапного шторма, сегодня казался более спокойным, чем можно было ожидать.

Несмотря на позднее время, и предшествовавшие изматывающие события, Ли Чжи Чэн все еще находился в своем кабинете. Сидел на террасе, на плетеном стуле, с чашкой горячего чая в руке, и отрешенно разглядывал темные очертания зданий, принадлежавших «Ай Да».

К тому времени, когда Гу Янь Чжи справился со всеми безотлагательными делами и вернулся в компанию, шел одиннадцатый час. Директор Гу выглядел несколько раздраженным. Он вышел на террасу и сел рядом с Ли Чжи Чэном.

- Этот Чэнь Чжэн внезапно пошел на подобный ход, - сказал Гу Янь Чжи. – В полиции сообщили, что несколько зачинщиков беспорядков получили настолько крупные суммы денег, что теперь могут позволить себе скрываться в течение нескольких месяцев. Остальные задержанные вразнобой настаивают, что они ненавидят «Ай Да». Без всякой на то причины.

- Хм, - Ли Чжи Чэн одарил его прохладным взглядом, затем медленно кивнул.

Гу Янь Чжи замолчал. Несколько мгновений спустя он внезапно потянулся и похлопал своего собеседника по плечу.

- Я верю в тебя.

Однако тот никак не отреагировал.

- Линь Цянь ударили по лицу, - вновь заговорил директор Гу. – Она в порядке?

- Лицо распухло, - вскинул брови Ли Чжи Чэн.

Гу Янь Чжи едва слышно хмыкнул и косо взглянул на него.

- Ты действительно заботишься о ней.

Директор Ли не ответил. Однако через мгновение он обернулся, чтобы посмотреть прямо в глаза Гу Яня, и медленно, тяжеловесно произнес:

- Деловой мир или поле битвы – никакой разницы. И там, и здесь всегда найдутся каннибалы, готовые в прямом смысле сожрать своего врага.

Гу Янь Чжи на мгновение ошеломленно замер. Этот недавно уволившийся из армии мужчина высказал очень верное, очень точное и здравое суждение.

- Да, ты прав. Так в чем дело?

- Ни в чем, - едва слышно отозвался Ли и вновь безмолвно уставился взглядом вдаль.

Действительно, ни в чем

Он просто подумал о проницательной женщине, которая почему-то раскрыла перед ним свою сущность, показала ему свое искреннее сердце. Точно такое же, как бархатное ночное небо, покрытое сверкающими звездами – чистое, прозрачное, изысканное.


 

***


 

Линь Цянь вынуждена была взять отгул и отдохнуть дома.

Фактически, Ли Чжи Чэн дал ей прямые указания, велев взять небольшой перерыв на двое суток. Но как она могла заставить себя расслабиться? На следующее же утро, лишь только с кожи пропал отпечаток руки, она немедленно вернулась на работу.

Когда девушка поднялась на верхний этаж и увидела дверь в кабинет генерального директора, ее сердце ускорило свой бег. Она подошла ближе, собираясь поздороваться с начальством, но обнаружила, что директора Ли нет на месте. Это вдруг заставило ее ощутить странное облегчение.

Как только Линь Цянь уселась за свой стол, зазвонил телефон.

Это был генеральный менеджер, Ян Сижу. С некоторых пор он относился к ней как к члену своего самого близкого окружения. Первым делом мужчина поинтересовался ее здоровьем и душевным состоянием, но после короткого разговора быстро перешел на не менее волнующую его тему:

- Линь Цянь, а вы знали? Мин Шэн даже не скрывают того, что причина нашего вылета из тендера кроется в наличии шпионов в нашем руководстве.

- Шпионов? – тихо переспросила девушка.

- Угу, - продолжил Ян Сижу. – В Мин Шэн узнали об утечке информации от нас, и решили, что «Сы Мэйцы» в этом плане более надежные партнеры. Именно поэтому их назвали победителями. Директор Кан Цзун лично звонил директору Ли, чтобы сказать, что он возлагал на нас большие надежды, но вся эта ситуация оставила его, мягко говоря, не очень довольным…

- Откуда вы это знаете? – обеспокоенно перебила его Линь Цянь.

Ян Сижу поколебался пару мгновений, прежде чем ответить:

- Слышал вчера… Все говорят об этом.

- Оу, - выдохнула девушка. – И кто же шпион?

- Я слышал, что это вроде бы был техник, Гэ Сунчжи, и два члена проектной команды, - продолжил мужчина. - Сегодня утром его забрала полиция. Говорят, они нашли некоторые доказательства в записях видеонаблюдения и имейл-переписке.


 

Договорив и положив трубку, Линь Цянь в задумчивости откинулась на спинку кресла.

Этот рассказ произвел на нее странное впечатление. Она не думала, что в команде и вправду завелся крот. И что именно из-за него произойдет этот грандиозный провал. Девушка вспомнила тот раз, когда они с Ли Чжи Чэном возвращались вечером в общежитие, и ей показалось, что в коридоре мелькнула фигура постороннего человека.

Действительно ли это был Гэ Сунчжи? Он выглядел таким честным человеком…. И если мужчина и вправду оказался корпоративным шпионом «Сы Мэйцы», всегда оставаясь на стороне врага, ее это действительно пугало.

Но… Если она сейчас не ошибалась, выходит, информацию о шпионе наверняка распространил кто-то из своих, причем специально. Гу Янь Чжи, кто еще это мог быть? Разве это не то, о чем говорил накануне Ли Чжи Чэн? Она улыбнулась. Теперь, когда все взволнованы и взбудоражены, новость о том, что шпионы схвачены и обезврежены, разлетится повсюду.

Линь Цянь думала об этом, когда вновь зазвонил телефон.

На этот раз звонок поступил из финансового отдела:

- Секретарь Линь, банк зачислил нам тридцать миллионов. Транзакция проведена успешно. Пожалуйста, сообщите об этом директору Ли при первой же удобной возможности.

- Тридцать миллионов? – переспросила девушка.

Сотрудник финансового отдела понизил голос:

- Да. К сожалению, все активы директора Ли были заложены в Банк в качестве гарантии для получения кредита, необходимого для финансирования второй производственной базы.

Когда Линь Цянь повесила трубку, ее настроение стало еще хуже.

Ее не было на работе всего один день, и за это время, казалось, успело скопиться огромное количество негативных новостей и сообщений.

Итак, Ли Чжи Чэн заложил землю? Снял с себя все, до последней нитки? Они были на краю бездонной ямы, и вдруг уже начали падать?

Примерно в этот момент в офис вошла знакомая высокая фигура. Чистый, свежий костюм отлично подчеркивал красивое лицо, куча папок под рукой указывала на то, что мужчина возвращался со встречи.

Линь Цянь тут же встала из-за стола. Ее взгляд скользнул по его лицу и остановился на уровне галстука.

- Доброе утро, директор Ли.

- Хм, - спокойно отозвался он. – Линь Цянь, зайди.

Девушка тут же поспешила в кабинет.

Ли Чжи Чен подошел к дивану, сел, и окинул ее внимательным взглядом.

- Лицо?

- Уже лучше. Спасибо за беспокойство, босс, - Линь Цянь все еще избегала смотреть ему в глаза. Но периферическим зрением уловила, что его темные глаза уставились на ее лицо.

- Только что звонили из финансового отдела, сообщили, что тридцать миллионов уже поступило на счет.

- Хм, - произнес мужчина. – Займитесь распределением денег. В первую очередь зарплаты исрочные выплаты, насчет остального – составьте список.

- Хорошо.

Он вел себя как обычно, спокойно принимая решения в очень, казалось бы, нервной и ненормальной ситуации. Встречи, отчеты, дело со шпионами…. Линь Цянь казалась такой же. Совершенно спокойно, даже обыденно, вносила записи в свой блокнот, составляя расписание дел на день. Однако делать заметки оказалось неожиданно скучно. Девушка тайком подняла глаза и кинула на директора быстрый взгляд, прежде чем вновь опустить голову к записям.

Он поцеловал ее, а теперь ведет себя, будто ничего не случилось. Ни малейшего объяснения или намека на реакцию. Что это значит? Что поцелуй для него ничего не значил?

Мысленно Линь Цянь выругалась. В груди возникло неприятное, даже болезненное ощущение. И вдруг мужчина встал.

Линь Цянь инстинктивно бросила на него взгляд. Он же не отрывался от ее лица, его задумчивый взгляд казался томящим и тяжелым, а лицо… выражение лица было таким, как тем вечером, когда он поцеловал ее!

- Линь Цянь, - Ли Чжи Чэн почти прошептал ее имя.

Сердце девушки пропустило удар. Неужели это оно? Началось!

Она опустила голову, избегая его взгляда. Ее лицо мгновенно покраснело.

Отказать ему…

Сердцебиение ускорилось. Мужской спокойный и глубокий голос волновал кровь. В его тоне, казалось, прятался намек на улыбку, странное веселье… впрочем, девушка не была уверена, что ей не показалось.

- У меня есть план, - сказал он. – Я хотел бы начать контратаку с флангов. На «Сы Мэйцы».

 

Глава 19

- У меня есть план, - сказал он, без малейших признаков каких бы то ни было эмоций. – Я хотел бы начать контратаку с флангов. На «Сы Мэйцы».

Линь Цянь моргнула. Первым, о чем она подумала, было то, что у Ли Чжи Чэна ноль опыта в бизнес-мире. Контратака о которой он говорил… что это вообще могло значить?

К тому же он говорил об атаке с флангов, видимо, подразумевая этим поиск альтернативного подхода, позволяющего обойти противника со стороны.

В принципе, она могла припомнить несколько ярких примеров схожей тактики из мирового бизнеса.

За границей, к примеру, это был «Broiling vs. Frying» Burger King, который смог поймать KFC и McDonald's в так называемой слепой зоне. В Китае же имелся SF Express, предоставляющий самые быстрые услуги доставки посылок авиапочтой. И хотя компания появилась значительно позже своих конкурентов, она смогла не только их обогнать, но и стать самым узнаваемым брендом в индустрии экспресс-доставки.

В первом случае McDonalds и KFC, возможно, просто не додумались запатентовать свои обжарочные установки, используемые по всему миру, поэтому им оставалось лишь наблюдать, как этим пользуется Burger King, чтобы разрастись в достаточно серьезного конкурента. В последнем же случае остальные китайские компании экспресс-доставки просто не смогли отказаться от своего наземного транспорта либо внести существенные изменения в свой внутренний поток операций, чтобы, фактически, начать все с нуля и полностью сосредоточиться на самолетах и воздушных путях доставки.

Основной аспект «атаки с флангов» заключался не в том, чтобы выпускать новые продукты, которых еще нет на рынке. Скорее в том, чтобы предложение имело конкурентное преимущество, и уже существующие на данный момент лидеры рынка оказались временно неспособны подражать этому либо сопротивляться.

Следовательно, сама суть идеи была действительно хороша, и результаты ее удачного воплощения наверняка принесли бы большой профит, однако реализовать подобную стратегию на деле весьма и весьма непросто.

Линь Цянь окинула директора внимательным взглядом. Сейчас они переживали непростые времена, мягко говоря. «Ай Да» с трудом держится на грани существования. И где им найти возможности и, главное, силы, чтобы реализовать такой амбициозный план?

Ли Чжи Чэн не отводил от нее своих глаз. Его лицо было совершенно спокойным, а черные глаза светились уверенностью и упорством.

Линь Цянь опустила голову, чтобы рассмотреть документы, которые он передал ей несколько минут назад. Сердце пропустило удар, удивление яркой вспышкой мелькнуло на переднем плане сознания, стоило девушке прочесть несколько первых строк текста.

Ли Чжи Чэн, он в самом деле…

 

***

 

Все последние дни Чэнь Чжэн испытывал гордость и даже самодовольство.

От сделки с Мин Шэн денег можно было и не ждать. Однако, по его мнению, это того стоило. Он поступил правильно. Словно удачный ход в шахматной стратегии – на долгую перспективу достойный рычаг противодействия «Синь Баожи», на короткую – сокрушающий удар по «Ай Да».

Чтобы стать королем в этой отрасли, характеризующейся достаточно высокой конкуренцией, нужно постоянно действовать на долгосрочную перспективу.

Однако, сегодня днем, когда его подчиненные упоминали о некоторых осложнениях, возникших в результате сделки Мин Шэн, настроение Чэнь Чжэна чуть было сделало резкий поворот.

- Директор Чэнь, мы обещали Мин Шэн в нашем тендерном проекте, что не будем превышать отметки тридцать процентов от розничной цены аналогичных продуктов на рынке. Но скоро весенний фестиваль. В предыдущие годы в это время мы делали около восьмидесяти – девяноста процентов рекламных продаж именно на дорогих и высококачественных брендовых сумках. И что мы будем делать теперь? Если продолжим действовать, как раньше, Мин Шэн могут отказаться от сделки, да еще и неустойку с нас стянут! Что делать, если они начнут настаивать на точном соблюдении всех условий?

Чэнь Чжэн улыбнулся, когда услышал эти слова.

- Вы действительно думаете, что такой большой конгломерат, как Минг Шэн, будет вести себя настолько мелочно? Я думаю, они пойдут нам навстречу, своеобразный жест доброй воли. Все-таки, речь о коротком сезоне, а не о постоянных расценках. Все в порядке, просто поступайте так, как уже делали прежде.

Подчиненный кивнул. Однако выяснилось, что он еще не закончил.

- Кроме того, наш цикл снабжения - три месяца. Это означает, что в ближайшие несколько месяцев могут быть проблемы с поставками элитных изделий в магазины. Может даже так случится, что мы распродадим все запасы и останемся в прямом смысле слова с голыми полками в самый апогей покупательского спроса.

 Чэнь Чжэн задумчиво склонил голову.

- Брось, - наконец, ответил он. – Это нормально. Напоминаю, речь идет всего лишь о нескольких месяцах. Не нужно ничего экономить, все будет в порядке, я уверен. Главное сейчас – дожать Мин Шэн на сделку.

После того, как подчиненный ушел, Чэнь Чжэн откинулся на спинку своего офисного кресла и несколько раз крутанулся вокруг своей оси, затормозив, оказавшись лицом к окну. Он смотрел на бесконечный поток людей и машин, тянущихся по ту сторону, за оконным стеклом, и на лице его появилось задумчивое выражение.

Он действительно не беспокоился о проблемах, поднятых в этом разговоре. Потому что для отечественных производителей продажи роскошных сумочек и элитных аксессуаров были словно куриные ребрышки – безвкусно, однако сытно. С другой стороны, это был сладкий, но ядовитый плод, на который лучше смотреть, но не пытаться заполучить. Все равно нет смысла бороться с международными люксовыми брендами. Разве «Ай Да» не потому разорилась, что хотела угнаться за заграничными конкурентами? И где они теперь?

Так почему он должен волноваться? Должен ли он бояться контратаки «Ай Да» в это единственное слабое место? В состоянии ли они вообще произвести полноценные продажи какого-нибудь нового элитного продукта? Такое не под силу такому опытному бойцу, как «Синь Баожи», что уж говорить об «Ай Да», во главе которой сейчас стоит неопытный солдафон и умная, но легкомысленная Линь Цянь. Чего они вообще смогут достичь, эти двое? Чэнь Чжэн покачал головой, окинул довольным взглядом собственное отражение, и засмеялся.

Это было совершенно невозможно!

А вот о чем он сожалел, так это о кроте, внедренном в «Ай Да». На этот раз его обнаружили, говорят, даже скандал поднялся нешуточный. Тем не менее, этот человек все же успел переслать предложение тендера, сформированное «Ай Да», прямо на кануне отправки. И этим помог нанести компании смертельный удар. Будучи пойманным, крот также сохранил лояльность к своему настоящему нанимателю, и даже словом не обмолвился о том, кто его нанял. Никаких проблем для «Сы Мейцы». Это почти как в легендах о великих генералах прошлого – совершил подвиг, ушел в отставку и умер достойной смертью.

 

***

 

Неделю спустя.

Линь Цянь спускалась на лифте. Первой ее остановкой на пути вниз стал офис маркетингового отдела.

Отдел, когда-то пустовавший и тихий, сегодня был плотно набит людьми. Будто здесь проводили банкет с шикарным шведским столом, даже яблоку упасть негде. Более того, часть людей временно оккупировали даже зоны финансового отдела этажом ниже.

Все это было результатом приказа генерального директора. Две сотни выдающихся сотрудников приглашены в этот день в это место для решения важной задачи. Выбор пал на сотрудников с трудовыми достижениями, которые имели не менее трех лет стажа в компании и испытывали желание оставаться в «Ай Да» несмотря на кризис, который ее постиг. Эти люди сформировали временный «Клиентский Центр».

Линь Цянь миновала офисную зону. По пути она продолжала слышать звон телефонных звонков, стук клавиш, непрестанные шаги, приглушенные голоса. Сюэ Мин Тао улыбнулся при виде вошедшей в кабинет девушки.

- Секретарь Линь, у вас отлично складывается с построением фраз и приятной уху речью. Подойдите и взгляните на это, мне требуется ваша помощь.

Линь Цянь улыбнулась в ответ и подошла ближе. Взяла протянутый документ, прочла и кивнула.

- Думаю, написано очень хорошо.

Сюэ Мин Тао выглянул через стеклянную дверь на занятых сотрудников снаружи, и вздохнул. Выглядел он измученным.

- Неделю мы работали сверхурочно. Наконец, закончили с рассылкой почты и текстов тридцати тысячам наших постоянных клиентов. Осталось теперь всех обзвонить, один за другим. Займемся этим с завтрашнего утра. Надеюсь, это поможет обеспечить успех нашему новому проекту.

 

Закончив с посещением маркетингового отдела, Линь Цянь вновь вошла в лифт и нажала кнопку парой этажей ниже. Там располагался IT-отдел.

Она все еще держала в руках те бумаги, что дал ей Сюэ Мин Тао. Это были тексты электронных писем от «Клиентского Центра», разосланных всем постоянным клиентам компании.

Это были люди, которые в течение последних трех лет делали покупки в фирменных магазинах «Ай Да», причем в расчет принимались и те из них, кто приобретал продукцию среднего или эконом класса.

Выглядел текст следующим образом:

«Здравствуйте, уважаемый (имя клиента).
Спасибо, что поддерживали нашу компанию и делали свой выбор в пользу сумок от «Ай Да». 5 числа этого месяца наша компания планирует провести 40%-ную рекламную распродажу роскошных брендовых сумок в нашем флагманском интернет-магазине. Возможность приобрести шикарную вещь по невероятной скидке получат первые 2000 людей, с ограничением – одна сумка на один счет. В то же время «Ай Да» планирует провести розыгрыш призов. Призовой коэффициент составляет 100%.
Указанная деятельность ограничивается онлайн-продажей и реализуется исключительно как искренняя благодарность и признательность нашим давним клиентам».

Это была именно та атака с флангов, о которой говорил Ли Чжи Чэн. Чтобы нанести удар «Сы Мэйцы» достаточно было просто снизить цены.

Конечно, не все так просто. Урезать стоимость продукта – действие простое и лишних усилий не требующее. Однако этот шаг должен стать эффективным, а это уже требовало некоторых знаний и особого подхода.

Когда Линь Цянь впервые увидела план директора Ли, она была очень озадачена. Однако чуть позже, тщательно все обдумав, девушка поняла, что при внешней простоте плана каждый его шаг оказался безупречным, как бесшовные небесные одежды. Это вполне могло бы быть предложением от какого-нибудь бизнес-ветерана, с отменным чутьем и большим опытом работы на рынке. Кроме того, это было действительно удачное время. Будто небо, земля и люди случайно собрались в одном месте, в то же время.

План должен начаться с давних клиентов со сравнительно высокой лояльностью. Они были теми, кто лучше других понимал качество товаров «Ай Да», доверял компании, не только пользовался ее товарами сам, но и готов был порекомендовать их близким и друзьям. Таким образом, можно было с уверенностью рассчитывать на первоначальные продажи, а уже потом, оттуда, начать расширять сферу дальнейших действий.

Затем цель стратегии несколько смещалась, оставаясь, впрочем, вполне четкой. Ориентация переключалась на основные группы городских клиентов второго и третьего уровня. Иными словами, Ли Чжи Чэн планировал применить недорогую стратегию, позволившую бы получить низкие доходы, однако, вместе с этим, сместить с позиции самый популярный товар средней ценовой категории от «Сы Мэйцы».

Онлайн-распродажа являлась самым быстрым и дешевым способом нанести удар по общественному сознанию.

Если даже не принимать во внимание результат – удачный он будет в итоге или нет, - сама стратегия, предложенная Ли Чжи Чэном, отлично вписывалась в общий характер «Ай Да». Будто компания изначально хотела продвигаться именно так, и уж тем более после такого кризиса, но не могла решиться сделать первый шаг.

«Сы Мэйцы» могли пойти на это раньше, и, в принципе, в любое другое время этот конкурент легко смог бы принять подобный вызов, устроить своего рода ценовую войну. Однако сделка с Мин Шэн загнала их в определенные рамки. Резерв наличности, загруженное производство и акцент на ином виде деятельности создали почти идеальные условия – в краткосрочной перспективе у «Сы Мэйцы» против них не оставалось и шанса.

В свою очередь «Синь Баожи» была компанией с устоявшейся политикой и стратегией рыночных действий. Для них просто невозможно было превратить свою систему ценообразования в хаос лишь ради борьбы с «Ай Да». Кроме того, что это было совершенно им не свойственно, так это еще затронуло бы не только «Ай Да», но и собственные рынки «Синь Баожи» с товарами среднего класса.

Разве это совпадение нельзя считать идеальной возможностью?

Когда лифт остановился, Линь Цянь как раз думала о том, что будь на месте директора Ли Линь Мо Чэнь, она бы заподозрила его в том, что он специально провалил сделку с Мин Шэн, чтобы воспользоваться нынешней возможностью. Потому что этот рынок был еще больше, и временно остался незащищенным и уязвимым для любых их действий. Объем прибыли, которую они могли получить, также был больше, значительно превышая ту выгоду, которую могла дать им победа в сделке с Мин Шэн.

Но поскольку это был Ли Чжи Чэн, сам факт того, что он успел придумать и детально продумать этот план, фактически сразу после тяжелого поражения в тендере, когда компания, казалось, уже не стоит на грани, а соскальзывает вниз, в пропасть, говорил, что она в нем не ошиблась. Он и вправду был гением. Самоучкой с невероятным чутьем и железной силой воли. Его воли было вполне достаточно, чтобы вытянуть «Ай Да» из ямы, в которую та рухнула. 

Что касается того поцелуя…

Ни один из них не поднимал эту тему все последние дни. Выходит, они оставили все позади, верно? Она так и знала. Тем вечером мужчина просто поступил импульсивно, в нем взыграла жалость к ней, да и сама ситуация была, мягко говоря, непростой.

Выходит, лишь она заморачивалась всем этим. Что ж, так тому и быть! Нужно оставить все в прошлом и двигаться дальше.

А на улице тем временем солнце начало медленно опускаться за горизонт.

В офисе IT-отдела специально для ЛиньЦянь выделили отдельный кабинет с компьютером. Сидя за столом, девушка просматривала страницу за страницей, созданными их специалистами на сайте «Five Cents Army», «Пятицентовой армии», сайта, позволяющего находить скидки и акции.

Статьи были анонимными и должны выйти в  публикациюзавтра, как раз с началом их новой маркетинговой компании.

Это было ее предложение. Тогда Ли Чжи Чэн выглядел спокойным и даже безразличным. Он не выразил одобрения, но вместе с тем и не отрицал возможности воспользоваться подобными методами. В конце концов, он оставил ее ответственной за эту часть плана.

Поэтому сейчас Линь Цянь чувствовала особую важность собственных действий. Нужно проявить максимальную внимательность!

«Совет от интернет-друга: Известный отечественный бренд «Ай Да» планирует запустить пятидесятипроцентную скидку на сумки, в ближайшие три дня. Они сообщили только своим давним клиентам, но я не могу с вами не поделиться этой новостью…»

«Ищите адрес интернет-магазина «Ай Да».

«Можно ли высококачественные сумки, изготовленные в Китае, действительно сравнивать по качеству с производимыми за рубежом?»
«Обмен списками покупок: эта сумка действительно стоит 800 долларов в американском магазине «Ай Да» (фото прилагается). Теперь вы можете купить ее в Китае, за эквивалент менее 300 долларов, это офигенная сделка ».

Линь Цянь просматривала записи одну за другой, удаляя некоторые и правя остальные.

Неплохо, неплохо, это был именно тот инструмент, на который она рассчитывала. Публикации приведут к обсуждению, полемика к распространению информации, активное обсуждение – к активной рекламе. Сейчас любая шумиха с нейтральным или положительным окрасом могла сыграть им на руку.

Закончив редактировать последнюю статью, девушка создала новый пустой документ и начала печатать.

«По слухам, «Ай Да» поддерживается армией…»

Как только она набрала эти несколько слов, то услышала знакомый голос, прозвучавший над ее головой:

- С каких пор армия начала поддерживать «Ай Да»?

Этот голос, будто возникший из ниоткуда, заставил Линь Цянь вздрогнуть. Она повернула голову и посмотрела на говорившего.

- Директор Ли,- последовала небольшая пауза, на протяжении которой в голове у девушки промелькнуло сразу с десяток крепких ругательств. – Босс, вы теперь директор компании, а не спецназовец. Пожалуйста, прекращайте двигаться, будто призрак. Это очень пугает, правда.

Ли Чжи Чэн посмотрел на нее с таким видом, будто даже не догадывался, какое впечатление может производить его бесшумное появление. Впрочем, очень скоро его внимание переключилось на дисплей экрана.

- Что это?

- Ох.. это, - помедлила Линь Цянь. - Директор Ли, я уверена, вы знаете, что в сети есть множество вещей, выглядящих реальностью, но на деле являющихся лишь слухами да выдумками. Солдаты, тем более офицеры, всегда выглядят загадочно для простых людей. Я пишу это для того, чтобы привлечь к «Ай Да» больше заинтересованного внимания.

Ли Чжи Чэн окинул ее внимательным взглядом. Однако ничего не произнес в ответ.

Линь Цзянь внезапно почувствовала удовольствие. Она знала, что таким образом ее босс выражает согласие. Он был довольно упрямым и порой даже излишне честным и прямолинейным человеком, но при этом оставался и чертовски умным. Он наверняка понял ее замысел.

Похоже, она портит чистую душу. Босс медленно менялся, становился «злым».

Именно в тот момент, когда в голове девушки проносились эти мысли, директор внезапно наклонился вперед, положив одну руку на спинку стула, а вторую на столешницу.

- Позволь мне взглянуть на остальные сообщения.

Линь Цзянь внезапно застыла.

Он уже и так стоял достаточно близко. Теперь, когда мужчина наклонился, его щека почти прикасалась к ее волосам. Его тело находилось настолько близко, что чувствовался жар. А еще запах, тот самый запах, который преследовал ее с того вечера на балконе.

Тем не менее, он двигался чрезвычайно естественно, будто это была самая обычная ситуация между начальником и подчиненным, где начальник консультировался с сотрудником своей компании прямо по ходу работы. И выражение его лица оставалось прежним - спокойным, сосредоточенным, без намека на посторонние мысли.

Девушка попыталась взять себя в руки. Она буквально ощущала, как меняется темп сердцебиения и снова начинает краснеть лицо. Линь Цянь попыталась встать.

- Директор Ли, пожалуйста, присаживайтесь…

Однако его рука тут же легла на ее плечо и мягко вернула на место.

- Не нужно.

Сердце девушки пропустило удар.

В ее голове мелькнула странная мысль. Да, это не имеет никакого смысла. Почему он действует так неоднозначно? Вроде бы как опытный соблазнитель, ветеран скрытых игр полунамеками, которые часто устраивают мужчины и женщины. Или, может быть, все действительно выходило непреднамеренно, и это она была слишком чувствительной?

 

 

Глава 20

Глядя на экран, Ли Чжи Чэн спросил:

- Куда ты собираешься поставить эти посты? У тебя есть конкретный план?

- Да, я все подробно здесь расписала, - серьезно ответила Линь Цянь.

Директор внимательно вчитался в документ, то и дело задавая вопросы по теме, и дожидаясь ответов от девушки. Так прошло полчаса.

Фактически ,это задание дал ей сам Ли Чжи Чэн. Могло бы казаться некоторым преувеличением, если сказать, что этот план стал результатом ее пота и крови, но фактически, так оно и было. Не говоря уже о том, что приходилось постоянно следить за серой зоной, быть максимально осторожной и внимательной к целому вороху вопросов, начиная от реального положения компании и заканчивая последним скандалом. Но даже так Линь Цянь могла бы с уверенностью сказать, что ребята из IT-отдела справились просто отлично. Их посты были естественными и позитивными. С ними почти не возникло проблем.

Поэтому к концу объяснения девушка настолько увлеклась, что совершенно забыла о недавнем моменте неловкости. Она сияла от восторга. Увидев, как мужчина время от времени кивает, а изредка еще и улыбается, Линь Цянь поняла, что босс очень доволен ее работой. Ха!

Естественно, это придало ей уверенности. Она показала ему последний пост. Хотя колебания все еще не покинули ее взбудораженный разум, Линь Цянь решилась играть ва-банк.

- Директор Ли, взгляните на это. Фактически, мы не открываем вашей реальной личности. Однако, думаю, результаты, безусловно, будут очень хорошими, если мы опубликуем это.

Экран пестрел текстом:

«Позвольте и мне вставить словечко. Вот новый владелец корпорации «Ай Да» - таинственный майор, ставший генеральным директором».

Мышка скользнула вниз, и на экране проступили изображения с подписями.

Ли Чжи Чэн посмотрел на фотографию.

Кто-то, должно быть, тайно снял это телефоном, на рабочем месте. Директор Ли находился в кадре, сидел за столом в своем шикарном костюме и внимательно читал документы. В этот момент он был повернут лицом к окну, поэтому от света его лицо казалось расплывчатым и нечетким. Различить можно было лишь прямой, породистый нос и весьма смутно – общие контуры лица. На этом фото он выглядел как высокий молодой человек с прямой осанкой и сосредоточенным взглядом.

 Ли Чжи Чэн поднял глаза и окинул ее тяжелым, странным взглядом.

- Удали это.

На самом деле идея принадлежала другой девушке из IT-отдела. Линь Цянь не смешивала работу с частными делами. Но она чувствовала, что в этом что-то есть, кроме того, все было сделано весьма тактично и профессионально, поэтому она решилась приберечь такую альтернативу, на всякий случай. Директор Ли сказал ей, что она вольна сама принимать решения, и не обязана сообщать о каждой мелочи, поэтому она оставила эту заметку для финального, окончательного утверждения.

В принципе, она не сильно удивилась, услышав его отказ. Кивнула, и в пару щелчков мышью удалила содержимое документа.

Босс отодвинулся от нее, отрываясь, наконец, от экрана компьютера.

- Это снято на твой телефон?

- Да… - помедлив, ответила девушка.

О нет, кажется, босс раздражен тем, что его втайне сфотографировали. На деле ведь только она имела к нему такой близкий доступ, да и фотография все еще хранилась в памяти телефона. Так что улики неопровержимы.

Однако только Линь Цянь собралась было сообщить ему, что удалит фото и у себя, как услышала его негромкий голос:

- Не отправляй ее никому.

- Окей, - почти инстинктивно тут же вскинулась она.

Выходит, удалять не придется?

Девушка посмотрела на босса. Но тот уже отвернулся и направился к выходу.

 

***

 

Три дня спустя, в девять пятьдесят утра, за десять минут до начала весеннего фестиваля и посвященной этому событию большой распродажи во флагманском интернет-магазине «Ай Да».

Линь Цянь сидела в небольшом офисе, в IT-отделе.Многие сотрудники здесь уже находились в напряженной готовности, отмеряя секунды до старта заказов, которые могли начаться в любое время. Гу Янь Чжи и Сюэ Мин Тао следили за клиентами.

Что касается Ли Чжи Чэна, то в такой важный день он предпочел остаться в своем кабинете, а не прилетел лично к первой линии фронта.

Линь Цянь считала, что это очень хорошо. Чем более критическим был момент, тем более неподвижным и спокойным должен выглядеть главнокомандующий. Будто надежная гора, полностью уверенная в собственных силах.

Пока она размышляла об этом, стрелка минутных часов дошла до отметки «двенадцать».

Итак, десять часов ровно!

Линь Цянь прищурилась.

Экран компьютера перед ней автоматически переключился на веб-сайт флагманского магазина, который с этой секунды стал открыт для посетителей.

Элитные сотрудники маркетингового отдела очень тщательно подошли к дизайну страницы, посвященной этому событию. Помимо заголовка, здесь практически отсутствовали яркие значки, рекламные слоганы или прочие отвлекающие вещи.

Стиль страницы выглядел свежим, чистым, сдержанным, классическим. Сверху красовался заголовок, под ним – просто, но стильно написанное «Вин Да» - название подбренда предметов роскоши от «Ай Да». В этот раздел входили изделия из качественной кожи, в том числе – импортированной из Италии, несколько вещиц американского дизайнера, вставка с рассказом о производственном процессе, где указывалось, насколько тщательной была процедура изготовления, как внимательно отнеслись к каждому этапу, как проверили поставщиков.

Чуть ниже начинались изображения. Каждой сумочки, каждого изделия в отдельности. У каждой сумочки имелось три цены: заграничная (экспортная), розничная и рекламная (акционная).

Первая покупка была совершена в две минуты одиннадцатого.

Линь Цянь наблюдала за изменениями, царившими в закулисье. Внутри она чувствовала сильное волнение, но оно было приятным и даже веселым.

Сумка из высококачественного материала принесла им всего пять сотен. Теперь оставалось надеяться, что количество проданных изделий будет внушительным.

В десять часов десять минут насчитали уже двадцать покупок.

К одиннадцати они продали сто пятьдесят пять изделий.

С этой минуты количество покупок лишь продолжало расти. Восемьдесят процентов из них совершили постоянные клиенты, двадцать – новые. Затем началась волна восторженных комментариев от постоянных клиентов, уже получивших свой заказ, потом пришел фидбэк от «Пятицентовой армии». Количество посещений веб-страницы кампании росло быстро и в устойчивом темпе.

Линь Цянь провела весь день в нервном состоянии.

Ранее она считала, что объем продаж может взлететь резко вверх, как от взрыва, что их популярность может распространяться в Интернете, как лесной пожар. Но факты доказывали, что чуда интернет-маркетинга не так-то просто добиться. Сегодня объем продаж был значительным, но это скорее был устойчивый подъем, а не упавшее с неба чудо.

К семи часам вечера продажи достигли отметки в восемьсот единиц товара, оборота более двух миллионов с валовой прибылью более четырехсот тысяч. Для компании, чей ежегодный оборот некогда насчитывал миллиарды, такие продажи не казались особенно впечатляющими. Однако для той «Ай Да», которой она была сегодня, это стало словно бы проблеском рассвета в самый разгар невзгод.

Работники информационного отдела казались искренне счастливыми. Они настолько увлеклись процессом, что даже ели, не отходя от своих рабочих мест. Как, в принципе, и айтишники. Однако Линь Цянь все еще не могла почувствовать расслабленность.

Она  очень хорошо знала, что продукты «Ай Да» -отличные, что соотношение цены и качества высокое, однако наиболее важным оставался вопрос, заинтересует ли потребителей новый подбренд? Сможет ли эта «атака с флангов» открыть им новый путь? Хотя, что думать, придется ждать следующего дня, чтобы узнать ответ.

Когда лимит постоянных клиентов будет исчерпан, вопрос о том, придут ли за ними новые клиенты, смогут ли они поддерживать устойчивый поток доходов, встанет остро. Но ответ на него тоже зависел от завтрашнего дня.

Восемь часов вечера.

Сегодня это был второй критический момент.

Согласно предыдущим публичным сообщениям кампании, первые две тысячи покупателей могли участвовать в лотерее, которую должны были провести как раз в восемь часов.

Принцип ее строился по весьма распространенной в Интернете схеме «разбить цветные яйца», где вероятность выигрыша составляла сто процентов. Было подготовлено двадцать премиальных призовых мест, чей выигрыш составил бы десять тысяч юаней. После этого приз опускался до пяти тысяч, потом двух, а затем пятисот юаней… и так до десяти юаней включительно. В общей сложности призовой фонд составил один миллион. Учитывая количество людей, такой призовой фонд действительно казался очень заманчивым.

Никто не пропустит бесплатные деньги. За этой частью плана Линь Цянь могла наблюдать с некоторой расслабленностью и легкостью.

Разумеется, было несколько пользователей, которые вошли в систему одновременно, чтобы разбить яйцо всего за несколько секунд до восьми. Согласно регламенту, результаты лотереи должны одновременно озвучиваться на обеих страницах компании, в самой компании, и в некоторых информационных ресурсах.

Линь Цянь внимательно наблюдала за сайтом компании.

О, Божечки. Первый высший приз!

«Наши поздравления пользователю с ником «Линда»! Вы заняли одно из первых премиальных мест! Пожалуйста, принесите свой идентификатор в любой магазин «Ай Да» и получите свой приз в размере десяти тысяч юаней наличными!»

Линь Цянь едва заметно улыбнулась. Стоило ли считать это хорошим предзнаменованием?

Второе сообщение последовало почти сразу же за первым. Еще один премиум приз.

Линь Цянь замерла. Какое совпадение.

Именно в этот момент, админ, ответственный за мониторинг сайта, внезапно выпрыгнул со своего места. Глядя на экран, он напряженно сообщил:

- Все призы премиальные! Мы взломаны! Нас взломали!

Сердце Линь Цянь ускорило бег. Она огляделась. Единственное, что девушка теперь видела – это сообщения, рекой текущие по экрану.

«Наши поздравления пользователю с ником «Сияющее Яблочко»! Вы заняли одно из первых премиальных мест!...
«Наши поздравления пользователю с ником «Розовый Пони»...
«Премиум-приз...»
«Премиум-приз...»

В одно мгновение их вылезло двадцать, затем еще больше, куда больше первоначальной квоты. И число все еще продолжало подниматься вверх. Линь Цянь вскочила и выбежала наружу. Все админы и сотрудники уже успели заметить эту аномалию. Истекая потом, они испуганно смотрели на директора отдела и Линь Цянь.

Лоб директора тоже покрывал холодный пот. Он обменялся взглядом с Линь Цянь и озвучил вслух беспокоящий всех вопрос:

- Сколько времени займет, чтобы это исправить?

- Нужно временно вырубить сайт, если мы хотим все исправить, - ответил кто-то из специалистов. – Мы все еще не знаем, насколько серьезным был взлом, так что… нет никакой гарантии насчет сроков…

Лицо директора потемнело. Однако иного выбора у них не оставалось. Испытывая почти физические мучения, мужчина посмотрел на Линь Цянь и произнес:

- Секретарь Линь, , пожалуйста, сообщите об этой ситуации генеральному директору Ли. Это все из-за нашей небрежности. Мы должны временно закрыть сайт, а иначе...

Он не закончил предложение, но этого было достаточно, чтобы сделать ладони девушки мокрыми от холодного пота. К этой секунде количество победителей с «премиум призами» уже достигло отметки в сотню человек. Линь Цянь представила, как много пользователей сейчас, наверняка, захотят воспользоваться внезапным сбоем. И то, в каком состоянии сейчас, должно быть, находятся сотрудники клиентского центра, айтишники и экономисты.

- Я позвоню ему прямо сейчас.

Она развернулась и живо направилась в выделенный ей маленький офис, прикрыла за собой дверь.

Когда девушка набирала номер, ее пальцы заметно дрожали.

Так много усилий, последняя надежда. Ли Чжи Чэну пришлось продать землю, продать недвижимость, чтобы получить этот скромный тридцатимиллионный фонд. Стоило ли расценивать эту ситуацию как внезапную и скоропостижную смерть?

Боль. Нежелание. Страх. Она действительно не хотела принимать окружающую реальность.

Это «Сы Мэйцы»? Или «Синь Баожи»?

Ее голос стал странно спокойным, когда абонент поднял трубку.

- Директор Ли, случилось кое-что плохое. Сайт флагманского магазина взломан, каждый выигрыш засчитывается как премиум-приз. Ребятам из IT-отдела придется временно закрыть сайт и исправить проблему.Мне очень жаль.

Ли Чжи Чэн на другом конце линии молчал целое мгновение.

Линь Цянь так сильно сжала в руке трубку, что могла бы ее сломать.

Но даже в самых смелых мечтах и самых странных фантазиях, ей бы в голову не пришло, что директор ответит именно так:

- Линь Цянь, думаешь, нам стоит его закрывать?

Голос мужчины был ясным, медленным и решительным.

Девушка ошеломленно замерла, сердце ее ускорило и без того безумный пульс.

Он спрашивал ее, закрывать или нет? Серьезно?

Нет, ну на самом деле, если бы они сейчас закрыли сайт… То нарушили бы свое обещание клиентам. И выйдет, что все усилия по созданию имиджа пойдут коту под хвост.

Благоприятное новое начало, над которым все так усердно трудились, с грохотом накрылось бы медным тазом. Перспективы разрушены безвозвратно. Ни о каком клиентском доверии в будущем и речи уже быть не могло. Завтрашний день с этой перспективы казался мрачным и жутким.

Не закрывать? Просто сжать кулаки и ничего не делать, пока двадцать миллионов уходят в никуда, растворяясь, будто вода на раскаленной сковородке?

Она закрыла глаза. Там была только темнота.

- …Не закрывать!

 

 

 

 

 

Глава 21

- Не закрывать! – когда эти слова вырвались из ее рта, сердце Линь Цянь будто воспарило, а затем резко рухнуло вниз, в пропасть, кажущуюся бездонной.

- Хорошо, -лаконично ответил Ли Чжи Чэн.

Линь Цянь повесила трубку. Она ощущала ледяную ауру, окутавшую ее тело, однако на ладонях проступил горячий пот.

Она обернулась. В маленьком офисе девушка теперь была не одна. Гу Янь Цзи как раз собирался войти внутрь, но сейчас застыл на пороге, глядя на нее с серьезным выражением лица.

- Я уже знаю,- сказал он. – Теперь все, что нам остается – лишь продолжать эту жуткую авантюру.

Линь Цянь нервно облизнула нижнюю губу, а затем кивнула.

Авантюра. Грандиозная игра.

Азартная игра со ставкой в двадцать миллионов.

Это была последняя, ​​красивая мечта, которую теперь могла себе позволить «Ай Да». Шаг, в который вложены самые сильные желания, все опасения, нежелание сдаваться без боя, вся удача, которая еще оставалась.

Двое вышли из маленького офиса в большой.

 - Директор Гу, - прошептала Линь Цянь. – Думаю, мы должны сбавить темп. Следует сказать им.

Когда она произносила эти слова, разум уже обрел странное, почти противоестественное спокойствие. Однако, в противовес ледяным словам и уверенным мыслям, сердце лишь ускоряло ритм.

Гу Янь Чжи бросил на нее быстрый взгляд. Несмотря на такое воистину страшное время, мужчина улыбнулся.

- Я тоже так думаю.

 

Вскоре директор Гу передал остальным сотрудникам слова Ли Чжи Чэна. Пусть сайт работает. Однако требовалось уменьшить скорость входящего трафика на сервере и на веб-странице кампании. Нужно было сделать так, чтоб это выглядело, будто сайт немного лагает из-за количества посетителей, чтоб покупки и «взлом яйца» происходили раза с десятого.

Линь Цянь вернулась к своему компьютеру и врубила страницу «Пятицентовой армии». С этого момента началась широкомасштабная кампания по рекламе только что произошедшего события на каждом веб-сайте, на каждом форуме, на каждом ресурсе, посвященном покупкам, на популярных новостных портала и досках объявлений, включая второ- и третьестепенные.

 

***

 

Той ночью свет в офисах «Ай Да» так и не выключился.

Сумасшедший энтузиазм клиентов продолжался до самых ранних часов утра. После двухтысячного выигравшего лотерея с розыгрышем призов закончилась, как и было обещано, однако продажи по-прежнему продолжали расти. На главной странице кампании было отмечено пять миллионов посетителей, раздел комментариев буквально взорвался, на других крупных форумах активно обсуждалось произошедшее накануне.

Покупатели, которые не успели попасть в первые две тысячи клиентов, выдохнули с сожалением.

Но большинство из них по-прежнему утверждали, что и сама по себе покупка – удачное решение. Оно стоило того, поскольку и качество, и дизайн изделий от «Ай Да» воистину были хороши. Те, кому удалось вырвать премиум-приз, испытывали дичайший восторг. Они показывали свои заказы, скриншоты с поздравлениями с выигрышем, и ликовали так, будто отмечали наступление нового года, даже новой эры своей жизни.

Однако было гораздо больше голосов, которые начали задавать неудобные вопросы. Многие из них сомневались в том, что «Ай Да», наделавшая столько шуму, действительно способна выплатить двадцать миллионов призовых денег.

Некоторые люди также сообщили, что поняли – сайт взломали. Они осознавали, насколько нелегко сейчас приходилось компании, и просили остальных пользователей обратить на это внимание. Некоторые даже были готовы отказаться от своих призов. Кто-то говорил, что вся сумма им не нужна, достаточно лишь соблюсти правила приличия и выдать выигрыш, скажем, в пару тысяч, не больше. Это было то, что они могли принять.

Но куда больше пользователей сообщали, что с этим не согласны. Взлом сайта, говорили они, это проблема исключительно самой компании. И если призы не будут выплачены, то «Ай Да» навсегда потеряет доверие клиентов.

Из-за предыдущего «канцерогенного» скандала, СМИ внимательно следили за «Ай Да».

После последних событий с лотереей один из самых крупных сетевых новостных порталов опубликовал статью «Двадцать миллионов. Потянут или нет?». На разный лад новость тут же повторили другие сайты, веб-порталы и микроблоги.

Окруженная бдительным вниманием и тысячами заинтересованных глаз, сотнями вопросов и сомнений, «Ай Да» поддерживала радио-молчание от начала до самого конца.

Перед этим они сообщали, что компания продлится три дня. Призы победители смогли бы забрать лишь по завершению, после третьего дня. И поскольку сейчас компания хранила молчание, шум становился лишь больше и интенсивнее. Потребители, клиенты, просто заинтересованные посторонние наблюдатели горячо обсуждали произошедшее, до тех пор, пока не подняли просто противоестественный хайп. Количество посещений сайта «Ай Да» прорвало отметку в сто миллионов и все еще продолжало увеличиваться, с каждой проходящей минутой. Запрос «Двадцать миллионов призового фонда «Ай Да» вошел в первую десятку результатов в поисковых системах, и в течение этих нескольких дней занял второе место в списке самых популярных тем обсуждения в блогах.

 

***

 

Три дня спустя. Без пяти минут девятого утра.

Линь Цянь положила ладонь на лоб. Она все еще сидела в своем маленьком офисе в IT-отделе, застыв перед экраном компьютера. Сотрудники снаружи выглядели не менее напряженными.

Рекламная акционная компания должна была завершиться через пять минут. С этого момента клиенты получали право пойти в магазины и потребовать свои призы. Через пять минут будет опубликовано публичное заявление генерального директора «Ай Да».

Содержание оказалось очень кратким. Ли Чжи Чэн написал его сам. Вероятно, не было никого другого, у кого хватило бы смелости написать подобное обращение в такой ситуации. Линь Цянь прикинула несколько вариантов текста, однако после прочтения версии Ли Чжи Чэна и долгого ее обдумывания, она все же пришла к выводу, что лучшего варианта им уже не придумать.

 

«Нашим дорогим клиентам, нашим друзьям в Интернете и различным средствам массовой информации:
Как известно,три дня назад онлайн-магазин флагмана бренда нашей компании «Вин Да» подвергся хакерской атаке, поэтому две тысячи премиум-призов были распространены по ошибке. Наша компания полна решимости провести тщательное расследование подобного злонамеренного нападения, дабы защитить честную, безопасную и беспристрастную рыночную среду.
Однако в отношении наших клиентов «Ай Да» всегда придерживалась философии «слово на вес золота», будь то в прошлом, настоящем или будущем.
Тем двум тысячам клиентов, которым выпали премиум-призы, стоит отправиться в указанные магазины и получить свой выигрыш в полном объеме – десяти тысяч юаней, согласно ранее установленным правилам.
Желаем вам веселого Весеннего Фестиваля.
Генеральный директор корпорации «Ай Да», Ли Чжи Чэн».

 

После публикации этой декларации всем было интересно - какую обратную связь они получат в режиме онлайн, и в первую очередь – от своих клиентов? Линь Цянь почти удалось это представить. Они, несомненно, будут очень довольны. Сомнений не оставалось, что в ближайшие часы или, возможно, в ближайшие несколько дней онлайн-магазин «Ай Да» снова переживет взрыв посещений.

Вот только будет ли расти объем продаж?

Вот в этом уже девушка не была столь уверенной.

Сейчас в ней жила вполне обоснованная настороженность.

Последние три дня стали весьма показательными. Казалось, уже невозможно, чтобы трафик веб-сайта стал еще больше, и появлялась уверенность в том, что за эти несколько дней репутация «Ай Да», возможно, поднялась на самый высокий уровень за всю историю своего существования. Однако в сравнении объем продаж был очень низким,пика практически не произошло.

В первый день было осуществлено четыреста двадцать семь прямых покупок. Во второй – шестьсот тридцать три. В третий – семьсот восемьдесят.

Может быть, это было потому, что все ждали, как же поведет себя компания в сложившейся ситуации. Если так, то тренд может измениться к лучшему. Но девушка не испытывала и следа уверенности. Может и так произойти, что высокие показатели трафика лишь позолоченная обертка конфеты, которой уже давно не было внутри.

 Лишь только Линь Цянь подумала об этом, ее настроение упало еще ниже. Не останавливаясь, не отдыхая, работая все последние нескольких дней в воистину безумном темпе, она постоянно испытывала нервное напряжение. А это в тандеме с не самой теплой погодой явно сказалось на ее здоровье. Девушка простудилась.

Линь Цянь достала из ящика лекарство и запила его водой. Вновь перевела сосредоточенный взгляд на экран компьютера. В ее голове всплыла несвязанная мысль – все эти несколько дней она возглавляла «Пятицентовую армию» и вела самую настоящуювойну на полях виртуального сражения. Помимо случайных телефонных сообщений или пару минутных встреч, они с Ли Чжи Чэном редко встречались лицом к лицу. На данный момент он не передавал ей новых распоряжений и не доверял никаких новых задач.

Она задавалась вопросом, в каком настроении он сидел там, на самом верхнем этаже, в своем уединенном и тихом директорском кабинете? Что было, когда он просматривал отчеты отделов компании, когда видел плохие новости? Хмурил ли брови или расслаблял лицо, сохраняя привычное ледяное выражение?

Он сидел один, там, в высокой башне, которая на самом деле являлась хрупким карточным домиком, в то время как она была здесь, борясь, не жалея сил, используя каждую унцию своей энергии и способностей.

Ах… Почему все казалось настолько трагичным и одновременно очаровательно сказочным?

Неужели все происходящее превращает его в того самого, классического отрешенного профессионала, откинувшего для себя все человеческое и проповедующего идеологию «цель оправдывает средства»?

Пока он все еще оставался недостаточно хитрым, недостаточно опытным. С везением тоже, видимо, все оказалось не так уж радужно. Однако талант, проявленный им столь скоро и в таких сложных ситуациях, воистину был поразительным. Будь то самозабвенное сражение за сделку с Мин Шэн или храбрая «контратака с флангов» - мужчина проявлял решительность воина, способного, не колеблясь, отрезать руку, в которую укусила ядовитая змея. Его проникновенный интеллект и непоколебимое упорство превращали нового директора в некий символ. Человека, с которым никто не мог сравниться.

 

***

 

На верхнем этаже.

Здесь творилось то, что Линь Цянь явно не могла бы себе представить, как, впрочем, и любой другой сотрудник компании. Ли Чжи Чэн и Гу Янь Чжи резались в шахматы.

Черно-белая шахматная доска матово поблескивала под солнечными лучами, комната наполнялась ароматом свежезаваренного чая.

Гу Янь Чжи чуть было не потерял голову, когда увидел, что уже пятая подряд партия в очередной раз вот-вот приведет к его поражению. С раздражением вздохнув, он оттолкнул шахматную доску.

- Все, хватит. С меня достаточно. Это совершенно не весело.

На самом деле Гу Янь никогда не был особенно хорош в этой игре, однако директор Ли настоял на шахматной дуэли и при этом казался весьма настойчивым в своих просьбах.

Неужели дело было в том, что он желал вернуть уверенность в себе после того, что в последнее время произошло?

Или просто убивал время, дожидаясь результатов?

Гу Янь Чжи поднял голову и слабо улыбнулся:

- Ты что, вообще не беспокоишься?

Ли Чжи Чэн не оторвал взгляда от шахматной доски. Его слегка нахмуренные брови выдавали напряженность.

Палец мужчины прикоснулся к белой шахматной фигурке, затем к черной. В конце концов, директорЛи продолжил партию, играя за обе стороны. Он явно собирался достичь полного логического завершения игры.

Ли Чжи Чэн все еще оставался молодым человеком, но его зрелости и равнодушности было достаточно, чтобы внушить страх.

- Я не беспокоюсь.

 

***

 

Два часа спустя.

Линь Цянь уставилась на экран. Она действительно не могла этого вынести.

Ситуация не улучшилась.

После того, как они опубликовали публичное обращение директора, продажи достигли ничтожной отметки в сто сорок семь.

Было ли это из-за того, что у нее поднималась температура, или из-за стремительно ухудшающегося настроения, но голова Линь Цянь становилась все тяжелее. Ее лоб раскалился. Буквы на экране прыгали. Она оторвала взгляд от монитора и повернулась в сторону. Сотрудники снаружи тоже казались серьезными, мрачными и молчаливыми.

Она отодвинула стул, встала, сказала пару слов IT директору, затем покинула здание.

 

***

 

Линь Цянь проснулась. Первое, что она увидела, было черное небо за окнами.

Вздрогнув, девушка откинула одеяло и села.

Неподалеку от нее, за столом с неяркой настольной лампой, сидела женщина средних лет и что-то писала. Заметив движение, она подняла голову и улыбнулась Линь Цянь.

- Пару минут назад я мерила твою температуру. Лихорадка уже отступила.

Линь Цянь поблагодарила ее, раздираемая ощущением стыда и удовольствия от долгожданного отдыха. Почему она так долго спала? Она действительно смогла уснуть в этот решающий день?

После обеда она отправилась в лазарет, чтобы получить рецепт на лекарства. Тогда девушка была ужасно сонной, с мрачным и подавленным настроением, поэтому решила минут пять-десять поваляться на койке и перевести дух. Кто бы мог подумать, что ее настолько основательно вырубит?

- Мне звонили из офиса генерального директора, искали тебя, - добавила врач. - Когда они услышали, что у тебя высокая температура, велели не будить и дать нормально отдохнуть.

- Кто это был?– спросила Линь Цянь.

- Молодой мужчина. Видимо, твой коллега, - с легкой улыбкой ответила врач.

 

 

Многие после сна испытывают ощущение зябкости. Линь Цянь оказалась не исключением. Она покинула лазарет, завернувшись в пальто.

Штаб-квартира компании находилась прямо через дорогу. В этот момент здание было ярко освещено, за стеклянными окнами мелькали человеческие силуэты.

День подходил к концу.

Линь Цянь не испытывала ни малейшего желания туда подниматься. Она села на скамью рядом со зданием, и уставилась невидящим взглядом на раскинувшуюся рядом клумбу, сейчас уныло пустынную.

Время перевалило за семь. Те, кто заканчивал свой рабочий день по расписанию, уже давно отправился домой. Мимо девушки проходили люди, поток с каждой минутой становился все более скудным. Линь Цянь откинулась на спинку скамейки, взглянула на здание офиса, затем перевела взгляд на мрачное зимнее вечернее небо. Глубоко и протяжно вздохнула.

По дорожке, расположенной параллельно основному пути, зазвучали шаги. Кто-то шел, не торопясь, догоняя растянувшуюся впереди густую тень. Линь Цянь, погруженная в свои невеселые мысли, не обратила на это внимания.

Человек, наконец, остановился рядом.

Линь Цянь подняла голову и увидела лицо подошедшего мужчины.

- Директор Ли, - она уже собиралась было встать, однако он уселся рядом.

Девушка покосилась на своего начальника. Сегодня на нем было черное пальто, в вороте которого виднелась белая рубашка и темный галстук. Хотя на улице царила зима,  одевался мужчина легко и аккуратно. Казалось, прохладный воздух не приносил ему ни малейшего дискомфорта.

В свете фонарей его глаза казались еще ярче, еще прозрачнее.

Ли Чжи Чэн ответил ей внимательным взглядом.

- Твоя лихорадка уже прошла? - спросил он.

Линь Цянь уже догадалась, кто именно звонил в лазарет и приказал ее не будить. В ее сердце разлилось приятное тепло. Впрочем, вместе с комфортным ощущением расслабленности, тепло принесло и некоторую растерянность, смешанную со сложным чувством возбужденного трепета.

- Да, все уже хорошо. Спасибо, директор Ли, - спокойно отозвалась она.

Некоторое время он молчал, глядя прямо перед собой. Затем снова спросил:

- Почему сидишь здесь?

- Я проспала полдня и не имею ни малейшего понятия, что там с продажами, - ответила девушка. – Подумала, что имеет смысл сначала привести настроение и мысли в порядок, так сказать, морально подготовиться к новостям.

Эти слова заставили Ли Чжи Чэна едва заметно улыбнуться. Впрочем, то, что она произнесла дальше, стерло приятное выражение с лица мужчины.

- Боюсь, у нас не получится добиться того, чего мы хотим.

Подобное было редкостью для Линь Цянь. Она впервые столь открыто высказала сомнения и страхи перед другим человеком, а уж тем более – перед ее собственным начальником. Девушка подняла голову, ясные глаза смотрели на него, пытаясь по лицу получить подсказку к тому, чего ей следует ожидать.

Однако выражение лица Ли Чжи Чэна оставалось спокойным и невыразительным. С таким лицом он вполне мог сообщить ей как то, что они выиграли миллиард долларов, так и то, что компания окончательно разорилась. Он повернулся и взглянул на свою помощницу. Взгляды пересеклись, ощущение того, насколько маленькое пространство их сейчас разделяет, казалось, наэлектризовало воздух.

Ли Чжи Чэн поднял руку и закинул ее за спинку скамьи.

- Я так не думаю, - сказал он. – Я видел то, чего я хочу, и это практически в пределах досягаемости.

Пульс Линь Цянь ускорился.

То, чего он хотел… Это он сейчас о чем?

Она посмотрела на его темные, многозначительные глаза. Сердце набирало темп. Лицо начало краснеть.

Что, Босс, самое время толкать вдохновляющие речи и разбрасываться сладкими словечками?

Линь Цянь уже и без того ощущала, будто огромный невидимый груз давит ей на плечи, однако начальник, казалось, решил добавить к этому весу еще один. Сможет ли?

Но, видимо, она неправильно поняла его слова.

Потому что Ли Чжи Чэн уже встал. Засунул руки в карманы и повернулся к ней боком.

- Разве ты не хочешь пойти и посмотреть? Сегодняшние продажи.

- Хорошо, я сейчас пойду, - отозвалась она, поднимаясь следом.

В его глазах снова появилась теплая улыбка. Он прошептал:

- Ты не будешь разочарована.

 

 

Глава 22

 

«Ты не будешь разочарована».

Он сказал, что она не будет разочарована?

Это стало словно шпинат для моряка Папая*. В вялых и мрачных глазах Линь Цянь вспыхнулсвет.

(прим.пер.: *Моряк Папай – старый диснеевский мультфильм).

Ей сложно было поверить в то, что она только что услышала. То, что из уст Ли Чжи Чэна донеслось «Ты не будешь разочарована» означает, что… объем продаж очень хороший?

Более двух тысяч? Директор Ли выглядел очень довольным. Три тысячи? Даже четыре?

Она последовала за ним в их штаб-квартиру, поднялась на лифте в IT- отдел. Сердце девушки грозило вырваться из груди, пальцы подрагивали от нервного напряжения.

Как только они вошли в офисную зону, к ним тут же оказались обращены десятки глаз.

- Директор Ли!

- Директор Ли…

- Директор Ли, секретарь Линь!

В их глазах явственно заметным был возбужденный блеск.

Сюэ Мин Тао, Лю Тун, Гу Янь Чжи и многие другие директора и начальники отделов тоже были там, сидели в маленьком офисе, вели неспешную беседу. Когда Ли Чжи Чэн и его спутница вошли в помещение, все дружно повернулись к ним, на губах блуждали улыбки.

Линь Цянь больше не могла сдерживаться. Она наклонилась к компьютеру, стоявшему рядом.

- Что сегодня с продажами? Я отсутствовала днем, вообще не в курсе происходящего.

Парень, к которому она обратилась, за последние несколько дней стал хорошим ее знакомым.

Его лицо буквально светилось, как у ребенка возле рождественской елки. Несколькими щелчками мышки он вывел на экран интересующую ее информацию.

Линь Цянь увидела цифры с первого же взгляда. Ее глаза от удивления расширились так, что, казалось, вот-вот и выскочат из орбит.

- Семь тысяч восемьсот пятьдесят три?!

Присутствующие расхохотались.

- Верно, верно! – сказал кто-то.

- Два часа спустя после выхода официального обращения директора Ли, - подхватил другой голос. – Продажи начали резко возрастать. Причем скачкообразно. Пять сотен, тысяча, мой Бог! Заказы на поставку, оформленные сейчас, смогут быть выполнены лишь через три месяца, но число заказов все равно продолжает расти!

- Нельзя не упомянуть онлайн-атаку секретаря Линь, - сказал третий.

- Теперь я могу умереть без всяческих сожалений, - прокомментировал молодой человек, на чей экран сейчас смотрела Линь Цянь. – Теперь я могу умереть без сожалений!

Линь Цянь ошарашено замерла, слыша, как бьется в ушах ставший вдруг очень громким пульс.

Мамочка, это счастье стало совершенно неожиданным! Неужели небеса, наконец, проявили некоторую справедливость?

Ха-ха! Чэнь Чжэн, выкуси, мы сделали почти восемь тысяч продаж за один день! Лопнешь, небось, от гнева, когда узнаешь об этом? Птица обломинго прилетела по твою душу, гад!

Стоит ли сообщить ему об этом лично? Написать что-то вроде: «Директор Чэнь, благодаря вашему благословенному участию, вчера мы продали 800 единиц товара. Ох, нет, кажется, я забыла дописать еще один 0. Аха-ха-ха-ха!»

Начальство покинуло небольшой офис, а она все продолжала смотреть на экран сияющими глазами, ее воображение бурно играло всеми красками.

- Директор Ли, ты вернулся, - с улыбкой позвал с порога Гу Янь Чжи. – Ты бы сказал всем пару слов.

Все посмотрели на них, хотя большинство взглядов все же было обращено к Ли Чжи Чэну. Даже Линь Цянь взглянула на него, с трудом отрываясь от цифр на экране.

Он стоял в нескольких шагах от нее. Его красивое лицо казалось бесстрастным.

Уголки губ Линь Цянь медленно поползли вверх. Он должен побыстрее привыкнуть к тому, что от него требуется поддерживать боевой дух своих войск, не так ли? Что он теперь скажет?

Ли Чжи Чэн поднял спокойные глаза, окинул всех присутствующих взглядом, и размеренно произнес.

- Сегодня мы одержали ошеломительную победу! Дамы и господа, вы все сыграли важную роль в этом сражении.

Мужчина замолчал. Офис заливало ощутимое чувство счастья и удовлетворения.

А затем он продолжил говорить:

- Теперь мы в полной мере убедились в том, что контратака с флангов стала успешной. Наши конкуренты и соперники бессильны изменить ситуацию. Можно прогнозировать, что в ближайшем будущем нам удастся довольно быстро поглотить сектор продуктов среднего класса. А вслед за этим выровняется ситуация и по остальным фронтам. – Ли Чжи Чэн сделал паузу, снова окинул всех взглядом своих загадочных темных глаз. – Мы, наконец, смогли вернуть «Ай Да» к жизни.

Чрезвычайно простые понятные слова. Спокойный, ровный тон, никаких интонаций или попыток манипулировать чужими чувствами. Однако этого оказалось достаточно, чтобы ошеломить всех.

Особенно сильно сыграли слова про «возвращение «Ай Да» к жизни». По некоторым причинам эта фраза привнесла некоторую серьезность в общее настроение. И в этой серьезности родилось еще одно чувство.

В офисе стояла тишина.

А затем она совершенно внезапно взорвалась выкриками, аплодисментами и даже свистом.

Сотрудники компании будто опомнились. Кто-то подбросил документы в воздух, и они разлетелись красивыми белоснежными листками, кто-то обнимался.

Глаза Линь Цянь увлажнились. На протяжении всей речи она не отводила взгляда от Ли Чжи Чэна. Ну вот простые же слова, ничего особенного, так почему ему всегда удается схватить за самое сердце и буквально заставлять гордиться собой и окружающими?!

Пресвятые телепузики! И почему у нее в голове вдруг возникла странная мысль, звучавшая как «мой малыш, наконец, вырос»? Впрочем, вместе с этой радостью и гордостью появилось и иное, куда более волнующее и неоднозначное чувство.

Ли Чжи Чэн повернулся к ней и их взгляды встретились. Линь Цянь уже собиралась было выдать что-нибудь эдакое, бодрое и официальное, чтобы восстановить равновесие и привести себя в рабочее состояние, когда вдруг кто-то прикоснулся к ее плечу.

Рядом с ней оказался высокий мужчина инженер. Совершенно не стесняясь, он захватил ее в объятья и крепко сжал.

- Секретарь Линь!

И отпустил раньше, чем девушка успела прийти в себя. Пошел обниматься с другим коллегой, теперь уже своего пола.

Линь Цянь улыбнулась и буквально утонула в объятиях и рукопожатиях остальных сотрудников.

Она ощущала себя в доску своей среди всех этих людей, большинство из которых было сотрудниками IT отдела.

С рассеянными мыслями, воцарившимися в ее голове, девушка огляделась и с удовольствием заметила, что начальство вело себя так же дружелюбно и приятно. Даже Ли Чжи Чэн тепло пожал руку инженеру, кстати, тому самому, что несколько минут назад заключил ее в объятия. Более того, директор Ли похлопал мужчину по плечу и, наклонившись к уху, прошептал пару слов. Инженер засиял, явно неспособный сдержать радость.

Прежде, чем подойти к ней, Ли Чжи Чэн прошел путь из, по меньшей мере, десятка рукопожатий.

Линь Цянь уже была готова к его появлению. Недолго думая, она с широкой улыбкой протянула ему руку:

- Да здравствует большой босс!

Фигура Ли Чжи Чэна в этом помещении, забитом людьми и залитом электрическим светом, выглядела еще более высокой и строгой. Короткие черные волосы отливали ночной тьмой, но казались мягкими и теплыми. Линь Цянь увидела, как он протягивает руку, однако уже в следующий момент вместо рукопожатия оказалась в его объятиях. Пару секунд, не больше, затем мужчина отстранился и одобрительно похлопал ее по плечу, идеально вписываясь в царящее вокруг настроение.

Сердце Линь Цянь болезненно застучало о ребра. Она явственно ощущала запах чистого аромата, исходящего от его тела. Присутствовало и ощущение его руки на ее запястье – мягкой и в то же время мощной, будто железной. Вторая его рука покоилась на ее плече. Сила, сосредоточенная в кончиках его пальцев, удерживала ее на месте, на расстоянии более близком, чем хватило бы, чтобы восстановить пошатнувшееся душевное равновесие.

Вокруг них люди улыбались и болтали. Никто не заметил то, что только что произошло. Со стороны, впрочем, ситуация наверняка не казалась необычной.

- Линь Цянь, - произнес Ли Чжи Чэн, склонившись вперед и щекоча своим дыханием ухо девушки. - Я очень счастлив, что не разочаровал тебя.

 

***

 

 

Этот день стал началом. К полуночи объем продаж превысил отметку в восемь с половиной тысяч единиц.

На следующий день было уже двенадцать тысяч.

В последующие дни объем продаж постепенно снижался и стабилизировался, но все равно оставался на высоком уровне. Куда большем, чем ожидали даже самые оптимистично настроенные сотрудники флагманского онлайн-магазина.

И когда наступил конец года, общий объем продаж для всех брендов под руководством «Ай Да» занял первое место во всей стране, в секторе сумок среднего класса. Объемы продаж были даже больше, чем совокупные продажи сразу нескольких компаний поменьше. И, как однажды сказал Ли Чжи Чэн, другие категории товаров «Ай Да» тоже постепенно начали восстанавливать свои позиции, хотя все еще и не достигли того уровня, на котором пребывали во времена рассвета компании. К концу года общий годовой оборот «Ай Да» уже смог приблизиться к тому же показателю «Сы Мэйцы», что очень основательно повлияло на ситуацию на рынке в целом.

Однако это произошло уже значительно позже. Стоит вернуться к событиям того вечера.

Линь Цянь вернулась домой очень поздно. После сегодняшних эмоциональных горок у нее не осталось энергии даже для того, чтобы разобраться в собственных мыслях, погруженных сейчас в беспросветный хаос. Она приняла душ, легла на кровать и уже собиралась заснуть, когда зазвонил телефон.

Линь Мо Чэнь.

За все это время она не звонила ему ни разу, и он не перезванивал ей. Брат с сестрой давно пришли к молчаливому взаимопониманию. В критический момент, когда «Ай Да» буквально находилась на краю обрыва, когда их жизни висели на волоске, брат не доставал ее вопросами и своим беспокойством.

Однако теперь все в порядке. Дождь прекратился и небо прояснилось. Ситуация сложилась прекрасная.

Линь Цянь откинулась на подушки и лениво произнесла:

- Дорогой мой, какой благородный порыв привел тебя ко мне?

В голосе Линь Мо Чэня звучала слабая улыбка.

- Поздравляю!

- Спасибо.

В конце концов, она все еще сильно зависела от своего старшего брата, поэтому не смогла сдержаться и пересказала ему душераздирающие, волнующие события последних нескольких дней. Единственным, что она пропустила, стала полученная недавно пощечина. Линь Мо Чэнь молча выслушал ее до самого конца. Когда девушка закончила рассказывать о тех самых двадцати миллионах, что пришлось отдать на выплату призов, брат лишь усмехнулся.

- Палка у городских врат. Отлично сработано!

Линь Цянь сдержала улыбку и собиралась продолжить, когда вдруг запнулась.

Брат сказал «Палка у городских врат»?

Насколько она помнила, эта история о Шан Яне, главном советнике первого императора Китая, государя Цинь. Он использовал простой трюк, чтобы получить доверие общественности*.

(прим.пер.:*ссылка на событие, якобы имевшее место в древнем государстве Цинь. Шан Ян, государственный деятель, воткнул деревянную палку у ворот города, заявив, что любой, кто перенесет эту палку с южных к северным вратам, получит награду в десять золотых момент. Люди не поверили, что такая простая задача может принести такую огромную награду, и никто не повелся на это предложение. Тогда Шан Ян увеличил награду до полсотни момент. Тогда кто-то, все еще обуреваемый сомнениями, все же выполнил указанные условия. Шан Ян, как и обещал, немедленно выдал награду. Слава правительства среди людей выросла и улучшилась, поскольку они зарекомендовали себя как те, кто держит свое слово. И теперь это высказывание означает: «использовать очень заметный способ привлечь внимание людей, воспользоваться этим, и построить свою репутацию человека, который всегда держит свое слово»)

Сегодня это высказывание было не особенно распространенным. Однако Линь Цянь без труда смогла его вспомнить, потому что читала об этой истории не так давно. Это был ее первый день в роли помощника Ли Чжи Чэна. Она вышла на лоджию и увидела книгу, которую он читал, «Искусство войны», Сунь Цзы. Он тогда делал заметки по этой книге. Выходит, он и вправду намеренно выставил «палку у городских врат»?

Растерянная, девушка не сразу обратила внимание на слова ее брата.

- Как глупо, что ты только сейчас это заметила, - с улыбкой произнес Линь Мо Чэнь. – И ты говорила, что хочешь, чтобы я стал его учителем, научил, как вести себя в мире бизнеса. А ведь твой директор был безупречен на каждом шагу, и уже несколько раз обманывал конкурентов, которые в несколько раз сильнее него. Тут скорее речь идет о том, что мы с ним уже можем помериться силами на равных. С этого момента, любимая сестричка, закрой рот, открой глаза, склони голову и внимательно учись у него. Не посрами меня.

Он повесил трубку, оставив ошеломленную Линь Цянь наедине с открытием.

Что ее брат сказал только что?

В ее мозгу со скрипом зашевелились извилины. Ум девушки был предельно ясен, однако мысли смешались в жутчайшем беспорядке. Сонливость как рукой сняло. Только что произнесенные слова о «палке у городских врат» породили немыслимую и невероятную мысль.

С другой стороны, в ней уже было это чувство, какое-то ощущение, которое возникло давно, но было задвинуто в сторону, в угол сознания, потому, что она считала это чувство простым отголоском восторга от Ли Чжи Чэна и симпатии к нему. Да и как она могла поверить, сама возможность подобного казалась невероятной.

Сердце болезненно забилось в ребра. Линь Цянь спрыгнула с кровати, кинулась к сумке и достала записную книгу. Она вспомнила, что в тот момент, когда решила внимательно следить за своим боссом, чтобы стать ему идеальным помощником, начала делать подробные заметки. В них даже упоминалось, как и что он выписывал из той книги в тот день.

Открыв записи, она пролистывала их почти вечность. В голове словно столкнулись два кремневых камня, высекающих пламенные искры. Все фрагменты пазла встали на свои места.

Если ее брат был прав, и Ли Чжи Чэн планировал все изначально, то ситуация выглядела совсем не так, как могло показаться. И уж точно ей теперь можно смело забыть о своих соображениях насчет ее начальника.

Итак, во время сделки с Мин Шэн, что это было на самом деле? Он и правда старался получить контракт, или просто подкладывал свинью «Сы Мэйцы»? Цель? Да, выходило, что директор Ли выдвинул почти суровые условия: цена не превышает тридцати процентов рыночной стоимости, срок поставки - три месяца. Вот она, его цель! Он хотел серьезно ограничить денежный резерв «Сы Мэйцы», загнать конкурента в жуткие рамки и предотвратить их возможность помешать захвату товаров среднего сегмента рынка. Загнанные в кабальные условия нового договора с Мин Шэн, «Сы Мэйцы» никак не могли им помешать!

Получается, он с самого начала нацелился на «Сы Мэйцы» и огромный рынок товаров среднего класса?! Выходит, он сделал обманный финт с востока, чтобы атаковать запад?

Утечка информации, выходит, была намеренной?

А что насчет шпионов? Знал ли он заранее об их существовании, использовал ли он настоящих кротов от «Сы Мэйцы»? В темную или предложил им договор?

Правильно, еще же эти тридцать миллионов. Почему количество победителей должно было быть именно две тысячи человек? Тогда она, похоже, превратно поняла ситуацию.

Теперь, размышляя об этом, девушка поняла, что на все про все, начиная с производства и заканчивая выплатой призов, было затрачено ровно тридцать миллионов. Ни центом больше, ни центом меньше! Он же не мог знать заранее, что сайт взломают?

Мысли хаотично метались в голове Линь Цянь. Однако на глаза наконец-то попались те самые строчки текста, которые она так искала. Отдышавшись, она начала читать военные изречения, выписанные ее начальником из книги. Сердце девушки грохотало в груди и ушах громовыми раскатами.

«Дай ему отведать его же собственного лекарства»

«Совершай убийство позаимствованным ножом»

«Делай вид, что нападаешь с востока, наноси удары с запада»

«Выставь деревянную палку у городских врат»

«Сохраняй энергию, поощряя врага ее тратить»

Линь Цянь ошеломленно замерла на кровати.

В ней наливалось силой чувство, которое невозможно было выразить словами. Внезапная вспышка, шок, путаница ... а также чувство непонимания. Тот мужчина, который проступил сейчас за ставшим уже привычным образом директора Ли, казался пугающе незнакомым.

Действительно, она ничего не знала.

Она никогда не видела его настоящего.

В ее сознании снова появился образ Ли Чжи Чэна. Но на этот раз это был не серьезный, молчаливый и изящный мужчина из поезда, не высокий и крепкий мужчина, несущий ее на спине по замерзшим лужам. Это был совсем другой человек. Тот, кто сидел ночью в опасной близости, смотрел на нее своими непонятными черными глазами, напоминающими самую холодную зимнюю ночь, со взглядом, переполненным решимости победить.

В голове зазвучали его слова:

«Я видел то, чего я хочу, и это практически в пределах досягаемости».

 

 

 

Глава 23

 Раннее утро принесло за собой свежий, холодный и серый зимний день. Сегодня огромный парк возле предприятия казался особенно мрачным и пустынным.

Первый после их окончательной победы день для Ли Чжи Чэна ничем не отличался от остальных. Он прибыл в свой офис еще до семи, как обычно.

Стрелка часов остановилась ровно на семь ноль-ноль.

Директор Ли сел на диван, взглянул на часы и выглянул за дверь, стараясь рассмотреть небольшой письменный стол, стоявший снаружи. Стол этот принадлежал Линь Цянь и сейчас, утопая в прозрачном освещении, казался чистым, ярким и свежим, украшенным нежным зеленым растением, сидящим на углу.

Самой девушки на месте еще не было.

Ли Чжи Чэн неспешно встал, подошел к книжной полке, взял специализированный журнал и открыл нужной странице. Затем вернулся к дивану и положил открытый журнал на журнальный столик.

Он ждал.

Линь Цянь, которая практически всегда приходила в тот же самое время, что и он, отсутствовала. Не было ее и в восемь.

Ли Чжи Чэн снова поднял глаза, чтобы взглянуть на ее стол. Убедившись, что девушки нет, он вернулся к изучению документов.

Только когда в девять утра раздался рабочий звонок, он услышал знакомые шаги, которые легко мог различить среди многих других, совершенно ему безразличных. До его слуха донеслись привычные шорохи. Вот она снимает пальто, как обычно, садится, включает компьютер. Вот звонит стационарный телефон, стоящий на ее столешнице.

- Доброе утро, офис генерального директора, слушаю вас.

Голос мягкий, ясный и сладкий.

Все еще сидя на диване в своем кабинете, Ли Чжи Чэн поднял глаза и начал рассматривать девушку сквозь приоткрытую дверь. Его взгляд скользнул по ее лицу, чистой и светлой коже, малиновым губам.

Брови Ли Чжи Чэна сами собой поползли вверх. Он вздохнул, отвел взгляд и продолжил изучать документы.

Звук ее голоса, видение ее образа… казалось, простуда окончательно покинула эту женщину.

 

***

 

Линь Цянь повесила трубку, кинула взгляд на документы, лежавшие на ее столе. Честно говоря, она ожидала комментариев от Ли Чжи Чэна, от того и молчала.

Сегодня утром она пришла поздно. На самом деле, проснулась она давно, вот только приезжать не хотелось. Ей казалось, что в этот раз те несколько часов, которые они, как правило, проводят рядом, пройдут в очень неловкой атмосфере.

Пока она считала его милой и мягкой овечкой, он оказался волком, самым жестоким и самым диким.

Девушка вздохнула. Ей хотелось эмоциональной разрядки. Хотелось выйти и высказать все прямо в его наглое лицо. Ну и что это за настроение такое?

Конечно, Линь Цянь никогда бы не посмела так поступить со своим начальством. Еще раз вздохнув, девушка взяла документы и направилась к кабинету директора. Тихо постучала в дверь и даже попыталась нацепить на лицо привычную профессиональную улыбку. Теперь, она чувствовала это всем своим нутром, больше, чем на фальшивую улыбку вроде этой, ему рассчитывать не на что. У нее не осталось ни малейшего желания проявлять искренние чувства, как было еще совсем недавно.

Пф! Кто, как он думает, она вообще такая? Ладно, допустим, нет смысла обвинять его в том, что он применил такую сложную и хитрую стратегию. Но как он мог оставить ее за бортом, выставить такой дурой? Он что, считает ее одной из тех пустоголовых барышень, которые годятся только кофе подавать?

Еще одна мысль усугубила и без того мрачное настроение Линь Цянь. Он разрабатывал такой огромный и такой многоэтапный план, не особенно-то скрываясь от нее. А она, та, кто была возле него каждый день, внимательно присматривалась и прислушивалась к каждому слову и действию, ничего не заметила. Неужели у них настолько огромная разница в уровнях? Черт подери, о чем она вообще думала?

С сегодняшнего дня она должна была быть начеку на все сто двадцать процентов, каждый раз, когда придется иметь дело с этим…

… этим сложными непонятным человеком.

Линь Цянь открыла дверь, подняла глаза и взглянула на Ли Чжи Чэна, сидящего на диване.

Солнечный свет уже начал проникать сквозь облака, мандариновым оттенком скользя по всем предметам меблировки. На директоре по-прежнему красовался дорогой, сшитый вручную черный костюм, безупречно белая рубашка. Прямая спина радовала глаз уже привычный строгой осанкой. Руки мягко опирались на колени, в положении тела сквозила расслабленность и спокойствие. Услышав шаги, мужчина поднял голову и взглянул на нее, своими черными, спокойными как вода, глазами.

Линь Цянь почувствовала, как сердце ускорило пульс, едва их взгляды пересеклись. И тут же мысленно обругала себя. Вот ведь дура!

 Это выражение глаз, когда Ли Чжи Чэн смотрел на кого-либо, этот вечно индифферентный покер-фэйс… беззастенчиво двуличное существо, как ни посмотри. Почему ей вообще пришло в голову сравнить его с большим тихим котом? Мать жеж твою налево, как же огромен разрыв между котом и безжалостным волком! И как только она могла быть настолько слепой?

Хотя ее сердце стучало, словно копыта десяти тысяч лошадей, улыбка на лице Линь Цянь становилась все более безупречной. Она передала начальнику документы, двигаясь профессионально и четко.

- Директор Ли, это утренний отчет технического отдела. Это…

Ли Чжи Чэн взял их. Обычно их взаимодействие строилось на негласном взаимопонимании. Она открыто выражала свои мысли, он внимательно читал. Затем он озвучивал свое мнение или формулировал приказы, а она записывала все в своей записной книжке.

Линь Цянь оторвала взгляд от страниц блокнота и покосилась на мужчину. Он смотрел вниз, с целеустремленным вниманием вчитываясь в стройные ряды слов. Черные брови, черные ресницы, темные сосредоточенные глаза – идеалистическая картина серьезности.

Мысль, не дававшая девушке покоя еще с прошлой ночи, снова мелькнула в голове. Она никогда не видела его настоящего.

 

С рутинными задачами они справились очень быстро. Линь Цянь взяла документы, обернулась, собираясь уйти и искренне надеясь, что это произойдет как можно быстрее. И вдруг за ее спиной раздался прохладный и серьезный голос.

- Подожди.

Линь Цянь замерла, обернулась и с улыбкой взглянула на своего начальника.

- Что-то еще, директор Ли?

Мужчина сидел с опущенной головой, читая уже какой-то другой документ. Не глядя, он похлопал рукой по дивану рядом с собой и мягко велел:

- Присядь.

Сердце Линь Цянь снова ускорило ритм.

Присесть?

Горячий, страстный поцелуй, произошедший не так давно, снова вспыхнул в ее голове ярким воспоминанием. Холодный и освежающий запах, который источало его тело, казалось, медленно дрейфовал по кабинету, проникая не только в нос, но и под кожу.

Он будто ощутил ее неуверенность. Медленно поднял голову, уперся в ее лицо своим странным, нечитаемым взглядом.

- В этом авторитетном журнале имеется рейтинг с оценкой десяти лучших сумок прошлого года, - его палец тихонько постучал по глянцевой странице журнала, лежавшего на столике перед диваном.

Линь Цянь поняла, он хотел услышать ее мнение по этому поводу.

Она решила,что разыграет из себя дурочку.

Девушка подошла к Ли Чжи Чэну, выглядя спокойной и сдержанной. Впрочем, садясь, почти подсознательно повернулась так, чтобы между ними было как можно больше места. Игнорируя его горящий взгляд, она потянулась и спокойно придвинула к себе журнал, начав с пристальным вниманием изучать открытую страницу.

На самом деле статья была ей знакома. Она уже видела ее прежде. Журнал оценивал продукцию, основываясь на пяти критериях: качестве, внешнем виде, соотношении цена-качество, объеме продаж и онлайн-оценке. На основе этих критериев в 2013 году были выбраны десять лучших сумок от самых разных брендов.

В принципе, статья могла показаться провокационной, поскольку все три верхних позиции были отданы продукции «Синь Баожи». Следующие места занимали «Сы Мэйцы» и другие бренды. Сумка от «Ай Да» завоевала восьмую позицию, и на тот момент это был максимум, который можно было из нее выдавить. В первую очередь потому, что объем продаж в прошлом году был слишком ужасным.

Кто бы мог подумать, что к следующему году «Ай Да» уже будет в состоянии побороться за первые места в рейтинге?

Дочитав статью, Линь Цянь по привычке изложила ситуацию так, как она это видела.

- Директор Ли, на первом месте находится фактически случайная сумка от «Синь Баожи». Насколько мне известно, этот подбренд был запущен три года назад. Его главное преимущество - модный дизайн. Качество неплохое, цена выглядит вполне адекватной. Но ничего действительно выдающегося. Номер два – сумка для путешествий. На самом деле сейчас немногие отечественные компании могут предложить действительно хорошие сумки для путешествий, поэтому тут чистосердечно можно сказать, что «Синь Баожи» лидирует в сегменте. Они особенно популярны, но и цена соответствует – мягко говоря, она дороговата…

На середине объяснения девушка внезапно опомнилась. Ну и что это она сейчас делает? Почему она по-прежнему относится к боссу, как новорожденный теленок, не знающий разницы между коровой и голодным тигром? Как бы он смог так легко обыграть «Сы Мэйцы», если бы не знал всю их подноготную, до самого завалящегося факта? И наверняка же не только об этой компании, он собирал информацию на всех конкурентов.

Так с чего вдруг весь этот спектакль?

Хотя мысли ее и ушли в сторону, рот продолжал издавать звуки, не прекращая формулировать отчет. Она украдкой взглянула на мужчину, сидящего по соседству. Его рука непринужденно лежала на диване рядом с ней, его длинные ноги скрещивались на щиколотках. Можно было даже не смотреть в его лицо, чтобы почувствовать этот внимательный взгляд, напоминающий неприятное дуновение холодного ветерка.

Линь Цянь разозлилась.

Этот придурок…

В ее голове мелькнула мысль о том, что перед ней сидит человек с очень четкими целями.

Эта мысль заставила Линь Цянь покраснеть. Она поспешно положила журнал на место и намылилась как можно быстрее удрать из этого проклятого кабинета.

- Директор Ли, это все, что я знаю.

Несколько секунд он молчал.

- У тебя лицо покраснело, - его голос, густой и теплый, низкий и бархатисто-глубокий, раздался почти у самого ее уха.

Линь Цянь подняла голову и с легкой улыбкой ответила ему уверенным, прямым взглядом.

- Да. Возможно, это потому, что я все еще не очень хорошо себя чувствую. Мне лучше находится от вас подальше, чтобы не заразить.

Она хотела встать и вправду держаться подальше от этого мошенника, или хотя бы от его рук, которые находились слишком близко. Однако едва лишь девушка двинулась, на ее плечо опустился вес. Ли Чжи Чэн мягко прижал ее, не давая встать.

Линь Цянь напряглась. Такое чувство, что он ее по всем фронтам обойти пытался. Подставил интеллектуально, а теперь еще и физически ограничивает.

Две пары глаз переплелись взглядами. Его красивое лицо находилось слишком близко к ней. Рука все еще сжимала плечо, безмолвно приказывая оставаться там, где она была. Маленькое изображение Линь Цянь отражением стояло в его внимательных темных глазах.

Оба молчали. Воздух в комнате будто стал нагреваться, а след пальцев на плече и вовсе жег кожу. Это смущало и напрягало одновременно. Ли Чжи Чэн не отводил взгляд, и как-то совершенно неожиданно оказался чуть ближе к девушке, чем она планировала.

Сердце Линь Цянь билось в ребра, как сумасшедшее. В голове зазвучал панический голос: «что он творит?! Это что, новый вид ухаживания? Молча, но властно и уверенно? Он что, совершенно уверен, что она уже в его лапах, и не сможет сбежать?».

Зазвучал и другой, холодный и безразличный голос, насмешливо спросивший, действительно ли она уверена, что он испытывает к ней хоть какие-то чувства? «Ты не можешь понять его даже в простых, казалось бы, вопросах. Что уж говорить об отношениях. Думаешь, ты достаточно умна, чтобы справиться со всеми последствиями и заранее предвидеть развитие ситуации? И не страшно…?»

Линь Цянь не без труда смогла взять себя в руки. Успокоила нервы. Вернула своему взгляду твердость и вновь посмотрела на его невозмутимое лицо.

- После бесконечных гор и крутых обрывов, впереди внезапно появились яркие цвета зелени и пасторальных лугов. Директор Ли, думаю, в этот раз «Ай Да» удастся таки увидеть свет в конце туннеля

Он продолжал смотреть на нее, и взгляд мужчины казался еще более глубоким и тяжелым.

Сердце Линь Цянь продолжило биться в ребра. Она чувствовала огорчение и панику, которую сама не могла объяснить, но собрала в кулак остатки своего безрассудства и смелости, чтобы заговорить вновь:

- Несмотря на то, что мы упустили Мин Шэн, рынок продукции среднего класса, отвоеванный у «Сы Мэйцы» позволил нам открыть новые широкие перспективы. Кажется, небеса вознаграждают прилежного. Божественное провидение не покинуло «Ай Да».

С каждым последующим произнесенным словом, девушка становилась все спокойнее и холоднее. Наконец, она вновь смогла смотреть прямо в глаза своему начальнику.

Ли Чжи Чэн продолжал буравить ее взглядом, и никаких эмоций не было видно в его  черных глазах.

Они посидели так еще несколько тихих мгновений.

Линь Цянь понимала, что ситуация кажется малость нелепой. Он наверняка понял, что она хотела сейчас сказать, благо интеллекта у этого мужчины имелось дай Бог каждому. Но даже если бы она обо всем догадалась сама, у девушки и мысли не возникло о том, чтобы противостоять ему. Впрочем, нынешняя ситуация все же чем-то это самое противостояние таки напоминала.

Она запуталась. В какой-то мере даже сожалела, что была настолько импульсивной.

Однако, как бы то ни было, его лицо не изменилось ни на йоту, а рука все еще сжимала ее плечо.

Первое, что сказал Ли Чжи Чэн, было:

- Сердишься?

Голос его при этом был едва слышен.

Линь Цянь не произнесла ни слова.

Его взгляд изменился. А затем мужчина вдруг отпустил ее плечо и подался назад, возвращая комфортную дистанцию между ними.

Линь Цянь ощутила, будто у нее груз с души упал. Тем не менее, на плече, которое он сжимал, осталось странное осязаемое ощущение.

Ли Чжи Чэн встал и прошелся к своему рабочему столу. Взял лежавшую там книгу. Лицо его ничего не выражало, однако девушка вздрогнула, увидев обложку. «Искусство войны».

Длинные пальцы раскрыли корешок и вытащили спрятавшийся между страниц лист бумаги. Ли Чжи Чэн повернулся и взглянул на Линь Цянь. Медленно, будто боясь спугнуть, положил листок прямо перед ней. Взгляд девушки скользнул по белой поверхности. Разве это не те самые заметки, которые он делал в то памятное утро? Почерк был таким же смелым и энергичным, как в ее воспоминаниях. «Дай ему отведать его же собственного лекарства», «Совершай убийство позаимствованным ножом»…

- Я никогда не собирался скрывать это от тебя, - медленно сказал он. - Обстоятельства заставили меня поступить именно так.

Линь Цянь все еще молчала.

И что он сейчас делает?

Проявляет инициативу, объясняя ей происходящее?

Проницательный и двуличный злодей вдруг решил действовать прямолинейно и храбро?

Пф!

Отметив ее странную молчаливую реакцию, Ли Чжи Чэн молча прищурился. Затем отвел взгляд. Он снова открыл книгу и ловким движением вытащил из нее еще один сложенный лист бумаги. Его глаза вновь сфокусировались на девушке.

- Как правило, в подобных ситуациях я заполняю три страницы. Это – вторая. - Он зажал лист бумаги между длинных пальцев, демонстративно подняв их вверх. Его темные глаза внимательно следили за Линь Цянь. – Хочешь взглянуть?

 

 

 

 

 

Глава 24

Месяц назад.

Это была ранняя зима. Линь Цянь недавно прошла собеседование в «Ай Да», Ли Чжи Чэн уволился из армии.

Дом престарелых «Зеленый Сад», расположенный в западной части города, выглядел погруженным в зимнюю дремоту. Увядшие листья дрейфовали вдоль речных берегов, нефритовая зеленая поверхность реки покрылась тонким слоем изморози.

Председатель «Ай Да» Сюй Юн занимал отдельное небольшое здание, стоявшее на речном берегу.

Воспользовавшись редким в это время солнечным светом, сиделка и ее помощник вытащили его кресло-коляску на газон перед домом. Помимо возможности погреть старые косточки на солнце, также был запланирован небольшой чайный пикник.

 В какой-то момент на газоне появился долгожданный гость старика.

Хотя молодой человек, наконец, сменил свою приевшуюся военную форму на гражданскую одежду, его силуэт, одетый в обычный костюм, казался более суровым и строгим. Военная выправка проглядывал даже сквозь дорогой, отлично сшитый пиджак.

- Отец, - юноша остановился возле инвалидного кресла Сюй Юна.

За время, пока они не виделись, гость успел превратиться в зрелого, уравновешенного мужчину. Тем не менее, он все еще был скуп на слова, будто каждое из них стоило ему золота.

А глаза выглядели такими же спокойными и глубокими, как прежде. И так же, как раньше, проницательный отец, который беспрепятственно мог разглядеть истинную натуру своих клиентов, соперников и партнеров, оказался совершенно неспособен понять собственного сына.

Сюй Юн меланхолично похлопал по скамье рядом с ним.

- Подойди и присядь.

Они обменялись коротким приветствием. Сюй Юн спросил, уволился ли он из армии. Выяснилось, что его сын уже успел убедить деда по материнской линии, чтобы тот согласился на его уход из армии, присоединение к деловому миру. Сюй Юн сдержанно кивнул, хотя внутри ликовал от восторга.

Ли Чжи Чэн, в свою очередь, поинтересовался самочувствием отца, качеством обслуживания в этом заведении. Получив ответ, он лишь едва заметно кивнул. Эмоциональность была в принципе ему не свойственна.

В конце концов, Сюй Юн был стариком. И образ его мышления теперь стал заметно проще, чем прежде. Он возложил свои надежды и свое внимание на сына. С улыбкой спросил:

- Почему ты в этот раз все же согласился вернуться и взять на себя «Ай Да»?

Ли Чжи Чэн поднялся, переставил инвалидное кресло так, чтобы на него падала легкая тень от стоявшего неподалеку дерева, и только потом ответил:

- До того, как от нас ушел старший брат, мы заключили соглашение.

Упоминание о старшем сыне, умершем три года назад в автокатастрофе, заставило Сюй Юна сжаться. Он знал, что из-за развода родителей братья были разлучены еще в детстве, но их отношения всегда оставались очень близкими. Если и был в этом мире кто-то, способный проникнуть сквозь защитную ауру этого замкнутого интроверта, то этим кем-то, несомненно, был его брат.

- Что... соглашение? - голос Сюй Юна звучал хрипло.

Ли Чжи Чэн стоял позади него. Козырек кепки прикрывал его глаза, прятал лицо. Голос его звучал слабо, но был уверенным и спокойным.

-  Если с ним что-то случится, я приду и защищу«Ай Да».

Вот почему он вернулся.

Слово мужчины.Хотя они были разделены, сначала жизнью, а затем и смертью, хотя Ли Чжи Чэн и должен был заплатить за свой нынешний выбор большими лишениями, кучей бед и сложностей, собственным потом и кровью, он намеревался сдержать это слово. И этого было вполне достаточно.

Некоторое время отец и сын просто молчали. И лишь затем Ли Чжи Чэн произнес:

- У меня три условия.

 

***

 

После отъезда Ли Чжи Чэна, Сюй Юн долго молчал, сидя в тени дерева.

- Господин, вас что-то беспокоит? – поинтересовался подошедший помощник.

Сюй Юн улыбнулся.

- Нет. Всего лишь сожаления.

Он чувствовал обиду, обдумывая три озвученных условия.

Он был его сыном. Преданным, почтительным сыном, человеком слова. Но сразу было видно, насколько сильно повлиял на юношу его дед по матери, военный до мозга костей.

Сама природа Ли Чжи Чэна изменилась, превратив его в жестокого и могущественного волка, безжалостного хищника.

Возможно, он действительно собирался вернуть «Ай Да» к жизни.

И хотя он вернулся только из-за обещания, Ли Чжи Чэн уже сейчас прикладывал максимум усилий. Он тщательно изучил всю доступную информацию и взял компанию под жесткий контроль, подчинив ее своей власти, как волк подчиняет и свою стаю, и всю их охотничью территорию. Даже его собственному отцу не дозволялось посягать на эту власть.

 

***

 

В это время Ли Чжи Чэн неспешно прогуливался вдоль берега реки. Козырек опустился вниз, почти полностью скрывая его лицо. Солнечный свет окутывал прямой силуэт едва заметной мерцающей вуалью.

Иногда судьба действительно была к нему благосклонной. Например, сейчас. Подняв глаза, мужчина заметил впереди нечто, что привлекло его внимание. Под деревом неподалеку замерла знакомая ему женщина. Выглядела она оцепеневшей, а взгляд ее будто бессмысленно блуждал по округе.

Первое впечатление Ли Чжи Чэна о Линь Цянь, тогда, в поезде, было как об очень шумной и чрезмерно подвижной девушке, которая, между тем, обладала весьма приятным для слуха голосом. По случайности она оказалась сотрудником «Ай Да», и это, в свою очередь, автоматически перевело девушку в ранг «его людей». Именно по этой причине он, в первую очередь, и решил ей помочь.

Второе впечатление оказалось более глубоким. Оно сложилось в тот момент, когда Ли Чжи Чэн впервые побывал в «Ай Да» и от Гу Янь Чжи узнал, что в отделе кадров лежит заявление от помощника, выбранного для предыдущего генерального директора. Кандидат на должность уже узнал о трудных временах, в которых оказалась компания, но все равно отказался уходить.

Это была та самая девушка. Ямочки на щеках, проступившие от приятной улыбки, заставили ее выглядеть словно маленький дикий цветок на картинке.

Прямо сейчас же Линь Цянь стояла в одиночестве под высоким деревом. Выражение ее лица было скорбным, в глазах сверкали слезы. Она была похожа на маленькое, брошенное домашнее животное, затихшее, полное обиды, но все же стойкое и сильное.

Возле дома престарелых проходила лишь одна улица. Девушка медленно двинулась к ней. Ли Чжи Чэн бесшумно последовал за ней, дождался, пока Линь Цянь сядет в автобус.

Окинул взглядом огромное пустое пригородное небо, уже начавшее темнеть, затем посмотрел на ее тонкий хрупкий силуэт, выделяющийся в окне. Молча зашел следом.

 

 

***

 

День сегодняшний.

Утро следующего после оглушительной победы «Ай Да» дня, кабинет директора, верхний этаж.

Голос Ли Чжи Чэна был прохладным и чистым, как родниковая вода. На его прекрасном лице глубоко и безмятежно сияли черные глаза.

Конечно, Линь Цянь хотела бы взглянуть на следующий исписанный им листок. Ее глаза почти подсознательно следовали за кусочком бумаги, зажатом между его пальцев.

Вот только…

Директор Ли сидел на диване в свойственной ему внушительной, волевой позе. Солнечный свет падал из-за спины, отбрасывая слабое свечение на его черный костюм и короткие волосы. Левая рука мужчины лежала на кофейном столике, правая все еще удерживала в воздухе тот самый листок с заметками. Мягко откинувшись на спинку дивана, он продолжил.

- Если хочешь увидеть, - взгляд Ли Чжи Чэна уперся прямо в ее глаза, тон стал ленивым и медленным. – Тогда тебе придется самой его взять.

Он явно не сказал ничего особенного, но щеки Линь Цянь снова полыхнули жаром.

Почему ей казалось, будто в его словах есть подтекст? Он словно говорил ей – если хочешь это увидеть, тебе придется шагнуть в мои объятия?

Линь Цянь не двинулась с места. Она посмотрела на свои крепко сжатые кулаки, замершие на коленях.

Да. Видимо именно это он и имел в виду.

Если на этом листе бумаги были написаны его предстоящие планы, тогда он автоматически представлял огромную ценность. Это его будущее, будущее «Ай Да», будущее, которое стоит сотни миллионов. Так зачем ему отдавать подобную вещь ей? Разве что только в том случае, если она станет его… женщиной.

Если, конечно,она выберет его объятия.

Смысл слов не мог быть яснее. Простой и вместе с тем многозначительный, решительный и ... завораживающий.

Румянец охватил щеки Линь Цянь. Она подняла глаза и спокойно смотрела на него.

По-прежнему бесстрастное лицо мужчины не изменилось. Высокая и жесткая осанка создавала впечатление решительности. Ясные и глубокие глаза манили заманчивым предложением. В голове Линь Цянь возникло воспоминание из того вечера, когда они делились сладким печеным картофелем. Тогда он выглядел будто тигр, удерживающий в когтях не слишком крупную, но вполне съедобную добычу.

- Директор Ли,- тихим голосом ответила она. – Пожалуй, я пасс. Если у вас ко мне больше ничего, то я пойду.

Она кивнула ему, встала и подошла к двери.

Но на пороге не смогла удержаться и обернулась. Мужчина продолжал сидеть неподвижно, глядя на нее своими черными глазами.

- Линь Цянь, -сказал он, когда она отвернулась.

Девушка заставила себя повернуться к начальнику и улыбнуться спокойной, профессиональной улыбкой.

- Что-нибудь еще?

Он тихо смотрел на нее, темные глаза мерцали.

- Тем вечером я впервые целовал женщину.

Сердце Линь Цянь ударилось в грудь. Она не издавала ни звука. Прежде, чем девушка успела сообразить, как ей на это отреагировать, его теплый и освежающий голос прозвучал вновь.

– Впервые мне захотелось сделать женщину своей.

Линь Цянь кинула на мужчину резкий, острый взгляд.

Какого черта?

Он выложил все карты на стол!

Учитывая, как тактично она уклонилась, он должен был отступить… и уж никак не становится настолько откровенным!

Шум безумно стучащего сердца заполнил уши Линь Цянь.

Просто восхитительно. Он же не надеется, что она даст ответ прямо здесь и сейчас?

 

***

 

Тем же утром Чэнь Чжэн сидел в своем кабинете, сбитый с толку и ошеломленный. Он слушал доклад подчиненных о вчерашних продажах «Ай Да».

Ему было сложно поверить собственным ушам, но факты, изложенные прямо перед глазами и подтвержденные неопровержимыми доказательствами, не оставляли возможности для сомнений. В его голове мелькнула некая идея, какая-то дикая, смехотворная возможность. И она сделала его еще более сердитым и недовольным.

В конце концов, после тяжелых размышлений в затянувшейся тишине, в голове мужчины все пазлы встали на свои места, и составили единую, целостную картинку. По лицу Чэнь Чжэна скользнул весь спектр негативных эмоций, а затем отступил вглубь, оставив на поверхности лишь слабую, ледяную улыбку.

- Директор Чэнь, что нам делать? – осторожно спросил подчиненный.

Чэнь Чжэн схватил чашку и швырнул ее об пол. Осколки разлетелись по сторонам.

- Что делать? – холодным тоном поинтересовался он. - А мы можем что-то сделать сейчас?

Он поднял глаза, и уставился на синее зимнее небо, раскинувшееся за окном.

Ли Чжи Чэн обнажил меч и обратил его острием в их сторону. Любой сообразительный человек способен был понять, что рынок средней продукции, прежде безраздельно принадлежавший «Сы Мэйцы», теперь находился в реальной опасности.

Чэнь Чжэн поклялся себе, что, как только они избавятся от сделки с Мин Шэн, он начнет жесткую контратаку и вернет эту территорию.

 

***

 

В то же время, в канцелярии генерального директора «Синь Баожи».

Когда Нин Вэйкай услышал отчет своего помощника о недавних событиях в «Ай Да», его первой реакцией стало удивление, которое сменилось легкой улыбкой. 

- Значит, шпион, которого мы направили в «Ай Да» был арестован полицией за изменение данных веб-сайта? - тихо спросил он.

- Да. Но я не уверен, что он и вправду замешан в этом деле. Я не получил никакой информации. Это просто невозможно узнать.

Нин Вэйкай уселся темный рабочий стол, который, казалось, поглощал свет. Длинные и тонкие белые пальцы легко коснулись столешницы. Потратив пару минут на обдумывание возникшей ситуации, мужчина, наконец, поднял голову и взглянул на своего помощника.

- Юань Цзюнь, кажется, у нас появился достойный соперник.

 Помощник Юань Цзюнь следовал за Нин Вэйкаем уже много лет, еще с тех пор, когда его начальник находился на самом низу иерархической лестницы. Его и самого заинтересовали эти новости. Обдумав сказанное, он кивнул.

- Этот Ли Чжи Чэн, похоже, далеко не простой человек. Тем не менее, нынешнее положение «Ай Да» слишком отдаляет ее от «Синь Баожи», даже с учетом этих последних успехов. Сражаться с ними все равно, что бить камнем сырое яйцо.

Нин Вэйкай кивнул.

- Это верно. К счастью, я отлично разбираюсь в том, как запугивать слабых и уничтожать их, вплоть до самого последнего доходяги.

С полуулыбкой Юань Цзюнь протянул ему папку с детальной информацией, которую удалось собрать на всех значимых фигур в «Ай Да».

Нин Вэйкай внимательно ознакомился с содержимым. Когда он добрался до последней страницы, на его губах мелькнула внезапная слабая улыбка

- Линь Цянь? Разве девушка Линь Цянь из университета Х, двадцати пяти лет отроду, выглядит нежно и очаровательно, но при этом является неудержимой и агрессивной?

- Директор Нин знает ее? - Юань Цзюнь казался несколько удивленным.

Нин Вэйкай, человек, который ко всему относился с легкостью и будто играючи, всегда готовый пошутить, на этот раз промолчал. Он долго изучал скудные данные, относящиеся к этой женщине, и лишь затем, наконец, поднял голову.

- Зачем мне притворяться, что мы не знакомы? Она была моей первой любовью. - Улыбка на его лице стала еще шире. - Когда мы разошлись, я разбил сердце этой девушки.

 

 

 

 

 

Глава 25

 

– Впервые мне захотелось сделать женщину своей.

Ли Чжи Чэн уставился на Линь Цянь.

Как он и ожидал, ее и без того густой румянец только усилился. Даже ее очаровательные ушки стали ярко-пунцового цвета.

Высказав, все что хотел, мужчина замолчал. Не спеша поднял чашку чая и сделал маленький глоток.

Он уже был в ее мыслях, в этом не оставалось никаких сомнений. В ту ночь, когда они разделили множество испытаний, она смотрела на него затуманенным взглядом, полным противоречивых эмоций, которые, возможно, и сама еще не готова признать.

Женщина, не испытывающая к мужчине никаких чувств, не стала бы смотреть на него такими глазами.

Даже его сердце сбилось с ритма из-за этого колдовского взгляда.

Он был всерьез настроен сделать ее своей. Но в этот момент, когда он открыл свои истинные чувства, Ли Чжи Чэн предпочел остаться спокойным и неподвижным. Лишь не сводил взгляда с ее порозовевшего лица. И пока ее пальцы то сжимались в кулак, то разжимались, дрожа, он ощущал, что сердце в его груди, прежде спокойное и бездушное, теперь билось в ритм с этими пальцами.

Его женщина. Возможно, единственный человек в этом мире, который смог бы понять его сердце.

Она все еще колебалась. Интересно, сможет ли подойти поближе?

- Линь Цянь, - он смотрел на нее влекущим, чувственным взглядом, но слова звучали размеренно и мягко. – Не колеблись.

Когда с его губ слетело последнее слово, мужчина увидел, что выражение ее лица стало еще более противоречивым. Маленькие зубы, белоснежные и ровные, закусили нижнюю губу, а лицо покраснело, словно спелая вишня.

В тот момент внезапно зазвонил телефон, расположенный в кабинете за ее спиной.

Ли Чжи Чэн заметил, с каким восторгом отреагировала девушка на этот неожиданный раздражитель. Ее облегчение. Затем – всего миг – разочарование. Но уже очень скоро Линь Цянь взяла себя в руки и выглядела так, словно ничего не произошло.

- Директор Ли, мне нужно ответить на звонок! – бросив на него быстрый, виноватый взгляд, она обернулась и, с трудом сдерживаясь, выскользнула наружу.

Ли Чжи Чэн замер. Его внимательные, спокойные глаза все еще следовали за ее точеной фигуркой, скользнули по изысканному профилю. Девушка забавно притворялась, что полностью сосредоточена на своей работе.

Через мгновение он опустил глаза, и на его губах медленно расцвела улыбка.

Поймать, а затем приспустить поводья… Только так возможно ее приручить. Впрочем, все не так уж плохо. Он уже видел перед собой новый рассвет победы.

 

***

 

«Заявка на перевод».

Линь Цянь отстучала по клавиатуре несколько слов, окинула их почти отсутствующим взглядом, затем нажала «backspace» и удалила написанное.

Она откинулась на стул и вздохнула. Затем, периферическим зрением уловила высокий силуэт директора Ли, заметный сквозь стеклянную дверь, и испустила еще один тихий вздох.

Раннее утро. Босс фактически признался ей в своих чувствах.

И что ей теперь делать? Ситуация складывалась сложная и двусмысленная. И ведь не удастся постоянно от него бегать, как бы ей того не хотелось. Видеться им все равно придется.

У нее действительно имелись некие теплые чувства к честному и сильному Ли Чжи Чэну, продолжавшему сражаться, несмотря на невзгоды и неудачи. Но этих теплых чувств явно было недостаточно для того, чтобы заставить ее немедленно согласиться стать его девушкой.

Да и он не такой, каким она привыкла его считать. У нее до сих пор был кризис с его идентификацией.

Сейчас она ощущала лишь недоумение. Пустое, неуловимое чувство недоумения.

Вот только почему она ощутила расстройство, когда подумала об этом?

Телефон на столе снова зазвонил.

Звонок, который тогда спас ее жизнь, поступил, что удивительно, от акционера.

«Ай Да» не была представлена на фондовом рынке, однако имела акции, которые уже были распределены и четко зафиксированы за конкретными людьми. Семья Ли Чжи Чэна держала абсолютное их большинство. Другая часть акций была распределена среди других членов управления и некоторых старейшин. Тот, кто звонил тогда, оказался некрупным старым акционером, хорошим другом бывшего председателя. Это первый случай, когда Линь Цянь получила звонок от такого человека.

Он хотел встретиться с Ли Чжи Чэном, расспрашивал о продажах флагманского магазина, онлайн-магазинов. В его тоне девушка смогла расслышать беспокойство о том, получат ли акционеры свои дивиденды.

Линь Цянь сразу поняла, что к чему. «Ай Да» долгое время боролась с, казалось бы, неумолимым банкротством. И теперь, когда компания начала разворачиваться, да еще и на глазах общественности, для него естественно было действовать. Мужчину интересовали обещанные льготы. Линь Цянь не смогла сообщить ему ничего конкретного.

Она полагала, что директор Ли не захочет встречаться с акционером, поэтому смогла дать лишь весьма размытое и смутное обещание.

Этот новый звонок также удивил ее.

Он поступил от провинциального директора по продажам, базирующегося в Восточном Китае. Этот человек отвечал за продажи в нескольких десятках магазинов, расположенных в провинции. Умный и интеллигентный мужчина представлял интересы сразу нескольких лиц.

- Помощник Линь, некоторые из нас, провинциальных менеджеров и директоров, очень хотели бы встретиться с директором Ли лицом к лицу, чтобы он мог дать нам объяснение, - с явно натянутой улыбкой произнес он. – Онлайн расценки сейчас слишком низки. Нашим магазинам и без того было нелегко, а теперь стало еще хуже. Что нам делать?

 

***

 

После того, как он повесил трубку, Линь Цянь прилежно записала самые важные моменты из обоих разговоров, затем глубоко вздохнула и посмотрела на приоткрытую дверь офиса генерального директора. С редким чувством нежелания встала и вошла внутрь.

Ли Чжи Чэн уже восседал за своим столом. Услышав шаги, он поднял голову навстречу. Его пронзительные черные глаза смотрели на нее с удивительным спокойствием.

Прежде, чем успеть заговорить, девушка ощутила, что под его настороженным взглядом против воли снова начинает краснеть.

«Твою ж мать», - мысленно выругалась она. Отвела взгляд и сконцентрировала его на плече босса, обтянутом свежей белоснежной рубашкой.

- Директор Ли, только что поступило два важных телефонных звонка…

И она передала ему свои записи, коротко описав сложившуюся ситуацию. Затем опустила голову и замолчала, ожидая дальнейших указаний.

Как Линь Цянь и ожидала, после короткой паузы Ли Чжи Чэн произнес лишь одну фразу:

- Никаких встреч.

- Принято, - ее ответ был простым, но мысли, в противовес этому, находились в безумном, хаотичном состоянии. Девушка вдруг подумала о том, что еще недавно «Ай Да» выглядела как безнадежное болото. Ли Чжи Чэн взял вожжи в свои руки в очень бедственные времена, и с помощью серии смелых и решительных действий, надежных и проверенных средств, исправил положение. Однако компания все же была очень велика, на нее работали тысячи людей. Отношения внутри могут быть очень сложными и запутанными. Да, они выиграли время, но это еще не значило, что «Ай Да» уже вне опасности, или что директор Ли крепко держал компанию в своих руках. Хотя у них и появилась новая надежда, всего лишь маленькая беспечность могла увлечь их в новое болото, а то и вовсе утопить. И тогда все эти титанические усилия окажутся совершенно напрасными.

Линь Цянь обратила внимание и на излишне спокойное поведение своего босса.

Пусть он и выиграл первую битву, но ведь перед ними лежит трудный путь.

Так, стоп. О чем это она сейчас думает? Похоже, она все еще воспринимает его как недостаточно опытного человека и по привычке испытывает к нему чувство жалости и нежности.

Мда… Совершенно лишние чувства. Он в этом определенно не нуждается.

-  Что-нибудь еще? – негромкий голос Ли Чжи Чэна ласкал слух. Прохладный, ясный, глубокий.

Линь Цянь застыла. Только сейчас она заметила, что слишком долго стоит у его стола.

Ей даже не нужно было смотреть на мужчину, чтобы ощутить, что он не сводит с нее взгляда.

И эти его слова… «что-нибудь еще?»… Они, казалось, содержали тонкий подтекст, который заставил ее напрячься.

Весь офис, обычно наполненный прохладной и спокойной атмосферой, погрузился в напряженное молчание.

Ее щеки покраснели. Линь Цянь все же осмелилась поднять взгляд.

Он смотрел на нее своими манящими черными глазами, и не говорил ни слова. Эти глаза все еще оставались глубокими и совершенно непонятными, как и всегда. По ним совершенно ничего нельзя было прочесть.

Взгляд Линь Цянь стал твердым и решительным, хотя голос звучал тихо и мягко:

- Директор Ли, что касается меня… В ближайшем будущем я не планирую заводить романтических отношений. Прошу прощения.

 

 

 

Глава 26

 

Десять минут спустя.

Подпирая подбородок левой рукой, Линь Цянь сосредоточенно рассматривала изображение на экране.

Из кабинета директора не доносилось ни звука. Девушка вдруг обнаружила, что напряженно вслушивается в тишину, пытаясь определить, чем занимается ее начальник.

Вскоре раздался звук шагов и приглушенный хлопок. Кажется, Ли Чжи Чэн расхаживает по комнате туда-сюда. Снова что-то хлопнуло. Затем до слуха Линь Цянь донеслись шорохи перелистываемых страниц.

Судя по звукам, день у него идет как обычно. Директор Ли настоящий трудоголик, вечно занятый и по-настоящему увлеченный своим делом. И никаких признаков недавнего разговора, недовольства его результатом или иных чувств, благодаря которым день нынешний отличался бы от дня вчерашнего.

Линь Цянь с облегчением выдохнула.

Кажется, только она беспокоится по всяким пустякам! Настолько властный и умный, директор Ли, наверняка, отлично контролирует свое настроение и чувства. Или, может быть, для него не так уж и важен тот факт, что его недавно отвергли в романтическом плане. Людям подобного склада характера такое тоже было вполне свойственно.

Взять вот хотя бы Линь Мо Чэня.

Сама Линь Цянь испытывала некую нервозность и раздражение. Двигая мышку, она случайно задела монитор.

Что касается чувств и эмоций… Ну, не сказать, что полный отказ от отношений обязательно означает полную победу, счастье и спокойствие. Чувства – это всегда обоюдоострый меч.

Едва эти мысли возникли в голове, девушка тут же болезненно прикусила свой язык. Ну почему даже для самой себя она звучит так, словно оправдывается перед кем-то? Как глупый и неуверенный в себе студент перед преподавателем!

Слегка отклонившись в сторону, Линь Цянь смогла рассмотреть силуэт директора Ли, неподвижно сидевшего за своим большим столом. Его красивое лицо отсюда было очень плохо видно, но когда он вдруг поднял голову и кинул на нее пристальный острый взгляд, его пронзительные черные она смогла рассмотреть очень хорошо.

Этот взгляд вызвал в ней сильнейшее ощущение дискомфорта.

Резко опустив лицо вниз, девушка попробовала избежать этого взгляда. Судорожно перебрав в уме несколько вариантов, она выбрала более-менее похожий на достаточное оправдание своему поведению, и тот час же сбежала.

 

***

 

- О чем думаешь? Почему такая рассеянная? – прозвучал рядом знакомый голос.

Только в этот момент Линь Цянь, наконец, пришла в себя. Она подняла глаза. Гу Янь Чжи и Сюэ Мин Тао, оказывается, успели подобраться к ней почти вплотную раньше, чем она их заметила.

Отодвинув в сторону отвлекающие мысли, девушка улыбнулась.

- Директор Гу, директор Сюэ. Я могу чем-нибудь вам помочь?

Гу Янь Чжи ответил слабой улыбкой. Выглядел он при этом почему-то счастливым и расслабленным.

- Ты еще не одета? – поинтересовался Сюэ Мин Тао, окидывая ее веселым взглядом. – Не собираешься идти?

Линь Цянь поняла, что они оба уже в пальто. В руках директора Сюэ обнаружился портфель, очевидно, он собирался выйти из офиса. Но прежде, чем она успела ответить, позади нее раздались шаги и голос Ли Чжи Чэна произнес:

- Она идет.

Линь Цянь застыла, но быстро взяла себя в руки. Посмотрела на него с улыбкой.

- Директор Ли.

Ли Чжи Чэн тоже был в пальто, таком же черном, как и всегда. Его силуэт выглядел прямым и строгим. Внимательные черные глаза замерли на ее лице.

- Оденься, мы уходим, - в его голосе скользнули странные интонации.

Холодный и бесстрастный. Мужчина выглядел как обычно. Он казался совсем иным человеком, резко отличавшимся от того, кто еще совсем недавно разговаривал с ней в директорском кабинете.

- Хорошо, - тут же отозвалась Линь Цянь. Выключила компьютер, надела пальто и последовала за тремя мужчинами к дверям лифта.

 

***

 

Машина стремительно скользила по трассе.

За рулем сидел Сюэ Мин Тао. Как и прежде, соседнее кресло заняла Линь Цянь.

Поскольку данные за сегодня свидетельствовали о все еще продолжавшемся росте продаж, Сюэ Мин Тао находился в хорошем расположении духа и оживленно болтал со своими начальниками, сидевшими позади. Гу Янь Чжи тоже определенно пребывал в отличном настроении. Он даже в шутку попросил Ли Чжи Чэна пригласить их на ужин.

Хотя Линь Цянь сидела впереди, она то и дело посматривала на директора Ли, краем глаза в зеркало заднего обзора. Он выглядел спокойным и даже добродушным, время от времени отвечал на шутки и поддразнивания Гу Янь Чжи. Возможно, ей это только казалось, но сегодня его голос был особенно глубоким и бархатистым. Его сильная и спокойная аура, казалось, заполняла весь салон автомобиля. Время от времени он кидал на нее взгляды, которые девушка скорее ощущала, чем видела. Его глаза, внимательные и темные, словно обжигали ее.

Тревога снова поднялась в ее груди. Линь Цянь становилась все беспокойнее.

Ее молчание привлекло чужое внимание.

Сюэ Мин Тао свернул в сторону совершенно нового индустриального парка, и кинул на нее быстрый оценивающий взгляд.

- Малышка Линь, ты почему такая тихая сегодня? Еще не выздоровела?

Только сейчас Линь Цянь осознала, что по дороге не сказала ни слова. А ведь сегодня радостный день, первый день после одержанной ими убедительной победы. Ее поведение действительно казалось ненормальным.

Вопрос Сюэ Мин Тао заставил двух остальных мужчин перевести на нее внимательные взгляды.

Блестяще улыбнувшись, девушка как можно правдоподобнее произнесла:

- Еще не совсем.

Конечно, это была лишь отмазка. Ничего не значащий и ни к чему не обязывающий ответ. Но совершенно неожиданно он привел к странным последствиям. Когда машина остановилась на красный свет светофора, Сюэ Мин Тао повернулся к ней с заметным беспокойством на лице.

- Высунь язык, позволь мне на него посмотреть.

- Что? – недоуменно переспросила девушка.

Сюэ Мин Тао был зрелым мужчиной, который уже перешагнул порог сорокалетия. После трудностей, пережитых вместе, он стал относиться к Линь Цянь как старший брат, ценя ее и искренне беспокоясь о ней.

Он улыбнулся, заметив ее ошарашенный вид.

- Раньше я изучал китайскую традиционную медицину. Позволь мне осмотреть твое горло и язык.

- О, - растерянно ответила Линь Цянь. Но отступать было уже поздно, поэтому она повернулась к нему, открыла рот и высунула язык. – Аааа…

Но на что девушка точно не рассчитывала, так это на то, что в такой позе она почти против воли станет отлично видеть Ли Чжи Чэна, расслабленно откинувшегося на спинку сиденья в своем дорогом костюме, и положившего руки на колени. Из-под края черного рукава виднелась манжета белоснежной рубашки. Он смотрел на нее, не отрываясь, и выражение в его глазах было в точности таким же, как и сегодня утром, когда он признался ей в своих чувствах. Горящий, властный и манящий взгляд.

Сердце Линь Цянь ускорило ритм. Понимая, что все еще сидит с открытым ртом и высунутым языком, она залилась густым румянцем. Затем почти неосознанно захлопнула рот и сдвинулась назад, стараясь скрыться от его взгляда за спинкой кресла.

Ей не хотелось, чтобы он видел ее сейчас.

Сюэ Мин Тао окинул ее странным взглядом.

- Почему ты вдруг отстранилась? Все выглядит хорошо, ты вроде не должна бы уже болеть… Но почему твое лицо такое красное? Температура? – обеспокоенно спросил он и аккуратно пристроил свою руку на ее лоб.

Линь Цянь почувствовала себя еще более неуютно. Глаза Ли Чжи Чэна остановились на ее лице, на том месте, где к ней прикоснулся Сюэ Мин Тао.

Девушка затихла. Ее щеки все еще горели.

Сюэ Мин Тао продолжил болтать. Говорил что-то о том, что ей нужно пить больше воды, о чем-то еще. Она не могла сосредоточиться на его словах.

Черт подери! И что это было только что?

Она ведь уже ему отказала. Так почему теперь было такое ощущение, будто она уже принадлежала ему? Он словно внимательно следил за каждым ее шагом, словом и движением. И ее сознание странным образом действовало само по себе, отфильтровывало всех остальных, концентрируясь только на нем одном.

Может быть... Может это потому, что сам факт существования Ли Чжи Чэна будто требовал к себе самого пристального внимания?

 

***

 

 

Машина остановилась неподалеку от новых индустриальных парков «Ай Да».

Время близилось к полудню. Солнечный свет отражался от стекол совершенно новых офисных зданий, серых и коричневых, окруженных рассаженными в парке деревьями. Декорации казались тихими и элегантными.

Зачем они сюда приехали? Большая часть промышленных парков «Ай Да» уже была распродана, некоторые использовались в качестве ипотечного залога.

Трое мужчин, высоких и полных сил, двигались очень быстро, настолько, что Линь Цянь приходилось прилагать усилия, чтобы поспевать за ними. Сюэ Мин Тао тихим голосом описывал директорам ситуацию и все, что их сейчас окружало. Он не смотрел на нее, не обращал на девушку больше никакого внимания.

Немного позже они вошли в небольшое белое здание, расположенное в глубине парка, и тянущееся вверх всего на три этажа. В отличие от штаб-квартиры «Ай Да», украшенную в стиле девяностых, это здание радовало глаз черно-белым интерьером и сдержанными, элегантными линиями. Это выглядело очень современно.

В голове Линь Цянь внезапно возникла мысль, что это место было украшено как раз во вкусе Ли Чжи Чэна.

Она подняла глаза и посмотрела на директора Ли, стоявшего сейчас у французских окон, с руками в карманах. Он осматривал окрестности промышленного парка.

Зачем ему покупать или арендовывать новый офис? Что на этот раз он пытается сделать?

Ей ничего не объясняли, и она решила держать язык за зубами. Всей компанией они осматривали этаж за этажом. Гу Янь Чжи часто подмечал детали и предлагал элементы оформлений для помещений. Ли Чжи Чэн как всегда был краток. Если он и делал замечания, то одно или два на весь этаж. Сюэ Мин Тао соглашался с ними, делал заметки в своем блокноте и отвечал, что передаст сотрудникам, ответственным за дизайн, чтобы внесли соответствующие изменения.

Время от времени Ли Чжи Чэн поворачивался к ней, в основном, когда они оказывались на пороге очередной комнаты. Ее взгляд тут же уходил в сторону. Линь Цянь избегала смотреть ему в глаза. Его профиль словно излучал спокойствие, шаги были уверенными и размеренными. Каждый раз, когда мужчина проходил мимо, он выглядел совершенно нормальным, ничего необычного или отличного от его привычного поведения.

Постепенно это заставило Линь Цянь успокоиться. Вот и все, они просто вернутся к тому, чтобы снова стать боссом и его помощником. Очень хорошо.

Ей действительно нравилось работать с ним.

На третьем этаже часть помещений, выходящих окнами на южную сторону, явно были рассчитаны на кабинеты для руководства. Небольшие комнаты были изысканно украшены и вызывали чувство уверенности и надежного спокойствия. Линь Цянь казалась несколько рассеянной, когда они вошли в маленькую комнату, выходящую на юг и полностью оформленную в теплых цветах. Офисный стол здесь был не глубоким черным, как в других комнатах, а ярким бежевым. Стеклянные окна, расположенные сбоку от него, оказались оформленными в причудливой манере. Вся комната выглядела свежей и элегантной.

На этот раз, когда Гу Янь Чжи вошел внутрь, на его лице появилась приятная улыбка. Он ничего не сказал, даже не собирался делать каких-либо замечаний. Сюэ Мин Тао огляделся и удовлетворенно кивнул:

- Я думаю, что эта комната – лучшая. Здесь хорошо все: направление, дизайн, стиль.

И он улыбнулся Линь Цянь.

Девушка недоуменно моргнула. Он хотел, чтобы она высказала свое мнение?

Но прежде, чем она успела заговорить, ей на глаза попался Ли Чжи Чэн. Он сейчас стоял у письменного стола и смотрел прямо на нее. Голос его звучал тихо:

- Что думаешь?

Линь Цянь заглянула прямо в его глаза, глубокие и особенно черные в этом теплом освещении.

Наконец она... снова заговорит с ним.

- Я думаю, здесь замечательно, - ответила девушка с легкой улыбкой.

Он отвел взгляд.

Линь Цянь подумала вдруг, что этот офис, должно быть, подготовили для нового руководителя, женщины.

Кто это был? Кто она такая, что Ли Чжи Чэн лично заботился об оформлении ее кабинета и даже спросил у Линь Цянь ее мнение об этом?

 

***

 

 

Спрятав сомнения поглубже в сердце, Линь Цянь спокойно последовала за тремя мужчинами. Они покинули парк.

Вернувшись в «Ай Да», Сюэ Мин Тао предложил обоим директорам подняться наверх, пока он с Линь Цянь займутся поиском и разговором с дизайнерами. Линь Цянь с радостью согласилась. Она не хотела возвращаться в свой офис, где они вновь останутся один на один с Ли Чжи Чэном. Было бы лучше провести немного времени вдали друг от друга.

По пути девушка, наконец, больше не смогла сдерживаться.

- Директор Сюэ, что за место мы сегодня посетили? Новый офис?

Сюэ Мин Тао удивленно взглянул на нее.

- Ты что, не в курсе? Я думал, что директор Ли сказал тебе лично. Он даже велел тебе поехать с нами, - мужчина рассмеялся и понизил голос. – Бренд «Вин Да» сейчас продается, как горячие пирожки. Директор Ли собирается отделить его от основной компании и сделать отдельным, самостоятельным продуктом. «Ай Да» будет инвестором. Ну а что будет дальше – увидишь уже по ходу.

Линь Цянь внезапно застыла на месте.

Так вот оно что.

А еще утром она беспокоилась о том, что «Вин Да» будет втянута в болото, в котором увязла «Ай Да». О том, что директору Ли будет тяжело в одиночку контролировать весь конгломерат. Однако, судя по новому офису, Ли Чжи Чэн не только планировал провести

коммерческую войну со своими соперниками, но и готовил внутреннюю перестановку в самой компании.

У него определенно имелся проницательный взгляд на всю картину в целом. Их победа была предрешена, и он уже начал укреплять контроль над внутренней ситуацией. Шаг за шагом он движется вперед, каждый предыдущий поступок готовит почву для последующего, каждая деталь запланирована и учтена заранее.

Насколько глубоко может думать этот человек?

 

***

 

Тем же днем, в семь часов вечера, Линь Цянь вернулась в офис.

Сначала она зашла на этаж IT-отделаи поинтересовалась объемом продаж за день. Приятные новости приподняли ее настроение. Чувства стесненности и духоты, которые она ощущала по вине Ли Чжи Чэна, развеялись, как дым.

Да, у его босса имелась впечатляющая аура, тут уж ничего не поделаешь. Когда она снова вышла из лифта и вернулась на свое рабочее место, кинув быстрый взгляд на полузакрытую дверь его кабинета, ее настроение снова начало портиться. Ощущение расслабленности, преследовавшее ее в течение большей части дня, пропало без следа.

В конце концов, здесь все – взрослые люди. Они не должны чувствовать неловкость при взаимодействии друг с другом. Не так ли?

И сегодня, после того разговора, он больше не смотрел на нее тем самым взглядом, который заставлял ее сердце трепетать.

Но когда она шагнула ближе к своему письменному столу, то поняла, что кто-то сидит на ее месте. Кто-то знакомый. Это была Ян Сижу из офиса Генерального директора.

Линь Цянь подошла к ней и улыбнулась.

- Что случилось? Меня ищешь?

Ян Сижу тут же вскочила с ее места, озаряясь привлекательной улыбкой.

- Сестрица Линь, я пришла, чтобы ознакомиться с этим местом. Если у тебя есть для меня какие-то советы или инструкции – можешь начинать рассказывать.

Линь Цянь озадаченно моргнула.

- Что? С чем ты хочешь ознакомиться?

Девушка растерянно нахмурилась.

- Ну, с местом помощника генерального директора.

Она была умной барышней и сразу поняла растерянность своей собеседницы, поэтому тут же честно ей призналась:

- Сестрица Линь, где-то с час назад мне звонил директор Гу. Он сказал, что скоро тебя переведут, и попросил меня подготовиться к должности помощника директора Ли.

 

***

 

Прежде чем она успела хоть как-то отреагировать на эту внезапную новость, внезапно раздался знакомый приглушенный мужской голос, доносящийся из-за двери.

- Линь Цянь, зайди в кабинет.

Ян Сижу высунула язык, но Линь Цянь не смогла найти в себе силы, чтобы улыбнуться в ответ. Она вошла в кабинет и прикрыла за собой дверь.

Когда она подняла голову, то увидела, что Ли Чжи Чэн со спокойным выражением лица сидит на диване. В ее голове мелькнула неприятная мысль.

Он что, переводит ее из-за того, что случилось утром?

Действительно, для них обоих, да и для всех в этом офисе, этот способ, пожалуй, был лучшим для того, чтобы справиться с этим вопросом.

Тем не менее, одно дело, если бы она просила о переводе или увольнении сама, по собственной инициативе, и совсем другое, если это происходило по его воле.

Как выяснилось, его чувства к ней продолжались всего лишь один день. Отказ настолько задел его самолюбие, что он решил ее так наказать?

- Присядь, - мужчина поднял на нее спокойный взгляд. Он выглядел таким же сдержанным и красивым, как и всегда. Но в его глазах больше не было заметно и следа прежней страсти. Отстраненный взгляд человека с параличом лицевых нервов.

Линь Цянь бесстрастно села на диван.

Ли Чжи Чэн подтолкнул к ней документ, лежавший на столе. Девушка кинула быстрый взгляд на подпись сверху.

«Увольнение».

Это действительно выше всяческих границ.

Линь Цянь попыталась держать себя в руках. В это было трудно поверить, но железное доказательство лежало прямо перед ее глазами.

Ей даже не хотелось просматривать это соглашение об увольнении. Уязвленное самолюбие прорывалось сквозь заслон из искусственного спокойствия. Девушка окинула директора Ли ядовитым взглядом.

- Это из-за того, что произошло утром?

Ее тон был злым. Ли Чжи Чэн прервал контакт глаз и перевел взгляд на ее покрасневшие щеки.

Спустя короткую паузу, показавшуюся почти бесконечной, в его глубоких и непостижимых глазах появился след скрытой улыбки. Он посмотрел вниз, затем потянулся и открыл перед ней первую страницу документа.

- И о чем ты только думаешь? – поинтересовался он. – Ты полагаешь, что я так просто тебя отпущу?

Сердце Линь Цянь встрепенулось. Она опустила взгляд на документ, стараясь не думать о двойном смысле, заложенном в эту его фразу. И тут же увидела предложение,написанное прямо в середине первой страницы:

«Поскольку Линь Цянь собирается покинуть нынешнюю должность, чтобы занять новое положение в корпорации «Вин Да», настоящим документом она подтверждает свое согласие расторгнуть трудовой договор, заключенный с «Ай Да»…»

Линь Цянь растерянно нахмурилась. Корпорация «Вин Да»? Это то, о чем говорил сегодня Сюэ Мин Тао? Тот новый офис, куда они ездили? Неужели все произойдет так быстро?

Ее гнев исчез,сменившись сомнениями и любопытством.

- Продолжай читать – голос Ли Чжи Чэна был резким и повелевающим.

Линь Цянь перевернула страницу. Внутри оказался новый документ. Она пробежала по нему глазами и вновь ощутила шок.

«Линь Цянь… Исполнительный директор…»

Разница между «помощником директора» и «исполнительным директором» была огромной. Исполнительный директор являлся законным высокопоставленным должностным лицом, обычно отвечающим за целый отдел.

Увидев свою новую должность, Линь Цянь внезапно ощутила, как ее сердце бьется в грудную клетку. Несколько слов, появившихся в ее голове, словно сдвинули в сторону ось целого мира.

Неудивительно, что он привел ее в новый офис. Неудивительно и то, что они интересовались ее мнением об этом офисе.

Та комната в теплых тонах… была предназначена для нее?

Несколько мгновений девушка просто ничего не могла произнести. Она лишилась дара речи.

Ли Чжи Чэн будто даже не догадывался о ее состоянии.

- Это назначение не имеет ничего общего с чувствами, - нейтральным тоном сообщил он. – Просто отныне ты получила возможность не только принимать решения, но и воплощать их в жизнь.

Очень сдержанная фраза заставила Линь Цянь мгновенно зажечься.

Правильно. Если бы это было из-за чувств, то он скорее бы продолжал держать ее поближе к себе, как раньше, а не позволил ей отстраняться. Он определенно не принадлежал к тому типу мужчин, которые позволяли своим романтическим увлечениям влиять на его работу.

Поскольку это не имело никакого отношения к чувствам, стоило признать, что повышение стало результатом должной оценки ее способностей и достижений. Она и вправду была хороша, это признавали и на предыдущем месте работы.

Именно поэтому он отпустил ее и позволил стать важным лицом в компании?

Линь Цянь взяла документы и встала. Выражение ее лица было серьезным, как никогда раньше.

- Директор Ли, я обязательно сделаю все возможное, и не разочарую вас.

Ли Чжи Чэн продолжил сидеть на диване, положив руки на колени. Его внимательный взгляд замер на ее лице.

- Ты никогда меня не разочаровываешь.

 

 

***

 

Той ночью Линь Цянь никак не могла заснуть. Ее мысли мчались со скоростью в сотни миль в час.

Что касается Ли Чжи Чэна, то в этот самый момент он все еще находился в своем пустом, тихом кабинете, в ожидании гостя. Перед ним стояла шахматная доска, уже готовая к игре.

С самых малых лет он рос с дедом, и именно с ним довел до совершенства свои шахматные навыки.

Он был тем, кто позволил конкуренту купить древние записи шахматного мастера, дал ему попробовать собственного лекарства и даже приобрел шахматного партнера в лице директора «Мин Шэн». Это того стоило.

Во всей компании только старый директор Лю Тун мог достойно сыграть против него.

И Лю Тун с радостью принял его приглашение. Эти двое уселись друг напротив друга и принялись за шахматную партию, время от времени любуясь одинокой луной, висевшей за окнами.

После первой же игры Лю Тун заулыбался.

- Чжи Чэн, я проиграл пять раз во всех пяти наших играх, но сегодня я вижу возможность победы, - он поднял глаза и взглянул на директора Ли. - Сегодня вы немного опрометчивы и стремительны. Уже не во флагманском интернет-магазине кроется проблема?

После минуты молчания Ли Чжи Чэн медленно ответил. Лю Тун моргнул, с некоторым недоумением наблюдая за тем, как мужчина прикладывает руку к собственной груди.

- Как и в случае с сердцем, когда решение принято, больше не остается места для сожалений.

 

 

 

 

 

Глава 27

 Ли Чжи Чэн, Ли Чжи Чэн, какой утонченный мужчина.

В течение последнего месяца этот человек не переставал демонстрировать свои выдающиеся способности. Он не только отделил «Вин Да» от «Ай Да», сделав первую компанию основным брендом, но и полностью перестроил «Ай Да Групп». Получив с помощью онлайн-продаж надежную точку опоры, Ли Чжи Чэн, вместе с Гу Янь Чжи и Лю Туном,немедленно внедрил новую организационную структуру.

Громоздкая, сложная и избыточная организационная структура «Ай Да», использовавшаяся прежде, была полностью разрушена. В штаб-квартире остались только основные функции – управление производством, закупками и послепродажным обслуживанием клиентов. Кроме того, штаб-квартира также взяла под свой контроль все торговые сети. Каждая из линейки продуктов и брендов получила собственное бизнес-подразделение, и каждое из них отвечало за собственное стратегическое планирование, бюджетирование и учет. В целом, это напоминало отношения, сложившиеся сейчас между «Вин Да» и «Ай Да».

Все корректировки были внесены вечером, и внедрены в жизнь уже на следующее утро. Решения имели вид окончательных, а их исполнение не оставляло никаких шансов на изменения или отклонения.

Проблемы внутреннего управления, которые ранее беспокоили Линь Цянь – неспособность гибко и быстро реагировать на изменения внешнего рынка, избыточная занятость и удаленность от рынка как такового – были решены всего одним смелым шагом Ли Чжи Чэна. Некомпетентные лидеры, неспособные принести прибыль, больше не оставались на своих местах, получая зарплату ни за что. Все такие люди были вынуждены подать в отставку. С другой стороны, компетентных и творческих лидеров, способных принести прибыль и предложить новые идеи, теперь поощряли привлекательными бонусами и частью прибыли, получаемой Ли Чжи Чэном.

«Чтобы противостоять иностранной коммерческой интервенции, нужно иметь внутреннюю стабильность».

В такое критическое время необходимо было использовать необычные методы. И если оценивать второй ход Ли Чжи Чэна, обеспечивший «внутреннюю стабильность», как часть его общей стратегии, то Линь Цянь вынуждена была признать – он оказывает на компанию позитивное влияние. Во время реструктуризации «Ай Да Групп» прежде безжизненная и опустошенная «Ай Да» вновь вернула себе силы и вдохновение.

Более того, во время этого процесса Ли Чжи Чэн смог обеспечить себе абсолютный контроль над своей компанией.

Кроме того, сам Ли Чжи Чэн, этот красивый, холодный и безжалостный генеральный директор, смог быстро заслужить уважение и создать высокую репутацию среди всех сотрудников. Все они отзывались о своем новом босе с исключительным восторгом.

Ходили слухи, что некоторые из молодых сотрудниц создали клуб «Ли Чэ», посвященный всесторонней поддержке Ли Чжи Чэна. Это здорово напоминало фанклубы знаменитостей, основываемые особо увлеченными поклонницами.

Новая компания«Вин Да» была создана десять дней назад. Президентом ее стал Сюэ Мин Тао, вице-президентом – IТ-менеджер из «Ай-Да». Линь Цянь, как исполнительный директор, отвечала за центр обслуживания клиентов, администрацию офиса, людские

ресурсы и финансы.

Новая компания обладала совершенно иной атмосферой. Продажи в интернет-магазине оставались высокими, а внутренняя система управления была простой и эффективной. «Вин Да», состоявшая пока из нескольких сотен сотрудников, стала самой прибыльной частью «Ай Да Групп».

 

Линь Цянь, напевая, вернулась в свой офис. Оказавшись в становившимся уже привычным помещении, она вдруг заметила, что сотрудники выглядят как-то необычно. Они казались испуганными и в то же время взволнованными.

Сердце девушки сжалось. Один из сотрудников встал, подошел к ней и шепотом сообщил:

- Госпожа Линь, генеральный директор Ли здесь. Он в вашем офисе.

Линь Цянь взяла себя в руки. Уверенным шагом подошла к двери собственного кабинета и легонько постучала в дверь. Не стала ее открывать до тех пор, пока не услышала, как знакомый и глубокий голос произнес:

- Заходи.

Солнце заходило за горизонт. Его лучи проникали в комнату, заполняя ее своим светом. Ли Чжи Чэн сидел на кресле, повернувшись спиной к двери, и наблюдал за закатом в окно.

За последний месяц Линь Цянь видела его лишь несколько раз. Встречались они, в основном, во время работы, на собраниях, в которых девушка принимала участие как одна из его подчиненных. Все, что ей обычно доставалось – лишь беглый взгляд на его спокойное и серьезное лицо, брошенный поверх голов остальных коллег.

Теперь она привыкла смотреть на него, как и все остальные. Честный и сдержанный человек, которого она когда-то знала, теперь полностью исчез. Ли Чжи Чэн перестал казаться ей чужим. В ее глазах он, наконец-то, стал тем, кем являлся на самом деле.

Из-за плотного рабочего графика у Линь Цянь редко выпадало достаточно свободного времени, чтобы подумать о нем. Только сейчас, когда он сидел здесь и смотрел в окно, обрамленное стильными шторами теплого оттенка, она смогла вспомнить, что этот кабинет он лично оформлял именно для нее.

Кто бы мог ожидать, что такой холодный и безразличный человек окажется настолько внимательным к женщине?

Иногда Линь Цянь чувствовала себя немного виноватой. Он планировал открыть ей свои чувства и перевести в этот офис… вряд ли ожидая отказа. Кажется, она поступила жестоко.

Но каждый раз, когда девушка думала об этом, она говорила себе: «Все уже кончено. Теперь я всего лишь его правая рука, оцененный по достоинству сотрудник его компании. Мне нужно быть более трудолюбивой. Просто быть трудолюбивее».

Линь Цянь села напротив мужчины и улыбнулась.

- Директор Ли, что привело вас сюда сегодня? – тон ее голоса не мог быть более вежливым или формальным.

Однако, когда Ли Чжи Чэн повернулся, чтобы посмотреть на нее, атмосфера изменилась. Он сидел в паре метров от нее, и это напомнило те самые дни, когда они сидели на соседних местах в его кабинете, обсуждая ежедневную рабочую рутину. Почти неосознанно Линь Цянь перевела взгляд на его стройное тело, идеально подобранный костюм, тонкие пальцы, лежавшие на подлокотниках кресла. Его высокие скулы отлично подчеркивали деликатные и в то же время мужественные очертания лица. Когда он повернулся и посмотрел прямо на нее, Линь Цянь увидела его темные глаза, красивое лицо и сердце у нее сжалось. Вдруг показалось, что в засушливой, безжизненной земле внезапно вырос прекрасный оазис.

Иногда бывает так, что только когда определенный человек появляется перед вами, и вы можете ясно разглядеть его лицо, вы понимаете, то те ощущения и те чувства, которые вы испытывали к нему, всегда остаются с вами, даже если вы давно не виделись.

- Я здесь, чтобы проверить продажи в «Вин Да», - произнес он своим характерным низким голосом. Затем пролистал некоторые финансовые отчеты, лежавшие на столе Линь Цянь.

- Да, конечно. Рассказать вам?

- Да.

 

Они сидели вдвоем в тихом кабинете. Когда Линь Цянь замолкала, до нее доносились шаги и разговоры сотрудников по ту сторону двери. Золотые рыбки в аквариуме на полке медленно плавали назад и вперед.

Девушке сложно было удержаться от того, чтобы время от времени не бросать взгляд на своего неожиданного посетителя.

Казалось, он только недавно обновил свою стрижку. Высокий чистый лоб казался сейчас особенно привлекательным. Линь Цянь также отметила про себя, что его глаза кажутся чуть большими, чем у многих других мужчин. Правда сейчас Ли Чжи Чэн выглядел немного усталым. Это потому, что последние несколько недель он был слишком занят? Она даже ощущала едва заметный запах алкоголя, исходящий от него. Да и то, как мужчина сидел на стуле… его поза казалась куда более вялой и тяжелой, чем обычно. Учитывая время, он сейчас должен был заниматься другими делами. Как лидеру крупной корпорации, ему все еще необходимо было принимать участие в деловых мероприятиях с правительственными чиновниками и важными партнерами.

Трудно было представить, как его, должно быть, утомили последние события.

- Директор Ли, это все, что касается текущей ситуации, - закончила она свой отчет. – Будут какие-нибудь инструкции?

- Нет, - он все еще сжимал документы в руках, без какого-либо выражения на лице.

Линь Цянь уставилась на него.

Нет? Если нечего сказать, то почему вы, генеральный директор, решили прийти в мой кабинет, вместо кабинета президента или вице-президента?

Она предполагала, что Ли Чжи Чэн навестил ее для того, чтобы доверить некоторые конфиденциальные задачи.

Но сейчас они просто сидели молча, повернувшись друг к другу лицами.

Несмотря на то, что он сосредоточился на документах, а не на разговоре, она все еще чувствовала внимание этого мужчины. И это ее тревожило.

Не в состоянии спокойно усидеть на месте, Линь Цянь оглядела кабинет быстрым взглядом. Заметила, что стакан перед ее боссом пуст, и встала.

- Я налью вам еще воды.

- Не нужно, - отозвался Ли Чжи Чэн, даже не подняв головы. - Я немного устал, и было бы здорово, если бы ты просто посидела некоторое время возле меня.

Немного устал и хотел бы, чтобы она была рядом?

Ошеломленная Линь Цянь на мгновение замерла на месте. Она внезапно ощутила, как вновь краснеют ее щеки. А еще в глубине груди возникло то, чего она не чувствовала уже очень давно.

Она всегда верила в то, что после того, как она его отвергла, между ними больше ничего не осталось. То, что произошло тогда, осталось в прошлом. Однако эта случайная фраза заставила ее почувствовать, что между ними еще все еще существует возможность завязать отношения.

Хорошо, что Линь Цянь последовала его приказу и в одиночку возглавила подразделение компании с десятком сотрудников, это сделало ее более зрелой. Поэтому уже очень быстро девушка смогла взять себя в руки.

С проблемами нужно справляться по мере их поступления.

Линь Цянь продолжила спокойно сидеть напротив него, давая мужчине время неспешно просмотреть документы.

Через полчаса ей стало немного скучно, мысли начали бродить в голове, как молодое вино.

Существует древняя присказка о том, что чтение возле чего-то или кого-то прекрасного усиливает наслаждение от процесса. Интересно, он тоже считает, что эти скучные документы куда приятнее читать, если я рядом?

Что за вздор! И о чем только ты думаешь?

Ну и как теперь поверить в то, что она стала более зрелой? Она ведь думала, что стала уверенным правителем на собственных землях. Но теперь пришел настоящий император, всего пару фраз – и она потеряла свое хладнокровие и спокойствие.

Линь Цянь была неспособна противостоять этому мужчине.

Линь Цянь была человеком, прилагавшим дополнительные усилия каждый раз, когда приходилось сталкиваться с трудностями. При этом всякий раз, когда она была расстроена, она старалась скрыть это от остальных. Сейчас было то же самое. Девушка судорожно пыталась придумать тему для разговора.

- Директор Ли, как сейчас обстоят дела в штаб-квартире?

Очевидно, она выбрала правильную тему. Ли Чжи Чэн отложил документы в сторону и посмотрел на нее.

- Вчера завершились корректировки организационной структуры и персонала в корпорации, - ответил он, с несвойственной улыбкой на лице.

«Ничего себе!» - подумала Линь Цянь. Это означало, что Ли Чжи Чэн полностью завершил внутреннее объединение и решил самую большую проблему.

Когда она собиралась с энтузиазмом похвалить его, то заметила взгляд, которым мужчина смотрел на ее лицо. До того, как ее рот открылся, он заговорил первым, внезапно меняя тему.

- Итак, теперь я могу сосредоточиться на достижении других своих целей.

Линь Цянь кивнула.

- Да, вы смогли бы…

И тут она, наконец-то, поняла, что именно он имел в виду.

Достижение других целей?

Щеки девушки покрылись густым румянцем.

А не слишком ли она чувствительна? Может, все же, переусердствовала?

Независимо от того, как именно Линь Цянь пыталась убедить себя в том, что он имел в виду совершенно другое, его фраза явно звучала как объявление войны. Он наверняка подразумевал то, что раз уж полностью контролирует ситуацию в «Ай Да», сейчас у него появилась возможность заняться нею вплотную?

Дождавшись, пока нервное напряжение Линь Цянь достигнет своего пика, Ли Чжи Чэн молча поднял документы со стола, открыл на каких-то данных, и, как ни в чем не бывало, стал задавать наводящие вопросы.

Линь Цянь была сбита с толку.

Может, он все же работу имел в виду?

Решив, что таки есть, она заставила себя успокоиться и начать детально отвечать на его вопросы.

Некоторое время спустя в дверь постучали.

Это был Цзян Юань, новый секретарь Ли Чжи Чэна, переведенный из маркетингового отдела. Когда Линь Цянь покидала «Ай Да», секретарем стала Ян Сижу, направленная на это место Гу Янь Чжи. Видимо, в какой-то момент на этом посту ее сменил этот парень.

В присутствии третьего лица Линь Цянь почувствовала облегчение. Хотя Цзян Юань был молод, этот парень оказался добрым и очень способным. Он достал из папки два билета и положил их на стол.

- Директор Ли, это билеты от директора Кан из Мин Шэн. Завтра они собираются на вечеринку в честь новогодней ночи в «Жун Я Гилдхолл», - он заколебался. – Вы будете идти? Если да, я заранее подготовлю транспорт.

- Просто дай их сюда, - уклончиво ответил Ли Чжи Чэн. Цзян Юань улыбнулся Линь Цянь, вышел и закрыл за собой дверь.

 Ли Чжи Чэн продолжал читать документа, даже не взглянув на билеты. А вот Линь Цянь, напротив, не могла не обращать на них внимание. «Жун Я Гилдхолл» был самым известным местом в городе Лин. Расположенный в самой глубине древнего и спокойного города, он включал в себя лучшие рестораны и самые популярные традиционные оперные представления на всем юго-западе Китая. Даже на самые обыденные концерты билеты было не достать. Линь Цянь несколько раз бывала там, и просто влюбилась в это место. Эта ежегодная новогодняя вечеринка была эксклюзивной. Номера билетов явно указывали на то, что места их обладателей находились в VIP-зоне, что делало это предложение еще более заманчивым.

Она не ожидала, что директор Кан из Мин Шэн сделает Ли Чжи Чэну такой подарок. Видимо, они все еще в хороших отношениях.

Задумавшись, девушка чуть было не пропустила момент, когда раздался прохладный голос ее собеседника:

- Хочешь пойти?

Линь Цянь вскинула голову и пораженно уставилась на мужчину.

Он смотрел на нее в ответ.

- Вчера мы с директором Кан пять часов играли в шахматы. Я честно выиграл эти два билета, - он произнес это так, словно ему было совершенно не важно. – Хочешь пойти со мной?

Сердце Линь Цянь забилось чаще. Некоторое время она молчала. Возможно, расценив эту реакцию по-своему, директор Ли заговорил снова:

- Не переусердствуй. Просто иди, если хочешь. Рассматривай это как бонус за удачное завершение карьеры моего помощника.

Линь Цянь покраснела еще больше. Он общался с ней так, будто она все еще его помощник, а не директор подчиненной компании. «Ты» вместо «Вы».

К счастью, ей не пришлось делать выбор. Она опустила голову и как можно спокойнее сообщила:

- Спасибо, директор Ли, я бы с удовольствием пошла на это мероприятие, однако я уже заказала билет. Сегодня вечером отправляюсь в Америку, чтобы провести Новый Год там.

 

***

 

Тем вечером серебряный лунный свет заливал празднично украшенный город Лин, жители которого активно готовились к китайскому новогоднему празднованию.

В восемь вечера Ли Чжи Чэн прибыл в дом престарелых. Его секретарь Цзян Юань шел следом, неся в руках подарки, приготовленные для председателя.

Сюй Юн казался взволнованным. Он уже знал, что его сын радикально реструктурировал «Ай Да Групп», был благодарен за успех и немного опечален изменениями. Он вспомнил три условия, которые поставил перед ним Ли Чжи Чэн, когда только согласился взять компанию на себя. Первым условием, выдвинутым новым директором, стала подготовка акций для «Вин Да». Во-вторых, никто не должен был вмешиваться в дела корпорации - включая его отца.

Они оба сидели во внутреннем дворике. На столике стоял теплый чай, а землю у ног заливал лунный свет.

- Я очень рад видеть, что тебе удалось возродить «Ай Да». Я больше не буду комментировать происходящее, потому что впереди тебя ждет еще долгий и трудный путь. Будь еще более осторожен, когда дело начнет процветать. Лидеры «Синь Баожи» и «Сы Мэйцы» уже готовы преподнести тебе пару неприятных сюрпризов.

- Я знаю, - спокойно отозвался Ли Чжи Чэн.

- Уже знаешь, что будет следующим шагом? – поинтересовался Сюй Юн.

Ли Чжи Чэн кивнул.

Сюй Юн казался ошеломленным и заинтригованным одновременно.

- И что ты собираешься делать?

 Но, как обычно, его сын придержал карты при себе.

- Увидишь, - тихим голосом произнес он.

Сюй Юн улыбнулся и окинул сына внимательным взглядом. Прежде, чем атаковать по-настоящему, он ослабил всех, кто имел опыт работы в этой отрасли и мог составить ему конкуренцию.

Теперь, судя по непоколебимым и решительным словам, он собирался перейти к по-настоящему кровавым и жестким действиям.

Однако его сын был чрезвычайно сдержанным человеком. Никто не мог бы догадаться, о чем он думает, разве что он сам это сообщит.

- Даже своему отцу рассказать не можешь, - вздохнув, поинтересовался старый председатель. – Хорошо, просто забудь об этом. Позволь мне спросить тебя о другом. Ты собираешься рассказать все своей жене после того, как женишься?

Все родители беспокоятся о личной жизни своих детей, и Сюй Юн не исключение. Его сын только что достиг замечательных карьерных успехов и был в самом удачном возрасте для женитьбы. Так что Сюй Юна вполне естественно интересовал этот вопрос.

Однако Ли Чжи Чэн замолчал, будто глубоко задумавшись, а потом вдруг выдал редкую на его лице улыбку.

- О чем думаешь? – удивленно поинтересовался старый председатель. – Девушка-то у тебя есть?

- Я собирался раскрыть ей весь план, - ответил мужчина, поднимая взгляд к луне.

- И что случилось потом?

- Она не хотела знать, - пробормотал Ли Чжи Чэн.

Оправившись от шока, Сюй Юн рассмеялся. Потянувшись вперед, он ободряюще похлопал сына по плечу.

- Так ты говоришь, она до сих пор еще не твоя девушка? И что собираешься с этим делать?

Ли Чжи Чэн опустил голову и взглянул на часы.

- Сегодня вечером роса превратилась в изморозь, а луна стала ярче. Завтра канун Нового года. Это может быть мой шанс, поскольку она уезжает за границу на праздник.

Сюй Юн растерянно моргнул.

- Прости, эту новогоднюю ночь я проведу не с тобой, - спокойно сообщил Ли Чжи Чэн. – Я уже заказал билет в Америку, вылет через два часа.

 

 

 

 

 

Глава 28

Для большинства людей этот новогодний вечер не предполагал ничего особенного или выдающегося.

Нин Вэйкай со своей женой посетил общий семейный ужин в старом доме Чжу. Затем, стоя с ней в обнимку у окна в полночь, любовался новогодним фейерверком. Там он вновь признался ей в любви, добавив и без того приятному вечеру романтическую окраску.

Чэнь Чжэн, как обычно, выбрал клуб, и сейчас отрывался на танцполе, окруженный очаровательными женщинами. Он был уже под градусом, и его улыбка приобрела откровенно снисходительный оттенок. Сегодня ему не хотелось контролировать себя. Душа требовала полноценного отдыха и безоглядного отрыва.

Сюэ Мин Тао задержался в офисе. Гу Янь Чжи вдруг отправился в заграничную поездку. Гао Лан проводил время на служебном посту, думая о том, что это дежурство гарантирует ему приятный бонус в конце года.

Но была одна мысль, которая несколько тревожила мужчину, постоянно напоминая о себе.

«В следующем году я хотел бы…

Например, я бы хотел, чтобы «Синь Баожи» осталась на вершине отрасли, а все возможности конкуренции и взаимной агрессии между компаниями были устранены.

Я хочу отомстить ему, и ей. Месть – единственный выход.

Я не понимаю «картину в целом», но знаю, что буду продолжать следовать за командующим, хорошо выполнять свою работу и экономить больше денег, чтобы отправлять их своим родителям».

Желания были той черной дырой, которая существует в сердце каждого человека. Нечто постоянное и бесконечно сложное в своей простоте.

 

***

 

После полета, который длился более десяти часов, Линь Цянь устало вошла в тихую, обставленную в классическом стиле квартиру Верхнем Ист-Сайде Манхэттена, и отставила в сторону чемодан с вещами. В голове уже крутились ее собственные желания, которые можно было бы загадать на следующий год.

«В наступающем году я должна стать сильнее и укрепить свои позиции в компании.

Правда сейчас куда важнее уделить внимание моему одинокому и отстраненному брату...»

Линь Цянь пожала плечами. Она бы не удивилась, если бы Линь Мо Чэнь задержался сегодня на работе допоздна. Все же это был будний день.

К тому же, она так и не сообщила ему о своем приезде. Чтобы не отвлекать лишний раз. Да и зачем? У нее все равно имелся собственный ключ от двери.

Примерно час девушка отмокала в ванной, в компании бутылки винтажного красного коллекционного вина. Малиновая жидкость красиво переливалась в обрамлении прозрачных стенок широкого бокала. Задержав взгляд на звездном небе, отлично видном из окна, она ощутила расслабленность и настоящее удовольствие.

Мобильный ее не переставал жужжать, принимая бесконечные сообщения и поздравления от друзей и коллег. Даже Чэнь Чжэн отправил ей сообщение, пожелав удачи в будущих начинаниях и выражая надежду, что все ее желания сбудутся.

В телефоне он был подписан как «Чэнь Чжэн, гендиректор «Сы Мэйцы». Видимо, групповая рассылка уведомлений. Этот факт показался ей несколько забавным, но отвечать все равно не хотелось.

Поскольку она была за границей, большинство сообщений можно было смело проигнорировать. Линь Цянь выбрала только нескольких коллег, которых действительно считала нужным поздравить, и пару друзей. Но когда дело дошло до Ли Чжи Чэна, девушка вдруг ощутила странную двойственность чувств.

Странно, но его вчерашнее случайное приглашение до сих пор волновало ее мысли. Будто вопрос остался нерешенным и завис над ее головой дамокловым мечом.

Обдумав, она все же решилась написать ему.

«Директор Ли, желаю, чтобы все ваши мечты сбылись. Также желаю больших достижений для «Ай Да» в следующем году», - подумав, она допечатала еще строчку текста. – «Надеюсь, вечеринка вам понравилась».

Ответ пришел уже через минуту.

«Я не присутствовал».

Такой лаконичный ответ почему-то заставил девушку почувствовать себя виноватой.

В мыслях возник образ его спокойного и красивого лица. На днях, когда они увиделись после такого долгого перерыва, она ощутила возникшую между ними прохладу и расстояние, и это вызвало странное ощущение потери.

Между тем, со стороны лестницы донесся какой-то шум. Линь Цянь отложила мобильный и вышла из ванной, обмотавшись полотенцем.

 

***

 

Идея отпраздновать наступление Нового года даже не пришла ему в голову. А зачем?

Должен ли он напиться в одиночестве, чтобы утопить свою печаль? Или поступить как многие другие одинокие мужчины в Америке – посетить какой-нибудь клуб или шумный бар? Идея подцепить там подружку на ночь его не особенно вдохновляла.

До этого момента он просто работал, как в любой другой день года, а затем пригласил домой нескольких деловых партнеров, чтобы там, без лишней суеты, обсудить инвестиционный проект, над которым они работали в последнее время.

Квартира была удобной и просторной, но компания довольно быстро перебралась на балкон. Красиво уставленный и элегантный, он больше напоминал просторную террасу, и открывал отличный вид на ночной город, полный новогодних огней и фейерверков.

Беседа текла неспешно и легко, сопровождаемая чаепитием.

Минут тридцать спустя один из партнеров, темнокожий и крепкий мужчина, вдруг оборвал себя на полуслове, и повернулся к хозяину квартиры:

- Джеки, ты что-нибудь слышал?

Остальные тут же прислушались. Разговор затих, и в тишине до них донесся звук и легких шагов со стороны лестницы.

Они переглянулись. А вот Линь Мо Чэнь вдруг заулыбался. Это был хорошо знакомый ему звук. Улыбка эта была редкая, искренняя и даже восторженная. Строгое, точеное лицо благодаря ей стало выглядеть удивительно красивым.

Женщина, сидящая рядом, с удивлением поинтересовалась:

- Джеки, у тебя дома женщина?

- Это моя младшая сестра, - ответил он.

Несколькими секундами спустя по лестнице элегантно спустилась улыбающаяся молодая женщина.

- Братец! – радостно воскликнула она. – Вечер добрый всем.

Мужчины чаще всего обращают внимание именно на внешность, а большинство элитных представителей Уолл-стрит – это именно мужчины. В этот момент, независимо от возраста или цвета кожи, все мужчины, присутствующие сейчас в квартире Линь Мо

Чэня, обратили свое внимание на Линь Цянь.

Китаянка двадцати лет была одета в простую черную футболку и джинсы, на ногах ее красовались пушистые тапочки. На ее бледных щеках проступил очаровательный румянец, густые ресницы прикрывали взгляд стыдливо опущенных глаз. Пусть это было не самое красивое лицо, которое им доводилось видеть, ее свежесть и натуральное очарование добавило несколько очков к экзотичности, чистоте и живости внешности.

Линь Мо Чэнь отвел взгляд от сестры и покосился на своих партнеров. Брови его вскинулись вверх.

Вставая, он заставил себя улыбнуться:

- Можем продолжить это обсуждение завтра днем? У меня вдруг объявился дорогой гость.

И он довольно быстро выпроводил своих гостей вон. Через пять минут брат с сестрой остались наедине.

- Почему ты не сказала, что приедешь? Что собиралась делать здесь в одиночестве? – спросил Линь Мо Чэнь.

Линь Цянь улыбнулась и взяла его за руку.

- Я просто хотела сделать тебе сюрприз. Похоже, мой братишка узнал меня по медленным шагам на лестнице? Звериный слух или просто так сильно соскучился, а?

Линь Мо Чэнь улыбнулся в ответ, не став комментировать ее слова.

Линь Цянь собиралась перед приездом купить ему пару подарков, но так и не нашла времени. Была занята до самого вылета, отрабатывая сверхурочно, и завершая самые срочные дела для «Ай Да». Поэтому сейчас ее подарком стал мужской кошелек от их бренда. Не оригинально, но лучшая альтернатива из всех, что у нее имелась.

Как и ожидалось, Линь Мо Чэнь даже не удостоил кошелек лишним взглядом, тут же отложив его в сторону.

- Нельзя просто так отказываться от наших брендовых вещей, - шутливо нахмурилась девушка. – Качество и материал действительно хороши, а дизайн - в стиле самых последних трендов. Этот кошелек производства компании, в которой я работаю. Расценивай его как результат моих усилий и вложенного времени.

- Я рассмотрю возможность его использования после того, как ты со своими коллегами выведете бренд в топ-пять мировых лидеров, - ответил Линь Мо Чэнь.

Линь Цянь не понравилось, как это звучит. Но когда она уже собиралась возразить, в голове вдруг всплыло слово «коллеги», которое произнес ее брат. Оно почему-то напомнило девушке о Ли Чжи Чэне. Вернее даже о его страсти и настойчивости, в том числе в процессе борьбы за контракт с Мин Шэн, о его хитрых стратегиях и удивительной решительности.

Почему она внезапно почувствовала такую ​​уверенность в будущем компании? Особенно сейчас, перед своим высокомерным братом?

Неожиданно успокоившись, Линь Цянь улыбнулась.

- Да... Этот день обязательно придет, ты можешь на это рассчитывать.

 

***

 

Неподалеку от квартиры Линь Мо Чэня располагался роскошный пятизвездочный отель. Линь Цянь вошла в отельный ресторан и выбрала столик с прекрасным видом за окном, где улицы утопали в снегу, а ветки деревьев и волосы прохожих были почти в равной степени припорошены белоснежными хлопьями. Этот сказочный вид заставил девушку погрузиться в собственные мысли и фантазии.

Напротив нее сидел Линь Мо Чэнь, с изящностью разрезавший свой стейк при помощи стильных серебряных ножа и вилки. Он спокойно наблюдал за выражением лица своей сестры.

- Увидела кого-то? - вдруг спросил он. – Уж не Ли Чжи Чэна ли?

Девушка обескуражено повернулась к нему.

- Как ты… Нет, то есть я никого не увидела, просто интересно, почему ты назвал именно его?

Линь Мо Чэнь усмехнулся:

- Ну, у тебя высокие требования к мужчинам…

Ошеломленная его критическим замечанием, Цинь Лянь притихла. Но затем все же решила быть с братом абсолютно честной:

- Мы не встречаемся. Но он выразил мне свои чувства… Я сказала «нет».

Линь Мо Чэнь окинул ее странным взглядом, внезапно став очень тихим.

Несмотря на то, что она восприняла этот разговор на удивление спокойно, девушка вдруг заметила, что бессознательно кромсает свой стейк, превращая его уже даже не в аппетитные кусочки, а в какую-то невыразительную кашу.

- Хорошо, - мрачно отозвался Линь Мо Чэнь. – Не нужно этого. Я бы не поддержал.

- Почему? – задавая этот вопрос, Линь Цянь выглядела испуганной.

Мужчина отложил в сторону нож и вилку, вытер салфеткой рот.

- Потому что он другой, - спокойно пояснил Линь Мо Чэнь. - Линь Цянь, когда дело касается отношений, для мужчин, пользующихся больше разумом, чем сердцем, лучшим лекарством будет самое жесткое обращение. Ты должна быть безжалостной, и вести себя так до тех пор, пока он не проявит свою истинную сущность и свое истинное к тебе отношение.

 

 

Тридцать минут спустя Линь Цянь неспешно надела свою куртку, шапку, перчатки и шарф, вышла на улицу и стала ожидать брата у самого выхода из ресторана. Прождав минут десять, она, не выдержав, обернулась и заглянула в окно. Линь Мо Чэнь разговаривал по телефону, все еще сидя за их столиком и выглядя так, словно он никуда не спешил. Она ничего не могла с собой поделать, осуждение поднималось внутри темной, непреодолимой волной.

Какой же упрямый у нее брат!

Все, что она сказала, было лишь ответом на его замечание об «умных мужчинах».

- Брат, - произнесла она. – Ты мужчина того же типа. С тобой тоже обращались безжалостно?

Линь Мо Чэнь отреагировал странно, кинув на нее острый, какой-то болезненный взгляд, и вдруг впал в почти противоестественное молчание.

Линь Цянь не имела ни малейшего представления о романтических отношениях своего брата. Но эта его реакция была настолько сильной, что заставила девушку прекратить всяческие расспросы. Ему позвонили, и она, воспользовавшись моментом, выскользнула на свежий воздух.

Отель был оформлен в европейском стиле. В тени больших деревьев между зданиями прятался укрытый снегом сад, залитый сейчас мягким тусклым светом. Он был украшен красными китайскими фонарями, выглядевшими ярко и очень впечатляюще в этом обрамлении. К фонарям были прицеплены небольшие бумажки с текстом, написанном китайскими иероглифами, из-за чего сцена выглядела так, словно была целиком перенесена из традиционной Поднебесной.

В окрестностях прогуливались люди, выглядевшие сосредоточенными, и Линь Цянь не выдержала, решив присоединиться к ним и рассмотреть фонари поближе.

Оказалось, что на бумажках содержатся фрагменты загадки.

Хм, интересно.

На первой значилось «Мир для мужчин».

Линь Цянь задумчиво прищурилась, пытаясь сообразить, что это могло значить. И вдруг неподалеку от нее раздался голос симпатичной миниатюрной девушки, выглядевшей как японка. Правда с подругой она разговаривала все же по-английски:

- Похоже, придется остановиться. Кто-то уже все разгадал.

- Он, наверное, должен получить первый приз, - ответила ее приятельница.

Заинтригованная, Линь Цянь обернулась. Неподалеку раздался еще один женский голос, теперь говоривший с восточным акцентом:

- Да, и это был невероятно красивый парень. Божечки, он вернулся, с призом.

Линь Цянь проследила глазами за взглядами остальных, повернувших головы в сторону таинственного победителя, и увидела мужчину, выходящего из-за поворота. Одна его рука покоилась в кармане пальто, во второй он держал такой же красный бумажный фонарь.

Освещение было не особенно хорошим, потому Линь Цянь не удалось рассмотреть его толком.

Высокий, стройный, в черном пальто и с тяжелыми шагами. В таком свете его силуэт производил своеобразное впечатление: холодный, суровый, спокойный и красивый мужчина, явно знающий себе цену.

Линь Цянь вдруг почудилось в нем нечто знакомое.

Но это было решительно невозможно.

Стоявшая рядом японка спросила у своей подруги:

- Как думаешь, он кореец?

И парочка двинулась вперед, явно стараясь рассмотреть победителя странного соревнования чуть ближе.

Линь Цянь почему-то захотелось поступить так же. Стараясь не отставать, она двинулась вперед, обошла подруг и заняла неплохое место у самого начала садовой дорожки, присматриваясь к незнакомцу.

Мужчина приближался.

Очертания его фигуры становились все более и более знакомыми, а Линь Цянь все больше и больше охватывало искреннее изумление.

Мужчина поднял глаза, полностью игнорируя внимание окружающих его людей, и посмотрел прямо на Линь Цянь.

Вместо костюма на нем был простое черное пальто и классические джинсы, что заставляло его выглядеть моложе и еще привлекательнее, чем обычно. На лице наметился намек на улыбку, в темных глазах отражались огоньки фонарей.

- С Новым Годом, Линь Цянь.

Линь Цянь с трудом преодолела сильное желание потереть глаза или ущипнуть себя за руку.

- Директор Ли? Вы почему здесь? И почему у вас этот фонарь?

Удивленная девушка рядом с ней поинтересовалась вслух:

- Хм, сэр, а почему вы не получили iPhone за первый приз? Фонарь должен был достаться тому, кто пришел бы к финишу третьим.

Линь Цянь почти бессознательно перевела взгляд на небольшой восьмиугольный фонарь, изготовленный из тонкой и мягкой рисовой бумаги, украшенной несколькими черными иероглифами. Женственные и реалистичные китайские портреты дам из далекого прошлого украшали элегантную подкладку холста.

Японка и ее подружка тихо зашептались за ее спиной. Линь Цянь не могла понять ни слова из сказанного, настолько она была ошеломлена.

Ли Чжи Чэн окинул ее мягким, неожиданно теплым взглядом.

- Дай мне свои руки. Обе.

Линь Цянь смущенно уставилась на него, но руки протянула. Ее сердце колотилось, как безумное, застигнутое врасплох его внезапным появлением.

Окруженное тусклым светом, его лицо выглядело одновременно мягким и твердым, словно облик ожившей статуи. Поймав ее взгляд своими темными глазами, мужчина вложил фонарь в левую руку Линь Цянь.

- Возьми, - низким, нежным голосом велел он.

- Эммм… хорошо, - пальцы девушки надежно вцепились в фонарь.

«Это потому, что ему стыдно, что его застали за таким легкомысленным занятием? – подумала она. – Он избавляется от улик? Но зачем ему обе моих руки?»

И вдруг ее правая кисть будто погрузилась в тепло.

Он сжал ее руку в своей.

Его сухие и прохладные пальцы обхватили кисть почти целиком, пряча руку девушки в своей. Линь Цянь кинула на своего начальника быстрый, неловкий взгляд. Он же смотрел на нее спокойно, глазами, темными, как ночь. Хватка на руке была крепкой, он, похоже, не планировал отпустить ее.

- Уоу, - ахнула рядом незнакомая девушка, и в ее низком голосе прозвучали странные, возбужденные интонации.

Сердце Линь Цянь билось, как безумное.

Ну вот, этот гад возник перед ней из ниоткуда, и сходу велел «дать обе руки». Втюхал свой фонарь и теперь… теперь… Вцепился в нее. Это… Это..

Прежде, чем молчание затянулось, став неловким, Ли Чжи Чэн едва заметно улыбнулся и потянул Линь Цянь наружу, из сада. При этом он не произнес ни слова.

Рука, которую он сжимал в своих пальцах, стала горячей, словно утюг.

Игнорируя многочисленные взгляды, парочка миновала толпу и отель, выйдя на широкую улицу, покрытую ослепительно белым снегом.


 

 

 

Глава 29

 Снег все еще шел.

Линь Цянь не сводила взгляд с крошечных снежинок, скапливающихся на голове и плечах мужчины. Сердце билось так быстро, словно еще чуть-чуть и выскочит из груди.

Что сейчас происходит?

Он пересек океан в канун Нового года, появился перед ней как призрак Рождества, дал фонарь, взял за руку и молча увел за собой. Они выглядели словно влюбленные, сбежавшие от чрезмерной опеки взрослых. Линь Цянь была невероятно смущена, но все же не смогла не поддаться романтическому настроению момента.

Наверное, ему было нелегко найти ее. В своем личном профиле сотрудника «Ай Да» она оставила лишь два контакта на случай экстренной ситуации. Один принадлежал ее лучшему другу, а второй – брату. Его адрес также был указан в документах. Но ведь знать это и найти другого человека в чужой стране, да еще и таким вот образом – это совершенно иное.

Что касается американской визы... Линь Цянь вспомнила, как недавно, во время заседания правления, Сюэ Мин Тао предложил Ли Чжи Чэну посетить Европу и Америку для самообразования, получения опыта от других лучших предприятий той же сферы рынка. Тогда директор Ли ответил что-то вроде «обсудим это в другой раз», и на этом, вроде бы, дело и закончилось. Впрочем, она уже давно не была его личным ассистентом, и понятия не имела, из чего состоит его график. Вполне возможно, что за прошедший месяц Ли Чжи Чэн вполне успел заняться оформлением визы.

Линь Цянь перевела взгляд на их сцепленные руки. Его кисть казалась грубой и сильной, но вместе с тем – невообразимо утонченной и мужественной. Ее сердце билось куда быстрее, чем звучал ритм его шагов.

- Директор Ли, пожалуйста, отпустите мою руку.

К этому моменту они подошли к фонтану, расположенному у внешнего фасада отеля.

Окрестности были тихи и холодны. Пешеходов оказалось неожиданно мало. Неподалеку, отражаясь в сверкающих струях фонтана, целовалась парочка.

Ли Чжи Чэн замер, отпустил ее руку и обернулся.

Как только рука рука Линь Цянь обрела свободу, девушка ощутила неожиданный прилив облегчения. Она больше не могла понять собственные чувства.

Линь Цянь сунула руки в карманы, но их уютное тепло ни шло ни в какое сравнение с ощущением его крепких пальцев на ее коже. Эта теплота и чувство прикосновения все еще ощущалось так, будто контакт не прекращался вовсе.

Утопая в мягком свете манхэттенских фонарей, Линь Цянь смотрела на ставшую почти сюрреалистической фигуру Ли Чжи Чэна. Сегодня на нем не было привычного уже костюма. Черный воротник пальто был поднят. Силуэт казался стройным и холодным, профиль выглядел красивым и отчетливым. Ли Чжи Чэн повернулся к ней и окинул ее лицо взглядом своих глубоких темных глаз. Это было то самое выражение, которое всегда заставляло ее сердце трепетать.

- Линь Цянь, - медленно произнес директор Ли. Голос его звучал хрипловато и сексуально. – Я просто поддался внезапному желанию прийти и увидеть тебя. Тебе не нужно чувствовать давление.

Линь Цянь опустила голову и уставилась на собственные ноги, избегая его взгляда.

КАК. ОНА.МОЖЕТ. НЕ. ЧУВСТВОВАТЬ. ДАВЛЕНИЕ??

Правда ли, что женщины в большинстве своем тщеславные существа? Учитывая его чувства к ней, а также его проницательный и изощренный ум, эту поездку стоило, безусловно, расценивать как попытку завоевать ее сердце. С другой стороны, нельзя забывать и о том, что это не просто мужчина. Это генеральный директор крупной корпорации. Солдат, привыкший сдерживать свои чувства и, по-видимому, никогда раньше не покидавший страну. И этот человек отказался от своих привычек только для того, чтобы преодолеть весь путь до Соединенных Штатов только ради нее…

Линь Цянь ощутила всплеск сладкой нежности и восторженности. Но под этой сладостью все равно смутно ощущался намек на опасность.

Данный аромат определенно источал именно этот конкретный мужчина.

В сравнении с дико мечущимися мыслями Линь Цянь, Ли Чжи Чэн чувствовал себя намного спокойнее и увереннее.

Он замер в лучах света, источаемого уличным фонарем, любуясь девушкой, стоявшей перед ним.

В отличие от ее привычных опрятных и профессиональных нарядов, которые она предпочитала надевать в офис, сегодняшний наряд Линь Цянь заставлял ее выглядеть значительно моложе. Пуховая светлая куртка с капюшоном дополнялась темно-синими джинсами классического кроя. Но даже такая простая одежда не смогла скрыть ее элегантности. Девушка выглядела стильно.

Ее тонкие пальцы все еще сжимали фонарь. Свет от него падал на ее лицо, придавая румянца щекам и заставляя глаза сверкать.

Какая же она красивая.

Это была женщина, которую он хотел. Женщина, которую он решил завоевать, во что бы то ни стало.

Незаменимая.

С этого момента он захотел ее еще больше. Он жаждал, чтобы она принадлежала лишь ему.

Конечно, Линь Цянь даже не догадывалась о подобных пугающих мыслях. Некоторое время она еще обдумывала сложившуюся ситуацию, а затем поступила так, словно не происходило ничего из ряда вон выходящего.

- Директор Ли,вы уже ужинали?

Ли Чжи Чэн окинул ее пристальным взглядом.

- Еще нет.

Девушка удивленно вскинула брови. Сейчас было уже около восьми вечера. Он что, кинулся к ней сразу же после того, как сошел с трапа самолета?

Ее сердце вновь затопило приятным теплом.

- Позвольте мне вас угостить.

Ли Чжи Чэн улыбнулся.

- Не нужно. Это я тебя угощу, - произнес он и посмотрел в сторону отеля, все еще находящегося неподалеку от них. – Пойдем.

Линь Цянь проследила за его взглядом и внезапно опомнилась.

Вот черт! Она совсем забыла о брате. Если он заметил, что она пропала, то определенно будет ее искать.

Ее мобильный остался на обеденном столе, поэтому он не мог с ней связаться. А если начал расспрашивать прохожих, то мог узнать, что она ушла, держась за руки с каким-то мужчиной.

Перед внутренним взором девушки возникло сурово нахмурившееся лицо Линь Мо Чэня. Его холодный голос, полный недовольства, звучал как живой. Им не оставалось ничего иного, кроме как…

Линь Цянь кинула быстрый взгляд на выход из отеля. Так, хорошо. Кажется, Линь Мо Чэнь еще не появлялся. Она повернулась к Ли Чжи Чэну.

- Директор Ли, можно ненадолго одолжить ваш телефон?

Конечно, она не могла прямо сейчас пойти с Ли Чжи Чэном в ресторан при отеле, но и бросить его здесь, посреди улицы, тоже был не вариант. Уже набрав номер, девушка вскинула руку, ловя такси. Повернулась к своему начальнику.

- Директор Ли, я тут уже кушала. Еда здесь – просто ужас. Давайте поедем куда-нибудь в другое место.

Ли Чжи Чэн поймал ее мерцающий взгляд. На симпатичном лице было написано доверчивое ожидание. При этом в уверенном голосе не слышалось и намека на мольбу. Яркие глаза сияли, волосы развевались на ветру.

Кошка.

Эта женщина всегда была похожа хитрую и очень активную кошку. Должно быть, что-то случилось в этом отеле, что-то, из-за чего она сейчас нервничала.

Когда он наблюдал за ее возбужденными движениями, его сердце сжималось, словно стиснутое когтями хищника. Это было приятное чувство. Но ему хотелось большего.

- Хорошо, -с покойно согласился мужчина.

Линь Цянь была рада услышать такой простой ответ. Появилось такси. По привычке девушка собиралась было сесть на пассажирское место возле водителя, чтобы позволить Ли Чжи Чэну занять все заднее сиденье, однако он прошел вперед и открыл заднюю дверь.

- Залезай.

Между тем трубку, наконец, сняли. Раздался приятный бас Линь Мо Чэня.

- Слушаю.

Линь Цянь, не задумываясь, нырнула на заднее сиденье. Прикрыв динамик рукой, она быстро продиктовала таксисту адрес. И только тогда ответила.

- Брат, это я. Я забыла свой телефон. Вспомнила только сейчас, когда уже ушла. Ты доел?

Ли Чжи Чэн сидел рядом и спокойно слушал этот разговор.

Ее голос сейчас звучал послушно и сдержанно, выдавая странное напряжение, превосходящее даже то, которое было в ней в момент, когда Линь Цянь ему отказала.

Сегодня удача определенно была на стороне Линь Цянь. Линь Мо Чэнь только пару секунд назад закончил разговаривать по телефону, поэтому даже не заметил, как долго отсутствует его сестра. Видимо, телефонные переговоры прошли успешно, поэтому он казался довольным.

- Ты где? Почему еще не вернулась.

- Брат, можешь отправляться домой, - как можно лаконичнее пояснила девушка. – Я встретилась с другом. Вернусь после ужина.

Линь Мо Чэнь затих. Затем отодвинул телефон от уха и взглянул на номер входящего контакта.

Китайский оператор.

Оу… роуминг в Соединенных Штатах!

- Друг? – переспросил он. – Это он?

Понимая эту игру слов, Линь Цянь выдала фальшивый смешок.

- Неа.

Она уже собиралась было сказать, что это другой ее друг, но потом повернулась к Ли Чжи Чэну, горой возвышавшемуся рядом, и поняла, что любые последующие слова могут привести к неприятным последствиям.

На другом конце телефона был ... волк. И рядом с ней сейчас сидел… еще один волк.

Заметив эту заминку, Линь Мо Чэнь больше не задавал никаких вопросов.

- Передай ему телефон, - с подозрительно легкой интонацией велел он.

- Хэх, это еще зачем?

- Он похитил мою сестру в канун Нового года. Ты не думаешь, что твоему опекуну нужно сказать ему пару слов?

- Э-э, в этом нет необходимости… - и Линь Цянь вновь неосмотрительно покосилась на Ли Чжи Чэна. Он не сводил с нее своих темных глаз. Учитывая его быстрый ум и предельную внимательность, было бы странно, если бы он уже не понял, что именно сейчас происходит.

Она начала паниковать.

Линь Цянь совершенно не представляла себе, как скажет директору Ли нечто такое: «хотя я уже и отвергла вас, мой брат стал расценивать вас как врага и раскопал топор войны. Если бы вы были кем-то другим, он наверняка смог бы вас разорить…». Хотя, учитывая, что речь шла о Ли Чжи Чэне, это еще вопрос, кто бы кого разорил.

- Хм, ну, вот,собственно, и все. Брат, с Новым годом! До свидания, - и тут же выключила телефон. Подняв голову, девушка заметила взгляд Ли Чжи Чэна и только сейчас поняла, насколько неуместными были ее слова и действия.

К счастью, он ничего не сказал. Просто взял мобильник и спрятал его во внутренний карман пальто. Включать не стал, и Линь Цянь это даже тронуло. Все-таки есть польза от умного парня. Ничего говорить не нужно, он оставался внимательным даже тогда, когда речь шла о мелких деталях.

В то время, пока Линь Цянь мысленно его расхваливала, Ли Чжи Чэн спокойно посмотрел на нее и сказал:

- Вели водителю развернуться и доставить нас к тому отелю.

- Вернуться? Зачем это? – ошеломленно отозвалась девушка.

- Я не подумал об этом, когда решил сюда приехать, - медленно заговорил он. -  Сегодня канун Нового года, ты должна быть со своей семьей. Я верну тебя обратно. Кроме того…

Ли Чжи Чэн сделал весьма красноречивую паузу.

- Кроме того, я думаю, что мы с ним в конце концов встретимся, чтобы поговорить и познакомиться друг с другом. Тебе не нужно так нервничать по этому поводу.

Вздрогнув, Линь Цянь почувствовала, как заколотилось ее сердце. Лицо стремительно покраснело.

Ну что это за…? Она всегда считала себя толстокожей, но ее босс превзошел ее и в этом. Она успела отшить его уже несколько раз, а он все еще чрезвычайно уверен в себе и, похоже, ни капли не сомневается в собственном успехе. Не слишком ли он доминирующий и самоуверенный?

- Ладно, ладно, посмотрим, - пробормотала она, избегая его взгляда.

И вдруг, без предупреждения он переключился на другую тему разговора.

- Проект Мин Шэн. Я искал возможность поблагодарить его лично.

Линь Цянь застыла.

Ах, вот, что он имел в виду?

Подняв голову, она наткнулась на его тяжелый, цепкий взгляд. Лицо мужчины казалось спокойным, но глаза вспыхнули от удовольствия. Он разглядывал ее со странной задумчивостью.

И Линь Цянь вдруг поняла.

Да он ведь нарочно ее дразнит! Так выходит, да?

Кажется, что именно так.

За окном автомобиля виднелись длинные пробки, свойственные «Городу, который никогда не спит». Красочные неоновые огни, блестящие и яркие, отбрасывали свет на лица прохожих. Безмолвный падающий снег окутал все предметы, сглаживая цвета и очертания.

По какой-то причине лицо Линь Цянь покраснело, как никогда раньше. Ее пульс ускорился до безумного ритма.

Некоторое время спустя Линь Цянь, наконец, решительно вскинула подбородок, спокойно отвергая его предложение.

- Мне не нужно возвращаться. У моего брата довольно богатая ночная жизнь. Даже если мы вернемся, он вряд ли сможет уделить нам время. Если вам так хочется с ним увидеться, то, возможно, получится в следующий раз.

 

В нескольких кварталах от них Линь Мо Чэнь как раз вынул ключ из кармана пальто, намереваясь открыть дверь.

Он стоял у входа, глядя на пустой, роскошно обставленный дом. Мимо пронесся освежающий прохладный ветерок, заставив мужчину чихнуть.

Хэх, эта мелкая… Она сказала, что приехала сюда, чтобы отпраздновать Новый год вместе с ним. Но тут же сбежала с этим парнем. Даже телефон выключила, боясь, что он может им помешать.

Кажется, этот парень весьма опытен в обращении с женщинами.

Но поскольку «опекун» Линь Цянь был предупрежден, они оба должны были понимать, что за этим последует. Завтра этот парень наверняка придет, чтобы познакомиться с ним. Линь Цянь, глупышка, ты действительно думаешь, что тебе удастся избежать этого?

 

 

 

Глава 30

Линь Цянь привела Ли Чжи Чэна в ресторан с западной кухней.

Стрелки часов уже перешагнули отметку в девять вечера, и внутри оказалось немного посетителей. Просачивающиеся сквозь оконные стекла лучи электрического света мягко ложились на белый снег, придавая картинке очаровательной и уютной атмосферы.

К столику подошел официант, готовый выслушать их заказы. Ли Чжи Чэн принял меню из его рук, но тут же отложил папку в сторону.

- Мой английский недостаточно хорош. Заказывай ты.

Линь Цянь сочувственно улыбнулась. Многие китайцы не особенно любили разговаривать на английском, оказываясь за границей. Ли Чжи Чэн, как солдат, наверняка раньше никогда и страну-то не покидал. Было бы, пожалуй, даже странно, если бы вдруг оказалось, что он отлично владеет английским.

Линь Цянь не стала ходить вокруг да около. Окинув меню быстрым, цепким взглядом, она с легкостью назвала официанту несколько блюд. Украдкой покосившись на Ли Чжи Чэна, молча сидевшего напротив, девушка заговорила еще быстрее, инструктируя официанта:

- Он не ест томатный соус, поэтому не добавляйте его ни к одному из блюд. Говядину лучше подавать большими кусками. Никакого лука. Чай у вас можно заказать? Замечательно. Британский черный чай вполне подойдет… и никакого молока!

Объясняя гастрономические предпочтения своего босса официанту, Линь Цянь внезапно ощутила на своем лице пронзительный, тяжеловесный взгляд. Но когда она повернулась к своему спутнику, увидела, что он смотрит куда-то вниз. Совершенно спокойно мужчина отпил из стакана с водой. Все казалось нормальным.

Линь Цянь вновь начала краснеть.

Он ведь… он же не понял, что она говорила, верно? Если бы он был в состоянии понимать сказанное ею, значит его уровень владения английским находится на высокой планке. Вполне достаточной, чтобы поступить в колледж в Америке и слушать повседневные новости на BBC без всяческих затруднений.

Невозможно. Обычный солдат не имеет возможности так углубленно изучать и практиковать английский.

Обдумав это, девушка снова начала успокаиваться.

Линь Цянь быстро поняла, что не испытывает особого беспокойства и даже почти не нервничает. Похоже, эта ночь будет не настолько невыносимой, как она предполагала.

Ожидая, пока подадут еду, она прикидывала, какая тема для разговора выглядела бы естественной и максимально приятной для них обоих. Ли Чжи Чэн напротив нее с нарочитой неспешностью снял пиджак, оставшись в темно-сером джемпере. Его руки легли на стол.

Линь Цянь окинула быстрым взглядом наряд своего начальника. Хм.. его стиль выглядел очень практичным. Стильно, тепло и наверняка эта модель была водостойкой. Да и Ли Чжи Чэну шло, как в плане кроя, так и по цвету. Его фигура казалась пропорциональной и сильной. Похоже, директор Ли неплохо разбирается в модных тенденциях и… на самом деле имеет довольно хороший вкус.

- Часто обедаешь в этом ресторане? - ровным голосом спросил Ли Чжи Чэн.

- Нет, не очень, - тут же ответила девушка. – Я никогда не провожу в Америке слишком много времени. Обычно всего пару недель, на зимних и летних каникулах в университете. Брат приводил меня сюда пару раз, и я подумала, что здесь неплохо.

Ли Чжи Чэн окинул ее тяжелым, внимательным взглядом, и медленно кивнул.

Линь Цянь тут же начала говорить о еде, шеф-поварах и достопримечательностях, окружающих ресторан. Ли Чжи Чэн лишь изредка вставлял свои реплики, в основном заключающиеся в паре слов. Несмотря на то, что он иногда выдавал то, что заставляло сердце девушки биться быстрее, а лицо краснеть, в целом их общение получалось легким и интересным. Сегодня Линь Цянь отметила для себя, что, если у него возникнет желание побеседовать с кем-то, директор Ли вполне в состоянии взять на себя инициативу, завязать и вполне успешно поддерживать разговор.

Сейчас из них двоих больше всего говорила именно она. Тем не менее, с помощью одной лишь фразы, Ли Чжи Чэн с легкостью переводил разговор в нужное ему русло. Из области ресторана к ее университетской жизни, а оттуда – к ее увлечениям и интересам. К тому времени, когда Линь Цянь, наконец, заметила, что происходит, она уже успела разболтать ему о своей семье, особо серьезных событиях своей жизни, хороших и плохих привычках. А он, казалось, сосредоточенно запоминал все, даже самые незначительные, детали ее рассказа.

Волк подкрадывается к своей добыче, ослабляя ее бдительность.

Однако девушка не могла не признать - разговор по-прежнему оставался приятным и необременительным. Ли Чжи Чэн поддерживал эту легкость с самого начала их совместного вечера. Только когда она слишком погружалась в рассказ, он одаривал ее цепким взглядом своих темных глаз. Этот непоколебимый взгляд, казалось, имел скрытый смысл. Ли Чжи Чэн смотрел на нее так долго, что сердцебиение Линь Цянь почти достигло критической точки. Но ей это ощущение не казалось неприятным.

Даже наоборот, сладкое и теплое чувство с легкой примесью опасности возбуждали и окрыляли девушку.

Поскольку они почти закончили трапезу, Линь Цянь, до сих пор главенствующая в разговоре, решила взять инициативу на себя.

Ее пульс был несколько неровным, когда девушка смотрела на красивую улыбку Ли Чжи Чэна, сияющую в приглушенном свете ламп. Молния на его джемпере была застегнута до самого верха, из-за чего ворот стоял вертикально. Сейчас директор Ли походил на очень классного и популярного молодого студента, а не на холодного зрелого мужчину, который носил костюмы в офисе и держался отстраненно. И не на опытного ветерана, который мог с легкостью составлять сложные планы сражений. Это ощущение было интригующим. Будто он медленно раскрывал другую сторону себя, не стесняясь ее присутствия.

И эта сторона демонстрировала обычного, привлекательного и безвредного молодого человека.

Заметив ее взгляд, Ли Чжи Чэн отложил свои столовые приборы в сторону и стал спокойно ждать, пока она заговорит.

- Директор Ли,- спросила Линь Цянь. – Могу я задать вам три вопроса?

Ли Чжи Чэн не прервал зрительного контакта.

- Да, - отозвался он мягким, тихим голосом.

- Первый вопрос… - девушка улыбнулась. – Как вы смогли придумать такую ​​тактику для коммерческих битв, в чем ваш секрет?

Если бы это был любой другой человек, Линь Цянь в жизни не осмелилась бы задать подобный вопрос. Да и зачем? Большинство предпринимателей опиралось скорее на свой опыт и инстинкты, а не на продуманные стратегии. Может ли она, например, научиться у своего брата быть расчетливой и беспощадной? Вряд ли.

Но Ли Чжи Чэн был другим. Его решения всегда оказывались взаимосвязанными и многоэтапными. Между его способом ведения бизнеса и тактикой ведения войны можно было провести параллели, и это отличало его от большинства других людей. Это был острый вопрос, который мучил Линь Цянь в течение долгого времени. Сегодня она наконец осмелилась его задать, приободренная тем, что атмосфера казалась просто идеальной.

В глазах мужчины появился странный огонек, оттененный скрытой усмешкой.

- Хочешь учиться у меня? - спросил он низким, грудным голосом.

Линь Цянь тут же покраснела, но все же заставила себя ответить.

- Да. Любой бы на моем месте был заинтересован в таком обучении.

Ли Чжи Чэн ответил не сразу. Он неспешно взял чашку и сделал глоток чая. Затем он поднял голову, чтобы посмотреть на нее почти в упор.

- Существует только один принцип. Самый главный принцип, который хорошо известен всем командирам в армии, - Линь Цянь ощутила, как дрогнуло ее сердце. Мужчина же продолжил. – Все мои планы были направлены на достижение одной цели - выявить все потенциальные препятствия, чтобы обеспечить успех и нашу безусловную победу. Благодаря своим знаниям, я смог выявить из нашего коллектива идеальных исполнителей и использовать наши преимущества, чтобы, в конечном счете, сразить нашего противника быстро и эффективно.

Линь Цянь потрясенно замерла.

Так просто? Только один принцип?

Она попыталась тщательно проанализировать его слова.

Выявить все препятствия. Во время их последней  бизнес-битвы,Ли Чжи Чэн применял как атаку, так и отступление, причем последнее использовалось им для атаки с другого направления. Он заманил «Сы Мэйцы» в ловушку проекта Мин Шэн, заставив соперника придерживаться ряда ограничивающих условий - периода производства и цены.

Когда Ли Чжи Чэн сфокусировал свое внимание на рынке сумок среднего ценового диапазона, «Сы Мэйцы» уже не имели никаких ресурсов для борьбы с ним, в том числе и на более дешевом рынке. Был ли это тот самый метод, о котором он упоминал? В целом «Сы Мэйцы» во многом превосходили «Ай Да». Но, как он и сказал, все планы действий имели простую суть при всей масштабности и сложности стратегии. Граница между истиной и ложью была размыта. Суть последних действий заключалась в том, чтобы лишить «Сы Мэйцы» их преимущества - рабочей силы и ресурсов. Это, пожалуй, и стоит считать конечной целью, которую он имел в виду с самого начала, еще в процессе формулирования плана действий.

При таком рассмотрении план действительно казался настолько простым, насколько его пытался выставить таковым директор Ли.

Линь Цянь ощутила, что в ее груди поднимается теплая волна. Кровь хлынула по венам – то самое чувство, какое возникло у нее в самый первый день появления в офисе компании «Ай Да».

Девушка вскинула голову и одарила мужчину ясным и чистым взглядом, на ее лице вспыхнула приятная улыбка.

- Спасибо, профессор, - решительно произнесла она.

Ли Чжи Чэн сидел на месте тихо и неподвижно. Казалось, он пытался запечатлеть в своей памяти эту улыбку, эти вскинутые брови, цвет этих подвижных губ.

- Что касается конкретного плана… - вновь заговорил он тихим голосом. Как и ожидалось, ее глаза снова загорелись, девушка уставилась на него с трепетным вниманием. В глазах Ли Чжи Чэна мелькнула смешинка. Он вдруг замолчал и выдержал долгую паузу, не спеша продолжать. А потом все же выдал. – Это легко понять, но трудно проиллюстрировать словами, поэтому вряд ли я смогу тебя научить.

Разочарование, молниеносно вспыхнувшее на симпатичном лице девушки, казалось почти физически ощутимым. Тем не менее, Ли Чжи Чэн всего лишь спокойно поднял красивый белый фарфоровый чайник, украшенный утонченным узором, и налил себе еще одну чашку чая.

- Однако я могу тебе сообщить кое-что другое. Моя следующая битва начнется примерно через два месяца.

Сердце Линь Цянь пропустило удар. Она механически подняла чашку, которую он наполнил, и сделала небольшой глоток. Растерянность оставила ее горло и рот сухими, как впрочем, и их долгий разговор. Девушка сделала еще один глоток, на этот раз большой, и вдруг в ее голове возникла мысль о том, что мужчина напротив нее на самом деле невероятно умен.

Сначала мысль скользнула мимо, буквально на задворках сознания, но затем Линь Цянь задержала ее и несколько изменила свое отношение к происходящему. Она подняла голову и поймала внимательный взгляд своего собеседника.

- Впереди нас ждет серьезное сражение. Если хочешь узнать что-либо, или же если просто хочешь быть на моей стороне – просто следуй за мной. Каждый шаг мы пройдем вместе. 

Эти слова, произнесенные низким, хрипловатым голосом, заставили сердце Линь Цянь забиться болезненно быстро.

Но она все еще была неуверенна в некоторых вещах.

А кроме того, оказалось очень сложно сопротивляться… кое-чему.

- Хорошо, - решительно кивнула девушка. – Я действительно вложу всю душу в это обучение.

Линь Цянь не сводила глаз с Ли Чжи Чэна. В этой чужой стране и незнакомом ресторане он, со своей красотой, пронзительно темными глазами и сдержанным поведением, казался таким же холодным и отстраненным, как и прежде.

- Второй вопрос? – заговорил мужчина, предлагая продолжить обсуждение.

Линь Цянь поняла, что несколько перегнула, сообщив, что у нее три вопроса. Опустив голову, она смущенно ткнула вилкой в свой недоеденный салат. Но все же смогла произнести довольно ровным голосом:

- Второй вопрос… Вы используете эти стратегии и во время ухаживания за женщинами?

Даже не поднимая головы, девушка могла с уверенностью утверждать, что Ли Чжи Чэн смотрит на нее. Казалось, он глубоко задумался.

- Линь Цянь, если бы я использовал свои стратегии на тебе… - Он сделал паузу, прежде чем продолжить. – Даже если бы ты не успела в меня влюбиться, к этому моменту ты уже стала бы миссис Ли, официально.

Сердце Линь Цянь яростно забилось в грудную клетку. Она подняла голову, чтобы посмотреть на мужчину напротив.

Но наткнулась на взгляд спокойных, темных глаз.

Сердцебиение снова вышло из-под контроля девушки.

Атмосфера становилась опасной.

Он был предельно серьезен. И, честно говоря, если бы он и вправду использовал на ней свои хитроумные стратегии, Линь Цянь была не уверена, что смогла бы избежать ловушки.

Несмотря на то, что его невероятные слова казались нелепыми и дразнящими, он произнес их с такой спокойной и серьезной манерой, что не оставил и места для сомнений.

Линь Цянь снова опустила голову и продолжила возводить из салата на своей тарелке подобие защитного вала. Смущенные бессмысленные движения продолжались довольно долго.

До тех пор, пока он не добавил:

- Это значит, что тебе не нужно держаться настороже возле меня.

Эта фраза успешно превратила Линь Цянь в краснощекий символ стыда и смущения.

- Я даже не пытаюсь осторожничать, - пробормотала она. – Я просто болтаю с вами.

- Хорошо, - Он уставился на ее красное лицо и тихо произнес. - Очень хорошо. Действительно, мы должны почаще вести такие непринужденные беседы.

Линь Цянь все еще ощущала, как горит ее лицо.

- Зачем это? - не задумываясь, тут же переспросила она.

- Потому что, независимо от того, будешь ли ты моим подчиненным или моей дамой сердца, ты действительно должна узнать меня получше.

Его голос был низким, а тон – настойчивым. Линь Цянь потрясенно замерла и вновь залилась румянцем.

- Так что там с третьим вопросом?

Девушка не без труда взяла себя в руки.

Подняв покрасневшее лицо, она посмотрела ему прямо в глаза.

- Что бы вы сделали, если однажды женщина, которую вы любите, принесла вам такую невыносимую боль, что проняла бы вас прямо до костей?

Несколько мгновений Ли Чжи Чэн спокойно смотрел на нее.

- Если это и вправду женщина, которую я люблю, - мягко ответил он, наконец. – Я смог бы это выдержать.

 

***

 

Когда они вышли из ресторана, снегопад уже прекратился.

Ночь казалась еще более тихой, чем раньше, однако город по-прежнему заливало яркое, празднично освещение. Время от времени с ветвей опадали охапки снега и более мелкие снежинки. Погода ощущалась скорее как освежающая, чем холодная. Люди вокруг скорее прогуливались и даже блуждали, чем спешили по своим делам, как они делали это обычно.

Ощущение прогулки по чужой стране в спокойную новогоднюю ночь казалось очень необычным и даже волшебным. Поэтому когда Ли Чжи Чэн предложил пройтись, Линь Цянь одобрительно кивнула.

Возможно, они слишком много говорили в ресторане. Впервые у них состоялось такое обстоятельное и личностное общение. Наверное именно поэтому, пока они прогуливались под снежными деревьями, никто из них не говорил.

Они успели пройти довольно много, прежде чем услышали звуки пения, доносящиеся откуда-то впереди. Казалось, что множество людей распевают китайскую песню «Возрождение Дракона».

Линь Цянь улыбнулась.

- Если я правильно помню, где-то там находится парк. Возможно, сейчас там расположился хор.

- Пойдем взглянем, - тут же отозвался директор Ли.

Парк представлял собой огромную просторную поляну, гигантский кругляш, засеянный густой травой, и расположенный в самом сердце города. Ли Чжи Чэн и Линь Цянь перешли на белую платформу. Оттуда отлично просматривались невысокие зеленые склоны холмов, а также извилистые мощенные белым камнем дорожки между ними. В тени деревьев располагалась небольшая сцена, залитая сияющими огнями и утопающая в мелодичных звуках. Вокруг сцены собралось довольно много людей, и почти все они пели в унисон.

Буквально через несколько шагов Линь Цянь и Ли Чжи Чэн почти столкнулись с парой молодых китайцев, похоже студентов, которые спешили в сторону сцены. Переглянувшись, незнакомцы с теплотой улыбнулись им:

- Привет! Вы, ребята, китайцы? С Новым годом!

Линь Цянь улыбнулась в ответ.

- С Новым годом! Не подскажете, что там происходит?

- Это новогодняя вечеринка, организованная Международной студенческой ассоциацией, - ответил один из парней.

Линь Цянь с улыбкой повернулась к Ли Чжи Чэну.

- Может, сходим и взглянем на эту «новогоднюю вечеринку» вместе?

Даже в таком скудном свете было заметно, что в глазах мужчины промелькнула искорка смеха.

- Хорошо.

Как только они приблизились, стало очевидно, что людей у сцены собралось не так уж и много, примерно с полсотни парней и девушек. Сцена располагалась на небольшом пяточке под открытым небом парка. Несмотря на то, что еще совсем недавно в городе шел снег, казалось, до этого места он просто не добрался. На сцене стояла девушка, одетая в яркий золотой национальный костюм, и держала в руках изысканный веер. Она исполняла традиционный танец, «Цветок Водной Луны».

Несмотря на то, что исполнительнице явно было далековато до профессионалки, публика активно ее поддерживала. Из толпы то и дело доносились подбадривающие выкрики и аплодисменты. Ли Чжи Чэн и Линь Цянь заняли место у внешнего края толпы. Мужчина выглядел совершенно спокойным и незаинтересованным, зато девушка просто светилась счастьем, улыбка на ее лице выглядела особенно привлекательно.

Все же люди – весьма странный биологический вид.

Они могли отпраздновать Новый год дома, но вместо этого приехали в Америку, чтобы уже здесь найти тех, кто будет отмечать праздник в традиционном китайском стиле. И при этом остались равнодушны к чисто американским красотам. Сейчас, наблюдая за этими студентами, организовавшими собственный праздник, за возбужденной аудиторией у сцены, за исполнителями на подмостках, Линь Цянь ощутила сильный всплеск чувств и патриотической любви.

Она так внимательно наблюдала за происходящим, словно не могла оторвать глаз, хлопала в ладоши и радостно смеялась вместе с окружающими ее людьми. На короткое мгновение девушка даже забыла о том, что рядом стоит ее начальник. Пока она почти случайно не повернулась в ту сторону, Линь Цянь даже не догадывалась, что все это время Ли Чжи Чэн смотрел только на нее одну. Его красивое лицо выглядело нежным и утонченным, будто у изысканной статуи, а взгляд казался сосредоточенным и обволакивающим. Девушка не знала, как долго он разглядывал ее, но чувствовала, что все же долго.

Это было словно в старинной поговорке: кто-то, находясь на мосту, любовался открывающимся с него пейзажем, а кто-то – стоявшим рядом человеком.

Этот романтический яркий образ мгновенно возник в голове Линь Цянь. В сердце вновь прокралась опасная сладость.

Однако в этот момент Ли Чжи Чэн открыл рот и произнес:

- Тебя так легко завести…

Линь Цянь была несколько сбита с толку этими словами.

Линь Мо Чэнь говорил, что она слишком мягкосердечна и легковерна, что готова отдавать всю себя, не желая ничего взамен. Но она не думала, что это недостаток или проблема. Ее брат настаивал, что нужно мучить парней, но она никогда не сможет провернуть подобное с тем, в которого влюбится.

Но, по крайней мере, она могла бы быть более осторожной, не позволять ему пользоваться собой.

Особенно сейчас, когда этот нахал наверняка уже уверился в том, что смог ее завоевать.

- Да, так и есть, - спокойно отозвалась девушка, игнорируя двусмысленность в словах своего собеседника. – Но в настоящее время я прилагаю все усилия, чтобы стать более стабильной и надежной.

Однако Ли Чжи Чэн прокомментировал ее признание совершенно неожиданно.

- В этом нет необходимости.

 Линь Цянь повернулась и вновь взглянула на своего спутника. Однако мужчина уже отвернулся, будто бы заинтересованный спектаклем. Девушка уставилась на его четкий красивый профиль, едва заметно вздохнула и вновь повернулась к сцене.

Он сказал, что «в этом нет необходимости».

Ну и что это значит? Что ему нравится ее личность, и он не хотел бы, чтобы она менялась? Или… что такая девушка, нестабильная и ненадежная, будет более легкодоступной для него?

Линь Цянь снова покраснела.

Вот ведь засада! Сколько раз они общались после того его признания, но за все время он так ничего и не предпринял. И теперь его слова наверняка не имели двойного подтекста, но ее мозг стал сам заполнять недостающие пробелы...

 

 

Они понаблюдали за спектаклем еще некоторое время, прежде чем покинуть этот район.

Двигаясь по белой мощеной дорожке, парочка неспешно направилась к другой стороне парка. Линь Цянь мысленно произвела некоторые расчеты. Сейчас было уже около одиннадцати вечера. Было бы здорово умудриться поймать такси домой к тому времени, когда они выйдут из парка. Она отправила бы босса Ли обратно в его отель, и даже успела бы попасть домой вовремя, чтобы встретить Новый год вместе со своим братом. Было бы неплохо как можно быстрее успокоить и этого уважаемого и властного господина.

Вскоре перед парочкой появилась огромная черная стена, напоминавшая выступ скалы, метров пятнадцать в высоту. Подняв головы, они смогли рассмотреть несколько человеческих фигурок вверху, кажущихся отсюда непропорционально маленькими. Кажется, это была стена для скалолазания.

Учитывая погоду, было удивительно, что несколько молодых людей все же решили заняться покорением скалы. Кроме Линь Цянь и Ли Чжи Чэна внизу, у подножия, стояло еще несколько людей. Пара инструкторов, наставлявших скалолазов резкими, громкими выкриками, и зеваки, с восхищением и беспокойством комментирующие происходящее на английском.

Линь Цянь замерла, не в силах отвести от стены взгляд.

- Хочешь попробовать? - вдруг раздался сбоку небрежный комментарий.

Что?

Девушка резко развернулась к своему начальнику.

И тут же призналась самой себе – все же Ли Чжи Чэн был невероятно красив.

Сейчас его голова слегка наклонилась вниз, он быстро снял пальто и сбросил его на траву, проделал то же самое с пиджаком. Затем закатал рукава темно-серого джемпера, обнажая свои мускулистые руки, стянул с запястья часы и сунул их в карман.

- Хочешь пари?– взглянув на девушку, поинтересовался директор Ли.

Линь Цянь ответила ему любопытным взглядом.

- Какое пари?

Он едва заметно улыбнулся.

- Если победишь ты – я выполню любую твою просьбу. Я соглашусь, что бы это ни было. А если одержу победу я…

Сердце девушки пропустило удар.

Вот оно.

Тот самый момент наступил.

Линь Цянь глубоко вздохнула, но ее спутник неожиданно продолжил:

- … То ты сегодня встретишь со мной Новый Год, будешь рядом, когда часы пробьют двенадцать, - ровным голосом закончил он.

Брови Линь Цянь взлетели вверх.

Все?

Он что, не будет просить ее стать его девушкой?

Фуф! Облегченный вздох выскользнул с ее губ, снимая часть напряжения.

- Не слишком ли рисковый шаг? – спросила она. – Что вы предпримете, если я выиграю и попрошу вас отдать мне «Ай Да»?

Он не ответил, лишь ухмыльнулся и пожал плечами. А затем, как ни в чем не бывало, двинулся к стене.

- Я даю слово джентльмена. Если сможешь меня победить – что ж, Ли Чжи Чэн будет полностью в твоей власти, сможешь уничтожить его, если будет такое желание.

Линь Цянь усмехнулась. Ее дух соперничества пробудился в полную силу, подстегнутый его спокойным и уверенным поведением. Девушка подумала о том, что хотя ее соперник и был солдатом, большую часть своего времени он наверняка тратил на командование войсками и оттачивание навыков стрельбы. И уж явно не тренировался для завоевания звания мастера по скалолазанию. А вот она зато была в этом деле очень хороша, поэтому шансы на выигрыш казались весьма высокими.

Вдохновившись соревнованием, Линь Цянь энергично скинула с себя куртку, перчатки, шапку и шарф, все, что могло помешать ей в восхождении. Хладнокровно оставила их валяться в заснеженной траве и направилась к скале.

Любители активного отдыха часто обладали жизнерадостным и дружелюбным характером. Поэтому местные скалолазы без всяких проблем и с гостеприимностью приняли китайских туристов в свои ряды.

Услышав о желании попробовать свои силы от Линь Цянь, молодой афроамериканец тот час же велел своим коллегам выдать им соответствующее снаряжение и помочь закрепить его на телах. А затем, совершенно неожиданно, выдал на ломанном мандарине «Счастливый ... Новый ... Год! Вперед, вперед, вперед!»

К этому времени небеса уже окончательно потемнели, но не чувствовалось, что наступил глубокий вечер. Музыка, раздававшаяся неподалеку, заливала окрестности, согревая сердца слушающих. Свет фонарей и гирлянд отражался от снега и долетал почти до облаков, придавая пространству особого очарования. У стены для скалолазания словно бы сходились во влюбленных объятьях жизнерадостный свет и гостеприимная тьма.  

Линь Цянь и Ли Чжи Чэна отделяло сейчас меньше метра. Они стояли плечом к плечу, повернувшись лицом к основанию стены для скалолазания. Девушка полуобернулась к своему спутнику и с подозрением взглянула на него.

- Можем начинать?

Мужчина вскинул подбородок, окинул внимательным взглядом вершину скалы, и его губы скривились в улыбке, больше напоминавшей ухмылку.

- Вперед!

Линь Цянь решила выложиться полностью. Приникнув к стене вплотную, она карабкалась вверх, словно кошка. Некоторое время спустя, даже не осознавая еще насколько высоко она успела подняться, девушка вдруг ощутила, что что-то не так. Замерев, она осторожно огляделась и только тогда поняла, что Ли Чжи Чэн все еще стоит внизу, на земле. Его красивое лицо застыло в спокойном и даже умиротворенном выражении.

Он не сдвинулся ни на дюйм.

- Почему вы все еще там? – спросила Линь Цянь.

Он ответил ей долгим взглядом.

- Даю тебе пятиминутную фору, - голос мужчины при этом казался прохладным, словно вода в чистом горном ручье.

Если раньше его уверенность возбуждала в ней дух соперничества, то в этот момент все ее существо пронзило раздражение.

Дать ей пятиминутную фору надумал?

Эта стена не считалась высокой, скорее средней – и он собирался дать ей дополнительные пять минут? Пять минут было достаточно, чтобы преодолеть больше половины расстояния!

Линь Цянь никогда не отказывалась от безусловного преимущества, которым можно было бы воспользоваться. Прямо сейчас, очевидно, Ли Чжи Чэн дал ей это преимущество потому, что недооценил ее способности, однако девушка не ощущала стыда или угрызений совести. Если ему так хочется, чтобы она победила, кто она такая, чтобы его останавливать? Она с удовольствием примет эту предложенную на блюдечке победу.

Обдумав эту мысль, Линь Цянь сосредоточилась на подъеме и продолжила движение вверх.

Между тем на земле в рядах зрителей оказалось несколько молодых китайцев. Они слышали разговор между парочкой, и с бурными комментариями пересказали его своим сверстникам – американцам.

Поднявшись немного выше, Линь Цянь вдруг услышала снизу ободряющие возгласы, явно предназначавшиеся Ли Чжи Чэну.

- Молодчага,приятель!

- Красивый ход…!

Ли Чжи Чэн улыбнулся и едва заметно согнулся в шутливом поклоне. Затем, сунув руки в карманы, продолжил внимательно наблюдать за поднимающейся девушкой. Она была так очевидно настроена на победу, что это проявлялось даже в ее агрессивных, резких движениях и волевом выражении лица. Не теряя драгоценных секунд, Линь Цянь упрямо двигалась вверх.

Его губы растянулись в широкой улыбке.

Линь Цянь успела преодолеть почти половину и достичь самой сложной части пути, когда внизу кто-то крикнул:

- Пять минут прошло!

Ее сердце дрогнуло.

Хотя Линь Цянь, как выразился Ли Чжи Чэн, и было «легко завести», когда она принималась за дело всерьез, ее эмоциональное состояние становилось спокойным и гладким, доминирующее положение занимала холодная сосредоточенность. В этот момент она сказала себе не смотреть вниз, не волноваться, и даже не задумываться над тем, догоняет ли ее директор Ли или нет. Ее собственный темп занял все внимание девушки.

И в этот самый момент снизу донесся знакомый чистый голос:

- Линь Цянь, с этого момента я собираюсь следовать за тобой*!

(прим.пер.: он сказал «going to start chasing you»,что может означать и «преследовать, догнать, следовать» в прямом смысле слова, и «ухаживать, приставать, добиваться кого-то» в переносном)

Девушка как раз устраивала ногу в небольшой бороздке в каменной стене. Его спокойный, сильный голос, выдавший столь двусмысленную фразу, заставил ее сердце дрогнуть.

Нога соскользнула, и Линь Цянь почти потеряла опору.

Она глубоко вдохнула.

Кто может знать, специально он это сделал, чтобы ее отвлечь, или нет? В любом случае, у него это удалось. Ее внимание все еще было приковано к стене, но не настолько плотно, как прежде. Участившийся пульс сбивал с толку. Линь Цянь опустила голову и продолжила подниматься вверх.

Вскоре она оказалась прямо под самым сложным сегментом подъема.

Несмотря на то, что Линь Цянь постоянно напоминала себе, что ей не стоит отвлекаться на крики снизу, постоянные возгласы одобрения, долетавшие оттуда, привлекали ее внимание. Ей вдруг отчаянно захотелось посмотреть со стороны, как движется ее спутник. Наверняка его движения были столь же быстрыми и красивыми, как и он сам.

Линия финиша была у девушки прямо перед глазами. Наконец она не выдержала и кинула взгляд вниз.

Осознание того, что Ли Чжи Чэн находился почти на уровне ее ног, заставил девушку не на шутку испугаться. Разрыв между ними был минимальным.

С какой же невероятной скоростью он поднимался? Это что, часть обязательной подготовки спецвойск?

В этот короткий момент ей, наконец, удалось увидеть его ловкие движения, грацию его прекрасно сложенного тела. Длинные ноги упирались в каменную стену, волосы ерошил легкий ветерок, на красивом лице проступили спокойная решимость и сосредоточенность. В одно мгновение он поднялся далеко вверх, и теперь его кисти находились на уровне ее икр.

Линь Цянь поспешно отвернулась и двинулась дальше, стараясь изо всех сил.

Несмотря на то, что это была обработанная парковая скала, венчало ее препятствие -округлый выступ под углом в сто двадцать градусов, чрезвычайно сложный для преодоления. В дополнение к этому поверхность здесь становилась гладкой и скользкой, так что девушке не удалось продвинуться вверх даже на миллиметр, и после нескольких попыток.

К тому времени ей больше не нужно было оглядываться или смотреть вниз, чтобы видеть своего соперника. Пару мгновений спустя он уже находился на том же уровне, что и она.

Его черный силуэт напоминал фигуру проворной пантеры, неумолимо преследующей свою дичь. Он явно не собирался ей уступать.

Находясь в шаге от победы, мужчина вдруг притормозил. Вместо того, чтобы двигаться дальше, он повернул голову и посмотрел на Линь Цянь. В голосе его звучало веселье:

- Готова, наконец, признать поражение?

Линь Цянь, с головой погрузившаяся в дух состязания, полностью забыла о том, что ее соперник также являлся и ее начальником. Она также позабыла и о том, что он постоянно стремился стать лучшей и более сильной версией самого себя. Поэтому девушка ответила, даже не обернувшись к нему:

- Да хрен тебе!

Затем собрала все силы в кулак и попыталась снова преодолеть препятствие, вложившись в один-единственный рывок. 

Однако рука скользнула с мокрой и гладкой поверхности стены, выступ под ногой дрогнул и раскрошился. Сердце девушки пропустило удар, стремительно ухнув в пятки.

Тело внезапно потеряло равновесие, и Линь Цянь полетела вниз.

С земли донеслись шокированные и испуганные возгласы и вздохи.

Тело девушки напоминало укутанную ремнями игрушку. С шокирующей легкостью оно понеслось вниз. Линь Цянь ощутила, как желудок подкатил к горлу. Каменная стена, Ли Чжи Чэн, деревья и фонари слились в ее глазах в единую сумбурную картинку. Она инстинктивно взмахнула руками, пытаясь ухватиться хоть за что-то, но стена словно вмиг стала гладкой и монолитной. И тут вдруг что-то обхватило ее правую кисть. Резкий рывок, и упор пришелся уже в локоть. Рука была обвита чужими ремнями безопасности, крепко удерживаемыми в чужих пальцах. Линь Цянь ощутила новый рывок, и ее тело вновь изменило положение в пространстве.

В своем растерянном и испуганном положении девушка все же смогла поймать ориентир.

Темные холодные глаза Ли Чжи Чэна стали опорой, вокруг которой снова стал формироваться привычный и статичный окружающий мир. Затем она почувствовала, как что-то затянулось вокруг ее талии. Крепкие мужские руки втянули ее в свои объятия, прижали к твердой груди. Еще одно резкое движение, и мужчина прижал ее к каменной стене, не давая потерять равновесие и снова упасть.

- Мисс, с вами все в порядке? – закричали с земли сразу несколько человек.

- Боже мой! Как он это сделал?! – вторили им другие.

Линь Цянь ловила ртом воздух. Хотя ее тело и было опутано страховочными ремнями, хоть настоящая опасность ей и не грозила, внезапное падение с такой высоты все же напугало девушку всерьез.

Она подняла голову, чтобы посмотреть Ли Чжи Чэна, и вдруг поняла, насколько близко он сейчас находится.

- Я в порядке,- хриплым голосом произнесла Линь Цянь.

Ли Чжи Чэн в ответ лишь молча опустил голову и наградил ее очень долгим и внимательным взглядом.

Свет, льющийся сверху, создавал вокруг его головы золотистый нимб. С какого-то момента – они и сами вряд ли смогли бы сказать, с какого именно – вновь начал идти снег, и теперь белые пушистые хлопья пролетали мимо их застывших в воздухе тел. Линь Цянь чувствовала, насколько сильно билось ее сердце, хоть и понимала, что это всего лишь испуг и стресс. Рука мужчины еще сильнее прижала ее талию к его телу, буквально вжимая девушку в пространство между ним и каменной стеной. Его тело казалось теплым и тяжелым. Линь Цянь даже смогла ощутить сердцебиение директора Ли, настолько близко они сейчас находились друг к другу.

Тум, тум, тум.

Почему-то тот факт, что его сердце бьется так же быстро, как и ее собственное, удивил Линь Цянь.

Он ...беспокоился о ней?

- Я в порядке, ничего страшного, - тихо сказала она.

- Хорошо, - его ответ звучал мягко и нежно, однако рука, державшая ее талию, напряглась еще больше. – Не допущу, чтобы с тобой что-либо произошло.

Линь Цянь заглянула в его темные глаза и не смогла сдержать улыбки. В этот момент ветерок принес к ним звук далекого колокола.

Бом! Бом! Бом!

К звону добавились звуки голосов молодежи, в унисон ведущих обратный отсчет неподалеку.

- Десять, девять, восемь, семь...

Скоро наступит полночь.

Ли Чжи Чэн, Линь Цянь и люди на земле повернулись в сторону, откуда раздался звук.

- Четыре, три, два, один!

Восторженные возгласы раздавались практически по всему парку. Китайский, английский, ломанный мандарин и прочие другие языки и диалекты скандировали в унисон и вразнобой: «С Новым годом!» «С Новым годом!» «Лошади... Год... Счастливый!»

Линь Цянь осторожно повернула голову, чтобы вновь посмотреть на Ли Чжи Чэна. И наткнулась на его теплый взгляд, уже направленный на нее.

Оба одновременно разразились улыбками.

- С Новым Годом!

- С Новым Годом…

Страх отступил. Линь Цянь заразилась царившим вокруг воодушевлением и веселым настроением, и вновь вернула свое жизнелюбие.

- Я выполнила свое обещание, как проигравшая в этом пари, - улыбнулась она, вскидывая подбородок.

Улыбка на губах Ли Чжи Чэна продолжала оставаться на своем месте, несмотря на то, что прошло уже прилично времени.

- Хм…

Линь Цянь заглянула прямо в его глаза и совершенно искренне произнесла:

- Мое новогоднее желание – хочу, чтобы «Ай Да» наполнилась жизненной силой и вернула дни своей славы.

Директор Ли уставился на нее, ничего не сказав в ответ.

В этот момент люди на земле начали кричать, кто-то дернул за страховочный трос, прикрепленный к ремням Линь Цянь. Они хотели осторожно опустить ее на землю. Однако не смогли даже сдвинуть с места.

Девушка ощущала, как ее тянут, но Ли Чжи Чэн прижимал ее к себе с такой силой, что ее тело не сдвинулось ни на миллиметр.

Мужчина вдруг наклонил голову вниз.

Сердце Линь Цянь дрогнуло. Он хочет ее поцеловать?

Однако его лицо скользнуло мимо, лишь теплое дыхание пощекотало щеку, а затем он уперся подбородком в ее плечо.

Это был не поцелуй. Это было объятие.

Объятия двух парящих в воздухе людей.

Линь Цянь обняла его в ответ, прижимаясь к твердой теплой груди, ощущая освежающий запах его тела. Затем услышала, как он тихо произносит прямо в ее ухо:

- Мое новогоднее желание…

Пульс Линь Цянь будто взбесился.

Он хочет попросить ее стать его девушкой?

Или чтобы она вышла за него замуж?

Но то, что сказал ей мужчина, оказалось совсем уж неожиданным. Нежным, хриплым голосом, который она прежде никогда не слышала, он произнес:

- Хочу, чтобы помощник Линь и я всегда делили такие дни. Каждый год на протяжении всей жизни.

 

 

 

 

Глава 31

Линь Цянь чувствовала, что Ли Чжи Чэн трансформировал отношения между ними во что-то новое. Они словно стали добрыми приятелями, перед которыми открывалось множество возможностей. Вместо того чтобы быть напористым, как раньше, он решил действовать иным путем, медленно, позволяя ей принять его естественным образом.

Его намерения все еще были очевидны. Однако после этой ночи девушка стала воспринимать мужчину иначе. Ее чувства стали напоминать семечко, посаженное в сердце, и начавшее оттуда прорастать.

Она должна узнать о нем больше.

«Я не собираюсь действовать нахрапом, но также не планирую и скрывать свои эмоции.

Я не должна позволить этому умному и превосходному мужчине просто пройти мимо, даже не попытавшись пойти ему навстречу.

Мне кажется привлекательными отношения, в которых этот мужчина станет моей единственной целью, и я не могу не думать о нем. Ничто в этом мире не может с ним сравниться. Я хочу ощутить любовь, ради которой я без колебаний буду гореть в аду, если такова будет плата».

Линь Цянь сидела на заднем сидении такси, глядя на проносящиеся снаружи электрические огни, почти физически ощущая спокойствие человека рядом с ней. Она больше не чувствовала беспокойства или тревоги, их место заняла сладкая радость.

Эта ночь оказалась более чем удивительной, и не нуждалась в лишних словах или объяснениях.

Что касается Ли Чжи Чэна, то интенсивные упражнения на свежем воздухе таки проявили себя. Его лоб был покрыт бисеринками пота. Каждая мышца болела, напоминая о том, как долго он не занимался, просиживая зад в своем кабинете. Но сейчас рядом с ним находилась женщина, которая заставляла его чувствовать себя фантастически хорошо, физически и умственно.

Он спокойно взглянул на ее точеный профиль. Ее глаза сияли, а это означало, что мысли Линь Цянь снова блуждают где-то вдалеке. Сердце Ли Чжи Чэна трепетало.

«Линь Цянь, я припрячу приготовленные для тебя поцелуи.

Я буду подавлять свои чувства и завоюю тебя постепенно и безболезненно.

Жажда, которую я испытываю уже довольно давно, однажды будет утолена. В момент, когда ты отбросишь свою защиту и ответишь мне всем своим сердцем и душой».

Такси остановилось перед зданием с элитным жильем.

Линь Цянь обменялась с шофером поздравлениями с новым годом, заплатила ему и получила сдачу. Директор Ли поднял глаза и заметил высокого мужчину, стоявшего у окна второго этажа и выглядывавшего наружу.

Снаружи дом, в котором располагалась квартира Линь Мо Чэна, выглядел белым, элегантным и дорогим, что вполне соответствовало некоторому высокомерию, которым обладал этот мужчина. Перед домом, рассчитанным всего на несколько квартир, возвышался желтый забор, а на площадке между забором и зданием даже сейчас, под снегом, виднелись цветы, которые Линь Цянь посадила в прошлом году.

Девушка вышла из такси, и Ли Чжи Чэн последовал ее примеру.

- Спокойной ночи… Удачно добраться в отель, - замерев у забора, произнесла Линь Цянь.

По какой-то причине ей было трудно было называть его «директором Ли» или «господином Ли», после всего, что они пережили этим вечером. Но использовать вместо этого обращения «Чжи Чэн» казалось еще более странным. Поэтому всю дорогу сюда девушка просто называла своего спутника на «ты», избегая более конкретных обозначений.

Ли Чжи Чэн, стоявший напротив, в своем стильном черном пальто, с влажными волосами, кивнул и улыбнулся.

- Доброй ночи.

И тут открылась дверь в дом. Вспыхнул свет над порогом. Кто-то вышел наружу.

Ли Чжи Чэн перевел на новое действующее лицо спокойный взгляд. Однако Линь Цянь быстро загородила обзор и кинулась в сторону двери.

- Братик, я вернулась! Счастливого Нового Года!

Линь Мо Чэнь, одетый в светло-серый свитер и черные брюки, сейчас больше прежнего напоминал элиту Уолл-стрит, элегантную и сдержанную. Он взглянул на свою сестру, которая явно хотела отвлечь его внимание и притвориться, что ничего эдакого не произошло, а затем перевел взгляд на мужчину за забором, вежливо кивнувшего ему в качестве приветствия.

Они появились раньше, чем он ожидал.

Некоторое время он размышлял над сложившейся ситуацией,а затем глухим голосом произнес:

- Твой друг приехал издалека. Может, он зайдет ненадолго в гости, передохнуть и поболтать за чашечкой чая?

Линь Цянь ошеломленно замерла на месте.

- Что ж, куда вежливее с моей стороны будет согласиться на ваше предложение, чем отвергнуть его, не так ли?

Девушка потеряла дар речи.

Почему, черт возьми, ты сказал «да»?

Ей не осталось ничего иного, кроме как молча наблюдать за тем, как Линь Мо Чэнь возвращается в дом, и как Ли Чжи Чэн следует за ним.Оба они выглядели серьезными и были, пожалуй, одинаково упрямы.

 

Было около часа ночи первого числа Нового года.

Жилище Линь Мо Чэня было залито светом, аромат чая пронизывал воздух. Линь Цянь с некоторым напряжением рассматривала двух мужчин, сидящих на диване. Ей вдруг с несоответствующим ситуации весельем подумалось, что ночная жизнь ее брата наконец-то стала более захватывающей.

По крайней мере, он занимается допросом своего воображаемого врага, вместо того, чтобы скучно дрыхнуть в первые часы Нового

года.

В любом случае, Линь Цянь уже успела успокоиться.После того, как Ли Чжи Чэн вошел в дом, от нее уже ничего особенно не зависело, поэтому и нервничать не имело смысла. Она подала чай и села рядом с мужчинами.

- Позвольте мне представить вас друг другу, -произнесла она. – Братик, это Ли Чжи Чэн, генеральный директор моей компании. Директор Ли, это мой брат, Линь Мо Чэнь, старший партнер фирмы по управлению инвестициями, «МК».

Но как только она собралась продолжить, Линь Мо Чэнь осадил ее ледяным взглядом.

- Уже очень поздно. Поднимайся наверх, прими душ и ложись спать. Я переговорю с господином Ли в своем кабинете.

Линь Цянь улыбнулась.

- Я не могу этого сделать, братец, ведь это мой гость.Я не могу просто оставить его здесь и спокойно уйти спать.

Линь Мо Чэнь изменился в лице. Ли Чжи Чэн, все еще выглядевший спокойным, вдруг вмешался в разговор:

- Просто ложись спать.

Он произнес это таким интимным голосом, с такой несвойственной ему полуулыбкой на лице, что девушка недоверчиво уставилась на

него, не зная, как ей отреагировать.

Их глаза встретились, и Линь Цянь заметила во взгляде директора Ли спокойствие и решительность.

Помолчав немного, она встала.

- Ладно, куда вежливее с моей стороны будет согласиться на ваше предложение, чем отвергнуть его. Но, пожалуйста, не засиживайтесь допоздна.

 

Уже поднявшись по лестнице, Линь Цянь не удержалась оттого, чтобы оглянуться. Оба мужчины не сводили с нее внимательных взглядов.

Какого черта! С какого перепуга они вдруг стали на одной волне?

Закрыв дверь, Линь Цянь услышала голос Ли Чжи Чэна, не содержащий в себе ни кротости или стеснения, ни высокомерности.

- Я всегда хотел поблагодарить вас за то, что вы помогли нам в проекте Мин Шэн. К сожалению, я прибыл сюда в некоторой спешке, поэтому не позаботился о том, чтобы приготовить для вас новогодний подарок. Я обязательно навещу вас еще раз в ближайшее время...

 

***

 

Линь Мо Чэнь пригласил Ли Чжи Чэна в свой кабинет,чтобы продолжить разговор уже там.

Сейчас они сидели в удобных креслах у журнального столика. Прямо за окном раскинулась терраса, с которой веяло резким ночным холодом.

Каждый успешный человек в деловом мире обязан быть энергичным,и эти двое не являлись исключением. Хотя время было поздним, оба все еще выглядели бодрыми и готовыми к работе.

Поскольку Ли Чжи Чэн был гостем в этом доме, он просто сидел и ждал, пока начнет говорить Линь Мо Чэнь.

Линь Мо Чэнь же размышлял о том, что сестра не послушалась его, но сразу же повиновалась, только обменявшись взглядами с этим мужчиной.

Хэх.

Он мысленно ухмыльнулся, сохранив при этом серьезное,даже строгое выражение лица.

- Господин Ли, я слышал, вы собираетесь ухаживать за моей сестрой.

Ли Чжи Чэн принял его взгляд совершенно спокойно,неспешно кивнул, соглашаясь.

- Да. И, кажется, она, наконец, решилась благосклонно это принять.

Линь Мо Чэнь демонстративно неспешно поднял чашку,сделал глоток, поставил ее обратно и только потом вскинул голову.

- Что у вас есть? – окидывая собеседника ледяным взглядом, спросил он. Любой, кто вел с ним дела, знал, что означает этот взгляд. В данном случае он явно значил, что этот мужчина напротив должен был озвучить очень весомый аргумент в свою пользу.

Однако Ли Чжи Чэн воспринял этот агрессивный пассаж, не моргнув глазом.

- А чем я должен обладать? – спокойно спросил он.

Ли Мо Чэнь беззаботно откинулся на спинку черного бархатного дивана.

- Стоимость вашей компании, основанная на текущем соотношении долга и собственного капитала «Ай Да», показывает, что даже если у «Вин Да» будет ошеломляющий объем продаж, ваш собственный капитал составит не более трехсот миллионов юаней, - он окинул гостя холодным взглядом. – Вокруг меня множество мужчин с состоянием, куда больше вашего. Ваша корпорация едва избежала полного краха, и мы оба знаем, что «Ай Да» ждет жесточайшая конкуренция с соперниками. Думаю, вы не хуже моего знаете, что ваша карьера находится под угрозой. Так как я могу быть спокоен за будущее своей сестры, если она останется с вами?

Ли Чжи Чэн молча смотрел на него, не отводя взгляд.

Некоторое время спустя он совершенно спокойно взял керамический чайничек и наполнил чашку Линь Мо Чэня, а затем свою. Поднял чашку и неспешно отпил горячий напиток.

- Бегущая вода никогда не загрязнится, а в двери, которая противостоит ледяному ветру, никогда не заведутся термиты и черви. Триста миллионов юаней действительно слишком маленькая сумма для семейства Линь. Но это лишь временная ситуация, которая разительно изменится уже в самом скором времени. Бедность – явно не то будущее, которое я представляю для себя и Линь Цянь.

Линь Мо Чэнь вскинул правую бровь, в его взгляде появилась некая угрюмость.

Ли Чжи Чэн же отставил чашку и вновь посмотрел на него прямо в упор.

- Господин Линь, позвольте предложить вам джентльменское соглашение, - он на мгновение замер, а затем весьма решительно продолжил. - Если я смогу обеспечить ей блестящее будущее, пожалуйста, не мешайте нашим отношениям.

 

 

***

 

Линь Цянь лежала в кровати.

За окном падал тяжелый снег. И, словно бы дело происходило в каком-нибудь ужастике, внизу воцарилась мертвая тишина.

Было уже два часа ночи, а значит, эти двое что-то обсуждали в кабинете ее брата вот уже около часа.

Есть такая поговорка: «Убей человека, и все, что ты сможешь с него получить – лишь хладный труп». Ни один из этих двоих не был разговорчивым малым, поэтому казалось тем более странным, что они смогли поддерживать беседу в течение столь длительного времени.

Но, с другой стороны, это, наверное, хорошо.

Линь Мо Чэнь презирал людей, которые не могли принести ему пользы, и не испытывал терпимости к людям, которые оказались ему несимпатичны. Многим, пожалуй, хватило бы четверти часа пребывания с ним. Означает ли это, что брат принял Ли Чжи Чэна?

«И о чем я только думаю? Волки всегда опознают себе равных, и даже оценивают друг друга по достоинству».

Теперь, когда ей было больше любопытно, чем неспокойно, девушке действительно захотелось узнать, о чем они там разговаривают. Кроме того, было бы лучше, чтобы Линь Мо Чэнь смог поближе узнать Ли Чжи Чэна, потому что рано или поздно ей понадобится его мнение на этот счет, и, по возможности, одобрение их отношений.

Хм ... Разве это не то, о чем говорил Ли Чжи Чэн? Линь Цянь закрыла глаза и свернулась калачиком на кровати. Нда, «мы всегда должны уважать близких людей наших возлюбленных».

В ее мысли вторглись неожиданные звуки – шаги, скрип двери, низкие голоса.

Линь Цянь вскочила с кровати.

Дверь была приоткрыта.

Она увидела свет в гостиной и два темных силуэта внизу.

Ли Чжи Чэн уже уходит?

Девушка подбежала к окну. Как она и ожидала, директор Ли появился во дворе, спокойно прошел к калитке, вложив руки в карманы пальто. Его воротник был высоко поднят. Двигался он плавно и неспешно, а на лице застыл привычный покер-фэйс.

Линь Цянь тяжело вздохнула, задев край занавески.

«Я почти забыла, что у него лицевой паралич. По этой моське даже примерно не поймешь, чем закончился разговор».

Ли Чжи Чэн, казалось, почувствовал ее и внезапно обернулся. Простая встреча взглядов заставила щеки девушки запылать. Линь Цянь дернулась в сторону, разрывая зрительный контакт.

Ее сердце колотилось быстро, хотя, возможно, это было лишь последствие слишком резких движений.

«Это абсолютно правильное решение – уклониться, - подумала она. - Мы согласились с медленным развитием наших отношений, поэтому если я буду поступать слишком откровенно, он может передумать».

Она снова выглянула в окно, когда исчез звук его шагов. Мужчины в пределах видимости не оказалось.

- Еще не насмотрелась? - донесся до нее холодный голос.

Линь Цянь резко обернулась к брату и улыбнулась. Линь Мо Чэнь стоял на пороге двери, прислонившись к косяку и глядя на нее странным апатичным взглядом.

- Мы просто друзья, и больше ничего,– девушка двинулась ближе к брату. - Зачем ты его пригласил?

Тот продолжал смотреть на нее, молча и даже немного пугающе.

- О чем вы, ребята, так долго говорили?

В ответ Линь Мо Чэнь лишь таинственно хмыкнул, а потом мягким жестом растрепал ей волосы на голове.

- Не беспокойся об этом. В ближайшем будущем он не посмеет за тобой увиваться.

Линь Цянь недоумевающее моргнула.

А пару минут спустя уже вновь лежала в постели и пялилась в потолок.

Линь Мо Чэнь выглядел странно и вроде бы недовольно. Ляпнув что-то совершенно непонятное, он тут же приказал сестре отправляться спать. Кажется, он совершенно не собирается рассказывать ей, что произошло.

А если он что-то себе надумал, то уже никто не мог его переубедить. Даже Линь Цянь.

Телефон девушки внезапно зажужжал, сигнализируя о доставленном сообщении.

Интересно, кого это принесло в такое время?

Она активировала мобильник и посмотрела на имя отправителя. Ли Чжи Чэн.

«Я уже в отеле. Доброй ночи».

«Хорошо. Кстати, о чем вы говорили с моим братом?» -тут же написала она в ответ.

Он отреагировал очень быстро.

«Не волнуйся об этом. Я могу с ним справиться».

Линь Цянь покраснела. Ох уж этот тон…

Девушка отложила телефон, ощущая, как растет ее любопытство.

Да что такое там случилось-то? Они оба велели ей не беспокоиться, но ни один не пожелал даже намекнуть на тему разговора.

Хм. Похоже, что они обсуждали что-то эдакое, о чем ей знать не положено.

Некоторое время спустя она вдруг вспомнила, как Ли Чжи Чэн, там, в парке, стоя под падающим снегом, тихо произнес: «Хочу, чтобы помощник Линь и я всегда делили такие дни. Каждый год на протяжении всей жизни».

Ее румянец исчез, сменившись приятным ощущением мягкости и теплоты.

А потом она подумала о своем брате.

Он много лет страдал от бессонницы. Ему было трудно заснуть даже в настолько поздний час.

Девушка встала и спустилась вниз, застав Линь Мо Чэня сидящим в гостиной с горячей чашкой чая в руках. Он уставился в окно, за которым тихо падал снег, и, казалось, обдумывал что-то серьезное.

Сердце Линь Цянь болезненно кольнуло. Она подошла к нему, села рядом и приобняла за плечи:

- Братик, а я ведь так и не озвучила тебе свои новогодние пожелания.

Линь Мо Чэнь повернулся к ней и улыбнулся.

- Я хочу, чтобы мы вдвоем, как семья, всегда были бы счастливы. Каждый год на протяжении всей жизни.

 

 

Ночь овладела городом.

Никто из них так и не смог уснуть. Вместо этого брат и сестра решили посмотреть запись новогоднего концерта по ТВ. Проклацывая каналы в поисках чего-нибудь интересного, Линь Цянь качала головой и вздыхала, неудовлетворенная качеством телевизионных продуктов. Что касается Линь Мо Чэня, его внимание явно обошло стороной и комедийный диалог, и рождественскую комедию, и даже китайских акробатов, которых он, пожалуй, уже много лет не видел.

Он взглянул на сестру, и его мысли убрели в странные дали.

Линь Цянь сказала, что Ли Чжи Чэн похож на него. Основываясь на том, что он видел сегодня, они действительно были одного типа личностями.

Однако при этом они все же были радикально разными.

В Ли Чжи Чэне он увидел нечто, что наблюдал также и в Линь Цянь.

Под маской гениального и проницательного военного стратега у него таилась такая же искренность и настойчивость, что и у Линь

Цянь. И это было то, что сам Линь Мо Чэнь давно утратил.

Что касается джентльменского соглашения, они оба знали, что оно останется в силе.

Если Ли Чжи Чэн действительно окажется способным и искренним малым, то он сможет добиться сердца Линь Цянь. Однако если у него на самом деле нет этих качеств, его и без того малое состояние растает как дымка, а статус и репутация окажутся окончательно разрушенными

 

***

 

Линь Цянь проспала до полудня следующего дня. И только тогда она увидела сообщение, которое Ли Чжи Чэн отправил ей утром. Оно было кратким:

«В компании возникли некоторые проблемы, мое присутствие необходимо. Я выехал первым утренним рейсом. Увидимся в Китае».

Это удивило Линь Цянь. Позже она узнала от Цзян Юань,что все дело было в директоре Кан, представителе группы Мин Шэн. Он решил представить директора Ли председателю другой государственной корпорации, заинтересованному в заказе изделий «Ай Да». Поскольку председатель был в городе Лин проездом, приехав на праздники к своим родственникам, дело и вправду было срочным, поэтому Ли Чжи Чэн немедленно отправился туда. 

Линь Цянь прибыла в «Ай Да» сразу же в первый день по окончанию отпуска.

Все гиганты индустрии, включая «Синь Баожи», «СыМэйцы» и «Ай Да» уже начали новый рабочий год.

И начали его с новогодних сражений.

 

 

 

 

Глава 32

В понедельник состоялось очередное заседание руководства компании.

Линь Цянь прибыла довольно рано. Некоторое время менеджеры различных отделов и руководители компании просто сидели в зале, готовясь к будущему мероприятию и негромко переговариваясь между собой.

За окном падал крупный снег, и вскоре изображение извне превратилось в размытое былое пятно.

Зал заседаний был ярко освещен, и сейчас в нем царила приятная, спокойная атмосфера. Новогодние украшения, свисающие с потолка, еще не успели снять, и сейчас они добавляли пространству теплых и радостных цветов. На время были забыты все несчастья и неудачи, пережитые в прошлом году, все присутствующие улыбались, тепло приветствовали друг друга и наслаждались легкой, шутливой атмосферой.

Это бывало достаточно часто. Пока отсутствовал «большой босс», зал заседаний был полон жизни и суетливой деятельности.

Линь Цянь была самой молодой женщиной в этой комнате. Но она оказалась не по возрасту здравомыслящей, всегда знала, когда нужно отступить, а когда взять на себя  инициативу. Это позволило ей завести легкую импровизированную беседу с несколькими менеджерами среднего возраста, выходцами из производственного отдела, сидящими рядом с ней, и, казалось, им удавалось неплохо поладить.

В принципе, здесь все недурно ладили друг с другом.

Но очень неплохо сказалось на этом процессе то, что Линь Цянь привезла из Америки изысканные подарки, и первым же делом этим утром попросила подчиненного распределить их по каждому отделу. Формальности – штука необходимая, никто никогда не отказывался от подарков подобного рода. Тем, кому не хватало опыта или благосклонности начальства, могли компенсировать это, устанавливая связи таким нехитрым способом.

Дверь зала заседаний открылась в самый разгар беседы. Ли Чжи Чэн, в своем строгом деловом костюме и с несколько неестественной, слишком прямой осанкой, вошел внутрь, храня на лице спокойное выражение. За ним следовал тепло улыбающийся Цзян Юань, новый секретарь директора Ли.

В зале тот час же воцарилось почтительное молчание.

Ли Чжи Чэн занял место во главе стола. Цзян Юань положил перед ним блокнот, поставил большой военный термос, а затем направился к заднему ряду, усевшись неподалеку от Линь Цянь.

Определенно выглядевший как «большой босс», Ли Чжи Чэн положил на стол одну руку, поднял голову, чтобы окинуть всех присутствующих долгим, внимательным взглядом. Линь Цянь, отделенная от него десятками людей, могла лишь смотреть на него издалека, но даже на таком расстоянии она ощущала ставшую уже такой привычной его сильную и холодную ауру.

Она не видела его уже несколько дней. И сейчас, в средине дня, под яркими лампами, в окружении такой внушительной толпы, он казался иным, совершенно незнакомым.

Его черный костюм был стильным и отлично подчеркивал как широкие плечи, так и довольно тонкую талию мужчины. Белая рубашка, темно-синий галстук, блестящие запонки и массивные кисти рук, лежавших на столе, очень гармонировали с его интровертной, но сильной и волевой натурой. Один только взгляд темных, глубоких глаз позволял сразу понять, насколько уникальным духом обладал этот необычный человек.

Линь Цянь вынуждена была признать, что один лишь взгляд на него заставлял ее сердце биться чаще. Это ощущение оказалось неожиданно приятным.

Она догадывалась, что многие в этой комнате разделяют схожие чувства. Когда Ли Чжи Чэн молча оглядывал комнату, все присутствующие притихли и выглядели даже в какой-то мере загипнотизированными.

- Как провели Новый год? - спросил он. Голос звучал низко и холодно, но в темных глазах явно виднелось тепло и неожиданно приятный свет.

И тут же все начали улыбаться. Сидящий справа от него первый вице-президент Лю Тун ответил первым.

- Я – неплохо. Вся семья ездила в наш родной город. Я привез несколько местных блюд, чуть позже их раздаст мой секретарь.

- Да!

- Ооо…Отлично!

- Спасибо, вице-президент Лю!

Возгласы одобрения послышались сразу со всех сторон.

Гу Янь Чжи, сидевший слева от директора Ли, тоже улыбнулся.

- Новый год, новая атмосфера. Во время праздника наш президент Ли был исключительно занят, он даже ни разу не присел.

Присутствующие с любопытством переглянулись. Ли Чжи Чэн отреагировал лишь едва заметной улыбкой, но ничего к этому не добавил.

Линь Цянь, сидевшая на некотором расстоянии от него, вдруг ощутила, как встрепенулось ее сердце.

Неужели это она виновата в том, что он «ни разу не присел»? Или это был сарказм? Тонкий намек на то, что он успел встрять всюду, куда только можно?

Она не смогла сдержаться и кинула быстрый взгляд на Гу Янь Чжи. Однако выражение его лица было совершенно обычным, и в ее сторону он даже не смотрел.

Ну что ж, это к лучшему. Ей и вправду было интересно, расскажет ли директор Ли Гу Янь Чжи о том, чем он был так занят в новогоднюю ночь. Если бы он сказал, то ей было бы несколько неловко. Пришлось бы столкнуться с лукавой старой лисицей в облике в общем-то привлекательного директора Гу.

В этот самый момент, девушка вдруг заметила, что Ли Чжи Чэн поднял голову. Выражение его лица тоже было совершенно естественным и спокойным, но взгляд, обращенный к ней, словно сочился напряжением и возбуждением.

Линь Цянь ощутила, как краснеет ее лицо, и тут же отвела взгляд.

Этот мужчина…

Даже если он и не собирался ей ни на что намекать, этот взгляд определенно имел какое-то скрытое значение.

Линь Цянь механически подняла чашку с чаем и сделала глоток. Сидящий рядом мужчина что-то произнес, она так и не уловила, что именно, но все вокруг рассмеялись, и она подключилась тоже, стараясь не выделяться из толпы. Несмотря на то, что она отвернулась в сторону, девушка была почти уверена, что его сияющие глаза все еще обращены к ней. Хотя, возможно, это лишь ее встревоженный разум творит с ней подобные неприличные штуки.

Это чувство... Почему это так напоминает служебный роман?

Хотя… это довольно захватывающе…

Между тем, Ли Чжи Чэн, окруженный большим количеством подчиненных, с интересом наблюдал за одной симпатичной дамочкой, которая изо всех сил пыталась вести себя максимально естественно, но при этом почти ничего не смогла противопоставить очаровательному румянцу, проступившему на ее нежных щеках.

Хотя с момента их последней встречи прошло уже несколько дней, воспоминание о прекрасной женщине, прячущейся в объятиях его рук той ночью, было столь же ярким, как и прежде.

 

Сначала выступали представители отдела маркетинга, рассказавшие о ситуации последних нескольких дней. Речь шла о тех самых государственных проектах, которых не так давно энергично добивались Ли Чжи Чэн и Гу Янь Чжи. Похоже, что старт нового года вполне заслуживал эпитетов «процветающий» и «успешный». Хотя проект еще не был доработан, оба директора поддерживали постоянный контакт с президентом Кан и его более старшим деловым партнером. Похоже, новые партнеры надеялись, что «Ай Да» представит подробное проектное предложение как можно скорее, и пригласили Ли Чжи Чэна лично обсудить все подробности, после согласования соответствующих разделов. Они явно казались очень заинтересованными.

Эти новости взволновали всех присутствующих. Линь Цянь также оказалась приятно удивлена.

Она, как и большинство людей в комнате, смотрела на Ли Чжи Чэна с искренним восхищением. Как раз сейчас он слушал отчеты сотрудников других отделов, уперев красивый подбородок в скрещенные руки. Его взгляд был полон сосредоточенности.

Иногда мужчина брался за ручку и делал некоторые быстрые заметки. Когда он задавал вопросы, его холодный голос был тихим и резким. Люди, которых он расспрашивал, отвечали с особой осторожностью, и всегда глядели ему в глаза с надеждой, что найдут там какой-то намек на одобрение.

Наблюдая за этим, Линь Цянь вдруг подумала, что сегодняшний день – новая и явно положительная страница в истории компании.

Она вспомнила, как Ли Чжи Чэн впервые провел важную встречу. Тогда речь шла о том, чтобы разработать план сражения, воскресить компанию. И атмосфера была совершенно иной, чем сейчас. Все были настроены критично и не особенно рассчитывали на таланты этого бывшего солдата, который воспринимался скорее как наследник второго поколения, чем достойный руководитель.

А сейчас?

После полного переворота и реконструкции компании, в «Ай Да» теперь насчитывалось более тысячи сотрудников, десять линеек продукции, несколько сотен физических витрин и так далее.

Он обзавелся словно бы совершенно новым набором подчиненных, которые с радостью последуют любым его указаниям.

После того, как соответствующие отделы закончили сообщать краткую информацию о положении в той или иной сфере, настало время для отчета дочерней компании «Вин Да», которая находилась под управлением трех руководителей главе с Сюэ Мин Тао.

Однако его отчет прервала странная реплика Гу Янь Чжи.

- К сожалению, в компании возникли некоторые сложности, к рассмотрению которых мы должны перейти как можно быстрее. Так что, вице-президент Сюэ, давайте пока просто кратко озвучим основные моменты.

В тот момент, когда были произнесены эти слова, выражение лица Сюэ Мин Тао стало мрачным.

Линь Цянь вздрогнула. Она вернулась в город лишь вчера вечером, а этим утром уже была в компании, так что эти новости обошл