Revive, Возрождение суперзвезды


Название: Возрождение суперзвезды | Revive | 重生之名流巨星  

Автор: Qing Luo Shan Zi (青罗扇子)

Аннотация: Эта история произошла в наше время. Несчастья буквально преследовали актера Ду Фэя. Слухи о его нетрадиционной ориентации породили скандал в СМИ, возникли проблемы с другом, потом случилась чудовищная автокатастрофа. Но судьба дает ему второй шанс, Ду Фэй возрождается к жизни. Отныне его зовут Му Цзычэ, у него новое тело и новая жизнь. Му Цзычэ решает отомстить врагу, воплотить свои нереализованные мечты, став самым лучшим актером в китайской кино-индустрии. Но сможет ли он скрыть свою истинную сущность от друзей и врагов?

 

Глава 1


Ду Юньсю постарался пошевелить пальцами, хотел проверить сможет ли он это сделать вообще, правда без особой надежды. Пальцы слегка дрогнули, руки и ноги, вроде как не сломаны.
Он не мог избавиться от осознания того, как ему не повезло, ведь попасть в такую автомобильную аварию действительно страшно. Он мельком видел второго водителя за рулем машины Aston Martin, как из фильма Агент 007 у Джеймса Бонда, но ему показалось, что тот был несовершеннолетний.

Саму машину Юньсю заметил только краем глаза, и потом в следующую секунду удар, высокое тело молодого человека подлетело в воздухе, затем боль и полная неспособность двигаться, а также, не произнести ни слова, ни звука.... выжить после такого удара было не реально... жизнь покинула то тело.

Но он все еще жив, его жизнь продолжается.

 

# # #  Юньсю, тридцати лет от роду, актер, последние 10 лет буквально жил своим делом и вложил в это все силы. Казалось, он был благословлен, карьера постепенно шла в гору, он получил признательность от публики и в компании. Но все же Ду Фэй (сценическое имя Юньсю) был на второстепенных ролях, главные роли так же, как блеск софитов и всевозможные награды, доставались Се И, с тех самых пор, как он только вошел в шоу бизнес.

Ду Фэй и Се И подружились на первом году стажировки и обучения, вместе готовились к своим дебютам. Се И был очень красив, у него была романтическая внешность, густые брови изогнутые дугой, прямой нос, тонкие губы. Взгляд темных глаз со слабой улыбкой, сексуальное воплощения зла, он притягивал и обвораживал своих поклонников, вдохновлял людей.

От него исходил мощный импульс и темперамент, его невозможно было проигнорировать. Благодаря внешности Се И сразу, с первого раза, получил главную роль.

Ду Фэю не сопутствовала удача, и ему доставались только второстепенные роли, роли второго и третьего плана.

Через несколько лет после дебюта Се И уже являлся любимцем публики, имел множество поклонников, получил признание и различные награды, многие конкурировали между собой в надежде получить его как лицо своей компании. Время от времени они снимались в фильмах вместе. Се И всегда сопровождали его ассистенты, телохранители, стилисты, он имел собственный автопарк с роскошными машинами, в то время как Ду Фэй играл роли второго плана, пользовался общей гримерной и делил раздевалку с другими актерами. На самом деле в мире развлечений он утонул и просто плавал там уже более десятка лет. Ду Фэй хотя и не был столь удачлив как Се И, но он неуклонно двигался вперед, развивался, играл разные роли, накапливал опыт и мастерство. Он никогда не получал джек пот, но три года назад был номинирован на премию Золотой Кипарис.

Наконец, в этом году удача повернулась к нему лицом. Новый режиссёр снял фильм. И хотя этот режиссёр еще не был популярен или знаменит, его фильм получился очень интересным и качественным, и, выйдя в прокат, получил высокие рейтинги и хорошие рецензии критиков. Режиссер, продюсер и он, как актер, были номинированы по этому фильму. Ду Фэй был польщен, несколько дней не мог поверить в это. Он не рассчитывал на большее, был осторожен, боясь ожидать многого. Посвятив столько лет шоу-бизнесу, он постоянно оттачивал свое актерское мастерство, накапливал опыт, прислушивался к каждой критике. «Неужели кинокритики этого не видят?» Эта номинация была воспринята с легкой грустью счастья.

Ду Фэй думал, что, не смотря на то, что его лицо не настолько красиво, его терпение и настойчивость будут оценены, ведь это редкие качества и он действительно достоин большего.

И, наконец, награждение победителей, в момент открытия конверта, его ладони были мокрыми, глаза смотрели прямо перед собой, но.... он не услышал своего имени. Его не назвали. Много лет напряженной работы, и вот получен этот мизерный шанс, но реальность такова, что все его ожидания и мечты разрушены. Он яростно скрывал свои чувства, он запихнул их так глубоко, как смог, чтобы дождаться окончания церемонии.

По окончании Ду Фэй планировал выйти со всеми на улицу, но по пути свернул в туалет.

В туалете слышался чей-то смех и разговоры:

- Ду Фэй? Его игра неплоха, у него есть все чтобы преуспеть, пожалуй,он лучший актер в этот период, но......он гей! Гей не может стать победителем, это просто смешно!

Кажется человек, который говорил, улыбался. Затем раздался смех и он показался очень знакомым, но сейчас он звучал издевательски, саркастически.

Ду Фэй оставался в кабинке туалета еще долгое время. Все тело дрожало, он до сих пор чувствовал себя неудобно и неловко от услышанного.

Он так много лет упорно работал, играл, он взял себя в руки и не показал свои чувства перед толпой народа на церемонии. Но сейчас, в этом маленьком пространстве туалета, все это стало невыносимо. Все его попытки, все усилия были отклонены и высмеяны, его презирали. Его чувство собственного достоинство растоптано, его сексуальная жизнь была темой для сплетен и насмешек других. # # #

 

Юньсю чувствовал себя странно. Почему в темноте одиночества это воспоминание приходит к нему снова и снова. Он попытался приоткрыть глаза, в комнате было темно, через несколько секунд глаза привыкли к темноте и он начал что-то видеть.

«Ночь или нет, почему так темно?»

Но он отчетливо видел очертания какой-то мебели.

«Я в комнате, мебель?»

Юньсю нащупал рукой стену.

Ему показалась эта сцена очень знакомой, наверное, так себя чувствуют все люди, которые пережили ДТП (Дорожно-транспортное происшествие).

Юньсю сомневался, где он находится, наверное, он в больнице, он уже не на месте происшествия, но почему в комнате так темно?

Его рука подсознательно нащупала на стене переключатель, и он нажал его вниз.

Свет.

Комната была небольшого размера, оформлена со вкусом, модно и элегантно. Расписные керамические полы со светло-коричневым влажным блеском. В центре стоял небольшой журнальный столик с матовой золотом каймой, набор чайного сервиза размещен на бамбуковом чайном подносе. За журнальным столиком виден белый диван из натуральной кожи довольно простой формы, элегантного дизайна с подушками под леопардовый мех. Элегантность и утонченность были видны во всем.

«Кто-то привез меня сюда, что это за место, кто спас меня?»

Думая об этом Юньсю посмотрел на противоположную стену, там было зеркало, оттуда на него смотрел красивый молодой незнакомец.

Другое длинное тело лежало на кровати. Белоснежная рубашка подчеркивала белизну кожи.
Пара красивых глаз, немного раскосых, длинные густые ресницы, отбрасывающие легкую тень на нижнее веко, четкие линии лица, восточная элегантность – все это выглядело как набросок какой-то картины, очаровательный до крайности.

Лицо содержало в себе что-то, что нельзя было выразить словами. Взгляд был странный, интимный, чуть скептический, дружелюбный, но неприступный, во всей позе сквозила праздность и благородство персидской кошки.

Юньсю удивило и запутало выражение этого лица в зеркале, вдруг оно стало удивленным, полным потрясения и паники.

Он встал с кровати и отступил назад, шаг совершил и человек в зеркале. Тогда тот, кто это делает...

Юньсю спустя какое то время понял, что видит собственные движения, но он не мог поверить, не мог принять этого.

Следующие три часа он посвятил внимательному и детальному осмотру обстановки и себя. Юньсю постепенно начал принимать тот факт, что уведенное – есть истина.

«Я действительно не избежал аварии. Я не мертв, я живу в теле другого человека. То есть, я владелец этой квартиры. Ничего не остается, кроме как жить дальше в другом теле».

 

Му Цзычэ, возраст 22 года. Студент четвертого курса в экономическом университете Х, в настоящее время на практике. В телефонной книге мобильника нет контактов кого-либо, как будто все связи отсутствуют, нет даже родителей... все пусто.

Но....

Юньсю оглянулся в гостиной, это комната слишком роскошная для простого студента 22 лет, такое не заработать самому...

«Му Цзычэ, кто ты такой на самом деле? Кто твои родители? С кем ты дружишь?»

Что он должен теперь делать? Продолжать жить жизнью этого человека? Но он ничего не смыслит в экономике, которой обучается Му Цзычэ. Как ему жить дальше, где брать деньги? Сможет ли он заменить его...

Юньсю потер лоб, он был озадачен и очень смущен. Присев и откинувшись на спинку дивана, он включил телевизор.

По телевизору шли новости из мира шоу бизнеса. Удобные, простые новости, с высокими рейтингами просмотра.

С экрана смотрела ведущая в красивом модном платье, указывая на карту отношений, размещенную на доске. Там также были прикреплены фотографии, схема отношений была довольно простая.

- Актер Се И – участник нового сексуального скандала. Скандал произошел во время совместных съемок с корейской актрисой Инь Хин. По сравнению с предыдущим объектом скандала мы видим.....

Ведущая продолжала говорить сплетни об отношений Се И с певицами и актрисами.

На экране показали фотографию Се И. Он был красив на этом фото, густые черные ресницы, темные глаза, в глубине которых чудилось что-то зловещее, он как будто заглядывал вам в душу, проникал внутрь.

Наконец, ведущая сделала следующий вывод: «Но актер Се И не подтвердил данного факта, может быть это один из способов прорекламировать новый фильм....»

Юньсю внимательно смотрел на экран, элегантно скрестив ноги. Его красивые глаза, длинные ресницы, несколько раз вспорхнули, оставляя тень на лице, в глазах были отрешенность и безразличие молчаливых звезд.

«Победитель Се И».

Юньсю как будто в прошлом, он погрузился в старые истории, палец медленно и ритмично постукивал по колену.

В любом случае, все интриги, взлеты и падения, ссоры и раздоры, все же отдавали болью в сердце...

Он пребывал в раздумьях в течение длительного времени, прежде чем снова случайно увидел себя в зеркале. Из зеркала на него смотрел красивый молодой человек, он слегка приподнял голову, лоб и линия бровей источали элегантность и безразличие, смешанные вместе, неповторимая аура сексуальности, холодной экстравагантности и силы. От увиденного сердце замирало.

«Се И не обязательно быть победителем. Может быть..... обратно вернуться на свою работу и сделать все по новой?» Юньсю посмотрел в зеркало – он более красив чем первоначальный, более молодой чем раньше, – и мягко кивнул головой. 

 

Глава 2


В следующие несколько дней Юньсю сделал несколько фотографий, составил в соответствии с нынешним положением резюме и отправил его в East Star Entertainment, сокращённо ESE (компания по подбору актеров и их продвижению). Компания ESE имела действующий контракт с актером Се И, он был у них звездой номер один. Это была крупная развлекательная компания с международными связями, тесно сотрудничающая со всеми крупными СМИ. В основном ESE была ориентирована на создание новых звезд, целью номер один было создать звезду, которая выведет компанию на новый уровень в мире индустрии развлечений. 

В прошлом многое он сделал неверно, совершил много ошибок и все переживания связаны с ним – с его другом, он не согласен с таким концом...

Теперь, совсем другое дело, он другая личность, получил новое тело, он хочет попробовать еще раз, это его второй шанс. Хотелось бы узнать, если он пойдет другим путём и с новым, молодым и красивым телом, изменится что-то или нет? Или всё будет, как и раньше: ни карьеры, ни любви?

Молодой человек был готов. «Думаю, я довольно быстро продвинусь в шоу-бизнесе, стану известным на родине и постепенно выйду как актер на мировой уровень». Он вспомнил, как раньше желал подняться в шоу-бизнесе, теперь это чувство вернулось.

Удача улыбнулась Юньсю. Хотя многие мужчины и женщины мечтают стать звездами, и конкуренция огромная, Юньсю уже спустя три дня получил приглашение на интервью-собеседование в ESE, которое должно было состояться на следующей неделе.

Однако Юньсю понимал, что теперь он только стажер, во время собеседования нужно быть осторожным. И только когда пройдет дебют, можно будет показать настоящие силы и мастерство.

«Когда возникнет новая возможность? Как подстроиться под новые стандарты? Он же может никогда и не дебютировать, пройдет ли он отбор?» – эти мысли неотступно кружили в голове.

Так или иначе, Юньсю был в хорошем настроении, впереди, пусть смутно, но забрезжил свет веры и надежды.

Для собеседования Юньсю выбрал черный свитер, под него была надета элегантная серая шелковая рубашка. Черный свитер в сочетание с мягким серым шелком создавал слегка легкомысленный хиппи стиль с элементами элегантности. Такой простой наряд подчеркивал тонкую талию и длинные ноги, белая кожа выглядела более благородно, элегантная экстравагантность и очарование совершенства.

Даже самые ядовитые языки не смогли бы не признать его очарования и красоты, оценки должны быть высокими.

Раньше он достаточно зарабатывал чтобы купить себе дорогие вещи, но совсем не умел одеваться, он опирался на мнение стилистов или Линь Сюань, если он одевался сам, то на него обрушивалась критика, комментарии были безжалостны: это безвкусица, ужас! Как-то один из критиков даже щелкнул его по лбу и сказал, что у него глаз совсем не наметан. Тогда Юньсю не понимал, что этот человек, правда ненавидел его глаза и то, как он одевался, если бы он говорил только про глаза, то это было бы еще не так плохо.

Теперь же каждая вещь сидела идеально по его фигуре, возможно одежда была подобрана стилистом, либо каким-то близким человеком, но теперь все это носить ему.

Губы непроизвольно изогнулись в улыбке, тонкие пальцы дотронулись лба.

- Посмотрите на меня, что вы видите, – Юньсю громко рассмеялся.

Он знал, что враг ненавидел его глаза, презирал вкус, всего целиком. Но сейчас все изменилось, теперь так не будет.

Шкаф был полон брендовой одежды, некоторая была сшита на заказ по фигуре.
Перед выходом Юньсю еще раз окинул себя взглядом. В зеркале в полный рост отражался молодой человек, тело было тонкое и изящное, элегантный внешний вид с головы до пят.
Он больше не тот Юньсю, каким был раньше. 

Компания East Star Entertainment располагалась в самом сердце роскошного района.
Высотное здание, на сотни метров уходящее в небо, бесчисленное количество стеклянных окон, как огромные блоки кварца отражали бескрайнее синее небо.

Первый этаж занимал около тысячи квадратных метров с восемнадцатью мраморными колоннами в стиле Средневековой Европы.

В целом здание выглядело великолепно и как-то достойно, это место посещали великие актеры, а так же в нем рождались новые, оно вселяло благоговение и почтение.

Юньсю поднялся в лифте на 18 этаж.

Для прохождения собеседования много красивых мужчин и женщин выстроились в длинную линию, одного взгляда хватило, чтобы понять насколько все они были прекрасны.

Помощница со спокойным и невозмутимым выражением лица раздавала анкеты для заполнения личной информации.

Все увиденное не вызывало удивления. Во время расцвета пластической хирургии можно было не полагаться только на природную красоту, подчеркнутую макияжем, пластика давала возможность любому сделать себе яркие черты и превратить обычное лицо в красивое. Большинство претендентов были уверены в своей красоте и внешнем виде.
Юньсю только сейчас осознал, что прошла та эпоха, во времена которой он вошел в индустрию развлечений. Десять лет назад в большей степени ориентировались на талант, умение, трудолюбие и честность. Внешность не была так важна.

Несмотря на большое количество претендентов, очередь быстро продвигалась, процесс собеседования шел динамично.

Многие выходили менее чем за минуту пребывания внутри подавленными, часто девушки были с красными от слез глазами, слезы все еще текли по их щекам.

Можно было себе представить насколько жестко проходило собеседование.

Юньсю начал немного нервничать.

Может быть, времена действительно изменились и его прошлое не поможет. Он сможет приспособиться к существующим правилам шоу-бизнеса снова...

Так он размышлял, когда ассистент назвал очередной номер.

Юньсю вспомнил, что этот номер его, быстро поправил одежду и после слов помощника вошел в комнату, где проводилось собеседование/интервью.

Комната выглядела пустой и огромной. Посредине стоял одинокий стул. У окна разместился стол из красного дерева, явно ручной работы, линии были изящными, цвет красного дерева – ярким, в его блеске можно было увидеть текстуру рисунка и линии преломления. Стол был пустой. Только двое экзаменаторов сидели по обе его стороны. Судя по стульям, их должно быть трое, но сегодня было только два.

Стоя в такой большой комнате под взглядами незнакомых людей, сидящих за столом напротив, человек, не имеющий опыта, будет чувствовать себя очень неудобно, не будет знать, как двигать своими руками, ногами, телом, его поведение станет нелепым, движения скованными.

Но двое экзаменаторов обнаружили, что вошедший претендент стоит перед ними абсолютно расковано. Он был уверен в себе, даже уголки рта слегка приподнялись в улыбке, элегантный и достойный.

Его волосы блестели, подбородок был сексуальным. Длинные и густые темные ресницы оттеняли глаза, когда он моргал, они создавали тень на лице. Он был как персидский кот: благородный, элегантный, красивый, полный изысканного вкуса.

Чем дольше на него смотришь, тем больше ты будешь потрясен, открыв для себя ленивые как у кошки глаза, обрамленные длинными ресницами, которые притягивали к себе и манили как волшебный магнит, делая невозможным отвести взгляд.

Глаза человека сказали «ИГРАТЬ»!

Два интервьюера, посмотрели друг на друга, по крайне мере, в то время в их сердце промелькнула эта мысль.

В шоу-бизнесе в течение многих лет актеры выглядят настолько красивыми, что их внешний вид может выбить вас из равновесия. Юньсю оставил позади многих, он являлся самым красивый претендентом из всех когда-либо увиденных ранее. Но его глаза излучали что-то еще. Его красота была, можно сказать пугающей, даже навязчивой.

Экзаменаторы сделали над собой усилие, взяли анкету и перечитали ее снова.

Имя: Му Цзычэ. Рост: 185 см. Вес: 70 кг.

Профиль: Игра на сцене (театральное мастерство).

Двое не смогли сдержаться и слегка захихикали.

Люди, приходящие на собеседование в восьмидесяти процентах из ста указывают игру на сцене, а остальные двадцать добавляют к этому пение – вокал.

Только почти все оказывались как ваза для цветов, пустышкой, нужной только для красоты, играть по-настоящему мало кто мог, им только и успевали кричать: Хватит!

Вот при таком предвзятом мнении и изначальной строгости к его действиям смотрели на него двое судей.

Сидящий слева человек постучал пальцем о стол и немного рассеяно спросил: игра на сцене?
Одна фраза, прочитанные иероглифы с анкеты. Это было произнесено глубокомысленным тоном.

Юньсю спокойно и вежливо кивнул. Такое отношение и тон были для него обычным явлением.
Он сыграл много ролей и накопил немало опыта,в прошлые времена у него не было денег,его агентство было не из лучших, нужных связей также не было. Так что все,чего Юньсю достиг было целиком его заслугой. И хотя он играл второстепенные роли, но и среди них попадались довольно сложные и интересные, такие как Jiangong Li. Фильм имел успех в прокате и был прибыльным, с учетом весьма умеренного бюджета.

Юньсю полагался на свои способности, был уверен в своих силах и готов бороться.
Он работал с многими режиссерами и какие ему только не попадались,поэтому опыта работы было много, во всем шоу-бизнесе наверное никто не смог бы похвастаться таким богатым опытом как у него,поэтому никакие трудности его не пугали.

Юньсю не принимал близко к сердцу такое предвзятое отношение.

- И? Что вы планируете нам показать? У вас в анкете указано сценическое мастерство. Попробуйте тогда сыграть, – сказал один из жюри,он говорил это так, будто хотел высмеять Юньсю.

Юньсю оглянулся, неожиданно застыл, потом, как бы пробудившись ото сна, взял и оттащил свой стул в угол комнаты, при этом все его движения были завораживающе грациозны.

Двое экзаменаторов были несколько удивлены, глядя как интервьюер отнес стул в угол комнаты, это было впервые. Этот стул преграждал, мешал созданию сцены, без него комната превратилась в сцену.

Сцена......?

«Прошлой ночью, у меня был весьма необыкновенный сон, во сне я находился в греко-римской эпохе.......»

В равной степени, легкое изумление отразилось в глазах интервьюеров.

Рядовой соискатель чтобы показать свои способности в артистичности и трансформации выбирал, как правило, театральные пьесы классиков.

Тем не менее, Юньсю для выступления выбрал«Эквус»*!

Эквус с латыни переводится как лошадь, это знаменитая пьеса британского драматурга Питера Шеффера, которая признана классическим произведением.

Премьера состоялась в Лондоне, потом пришли успех и слава, до сих пор она остается одной из самых успешных бродвейских пьес, и получила награды как лучшая. Так как это театральный шедевр, то он требует очень деликатного психологического настроя,  отточенного актерского мастерства и понимания.В противном случае это самонадеянно, смешно.

Юньсю начал играть сцену из «Эквуса»: герой (Дайзер) стоит в центре площади и обращается к аудитории анатомического театра. 

Самая классическая сцена.

«Вот так ночь. Сегодня я видел удивительный сон. Будто бы я главный жрец в Гомеровской Греции. На мне огромная золотая маска, знаменитая бородатая маска, такая же, как маска Агамемнона, основателя Микен.....»

Юньсю начал слабым, тихим голосом, но было в его голосе что-то странное и привлекательное, слова звучали как заклинание. 

«Я стою у массивного круглого камня и держу в руке острый кинжал. По-видимому, я –исполнитель на каком-то чрезвычайно важном жертвоприношении, от которого зависит судьба урожая или военной экспедиции.....»

Судьи не отрываясь, смотрели на игру Юньсю.

В финальной части Юньсю начал снимать с себя одежду, чтобы завершить самую шокирующую сцену пьесы!

Они смотрели на Юньсю, на его пальцы, которые стягивали одежду. Сначала черный свитер был снят и отброшен в сторону, внутри шелковая рубашка с застегнутыми пуговицами......

«Сегодня на заклание ведут целое стадо детей, около пяти сотен мальчиков и девочек!»

Оригинальная подача и взгляд на пьесу, актер был полностью погружен в роль, все эмоционально, полный спектр чувств и эмоций!

Его пальцы медленно приближались ко второй пуговице.

Люди, сидящие напротив, смотрели друг на друга и улыбались глазами.

И когда сцена дошла до высшей точки напряжения, Юньсю внезапно сделал паузу!

«Маска сползает все ниже и ниже, и они видят липкий смердящий пот, бегущий по моему лицу; их золотые лупоглазые маски наполняются мерзостью, они вырывают кинжал у меня из рук... и я просыпаюсь».

Зрители настолько погрузились в представление, что тоже будто бы проснулись.

- Я закончил выступление!

Судьи прибывали в ошеломлении несколько минут, которые, как показалось, растянулись на столетия.

Актер закончил игру, шоу завершено, медленно, медленно, они просыпались, возвращаясь в реальность, игра завершилась, действие закончилось.

Если бы это был театр, то после завершения должен был бы ярко зажечься свет, опуститься занавес, зрители взорваться аплодисментами: Браво! Браво! – кричали бы они.

Игра Юньсю была в высшей степени совершенной.

Он легко вошел в образ, полностью погрузив зрителя в другой мир, оголив эмоции и чувства...

Ошарашенные экзаменаторы должны были оценить выступление Юньсю. И хотя на душе скребли кошки, и сердце сопротивлялось, а разум понимал, что это лучшее выступление, актеру знать об этом совершенно не обязательно, считали они.

Так что они не выразили никаких эмоций в отношении игры Юнь Сю.

Юньсю завершил выступление, но зрители остались в мире Эквус.

* («Эквус» – знаменитая скандальная пьеса английского драматурга Питера Шеффера о самоосознании и становлении подростка, лишенного религии и придумавшего себе Бога в образе Лошади («equus» – в переводе с латинского «лошадь»). Написанная в 1973 году, пьеса была признана лучшей пьесой мира 70-х годов XX столетия. В основе сюжета реальная история, произошедшая в маленьком городке под Лондоном.) 

Глава 3 

 

Хлоп, хлоп, хлоп, в комнате для собеседования прозвучали ленивые аплодисменты.

Двое судей обернулись на звук, потом встали пораженные: «Глава Фэн...Фэн Цзин».

Они смотрели на выступление Юньсю и были настолько поглощены им, что даже не заметили, когда он вошел.

Фэн, Фэн Цзин имел мрачную ауру. На нем был одет двубортный блейзер VERSACE с тонкими линиями, который открывал грудь в глубоком V-образном вырезе, красная как вино рубашка, которая выделяла ключицы, костюм подчеркивал его тонкую талию, создавая изысканный и роскошный образ.

Очень красивые волосы до талии, зачесанные назад, были как поток чернил, гладкие и блестящие и струились словно шелк. Глаза узкие, удлиненные, зрачки как сверкающее осеннее озеро, скрывающее в своей глубине все эмоции. В его глазах таилась притягательная красота, которая засасывала души людей смотревших в них. В его поведении не было ничего женственного. Хотя он казался кокетливым и сексуальным, но в этом кокетстве четко проступала жесткость, которую невозможно упустить из виду, это не позволяло другим недооценивать мужчину. Великолепная внешность в сочетании с высоким IQ. 

Фэн Цин признал талант выступающего.

Фэн Цзин, директор ESE. В начале карьеры, когда он был еще молодым и только пришел в индустрию развлечений, он сразу стал популярным, многие предсказывали, что Фэн Цзин станет главным соперником Се И.

Один дикий и злой, другой по-женски обаятельный. Двое противоположных актеров, один с хищной аурой, другой нежный и привлекательный. Эти два совершенно разных образа притягивали взгляды. От них исходил такой свет, что было совершенно невозможно увидеть тень за их спиной.

Спустя год Фэн покинул сцену, чтобы начать работу в ESE менеджером, сменил профессию в сторону администрирования. Это решение ошеломило, ужаснуло СМИ.
Но Фэн постепенно доказал свой талант, он набрал в агентство разноплановых актеров и получил обнадеживающий результат. Всего лишь за десять лет он был повышен от старшего менеджера до заместителя отдела, и наконец, стал директором ESE, а также получил долю в компании (акции компании ESE).

Это была обычная общедоступная информация о нем, любой легко мог с ней ознакомиться.

Юньсю был в шоу-бизнесе более десяти лет, и хотя он играл второстепенные роли, жил своей спокойной жизнью и не работал с директором ESE, он знал кое-что о нем из слухов.

Например, то, что Фэн Цзин всегда следовал за председателем ESE – Ли Жуем, и между ними были какие-то особые отношения, скрытые от других.

Ли Жуй и его брат Ли Сяо в свое время конкурировали за управление ESE, но как только пришел Фэн Цзин, Ли Жуй с его помощью получил пост председателя (стал главой компании). Вследствие чего, Ли Сяо люто ненавидел Фэн Цзина.

СМИ всячески пытались раздуть скандал, подсылали своих репортеров, что бы те нашли любые доказательства гомосексуализма, наркотиков... чего-то порочащего.

У этих двоих действительно было что сказать, но совсем не то, что так хотелось бы СМИ.

Ли Жуй собирался жениться на дочери руководителя корпорации Синь. Ну, а Фэн Цзин особо не скрывал, что предпочитает мужчин, с некоторыми актерами у него были неясные отношения...

Шоу бизнес – это мутные воды.

Юньсю жил своей жизнью и не интересовался сплетнями о жизни других. Так что он имел только приблизительные знания обо всем этом.

Двое интервьюеров очень обеспокоено смотрели на Фэн Цзина, а тот в свою очередь был весь поглощен Юньсю. Он медленно подошел к Юньсю, тонкие пальцы нежно коснулись второй пуговицы серой шелковой рубашки.

Пальцы были очень мягкие, с нежными небольшими суставами, были видны тонкие косточки, движение было простым, но сексуальным и соблазнительным.

- И это твоя игра? Неужели она достойна только одной пуговицы на рубашке, и ты остановился на второй? – Фэн Цзин произнес это неспешно, нежным и теплым, немного сиплым голосом. 

Он поднял подбородок, глядя на Юньсю долго и внимательно.

Даже если ты новичок в шоу-бизнесе и ничего не знаешь об этом человеке, то, только посмотрев на эту его позу и движения, ты поймешь, что следует действовать с осторожностью.

Фэн Цзин намеренно так спросил, это была хитрость, уловка, и без опыта, действительно, трудно было ответить на поставленный таким образом вопрос. Но Юньсю только усмехнулся.

В своей прошлой жизни Юньсю поверхностно был знаком с Фэн Цзином. Мир шоу-бизнеса велик, огромен, не зависимо от статуса или опыта у вас всегда есть шанс встретится, так и они несколько раз пересекались, обмениваясь кивками и казенными фразами в рамках этикета.

Позже Фэн Цзин ушел работать в ESE.

И был в прошлом один момент, когда Юньсю оказался посвящен в его отношения с другим человеком...

Пьяный Фэн Цзин появился в его квартире, сексуально глядя на Юньсю он позвонил Се Ии предложил тому приехать и заняться сексом втроем.

Юньсю почувствовал, как кровь прилила к лицу. С одной стороны он понимал что между Фэн Цзин и Се И существовали близкие отношения, с другой стороны, не ожидал вот так увидеть сцены легкомысленного поведения и совершенно бессовестный взгляд.

Это был один из редких случаев, когда он был зол.

Не обращая внимания на провокации Фэн Цзина, он затащил его пьяного прямо в ванну, отрыл там холодную воду, и стал поливать, начиная с лица.

Злость не отпускала. Фэн спустя какое-то время весь промок и стал заметно дрожать. Он был жалок, глаза уже не были кокетливы, он напоминал маленького зверька. Юньсю взял мягкое махровое полотенце и насухо вытер голову Фэн Цзина. Его тело обмякло, было податливым как вода. Фэн закрыл глаза и двигался, только повинуясь рукам Юньсю.

Юньсю выговаривал ему, ругался, а Фэн Цзин приоткрывал затуманенные глаза, бросал невинный взгляд, молчал, послушно делая то, что от него хотели.

А на следующий день Фэн Цзин уже свежий, только посмеивался над случившимся,острил по поводу произошедшего.

Воспоминание о прошлом тут же принесло траурно-ностальгическое настроение, чувство превратности жизни и промаха.

Фэн Цзин и Юньсю смотрели друг на друга довольно долго, молча, загадочно улыбаясь, а затем выражение лица и взгляд темных глаз Фэн Цзина изменился, стал глубоким, как омут, и непредсказуемым.

- Ты хороший театральный актер. И ты можешь играть великолепно и быть великим на сцене в театре, однако, никем в кино. Так как играть в кино и в театре – это разные навыки. Только накопив опыт, пройдя испытания можно добиться успеха и назвать себя актером.

Фэн Цзин прищурил глаза, хитрый как лис, слегка улыбнулся и спросил:

- Вы знаете, кто сказал эти слова?

Казалось бы, просто вопрос.

Юньсю получил хорошее театральное образование и мог бы стать успешным актером.Он знал, что игра в театре отличается от съемок в фильмах и телевизионных шоу.
Игра в театре требовала от актера длительного контроля и погружения в образ.

Независимо от того, насколько велик твой текст, ты должен все время помнить о том, как двигаться по сцене. Если ты теряешь контроль, выходишь из образа, вся постановка пойдет не так, это имело большое значение.

В отличие от театра съемки фильма эпизодические, прерывистые, и современный актер должен уметь быстро войти в нужный образ. Что касается второстепенных деталей, то они могут быть досняты и позднее, на последующих этапах съемок.

Не обязательно хороший актер сможет стать успешным киноактером.

- Марлон Брандо, – тихо ответил Юньсю. – Это сказал всемирно известный американский актер кино и телевидения Марлон Брандо. 

Глаза Фэн Цзина потемнели, взгляд стал более задумчивым. Под правым глазом, очаровательно разместилась родинка, которая притягивала к себе взгляд и была очень милой.

- Этот новенький... кажется не простой, ах.

Юньсю, не глядя на присутствие в комнате еще двух человек, смотрел только в глаза Фэн Цзина.

Когда он вышел, двое судей начали обсуждать что-то шепотом.

Фэн Цзин, как только за Юньсю закрылась дверь, выразил недоумение:

- Эту сцену играют около пятнадцати минут, но я даже не заметил этого времени.

«Парень в состоянии играть так долго этот монолог, полностью погрузившись в образ и не открывать глаз. Язык тела, позы и навыки речи, это умение приходит не раньше чем через четыре пять лет и то не у каждого».

- Он уже действующий актер или его родители актеры? – спросил Фэн Цзин.

- Члены семью не указаны... действующим актером не является. Он учится в колледже на экономическом администрировании...... – прозвучало в ответ.

Недоумение и непонимание повисло в комнате, собравшиеся молча смотрели друг на друга.

 

Юньсю сидел дома в ожидании новостей.

У него не было уверенности в том, что он прошел собеседование. Он вдруг почувствовал, что у него оказывается недостаточно веры в новый мир и в собственные силы. Мир намного темнее и сложнее, чем он представлял ранее.

У него не будет другой возможности, он должен использовать прошлый опыт сейчас.
Юньсю стоял и рассматривал в зеркале свое лицо.

Это, несомненно, утонченное красивое лицо, пара больших глаз с восточным шармом, линии исключительно плавные и элегантные. Он как картина гениального художника, которая оставляет после себя шлейф реалистичности изображения, скрытой меланхолии и апатии, которые заставляют ваше сердце биться чаще.

Но как ни странно, это тело не его. Каждое утро, видя себя в зеркале, он испытывал чувство нереальности происходящего. Настоящий владелец тела, почему он наглотался снотворного, зачем покончил с собой? Почему в этой квартире нет никакой информации, как будто кто-то намерено стер все следы.

Юньсю кисло улыбнулся.

Он нашел в интернете статьи о своей автомобильной аварии, многие новостные издания упомянули о ней, но только несколькими строчками, основным событием был Кино-Фестиваль и информация о тех, кто был номинирован на награды.

Совсем немного людей было обеспокоенно его смертью.

Он решил тайно посетить свою могилу.

...так же он думал о Том человеке. 

 

Глава 4


Не так много людей присутствовало на похоронах.   У него практически не было друзей в шоу-бизнесе, да и те после публикаций в СМИ о его ориентации не стали приходить, мужчины опасались навлечь на себя подозрения, появившись на похоронах.

Он не был популярным актером, так что угрызения совести никого не мучили, гораздо сильнее все боялись бросить на себя тень нестандартных отношений. Мало кто из журналистов пришел освещать его похороны. Но если бы они знали, что там будет присутствовать знаменитая актриса Линь Сюань, то конечно они все присутствовали бы там.

Лин Сюань специально вернулась из-за границы на его похороны. 

Это был единственный друг и возлюбленная Ду Юньсю.

Десять лет назад, мир шоу-бизнеса был грязным и жестоким. Так много директоров было готово предоставить своих актеров для утех, в достижении своих целей.

Линь Сюань была тогда новичком, которая только вступила в этот мир.

Это произошло в баре, когда один из более опытных и значимых агентов настоял на участии Линь Сюань в закрытой вечеринке для сопровождения и совместного распития вина, но и этого ему показалось мало, его аппетиты росли.

Всем было известно, что как-то одна актриса отказалась участвовать в подобном, за что она была раздета в общественном месте, с нее просто сорвали одежду и после этого ее карьеру разрушили.

Лин Сюань сидела вся белая. В комнате находились ее знакомые, и даже ее бой-френд на то время, но никто не вступился за нее, все боялись последствий для себя.

Лин Сюань заставляли пить, унижение и ужас были на ее лице. Её друг делал вид, что не замечает её состояния, он спокойно сидел на своем месте, старательно отводя глаза, чтобы их взгляды не пересеклись. Глаза Лин Сюань уже покраснели от слез, которые стекали по щекам.

Ду Юньсю больше не мог на это смотреть.

Подавив свой страх, ведь это был его старший партнер, он решил вмешаться и прекратить все это.

Естественно его поведение рассердило, взмах рукой и люди агента сразу же окружили Ду Юньсю и начали бить его ногами. Избили жестоко, было несколько переломов, и все тело после было черно-синим.

Лин Сюань стояла все это время рядом, заливаясь слезами.

Несмотря на побои, Ду Юньсю продолжал убеждать партнера отпустить Лин Сюань.

После этих слов его повторно побили.

Ду Юньсю уже плохо стоял на ногах, но этого им показалось мало, ему предложили, если он так беспокоится за Лин Сюань, встать перед ними на колени и просить прощения.
Ду Юньсю, униженный до крайности, склонил перед ними колени.

Позже это история получила огласку, но из-за хороших связей агента в этой истории остался один Ду Юньсю и его сомнительные связи. Правда была забыта.

Даже если вы геи, вы просто два человека, которые говорят и думают о любви.
Но в то время люди не были настолько просвещены по этому вопросу.

Многие не принимали таких отношений, СМИ рисовали ужасный и отталкивающий образ геев.

Вся эта выдумка и клевета вылились на него, и как будто невидимая рука крепко схватила его за шею, не давая дышать. Он никогда не был в таком отчаянии. Тогда он даже подумывал о самоубийстве. Все актеры отвернулись от него. Для своего агентства он стал головной болью, актер который только привлекает неприятности.

Лин Сюань тем временем, уже получила некоторую известность, и благодаря участию в одном фильме она получила награду в номинации Лучшая актриса, у нее были связи с продюсерами и режиссерами. Она обратилась к ним: «Помогите мне, он действительно хороший актер, дайте ему шанс показать себя......»

После этого ей пришлось пережить очень трудный период, полный плохих моментов. Лин Сюань до сих пор была не замужем. Она было очень красивой и доброй женщиной, но так сложилась жизнь, она любила не того.

Если бы сердце Ду Юньсю было свободно, то он бы навсегда хотел быть вместе с Лин Сюань и жить с ней счастливо. 

 
- Ты причинил ему так много зла, зачем ты пришел? Какой смысл приходить сюда?

Лин Сюань была одета в черный строгий костюм, без макияжа, лицо бело-серое, красные глаза, опухшие от плача. Но слезы уже были вытерты. Она удерживала новые слезы, а ее лицо было печальным, грустным. Любой глядя на нее был бы растроган. Лин Сюань была отличной актрисой. В своих бесчисленных фильмах, она довольно часто играла скорбь и отчаяние, слегка хмурясь и плача.Но в этот момент Лин Сюань не играла, ее чувства были настоящие, она искренне хотела защитить его.

Сейчас она тихо плакала, а мужчина атлетического телосложения, стоящий рядом, укоряющим тоном разговаривал с ней. 

Ду Юньсю узнал его. И даже после всего, что произошло, он стоял сейчас здесь с незапятнанной репутацией, цветущий и популярный актер Се И. 

- Ду Юньсю был назначен на главную роль! Это он дал тебе возможность стать открытием, сенсацией и ты получил Лучшего Актера Года, – заплаканные глаза Лин Сюань смотрели на него с укором, слова были полны сарказма. 

- Кто ночью целовал трофей?! Он отдал тебе свою роль, не смотря на то, что он ее заслужил, заработал своим упорным трудом!

Высокий красивый мужчина, присутствующий на похоронах, был, как и все,одет в черный костюм, но его аура выделяла его из толпы. Он молча стоял с холодным красивым лицом, которое ничего не выражало, было как каменное.

Короткая речь Лин Сюань продолжилась.

- А что ты сделал? Ты обещал присматривать, быть рядом с ним за границей пока все не осядет!

 

# # #  В то время Се И находился на обучении.

Се И родился красивым, в глазах имелся слабый след зла, в нем было романтическое очарование греха. Преподаватель на курсах однажды сказал: Се И очень умный актер, его внешность великолепна. Но Ду Юньсю, это одаренный актер! Чрезвычайно талантливый, эмоциональный, взрывной.

Его (Ду Юньсю) игра – своего рода удивительная сила, которая имела большую власть над людьми, и это было поразительно, даже страшно! Не смотря на то что, он не был выдающимся красавцем, ситуация менялась когда он начинал играть.

Ду Юньсю так же слышал комплимент от преподавателя, но принял его сдержано.

А Се И решил для себя, что нужно быть ближе к нему, что бы всему научится, он часто обсуждал с Ду Юньсю свои актерские способности и практиковался с ним.

Ду Юньсю делился с ним своими идеями, они показывали свои наработки друг другу...

Затем Се И стал известным, играл главные роли, его герои были любимцами у молодых девушек, он стал очень популярен.

Ду Юньсю же получал работу только в маленьких ролях, где всегда пытался сыграть свою роль хорошо.

Однажды ему позвонили из агентства и сообщили, что Инь Су приглашает его на прослушивание! Он совсем не ожидал такого. Это был один из самых знаменитых и значимых людей в кино-индустрии. Его последний Фильм имел успех в зарубежном прокате, так же он получил различные награды мирового уровня, в мире шоу-бизнеса режиссер был уже более десяти лет и получил признание, как в стране, так и за рубежом.

Любой актер был бы счастлив знакомству с ним, а игра в его фильмах делала актера знаменитым. Даже СМИ не смели осуждать его выбор актеров и раздувать скандалы.
Сыграть роль в его фильме – это получить известность Rolls-Royce, получить благословение, приобрести абсолютную популярность.

Но, не смотря на то, что Ду Юньсю удачно прошел собеседование и был утвержден на роль, он отказался от нее, от своего будущего.

Свое решение он сообщил телефону.

«Ду Юньсю должно быть спятил?! Он что не актер и не хочет быть популярным?! Почему он упускает такой шанс, желанный для любого актера?!»

Данную роль тогда получил Се И.

Затем он по горячим следам сыграл главные роли в других фильмах и как следствие был номинирован как Лучший актер года.

Благодаря участию в том фильме, который имел множество наград, популярность Се И возросла, можно сказать стала максимальной. В настоящий момент у Се И не было соперников.

Многие люди не догадывались, по какой причине Ду Юньсю отказался тогда от роли.
Однако это тайна была связана с Се И.

Как гадкий утенок восхищается белым лебедем, обычные люди с восхищением смотрят на красивого непобедимого принца на белом коне.

Се И был как молния, вспышка. Он казался простым обыкновенным человеком, но он очень внимательно умел наблюдать за действиями других. Если он чего-то хотел, по умел получить это так, что человек, отдавший ему желаемое, был целый день счастлив от этого.
Внешне он был дружелюбным, но внутри был способен пойти на многое ради достижения своей цели....

Ду Юньсю был слишком молод, у него было мягкое не закаленное сердце, добрая душа.
Полностью посвятить себя своей любви, любимому......теперь вероятно он не сможет так сделать.

После того как он пошел на это соглашение, на уступку, Ду Юньсю капля за каплей начал понимать, что его использовали. Слава, известность вскружили голову, и кто-то готов был на все ради нее.

Се И.....к нему это относилось в полной мере. #

 

Глава 5 

 

Ду Юньсю спокойно наблюдал за ними на расстоянии.

Он переживал только за Лин Сюань.

Для Се И...

Настроение у него было как закипающий чайник с водой. Пар должен выйти, он будет действовать после того, как остынет, станет хладнокровным.

Что еще он способен сказать?

В течение долгого времени Се И использовал свой ум и обаяние чтобы льстить, уговаривать, привить ему послушание.

После того как к Се И пришла слава, он показал свой настоящий нрав, характер, осталось только признать кружево пяти пальцев (пять духовных факторов буддизма: вера, энергия, память, сосредоточенность, мудрость). В новостях постоянно мелькали сообщения о его похождениях.

Сейчас Ду Юньсю мертв и, даже стоя лицом к лицу с Се И, ему не в чем того обвинить, сказать ему какие-то слова упрека.

Действительно, в течение долгих лет проведенных вместе, он выглядел обычным, скучным, заурядным... эх. Однако, несмотря на все подобные мысли, в глубине души он не хотел мириться с этим.

Если бы он не испытывал любовное влечение к Се И и не помог ему тогда, а занимался развитием своей собственной карьеры, достиг бы сам пика своей карьеры..... сейчас? Се И полюбил бы его?

СМИ и все кто искал сенсации о Се И, они бы ужаснулись, узнав его тайны... так... Се И ... будет ли он способен сохранить лицо...

 

Человек, которого он так любил, сейчас стоял над его могилой с полным безразличием и холодностью к происходящему, ему было все равно, что он умер...

Он хотел знать, каково это жить только ради себя, какой вкус у такой жизни?

Ду Юньсю помнил, как давным-давно на церемонии после окончания учебного курса Се И стоял на сцене, а перед ним несколько рядов пустых сидений.

Се И зло рассмеялся, глаза горели решимостью победы, в его руках была вымышленная награда.

- Настанет время, мы будем стоять на сцене, зрители будут смотреть на нас двоих с восхищением, мы будем самыми востребованными и знаменитыми, Только Ты и Я, мы достигнем самых высот!

В глазах огонь, амбиции.

До тех пор, пока у вас есть какое-то сильное желание, и вы страстно хотите получить чего-то, это желание будет управлять вами, и вы достигнете цели. Тогда Ду Юньсю посмотрел в злые и алчные глаза Се И, его разум кричал. Возможно в тот момент он был слаб, честолюбивый Се И выбросил его очень легко и далеко. Так как на престоле не место двоим, там может быть только один человек...

 

Ду Юньсю не помнил, как он вернулся в квартиру в тот день, все было серым, как в тумане.
Он был полностью опустошен, это огромное потрясение – вот так увидеть свое имя на могиле, столкнуться с собственной смертью.

Больше его нет, его тело лежит в могиле... безразличное, холодное, мертвое.

Несколько последующих дней Ду Юньсю был обеспокоен, он был все время в слабом возбуждении, постоянно смотрел на свой мобильный телефон.

Желание присоединиться к миру шоу-бизнеса стало во много крат сильнее, он хотел оказаться в нем.

Прошло две недели, но звонка не было.

Он думал о телефоне постоянно и как только раздался звонок, быстро взял трубку, это был звонок от ESE. Но каково было его удивление, когда он услышал кокетливый голос директора ESE Фэн Цзина, он позвонил ему лично...

Тот факт, что Фэн Цзин лично позвонил Ду Юньсю, был очень значимым событием.
Что-то теплое поселилось в груди, расцвело. Он хотел превзойти... Се И.

 

ESE каждый год набирают только десять стажеров.

Ду Юньсю, когда вошел внутрь понял, что он самый старший среди них.

Почти все были молодые, красивые, элегантные подростки, работать вместе с такими детьми будет довольно сложно.

Но после общения с ними он был немало удивлен, все эти молодые люди были выбраны не просто так, кто-то приехал из-за рубежа, мастерски танцевал хип-хоп, в совершенстве владел английским языком, что в будущем давало возможность развития международной карьеры.
Некоторые были очень красивыми и женственными, они выглядели как девушки.
ESE действительно качественно подбирало стажеров.

На их фоне, он мог противопоставить только свой опыт, квалификацию актера.

Молодой человек по имени Винсент окончил престижный университет, темпераментный, красивый, серьезный, он первый подошел к Ду Юньсю знакомиться.

Ду Юньсю только улыбнулся ему, но ничего не сказал сразу.

Винсент услышав, что Ду Юньсю был только на одном собеседовании, был немало удивлен.

- Ты невероятно потрясающий! Мы прошли тройное собеседование, нас проверили со всех сторон, что бы оказаться здесь в настоящее время ...

В глазах Винсента мелькнула догадка, он полушутя спросил Ду Юньсю: 

- Что, у тебя есть какие-то родственники на больших должностях в ESE, не так ли?

- А? – Ду Юньсю замер на мгновение, он не хотел, чтобы кто-то решил, что за ним кто-то стоит. – Нет, я прошел так же как и все ... Это было закрытое интервью, собеседование.

Ду Юньсю быстро дистанцировался, он не хотел быть неправильно принятым или понятым.
Винсент посмотрел на него и улыбнулся, сказав:

- О? Обычное закрытое интервью, что это такое? Я не слышал ничего такого, что это, что-то особенное от ESE? Мы проходили интервью трижды, в том числе в последнем туре было интервью с генеральным менеджером, ты видел его, о нем говорят, что он остер на язык и очень эгоистичный, ты как считаешь?

- ... Он, все нормально, – Ду Юньсю отвечал уклончиво.

В памяти тут же возник образ длинноволосого мужчины с красивой родинкой под правым глазом.
Он не знал, почему эти удлиненные лисьи глаза и чарующий взгляд оставили такое глубокое впечатление.

Фэн Цзин заставлял его переживать. То, что он позвонил ему лично и сказал результаты, вызывало нервную дрожь, некое предвкушение. Он не знал, что и думать, т.к. не был с ним знаком, у них не было каких-то общих друзей, которые бы за него поручились. Но он не собирался с кем-то обсуждать его поступок.

Чужая душа потемки, как можно по одному поступку понять человека.

В последующие месяцы, изо дня в день в компании проходило их обучение.
Пение, танцы, актерское мастерство, фитнес, макияж...даже было обучение из реальной жизни, к примеру, репортер задает тебе сложный вопрос, нужно быть невозмутимым и дать обтекаемый ответ, или когда идет передача, как пошутить, как вести себя во время реалити-шоу и так далее.

Ду Юньсю было нелегко.

Сейчас агентства, действительно, улучшили и расширили программу обучения актеров, затронули все аспекты, ничего удивительно, что появляются новые лица.

Новички старались выглядеть бодрыми, довольными, смеялись и шутили, но втайне каждому было трудно.

Мальчиков и девочек, которые желают славы, много, если ты не обучаешься, не достигаешь нужного результата, то компания найдет, кем тебя заменить.

Во второй половине дня в одном из классов иногда устраивали съемки рекламы или клипов.
Никто не упускал ни одной возможности получить новый опыт.

 

Спустя какое-то непродолжительное время Ду Юньсю организовали прослушивание. Костюмированная драма с хорошим бюджетом, в главной роли популярная актриса. Имя актрисы было довольно известным, так что компания могла добавить новичков в проект.
Ду Юньсю дали роль второго плана, чтобы он сыграл мудрого советника конфуцианца в династии Цин. Такая возможность для неопытных новичков, была более чем достаточной.

Ду Юньсю получил домашнее задание прочитать и выучить сценарий.

Сценарий был написан довольно просто, двое мужчин сражались за одну женщину. Главная мужская роль: радостный, веселый, красноречивый пустозвон, заигрывал с хозяйкой дома, эта пара подходила под определение «Милые Бранятся – Только Тешатся». Однако отец девушки, узнав о её привязанности, был против, так как он с отцом героя были старыми врагами, несовместимыми как огонь и вода. Ду Юньсю досталась роль благородного порядочного человека, он молчаливо сопровождал девушку, окутывая ее своим теплом. Каждый раз, когда девушка попадала в затруднительное положение, она обращалась к нему за советом и помощью, и получала её. Он всегда был где-то рядом с ней, ласково и нежно присматривая и заботясь о девушке. Однако девушка принимала его заботу и относилась к нему как к своему старшему брату, не видя в нем мужчину, им не суждено было быть вместе. В финале любящие друг друга стали мужем и женой. Он же спустя годы так и не смог с ней сойтись или забыть её, им никогда не быть вместе.
Ду Юньсю все стало ясно. Его роль будет перспективной и интересной, переживание героя, его тайная искренняя любовь поглотит зрителей, они будут жалеть его, проливать слезы, думая о его благородстве и жертвенности.

Драма отразит любовь, негодование и сожаление.

Неожиданно в день кинопробы Фэн Цзин сам лично приехал за ним на машине, чтобы отвести. Ярко красный спортивный автомобиль и обворожительный красавец, они хорошо сочетались друг с другом. Когда он вел машину, он одел черные солнцезащитные очки Ray-Ban со стальным отливом.

- Ты закончил читать сценарий? Будешь отличником? – эти вопросы были заданы язвительным тоном.

- Пробежал глазами.

- Я с нетерпением жду твоего первого шага как актера, – Фэн Цзин взял свои темные очки и прижал губами душки. В удлиненных глазах светло-коричневого цвета была улыбка, под правым глазом соблазнительно мерцала родинка.

- ......

- Поехали, – Фэн Цзин вызывающе улыбнулся.

Когда Ду Юньсю прибыл на место, Винсент был крайне удивлен, увидев их рядом с машиной.
- Вы прибыли вместе?

В глазах Винсента было восхищение, как будто он увидел айдола, полубога.

- Я новенький в компании, Винсент, я так счастлив, увидеть вас сегодня!

Фэн Цзин посмотрел на радушное лицо восхищенного молодого человека, приподняв бровь.

- У меня сложилось впечатление, что у вас есть большой потенциал.

- Я буду продолжать упорно работать. Вы являетесь моим кумиром, вы самая моя большая мотивация к работе в ESE, – немного застенчиво ответил Винсент.

- Действительно? – он смерил Винсента взглядом сверху вниз, взгляд его был глубокомысленным.
Пока эти двое разговаривали, Ду Юньсю молча стоял в стороне.

Он уже начал беспокоиться, что опоздает на прослушивание, когда Фэн Цзин обратился к нему, сказав:

- Давай, вместе с Винсентом, пойдем и взглянем.

У Ду Юньсю и Винсента были удивленные глаза.

Винсент улыбнулся. 

- Я всегда восхищаюсь вашими действиями, позвольте мне наблюдать за происходящим со стороны!

Рука ФэнЦзина указала направление.

Ду Юньсю заметил в глазах Фэн Цзина улыбку, смутно осознавая происходящее сейчас.

 

Глава 6 


У ESE был свой собственный независимый телеканал.

И этот фильм считался собственностью компании, разумеется, приглашенный режиссер был наслышан о Фэн Цзине. Увидев, что Фэн Цзин прибыл на место с двумя новичками, режиссер непроизвольно замер, и, отмерев, тотчас приказал принести стулья. Фэн Цзин бесцеремонно уселся, скрестив и вытянув длинные ноги. Он даже не снял стильные очки. По сравнению со знаменитостями ему не хватало лишь звездной внешности. Винсент ловко встал справа от Фэн Цзина. Ду Юньсю стоял не так близко. Он отошел на расстояние нескольких шагов.

Взгляд режиссера метался между Ду Юньсю и Винсентом. Несмотря на то, что изначально материалы, предоставляемые агентом, принадлежали одному из них, все же в данный момент, оценивая ситуацию, он счел, что осмотрительным решением было спросить: Сегодня кастинг у ...?

Ду Юньсю слегка замялся, а потом понял. В шоу-бизнесе существовали свои извилистые тропинки, и, хотя Юньсю не мог играть другими людьми, он знал, когда нужно говорить, а когда хранить молчание. В конце концов, Ду Юньсю все же уразумел эту житейскую мудрость и, не зная ответа на вопрос, он предоставил слово Фэн Цзину, который был директором ESE.

Этот фильм не был большим произведением, и, разумеется, решать, кто будет играть второго мужского персонажа, а кто нет, должен был Фэн Цзин.

Фэн Цзин поднял брови, и уголки его рта тронула легкая усмешка.

Внутри обескураживающего своим обаянием и милой родинкой под правым глазом Фэн Цзина скрывался кто-то хитрый и яростный.

Он медленно спросил:

- Как? Агент не предоставил тебе материалы?

Изящно скрестив пальцы, он положил их на колено. Это был намек на отсутствие изменений, играть будет все-таки Ду Юньсю.

Когда режиссер понял, он, применив свой опыт, тотчас нашел решение проблемы, указав на одного из членов команды по техническому оформлению пьесы:

- Я разве не говорил, положить материалы на мой стул?!

Младший из постановочной группы недовольно прошептал:

- Я и положил!

Остальные члены группы догадливо притворились, что ничего не слышали, занявшись своими делами.

Ду Юньсю переоделся у стилиста, надел парик, одной из древних эпох, привел в порядок волосы на висках. 

Выйдя, он невольно засиял перед множеством людей.

В своем изысканном, элегантном черном костюме, он был совсем как гибкая ива в ясном синем весеннем небе.

Иссиня-черные волосы, туго связанные молочно-зеленой квадратной повязкой, показывали всю утонченность литератора и ученого. В воздухе будто ощущался едва различимый аромат туши.

Глаза, будто нарисованные тушью, находились вдали от мирской грязи. Они излучали холодное нефритовое сияние, обнажая безмолвную нежность и преданность.

Съемочная группа ахнула: Это точное совпадение со сценарным образом второго героя!

Он настолько хорошо отражал утонченный характер, что намного затмевал главный мужской персонаж. Визажист, глядя на фотографии загримированного главного героя, покачала головой. Вполне понятно, что она гораздо больше мыслей вкладывала в макияж главного персонажа. Почему же он казался невежественным хулиганом по сравнению со вторым персонажем?

Разница была слишком отчетливой.

Режиссер также был очень доволен образом Ду Юньсю:

- Ты сейчас же возьмешь себе отрывок на пробу. Императрица страдает, а ты должен ее утешить.

Юньсю кивнул, и начал будить нужные эмоции.

- Подожди немного, – прошептав это Винсенту, Фэн Цзин затем перебил режиссера. – В этой части пьесы настроиться не слишком сложно, выберите другую!

В этот раз мнение Фэн Цзина не было объективным.

Доля сценария у первого мужского персонажа была вполне серьезной. Тогда как второй мужской персонаж лишь продемонстрировав искренние мучения любви, мог показать свои сильные стороны и произвести впечатление на публику.

И это казалось Фэн Цзину не очень сложным?

Однако у режиссера не было выбора, кроме как согласиться. Ведь он подписал договор с ESE, его права были ограничены, и он не мог не брать в расчет мнение более высоких лиц.

- Тогда..., – режиссер вопросительно посмотрел на Фэн Цзина. Если вторая сторона против, то он подчинится.

Фэн Цзин приподнял голову, стянув очки. В отражении рэй-бэнов возникла широкая тень.

Длинные до пояса волосы, напоминавшие кончик испачканной в туши кисти, излучали едва заметное сияние.

Его тонкие и длинные пальцы небрежно прошлись по страницам сценария и остановились на одной из страниц:

- Начнем отсюда.

Взяв сценарий, режиссер нахмурился.

В этой сцене рассказывалось о девушке, которой угрожала опасность ареста местными органами власти. Тогда, двумя мужчинами был придуман способ избежать ареста: подделав почерк начальника уезда, подписать указ о ее освобождении.

Без театрального макияжа любой сыграл бы не более чем заурядно.

Винсент наклонился, взглянул в сценарий и, посмеиваясь, сказал:

- Цзычэ первоклассный актер, ему ничего не стоит сыграть такой пустяк.

- Ну и как мне поставить его в затруднительное положение? Он выделился на собеседовании с «Эквус», – Фэн Цзин изогнул губы в усмешке. Подняв свои продолговатые миндалевидные глаза с сексуальной родинкой под ними, он обаятельно улыбнулся.

Оба чуть ли не дуэтом восхваляли несравненного Ду Юньсю. Режиссер не мог понять, что задумали эти двое.

Все еще не разбираясь в ситуации, он уселся в кресло и сказал оператору сфокусировать камеру.
- Подготовить реквизит. Что еще... Ты, – обратился он к Юньсю, – подожди немного и начинай.

Члены съемочной команды быстро поставили стол и письменные принадлежности.

С одной стороны от стола прислонили окно, сделанное «под старину» из желтого палисандра и украшенное ажурной цветочной резьбой, что в немалой степени привносило в обстановку изящество старины.

Но поскольку это был только кастинг, не хватало софитов и звукового оборудования.

Едва Ду Юньсю оказался под прицелом камеры, режиссер тотчас тихо изумился.

 Белоснежная головная повязка, скромный черный наряд... Актер был прекрасен, как пейзаж сумеречных весенних гор. Более того, как можно было видеть через камеру, Ду Юньсю, как раз находясь в центре, немного сдвинулся влево. На первый план вышел стол, образовавший прекрасный кадр с разукрашенным окном.

- Удачно получилось..., – оператор бросил быстрый взгляд на режиссера.

Режиссер, тем не менее, не придал этому значения.

Хотя он мог снимать только сериалы, делая акцент на внешности актеров, а не крупные литературные произведения, под его руководством по-прежнему было множество актеров, тем более таких вот новичков.

По его мнению, новичков незачем было учить чему-либо.

Если им нужно было еще и показывать, как вести себя перед камерами, то он считал их бестолковыми. Ничего не раздражало его больше, чем необходимость возиться с новичками.

Ду Юньсю закрыл глаза.

Когда он их открыл, то что-то в его взгляде неуловимо поменялось. Если только что он всем лицом выражал спокойствие и беззаботность, то сейчас он казался чем-то озабоченным.

Люди отчетливо чувствовали беспокойство, лишь глядя на небольшую морщинку на его лбу...

Ду Юньсю не нужно было говорить. Склонив голову и опустив взгляд, он медленно бродил посреди маленькой сцены. Его походка была нестабильной, он то увеличивал темп, то медлил, находясь во власти раздумий.

Нахмуренные брови, медленные шаги... Наилучшим образом выражали тревогу. Однако это под силу было только опытным актерам.

То есть:

От начала до конца Ду Юньсю ни разу не допускал ошибок, выдающих его прежнее положение.

Кажется, что он не зависел от камеры.

Он сам контролировал съемку. Такое было под силу только закаленным актерам!

Внезапно он остановился и весь подобрался словно натянутая струна, все вздрогнули, словно осознавая, что близится что-то значительное.

Ду Юньсю прищурился. Его глаза заставляли людей волноваться, даже малейший прищур был наполнен вдумчивостью.

Он до сих пор не сказал ни слова, однако все понимали, что он думает, о том, как спасти девушку.
Во взгляде, продлившемся мгновение, Ду Юньсю детально выразил свои чувства.

Все заметили перемену в его взгляде.

 
В отличие от театральных представлений, телесериал был в выгодном положении, так как имел возможность пост-обработки.

Отдаленная и замедленная съемка использовалась для преодоления временного и пространственного барьера.

Иногда снимали настолько далеко, что толпа людей выглядела так, будто собралось все человечество, словно в эпической поэме, а иногда камера снимала лицо человека настолько близко, что видна была дрожь ресниц.

Уже опытным актерам было известно, что во время киносъемки главного героя нельзя было переигрывать.

Для успешного завершения съемки актерам следовало играть на семьдесят-восемьдесят процентов своего потенциала, остальные тридцать или двадцать зависели от работы операторов...

Тем не менее, Ду Юньсю не был сторонником такого безынициативного подхода. У него был свой собственный метод, своеобразной художественной обработкой ему служили жизненные эмоции и искренние чувства. Расширение эмоционального диапазона придавало ему большую точность исполнения.

Не было нужды приближать камеру, все взгляды и так были на нем.

Может быть, те, кто пробежали глазами сценарий, могли бы по памяти представить себе абстрактный образ второго персонажа.

Однако сейчас Ду Юньсю с его искренним исполнением заменил первоначальный образ, сделав своего героя по-настоящему живым.

Роль словно была создана для него.

«Словно появившийся со страниц», – вот какие четыре слова пришли бы в голову тем, кто смотрел на пробы Ду Юньсю.

 

Однако... выступление все еще продолжалось.

По сценарию Ду Юньсю должен был подделать почерк начальника уезда, чтобы подписать указ об освобождении девушки.

Как же это можно было продемонстрировать?

Взяв в руки кисть, немного подумать, а затем начать плавно писать, показать серьезность размышлений? 

Так и поступил Ду Юньсю. Однако он не просто исполнил все эти действия.

Он скрутил белоснежный лист бумаги для объявления и использовал пресс-папье. 

Он обмакнул кисть в каменную тушечницу, провел ею по краю, а затем снова опустил.

Он задумчиво подержал кисть на весу.

Никогда прежде не державший в руках кисти, Ду Юньсю снова превзошел все ожидания. 

А затем, изящно изогнув большой и указательный пальцы, он выдернул из кисти торчащий волосок. Тот, кто ничем подобным раньше не занимался! Такое знали только ученые, люди, занимающиеся литературным творчеством, учившие наизусть «Исторические записки». 

Озарение настигло наблюдавших за ним.

«Вот в чем дело».

«Вот как нужно играть».

«Как ему такое пришло в голову?»

Один за другим они прониклись его игрой. Все дело было в элементарных мелочах, но нельзя было не испытать благоговение перед тщательным подходом Ду Юньсю. В сценарии было указано, что Юньсю был человеком чести, дальновидным советником, конфуцианцем.

Даже если письменные принадлежности не принадлежали князю при императорском дворе, у ученых были свои важные привычки. Они дополняли образ, созданный стилистом.

Но как обычно показывают такие незначительные детали заднего плана? Именно для этого Ду Юньсю использовал пресс-папье и кисть.

Когда речь идет о «пяти способностях» (термин используется в буддизме) и шести чувствах, вот разница между ними:

Вера, усердие, чистота помыслов, сосредоточенность, мудрость;

А также чувство меры, чувство юмора, чувство уверенности, чувство ритма, изобразительность, искренность страстей.

Если эта тонкость будет оценена, то Ду Юньсю прошел кастинг.

В условиях ограниченного времени и урезанного сценария, Ду Юньсю вне всяких сомнений показал целостный образ, также «оживив» его.

Эти пробы для Ду Юньсю ничем не отличались от любых других. Однако, блестяще проявив себя в глазах режиссера и остальных, он оставил неизгладимый след в их памяти.

Но в конце концов, Ду Юньсю все же не получил роль. Этому решению Фэн Цзина способствовал Винсент.

 

Глава 7 

 

Смена лошадей на переправе – это было привычным для Ду Юньсю обращением. В прошлом он проходил многие кастинги и нравился режиссерам, но, в конце концов, всегда находилось много причин и обстоятельств, из-за которых его отстраняли в пользу другого актера.

Он не являлся знаменитостью, так что всегда был шанс его замены.

Прекрасно осознавая жестокость и реальность этого мира, сейчас Ду Юньсю отличался от всех новичков и такие решения не могли его ни разочаровать, ни заставить упасть духом.

Нельзя поджарить яичницу не разбив яйца, он рассчитывал только на себя и на свои способности.

С того дня Винсент использовал любую возможность для обучения и повышения своей квалификации. Встречаясь, время от времени с Ду Юньсю, он все так же смеялся и улыбался ему как другу, но не говорил о своей собственной роли и всячески избегал этой темы.

 

Так прошел месяц, Ду Юньсю следовал расписанию занятий, так пока и не получив ответ по результатам проведенного кастинга. Юньсю не был нетерпеливым человеком, однако в последнее время ему была уже невыносима неизвестность.

Прошла новость, что Се И будет сниматься в новом фильме у знаменитого режиссера.

У режиссера был высокий социальный статус, его работы часто демонстрировались на кинофестивалях, так же он получил награду в номинации «Лучший фильм на иностранном языке», все это увеличило его влияние в стране и подняло его статус до небывалых высот.

Режиссер был способен так отобразить отношение трех героев, раскрыть их, увести зрителей за собой в мир этих отношений, что в глазах инвесторов успешный прокат и большие сборы были гарантированы. Многие звезды публично заявляли, что готовы сниматься у этого режиссера без гонорара.  Особенно те, кто был популярен  и востребован в настоящее время. У них уже были деньги, а участие в фильме этого режиссера давало возможность продвижения в Международной кино-индустрии.

Он не получил никакой роли, а Се И должен сняться в международном фильме... Ему его не догнать, он всегда лишь видит его спину.

Сложные эмоции, различные переживание кипели в его сердце.

Ду Юньсю был уже не в силах терпеть и намеревался пойди к Фэн Цзину.

Но тут послание с небес – Аманда будет его личным, эксклюзивным агентом!

Поскольку они все находились на обучении в настоящий момент, их агенты также были новичками. 

С одной стороны, это – актеры-новички, которые обучаются и находятся под присмотром, а с другой, компания хочет, чтобы молодые агенты также имели практику, одним махом достичь несколько целей.

После того как актеры дебютируют, будет их официальное распределение среди других агентов.

Однако Аманда, эта проницательная  и опытная женщина,  была личным помощником Фэн Цзина, как она стала личным агентом?

Нет, на самом деле, ее нельзя было рассматривать как личного, эксклюзивного агента.
Так как Аманда также отвечала за трех других новичков из  нового набора  –  в соответствии с программой ESE, позже они будут формировать новый коллектив.

Аманда назвала всех четырех актеров в тот же день и сообщила, что график их обучения будет полностью изменен.

 

ESE  выделило помещение около двухсот квадратных метров, чтобы их разместить, были приглашены известные дизайнеры чтобы с учетом персональных особенностей актеров подобрать им стиль, помочь обрести индивидуальность и выделяться из общей массы людей.
Вся одежда и обувь были тщательно подобраны. Отныне им разрешалось носить только выбранный стиль в одежде, нельзя было менять прическу и цвет волос. Возможна только коррекция стрижки, когда отрастут волосы.

Четверо новых актеров были совершенны до крайности.

Чтобы придать сексуальность телу, им выдали программы питания и тренировок, но они не должны были стать перекаченными, а именно красивыми. Культуристы агентству не нужны. Даже были специальные люди, которые снимали с них мерки, проверяя их успехи в достижении цели, не превышены или не занижены ли параметры.

Аманда наставляла их подобным образом:

Актер, идол нужен чтобы удовлетворять иллюзии поклонников; думайте о том, что вы говорите; прежде чем что-то сделать, думайте,как вы будете выглядеть; делайте домашнее задание; исправляйте ваши манеры.

На это обучение ушло много времени, полных три месяца.

Но эффект был потрясающий! Неужели это те самые четыре человека различные по внешности и образу?

Четыре внешности и образа были кардинально изменены, это был уже совсем другой уровень, высший класс! Ду Юньсю  стал предметом роскоши, как новинка от роскошного бренда. 

- Цзычэ, какое сценическое имя ты думаешь выбрать? – спросила Аманда.

- Сценическое имя? – Ду Юньсю задумался.

- Ах, имя должно быть оригинальным, запоминающимся. Но в то же время, оно должно быть в гармонии с тобой, – Аманда улыбалась. – Вы знаете, компания возлагает большие надежды на вас, хорошее сценическое имя это удачное начало вашей карьеры.

Ду Юньсю улыбнулся.

В шоу-бизнесе действительно есть такая примета, что хорошее правильное имя это изначальный фэн-шуй успеха.Несколько непопулярных актеров, как говорят, сменили имена, и их карьера улучшилась, удача пришла к ним.

В прошлом, у него уже было сценическое имя, но теперь его личность это Му Цзычэ.

Когда он смотрел на себя в зеркало, лицо уже казалось ему все более знакомым, воспоминания о том, как он выглядел раньше, начали стираться и уходить из памяти... Ду Юньсю даже начал волноваться, что вскоре он сам себя забудет.

Он не хотел забывать прошлое, и себя забывать не собирался. Только воспоминания прошлого позволяли ему делать решительные шаги в настоящем.

Ему нужно что-то, что всегда будет напоминать ему о нем прошлом. Возможно, его сценический псевдоним подойдет.

- Я выбираю имя Юньсю, ну как?

- Хорошо! Я сообщу руководству наверху, – Аманда очень легко все решила. –  Вы по-прежнему можете его поменять.

Но прежде чем уйти, Аманда кое-что вспомнила и, вернувшись, добавила:

- Позволь мне дать тебе совет, прежде чем станешь известным и популярным посмотри, кто уже им пользуется! 

 
ESE, верхние этажи.

Атмосфера там отличалась, у большого окна стоял высокий человек.

Черный костюм Hugo Boss обрисовывал сильные линии плеч, мужчина был безупречен и совершенно серьезен. Его черты лица не были выдающимися, но общий вид создавался необыкновенный, глубокий. Внешне сильный и энергичный, с острым взглядом.
Такой внешний вид часто встречается среди жестоких и неприступных людей. А занимаемый им высокий пост главы увеличивал его исключительную дерзость и уверенность в себе.

Загадочный, как подземные воды, бескрайний, как поверхность моря, он был подобен сумеркам.
Его не разглядеть, он далеко, подобно тени, нависает над другими, поневоле начнешь считать себя ничтожным и пугаться его.

И это все – правда, он на самом деле являлся таким.

Как председатель ESE, Ли Жуй был сильный и свирепый, величественный и мудрый, быстрый и решительный, непреклонный.

Уже год как он владел акциями ESE, которые буквально вырвал из рук своего брата и захватил власть в ESE. Под его руководством смелые реформы и реструктуризация вывели ESE в лидеры индустрии развлечений.

- Ты намерен сформировать айдол-группу*? – тон Ли Жуя был нежным, но слова звучали резко.
Все его подчиненные знали, что должны аргументировать свои решения. Если вы не можете донести свои доводы, и они не будут приняты, то последствия будут сокрушительными!
Особый план обучения лежал  перед Фэн Цзином и Ли Жуем.

Средства компании вкладывались в экспансию зарубежных рынков, это занимало самую большую часть времени и энергии.

Компания ежегодно набирала и обучала новичков, но реально на выходе мог остаться только один, который станет успешным, и то не каждый год.

Так что, если вы не золотой самородок, никто не будет вкладывать деньги в ваше развитие, тем более, на первых порах.

Но после того, как Ли Жуй вернулся из командировки из-за границы он обнаружил, что Фэн Цзин собирает айдол-группу, так как он уже в пять раз превысил бюджет на обычного стажера.

- Как? Я не верю своим глазам.

Фэн Цзин расслаблено сидел напротив, руки спокойно лежали на коленях. Может другие боялись Ли Жуя,  но не он.

- Ты слишком много инвестировал, – по сравнению с авантюристом Фэн Цзином, Ли Жуй был мудрым и уверенным, он бил только наверняка. – У каждого дела, есть нижняя граница разумного. Если ее перешагнуть, то это может привести к плохим последствиям.
- Не беспокойся! У меня хорошее предчувствие! – Фэн Цзин улыбнулся, он не был настроен идти на уступки.

Естественно он был в курсе, что потратил в несколько раз больше времени и денег.

Четверо мужчин ничего не знали, как он целеустремленно направлял и готовил их...
В будущем, когда они станут популярными и знаменитыми, за ними будут следить тысячи глаз, фотографировать и снимать, и они, безусловно, должны поражать, что бы от них захватывало дух.

Однако все это еще не означало признание... 

В соответствии с принятыми стандартами, они все же не так хороши, как легендарные актеры, чтобы бросить вызов и одним махом добиться успеха и признания.

Если Ли Жуй казался спокойным как статуя, но на самом деле был скрытный как глубины океана, то Фэн Цзин был как брызги водопада среди нефрита, невозможно предугадать его поведение, вариации бесконечны,  это был таинственный и бесстрашный авантюрист.

- Это правда, они настолько хороши?

Заметив настойчивость Фэн Цзина, всегда непреклонный Ли Жуй был готов уступить, но исключительно ему. Наедине, за закрытыми дверями, он становился совсем другим человеком .... когда разговаривал с Фэн Цзином.

 

Во время борьбы Председателя за наследство с братом, Ли Сяо, Фэн Цзин сделал очень многое, сильно помог. Благодаря его умению и его акциям ESE, Ли Жуй выиграл эту битву. Поэтому Фэн Цзин мог принимать решения самостоятельно,только не выходить за границы,не бросать вызов его власти. Но Ли Жуй и Фэн Цзин хорошо знали друг друга, и этот вопрос никогда не стоял между ними.

Длинные лисьи глаза мигали быстро, сверкали, в сочетании с родинкой под правым глазом, все это придавало директору невыразимое очарование ....

- Они настолько хороши?

Четверо выбранных в этом году стажеров и в самом деле были уникальны.Самый красивый Чу Фэн – очень стильный и от него исходила тонкая аура зла, нечистой силы, порочности, как у ныне популярного киноактера Се И.

Не было бы преувеличением сказать,что Чу Фэн был вторым, после Се И.

В шоу-бизнесе есть весьма удивительная закономерность.

Когда появляется новичок, который внешне похож на популярного сейчас актера, то он с большей долей вероятности станет успешным, его быстрее принимает и запоминает зритель.
Но есть и обратная сторона, когда звезда огорчает поклонников и его карьера падает, это задевает и второго актера, так как он не наработал собственных поклонников, зрителей, а только увеличил популярность знаменитого актера.

Оба получают и пользу, и вред друг от друга.

Таким образом, выбор нового актера (маленькой звезды), похожего на популярного – идея не новая, уже не раз использованная.

Двое других Фудзисава и Юй Ифэй.

Один, это очень красивый женственный мальчик, в детстве и юности проживал в Японии, специализировался на Японском языке. Второй – до десяти лет рос в Канаде, имел экстравагантную внешность, знание европейских языков, был этакий ленивый тинэйджер.
Такое сочетание очень популярно и способствует продвижению в соседних и зарубежных странах.

И последний... Му Цзычэ.

Вспоминая о нем, Фэн Цзин провел своими тонкими пальцами по нижней губе.
Очаровательные лисьи глаза прищурились, реснички дрогнули, как будто в предвкушении чего-то волшебного....

Он был на самом деле очень интересен.

Хотя не красавец, как Чу Фэн, не так элегантен, как Юй Ифэй, но у него имелась уникальная отличительная черта. Он был таким, как будто не внешность, а его сердце рвалось наружу, не зная, как выразить врожденную внешнюю красоту, он показывал ее своей игрой.

Игрой...

В мире развлечений можно быть самым красивым и обворожительным, стать любимцем девушек, приказывая заботу о доме и домашнем хозяйстве, быть красивым в ночи на фоне луны!
Тем не менее, это не означает, что ты будешь удачным актером, не все могут и умеют играть, тронуть сердца.

Все режиссеры выбирали актеров, которые имели уже опыт игры в течение несколько лет, со сложившейся репутацией, из наиболее популярных звезд.

Даже если они играли не слишком искусно, то уже имеющая слава гарантировала успех.

Фэн Цзин улыбнулся своим мыслям.

В день, когда проходило  прослушивание, во время наблюдения за Му Цзычэ, у него возникло редкое ощущение: это только дебют, но он так хорош, как опытная звезда.

И в тот момент в голове мелькнуло как фотовспышка:

«Я уже видел где-то подобную игру, от которой я получал такое большое удовольствие...

Ду Фэй. Актера звали Ду Фэй».

Он сыграл не так много, несколько десятков второстепенных ролей, но каждый раз, когда он это делал, это было запоминающимся.

С такого рода удовольствием Фэн Цзин никогда не сталкивался прежде.

Никто не мог настолько сильного его впечатлить и повлиять на чувства!

Позже Ду Фэй был разоблачен и ... и проблемы посыпались одна за другой, как из рога изобилия, и нанесли сокрушительный удар по его карьере!

Некогда, он приглашал Ду Фэя в ESE, но получил тактичный отказ, после раздумий. Фэн Цзин был очень опечален этим.

Он считал, что Ду Фэй подходил на роль победителя премии Золотой Кипариса абсолютно, он был ослепительной кинозвездой! Фэн Цзин наблюдал  за Ду Фэем за кулисами, он определенно мог идти дальше, идти выше! Он не должен был сидеть тихо в уголке, играя второстепенные роли на экране, он должен блистать в международных фильмах!

Пусть во всем мире зритель имеет возможность, чтобы прийти и восхититься его игрой!
Но... Ду Фэй мертв, его больше нет.

(Ду Фэй – это сценическое; театральное  имя Ду Юньсю до перерождения)

 

* «Айдол» – так называют китайских (корейских, японских) актеров или артистов, добившихся определенных высот в своей сфере деятельности, почти то же, что и кумир, идеал, идол. Агентства, под контрактом которых находятся айдолы, курируют их профессиональный рост и следят за их поведением.

 

Глава 8

 

Обычно кинокомпании перед съемками выпускают в СМИ информацию об актере, начиная его продвижение.

Затем во время съемок, незадолго перед показом, выдают несколько новостей и сплетен, привлекая внимание аудитории к картине. В результате достигается нужный эффект, и при трансляции картины получают хорошие отзывы и высокие рейтинги.

Но ESE сделали наоборот.

Ду Юньсю снялся в четырех сериях «Наследия» в атмосфере чрезвычайной секретности. Все было настолько секретно, что даже когда он ужинал в здании компании ESE вместе с Юй Ифэем и Фудзисава и в разговоре за ужином возникали вопросы: Что ты планируешь? Какие твои планы? – Ду Юньсю не комментировал, не отвечал.

Чу Фэн был так же сдержан.

Когда Ду Юньсю впервые увидел Чу Фэна он был поражен до глубины души. Слишком много сходства, как такое возможно?! Те же злые глаза, губы, манера  поведения, даже так же высокомерно разговаривает,  как будто это… Се И. Слишком похожи, буквально одинаковые! 
При сочетании похожей внешности и характера, он был вынужден согласиться, что Чу Фэна не зря называют Се И II (второй), он этого достоин.

Ду Юньсю обычно держался несколько отстраненно от людей и не вмешивался в дела других, по настроению был всегда спокоен. Чу Фэн из-за этого иногда смеялся над ним. Несмотря на то, что они только мельком пересекались, у Ду Юньсю было ощущение, что это Се И, и он также переродился вместе с ним…

Ду Юньсю думал превзойти Се И. Но он еще не был готов. Он все еще …… в беспомощном состоянии, никто.

Нужно много выполнить, многого достичь, но есть лишь смутное представление о плане действий: в какой степени он хочет выглядеть как успешный актер, количество сыгранных работ в течение нескольких лет, за которые он хочет получить награды?

Ду Юньсю часто об это думал. Планирование жизни после перерождения – слишком много существует переменных и возможных исходов. Одно – знать историю и другое – ее воплотить, процесс изменения истории подобен бурлящей воде – в одно мгновение тысячи изменений. Несколько событий, красиво звучащая мечта, но что имеем, то и имеем, «хочется, да не можется», его надежды и мечты были не реальными…
В таком настроении он находился, когда начали снимать «Наследие»,  но после начала съемок он сразу же преобразился.

Не смотря на  обучение и тренировки, они чувствовали разницу между игрой под имитирующими реальность камерами и перед настоящими, реальными.

Находясь на реальной съемочной площадке, под ослепительным искусственным светом, настоящим съемочным оборудование, когда один кадр записывают десятки раз, очень трудно войти в нужный образ, найти нужное чувство.

Невзирая на то, что Чу Фэн обычно выражал уверенность в каждом движении и поступке, демонстрируя свой звездный стиль, в первый раз оказавшись на съемочной площадке, после звука хлопушки он терялся и режиссеру приходилось по несколько раз переснимать сцену.
Он должен был играть роль наглого, бесцеремонного богатого наследника, который в одно мгновение становится бедным и опускается на дно.

В реальности же, из-за отсутствия опыта, режиссер его часто ругал, выговаривая все, что он думает о новичках, незрелых и неопытных.

Такое развлечение, когда его игру постоянно ругали и обсуждали, Чу Фэн был не в состоянии выносить. Ду Юньсю стал случайным свидетелем всего этого, когда непреднамеренно наткнулся на него.

Чу Фэн находился один в комнате отдыха, обедал. Он съел уже половину ланч бокса, как вдруг резко, свирепо и безжалостно смахнул его со стола! И вслед прорычал, излив свою злобу…
Ду Юньсю притворился, что он ничего не видел и сделался максимально незаметным, как будто его и нет.

Лишь с этого момента он понял – Чу Фэн являлся очень амбициозным, но также диким и необузданным. Однако он понимал толк в том, как привлечь благосклонность, завязать отношения с людьми наделенными властью… Что еще более важно – он был в состоянии сдерживать себя, обуздать свои слезы и умерить свой гнев.

В лучшие годы, когда они впервые снимались в фильме, Се И очень быстро понимал ситуацию и приходил в нужное состояние. Остальные новички ошибались и вновь повторяли ошибки, как преступники. Се И каждый раз, выходя на съемочную площадку, не повторял прошлых ошибок.

Во всем мире Се И и впрямь был такой один. 

 

Четверо стажеров снимались несколько дней, работая до седьмого пота.

Аманда принесла с собой отличную новость – они будут участвовать в популярном на данный момент ток шоу Sun.

Ток шоу имело очень высокий рейтинг уже с момента выхода, пользовалось успехом у зрителей и на него приглашали только самых популярных звезд спорта, литературы, искусства.
Двое ведущих имели тонкое чувство юмора, сообразительный, проворный ум, к тому же они были способны накопать достаточно сенсационный материал по тем темам, которые интересовали общество в данный момент. Ведущие так вели свою беседу, что бесспорно тревожили сердца зрителей, они до зуда как хотели узнать горячие подробности, подглядеть, выяснить, так велика была жажда сенсации. 

После каждой передачи удовлетворенные зрители оставляли на форуме многочисленные отзывы, с красноречивыми сообщениями. Такое шоу это, в самом деле, удачный и простой способ привлечь внимание публики.

Таким образом, ESE использовало свое влияние и привилегии, чтобы все четверо стажеров приняли в нем участие на протяжении двух часов. Но, что намного важнее, пользуясь этой возможностью, они должны были официально представить публике первые трейлеры к «Наследию»! Первый официальный показ, ориентированный на нужную аудиторию! 

Такие требования, новые неизвестные артисты даже у опытных и закаленных в боях ведущих вызывали опасения и сомнения. 

Зрители были совершенно не знакомы с этими четырьмя новичками, не говоря уже о «Наследии», ведущие боялись за свой заработанный авторитет, ошибиться с темой или гостем  и пустить на ветер ранее заработанные баллы.

Ду Юньсю ликовал, услышав такие новости, но в тоже  время опасался, тревожился.

Аманда работала в режиме нон-стоп, общалась с телеканалом, связывалась со съёмочной группой фильма, раздавая указания и советы. Какой именно образ выбрать всем четверым, чтобы подчеркнуть основные моменты? Какую подобрать одежду и аксессуары каждому? Как выгоднее разместить свет и камеры, чтобы подчеркнуть каждого из них, что еще нужно, но было упущено в настоящее время?

В день съемок руководство лично прибыло наблюдать за процессом.

«История о высшей степени таинственных красавчиков» – такое название программы было выбрано как  рекламный трюк, уловка.

Двое ведущих до сих пор пребывали в тревоге и вели себя осмотрительно. В начале программы они стали по порядку приглашать актеров, первым на сцену вышел Чу Фэн, за ним Ду Юньсю.

Четверо молодых людей были одеты  в одинаковые по цвету черные  рубашки, но совершенно различные по стилю: у Чу Фэна рубашка с широко открытым воротом, обнажала медового цвета  грудь, вид был незаурядный и темпераментный; Ду Юньсю был одет в черную рубашку с небольшим белым жакетом, он был утонченным, начитанным интеллигентом; Фудзисава был в рубашке черного цвета с V образным вырезом белого цвета, и это было притягательно для женщин, это должно было им понравиться; у Юй Ифэй завершал облик белый отложной воротник, создавая образ умелого и смышленого младшего брата присутствующих. 

Эти четверо от ESE действительно были уникальны, таких – один на миллион. 

Вдобавок различные брендовые аксессуары подчеркивали стиль каждого, они делали образы роскошными, в дополнение хорошо поставленные движение и мимика. Все это просто кричало и обращало на них внимание, студия вдруг озарилась с их появлением, покоряя всех присутствующих.

Ведущая пошутила: «Боже мой! Меня никогда не окружало такое количество красавцев! В обычно время увидеть одного такого красавца, уже было бы благословением судьбы, а их тут  четверо! Четыре актера! Эй, Вы сейчас же выделитесь из любой толпы, многие люди готовы собрать вокруг вас!?»

Чу Фэн и Ду Юньсю засмеялись, встали рядом с ведущей по бокам, демонстрируя великолепие и изящество своих тел, а ведущая приняла величественную позу.
Камера взяла крупным планом лицо каждого из четырех молодых актеров.

Стоящий с боку ведущий мужчина загрустил: «А как же я?»

Ведущая нарочно мельком на него взглянула и потом сказала: «Ладно, ты, и правда, также звезда, но по сравнению с ними, ты максимально удален и еле мерцаешь вдали».

Ведущий невозмутимо ответил: «Я принял решение покинуть Млечный Путь из Галактики».

Атмосфера беседы начала накаляться.

Вслед затем ведущий спросил: «Говорят, что вы являетесь самыми мистическими и загадочными красавцами в ESE, что даже невозможно посетить место ваших съемок, а персоналу запрещено говорить и обсуждать увиденное с кем бы то ни было, с чем это связано? Все это правда?»

Ведущая была бойкая, живая, всегда старалась веселить своими словами или поведением, ведущий отличался от нее, он всякий раз был  не весел, чем-то недоволен, но вежлив и интеллигентен в общении, именно он задавал непростые вопросы актерам.

Ду Юньсю и другие ребята переглянулись.

Чу Фэн улыбнулся и сказал: «Все было настолько строго законспирировано, что когда мы находились все вместе в ресторане во время съемок,  находящиеся там официанты и работники должны были подписать документ о неразглашении информации».

Волосы Чу Фэна были немного длиннее, чем у остальных, с мелированными  прядями льняного цвета, он улыбался и на вид был такой живой, подвижный и нагловатый молодой человек.

Ведущая спросила утрированно: «Это действительно, правда, вы принудили целый ресторан подписать документы о неразглашении информации о съемках?!»

Заканчивая речь, активно жестикулируя, она сказала шутку: «Моя мама все равно собирается уходить на пенсию! Надо было, чтобы она там поработала и расписалась в документе, уж она бы мне все рассказала о Четырех красивых цветочках в течение одного дня!»

Несколько человек заулыбались и рассмеялись.

В этой атмосфере непринужденности и веселья ведущий подошел к главному: «Сейчас мы намереваемся взглянуть, что же там такого ESE держало в тайне, из-за чего столько загадок и тайн во время съемок?! Из-за чего нужно было снимать целый ресторан?!»
Появилось изображение.

 

По ровной дороге быстро двигались две спортивные машины. 

Первая – это Porsche кабриолет последней модели, верх откинут. Молодой человек за рулем выглядит таинственным, с озабоченным выражением лица, источает исключительное благородство. Другая машина – ограниченного выпуска модель Lamborghini серебристого цвета, обтекаемой формы, как дорогое, редкое сокровище, идеальная и ослепительно совершенная!

Две машины мчались со скоростью ветра, стремительно как ураган!!!

Гонки сопровождались страстной, динамичной музыкой. В мгновение ока машины исчезли в конце дороги, умчавшись вдаль, оставив только пыль в воздухе.

 

Следующая сцена. Фудзисава и Юй Ифэй грациозно вышли из своих машин, двое мужчин из числа прислуги в тот же момент почтительно приветствовали их.

«Я победил!» – Фудзисава улыбаясь, снимает с рук белоснежные перчатки и кидает их.

Изящные белые перчатки делают в воздухе красивую дугу и попадают точно в руки слуги.
«Но я тоже вряд ли буду последним, – Юй Ифэй беспомощно пожал плечами, состроил очаровательную рожицу, потом посмотрел на запястье, где были часы Patek Philippe. – Осталась одна минута, и академия будет закрыта. Надеюсь, Чу Фэн не опоздает, не будет слишком поздно?»

Фудзисава щелкнул пальцами: «Мы заключили пари, он возьмет на себя ответственность?!!»
На последних словах сразу же поднялся сильный ветер, огромной волной он накрыл всех присутствующих, растрепал их одежду и волосы. 

Затем послышался рев двигателя вертолета.

Все увидели  роскошный частный вертолет черного цвета, который появился над их головами, на нем был символ семьи, внутри находился Чу Фэн, таинственный и благородный.
Вертолет завис над Фудзисавой и Юй Ифэй, но он не сел на землю сразу, а сделал небольшой круг в воздухе, перед посадкой.

Внутри вертолета – Чу Фэн, наследник семьи, он носил специальный мундир. Выйдя, он повернул голову и смиренно сказал: «Студент прибыл в институт».

После камера  показывает крупный план.

Почти до плеч, мелированные светлыми прядями волосы, здоровые и блестящие, но некоторые пряди грязные.

Далее вниз. Идеальные сексуальные линии скул, слегка вздернутые дуги губ, как произведение великого европейского скульптура.

Ракурс и продолжительность этого кадра были идеальными, демонстрировали волшебный образ.
Это было, как показать плитку шоколада, дразня людей. Любая девушка, увидев такой кадр, невольно задержит дыхание, и ее разум будет кричать: «Красавец, ах, какой красивый! Красивый и сексуальный как Бог!!!».

Камера медленно переходит на глаза и нос, также безупречные.

 

Следующий кадр показывает идеальное тело. Чу Фэн с ленивым и наглым видом, вытянув тонкие пальцы, потянул очки вниз, а потом зевнул: «Как быстро, я даже не успел немного поспать».
«Ну, я был первым, я первый приехал, сегодня Благородные напитки за всеми вами».

«….. не обязательно – Юй Ифэй как страж всмотрелся вдаль. – Кажется, Юньсю уже опоздал».
Камера делает поворот.

В небе летит розовый лепесток вишни, мягкий и чистый, солнце сверкает на цветках вишни, мечтания и нежность, как будто все это отразилось в вишневом цвете.

Лепесток как будто танцует в потоке ветра… и опускается.

«Старшекурсник, я люблю тебя…» – красивая девушка покраснела, ей потребовалось все её мужество, что бы признаться.

Лицо Ду Юньсю было бледным, а глаза были полны нежности и блестели.

Легкий ветерок дул в лицо, теребя волосы на лбу. Белая форма отражала солнечный свет, как снег зимой, казалось, он мерцал, изящный и утонченный.

«Мне очень жаль, я не могу принять…….»

Признание девушки было неудачным.

Стоящий сбоку друг поспешил утешить её: «Не плачь, не переживай. Очень многие девушки уже потерпели неудачу, не стоит страдать».

«Я, я….. – Девушка покраснела и засмущалась еще больше, голос сделался совсем тихим, – я не плакала. Просто, старшекурсник, хорошего тебе дня… Ох…..».

«Не смотря на то, что он отказал тебе в чувствах, вы можете остаться друзьями….»

Сердце девушки – это сокровище, которое нужно оберегать, нежно держа в руках.

Золотые блестки, как солнечные лучи, блестели под глазами у девушки, они как два бумажных журавля стояли стройные и красивые…

Это была классическая драма.

 

ESE просто сделало ее более дорогой: большой бюджет, дорогие спортивные машины, дизайнерская одежда, классические шаблоны в стиле …. плюс опыт корейцев в создании тонкого и прекрасного образа актеров, каждая сцена идеально снята, безупречна.

Целевая аудитория были девушки от 11 до 22 лет.

Этот фильм будет основной точкой старта Ду Юньсю.

 

Сцена сменилась.

Огромная картонная коробка выше  метра была привезена в особняк Чу Фэна. Чу Фэн только открыл и поразился, в коробке оказалась девушка!!

Эта девушка была странная и немного таинственная, в ее руках было письмо от матери Чу Фэна, в нем говорилось, что она будет жить с Чу Фэном, и даже переведется в академию, в которой учится Чу Фэн на данный момент.

Чу Фэн и эта девушка  были как огонь и вода, постоянно ругались, а иногда между ними появлялись какие-то странные чувства.

А  Ду Юньсю, когда встретил главную героиню, то подарил ей нежно розового журавлика из бумаги.

Главная героиня, как и еще одна девушка до этого, посчитала этот подарок каким-то сокровищем и бережно хранила. Затем содержание фильма изменилось.

Главная героиня поссорилась с Чу Фэном и ушла.

Ду Юньсю пил с ней всю ночь, сидя под звездным небом, где они с главной героиней складывали бумажных журавликов.

На экране появились крупным планом пальцы Ду Юньсю, они были изящными и длинными, костяшки на пальцах были умеренного размера, походили на точеный нефрит, кисти такие же мягкие и красивые, как у девушки, кончики пальцев сияли, невозможно было описать их красоту.

Все его движения были легкими, простыми, но красивыми, кончики пальцев ловко складывали каждый изгиб…

Под бархатным ночным небом Ду Юньсю совершенно спокойно складывал черных бумажных журавлей, но сам как белый, серебристый лунный свет, который освещает его, от его красоты захватывает дух…

И вот бумажный журавлик сложен, завершен.

Когда эти небольшие бумажные крылья сложены, взглянув в его глаза, хочется плакать, эти глаза слишком прекрасны и печальны. Глядя на его лицо невозможно оставаться равнодушным.


Далее кадр меняется, музыка усиливается и становится мрачной.

Кто-то тайно вредит семье Чу, идут ожесточенные бои, хотя по-прежнему еще ничего не разрушено, но уже не так, как было прежде!

Маленький бумажный журавлик оставлен в темном углу.

Холодный лунный свет.

Трейлер закончился…

 

Появилось ощущение, что скоро покажут конец истории, но его нет, и это заставляет людей волноваться. Темнота и бумажный журавль, что все это означает на самом деле, только догадки и предположения, кто стоит за всем.

Это была великолепная, гениальная режиссерская задумка.

Он сделал намеки аудитории, но не указал однозначно на сто процентов кто он (злодей).

Даже если кто-то и догадался, то он не знает – почему? Почему хорошие друзья стали врагами?
Трейлер с большим количество вопросов: чем больше тайны, тем более заинтересованны будут зрители.

Явно, что ESE вложило много денег в этот проект. Четверо новых, разнообразных и красивых актеров были в состоянии привлечь внимание зрителей.

 

Финал программы.

Ведущие пребывали в сомнениях по поводу рейтинга своей передачи, мало шансов на то, что программа будет успешна, с высокими рейтингами, но они боялись задеть чувства участников.
Так просто, чтобы помочь продвинуть актеров и их первый проект они решили пошутить:

«Это очень захватывающий трейлер, красивые цветы, красивые молодые люди, прям слюнки текут. Не забудьте пред просмотром хорошо покушать, иначе вы потом можете не дождаться официанта в ресторане!»

Двое ведущих имели очень большой опыт, за их плечами множество передач и годы работы.
Иногда смешные шутки или фразы, сказанные между делом, в состоянии сделать всю программу в целом, каждое сказанное слово отточено и профессионально.

 

Глава 9

 

Данный рисковый проект мог стать не только большим достижением, но и крупным провалом. В глубине души у всех поселилось сомнение. Только Фэн Цзин осмеливался рисковать и вкладываться настолько, что за день до пресс-конференции беззаботно заигрывал с посетителями ночного клуба.

Однако вскоре, вернувшись и просмотрев заголовки, он почувствовал то же, что и все. Они впервые объявили о скрытом козыре ESE, в настоящий момент появившемся во всех заголовках, о том, что компанией был снят фильм по собственному сценарию.

Ими было придумано название «Наследие», поэтому и сериал был назван также. Имена четырех главных героев были также и сценическими псевдонимами актеров, что было более действенным и легким способом запомниться зрителям. Все вместе это было недоступно для новичков, поскольку никто кроме  ESE и Фэн Цзина не осмеливался брать новичков при таких высоких ставках. Опередив конкурентов, они могли с самого начала добиться успеха, либо проиграть из-за одного неосторожного хода. В результате не все соглашались подвергать себя такому риску. Если бы сериал с участием четверки с Ду Юньсю распространился и захватил весь рынок, то телевидение стало бы для него мостом, с помощью которого он, легко преодолевая все препятствия, шаг за шагом стал продвигаться все выше. Так в нынешнем интервью, как и в предыдущем, обсуждалась сущая бессмыслица.

«Наследие» транслировалось во время летних отпусков, в лучшие эфирные часы, и сразу же вызвало сенсацию.

Многие девушки-студентки устроили интернет облаву на Ду Юньсю и всю четверку, будучи без ума от того как они живо вписались в образ, и стали их преданными фанатами после первой же серии. Вдобавок к этому они усердно советовали драму своим друзьям, вплоть до того, что, услышав разговор о сериале, они были не в состоянии сдержаться от вскрикивания, будто нашли родственную себе душу. 

Поскольку при закреплении сценария дополнялись характерные особенности четверки, для любой девушки среди актеров находился тот самый подходящий по характеру тип мужчины, который им нравился. Походившие на башни лицеи, окружение детей богатых родителей, первоклассные машины, одежда и украшения от люксовых брендов  – этого было достаточно, чтобы каждая девушка почувствовала себя маленькой принцессой. 

В первый день премьеры, несмотря на не слишком близкие отношения, при показе сериала в кинотеатре актеры сели вместе. Для троих из них это было впервые. Первый раз в любой ситуации отличается от остальных. Ду Юньсю однако, не обращал внимания на рейтинги. Ранее он снялся для большого количества телесериалов и также принимал участие во многих фильмах. Его не сильно волновало, каким будет рейтинг драмы, какими будут кассовые сборы, получит ли сериал общественное признание, оправдает ли свой размах или будет раскритикован. Будучи между поднебесьем и преисподней, он через все это проходил не единожды, поэтому взирал на это все спокойно. Несмотря на это, сейчас он внимательно просматривал картину. Эта внимательность относилась не к сюжету, диалогам действующих лиц  или его игре, а к одному слову: «Айдол».

В тот день, когда Аманда передала ему слова Фэн Цзина, что он войдет в отдельную группу из четырех новичков, Юньсю в глубине души испытал немалое волнение. 

Во время съемок шло разделение на просто талантливых актеров и «Айдолов».  Как сказать, это все равно, что сравнить речную воду и колодезную, это настолько же очевидно, не каждый талантливый актер, даже несмотря на упорный труд, может стать Айдолом….
Айдол. Это простое слово, но не каждый способен им стать.

В предыдущей жизни, обладая заурядной внешностью, он бывал приятно удивлен, когда люди узнавали его. Горячая поддержка фанатов, перемноженная на их приветствия по прибытию в аэропорт, бесчисленные подарки и цветы… Он пока еще не познал это на собственном опыте. 

 

При беглом взгляде на сценарий его персонаж, в прошлом мягкий по своей природе, пребывал в состоянии глубокой печали. Его родители умерли в результате несчастного случая, оставив ему большое состояние. Он и старшая сестра стали опорой друг для друга. Окруженные большим количеством прислуги они все равно ощущали себя одинокими, и только прильнув друг к дружке, чувствовали тепло.

Затем сестра влюбилась в его друга детства, Чу Фэна, который не мог ответить на ее чувства. 
На первое свидание Чу Фэн не пришел, а сестра была сбита насмерть, в ее руках нашли окровавленный бумажный журавлик. 

С этого времени герой впал в гнетущую депрессию. С одной стороны, он не мог не винить Чу Фэна в инциденте, случившемся с сестрой, с другой стороны, Чу Фэн был его единственным близким другом. Однако этот близкий друг… Чу Фэн так же знакомый с Фудзисавой и Юй Ифэем, с хозяйкой дома….. испортил все и там. 

Чу Фэн отличался от него. Он был эгоистом, но и смельчаком и обладал своеобразным обаянием. При близком знакомстве он начинал нравиться всем, становился ближе, чем лучший друг.

А он с начала до конца вспоминал  вторую половину того дня. Родителей с помощью родственников похоронили, на кладбище духовный пастор, думая о будущей жизни умерших, читал молитву. Ветра не было. Были лишь маленькие белые маргаритки. Маленький Чу Фэн  рукавом своего крохотного детского костюмчика вытер его слезы и с присущей ему наивностью утешил.

- Не плачь. Тетя умерла, но я позабочусь о тебе.

После того как его сестра покинула этот мир, он остался один. Пространство между ним и Чу Фэном чем дальше, тем больше заполнялось людьми. Выглядывая силуэт Чу Фэна, он мог видеть только толпу. В своем безнадежном предчувствии он никогда не подозревал открытого и кичливого Чу Фэна. 

Несмотря на то, что в сериале были сильно сгущены краски, а в эпизодах тоже проскальзывала мелодрама, люди считали его изобильным.

Перед игрой сценарист сказал Юньсю, что если в сериале снимается знаменитость, то публика будет обращать внимание на исполняемого артистом героя. За исключением случая, когда какой-либо более успешный образ затмит его. Это и есть так называемый идол?
Ду Юньсю думал весь вечер после этого разговора. Вскоре после этого сценарист заметил появление одного предмета реквизита. Маленького бумажного журавлика.

Из-за того что после изображения мягкого характера героя, потом можно создать какой угодно образ, многие актеры хотели получить эту роль. Чтобы стать популярным кумиром необходимо было создать неповторимый образ.

Как только этот образ был создан, остальные актеры ничего не могли поделать с тем, что станут лишь повторяться. Сценаристы и режиссеры вновь и вновь воссоздавали одних и тех же героев и одни и те же фрагменты. Однако здесь появилась отличная деталь реквизита. 
Зрители тоже обратили внимание на бумажного журавлика, в первую очередь, связав его с Ду Юньсю.

 

«Наследие» приобрело популярность. Рейтинги взлетели словно ракеты, люди восхищенно вздыхали, помешательство росло с огромной скоростью. Первая серия набрала 6%, в конце концов, они достигли самого высокого рейтинга среди других шоу – 7.8%, и это стало лишь стартовой ступенькой для сериала!

Этот сериал вызывал беспокойство у начальников конкурирующего телеканала. Они утешали себя тем, что у ESE была своя секретная стратегия, что успех был достигнут благодаря различным ток-шоу и рекламе.

На вторую неделю «Наследие» достигло отметки 9.6%! Как это могло случиться?! За десять с небольшим лет существования такого жанра как сериал кумиров, только у трех картин был рейтинг приближающийся к 10%, однако высокие рейтинги набирались только после того, как публика проникалась сюжетом. Но «Наследие»… Сразу после трансляции он стал вторым!

Это произошло потому, что публика до конца не вникала в сюжет, а яркий трейлер подогревал атмосферу. Однако если бы актеры не обладали харизмой, то они быстро слетели бы со второго места. А высокий рейтинг сериала не понижался! А как мог бы он еще повыситься, если бы четверка его рекламировала! И насколько выше он пойдет, добравшись до первого места? Руководители других каналов боялись даже представить!

Они все подозревали, что ESE прибегло  к различным уловкам.

Рейтинг сериала все рос: 9.7%, 9.9%, 10.3%... Опустился на 12-е место эпизод сериала, в котором Ду Юньсю разрывал отношения с Чу Фэном, а момент, когда Чу Фэн из-за женского персонажа начал давить на Юньсю набрал 17.6%! 17.6%! Средний рейтинг сериала был 11.8%. Каждый эпизод набрал не меньше чем 5.8%.

Что же было наиболее волнующим? Недоразумение между хозяином и хозяйкой, их страдания или же разрыв Юньсю и Чу Фэна?  Победа Чу Фэна была очевидна. На официальном сайте канала горели ожесточенные дискуссии. 

«Не будь таким жестоким к Юньсю, как маленький Чу Фэн мог так испортиться?!»

«Ааа, хозяйка, отстань! Впервые так ненавижу женский персонаж!»

«Точно, точно! Мне так жалко бедного Юньсю, эх-х-х-х!»

«Юньсю такой добрый, он отсылает людям бумажных журавликов! Это показывает, что он желает людям счастья! Но узнаешь ли ты, Чу Фэн? Узнаешь ли этого маленького черного журавлика? Это ведь Юньсю!».

«Юньсю не хотел, чтобы так случилось, не хотел, чтобы он стал противен сам себе. Он желал всем счастья. Остался лишь отброшенный в сторону черный журавлик.
Однако ты уже не помнишь данный в прошлом обет. Только Юньсю все еще ждет, только он помнит то предложение, что ты сказал, помнит тебя, такого маленького, но умеющего успокоить».

 

Глава 10 

 

Вслед за всеобщим успехом трансляции сериала, популярность четверки стала бешено расти. Словно за одну ночь они стали известны каждой семье. На экранах в метро, на городской площади, в  супермаркетах – везде была реклама их картины, «Наследия».

Получавшее от всего этого выгоду, ESE сформировало имидж надежной и высокочтимой компании с помощью Ду Юньсю. К тому же, в течение короткого времени после их дебюта, хитрая Аманда жестко следила за тем, чтобы сплетни о личной жизни актеров не распространялись. Таким образом, среди общественности создался их прекрасный образ, и выросшая за 3-4 месяца популярность высоко оценивалась многими компаниями.

Помимо блестящей и красивой стороны, существовала и обратная: расписание четверых актеров было забито настолько, что не оставалось времени даже на короткий отдых.

Снова и снова им объявляли о том, что они будут не спать, а участвовать в съемках. В опубликованном гонораре была объявлена семизначная сумма, однако в действительности это было рекламным трюком. Все уходило на представительские издержки и руководителя компании, а остаток все еще нужно было делить на четверых. Прежние радостные заголовки уже не могли поднять настроение.

С одной стороны, отсутствовала возможности передохнуть, нужно было стараться все время находиться в хорошем расположении духа, выглядеть непринужденными и веселыми. Помимо этого: огромное количество сбивающих с толку вопросов, потеря чувства новизны, однообразная деятельность...

В этот раз Ду Юньсю с другими актерами были гвоздем развлекательной программы. Когда съемка подошла к середине, ведущая дала им прочитать газету:

- Это топ 10 звезд-мужчин, находящихся на содержании у богатых женщин! Вы четверо занимаете здесь высокие места!

Четверо удивленно переглянулись друг с другом. Несмотря на состояние глубоко переутомления, это новость возбудила их любопытство.

Хотя они уже были знакомы с этим, но бегло просмотрели сплетни: «Одна актриса стала любовницей крупного бизнесмена, также одна знаменитость устроила пиршество цен».

Но ведь они...

Были на содержании? У богатых женщин?

- Ха-ха, дайте мне взглянуть на этот хит-парад. Вау, Чу Фэн на первом месте! Цена за год 60 миллионов (юаней)! – ведущая, деликатно рассмеявшись, намеренно посмотрела на прекрасного Чу Фэна.

- Ха, неужели? Я все еще держусь на первом месте? – захохотал Чу Фэн.

Вероятно, будучи самым состоятельным и дороже всех одевающимся представителем барчуков среди каста «Наследия», он имел в наличии и самолет, и яхту, и особняк, полный антиквариата и известных картин. Это также производило впечатление на богатых женщин, взять в оборот Чу Фэна считалось наиболее престижным.

- Ду Юньсю тоже довольно высоко! 30 миллионов в год!

Расположившийся на четвертом месте Юньсю по-прежнему не смог ничего сказать, и лишь застенчиво засмеялся.

- Сейчас приближается главный номер полугодовой программы. Председатели этой программы тоже были впечатлены «Наследием», в особенности Ду Юньсю. По сравнению с тобой, он очень вежлив, воспитан, а еще совсем не осознает своей популярности и не считает себя красавцем, поэтому чувства девушек к нему вполне естественны.

Поведение Юньсю можно было назвать «холодным и нежным», проще говоря, сдержанным. Но ведущая программы недобро над этим подшучивала, что сыграло на повышении популярности программы.

Фуцзисава и Юй Ифэй стояли соответственно на седьмой и десятой позициях.

Когда они закончили снимать передачу, было уже поздно. Компания специально для них вызвала одну из своих машин. На взгляд Ду Юньсю этот «Автобус для нянечки» не шел ни в какое сравнение за выданным  в благодарность президентским люксом и с белым трейлером форд Е-450 на колесах, однако то, что в фургоне можно было хранить сценические костюмы и грим, было невероятно удобным.

Аманды не было, шофер завел машину. Юньсю сделал необходимые поправки и как можно скорее закрыл глаза,  сберегая силы для завтрашней съемки. Чу Фэн неожиданно сказал одну фразу:

- Вы говорите, этот рейтинг действителен?

До того, как стать знаменитыми, они всего лишь выглядели чуть более элегантно, чем обычные люди.

Однако у них были мечты о становлении звездами и для этого они усердно работали.

Однако никто не знал когда станет популярным, никто не знал, когда его силы истощатся.

Впоследствии, пройдя через строгий отбор ESE, став знаменитыми, осуществив свои розовые мечты, став объектами поклонения многих людей, ажиотажа, они к этому пристрастились. Вот так ощутив пылкость фанатов, они в первый раз были рады, были взволнованы, были благодарны. Вплоть до того, что находясь на передачах, всегда говорили:

- Спасибо всем! Спасибо всем вам за вашу поддержку!

Хотя речь их была скудной, но чувство благодарности, исходящее от сердца, было несравненно искренним.

Лишь получив бесчисленное количество подарков, они постепенно начали к этому привыкать. Люди всегда такие – когда не обладают чем-то, страстно стремятся к своей неповторимой цели, а достигнув – перестают это ценить.

Вначале они хотели сохранить это чувство. Если прекрасную жемчужину растереть в обыкновенный белый порошок, то она никогда не станет круглой и гладкой как нефрит, не станет мерцать жемчужным блеском. Затем они захотели чего-то другого, еще больше, еще лучше.

- Действительно, так много? – присоединился Фуцзисава. – Да это намного больше чем наши гонорары.

- Вопрос не в том, больше ли нет, – Юй Ифэй взглянул на лицо Чу Фэна и только тогда продолжил, – находиться на содержании у кого-то... Это...

- В том, чтобы ложиться в постель с женщиной, нет ничего плохого! Неужели я тебя уел? – Чу Фэн перебил речь Юй Ифэя, порочно улыбнувшись, показав немного пошлости:

- Неужто боишься, что они словно волчицы выжмут тебя до капли?

Речь Чу Фэна была вполне изобильной, но похоже, что шутка не дошла до противоположной стороны. Однако Ду Юньсю тем не менее ощутил... Дыма без огня не бывает.

Чу Фэн довольно успешно проявил себя в ESE, вполне мог влиять на руководство. Он знал подход к умному и жесткому Фэн Цзину и другим руководителям.

В «Наследии» он был главным героем, большая часть гонорара принадлежала ему. Он был в центре каждой рекламы, что шло ему на пользу.

Однако ESE возможно не смогло кое-что предугадать.

Чу Фэн, не обладая никаким неудачным опытом, стал популярным.

Только начав работать в сфере развлечений, он тут же достиг таких успехов, о которых и не мечтали другие новички. У других был жизненный опыт, и они использовали окольные пути, а он, не имея опыта, шел напрямик и оказывался впереди, и к тому же непрерывно развивался. Ситуация была просто замечательной. Так что он вряд ли понимал мучения их пути.

Тем не менее, сейчас, Чу Фэн ясно почувствовал, что его вознаграждение было не сопоставимо с его  популярностью, не шло ни в какое сравнение.

Сейчас он сломал историю рейтингов сериалов, однако его гонорар был очень небольшим. Представительские расходы тоже не были такими, какие он представлял. Таким образом, сравнив, он мог почувствовать несправедливость.

Что если руководство было несправедливым?

- Не принимай всерьез, – безразлично сказал Ду Юньсю. – Мы сейчас отрабатываем деньги, потраченные на нас, не надо спорить об убытках. Через несколько лет, ты поймешь, что это того не стоило.

Чу Фэн поднял брови и чересчур резко повернувшись, засмеялся.

- Хорошо сказано, будто ты что-то понимаешь. Я бы хотел стать таким же опытным как ты.

Он был доброжелательно настроен к Фудзисаве и Ифэю, но Ду Юньсю... В глубине души он чувствовал нарастающую угрозу.

Они все снимались впервые.

В своем кругу руководитель их сериала считался довольно строгим. Он сам выбирал осветителей, операторов – квалифицированных мастеров своего дела, с опытом высшего класса.
Выпущенная в результате продукция, также поражала людей качеством графики.

Мало кто знал и умел увидеть всю картину, раскадровку, только профессионалы могли понять, увидеть и критически оценить игру Чу Фэна. Например, если нужно было снимать крупным планом лицо Чу Фэна, то можно было заметить, что киносъемка не была заурядной, искусственный свет был исключительным, каждая деталь была снята во всех подробностях, шарм персонажа достигал высшей степени в демонстрации.

Понятия Чу Фэна как актера и как персонажа смешались, это было как смотреться в зеркало – один полностью отражал другого.

И, тем не менее, в процессе съемки ему не удалось избежать нотаций режиссера по поводу своего незрелого сценического мастерства. Даже если ты добился популярности, но на съемке не достигаешь желаемого результата, режиссер не снизит свои требования.
Несмотря на некоторую строгость, характер режиссера вызывал у них тайное восхищение.
Именно так им представлялось мастерство.

Когда они вчетвером подвергались критике с его стороны, то стремились поддержать друг друга. Они были одной командой. Вместе проживали будни, проводили друг с другом огромное количество времени, были более близки друг с другом, чем с остальными. Но находясь в расцвете сил, они были молодежью с великими устремлениями и амбициями. Не обходилось без конкуренции и соперничества. У них была одна стартовая площадка, и хотя присутствовали различия в способностях, разница между ними была небольшой.

Почему же их дубли срывались режиссером, кричащим «Вырезать!»? А Ду Юньсю – ни разу?
Когда снимался он, не было никаких просьб с перебалансировкой кадра.

Даже Чу Фэн в конце концов заметил. Резкий режиссер, всегда сохранявший каменное выражение лица, только во время съемок Ду Юньсю немного расслаблялся. Чу Фэн не знал почему.

«Неужели Юньсю достаточно было одного кадра? Разве у его героя не было внутреннего столкновения и конфликта? По какому же образцу его игра считалась хорошей?» С такими мыслями Чу Фэн встретил последний эпизод.

До этого они с Ду Юньсю не были соперниками. Воспоминания детства, перипетии между ними и главным женским персонажем, совместный заработок. Когда они вместе были в кадре, Ду Юньсю представлялся образцом вежливости и утонченности. У него не было причин для вспышки. Сейчас он хотел закончить последний эпизод.

 

Съемки последнего эпизода..

Оба друга  впервые встретились спустя какое-то время  при помощи Фудзисавы и Юй Ифэя, Юньсю уже почти обанкротил семью Чу, но она снова возвращается к жизни благодаря одному весьма крупному клиенту. Главная героиня встречается с этим клиентам и слезно умоляет его сотрудничать с Чу Фэном, а не идти на поводу и за деньгами Юньсю.

С этого времени дом Чу обновился, и сразу же пошел в атаку. Прежде избыточно-состоятельный, Юньсю обанкротился и оказался окруженным врагами со всех сторон.

- Юньсю, мы разве в прошлом не были друзьями? Почему ты так поступаешь?

Камера тут же была повернута к лицу Чу Фэна. Только после нескольких месяцев съемки Чу Фэн привык к работе на камеру и при искусственном освещении. Из-за дележки сценария, съемочный процесс разграничивался.

Чу Фэн не понимал истинных чувств Юньсю. В последнюю минуту предав дружеские чувства Юньсю, он ощутил скорбь. Поэтому, Чу Фэн усердно старался разбудить в себе ярость, неизбежно уносясь мыслями в их дружбу.

- Скажи мне! Если ты мне все еще друг, я не смогу... я не смогу спустить курок! Дом Чу не смог бы радикально уничтожить Ду Юньсю.

- Правда? – слова Ду Юньсю были едва слышны. Он слегка засмеялся, поправился, засмеялся громче и посмотрел на Чу Фэна. Его глаза постепенно покраснели.

Режиссер этого не требовал, но Юньсю для большего совпадения с сюжетом похудел на несколько килограммов. Раньше прилегавшая белая рубашка теперь свободно ниспадала, благодаря искусной работе гримера он выглядел тощим, еще больше подчеркивалось его уныние и насмешка над собой.

Широко распахнутый ворот обнажал острые ключицы, вызывая сильнейшее чувство жалости у людей.

Только один момент. И Чу Фэн почувствовал себя необъяснимо угнетенным. Он все еще настороженно смотрел на Ду Юньсю. По сюжету оба были друзьями, и в сериале старались искренне это изобразить. Однако Юньсю вел себя, словно они действительно были друзьями. Партнер нахмурил в страдании лоб, но после вопроса он, отрицая все, засмеялся.
Сердце Чу Фэна пережило большое испытание, он прошел через многое.

Чу Фэн понял, что не считает Юньсю своим другом.

 

Глава 11

 

Не вызывало сомнений, что когда поведение актеров не смотрелось естественным, не было хорошей игры, режиссер кричал, ругался, а впоследствии вырезал дубли.

Юньсю был украшением своей роли, когда он начинал играть, то все видели его преображение и актерское мастерство, уровень игры и быстрота вхождения в образ поражали.

Однако когда у него были совместные сцены с партнерами по фильму, ему приходилось ждать, когда его оппонент войдет в роль, образ, так как они не могли так быстро и профессионально делать это. Не смотря на то, что он никогда не выпячивал свое превосходство, не хвастался своей игрой, все его реплики точно предавали и чувство дружбы и ненависти, в результате чего получался резкий контраст.

И его партнеры по кадру выглядели фальшивыми, надуманными, настолько их игра отличалась.

Съемки телесериала должны двигаться вперед, не останавливаясь.

Они происходили сразу с нескольких камер, под разным углом зрения, чтобы картина была многогранна, и после того, как сцена снята, настает момент монтажа, где выбираются лучшие моменты-кадры. Но, как правило, всегда выбирают одну камеру, с которой идет основная съемка.

Актеру приходилось стараться и повторять сцены раз за разом, чтобы его отсняли разные камеры под различными ракурсами. При этом ему было нужно раз за разом передавать нужные эмоции на камеру, ориентироваться и менять положение в  зависимости от камер.

Когда режиссер начинал работать и звучала команда «Съемка», глаза Ду Юньсю менялись, он тут же входил в нужный образ, становился многогранным, эмоции выплескивались из него  и все это притягивало к нему взоры каждого...

Особый шарм – это его пара глаз и эмоции, которые отражались в них. Они как озёра из ледниковых вод, но и хрупкие как первый лед, по которому не осмеливаются ходить люди, кажется, что ваша душа тонет в этих глазах.

Как следствие его глаза довольно часто снимали крупным планом.

Ду Юньсю был очень скромным, замкнутым, он скрывал свои настроения и чувства. Был почти незаметным, тихим, молчаливым, если его сравнивать с любым другим актером, но поневоле возбуждал к себе интерес.

Если ему нужно было выразить душевные переживания, раздирающую изнутри боль, он не стонал, не охал, и не пытался что-то изобразить телом ...... тогда он просто смотрел глазами полными слез.

Целых семь раз. Семь раз они снимали сцену, когда Ду Юньсю смотрит в глаза Чу Фэна, съемочная группа во главе с режиссером уже чувствовала себя неудобно. Все сработали профессионально.

Все, кроме Чу Фэна. Под сильным давлением он был не только не в роли, не в образе, но он уже не в состоянии был сдержать внутреннюю панику и растерянность, которые постепенно отражались на его лице.

Игра получалась совсем непрофессиональной, дилетантской.

В конце концов, он уже полностью утратил ощущение роли и образа и не мог найти нужное чувство.

Режиссер специально останавливал съемки, давая ему напутствия и наставления.

Однако это было бесполезно.

В душе Чу Фэна был один сплошной беспорядок:

«Как  этот человек напротив него может так быстро войти в роль после команды «Съемка», как можно играть на таком уровне, как он может так долго находиться в образе и все на таком высоком уровне?»

В конце съемок плохих кадров накопилась слишком много. И хотя, это был телесериал, а не полнометражный фильм, бракованных дублей стало слишком много. Отходы пленки –это дополнительные расходы, и все начали уже нервничать из-за перерасхода бюджета, который был довольно жесткий и заранее согласованный.

Как бы это все не происходило, они топтались на одном месте не из-за Ду Юньсю.

Но он вместе со всеми понимал загвоздку и играл одно и то же десятки раз.

Ко времени трансляции режиссер прибегал к различным уловкам и хитростям.

Все объективы камер подчеркивали каждое выражение Ду Юньсю, его улыбку, глаза, малейшие изменения лица, передающие эмоции и нужную атмосферу: печаль или радость.

И где-то потом слышалась фраза Чу Фэна, как он о чем-то спрашивает и снова прекрасные глаза Ду Юньсю крупным планом, все эмоции переданы...

Финальная сцена, рейтинги телезрителей достигли вершин, пика!

Юньсю никто не говорил о том как смонтировали фильм, так же как и Чу Фэну, который уже праздновал победу.

Вероятно, никто не посчитал нужным или все не смогли подобрать нужных слов... 

Финальная сцена... Чу Фэн, у него нет выхода, он беспомощен, его по настоящему загнали в угол, но он так и не узнал кто стоит за всем этим. Он просит Юньсю помочь оплатить его долги, и благодарит его за погашенные задолженности, а сам покидает страну, уезжая за границу.

Посадка на самолет, он в хорошем настроении улыбается и смеется, и тут главная героиня приносит Чу Фэну маленького черного журавлика... 

Зрители перед экранами рыдали в голос, практически все сидели с салфетками и утирали слезы, многие не могли вымолвить ни слова, они прибывали в шоке. Даже при повторной трансляции серии, где зрители уже точно знали, что будет впереди, они все равно рыдали.

Спустя годы многие зрители еще вспоминали этот сериал.  По большей части уже никто не помнил, о чем он был, но они ясно помнили отдельные сцены.

И стоило только сказать вслух имя – Юньсю, как поневоле вспоминался герой, его образ.
Он оставил след в душах, он поселился в сердцах, самый мягкий, уступчивый, за него болели их сердце и душа. Юньсю...........

 

«Наследие» официально завершился.

Квартет стал известен, их популярность достигла небывалых высот. У них были фанаты не только девушки, а также и со стороны мужчин, но конечно не так много, сформировался фан-клуб  «Наследие».

Чу Фэна хвалили за красоту и человеческие качества.

Некоторые говорили, что Фудзисава весьма талантливый и искусный актер, из-за обучения в США, он знал эту жизнь, его манера выражаться и разговаривать сделала его местным аборигеном, он способен вдохнуть жизнь в свой танец хип-хопа.

Фанатов у Юй Ифэя также было предостаточно. Сейчас японская культура была очень популярна, а он был нежный, миниатюрный, унисекс, молодой человек, который прекрасен как девушка. Его сравнивали с Цзы-ду (имя легендарного красавца, ставшее нарицательным). 

Много поклонников было и у Юньсю. Фанаты преследовали его, сравнивали с разными кумирами, но они уже отдали ему свои сердца, печальному Юньсю.

Очевидно, что многие, не только простые люди, но и актеры заинтересовались его личностью.  В их числе был и король кино Се И, он также ознакомился с творчеством актера, чтобы выяснить действительно ли он так хорош?! 

Актерская игра Ду Юньсю была действительно великолепна!

Когда сотрудники монтировали клип по фильму, то они с удивлением обнаружили, что Юньсю не повторился ни разу, каждый кадр с ним был уникальным по образам и эмоциям!!

Сериал стал культовым, актеров обожествляли, они стали кумирами.

В тридцатой серии Ду Юньсю складывал журавлика, и на протяжении всего этого действия камера снимала его. И его эмоции были различные на протяжении всего процесса, что приводило всех в изумление и восторг, его взгляд ... даже он ни разу не повторился. 
Некоторые камеры снимали лишь его руки, но даже глядя только на них, можно было понять эмоциональное состояния героя: нежный, ласковый, унылый, мрачный....

Они чувствовали его легче легкого, проникаясь игрой.

Это театральное искусство? Так и есть, именно его он демонстрирует.

Зарубежные телеканалы купили авторские права на «Наследие»,  зрителей Юго-Восточной Азии он уже пленил, почти все люди попадали под бурю, и их засасывало в Наследие!

Ду Юньсю и вся четверка: всё, что они носили, аксессуары, телефоны, которые использовали – воспринималось с восторгом и увеличивалось в продажах! Значительное увеличение продаж началось в том же квартале!

Первоначальный спонсор этого сериала ликовал, его радости не было предела, окружение восхищалось его дальновидностью и чутью, насколько он результативно инвестировал свои деньги, какой у него проницательный взгляд.

Такой супер, мега популярный проект, просто принуждает к признанию. Ду Юньсю, как один из квартета, заслужено добился в первый год премий «Самый популярный дебют», «Самый популярный сериал», «Самый популярный актер» и так далее, он чуть ли не первый актер, который получил такое количество наград при своем дебюте.

В газете было написано:

«Наследие» возникло как гигантская супер-звезда, быстро, как молния, которая объединила множество людей, они следуют за ней и восхищаются как чуду, явлению! В современном шоу-бизнесе никто не смог превзойти эту четверку! Так популярны только они!»

«До сих пор еще никто из новичков не способен был сотворить такое, только «Наследие». Все награды были предназначены для них, ... всех актеров, у которых в этом году был дебют, ждало бедствие в виде «Наследия»! Но они заслужили все полученные награды. Эти новички, которые стремятся вперед, они на такой высоте, что могут конкурировать только между собой....»

Это была такая безоговорочная победа ESE, что агентство не поскупилось и организовало праздник, транжиря деньги в честь Ду Юньсю и всего квартета.

На пиршестве в банкетном зале было накрыто два десятка столов, подали специально продуманные блюда в стиле «Наследия», которые связаны с именами главных героев и актеров, Чу Ши (запеченный молочный поросенок), Юньсю бумажные журавлики (тефтели из креветок).

Фэн  Цзин и Ли Жуй лично присутствовали на этом празднике и подошли к столу Ду Юньсю и ребят.

Четверо парней тут же встали.

- Вы упорно трудились все эти дни. ЕSE гордится вами, –  Ли Жуй приподнял бокал с вином, проницательно смотря на них.

Речь не была длинной, они услышали не слишком много слов, но то, что это сказал сам президент, воодушевляло людей, придав импульса.

Несмотря на похвалы, дистанция между ними была большой, ранг не позволял быть самонадеянными, не следовало наглеть. Ду Юньсю безотлагательно коснулся бокала с вином и выпил за компанию со всеми вместе.

- Посмотрите на них, они опасаются нас.

Это Фэн Цзин, пришедший вместе с президентом, подшучивал и смеялся, смех его был крайне злодейский и красивый, он сочетал в себе разные оттенки и буквально западал к вам в душу, слушать его было очень приятно. Если сравнить их с Ли Жуем, они были как лед (проницательный) и цветок персика (символ женщины).

Губы Фэн Цзина изогнулись в намеке на улыбку, он рассматривал поочередно своих подопечных, с каждым лично он соприкоснулся бокалом, каждому персонально сказал несколько слов.

- Чу Фэн, я наблюдал за тобой на последних съемках, твоя игра значительно улучшилась, ты шагнул далеко вперед, огромный прогресс.

- Юй Ифэй  ты такой находчивый, ловкий, неудивительно, что тебя все обожают и любят.

- Учитель по танцам сказал мне, что ты пришел к нему со своей подборкой, сборником музыки и это было сенсационно здорово.

Только лишь несколько слов каждому.

Но они были гораздо ближе, теплее для каждого, Чу Фэн сразу же ощутил себя частью ESE и готов был еще больше тренироваться и учиться – их заметили, их похвалили, им уделяют время и заботятся о их развитии, они свои родные для компании.

В особенности вдохновило упоминание об альбоме! Съемки фильма были завершены, но еще оставались песни, которые так же были достойны клипов. Чу Фэн был в приподнятом настроении, он очень любил петь, и готов провести много времени в классе с Фудзисавой, обучаясь хип-хопу! Пробуя разное, чтобы повысить свое мастерство.

Всего одна фраза Фэн Цзина, и Чу Фэн готов следовать за Фудзисава, он как змея, которую ударили палкой, сразу понял где можно получить максимум выгоды.

- Когда планируется выпуск сборника? Разве вы не уверены в нас? – Чу Фэн приблизился к Фэн Цзину и посмотрел в глаза, как будто они были друзьями.

Это действие воспринялось неоднозначно, и было замечено окружающими. Вокруг присутствовали и другие его товарищи по команде из Наследия, выпускники ESE, и Чу Фэн показал, что настолько популярен и успешен, чтобы быть в хороших отношениях с директором ESE, что он общается в высших сферах влияния.

«Нетерпеливые едят тофу горячим» (можно обжечься). Фэн Цзин как будто не обратил внимания на его слова, он наклонил голову на бок и черные как смоль волосы очаровательно заблестели. Родинка под правым глазом делала его взгляд еще более лукавым, изворотливым, соблазнительным.

- В таком случае, можно это ускорить, наладить выпуск. Я обратил внимание, что фанаты оставляли на эту тему сообщения, они в разговорах надеятся на скорый выпуск альбома и уже приготовили деньги, что бы его купить, – изящный и грациозный Фудзисава так же присоединился к этому разговору.

Фэн тем временем попивал вино.

- Некоторые говорят, что они готовы купить более одного альбома. Один для себя, а остальные что бы дарить близким людям в качестве подарков.

- Ха-ха, ваши поклонники действительно очень преданы вам. Несмотря на большую поддержку, сейчас чрезвычайно важно получить прибыль от вашей популярности.  Я обдумываю о сочетании вас троих.

Фэн Цзин так и притягивал взор, его длинные черные волосы спускались до талии, очаровательная родинка под глазом завораживала, создавала кокетливую, прелестную атмосферу. 

- На самом деле... – Фэн Цзин прищурил лисьи глаза, намерено сделав паузу, покручивая  бокал с красным вином. – Компания все время думает о вас. Вы думаете о выпуске альбома, ESE это, естественно, понимает. Но внутри страны нет хорошей студии звукозаписи. Вас должны восхвалять во всем. Первый альбом, это очень важно, его нужно сделать идеальным.

Чу Фэн и Фудзисава посмотрели друг на друга, в глазах было ожидание.

- Совершенно верно, есть какие-то конкретные  планы?

Фэн Цзин  похлопал по плечу Ли Жуя.

- Вы должны быть благодарны нашему Боссу, он помог договориться о том, чтобы ваш первый альбом был записан в Японии! Вы поедете в Японию, и там самая лучшая студия будет в вашем полном распоряжении!

Щеки Чу Фэна покраснели от возбуждения, они с Фудзисавой услышали радостное известие! Поехать в студию звукозаписи в Японии, самим участвовать в записи альбома! Они воскликнули от радости, всем своим видом демонстрируя прекрасное настроение!

Ду Юньсю наблюдал с улыбкой за тем, как они радуются и смеются.

Как говорится, не каждый обладает голосом и при этом умеет петь, без обиняков он знал, что может управлять голосом, играя на сцене, но не когда дело касалось пения.

Его голос был идеален для актерской игры и только. Поэтому он нисколько не байкотировал альбом, он просто не мог в нем участвовать.

 

Юньсю не так давно познакомили с королем пения Пай Цином. Человек тот был весьма безучастный и равнодушный. Иероглифы его имени как нельзя лучше передавали его характер, надменность и высокомерие. Он подобен зеркалу водоема, прозрачный и холодный  лед, а голос его был, как шум природы, непередаваемо прекрасен.

Ду Юньсю должен был петь на телеканале KTV, но перед этим он решил взять несколько уроков вокала, чтобы выступить как можно лучше.

Пай Цин тогда крайне серьезно подошел к обучению и поставил ему правильное дыхание.
Но с самого начала он оценил его неспособность к пению.

Поэтому нынче он снова в стороне от других.

«Наследие» планирует выпустить музыкальный альбом. Он не понимал почему, но его голос постоянно фальшивил, он не попадал в ноты.

Пай Цин сказал ему ...... что он не может быть использован как певец.

Но Юньсю не переживал по этому поводу.

Под занавес праздника Фэн Цзин сообщил еще более ошеломляющую, поразительную новость. Новость превосходила по значимости все, что было сказано до этого.

Это касалось «Наследия», в следующем году планировалась съемка второго сезона.

Король экрана из ESE, знаменитый Се И, примет участие во втором сезоне!!!

Всем было известно, что Се И уже в течение нескольких лет снимается только в полнометражных фильмах, а не в сериалах.

Но на этот раз, когда компания ESE приняла решение о съемках «Наследие 2», даже актер такого уровня как Се И готов принять участие!

Эта новость была сенсационной.

Другие телеканалы скрипели зубами от гнева и возмущения, в тайне проклиная их на чем свет стоит.

Если первую часть «Наследия» снимали в атмосфере строгой секретности, то во втором сезоне на съемки Юньсю и квартета ESE приглашали СМИ, актеры выезжали на различные телепередачи и шоу! Была создана сильная шумиха, как от большого барабана.

После того, как вышли громкие газетные заголовки, это стало одной из самых обсуждаемых тем на несколько месяцев.

Когда придет время ESE выпустит сообщение в развлекательные издания о том, что они смогут ежедневно посещать съемочный павильон.

Реклама второго сезона «Наследия» была поистине успешна!

В действительности, график четверки был настолько плотен, что они были похожи на пушечное мясо...

 

Глава 12

 

- Что-то я не припомню, чтобы мы планировали выпускать альбом, – низким голосом проговорил после праздника Ли Жуй, обращаясь к Фэн Цзину.

- Эти парни стали невероятно популярны после выхода сериала. Не смотря на то, что ESE за долгое время своего существования открыло множество звезд в индустрии развлечений,  такого удачного дебюта еще не было. Наша четверка из «Наследия» практически самая яркая, бросающаяся в глаза. Они стали невероятно популярны как на востоке, так и на западе. Нам необходимо развивать успех и пока не начались съемки второй части «Наследия» нужно поддержать их популярность каким-нибудь проектом. Иначе говоря: ковать железо пока оно горячо. И даже если не так уж много поклонников ждут от Фудзисавы и от компании музыкального альбома, компании стоит оправдать ожидания фанатов.

Фэн Цзин сделал небольшую паузу и продолжил. 

- Они действительно являются сейчас самой популярной идол группой, – он усмехнулся, его лисьи глазки приподнялись, – и они должны работать только на ЕSЕ. Поскольку новички полностью оправдали наши ожидания и интересы, и отвечают всем требованиям, их нужно вознаградить. Это новые суперзвезды – для них понадобятся новые стандарты. Они должны осознать, почувствовать, что только с ESEу них есть будущее, чем дольше они будут здесь работать, тем больше возможностей будет открываться пред ними и тем более успешными они станут.  Таким образом, мы  разом удовлетворим всех. Они будут более благодарны компании, если будут думать, что мы поддерживаем их инициативы, не смотря даже на то, что ESE будет диктовать им что и как делать и всячески ограничивать и принуждать, мы уже займем место в их сердцах.

Когда Фэн Цзин говорил все эти слова, его глаза блестели, в них играл огонь, заурядному человеку невозможно все это постигнуть: его самоуверенность, великолепие, коварство и свирепость.
Его родинка в правом углу подсвечиваемая луной, делала его чрезвычайно соблазнительным.
Ощущалась его внутренняя самоуверенность, он был мужественный и крутой злодей, который укореняется в сознании людей и управляет ими.

- Таким образом, мы создадим видимость, что выполняем их желания. Зная меру, шаг за шагом будем повышать уровень их прав и  льгот. Пусть осознают, что они находятся в руках компании. Они будут послушны, и тогда ESE даст им самое лучшее.

Фэн Цзин закончил свою речь  и подняв свой гладко выбритый сексуальный подбородок к Ли Жую, улыбнулся.

Темные глаза Ли Жуя смотрели на него серьезно. 

- Хорошо, будь по-твоему. 

Он отвечал за все ESE, определял курс и политику компании, все же, что касается актеров и прочих сотрудников, все эти мелочи  всецело была забота Фэн Цзина. Он верил в его умение и способности. 

- Я считаю, что ты у нас самый опытный в поиске сокровищ. – Лу Жуй вдруг помрачнел, что-то себе надумав.

- Не беспокойся, – Фэн Цзин заразительно рассмеялся. – Я, директор ESE, лучший в этом.

Он говорил не спеша, тем не менее, собеседник ощущал его смелость и трепетал от возбуждения …..

 

Юньсю неторопливо шел по подземной парковке.

«Ого, черный Rolls-Royce характерно покачивался … секс в машине?» 

«Фэн Цзин и Ли Жуй ...?»

Юньсю помимо своей воли замер на месте.

Пусть даже раньше он представлял, что они не просто общаются, однако убедиться в этом собственными глазами …..

Он отступал назад, не желая разбираться в этом, не его дело…

Его дружеские отношения с Фэн Цзином были не слишком глубокими.

Однако ему казалось, что он знает характер, темперамент Фэн Цзина: самолюбивый, гордый, с крайне развитым чувством собственного достоинства, ради какой-то цели, он бы не поступился своей гордостью, не смотря ни на что.

Но … Ли Жуй уже был помолвлен, у него была невеста.

Неужели Фэн Цзин так верит в него. Нужно иметь поистине золотую уверенность, что после брака Ли Жуй вернется к нему. Как бы ни был Фэн Цзин стремителен и свиреп, он пользуется и такими методами в достижении целей?

В прошлой жизни и с момента своего перерождения Юньсю полагался только на свои силы, никто не стоял за его спиной и не помогал ему.

Да, мужские амбиции…не многие откажутся от легких путей их удовлетворить.

Ду Юньсю со смешанными чувствами посмотрел на черный Rolls-Royce и спокойно ушел.
В тайниках его сердца что-то всколыхнулось … настроение его изменилось.

 

Съемки второго сезона «Наследия»  всесторонне освещались СМИ.

Драма была окружена мистицизмом: черный бумажный журавлик вновь появляется, Ду Юньсю возвращается на родину, он не был в стране несколько лет, характер его стал более спокойный, подобно осенней воде.

Ду Юньсю неожиданно встречается с Чу Фэном. Прошедшие годы стерли прежние обиды, и при повторной встрече его просят принять участие в свадебной церемонии, присутствовать в качестве близкого друга на свадьбе Чу Фэна.

Но чем ближе день свадьбы, тем чаще происходят необъяснимые вещи.

Главная героиня – невеста Чу Фэна – Нюй Чжу потеряла память, но потихоньку воспоминания к ней начали возвращаться.

В то же время у семьи Чу Шу из компании похищают коммерческую тайну, проведенное расследование дало неожиданный результат, все улики ведут к Юньсю……

Подлинная картина заключалась в следующем: 

Нюй Чжу, это не настоящее имя и личность, фактически же она Фуэрдай (богачи во втором поколении, мажоры) из известного рода, которые потерпели крах и быстро обанкротились, оставив дочку одну.

Перед потерей памяти ее ненависть к семье Чу была огромна …

Юньсю, оставаясь в тени, руководил ею и прибирал к рукам всю имеющуюся собственность, пока Чу Фэн был за границей. Его двоюродный брат Се И укреплял свои позиции с целью захвата власти в компании.

В конце концов, что является правильным выбором? Дружеские отношения или родовые узы, любовь или ненависть?

Юньсю должен выбирать между Чу Фэном и Нюй Чжу,это бесчеловечно жестокий выбор.
Популярность персонажа Чу Фэна росла с огромной скоростью, его дурной нрав капля по капле отступал, сменяясь гармонией ци (спокойствия духа), делая его значительно лучше.

 

С самого начала съемки второго сезона «Наследия», съемочная площадка работала с особым вниманием и сосредоточенностью. Фэн Цзин самолично проследил за организацией съемок, чтобы все было четко, слаженно и высокопрофессионально. Кинозвезда Се И как опытный и бывалый актер мог это оценить и искренне благодарил.
Чу Фэн все время проводил на съемочной площадке чтобы наблюдать за работой и хотя бы попытаться приблизится к Се И. Но тот по окончании работы всех благодарил и торопливо покидал площадку для съемки, мелькала только его атлетическая спина в стильной черной куртке. Никто не удостаивался даже взгляда Се И. Он был всегда окружен своими ассистентами, гримером, стилистом, охраной, они сопровождали его сразу же после окончания съемок до его личной комнаты отдыха. Там его ждали всевозможные напитки и легкие закуски, место для отдыха…

Один из ассистентов съемочной группы говорил, что Се И вернулся из Мельбруна (город в Австралии) и он еще не привык к смене часовых поясов. Сегодня и завтра он снимается тут, а потом сразу же улетит во Францию.

Фудзисава и Юй Инфэй слушали все это и завидовали белой завистью.

Каким нужно быть актером, чтобы вот так летать за границу для участия в различных международных кинофестивалях и на съемки? Когда они смогут стать такими же, как Се И?
Даже просто наблюдать за его спиной, когда он второпях покидает съемочную площадку, было волнительно, над ним витала аура суперзвезды, и они втайне преклонялись перед ним.

Се И.

Се И ….

Услышать это имя снова.

Слыша это имя от других людей, Ду Юньсю ощущал, как сжимается его сердце и учащается сердцебиение. Завтра ему нужно идти с «двоюродным старшим братом» на съемки ….

Ду Юньсю думал, что он единственный кто находился в таком взволнованном состоянии.
До тех пор пока во второй половине съемочного дня он не обнаружил, что есть человек, который еще больше переживает по сравнению с ним. И этот человек – Чу Фэн.

Есть одно выражение:

«Экран наделяет актера харизмой и шармом, и зачастую зритель наделяет актера всеми качествами сыгранного героя. Подумав об актере, вы  вспоминаете сыгранную им роль».

«Наследие» был подобен этому.

Первая часть заложила основы, вторая часть подразумевала развитие, но все сравнения будут с первичными образами.  Второй сезон добавил новых героев, новое развитие отношений, действующие лица стремились проявить свои лучшие стороны, главный герой стал мягким и проявлял дружелюбие, зрители должны были поверить в его изменение и стремление к дружбе. 

Тем самым он должен был занять еще большее место в сердцах телезрителей, повысив свою популярность.

 

Несравненный Се И теперь был самым важным персонажем на съемочной площадке.
Как только он вернулся из Мельбурна, то тут же поехал на встречу с Ли Жуем выказать дружеские чувства, даже его специальный агент не присутствовал на этой встрече. Он успел ознакомиться со сценарием в самолете, пока летел из Австралии в Китай. И ему было достаточно этого времени!

Вилла, окруженная цветами, слуги, одетые в черную форму и белые фартуки, стояли в два ряда у входной двери. Дворецкий отдал приказ, и все сделали поклон под углом в сорок пять градусов, эта сцена была впечатляющей.

Элегантный Се И выходит из лимузина Bentley 728. 

Съемки велись с ближних и дальних камер (крупный и дальний план одновременно).

Се И был как дикий мустанг, дерзкий, уверенный в себе. Под черными бровями черные же, как уголь глаза, которые невозможно оставить без внимания, они притягивали к себе, столько в них было таинственности. Его губы, казалось, также таили в себе загадку, было не понятно, улыбается он или нет. Он выглядел аристократично и дорого, словно дорогая и известная картина знаменитого  Европейского мастера.

Се И встал на начало красной дорожки, которая была расстелена у входа виллы. Он был совершенен, его телосложение, великолепные черные волосы в модельной стрижке –  весь его облик идеален.

Невидимая рука сжимала сердца зрителей, когда они смотрели на него, насколько он был привлекателен. Поднявшийся ветерок коснулся его черных волос, нежно растрепав челку.
В кадре роскошный загородный дом в Китае, у входа красная ковровая дорожка и посреди этого он. Несмотря на прекрасный антураж, он являлся тем, кто привлекал наибольшее внимание.

Он молчал.

Се И на самом деле был единственный в своем роде, никто не мог сравниться с его стилем. Никогда еще аудитория не реагировала так на одного человека. Даже если Се И появлялся на несколько минут, секунд, даже один кадр с ним был долгожданным событием … 

С потрясающей лебединой грацией он пленял зрителя, его харизма и обаяние оставляли глубокий след в сердцах. 

В первом сезоне Чу Фэн был главным действующим лицом, импульсивным богатым наследником. Но с появлением Се И акценты сместились.

Се И играл роль двоюродного старшего брата со стороны отца, искусного охотника за богатством и успехом. Образ человека, который проповедует принципы управления силой и страхом, творит всякие бесчинства. Человек с вызывающим поведением и крайне высокомерный, он как будто был покрыт тонким слоем льда – настолько ошеломляюще яркий, что можно ослепнуть и лучше отступить на шаг назад.

На его фоне Чу Фэн смотрелся сварливым, раздражительным и  поверхностным. В присутствии Се И  вся его манера поведение выглядела нелепо и смехотворно. Как нувориш (быстро разбогатевший человек из низкого сословия) перед представителем знатного рода.

Се И демонстрировал свое сценическое мастерство и не комментировал Чу Фэна. Время от времени из-за неубедительной игры Чу Фэна приходилось переснимать совместные сцены. Се И только лишь натянуто улыбался и бросал выразительные взгляды,  при этом ничего не комментируя …… Чу Фэн ощущал этот не очень сложный для понимания взгляд.
Блеск глаз … они были добрые. Не высмеивает и не презирает. Как опытный актер проявляет милосердие к новичку.

Между съемками сцен Се И сидел на эксклюзивном личном стуле. Только его личные ассистенты и менеджер подходили к нему, изредка режиссер, другие не осмеливались этого делать. 

То, как он двигался, взмахивал руками, все выдавало в нем мировую знаменитость, короля экрана с собственным неповторимым стилем. Он совмещал в себе, казалось несовместимые противоположности – небо и землю. 

В его присутствии Чу Фэн ощущал на себе давление. И сила этого давления была огромна.
У Юньсю было совсем иное отношение, чем у Чу Фэна. Показанное превосходство и легкость в игре не давили на Юньсю. Он лишь изумлялся, насколько мощным тот стал.
Се И был хорош, это  факт. Образец того, чего можно добиться или достичь, образец успеха. Не каждый человек за десять лет работы превращался в совершенного  Айдола, перед которым преклонялись. Он был кумиром многих телевизионных шоу, фильмов, сериалов, в любом виде развлекательных программ, даже в рекламе. Где бы он ни появлялся, это можно было пересматривать хоть сотню раз. Просто приподнятые брови, взгляд, намек на улыбку, 8 из 10, что он мог бы с успехом попасть на полотно художника.
Его невозможно было предугадать, с одной стороны универсальный актер, с другой непостижимый и неповторимый Идол с уникальными чертами и поведением.
Чу Фэн был назван вторым Се И, но сейчас как никогда было ясно, что это было безосновательно. Можно повторить несколько отдельных набросков, штрихов, внешнее сходство, но его чувство стиля, его манера поведения не поддавались копированию. Тем не менее, Чу Фэн находился под большим влиянием Се И, а иногда даже неосознанно подражал ему.

Чу Фэн мог быть храбрым и уверенным в себе, но не когда рядом находился Се И.
Теперь этот великолепный Се И – его партнер по фильму, а он плелся у него в хвосте! Рядом два человека, оба потомки семьи Чу, похожи внешне и со схожими характерами. Их внешняя схожесть поражала.

Но Чу Фэн и сам замечал, насколько смехотворно выглядел его талант и способности в непосредственной близости с этим Идолом.

Даже если он будет подражать Се И, у него не получится отразить его индивидуальность и игру.

Находясь рядом с изначальным, подлинным и почитаемым Се И, понимаешь, что имеется только внешнее сходство, как фасад, при внимательном рассмотрении их различие очевидно ….. разрыв огромен и непреодолим.

Нередко, Чу Фэн делал из мухи слона. Он был не в состоянии контролировать свою взрывную силу. Собраться в решающий и нужный момент. Поэтому во время съемок, в присутствии множества людей, в том числе Се И и других актеров,  Чу Фэн был угнетен. Он казался себе подделкой, фальшивкой. Как коллекционное произведение искусства и наспех сделанный новодел, которые внешне схожи. Но если их поставить рядом, то разница видна невооруженным взглядом. Имя одно, а свойства различны. Истинное положение дел было понятно без слов.

В особенности это ощущалось при совместных съемках. Чу Фэн и ранее не всегда мог показать на съемках правильную игру, язык тела, предать эмоции и приходилось делать повторные дубли.

А когда внутри поселилась неуверенность в собственных силах, обдумывал каждое движение.
Он мог внешне на 70-80% быть как Се И. Ранее, в его воображении ему всегда казалось …

этого достаточно.

Сейчас он видел, что выражения чувств, языка тела – всего этого не хватает, нет экспрессии, он не мог себя сравнить не только с Се И, но тот же Юньсю  находился значительно выше него.

 

Полдень, обеденный перерыв. 

Се И пригласил съемочную группу к себе отобедать. Чу Фэн сидел и настраивался, у него планировались  совместные съемки с Се И во второй половине дня. Чу Фэн бы хотел подойти к нему и поблагодарить, поговорить. Но от одной мысли он бледнел, ему было стыдно.
Он сидел один в комнате отдыха за столиком. Обычно в комнате всегда находилось несколько человек, но так как Се И пригласил всех к себе, комната была пустой. Чу Фэн открывал бутылку минеральной воды, когда дверь в комнату отдыха открылась и туда неожиданно зашел Ду Юньсю.

Оба посмотрели друг на друга с изумлением: «Почему ты тут?». При этом вопрос прозвучал у обоих одновременно. Чу Фэн, нервы которого были натянуты до предела, несколько расслабился.

Он молчал некоторое время, а затем спросил: 

- Почему ты не пошел со всеми к Старшему брату?

В кругу актеров то, как тебя называют, не только отражает твой порядок по старшинству, но и твой статус, демонстрируя тем самым заслуги. К королю экрана Се И всегда обращались с предельной вежливостью и уважением. До Юньсю не сразу дошло, что он отклонил приглашение Се И … и как выходить из сложившейся ситуации? 

- Я кое-что забыл и вернулся. Нужно это найти и забрать.

Ду Юньсю улыбался, но выглядел бледным и очень спокойным.

Чу Фэн прекрасно понимал, что это только предлог, и эта улыбка не могла его обмануть, но он решил не спрашивать.

Ду Юньсю сидел в углу комнаты, в отдалении, между ними большое расстояние. Эти два человека в пустой и тихой комнате смотрелись несколько странно. Чу Фэн чувствовал себя скованно под взглядом Юньсю. Наконец, не выдержав, первым заговорил с усмешкой:

- Скажи напрямик, ты считаешь мою игру недостаточно хорошей!

Для Юньсю это было неожиданно, потрясенный он застыл. Он не понял, каким образом его угораздило попасть под прицел.

- Нет, как можно, – Ду Юньсю задумался и после этого выпалил на одном дыхании правду, что Чу Фэн только начал, а Се И является опытным актером. Разрыв неизбежен. Но поскольку он дебютант, и только два года как играет, то, как он это делал, было хорошо. Юньсю, и правда, считал, что у него неплохие успехи.

- Этим утром были съемки, разве ты не видел?

Чу Фэн редко разговаривал с кем-то на такие темы и в таком тоне. Даже с учетом того, что отношения между четверкой «Наследия» были на равных, он всегда осмеливался брать на себя полномочия лидера. Но в это утро, после неудачных съемок, его уверенность в себе померкла.
Юньсю видел его бледность и слышал неуверенность в голосе. В сравнении с королем экрана он был похож на  клоуна.

Юньсю ответил не сразу, он думал некоторое время.

Чу Фэн таким образом выплеснул то, что накопилось у него в душе, пришло время прощаться с иллюзиями. Юньсю надеялся его утешить и воодушевить, говоря, что так сложились обстоятельства, что он, как новобранец перед лицом императора, на его плечи легла непосильная ноша, он так успешно дебютировал и подавал большие надежды, а сейчас случился конфуз, он был смят и растоптан. Но он не может отступать. Шаг за шагом нужно двигаться только  вперед.

- Фактически же можно сделать вывод, что это не проблема, пустяковый вопрос на самом деле.
Чу Фэн горько усмехнулся. В комнате их было только двое, и Юньсю наверное решил его успокоить и сказать что-то приятное. Чу Фэн обдумывал сказанное, и хотел уже ответить,когда услышал следующее предложение, которое заставило его удивиться.

- Ты в состоянии справиться и достойно пройти это испытание.

Чу Фэн никак не думал, что Ду Юньсю  возьмет да и начнет критически оценивать его способности и делать из этого какие-то выводы.

- Ты играешь отпрыска богатой семьи. Очень капризного, своенравного,  с упрямым характером. Все это требует от тебя дать себе волю, показать эти стороны, – Юньсю говорил все это тихим равнодушным голосом. – Это всего лишь одна сторона, а есть другая, мягкая и нежная, наедине с любимым человеком, хорошим другом. Очарование персонажа зачастую скрывается в его характере. Так называемое личное обаяние, харизма. Плохой, сварливый характер проявляется в определенных ситуациях, но можно быть милым и очаровательным в каких-то мелочах, уметь совмещать в себе разные грани, так получится многослойный сложный образ. Каждый человек индивидуален, многогранен. Будь разным, показывай различные стороны. До тех пор пока ты держишь это под контролем, надлежащим образом показываешь противоречивость характера героя, притягательность твоего персонажа возрастет.

Чу Фэн слушал все это, глядя на него во все глаза.

Он не ожидал от Ду Юньсю, что даже его роль будет им проанализирована со всех сторон и так качественно.

- Но Се И… – Чу Фэй бормотал как мысли в слух. – Рядом с ним не получается собраться. Он все время демонстрирует свое совершенство …

- В действительности он не придумывает ничего нового.Он использует то, что уже наиграно ранее. Вскоре и мы приблизимся к его уровню и начнем действовать так же.

- Его персонаж, в действительности, теневой босс, он находится в закулисье, его окружает ощущение таинственности. Поэтому все его монологи сдержанные, он говорит короткими фразами, наводящими на размышление, заслуживающими серьезного внимания.  Как будто внутри него сосредоточена большая мощь, которую выпускают, много мелочей, подробностей, намеков, этим предается атмосфера таинственности.

Чу Фэн слушал очень внимательно. Даже обратил внимание на фразу «он использует то, что уже наиграно ранее», которую сказал Юньсю.

Он чувствовал, что Юньсю был прав … но, как новичок мог так оценить, увидеть и понять роль, как такое возможно?

Подумав с минуту,Чу Фэн покачал головой.

- То, что ты говоришь, так просто … но ты не поймешь, как я себя чувствую, ведь не играл с ним в одной сцене.

Может быть… 

Ду Юньсю замолчал. Посмотрел на сценарий в своих руках. У него была совместная сцена с Се И завтра. Когда придет время, он не попадет под его влияние, он будет спокоен.

Юньсю сжал сценарий.

 

Глава 13 


Се И пригласил всех на обед. Такое уже случалось ранее. Еда была просто превосходной, что было оценено присутствующими.

Пусть даже остальным казалось естественным то, что с Се И на съемочной площадке обращались как со звездой, все равно он старательно, как бы не подчеркивал свою звездность: во-первых, сам «уважаемый брат» ESE отрицал свой статус «короля экрана», во-вторых, дома он также держался просто, не так ли? Но, как говорится, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Приняв вид скромника, и не склоняясь ни к одной из сторон на съемочной площадке, Се И довел приобретенную им хорошую репутацию до пика.

На самом деле, сейчас он был доволен. Он быстро снялся в первой половине дня с одним из актеров «Наследия», имени которого не помнил. В данный момент, он метался между странами и в каждом месте встречался с новичками, с новыми объектами сотрудничества, их действительно было слишком много. Он не помнил ни статуса партнера, ни его позиции на съемках. Запомнил он имя или нет, было не важно, его помнили остальные члены команды. Однако у этого прикрывавшегося именем ESE молодого человека был припрятан скрытый козырь.

Се И в мгновение ока понял, что этот его партнер копировал каждый его шаг. Когда такие вещи наблюдались в актерских кругах, появлялось ощущение, будто съел муху. По натуре он вовсе не был снисходителен. Поэтому пока они находились на одной площадке, Се И был невозмутим, но слегка надавил на партнера, заставив его почувствовать, что значит быть «королем экрана», и показав свое сценическое мастерство. Оно не имело ничего общего с той низкокачественной примитивной подделкой. Такой конец, можно сказать, был приятным.

Он собирался, дождавшись конца следующего дня съемок и распределения выручки, отправиться во Францию принять участие в кастинге одного иностранного режиссера.

По сценарию, следующим снимавшимся с ним был «Юньсю». В миг, когда Се И увидел это имя, он застыл от удивления, перестав что-либо слышать. Кончики пальцев слегка поглаживали это знакомое до рези в глазах имя до тех пор, пока его ассистент не спросил чай он будет пить или кофе. Совершенно пустую голову Се И озарила светлая мысль. В данном случае имя было всего лишь сюжетным вымыслом.

 

# # # Воспоминания Се И

Более десяти лет назад он в первый раз увидел написанную этим прекрасным каллиграфическим почерком форму заявки на участие.

В то время Се И сразу же поразился в душе: «Как некоторым удается так красиво писать?»

Поймав его взгляд, будущий напарник, неловко приподняв голову, засмеялся. И Се И только тогда успокоился. Почерк, несомненно, был прекрасным, однако парень не превосходил его красотой.

Но его превосходство мало-помалу сходило на нет, взглянув на пробную репетицию новичка, он раз за разом возвращался к нему взглядом.

Как человек мог быть таким изящным?

Да, его ясный облик был лишь лучше среднего, но в процессе каждый его взгляд волновал людей, каждая реплика отличалась от последующей.

В конце он уже не мог сказать, что его так привлекло: взгляд новичка или его голос.

Поскольку люди неохотно вкладывались в его имя, тот человек вышел на сцену под псевдонимом. И он соответствовал своему новому имени в течение многих лет. И так его настоящее имя было забыто. #

 

Вернувшись к событиям минувших дней, он, находясь под шероховатой торжественной каменной стелой, снова посмотрел на это имя, которое смешалось со многими воспоминаниями, окутавшими его в невесомую вуаль.

Се И закрыл глаза. Его длинный палец все еще указывал на имя в сценарии.

Никто не мог заменить этого человека.

Камеры были установлены. Се И окинул партнера безразличным взглядом. Не считая того парня, представленного ему вчера утром и который не мог обрести его престиж, оставался еще один человек.

Этот человек сейчас повторял последние реплики по сценарию.

Се И, не удержавшись, холодно усмехнулся. У него была недурная внешность, гармоничные черты лица и вполне приятный характер, также он обладал своеобразным обаянием. Однако, даже просто взяв сценарий в руки, Се И заставлял партнера напрячься. Новичок – это все же просто новичок.

Сейчас, чем быстрее развивалась сфера развлечений, тем жестче становилась гонка за превосходство. К сожалению, для того, чтобы выиграть эту гонку, у них не хватало мощи.


Режиссер крикнул: «Мотор!»

- Юньсю, неужели ты забыл, кем тебе является Чу Фэн? – голос Се И был нереально чарующим, он словно скрывал в себе темноту падшего. По сценарию, он познакомился с Юньсю за границей. В то время Юньсю был гол как сокол и совмещал работу с учебой. Планом Се И было, познакомившись с Юньсю, стать его близким другом, а затем превратить последнего в пешку в своей игре.

- Но ведь Чу Фэн, не желает мне ничего плохого, – Юньсю склонил голову.

«Однако, судя по голосу, он сомневается» – рассудил Се И.

Этот новичок был довольно серьезен, в отличие от вчерашнего. Под его обаянием и энтузиазмом Се И терялся и напрягался, стараясь показать соответствующую игру.

Се И спустился, глядя в глаза новичку. Будучи дерзким и своевольным человеком, сейчас он придерживался мягкого поведения и показывал искренний интерес. 

- Юньсю, посмотри на меня, – Се И неторопливо, небрежным тоном завлекал его, – неужели ты думаешь, что я такой человек?

Юньсю качнул головой, колеблясь. Затем он поднял голову. Посмотрев на Се И, он затаил дыхание. Взмахнув ресницами, он опустил глаза, словно желая поверить и борясь из последних сил.

Все его чувства смешались.

Эта безмолвная печаль безотказно действовала на телезрителей. Одним жестом он разбивал сердца людей, никто не мог страдать, как он, и никто не мог так смотреть.   
Во время этой сцены Се И остолбенел. Схватив ранее руку Юньсю, он ослабил хватку. Он испытывал небывалое волнение. Никто кроме него не знал этого взгляда. Такой взгляд был только у того Юньсю. Юньсю ...

Они встретились взглядами. Яростный Се И испугался, так как испытал ощущение, что Юньсю переселился в его партнера. Он испугался в душе, сохраняя спокойствие снаружи. Он все-таки был заслуженным мастером своего дела.

Юньсю?
Нет, это невозможно ...

Се И не мог оправиться от испуга.


Они успешно закончили эту сцену. Из-за графика Се И съемки «Наследия» велись не в порядке, указанном в сценарии, а таким образом, чтобы снять сцены, в которых задействован Се И. После этой съемки у него была еще одна сцена.

Съемка, Мотор!

Когда Юньсю узнал, что Се И преследовал свои цели, используя Нюй Чжу и нападая на Чу Фэна, он направился к вилле Се И.

- Как ты мог так поступить? – огорченно спросил Юньсю.

- Ха, так ты узнал? – Се И развалившись на роскошном диване, отрезал кончик сигары. Он изящно поднялся, подошел к Юньсю и усмехнулся.

- Я всего лишь поставил его на место, разве ты этого не делал? – Се И неплохо относился к Юньсю, но он не мог стерпеть, когда Юньсю просил пощады для Чу Фэна.

- Нет, ничего такого... – Юньсю в растерянности поднялся ...

Се И приблизился натянуто улыбаясь.

- Ты не оставляешь мне надежды! – Взгляд Юньсю заставил Се И содрогнуться.

- Это ты не оставляешь мне надежды! – закричал Юньсю.

 

# # # Bоспоминания Се И.

Информация о его наклонностях быстро распространилась в средствах массовой информации. Когда Юньсю ушел, Се И сделал звонок, за ним строго следил его агент.

Он выделялся из толпы, но твердо держался на земле. Его агент раздраженно сказал ему, сидящему на диване: «Ты думаешь, что все наши усилия пойдут прахом? Думаешь, ты не достигнешь славы Ду Юньсю?»

Се И был в замешательстве, он все еще хотел продолжать то, чем он занимался.

Будучи на сцене, попробовав вкус славы, он не хотел познавать тяжесть падения с нее.

Когда телефон зазвонил, Се И уже знал, что это Юньсю, чувствовал его обиду. Он ..., тем не менее, не утешил его, наоборот, он с каменным лицом сказал: «Неужели ты все еще цепляешься за нашу дружбу?» Затем, испугавшись, он сразу же повесил трубку.

В течение нескольких дней он уделял большую часть времени просмотру развлекательных колонок в газетах и журналах. Пока его агент не сказал ему об этом, он не осознавал, насколько важны для него власть и деньги. Пока он был молод, его амбиции были впечатляющими, преодолевая все испытания, он добрался до своей цели. Также его характер очень сильно ожесточился.

В то время Юньсю окружали папарацци. А Се И по-прежнему был на обложках журналов, выбирал лучших режиссеров из списка, предоставленного ESE. Потихоньку слухи утихли. Повторно встретившись с потерявшим репутацию Юньсю, он испытал чувство жалости и предложил Фэн Цзину принять того в ESE. Фэн Цзин отослал приглашение и получил отказ. Когда Се И позвонил узнать причину отказа, он услышал только одно предложение:

- У меня есть кое-что получше, –  сказанное бесцветным тоном.

Несмотря на то что, у Юньсю все еще были силы, все еще были амбиции, связанные с карьерой актера, подавленный вихрем СМИ, он затих.

Эти события прошли. #

Се И прекрасно понимал, что игра Юньсю была превосходной. Последний играл так, будто выпускал наружу то, что было скрыто. Се И был ближе всех к нему и теперь, отдалившись, опасался, что про их отношения станет известно СМИ. Однако Юньсю не замечал его взгляда, он находился в активной депрессии. Се И в душе переживал, но Юньсю знал, как играть.

 

Cъемка.

Он бранился, называл Се И обманщиком, Се И отвечал, и все шло согласно сценарию.

- Хорошо, очень хорошо.

Юньсю засмеялся. Однако его глаза были пустыми. Это был смех обманутого человека, сердечно уязвленного другими.

- Достаточно! Я не могу больше выносить этот взгляд! Неужели ради Чу Фэна ... ради Чу Фэна ты можешь поступить так со мной?

Он недоумевал, как можно выражать свое расположение к человеку, предавшему его однажды. Юньсю стоял, не шелохнувшись. Се И не мог поменять свою позицию, он также не мог отбросить спесь, оставалось только давить на собеседника.

Молодой человек перед ним сверхъестественно походил на Юньсю. Се И не мог выдержать этого укоряющего взгляда, так похожего на взгляд прежнего Юньсю. Не осознавая, Се И воспринимал его как своего старого друга, а себя ассоциировал с Чу Фэном.

- Твое имущество, твой статус ... не должны ли они принадлежать мне? Если бы твоя мать не выгнала мою ...

- Юньсю... – Се И внезапно назвал его по имени, – когда мы были за границей, твое состояние было не таким... Почему ты ставишь Чу Фэна между нами?

- Но ведь это все неправда.

- Снято!

Как только сцена была отснята, ассистент сразу предложил горячий напиток, а режиссер подошел к нему, расхваливая его игру.

- Тебя не зря зовут королем экрана!

Зеркала уже были расставлены (актер настроился и вжился в образ). В душе промелькнули различные эмоции: раскаяние, гнев, стыд, зависть, скрытое желание ... и все это вышло наружу.

Сценарий был написан в спешке. Некоторые герои были откровенно блеклыми, стереотипными. В сценарии герой Се И внезапно появлялся, также внезапно сводил счеты. В общем, он был наскоро скроенным персонажем. Но сегодня Се И показал своего героя «живым» и естественным. Он мучился в душе, мечтал о мести, жаждал дружбы, но не мог не использовать эту дружбу, была заметна эта продуманность и тщательность.

Тем не менее, в мыслях у Се И был далеко от всего этого.

- Как зовут того актера, который играет Юньсю?

- Который играет Юньсю? – В голосе режиссера Лина чувствовалась гордость. – Он один прошел через кастинг «Наследия», по нему даже не видно, что он новичок, кажется, он давным-давно в актерском деле.

- Так как его зовут? – упрямо спросил Се И, смутно предчувствуя ответ.

- Его зовут Юньсю.

- Как?! Как это возможно?

 

Глава 14

 

Юньсю. Как он мог назваться этим именем? Се И поспешно шел в комнату отдыха. Он не понимал почему, но его душевное состояние не позволяло ему находиться в одной комнате с этим актером, и еще, он точно знал, что, ни разу не встречался с ним. Актером по имени Юньсю ...

Чу Фэн сидел около туалетного столика в комнате для отдыха. В глубокой задумчивости он посмотрел на Ду Юньсю и уважительно сказал: 

- Ты очень хорошо сыграл свою роль.

 

# # # Размышления Чу Фена.

Раньше, Чу Фэн всегда думал, что это он лучший.

В «Наследии» он был самым популярным, и не только – он был лидером этой команды, главным рекламируемым актером в ESE. Он красивый; проницательный и остроумный при общении с репортерами; умеет пустить в ход свое очарование с фанатами...

Чу Фэн был уверен, что он хорош во всем, что делает.

Ранее, он думал, что для него есть угроза со стороны Фудзисавы. Тот вырос в Америке, имел хороший английский, очень хорошо танцевал, вырос за рубежом, что давало ощутимое чувство его превосходства.

Юй Ифэй – с его стороны так же имелась угроза, но в меньшей степени.

Многим поклонницам и поклонникам нравился его внешний вид, он получал от фанатов множество подарков. Во время записи альбома, он показал себя очень хорошим певцом и брал такие высокие и чистые  ноты, что даже поразил этим звукорежиссера.

В наименьшей степени опасным казался Ду Юньсю, он не показал  никакие сильные стороны и никогда не давал повода сильно переживать!

Не смотря на то, что перед началом съемок «Наследия» Фэн Цзин подразумевал, что все они будут звездами завтрашнего дня, но Юньсю... кажется, он представлял собой особенную ценность. Чу Фэн всегда ощущал, что отношение между Юньсю и Фэн Цзином не так просты как кажутся.

Кроме того в первой части «Наследия» именно он являлся его соперником и конкурентом, а не Фудзисава или Юй Ифэй.

Ду Юньсю.

Даже производитель Midea (китайский производитель бытовой техники) Линь Дао пожелал видеть Ду Юньсю в своей рекламе, к его игре невозможно было  придраться.
Пусть даже Аманда всегда одинаково хорошо относилась ко всем, так как они команда, и никогда не выделяла кого-то одного, но и она иногда что-то говорила про него. Она считала его очень перспективным актером.

Когда Чу Фэн спросил причину, по которой она так думает, та ответила: «Это не только женская интуиция. На протяжении многих лет я работаю агентом и у меня уже есть профессиональная интуиция, комплексное восприятие. Я замечаю в Ду Юньсю, что он может быть не просто кумиром, он способен на большее, способен достичь многого». 

Неужели он сам может быть только кумиром, и не способен достичь большего ...

В конечном счете, она была его подругой (любимой девушкой).

Все же, только сейчас, наблюдая за игрой Се И и Юньсю, он понял, что тот – достойный противник звезды.

Ему казалось, что он что-то уловил: неразличимое, смутное.  В прошлом, он считал, что демонстрировал неплохую игру и, имея красивую внешность, кичился ею перед другими.
Постепенно приходило понимание. Актер – это не просто тот, кто красиво выглядит, это далеко не главное, это – только «во-первых».

Во-вторых – это актерское мастерство, выражение эмоций, умение передать то, что чувствует герой: его телодвижения, то, как он двигается, с какой интонацией говорит.

Только когда эти две точки сходятся в одном месте – ты хороший актер. Айдол, такой, как Се И.

Однако он только что со стороны наблюдал, как два человека демонстрировали свое актерское мастерство. И это привело его в изумление.

Хотя  Юньсю вроде бы лишь следовал за Се И по сценарию фильма и по статусу, но он буквально привлекал к себе внимание: его выразительные взгляды, интонации, каждая реплика, телодвижения – были совершенные.

Чу Фэн полностью погрузился в эту игру, его она пленила ...

Есть или нет Се И, какое это имеет значение? До тех пор, пока играет Юньсю, когда он есть в кадре. Только и желать такого партнера по игре как Юньсю. Он, кажется, особенно хорош, когда играет рядом с Се И. Все реплики по сценарию  совершено естественно слетают с языка.

Вчера, Чу Фэн, незаметно наблюдая за игрой Се И, чувствовал, что самому ему не достает воображения и фантазии, чтобы так играть.

Однако то, что он увидел сегодня, его поразило.

Юньсю продемонстрировал такую игру, что Чу Фэн мог только надеяться в будущем научиться передавать такие разнообразные эмоции,  выражать такие сложные чувства ...

В прошлый раз Юньсю передал такие мощные эмоции, что это повергло его в уныние, он пал духом и отчаялся, настолько сильно его это потрясло. Однако на сей раз ...

Казалось, что Юньсю находится на совершено ином психологическом уровне, шло настолько сильное проникновение в роль, что не каждая знаменитость так смогла бы ... #

 

- Ой ... спасибо, –  Ду Юньсю весьма недоуменно заморгал. 

Чу Фэну неожиданно пришло в голову слово «милый», но это было как-то фальшиво, расходилось с интонацией и словами. Ответ прозвучал на половину из вежливости, а на половину – изумленно, он очень осторожно отреагировал на  то, как его высоко оценили.

Дверь комнаты хлопнула «Бац», ее открыли одним ударом, и, громко топая, туда ворвался озлобленный Се И.

Се И внимательно осмотрел комнату отдыха, его проницательный взгляд остановился на спокойном и молчаливом Ду Юньсю. Такого рода взгляд  даже для Чу Фэна выглядел недопустимым.

- Что вы делаете?

Это все было очень неожиданно и непредвиденно для Чу Фэна, он обнаружил что Се И очень выразительно смотрит на Юньсю. Что же он хочет в нем рассмотреть, прежде спокойный, а  сейчас возбужденный?

Вопреки ожиданиям он быстро пересек комнату, остановился напротив Юньсю. Се И давил на него своим взглядом, но ему давали молчаливый отпор!

Се И холодно усмехнулся и настолько осмелел, что выпалил одним махом  в сторону Чу Фэна:

- Убирайся!

Чу Фэн нахмурил брови, он не сказал ни слова, только не сводил глаз с Се И. Фактически, он уже раскаялся в сказанном, и очень сожалел, повторись эта ситуация, он бы такого не сделал.

Се И не только выиграл все возможные кино-призы на родине, но и получил в этом году награды в Голливуде после съемок последнего фильма, его фильм имел большой успех в прокате как иностранный фильм в Америке. Даже в ESE, Ли Жуй лично вел с ним переговоры и шел на  уступки ...

- Чу Фэн все в порядке.

Это выглядело так, будто встретились два тигра: Се И и Юньсю... Юньсю тихо сказал Чу Фэну:

- ... Спасибо, брат, мог бы ты найти для меня кое-что?

Юньсю скользнул взглядом по Се И.  Однако, неожиданная встреча с таким партнером и его взгляд, вопреки ожиданиям, не вызвали у него чувства тревоги или беспокойства.

Сейчас они находились не на съемочной площадке, это не игра на сцене, он не знал, не понимал, как будет правильнее реагировать. Неужели... признаться Се И?

Се И, наплевав на Чу Фэна, показал ему знаком:  Вон!

Чу Фэн снова посмотрел на Ду Юньсю, стиснул зубы и пошел на выход.

- Я буду снаружи. Если что, зови меня.

Сказав эту фразу перед тем как выйти, он сам почувствовал, как у него изменился голос и интонация.

Се И, услышав ее, только презрительно улыбнулся.

Но смотрел на Ду Юньсю сверху вниз, как хищник рассматривает и оценивает свою жертву во время охоты.

«.... это не правда, он не похож. Ду Юньсю более молодой, более высокий, намного красивее того Юньсю. С какой стороны ни посмотри – он не похож. Но, в самом деле, отчего, почему?

Но когда я смотрю в его глаза, я вижу, что это давно мне знакомые ЕГО глаза ... взгляд ...»

- Ты действительно ... Ду Юньсю? – шаг за шагом Се И медленно  приближался к нему все ближе.

- А, что вы сказали? Ду Юньсю? – Юньсю изобразил небольшое изумление и улыбнулся, он произнес имя немного нараспев, с вопросом и удивлением, ставя под сомнение то, о чем его спрашивали.

Се И приблизился к нему  почти вплотную. Он не говорил, просто холодно улыбался. Глаза Се И были как глаза злого духа, он  рассмеялся, и его смех был зловещим, пугающим. Похоже, стоит только дать повод, и он уже станет врагом, он лишит тебя твоего доброго имени и отправит с позором.

Сердце Ду Юньсю учащенно забилось, он чувствовал, как напряглась его спина. Се И, по-прежнему, находился прямо пред ним, медленно приближаясь.

Когда Юньсю выбрал свой сценический псевдоним, Аманда была против, всячески возражала.
Она как наставник растолковывала, что его судьба не будет счастливой: удача зависит от имени, тайна имени важна, если использовать имя героя, это наградит тебя и его славой.

В компании предпочитали сценические имена красивые как восход солнца, славы, богатства.

Но Ду Юньсю настоял на своем выборе.  Юньсю весьма успешно дебютировал, что придало ему уверенности и твердости в собственном решении.

Аманда не спрашивала, с чем связано такое упорство и непоколебимость, просто видела, что этого не изменить.

Свое собственное имя, он не мог выпустить его из своих рук.

После возрождения, он смог стать твердым и непоколебимым в выборе своего пути ... он превзойдет Се И.

В течение нескольких секунд Се И ничего не говорил.

Половина его сознания утверждала, что он нашел ЕГО, что это ОН, другая –  что этого не может быть.

Он чувствовал, что человек напротив возможно Юньсю.

Но глаза говорили, что это не он, что он не похож на Юньсю.

Тот человек ... умер, он мертв. Почему в его голову приходят такие мысли?

Чем больше он думал об этом человеке, тем труднее Се И было взять себя в руки, но ему нужно подавить этот импульс, перед ним стоял молодой актер по имени Юньсю.

Он никогда не видел этого человека, актера. Его актерское мастерство нравилось Се И, он любовался им.  Трудно было представить актера, более подходящего на эту роль, который смог бы сыграть лучше.

Только недавно дебютировать и так уметь вживаться в роль!

Все существующие кумиры в киноискусстве были записаны у него на DVD для того, чтобы в последствии можно было пересматривать. Его коллекция была полной, там были все. Однако возможно ее стоит увеличить, добавив еще одного ....

Се И не ожидал такого результата. Он находился в сомнениях, колебался по отношению к человеку напротив... но прежде всего, он не проиграет эту битву, он не будет побежден.

- Ду Фэй... – Се И просто произнес имя.

Несмотря на то, что Ду Юньсю был морально готов и настроен, как только он услышал это имя, он слегка вздрогнул.

У Се И зазвонил сотовый телефон, и он отвлекся на него, упустив тот единственно важный момент, который возможно больше не повторится!

И вот Ду Юньсю снова просто новичок, только пришедший в шоу бизнес, новое незнакомое лицо ...

Се И по телефону звонил его агент.

Агент Се И был безжалостным, Юньсю знал его не понаслышке. Се И принимал его грязные способы управления.

В своей прошлой жизни Юньсю имел возможность изучить его.

 

Глава 15

 

Агент Се И, Му Чжэбай, прибыл на место съемок. Теперь, когда съемки завершены, Се И должен незамедлительно вылететь во Францию.

Говорят, что ранее Му Чжэбай не ездил с Се И, но из-за очень плотного и тяжелого графика работы тому нужна помощь во Франции.

Му Чжэбай, не смотря на бешеный и плотный график, выглядел опрятным и аккуратным, в плаще, вся одежда без складок и морщин. Очки на нем сверкали. Он был личностью с высокой степенью самоконтроля, спокойный и серьезный. Вне зависимости от возникающих ситуаций, он не суетился, как неопытные агенты, и всегда был уверен в себе. Черная оправа очков усиливала проницательность и величие взгляда, подчеркивала его имидж добросовестного, скрупулезного профессионала. Его лицо выглядело немного изнуренным, рот был вытянут в прямую линию, он выглядел очень собранным и серьезным как жених перед свадьбой. С его появлением в студии воцарилась совершенно иная атмосфера.

- Чжэбай, ты пришел! – у Се И изначально было мрачное настроение, появление Му Чжэбая его улучшило. Се И тут же пошел поздороваться, никто так не здоровался с ним и не решался так вести себя с Се И. 

Когда Му Чжэбай появился в студии, некоторые сотрудники останавливались посмотреть на него, но вскоре возвращались к своим делам. У Му Чжэбая было прекрасное телосложение, он выделялся из толпы как белая ворона, было совершенно ясно, что он является не каким-то рабочим на съемочной площадке, а тем, кому дозволено многое.

- О, Му Чжэбай, – громко выкрикнул и, улыбаясь, обнял его Се И.

После объятий даже взгляд из-под очков стал менее усталым, как будто в человека влилась новая жизненная сила и вся усталость прошла.

Это были сложные для понимания, тонкие изменения в человеке.

Даже если в действительности было не так, Ду Юньсю, пока Се И и Му Чжэбай здоровались, неторопливо пошел на выход из комнаты, пока на него никто не обращал внимание.     

Ду Юньсю ощущал тепло в их глазах. Находясь рядом с ними, он ощущал родственные узы и тепло между ними...то, чего он так давно не чувствовал... то, что было так давно и прошло...   

Се И был личностью, отличающейся своим профессионализмом. Его стремление добиться великолепного успеха невозможно без этого.

Ду Юньсю ранее думал, что они с Се И будут рядом идти по этому пути, и достигнут высшего пика в индустрии шоу-бизнеса, что они получат награды как лучшие актеры и гордо будут стоять на сцене под всеобщими взорами, как лучшие из лучших.  
В настоящее время он обнаружил, что талант нуждается в надежном агенте, который обеспечит этот ослепительный блеск. Необходим хитроумный и опытный менеджер, который сможет заботиться, и будет в состоянии продвигать актера.

Юньсю полагал, что он довольно хорошо срывает свое существование (в мире живых). Му Чжэбай неожиданно наклонил набок голову и посмотрел с подозрением на выходящего Юньсю; его как будто ножом проткнули этим взглядом. Юньсю встревожился.

А потом его взгляд смягчился в одно мгновение, и он спросил Се И: Этот актер... 

- Юнь .. сю, новичок в ESE, в этом году закончил обучение и дебютировал. 

Как только он услышал имя, выражение его лица в мгновение изменилось, став более острым.

Юньсю, в конечном счете, являлся сейчас более молодым, и он, проявляя уважение к старшему как младшее поколение, поклонился и улыбнулся Му Чжэбаю, как того требовал этикет.

Другая сторона также ответила на приветствие безупречно, в соответствии с этикетом.

Ду Юньсю прикинулся занятым и неторопливо пошел уточнить что-то у режиссера до начала съемки.

Он спиной чувствовал, как Му Чжэбай провожает его пристальным взглядом.

- Юньсю? - заговорил Му Чжэбай. – Я вдруг вспомнил того мужчину ...

- Это не Ду Фэй, не так ли? Я видел, как он играет на сцене, может это иллюзия его имени делает его игру похожей на Ду Фэя.

- Ты слишком много думаешь. Ду Фей мертв, его больше нет, а ты здесь и ты завоевал мировую славу, реализовал свое сокровенное желание, мечту.

- Я буду, ... потому что пожертвовал слишком многим.

- Нет необходимости в этом. Я осуществил твое заветное желание, я помог тебе в этом деле и лично обо всем позаботился!

Они обменялись многозначительными взглядами.

Ду Юньсю и сам не мог понять, отчего у него появился блеск в глазах и присутствие духа, и он становился все более хладнокровным и спокойным. Юньсю работал над собой, совершенствовал свои моральные качества; он не сдержал холодную усмешку.

 

Изначально для участия в съемках были приглашены две международные популярные звезды, но актриса разводилась.

Муж был её же агентом, он жестоко избил её, обвинив в измене, и она потребовала развода. Так как в результате побоев у нее случился выкидыш, и она потеряла ребенка, должен будет проводиться тест ДНК, чтобы определить, кто является биологическим отцом ребенка и снять с нее все ложные обвинения в измене. Тогда она сможет получить с мужа компенсацию за весь ущерб, нанесенный ее здоровью и карьере.

Вот так столкнулись любовь и карьера, теперь осталась только борьба по разделу имущества.

Му Чжэбай не был таким агентом, он заботился о своем подопечном. Однако когда-то в прошлом инцидент с Ду Юньсю прошел при участии Му Чжэбая; тогда близкие, как ему казалось люди, пользуясь его великодушием, использовали его, да еще и сочиняли про него разные компрометирующие истории и события.

Юньсю не актриса, ему повезло что у него нет детей, ничего не поделаешь, в этой борьбе – не на жизнь, а на смерть – он проиграл, но он возродился к жизни.

Единственное, что он мог бы пожелать Му Чжэбаю: Если ты в самом деле любишь Се И, ты должен выдержать то, как его дело рухнет в одночасье.

В нем не было сострадания и жалости. Когда-то он потерпел полное фиаско ... Но теперь он больше не доверит свою работу и судьбу никому другому, он не будет отказываться от своей карьеры ни для кого.

 

Началась трансляция второго сезона «Наследия».

Рейтинги были так же высоки, особенно когда в сериях участвовал Се И, а некоторые серии даже обошли предыдущие рекорды, установив новый максимум!

Фанаты Се И писали на форумах: «Международная звезда стала настоящим украшением «Наследия», он не идет не в какое сравнения с дебютантами, разница очевидна. Молодым людям не сравниться со старшим поколением!»

Некоторые фанаты «Наследия» злились на Се И и его репутацию звезды и выискивали недочеты, тем самым контратаковали его поклонников.

Но все, так или иначе, обсуждали фильм, обе стороны не остались равнодушны.
Вопреки ожиданиям главную героиню «Наследия» презирали, все симпатии, не смотря на междоусобицу, достались Се И и Чу Фэну.

Поклонники много и регулярно писали на официальном сайте «Наследия», Аманда просматривала все сообщения и некоторые из них удаляла. Но сообщения, где критиковали четверку дебютантов, она решила не удалять, а просто продолжала отслеживать новые посты.

В отличие от первого сезона «Наследия» было много нового и необычного для актеров, ответственность была велика, ожидания выше. Сейчас они известны и популярны, заслужили награды, смогли пройтись по красной дорожке, привыкли к роскоши и пользовались своей славой и деньгами для развлечений. Теперь же стали появляться неприятные последствия этой славы.

 

Фудзисава слишком полюбил ночные клубы и очень усердно менял подруг.

Юй Ифэй хотя и не гулял, но очень любил дрэг-рейсинг (гонки по прямой трассе).

На данный момент скандалов не возникало. Тем не менее, это была верхушка айсберга, которая показала потенциальные слабости и опасности в дальнейшем.

Если Фудзисаву и Юй Ифэя обсуждали, то у Юньсю и Чу Фэна не было времени сорить деньгами и пускать пыль в глаза. ESE выбрало этих двоих для съемок в двух разных полнометражных фильмах, один из которых собирались снимать по мотивам успешного сериала!

 

Чу Фэн выбрал сценарий фильма с большим бюджетом очень известного режиссера. И хотя роль была второго плана, у него там были важные сцены и много игрового времени.

Это был классический подход, с гарантированным успехом. Не нужно было беспокоиться об успехе проката. Если первая часть будет удачная, то будут снимать продолжение фильма. В случае неудачи, они не понесут никаких потерь, и это не станет провалом для карьеры.

 

Юньсю взвалил себе на плечи не столь очевидный выбор. Это был его первый фильм после перерождения, вдобавок он недавно встретился с Се И и Му Чжэбаем, что очень его стимулировало.

Юньсю был весьма осмотрителен, осторожен, долго обдумывал решение, так как не хотел идти окольными путями к своей цели. У него было не так много времени, чтобы тратить его впустую.

Что ему, в конечном счете, выбрать: художественный фильм или коммерческий фильм?

Поступить так же, как это сделал Чу Фэн, выбрав роль второго плана, а не ведущую?

Ду Юньсю еще колебался и раздумывал, когда ему позвонили и вызвали в офис к Фэн Цзину. Там Фэн Цзин вручил ему сценарий – «Ты играешь эту роль!». Он не обсуждал это, это был приказ.

Юньсю взял сценарий и стал изучать.

Фильм снимал молодой режиссер, который был, однако, уже замечен, получил несколько наград и считался талантливым. Но он не шел ни в какое сравнение с режиссером, у которого планировал сниматься Чу Фэн.

Кроме того, характер героя кардинально отличался от того, кого он играл в Наследии, это был полностью противоположный образ!

В Наследии он играл культурного, воспитанного, незаурядного человека.

А в этом фильме, почти с первых минут он будет представлен в шутовском свете, в образе хулигана.
Юньсю ранее не переживал за свой имидж, но что станет с ним после участия в этом фильме...

- Я тебе уже говорил прежде, что я сделаю из тебя не просто актера, я сделаю настоящего, обжигающего, популярного Айдола.

Тонкие пальцы Фэн Цзина переплелись друг с другом, родинка под правым глазом соблазнительно мерцала.

- Но я не говорил, что надо отказаться от авантюризма, нужно иметь отвагу и мужество.

 

Глава 16

 

Ду Юньсю был удивлен и посмотрел на Фэн Цзина. 

Да когда он вообще терял смелость в непривычной ситуации?! Только не в прошлой жизни! Он соглашался бросить вызов, вопреки ожидаемым затратам, не соотносимым с возможно небольшим успехом; ведь ему достаточно было хорошего сценария и интересной роли.

Ведь это только его выбор – сделать эту профессию своей. Это то, к чему он изначально стремился – стать актером. Все это было не ради популярности или из корыстных целей, а во имя искусства и создания одного за другим настоящих персонажей. «Пусть публика обратит внимание на этих героев и тотчас вспомнит обо мне» – думал Ду Юньсю.

По прошествии долгой, утомительной жизни хотелось оставить после себя значимый след. Но в действительности, снимаясь в дорамах, получаешь больше внимания от зрителей. После съемок в «Наследии» он чувствовал себя замкнутым в некие рамки. А ведь он всегда стремился играть сложные характеры в глубоких фильмах и ему не хотелось отходить от своих привычек и характера, играть шаблонно, как этого желало подавляющее большинство.

Однако, после прочтения сценария, он стал сомневаться в себе. Почему он сейчас не способен взять себя в руки? Почему боится провала, отчего не верит в собственные силы?! Ведь он всегда считал, что при наличии таланта достаточно только упорства и стремления играть, и как только наступит благоприятный момент, появится возможность стать подлинным «королем экрана».

- Спасибо, – шепотом сказал Ду Юньсю, стоящему напротив Фен Цзину, который натянуто улыбнулся и по-лисьи прищурил глаза.

 

В прошлой жизни у него с Фэн Цзином не было хороших отношений, но из-за прошлого он не собирался в ЭТОЙ жизни разрушать ЭТИ отношения. И эта фраза .... заставила его поменять свое мнение о Фэн Цзине.

Сразу вспомнилась поговорка «не сломав старого, не построишь нового». Этот человек обладал широким кругозором, сочетающимся с невероятной напористостью и харизматичным характером. Сосредоточив в своих руках огромную власть, став значительной фигурой в ESE, он при этом не останавливался на достигнутом и сохранил свой первоначальный неиссякаемый энтузиазм. 

Неудивительно, что только дебютировав, Фэн Цзин смог стать сильным соперником для Се И, хотя их внешности несравнимы. Не вызывает удивления и то, что в зените своей славы он удалился за кулисы, пройдя путь от скромного агента до директора ESE. Потому что это и есть Фэн Цзин! И ему стоит заняться этим делом! В этот момент Ду Юньсю начал уважать его еще больше. 

Придя домой Ду Юньсю снова взял в руки сценарий и тщательно его изучил. Это было историческое кино. 

«У знаменитого своими подвигами генерала Высшего военного совета было два сына. Один из сыновей, Тан Яоцзу, с гордым взглядом из-под четко очерченных бровей, был подобен фениксу среди простых людей. К нему старый генерал испытывал сильную любовь и привязанность. Он был рождён от обычной наложницы. Старший же сын, Тан Юньци, роль которого предлагалась Ду Юньсю, сызмальства был энергичен и отличался хитростью, однако, подрастая, становился все более заурядным. Целыми днями он ходил неопрятный, с растрепанной головой и грязным лицом и, безусловно, был не к месту в Высшем военном совете. Каждый день он страдал – придворные насмехались над ним и называли слабаком. Ему доставалось совсем немного любви от старого генерала.
Наложница переживала, что Тан Юньци, рождённый от законной жены, будет препятствовать её сыну встать на место отца и унаследовать должность в военном совете. В соответствии с системой наследования, Тан Юньци может унаследовать дело своего отца. Однако с другой стороны, старый генерал признавал никчемность своего сына и чувствовал к нему отвращение, значит это не сильная угроза. Поэтому наложница, знавшая, что Тан Юньци не любит заниматься подобными вещами, довольно часто в присутствии генерала убеждала мальчика больше читать книг и общаться со сверстниками из знати, чтобы социализироваться в обществе. Тан Юньци конечно же не слушался, что ещё больше злило генерала. Наложница чувствовала, что её родной сын твёрдо как скала стоит на ногах и ничто уже не сможет пошатнуть его ... »

Ду Юньсю закрыл сценарий и ещё долго анализировал его красочный сюжет. 

 

У экспертов есть поговорка: умение режиссера выставить кадр в значительной степени влияет на успех фильма или его провал. Потому что в дополнение к раскадровке, съемочная группа получает советы от режиссера, контролирующего весь процесс съемки, чтобы отразить его творческий замысел.

Ду Юньсю закрыл глаза и представил себя в роли.

Он представил себе раскадровку, как могут стоять камеры, углы съемок, различные методы и ракурсы съемки, при съемке драматических моментов из-за множественных ракурсов уходит всегда много пленки ... Все это пронеслось в его голове. Последовательно он соединял все действия, описанные в сценарии, и у него родилась виртуальная картина, в которой разыгрывалось действие. Ему показалась что он понял задумку режиссера, пропустил все его намерения через себя и принял их ....

Он должен был признать, что Фэн Цзин очень дальновидный. Этот режиссёр, несмотря на молодость и то, что только недавно присоединился к компании, был талантлив и прекрасно со всем справлялся. В фильме уделялось внимание многим аспектам жизни: стране и семье, дому и школе, взаимоотношениям отцов и детей, братской дружбе и любви.
Хотя коммерческие фильмы и художественное кино имеют значительные различия, у них есть несколько общих идей, например – мечтательная любовь Тан Юньци, с образовавшимся любовным треугольником между главной героиней и двумя мужчинами. Но сейчас эта отрасль находилась в таком положении, что начинаешь принимать эту схожесть линий. Ду Юньсю поразился своему выводу.

Из разговора с режиссером Юньсю узнал, что съемки Чу Фэна в одном фильме с Се И – дело решенное, и что режиссер фильма довольно талантлив и известен. Он ощущал беспокойство по этому поводу, однако посмотрев обратно в свой сценарий, он успокоился. Внезапная паническая атака прошла и на сердце воцарился покой и умиротворение. Юньсю просто будет старательно выполнять приказы режиссера, сумеет точно передать характер своего героя и этого будет достаточно для успешного завершения фильма.

Переродиться, превзойти Се И и стать подлинным «королем экрана» – это его цель на ближайшее время. Но прежде всего – пожить для себя!

Ду Юньсю в уме набросал список дел на ближайшее время:

1. Ознакомиться с предыдущими работами режиссера, изучить его манеру съемки, излюбленные приемы и привычки.

2. Собрать соответствующие материалы, необходимые для понимания исторической подоплеки сценария – культуру того времени, обычаи, манеру разговора, стиль языка, литературы, а также этикета и церемониала.

3. Создать свой стиль исполнения, продолжать набираться опыта и оттачивать своё актерское мастерство, постоянно совершенствоваться и работать над собой, как боец, сделавший перерыв на год постоянно тренируется перед боем. И при этом выглядеть не как кабинетный учёный, а как молодой красавчик.


Чу Фэн готовился к съемкам одновременно с Юньсю. ЕSE приняло решение восстановить в прежнее состояние и популярность двух айдолов Фудзисаву и Юй Ифея, которые появятся в камео-ролях в Лунный Новый год. Не смотря на то, что Ду Юньсю и Чу Фэн снимались в фильмах, официального объявление об этом не было, все проходило конфиденциально.

Совместное проживание в квартире ESE позволяло Фудзисаве и Юй Ифею узнавать даже то, что не было официально объявлено о работах и узнать друг друга ближе. Они в душе чувствовали свое трудное положение, однако работа в компании гарантировала успех, и компенсировала многое, их популярность значительно меньше, чем у Чу Фэна и Ду Юньсю.

- Сяо Ифэй, как ты считаешь, Юньсю и Чу Фэн смогут получить премию «Лучший дебют» в этом году? – спросил лежащий на диване и не отрывающийся от телевизора Фудзисива.

- «Лучший дебют»? – Ифэй выглядел удивленным. – Фильм же ещё не сняли до конца?

Разве эту премию дают за половину работы?

- Ты ничего не понимаешь! – начал поддразнивать Фудзисива озадаченного парня. – Компания вложила много средств в этот проект ради них. Теперь каждый будет думать, что они достойны этой награды, а это только на руку руководству.

- Эти судьи ... Они могут и не поддаться влиянию компании, – Ифэй не выглядел до конца убежденным.

- Им просто нужно попасть в финальный список отобранных кандидатов на премии, и тогда в этом году ESE получит абсолютную победу в номинации «Лучший дебют». Как ты думаешь зачем Ли Жуй и Фэн Цзин постоянно поддерживают отношения с теми людьми? Думаешь все так просто? Наступает день расплаты за все полученные под залог деньги и услуги, и потом они смогут снять любую телку.

- Эй, ну серьезно. Я ведь тоже стремлюсь получить награду «Лучший дебют».

- Ну и ладно, ты ведь не станешь разбивать голову в кровь, если победу одержит кто-то другой, ведь наша популярность не может конкурировать с их актерской игрой ...

 «...»

- К тому же я неплохо себя чувствую, пока слышу звон денег и способен цеплять девчонок, – Фудзисива в этот момент выглядел вполне удовлетворённым.

Он и сейчас очень популярен, чего уж говорить о том, что после съёмок в «Наследии» его известность станет ещё масштабней. Он немало думал о своём положении в актерской среде, ведь там так много женщин, и стоит ему поболтать с одной, пофлиртовать с другой, как они тут же запрыгивают в его койку.

- Тогда ты считаешь, что это возможно будет или Юньсю, или Чу Фэн? – Ифэй был заинтересован в этой парочке актеров, возможных претендентов на премию.

- С точки зрения популярности, Чу Фэн имеет преимущество, но он может играть только второстепенных персонажей. Юньсю ничуть ему не уступает, играя главную роль. Ты думал о том, каково это – быть главным героем, когда твоё имя крупно написано на экране, а из девяноста минут фильма 90% показывают твоё лицо? Ты можешь понять это чувство?

- Эхей, – от представившейся картины у Юй Ифэя заблестели глаза, – если бы я имел такую возможность, это было бы замечательно.

- Мечтай. Мы хороши только в роли айдолов.

Они одновременно покатились со смеху, не зная, что их слова в соседней комнате слышал Чу Фэн. Чу Фэн бросил взгляд на закрытую дверь Юньсю, его сердце наполнилось тревогой. Он хорошо видел, что все эти дни Юньсю постоянно что-то читал, совсем мало ел, упорно занимался в спортзале. Он находился в хорошей физической форме. К тому же Юньсю постоянно совершенствовал своё актерское мастерство.

- Ты думаешь Юньсю получит награду дебютанта?

Этот секретный разговор они с Амандой вели в набившей уже оскомину квартире. Будучи известным человеком, ему часто приходилось скрываться от папарацци, чтобы не разглашать детали своей личной жизни. Сейчас Аманда не выглядела буднично, скорее напоминала слабую женщину, к которой испытываешь нежность, желание защитить и прижать к своей груди.

- Эй, почему ты спрашиваешь об этом?

- Я действительно не понимаю, чего, в конце концов, хочет от меня компания? Пусть просто позволят мне и Юньсю играть в этом фильме.

- Компания на самом деле очень дорожит тобой и уважительно к тебе относится.

- Просто они игнорируют мой талант. Награду «дебютанта» я смогу получить если только он совершит ошибку, а я воспользуюсь представившимся шансом.

 «...»
- Аманда, ты же знаешь, что по сравнению с другими людьми, я упорно работаю.

Компания же считает, что я стану лицом «Наследия» благодаря своей внешности и физической форме. Я сейчас очень серьёзен, если на вручении премии я уступлю Юньсю, фанаты не поймут, как я стал лицом «Наследия», не имея для этого никаких данных и просто отыгрывая свою роль как болванчик.

 «...»
- Аманда, ты моя любимая девушка. Если даже ТЫ не будешь на моей стороне, у меня не будет стимула двигаться дальше.

 

Глава 17

 

Фильм был выбран.

В это же время завершились съемки второго сезона «Наследия».

Опять пришло время Ду Юньсю участвовать в его продвижении. Он сейчас довольно популярный идол, заслуживший доброе имя и обычно ведущие не задавали каверзных вопросов, но время от времени случались исключения.

На этот раз ведущая шоу задавала довольно непростые вопросы ради высоких рейтингов передачи. Например: «Сколько девушек у тебя было? Когда был первый и последний секс? Какие позы в сексе предпочитаешь?» – такие вопросы заставляют понервничать.

Однако подобная личная информация очень интересовала женщин-фанаток, которые хотели знать какие кумиры в повседневной жизни. Поэтому с одной стороны у героев фильма это вызывало усмешку, но с другой стороны подобное внимание было лестным.

Фудзисава, Юй Ифэй и Чу Фэн по сравнению с Ду Юньсю обладали прекрасными ораторскими способностями. Ду Юньсю же не мог обходить подобные вопросы, отшучиваясь и отпуская остроты. Фудзисава создал себе образ типичного верного возлюбленного.
Однако в этот раз ведущая намеренно пропустила этих троих, концентрируя внимание на Ду Юньсю, ради ценного материала.

- У тебя сейчас есть девушка?

- Нет.

- В таком случае, когда последний раз у тебя были отношения?

- Возможно ... были три или четыре года назад, – Ду Юньсю хотел сказать, что вероятно десять лет назад, но это не соответствовало его новому телу.

- В таком случае, какой была эта девушка? Почему вы с ней расстались?

- Очень ... независимая и желающая постоянно развиваться.

Фактически у него не было девушки, впрочем, у него был один парень.

- Ха-ха, нельзя представить, что кто-то такой мягкий может любить такую темпераментную женщину. Можно ли сказать, что ты считаешь, что противоположности притягиваются?

- Именно так, – Ду Юньсю раскрывал тайны своего сердца с горькой усмешкой.

- Тем не менее, Ду Юньсю, ты такой правильный и хороший человек, как же кто-то мог бросить тебя? Кто первым предложил расстаться: ты или она?

- Я предложил ...

Он не был сильным человеком и постоянно совершенствовался. С самого начала он впустил в своё сердце Се И, с его мужественным сильным обликом. Его друг занимался самостоятельно, не выдавая сокровенных чувств. Однако Се И довольно амбициозно предполагал, что надо чем-то пожертвовать ради создания искусственного ослепительного образа, привлекающего к себе людей. Се И считал, что это единственный шанс спасти положение, но он отказался.

В этот момент фанаты перед телевизором сразу замолчали. Они не могли разобраться в неясном ответе Ду Юньсю насчёт отношений с девушками. Несмотря на то, что он айдол, казалось невозможным, что у него нет девушки, и он не знает любви в этом возрасте.

Когда подобный нежный мужчина предлагает расстаться, женщина чувствует себя уязвлённой и находиться в неприятном положении. Хотя они понимали, что отношения с ним невозможны, в их сердцах все равно оставались фантазии, ведь он так красив.

Поэтому сейчас фанаты пристально наблюдали за тем, как Ду Юньсю, с его высокими моральными принципами, делится сокровенными мыслями. Если девушка изменила, он сразу же жестоко ставит требование о разрыве отношений.

- Вау, реальность оказывается неожиданной!

Девушке, хоть и трудно, придётся приложить много сил, чтобы они снова могли быть вместе.

Так как ведущая была очень целеустремленной, она продолжала задавать Ду Юньсю подобные вопросы.

- В таком случае, когда в последний раз тебе пришлось расставаться с девушкой?

- Это... это вы тоже хотите узнать? – при мысли об этом Ду Юньсю начал краснеть.

- Конечно! – с нажимом ответила ведущая. – Конечно, хотим узнать, не только я, но и все присутствующие.

- ... Три года назад. Хотя и позже это неизбежно происходило.

- Ах, три года назад?! – ведущая засмеялась, что это произошло так давно. – На самом деле? В таком случае все это время у тебя не было отношений с девушками?

- Нет.

Заметив как неохотно Ду Юньсю отвечает на вопросы ведущей, Чу Фэн решил переключить её внимание.

- В этом году мы не заметили у него девушки. Возможно, как мужчине ему не нужно снимать сексуальное напряжение.

- Ха-ха, кто знает, что может случиться в будущем, – со смехом подхватил Фудзисава.

- Это? Это?! – Чу Фэн ловко обвил руками грудь Ду Юньсю. – Ду Юньсю будет со мной, не так ли? Хотя я не могу родить ему детей, зато готовить могу, так что он будет съедать все до крошки. Ты тоже очень вкусно готовишь, – после чего склонил голову на плечо Ду Юньсю, в этот момент он был похож на Адониса (греческий бог) с белой кожей и длинными подрагивающими ресницами. Чу Фэн преувеличил свои фантазии, чем вызвал волну смеха, заставляя людей смеяться до боли в животах.

После передачи они вчетвером вышли на чистый, прохладный воздух, следуя за Ду Юньсю, которому было не до смеха.

- Юньсю, почему ты был такой серьезный на программе? – со смехом спросил Фудзисава, – ты не справляешься с таким вопросами как отношения с женщинами?

- Нет ...

- Даже если не получается, нужно соответствовать сценарию, который дала нам Аманда, окей? – Чу Фэн снова его обнял. – Если ты будешь говорить подобное, то уже завтра в газетах появятся новости о твоей гомосексуальности.

Ду Юньсю слегка вздрогнул. Чтобы снова не возвращаться к этой теме он спросил:

- Аманда присылала нам сценарий?

- Ах, эта проблема может повлиять на наш имидж. После этой передачи все видные ведущие будут бороться за нас. Так что, ах.

 

Официальное начало съёмок.

В первый день съёмок Ду Юньсю наносили грим. Большую часть времени эта роль предполагает выглядеть неопрятно, с растрёпанными волосами и неряшливой одеждой, что действительно заставляет чувствовать себя уродливо.

Как представитель ESE Фэн Цзин так сказал журналистам и съемочной группе:

- Эта роль Ду Юньсю возможно разрушит его красивый образ айдола, но это выведет его на новый уровень.

Одновременно с этим в СМИ не давали просочиться фотографиям Ду Юньсю со съемочной площадки, иначе это бы обескуражило фанатов, которые, не видя фильм, были бы разочарованы его уродливым внешним видом. Новый режиссёр также считал это вполне обоснованным.

Для съёмок фильма было выбрано место с чудесным пейзажем. С точки зрения съёмок, изумительный вид со струящимися облаками, водной гладью озера, зеленым бамбуком и вьющейся глицинией, был похож на спокойный, умиротворяющий сон. Однако передвижение было не очень удобным. Они спускались и поднимались на горы раз в два часа.

Инвесторы выбрали Лю И, актрису, пробывшую в шоу-бизнесе три-четыре года и обладающую приемлемым уровнем мастерства. Тем не менее, нужно было не перехвалить её, сильные, уверенные женщины могут однажды сделать что-то неправильно.

Второй герой также считался талантливым. Режиссёр переживал, что Ду Юньсю затмит его, если покажет сильную актерскую игру. Дело закончится плохо, если его фильм провалится. Конечно, он нуждается в инвестициях ESE, но должен думать и о своём фильме. Он всегда умел твёрдо придерживаться собственных идей и находить компромиссы с людьми.

Групповые съемки длились больше 10 дней, и с самого начала были установлены душевные отношения, особенно между главной героиней и Ду Юньсю.

Следовало признать, что одежда красит человека, словно Будду, обряженного в золото.

Второй герой в молочно-зеленой атласной одежде, расшитой парчой, яшмовыми подвесками на талии и в пурпурной обуви, выглядел очень эффектно. Это подчеркивалось гордой осанкой и царственными манерами.

Ду Юньсю имел грубую наружность, с самого начала, сравнивая этих двух мужчин, сердце Лю И склонялось в сторону второго героя. Однако после начала съёмок Лю И стал привлекать Ду Юньсю. Она играла главную роль – девушку по имени Шэнь Юйфэн. Её отец занимал высокий пост при императорском дворе, но хотел породниться с сыном генерала, скрепляя политический союз военной мощью. После того, как он сравнил Тан Юньци и Тан Яоцзу, им был выбран Тан Юньци: во-первых, Тан Юньци законный сын и шанс, что он унаследует место отца в военном совете, был довольно высок; во-вторых, если слухи, доходившие до него, что Тан Юньци называют «слабаком» достоверны, то это отличная возможность держать его под контролем и находиться в тылу военного совета.

После того, как дети поженятся, он сразу приберёт Тан Юньци к рукам, он даже не войдёт в покои в первую брачную ночь. На следующий день Шэнь Юйфэн останется только нанести визит родителям мужа и деверю.

Тан Яоцзу проникся симпатией к Шэнь Юйфэн и считал, что его брат проявляет равнодушие к красивой жене. Тоска переполняла его грудь. Случайно встретившись на улице в сумерках, Тан Яоцзу не вытерпел и преподнёс ей сорванную ветку дикой сливы. Шэнь Юйфэн ничего не говорила, не ответила «спасибо», она лишь улыбнулась, глядя на Яоцзу.

Тан Яоцзу выглядел смущенным перед девушкой, и в этот момент из-за дерева выпрыгнул Тан Юньци. Шэнь Юйфэн впервые увидела эту сторону своего номинального мужа.

- Ты уже отдал цветы невестке, так зачем остаёшься здесь так долго?

Тан Юньци одной фразой заставил Тан Яоцзу покраснеть от стыда, у него появилось желание провалиться на месте. Это на самом деле неразумно, обращать пристальное внимание на невестку.

Тан Яоцзу нахмурился. Тан Юньци вёл себя слишком дерзко. Как бандит.

На его фоне Тан Яоцзу выглядел ещё более скромным.

У Тан Юньци была растрепанная голова, пара угольно-черных глаз сверкала как звезды на небе, но взгляд был лукавый, как будто сияние звёзд отражается в его глазах.

Тан Юньци вяло ушёл, оставив Шэнь Юйфэн и Тан Яоцзу наедине.

Небольшие лепестки, облетая с ветки дикой сливы, отравляли сладкий аромат в воздухе. Несмотря на простое платье, её наряд казался роскошным, а сама она слегка улыбалась и выглядела незаурядно. Шэнь Юйфэн должно быть тщательно скрывала свой темперамент. Например, сейчас, когда её муж поймал деверя, ей было приятно на душе. Она тоже не спешила давать объяснения, считая, что её так называемый «муж» и в самом деле тряпка.

Шэнь Юйфэн не говорила. Она просто усмехнулась и ушла вслед за Тан Юньци, оставляя Тан Яоцзу в смятении на дороге под сливами. Её улыбка получилась безмятежной, словно внезапное цветение десяти тысяч слив на безжизненном месте в одну ночь.

Внимание Шэнь Юйфэн привлекли глубокие, словно озеро Хуншуй рядом с военным советом, глаза и быстро промелькнувший неясный взгляд Тан Юньци. Его прищуренные глаза, длинные ресницы и красивые брови заставляли трепетать сердце. Очевидно, что сейчас он выглядит неряшливо, но как будто только она виддела в этих лукавых глаза мудрость. Даже если он больше похож на нищего, однажды он сможет доказать, что он не болотная тина и сумеет взойти как солнце над Донченг, а его слава и авторитет расцветут.

У Шэнь Юйфэн невольно забилось сердце ...

Она не знала, было ли это из-за роли или её партнёр действительно обладал такими опьяняющими глазами.

Тан Юньци заправил волосы своей партнерши за маленькое нежное ушко. Уголок его губ приподнялся, вызывая сексуальное возбуждение. Благоухающие цветы сливы разлетались, оседая на поверхности озера и оставляя круги на воде. Шэнь Юйфэн некоторое время колебалась. Цветок сливы был очаровательно вставлен в её гладкие, чёрные, словно ночное небо, волосы.

- Жена, на улице слишком прохладная погода, возвращайтесь назад в дом, – с хмурым лицом произнёс Тан Юньци и пошёл вниз по засыпанной снегом земле.

Лю И играла роль Шэнь Юйфэн. Она не смогла сдержать импульса своего сердца и легонько тронула ветку сливы, перед уходом Тан Юньци, понимая, что это игра. Она стояла на тонком слое снега, провожая взглядом удаляющегося Тан Юньци ...

Шедший легкий снег отражал разброд в мыслях и чувствах женщины.

Игра главных героев оправдала ожидания режиссера. Однако не оправдался первоначальный оптимизм в отношении второго героя. Рядом с Ду Юньсю его внешность и гордая осанка казались скованными и наигранными. Несмотря на возможные недостатки, режиссёр радовался, что ему удалось хорошо снять Лю И. Но нельзя недооценивать и работу Ду Юньсю, чья актерская игра была на высоте. Лю И обучалась в театральной студии, вращалась в кругу артистов уже три-четыре года, но в этот раз она превзошла себя, возможно из-за Юньсю. Она думала, что Ду Юньсю очень мужественный актёр, ведь он играл сейчас дерзкого хулигана, со злобной усмешкой. В результате долгой совместной работы ей открылась другая его сторона:

После рассказанной ему шутки, которую он внимательно выслушает, он рассмеется, а его глаза при этом будут искренними.

Он не будет жаловаться, если не удалось ночью выспаться, а съемки идут непрерывно.

Если увидит, что вы уже не выдерживаете, то накроет вас пледом, чтобы была возможность отдохнуть, находясь поодаль.

Очевидно, что это два совершенно противоположных характера. Играя в фильме дерзкого хулигана, ему, тем не менее, хорошо удалось отразить его характер. Даже Лю И не смогла сдержать восхищенный возглас. С самого начала он показал превосходное актерское мастерство. Однако Ду Юньсю не обратил на это никакого внимания. Он всего лишь следовал личному анализу роли, и после передавал собственные эмоции взглядом своих глаз. Несмотря на то, что ни один человек не может скопировать внешность другого, одним взглядом можно передать самое сокровенное. И как раз это самое трудное. В прошлом, его наставник в актерской студии акцентировал внимание на этом: «Несмотря на то, что солнце светит в глаза каждого человека, отражается оно у всех по-разному». «Глаза порождают энергию, контролируют напряжение и расслабление глазных мышц. Во время игры, смена эмоций достигается за счёт применения других мелких деталей лица, например бровей, век и так далее ... »

Ради того, чтобы подчеркнуть выразительность глаз, Ду Юньсю, занимавшийся фитнесом, чтобы сделать своё тело рельефнее, также немного загорал. Таким образом, его щеки и нос потемнели, а на лице стали выделяться глаза. Кроме того, Ду Юньсю также часто посещал актеров пекинской оперы, тренируя выражения глаз.

Все люди, видевшие актеров пекинской оперы, знают, что их лицо покрыто толстой маской из порошка и масел, но одного взгляда достаточно, чтобы чувства стали заметными. Так как они сами по себе были очень харизматичны, один их взгляд выражал много разнообразных эмоций.

Ду Юньсю считал, что главному герою не обязательно быть зависимым от дорогой одежды и аксессуаров. Живой, глубокий характер, один точный волнующий взгляд; так он толковал свой путь, и таким образом, зрители не могут ошибиться – кто действительно главный герой.

 

Все выглядело достаточно успешно. Однако именно в такой гармоничной обстановке, как гром среди ясного неба, случилась трагедия: Ду Юньсю и Лю И, ехавшие в одном автомобиле, попали в аварию и столкнулись с другим автомобилем. Ду Юньсю получил множественные повреждения и перелом рёбер.

 

Глава 18 

 

Машины столкнулись в мгновение ока, Ду Юньсю лишь почувствовал, как яркий белый свет промелькнул перед его глазами. Прямо у уха раздался резкий звук торможения и крик Лю И.  Находясь под ударом, он подсознательно заслонил лицо Ли И.

«Ду Фэй, ты знаешь, для женщины ее лицо – главная драгоценность».

Линь Сюань сказала эту шутку, смеясь под звездным ночным небом. Тогда он шел впереди и невольно обернулся, его взгляд метнулся к ее красивому лицу.

«Неужели ... я некрасивая?»

Линь Сюань смущенно склонила голову, обнажив белоснежную кожу прелестной лебединой шеи.

...

Сколько лет прошло после этого события? Почему оно внезапно пришло ему в голову?

... Все было перевернуто вверх дном. Боль распространялась по всему телу, оно казалось не его собственным, было дико неудобно. Однако его душе было больнее. Юньсю вполне понимал, что эти ощущения принадлежали не ему, а другому человеку. Боль словно топила его тело. Взгляд этого человека был нежным и жалостным, но все же, это был не он сам. Почему этот сбитый машиной человек стоял рядом с ним? Этот элегантный человек не был им.

Он был постыдным незаконнорожденным ребенком, плодом нежеланной случайности, и он ...

Он стоял на краю утеса, его поглощало огромное отчаяние. Лишь одна протянутая рука могла помочь ему подняться, одна лишь фраза – и он не сможет шагнуть вперед.

Темнота. Бескрайняя темнота поглотила весь свет ...

 

Ду Юньсю пробудился от гнетущего сна. В самом деле, тело оставляет самый глубокий след в памяти хозяина, который стирается самым последним.

Сновидение было густым, прилив темноты приносил отчаяние и безнадежность, лишая его дыхания. Самый малый вздох провоцировал бесконечную колючую боль.

- У тебя сломаны ребра, – Аманда поставила белоснежные лилии в вазу, еще несколько купленных тонизирующих средств лежали рядом, – к счастью, опасности для жизни не было. Когда я услышала новость о том, что ты ранен, у меня чуть сердце не остановилось.

Как только Аманде позвонили, она сразу направилась в госпиталь. Юньсю был ее подопечным, одним из самых популярных актеров «Наследия». Им нужно было еще столько раз выступать на различных встречах, у них было еще столько приглашений, если бы что-то случилось ... Что бы они делали со всеми контрактами? Она хаотично размышляла, как они должны действовать при несчастном случае. Хотя сейчас Юньсю был не таким популярным, как Се И, но тоже являлся важным источником дохода ESE. Их доходность была самой высокой в Азии. Один уже давно состоял при ESE, когда второй в один миг стал популярным. Невозможно был представить себе такое невероятное сочетание айдолов.

 

Во время фан-встречи в Юго-Восточной Азии прорыв фанатов «Наследия» чуть было попросту не снес её. Аманда впервые почувствовала, что дела у нее идут хорошо, что можно стремиться еще выше.

У Му Чжэбая был Се И.  А у нее было «Наследие». Когда она сможет превзойти Му Чжэбая, когда у неё будет равная доля акций с Фэн Цзином?

Фэн Цзин. Аманда и любила, и презирала обладателя этого имени. Когда Фэн Цзин все еще был айдолом и находился в зените своей славы, не она ли была влюблена в него словно девочка? Тогда она действительно была одуревшей Лолитой.

В результате, вступив в компанию, она приблизилась к своему объекту вожделения и только тогда обнаружила, что сам объект не интересовался женщинами.

Этот чертов шоу-бизнес. Все было подделкой, уродство подавалось им под оберткой чего-то прекрасного. Она поняла, что это яблоко было прогнившим.

 

- Заставил тебя поволноваться, – Юньсю браво улыбнулся, хотя все еще был бледен. – С Лю И и водителем все в порядке?

- У водителя сломана нога. У Лю И все более-менее нормально, она лишь поцарапалась. Говорила, что ты прикрыл ее во время аварии, – смех Аманды был немного мрачноватым.
- Она ведь девушка. Как поступить съемочной группе, повлияет ли то, что я получил травму на рост продаж? – услышав, что с людьми, сидевшими в машине, все было в порядке, Юньсю только тогда пустился в размышления, тут же забеспокоившись о сериале.
«Конечно, повлияет» – эти слова уже готовы были вылететь у нее, но застряли в горле в последний момент.

У этого новичка все в первый раз, если он ошибется, второго шанса не представится.
- Аманда, ты моя подруга. Какое же еще у меня преимущество, кроме друзей, находящихся на моей стороне?

Аманда стрельнула глазами, а затем сказала с усмешкой:

- Не волнуйся. И я, и съемочная группа поддержим тебя. Отдохни хорошенько за эти несколько дней, сперва нужно залечить твои травмы.

- Спасибо тебе, – Ду Юньсю слабо улыбнулся. Травма была неудобной, так как находилась в области груди, даже легкое поднятие руки могло отразиться на всем организме.
- Без проблем. Не буду мешать твоему отдыху, – Аманда остановилась взглядом на забинтованной груди Юньсю, и, безукоризненно улыбнувшись, ушла.

Она была удивительной женщиной, даже если и преследовала свои интересы, как агент.  
Ей было почти тридцать. Раннее помешанная на Фэн Цзине, она поднималась все выше и когда,  наконец, оказалась рядом со своим идолом, пузырь ее мечтаний лопнул.

Засидевшись «в девках» она желала близкого человека, кого-то, с кем бы она не чувствовала себя одинокой по ночам.

Сейчас этот человек был молод и прекрасен, и быстро снискал ее благосклонность, разумеется, она хотела его успеха, хотела, чтобы он пошел по стопам Се И.

...
Сложности пошли одна за другой. Пока Ду Юньсю залечивал свои раны в госпитале, обложки газет и журналов пестрили заголовками: «Ду Юньсю ездил в состоянии алкогольного опьянения, Лю И тяжело ранена, водитель второй машины разбился насмерть!!!» СМИ клокотали, были описаны ужасно правдоподобные «инциденты» с высокомерным поведением Ду Юньсю, его опозданиями и конфликтами с режиссером. Сразу вслед за заголовком объяснялось, каким образом выпивший Юньсю сел за руль, почему к нему в машину сели Лю И и её помощница, и далее по следам развернувшейся драмы, водитель столкнувшейся машины тут же умер.

Хейтеры Юньсю тут же завопили:

- Эта восходящая звезда потеряла стыд! Убил человека и даже слова не сказал!

Несколько фанатов, не отличающих белое от черного, спорили:

- Все садятся за руль выпившими время от времени, неужели больше никто так не делает?

Из-за чего всего этого все больше людей негативно относились к Юньсю.

Источником этой шумихи были папарацци, даже не знавшие водителя. Почему люди используют такие случаи для удовлетворения своей алчности, даже не увидев своими глазами? 

 

Аманда робко вошла в кабинет Фэн Цзина. Она знала зачем он её позвал и уже обдумала свои аргументы, но ... И, действительно, как только она вошла в офис, Фэн Цзин бросил развлекательный журнал перед её лицом.

- Что случилось? Это правда?

Как только она взглянула на заголовки, ей все стало понятно.

- Неважно, правда это или нет, нам нужно взять под контроль эту ситуацию.

Фэн Цзин яростно прищурил свои продолговатые глаза.

-  Ты ведь агент по связям с общественностью, но только наступил кризис, и куда же делись твои связи? Если не исправишь всё за неделю, то не возвращайся!

Можно было воспользоваться шумихой, а затем на пресс-конференции преподнести каждому журналисту заключения юристов. Однако последние события подорвали их авторитет.
Актеру-мужчине можно менять девушек, иметь скандальную личную жизнь, однако скандалы, связанные с недопустимым поведением на площадке, причем настолько преувеличенные, имеют необратимое влияние. Также это событие как угодно переворачивали в прессе.

Дружелюбно настроенные журналисты обрывали её телефон, наседали на неё, как только она где-либо показывалась, чтобы получить информацию из первых уст. Но она ускользала от ответов.

Сидящий внутри микроавтобуса «Наследия» Чу Фэн был сейчас наиболее популярным актером каста. Но недооценивать Юньсю было нельзя. Чу Фэн был ее любовником, но еще не стал её главным козырем.

При любых комбинациях, даже если действовать ещё продуманнее, не избежать притязаний других членов команды, но ей нельзя было упустить Чу Фэна из-под контроля. В будущем он может сравняться с такой вершиной, как Се И, и станет её средством достижения равного с Му Чжэбаем капитала.

- Слухи о Фудзисаве не прекращаются. Юй Ифэй ускользнул, словно птица из клетки, этот ребёнок снова мучается депрессией. Я веду непрерывную беседу с журналистами, отражая их нападки.

- Слишком медленно! – Фэн Цзин громко её перебил. – Завтра же собери пресс-конференцию, собери все СМИ, сегодня предоставь мне все имеющиеся доказательства!

- Да, – Аманда склонила голову. – Я сейчас же начну.

Аманда поспешила удалиться, считая, что дешево отделалась. До неё долетел голос Фэн Цзина:
- Ты сильно опустилась в моих глазах после этого, раньше ты была агентом, а сейчас ты просто женщина.

Своим мелодичным небрежным тоном он словно дразнил её. До этого Фэн Цзину не удавалось её задеть, она все так же обдумывала свою стратегию. Но сейчас она была потрясена, Фэн Цзин даже не представлял, что его взгляд разил её наподобие стальных игл. Поэтому она не смогла обернуться. С напускным спокойствием она открыла дверь, держа спину прямо.

- Я сейчас же отправлюсь и соберу необходимые доказательства.

Это был девятнадцатый этаж офиса ESE, за окном было видно лишь недостижимое небо, внизу подобно муравьям сновали люди и автомобили.

Каблуки Аманды хаотично стучали по мраморному полу у входа. Такой же сумбур был и у неё в мыслях. Она могла в любой момент слететь с таких высот. 

 

- Я действительно не буду присутствовать на пресс-конференции Юньсю? – Лю И покрутила запястьем. «Когда же был этот несчастный случай?»

Тогда водитель другой машины сразу же умер, их водитель и Юньсю тяжело пострадали, и только она, благодаря защите Юньсю, не получила ни царапины.

Лю Чжан беспечно зажег сигарету.

Лю Чжану было под тридцать, он был братом Лю И и лучшим агентом компании «Хуангуань жунъяо». Предшественником этой компании был мутный звукозаписывающий лейбл, открытый человеком в летах и занимающийся воспеванием вокальных способностей его любовниц. Через десять с лишним лет кино-индустрия поднялась. Когда предыдущий директор увидел, что кино развивается, он, наполовину принуждением, наполовину уговорами заставил режиссера на него поработать, и снять восходящую звезду в фильме, который полностью окупился. В результате полученных затем угроз он безвозвратно ушёл из лейбла. Новый управляющий компанией не был жадным и, заплатив за обучение сына и дочери, развернул деятельность компании в кино-индустрию.

Можно сказать, что  «Хуангуань жунъяо» была лидером звукозаписывающих компаний, а ESE  – лидером в кино-индустрии. Лю Чжан работал в компании десяток с лишним лет. Несмотря на то, что он выглядел как типичный циничный мужчина средних лет с дряблым подбородком и синеватой щетиной, все время окруженный клубами дыма, певцы под его руководством не уступали подопечным Фэн Цзина. 

Объем продаж их альбомов превышал миллион юаней.

Интересно, что это за актер такой, который даже трех лет еще не проработав, смог играть с его сестричкой Лю И, обладающей более длительным стажем, но все еще не получившей награды за лучшее исполнение главной роли.

- Юньсю тебя спас, а ты сходила в госпиталь его навестить. В конце концов, ты выразила свою признательность. Так ведь? – медленно процедил Лю Чжан.

- Хорошо ли все будет? Ведь все думают, что я из-за него пострадала.
Лю Чжан пустил в сторону Лю И кольцо дыма. Белый дым удержал её от продолжения.   
- Это дело ESE и Ду Юньсю, – Лю Чжан стряхнул пепел.

- Наша компания не должна иметь дел c ESE. Более того... – он посмотрел на сестру, – ты в этом году снялась в трех фильмах. Сейчас, когда СМИ нарочно акцентировали внимание на твоих «серьёзных ранениях», это ведь была неправда? А если ты это подтвердишь, то будешь обладательницей премии за лучшее исполнение главной женской роли.

Лю И открыла было рот, но ничего не смогла сказать брату.

- В этом году ты непременно получишь лавровый венок на свою голову. За пять лет мы завоюем и зарубежный экран, вот такая у нас программа. Границы расширяются, подумай, Лю И.

 

Глава 19 

 

При всем своем разгуле фантазии, журналисты были тертыми калачами и в разъяснении вопросов о том, как себя чувствует Ду Юньсю, и как его состояние, они не просто писали «согласно официальному заявлению», а еще добавляли «по рассказам работников съемочной площадки» и все в этом духе. Они, даже после достоверного рассказа, все равно искали того, на кого можно возложить ответственность.

На этот раз пресс-конференцию с журналистами возглавил лично Фэн Цзин, Аманда же помогала Ду Юньсю устроиться в стороне. Фэн Цзин с самого начала конференции демонстрировал свою вежливость, как будто перед исключительно важными гостями. Он учтиво поздоровался со всеми представителями СМИ, а его всегда хитрое, словно у лисы, улыбающееся лицо с соблазнительной родинкой сейчас выглядело печальным.

Фэн Цзин считался могущественным человеком, ему многое было подвластно, особенно то, что касалось взятых им на попечение актеров. Поэтому пресс-конференция была грандиозной, этим он показывал заботу о своих подопечных.

Как только завершилась вступительная часть, Фэн Цзин взял в руки свежие номера журналов, газет и альманахов. В последнее время все эти репортажи были одинаковыми. Ду Юньсю был одним из ведущих актеров ESE, поэтому журналистам было выгодно писать о нем, при этом неважно, какие там будут выдумки и о чем вообще статья, главное чтобы в каждой статье можно было увидеть его имя – «Ду Юньсю». Это были не более чем неоправданные фантазии, связывающие имя Ду Юньсю с другими скандальными актерами, которые были замечены в вождении в нетрезвом виде, попадали в автомобильные аварии.

Фэн Цзин выразил удивление, почему именно в этот важный момент СМИ вспомнили об этом.
В следующие четверть часа Фэн Цзин представил журналистам капитана подразделения дорожной полиции из министерства транспорта, чтобы ещё раз изложить детали дорожно-транспортного происшествия, причину и виновника аварии.

Сам по себе суровый вид представителя полиции подсказывал, что он установит справедливость. В особенности в такой ситуации, излагая свои доводы точно и добросовестно, имея неопровержимые доказательства, он отличался от обычного актера или скользкого ведущего шоу-программы. Присутствующие на конференции журналисты в сердцах стали возмущаться. Для всех стало большой неожиданность то, что Фэн Цзину удалось пригласить капитана подразделения дорожной полиции. Ещё более неожиданным для них стало то, что истинное положение вещей резко разошлось с тем, что они писали в своих статьях. Все они смотрели на сидевшего в стороне Ду Юньсю. Ко времени проведения пресс-конференции Ду Юньсю не до конца восстановил здоровье, что отразилось на внешнем виде, а прикрытые веки не позволяли увидеть выражение глаз. Не имея возможности выразить свою обиду, этот молодой, красивый, но истощенный молодой человек спокойно сидел в стороне. Он не проронил ни слова в адрес прессы, которая в последние дни затаила на него злобу и доставила душевную боль, просто отстраненно сидел, однако, несмотря на стойкость тела, он огорчённо вздыхал. Эти женщины-репортеры, сидящие перед ним, как безжалостно они могли что-то выдумывать, хотя он даже никогда не видел их раньше. Сейчас они видели настоящего человека.
Впервые все эти язвительные домыслы он прочитал в журнале «Кинг», но сейчас, после того как Фэн Цзину удалось разрешить это недоразумение и очистить его имя, он не мог не чувствовать огорчения.

Фэн Цзин презрительно наблюдал за некоторыми молчащими репортерами. Постепенно его речь становилась все более стремительной, он уже вскочил на ноги!

- Некоторые третьесортные газетенки так и поступили! Не проведя расследования, вы напридумывали небылиц! Вы нанесли непоправимый вред ESE и Ду Юньсю! Поэтому ESE собирается подать в суд на двух журналистов газеты «Кинг», которые написали эти статьи!
- Эта злостная клевета и оскорбления личности негативно повлияли на сферу развлечений, привнесли дурной запах. Поэтому ESE не пожалеет времени, сил и энергии для разрешения этого дела в суде. Они не должны были писать о непроверенных фактах, зная как это может повлиять на жизнь и карьеру актера, в этот раз мы решительно настроены привлечь к ответственности эти газеты, и подадим на них в суд, они сами нарвались на такой исход, – сделав упор на этих словах, Фэн Цзин особенно показал насколько он решительно в этот раз настроен наказать тех журналистов за клевету.

Эти слова привели в ужас всех присутствующих здесь журналистов. Причина, по которой они так смело писали о Ду Юньсю заключалась в том, что после всех написанных статей Аманда относилась к ним снисходительно, поэтому журналисты решили что могут вытворять что хотят.

Теперь же Фэн Цзин говорил о судебном разбирательстве, но каких двух журналистов газеты «Кинг» он собирался привлечь к ответственности?! К тому же не щадя сил, энергии и времени...?

Теперь же ESE действительно собиралось использовать свои связи, могущественное положение и деньги.

Всем журналистам стало понятно, что в этот раз Фэн Цзин добивается наказания в назидание другим! При этом неважно, что двое молодых журналистов не стали разбираться досконально и извратили факты. Фэн Цзин всего лишь дал понять, что каждый из присутствующих мог оказаться на месте этих двоих, привлекающихся к судебным разбирательствам. Еще более важно: во-первых, пришедший капитан дорожной полиции выступил в защиту Ду Юньсю, представив вместо искаженных фактов реальные; во-вторых, журналисты, замешанные в этом деле не предполагали, что их привлекут к ответственности через суд! Как скоро судебное решение вступит в силу, понадобится несколько месяцев или несколько лет? Журналисты в редакциях индустрии развлечений не вечно бывают полезными и вполне могут оказаться за бортом. Если есть небольшая вероятность, что они втянуты в этот инцидент, кто знает, что с ними может случиться, и как они будут зарабатывать на хлеб. Тем более, как эти мелкие служащие развлекательной индустрии могут противостоять такой крупной компании, как ESE?

Журналисты решили вернувшись, взяться за дело, «подавить мятеж» и снять все несправедливые обвинения с Ду Юньсю. Так или иначе, за последние дни это дело достигло критической точки, многие люди уделяли этому вопросу пристальное внимание, теперь же совершенно противоположное положение вещей вызовет ещё больший взрывной эффект.

- Этим журналистам из небольших изданий не хватает профессионализма, поэтому и появились подобные заметки. Наша компания не сомневается, что все присутствующие очень усердно потрудились, пытаясь получить информацию из первоисточников, но находились под давлением своего руководства. Эти два молодых журналиста, которые ввели всех в заблуждение непроверенной информацией, причинили много страданий Юньсю и убытки ESE. Теперь же, когда все тайное стало явным, мы просим всех присутствующих восстановить реальную картину произошедшего, – произнёс Фэн Цзин с очаровательной улыбкой. Типичный пряник после кнута.

- Конечно-конечно. Завтра реальная картина произошедшего станет сенсационной новостью.

- Да, мы тоже были введены в заблуждение, поэтому войдите в наше положение и сделайте все на высшем уровне.

- Наша компания объясняла, что Юньсю не только популярный актёр, но и человек высоких моральных качеств, как же могло подобное произойти?!

- Сейчас Ду Юньсю все больше краснеет, но мы без сомнений предсказываем ему хорошее будущее.

«...»

Фэн Цзин покинул своё место. Толпа журналистов тоже повставала с мест, они принялись пылко обсуждать сказанное, похоже совсем забыв о том, как несколько дней назад сделали неверные предположения.

- Вы можете отправиться домой после того, как выпьете чаю, – Фэн Цзин выразительно посмотрел на Аманду темными глазами и натянуто улыбнулся краем губ.

Так называемое чаепитие. Помимо расставленных на столе десертов, тортов, кофе, шампанского, каждому журналисту персонально выдавался «красный конверт» (конверт с деньгами), получив который, они улыбались.

 

Дело с автомобильной аварией наконец-то разрешилось. Однако со стороны съемочной группы доносились неприятные новости – режиссёр решительно требовал замены актеров!

Первой реакцией Ду Юньсю, когда он услышал эти новости, было немедленно отправиться на съемочную площадку, однако Аманда преградила ему дорогу.

- Твои кости до сих пор не до конца срослись, какой толк идти туда? При съемках фильма необходимо учитывать бюджет – это важный компонент натурных съёмок. Размещение на ночлег и питание съемочного персонала, насколько это продолжительно, необходимо просчитывать подобные издержки. Режиссёр, Лю И и прочие актеры, их агентства не могут дать им время прохлаждаться. Ты получил повреждения, на излечение которых требуется 100 дней, они не могут ждать лишние три месяца. За этот промежуток времени они потеряют несколько миллионов, ты должен позволить ESE заменить тебя в этой роли.

Занимаясь разрешением этой проблемы, Аманда едва различимо критиковала Ду Юньсю, намекая на то, что он эгоист и руководствуется только своими интересами.

Ду Юньсю не мог разговаривать, он лишь пристально наблюдал за Амандой краем глаза. Обычно его взгляд был сдержанным, но сейчас казалось, он мог воспламенять железо как Марс и ничто не сможет его потушить. Аманда мгновенно заметила этот взгляд, казалось, Ду Юньсю видел её насквозь. Она невольно сменила тон на более мягкий, успокаивающий, но в то же время твёрдый.

- Возникшая непредвиденная ситуация с автомобильной аварией стала неожиданностью для ESE и режиссера, однако сейчас более важным считается твое здоровье, поэтому режиссёру приходится принять это трудное, но оптимальное решение. Надеюсь, что ты, Ду Юньсю, сможешь понять это. Ты популярен, показал отличное актерское мастерство. В дальнейшем тебя ожидает долгая актерская карьера. Зачем же в этом году так стремиться получить премию «Лучший дебют»? В следующем году у тебя ещё будет такая благоприятная возможность, не так ли?

Несмотря на то, что она упомянула это в конце, видимо для Аманды это была ключевая фраза. Немаловажно то, что с Амандой они были в глухой вражде, хотя между ними и не было открытых противоречий. Если только не считать того факта, что Чу Фэн также стремился получить награду «Лучший дебют» в этом году. Откровенно говоря, неужели она не понимала, что Ду Юньсю часть актерской группы «Наследия» и если будет плохо одному, то это отразится на всех? Или в этом затруднительном деле она хотела пожертвовать меньшим ради Чу Фэна?

Аманда заметила, что во время разговора мысленно Ду Юньсю отсутствовал, но сейчас до него дошли её слова. Она не удержалась от улыбки про себя, он действительно новичок, пары гневных выражений хватило, чтобы он все понял.

- В таком случае я немедленно поговорю с режиссером, – Аманда готова была сказать режиссёру, что он получил травму и не сможет продолжать сниматься в фильме.
Но Ду Юньсю не согласился.

- Не нужно ждать 100 дней на восстановление. Мне потребуется месяц, нет, хватит даже 15 дней. Ты мой агент, надеюсь, что в таком деле ты сможешь обсудить эту проблему с режиссером. Награда за лучший дебют была моей ближайшей целью, однако я снимаюсь в кино не только ради этого. Мне нравится играть, я показывал высокий уровень актерского мастерства, чтобы продвинуться в нашей компании ...

Ду Юньсю постепенно начал приходить в себя. Неспокойные волны озерной воды, словно от сброшенного человеком камня, бушевавшие в его взгляде, успокоились, и сейчас в его глазах не было намёка даже на легкую рябь.

- Сценарий этого фильма очень хороший, роль содержит в себе вызов, поэтому я не собираюсь бросать съемки.

Аманда встретилась глазами с блестящим взглядом Ду Юньсю. Она почувствовала, что ещё вот-вот и спокойные воды его глаз поглотят её. Аманда не знала, почему он отступил. Взгляд Ду Юньсю снова стал упрямым, проницательным и видящим все насквозь, ей стало страшно от того, что она не может ничего исправить. Сейчас от артистов нечасто можно услышать «мне нравится играть, я показывал высокий уровень мастерства, чтобы продвинуться в компании», эти слова звучат неискренне. Однако, как только её собеседник произнёс эти слова, она поняла их природу – они исходят из сердца. Хотя она и видела шоу-бизнес с уродливой стороны, но на неё произвел впечатление такой идеальный подход к актерскому мастерству Ду Юньсю, это было трогательно.

 

Снаружи уныло струился лунный свет. Цветы и деревья казались темными, обычно заурядное болото сейчас смотрелось мрачным, и все выглядело так, словно её постоянно преследуют. Аманда шла очень быстро, так стремительно, словно за ней и правда кто-то гонится. В начале крупного коммерческого района вдоль дороги в два ряда располагались крупные торговые центры и бутики, искрящийся искусственный свет освещал роскошь и процветание города. В высокой стеклянной витрине Аманда увидела собственное отражение. Массивное прозрачное французское стекло показало изысканно одетую женщину с безупречным макияжем, конечно выглядела она уставшей, однако была полна решимости не отступать от поставленных целей. Верно, она вращалась в этой сфере уже довольно длительное время. Незаметные новички не всегда имели возможность пробиться, без того, чтобы не преградить кому-то дорогу. Даже самые высокоморальные актеры становились послушными в руках своих агентов.

Аманда достала свой телефон. Женщина в отражении витрины сомкнула очаровательные красные губы в одну полоску. Она не повторит ошибок прошлого, словно новичок, сейчас она эксперт в шоу-бизнесе и знает установленные правила: нельзя быть мягкосердечным, наступив кому-то на хвост.

- Это Аманда. Я только что говорила с Ду Юньсю, ничего не поделаешь, он серьёзно ранен и врачи посоветовали ему три месяца отдыха ... Не сердитесь! По этой причине он решил, что вся съемочная группа не должна ждать одного человека.

- Что? Вы уверены, что актеров придётся менять? Мне на самом деле не нужно ждать три месяца?
Раздражённый собеседник повесил трубку. Зная, что собеседник её точно не увидит, Аманда улыбнулась к концу разговора.

 

Глава 20 

 

- Директор Фэн, боюсь, что Юньсю столкнулся с твёрдым орешком. Режиссёр упорно настаивает на замене актера! – в кабинете Аманда с настороженным лицом посмотрела на Фэн Цзина. Фэн Цзин взглядом дал ей понять, чтобы она продолжала. 

- Ду Юньсю попал в автомобильную аварию и к тому же получил переломы, а на полное восстановление понадобится три месяца. Режиссёр и вправду не может ждать! Я приложила много усилий, чтобы связаться с ним и решить проблему, но видимо ничего не поделаешь, – у Аманды был смущенный вид.

- Люди на самом деле переживают, когда с актерами происходят подобные неожиданности. На самом деле, речь сейчас не только о фильме, сообщения о Ду Юньсю, как части «Наследия», сильно тормозят дальнейшее продвижение.

Дошло до того, что некоторые рекламные агентства решили сменить участников «Наследия» на других актеров. К счастью, с большинством рекламодателей мне удалось договориться об отсрочке, они даже согласились не взыскивать издержки за нарушение договора.
- Мы защитим находящегося под нашей опекой Ду Юньсю,  и даже сумеем получить значительные средства от страховой компании. И не смотря на то, что Юньсю не сможет играть, о чем он невероятно сожалеет, я верю, что в будущем у него ещё появится хорошая возможность реализоваться.

В этот раз Аманда говорила очень искусно. Раньше последствия таких аварий вызывали много неприятностей. Повторно произведённое объяснение за семь дней урегулировало эту проблему. В разрешении автомобильной аварии Юньсю она прикладывала много усилий и потерпела полное поражение.

В итоге она ещё раз намекнула, что ситуация с фильмом – объективная реальность. В конце концов, не всем новичкам ESE даёт возможность сразу получить главную роль в фильме, но она верит, что как только Ду Юньсю встанет на ноги, ему сразу же окажут «достойный приём».

 

Возникшая  ситуация привела к тому, что съемки фильма были отложены. К тому же, вышедшая в воскресенье информация о Ду Юньсю, который якобы был замечен в вождении в нетрезвом виде и прошедшие пресс-конференции также создали проволочку ещё в неделю. Это было равносильно тому, что в течение целой недели режиссёр не мог снимать сцены с главным героем. Несмотря на то, что это был молодой режиссёр, не успевший сделать себе имя, он также имел собственные амбиции. Он рассчитывал, что после окончания съемок фильма и его показа, он сможет побороться за премию «Золотой Кипарис». Но такого рода заминки могли разрушить все его планы.

Режиссёр сразу же отправил с курьером  в больницу корзину с цветами и даже думал лично посетить Ду Юньсю, но услышав от Аманды, что ему потребуется три месяца на восстановление невольно нахмурился. Увеличение времени производства фильма для режиссера невероятно! 

Со своей стороны Аманда делала все, чтобы усугубить это противоречие. Твёрдо придерживаясь мнения о необходимом отдыхе для Ду Юньсю в течение трёх месяцев, она ещё больше убеждала режиссера в том, что замена актеров все же неизбежна.
Таким образом, режиссёр высказался за смену актера, и в этом случае ESE, утвердившая роли, ничего не могла поделать ...

 

- Нет! – Фэн Цзин стремительно поднялся, при этом его пиджак остался аккуратным, но длинные волосы приподнялись. – Ду Юньсю будет участвовать в съемках этого фильма, – категорично заявил он.

Аманда мгновенно изменилась в лице.

- Почему непременно Ду Юньсю должен играть в фильме? Фудзисава или Юй Ифей  не смогут справиться с этим? – не осознавая этого, она в своей речи допустила нотки ревности.
Чу Фэн в составе «Наследия» был очень популярен, у него было больше всего фанатов и стремления к росту, и он умело вёл себя в высшем обществе. И в отличие  от Ду Юньсю, Чу Фэн был в несколько раз остроумнее.  Если в этот раз Чу Фэн заменит его в фильме у знаменитого режиссёра, то таким образом повысит рейтинг ESE и сделает агентство еще более популярным! Так почему же Фэн Цзин настолько пристрастно относится к Ду Юньсю?
Фэн Цзин очень медленно, будто в замедленной съемке прикрыл глаза, словно раздумывая над чем-то, прежде чем снова посмотреть на Аманду.

Но какой это был взгляд! Казалось, что он видит насквозь её эгоизм и смотрит на неё с малой толикой презрения. Выражение лица Аманды застыло, ей ничего не оставалось, кроме как, стиснув зубы, выдержать этот взгляд. Она ожидала, что Фэн Цзин сделает ей выговор или спросит «что за чушь?» ...

К её удивлению или страху, Фэн Цзин ничего не сказал. Абсолютно ничего не сказал. Он только лишь бросил мимолетный взгляд на неё и быстрыми шагами направился из кабинета.
Аманда поняла, что с этого момента Фэн Цзин безжалостно вычеркнул её из своей жизни. Она больше никогда не сможет вернуть себе его доверие.

- Ты, ты отправляешься на переговоры с режиссером? – раздавшийся позади Фэн Цзин вопрос заставил  его вздрогнуть. При этом Фэн Цзин даже не повернул головы, как и не дал своего ответа.

 

Превозмогая боль, Ду Юньсю прибыл на съемочную площадку. В отличие от обычных переломов или трещин костей, перелом рёбер, на самом деле, доставлял больше хлопот и неудобств. В случае осложнения необходим постельный режим, чтобы постоянно находиться в горизонтальном положении. В менее серьезных случаях все равно было нельзя долго стоять на ногах и необходимо больше отдыхать.

Ду Юньсю на самом деле было очень больно, поэтому он носил специальный корсет, который с одной стороны немного затруднял дыхание, но с другой стороны обеспечивал лучшее срастание рёбер и предотвращал их смещение в будущем.

В это время на съемочной площадке находились Лю И и актёр второго плана, снимая очень трудную сцену. Режиссёр сидел позади камер.

Пока Ду Юньсю подвергался нападкам со стороны СМИ из-за истории с автомобильной аварией, он постоянно переживал, что это отразится на съемочной группе. Потом он услышал, что режиссёр ругал Ду Юньсю во время съёмок и даже хотел его заменить! И сейчас, увидевшие его сотрудники, не спешили здороваться, боясь совершить необдуманный поступок. Ду Юньсю только и оставалось, что стоять в стороне, ожидая окончания съёмок, мгновенно замирая подобно статуе. Режиссёр очень часто переснимал неудавшиеся сцены, но это не являлось большой проблемой, ведь это и есть стремление к совершенству. Дожидаясь пока не получится совершенство, Ду Юньсю с вымученной улыбкой аккуратно придерживал рукой травмированное место. 

Лю И, наконец, заметила Ду Юньсю и, единственная из всех, подошла к нему. Ду Юньсю на удивление испытывал смешанные чувства: он одновременно был тронут её заботой, но в то же время испытывал стыд. Во время съёмок в фильме, он уголком глаза присматривал за состоянием своей партнерши, но встретившись сейчас, лично, Ду Юньсю нахмурился, он немного чувствовал её беспокойство.

Он понимал, что в каждой женщине есть материнский инстинкт. Ду Юньсю время от времени пробуждал в ней эти чувства, и у неё болело сердце за него ...

Второй мужчина-актёр не разделял её мнения. Он постоянно подсознательно чувствовал, что его сила – в таланте, но игра Ду Юньсю в самом начале и последующий стремительный рост его популярности  привела к тому, что он был подавлен и в душе испытывал грусть. Впоследствии он услышал требование режиссера о смене актера. Теперь он ощущал, что ему подвернулся благоприятный момент: кто знает, может быть, его выберут на главную роль или что-то случиться после того, как выберут другого актера на роль главного героя. В конце концов, он лучше остальных знает сценарий, знает эту роль и ему нужно меньше времени для адаптации.

 

Съемки завершились. Режиссёр громко прокричал «вырезать» и махнул рукой, намереваясь выйти наружу, не замечая при этом, стоящего отдельно Ду Юньсю.  

У него тоже был свой характер. Несмотря на то, что он не мог сравниться с предыдущим поколением, но худо ли, бедно он получил несколько наград и работал с хорошими актёрами, а сейчас ему бросали вызов. Кто этот актёр такой, чтобы заставлять ждать режиссера и всю съемочную группу?! «Это шутка, серьезная автомобильная авария? Или автомобильная авария должна вызывать сочувствие? Извините. Автомобильная авария только доказывает, что тебе не повезло. Так что можешь сказать фильму "пока-пока"».
Его чертой характера было сочетать коммерческую выгоду и настоящее искусство, а также находить компромиссы с людьми. К тому же он в совершенстве сочетал идеальное представление с реальностью, что помогало ему уживаться с людьми. При помощи хороших кассовых сборов фильма он, возможно, получит премию.

Возможно это и стало причиной того, что он решил взять на главную роль, поставив его с главной героиней Лю И, популярного на тот момент айдола, не обладающего высоким уровнем актерского мастерства, согласившись с инвесторами. При этом ему нравился внешний вид второго актера-мужчины.

Несмотря на то, что он знал, что Ду Юньсю покажет лучшее актерское мастерство, режиссёр не мог так надолго отложить съемки фильма. За это время пройдут сроки подачи заявки на премию «Золотой кипарис». Он сам хозяин своей жизни.

После того как он получил травму, агенты других актеров были недовольны, говорили недовольным тоном.

Ду Юньсю бравировал, с трудом подходя к собеседнику с усмешкой.

- Вы ведь видите, что я на самом деле хочу сниматься в этом фильме.

- Хорошенько лечитесь, не думаю, что ранения очень серьёзны, и в следующий раз у вас окажется благоприятная возможность! – режиссёр неумело утешал актера. Даже зная, что актер, в глубине души, не удовлетворен ответом, в артистических кругах нужно быть аккуратным в комментариях, чтобы никого не обидеть.

- Нет, вы не поняли, я на самом деле хочу играть в этом фильме ...

- Ах, о чем ты говоришь Ду Юньсю? – режиссёр посчитал его слова шуткой. – Здесь так много людей, большая съемочная группа, и никак невозможно потратить три месяца впустую... Ох, лучше возвращайся домой и хорошенько подлечись!

- Не нужно ждать три месяца. Мне достаточно пятнадцати дней! – принялся торопливо объясняться Ду Юньсю.

Режиссёр пристально осмотрел Ду Юньсю с ног до головы. Одного взгляда хватило, чтобы прочитать в его глазах настойчивость, но режиссёр не до конца доверял своим глазам.
- 15? А что насчёт 10 дней? – насмешливо спросил режиссёр. – Забудь об этом. В дальнейшем предстоят много экшен сцен, ты уверен, что сможешь сниматься в них? К тому же, разве СМИ не выставляют актера как мученика со стороны режиссера? А если в твоих рёбрах обнаружится трещина, как быть тогда? К этому времени фильм будет снят наполовину и уже по-настоящему ничего нельзя будет поменять, – на этот раз режиссёр говорил открыто. – К тому же эти 15 или 10 дней также составят промедление в съемках!
Режиссёр с усмешкой отмахнулся и ушёл, игнорируя Ду Юньсю, стоящего рядом. Ду Юньсю опустил голову, погрузившись в минутное размышление. Когда он поднял голову и посмотрел в спину режиссера, его взгляд изменился, он был совершенно уверен в своих силах.
«Даже руководство знает, что я главный герой».

 

Предположения Аманды оказались не верными. 

Фэн Цзин решил не вступать в конфронтацию с режиссером, он договорился по телефону о встрече с Лю Чжаном.  Эти двое вращались в одних кругах довольно долго, слышали друг о друге много сплетен и слухов, у них было несколько легкомысленных встреч и они выпивали вместе несколько раз. Они знали друг друга лично, но нельзя было говорить о том, что между ними дружеские отношения ...

«Когда вы будете свободны? Я приглашаю вас выпить чаю» – Лю Чжан услышал это по телефону буквально час назад, и сначала немного колебался, но затем решился. Взвесив все за и против, он все же решил, что в данной ситуации предпочтительно принять предложение Фэн Цзина. Конечно, в телефонном разговоре он постаралась пустить пыль в глаза. Выслушав вопрос, он сказал, что ему нужно уточнить своё забитое расписание, намекнув Фэн Цзину, что «несмотря на мою занятость», он выкроит свободную минутку. Пусть Фэн Цзин не забудет его человеческое отношение.

Встреча этих двух людей не была обычной, по пустяковому поводу. Фэн Цзин всем своим видом показывал, как он признателен за это отношение.

- По слухам, вы приняли близко к сердцу недавний инцидент с Ду Юньсю, актером из нашей кампании, – Фэн Цзин оказался напротив Лю Чжана и улыбнулся.

Невозможно обойтись без комментария, Фэн Цзин выбрал удачный момент для смеха, когда он улыбался, то выглядел как злодей, которого хотелось уничтожить, но как при этом ему удавалось выглядеть таким соблазнительным, привлекая внимание завораживающими глазами?

- Даже после этой аварии вам необходимо поддерживать имидж сестрицы Лю И.

- Ха-ха... о чем вы? Ее имидж нисколько не пострадал после этого инцидента, мне не задавали много вопросов. Люди восприняли это в целом неплохо, – Лю Чжан понял, что Фэн Цзин оказывает на него давление, и это значит, что он стремится предложить ему заботу о Ду Юньсю.

- Я не сказал ничего плохого. Просто говорю о том, что раз Ду Юньсю получил небольшую травму, то и Лю И могла бы взять перерыв. Надеюсь, что вы сможете это согласовать с режиссером – Фэн Цзин не мог говорить прямо, поэтому иносказательно завуалировал свои слова.

- Возможно ли ... режиссёр думает о замене? – Лю Чжан была опытным человеком, поэтому он поставил три очка, что догадался об истинных намерениях. – Возможно, это будет слишком трудно сделать... вы же знаете, что я всего лишь простой агент.

Лю Чжан медленно провёл по волевому щетинистому подбородку, неторопливо достал из портсигара сигарету и закурил, выпуская дым. 

- Да будет вам! Я ведь знаю о ваших блестящих способностях. – Вы тот человек, который возвышается над всеми. Лучше вас в этой сфере никого нет, – Фэн Цзин воспользовался случаем поддеть собеседника.

Этот искусный человек заставил компанию вложить много средств в фильм. Именно поэтому все инвесторы были заинтересованы в Лю И. Поэтому Фэн Цзин посмотрел в корень и не отправил Аманду на переговоры с режиссером, а решил связаться напрямую с инвесторами, чтобы те оказали давление на режиссера. Если инвесторы решат отложить спонсирование фильма на неопределенный срок, то режиссеру придётся подчиниться их требованиям.
- Мы не можем говорить об этом, ты ведь должен понимать моё положение, – Лю Чжан выпустил изо рта дым и не предложил помощи, также как и не отказал в ней.
- Мы очень много работаем. Но нельзя не принять во внимание точку зрения нашего босса.
- Даже если твои слова справедливы, нужно ведь узнать мнение Ли Жуя, не так ли?
- Поверь в мои слова, в будущем это решение принесёт много прибыли, – Фэн Цзин засмеялся, показав выразительные лисьи глаза.

Если Фэн Цзин, упрашивающий его, мог довольствоваться своим скромным положением, то Лю Чжан не мог пренебречь своей профессией и постоянно старался опередить находящихся рядом людей. Однако его собеседник выбрал очень серьёзный тон разговора, и это было ... неожиданно.

- Фактически, ты напрямую заявляешь, что Лю И в этом году сможет получить премию?

Фэн Цзин понял, что попал в яблочко.

- Спустя три года работы Лю И сможет в этом году претендовать на премию, несмотря на других актрис в этой области, как например Линь Сюань.

- Несмотря на мою веру в твои слова, я не могу представить, чтобы Лю И получила премию, не прикладывая особых усилий.

Фэн Цзин, натянуто улыбаясь, посмотрел на своего собеседника. Конечно, Лю Чжану нужно все взвесить и проверить, прежде чем доверять его словам о награде для Лю И в этом году.

- Вот только ... Ты не задумывался о том, что  если твоя сестрица добьётся этого, то и твоё положение значительно изменится.

Лю Чжан сжал между длинными указательным и средним пальцами сигарету и сделал небольшую паузу. Он не смог ничего ответить, только взглянул на Фэн Цзина, приподняв брови. Фэн Цзин показал ему, снятый на собственный телефон, видеоклип, который ему удалось запечатлеть, когда ездил на место съёмок. Небольшой отрывок, снятый на непрофессиональную камеру, с плохим разрешением и цветопередачей, с посторонними шумами на заднем плане, он не мог сравниться с фильмом. Но запечатленная сцена, где Лю И смотрит вслед уходящему Ду Юньсю, её взгляд, внешний облик, актерская игра, наконец, позволяла зрителям прочувствовать притяжение.

Какая красавица! Её сдержанная красота, талант и  неповторимое изящество, затрагивали сердца людей.

Небольшой дисплей мобильного телефона мгновенно отразил энергию свободы, немыслимую харизму, на которую можно смотреть, не отрываясь, вечно. Как тогда раскроется этот талант на трехметровом экране в высоком разрешении?
Лю Чжан и подумать не мог, что талант Лю И может раскрываться так стремительно!

Какая тонкая работа!

- Эту сцену она сможет так хорошо сыграть только с Ду Юньсю! –  вполне в себе уверенный, произнёс Фэн Цзин, прищурив глаза. Его длинные густые ресницы снова собрались дугой, делая выражение взгляда хитрым и немножко томно-ленивым.
Он изначально хотел попросить Лю Чжана об услуге, чтобы тот оказал воздействие на инвесторов и уговорил их не позволять заменить Ду Юньсю. Но в этот момент Лю Чжан окончательно понял, почему сидящий напротив мужчина стал легендой в круге актеров, стал легендой среди агентов! Фэн Цзин себе на уме, отвечал за каждое слово и поступок. Именно поэтому, среди других людей его волевой характер привлекает такое внимание!

- Согласен.

Фэн Цзин не зря встретился с Лю Чжаном, тот ответил «согласен» спустя короткое время.
В это время на съемочной площадке. Ду Юньсю произнёс в спину режиссёру одну фразу:

- Даже руководство знает, что я главный герой. Даже вы, в глубине души, понимаете, что только я смогу сыграть эту роль, приложив все своё мастерство и получив блестящий результат!
 Четверть часа назад Ду Юньсю говорил достаточно темпераментно, но сейчас его глаза были пронизаны мудростью, взгляд был непоколебим, а все тело излучало уверенность в себе. Складывалось ощущение, что в него мистическим образом вселился дух его героя из фильма Тан Юньци. Ослепляющий, все были у его ног.

 

Глава 21

 

В левое плечо Тан Юньци вонзилась стрела! Эта стрела вышла из лука Тан Яоцзу, находившегося среди мятежных войск. 

Варвары нарушили границу и подожгли укрепленный город. Тан Юньци, взяв в подчинение армию, до конца отстаивал позиции. Простой народ в центре города не щадя жизни защищал свои дома.

Однако среди противников были не только обладающие военной мощью варвары, но и его брат! Когда он вел войска в атаку, стрела, пущенная ему в спину, принадлежала его брату!​  
На лбу Тан Юньци выступил холодный пот. Главнокомандующий варваров, увидев, что он ранен, без устали его преследовал, он разослал во все стороны преследующие войска с целью убить его.

Тем, кто сейчас поддерживал Юньци, была его первая жена, переодетая в мужскую одежду – Шэнь Юйфэн! В эту минуту они прятались в крошечной пещере.
Губы Тан Юньци были мертвенно бледными, с его лба падали крупные капли пота, но взгляд нисколько не изменился: черные как смоль глаза, светились решительностью, словно он был здоров. 

- Иди первой, я уведу преследующие войска,  – даже в таких опасных условиях он в первую очередь стремился защищать, по-прежнему беспокоясь о её безопасности. Может между супругами и не было глубокой симпатии, всё же в силах мужчины стараться защитить женщину.

Шэнь Юйфэн пристально посмотрела на Тан Юньци. Это был именно её муж. Из аристократической семьи мотов и разгильдяев. Сын главной жены, он не мог сравниться талантом и образованностью со своим младшим братом, сыном главной наложницы. Рожденный знатной матерью, он вскоре был лишен права наследственного вступления в Высший военный совет своим отцом.

Та стрела. Тан Юньци был так потрясен предательством, что беспокойство о нем потревожило боевой дух армии, поэтому, собрав все силы, он в одно мгновение изменил настроение и передовой и тыловой частей огромного войска.

Тан Юньци не испытывал таких чувств, как ярость или ненависть, он всего лишь сказал Тан Яоцзу одну фразу, и только Шэнь Юйфэн увидела в глазах Юньци горечь по утерянной связи с братом.

- С этого момента у меня нет младшего брата! Есть лишь миссия защитить главнокомандующего города Цзинюань! Те, кто создадут помехи, будут казнены.
И наступил багровый закат. За спиной Тан Юньци скорбно выли штормовые ветры.

 

В глубине души Шэнь Юйфэн понимала, почему Тан Яоцзу так поступил. Потому что Тан Юньци в критические минуты проявлял тот вид мудрости и дальновидности, ту решительность и непринужденность, ту связь с полководцами, что ослепляли глаза; потому что мать Тан Яоцзу сеяла между ними раздоры, и потому что она ... Тогда она хотела быть с таким решительным мужчиной, и зависть Яоцзу довела его до помешательства.
В данный момент в глазах Шэнь Юйфэн мелькали разные чувства: она была растрогана, пристыжена, встревожена, ее сердце трепетало.

Эта ночь была невыносимой не только для Тан Юньци. Она приняла решение за один вечер, главным образом желая богатств и почестей, супружеской любви, власти и славы.

Шэнь Юйфэн кусала губы в нерешительности. Набравшись решимости, она достала кинжал и вонзила его в Тан Юньци, его тело вздрогнуло!

«Донг!» – бронзовый наконечник стрелы упал на землю.

Удар был жестким, и в результате выпал тот самый наконечник стрелы. Он имел форму мотыги с пятью железными зубьями, каждый из зубьев заканчивался острым шипом.

Если древко стрелы входит в тело, его легко можно вынуть, только  шипы могут оставить глубокие раны.

Поэтому после бесплодных попыток выдернуть стрелу Шэнь Юйфэн ножом углубила отверстие, чтобы его вынуть. От начала до конца она действовала быстро и спокойно, ее руки ни разу не дрогнули.  Но когда после выхода стрелы из тела ударила струйка крови, Шэнь Юйфэн почувствовала, что она вот-вот упадет в обморок. Будто вслед за этой стрелой ушли все её силы.

- Отлично сделано, – Тан Юньцы втянул сквозь зубы воздух, слабо расхваливая её работу.

Он был бледен, словно лист бумаги, но в глазах светилась нежность.

- Я должна была это сделать, как твоя жена, – Юйфэн заботливо следила за правой рукой мужа, перевязывая рану. – Ведь я твоя законная супруга. Жена главнокомандующего Цзинюаня. На всю жизнь.

Юньци улыбнулся, уголок его губ приподнялся в усмешке.

Впервые он своей рукой накрыл руку жены.

  
После просмотра этого отрывка Лю И сама сильно растрогалась.

В таких условиях Тан Юньци уладил отношения с отцом и братьями, храбро  защищал стены города. Встретившись с женой он, в конце концов, добился её расположения. Смешение всех этих сюжетных линий доводило её до слёз.

Стоя сбоку, просматривавший обрывки режиссер внезапно сказал Лю И целую фразу:

- Ты сыграла великолепно! В этом году ты точно получишь лавровый венок, а если не получишь, то судьи не отличаются дальновидностью! 

Долгое время находясь в артистических кругах, он прошел через торговлю и дипломатию. Он научился просить материальную помощь, искать инвесторов, научился пускать пыль в глаза, понял правила  игры.

В этот раз эта женщина была важнее, чем мужской состав.

Изящная, умная, решительная, хоть время и было неудачным, разве это имело значение?
Участие Лю И в этом фильме было значительно меньше, чем у Ду Юньсю, но она за такое короткое время смогла полностью выразить свою героиню.

Этот персонаж существовал только в его фильме, что привело к гордости режиссера.

- Если я и приобрету титул за лучшее исполнение, то потому что мой партнер ... настоящий «король экрана»... – вторую половину фразы Лю И едва слышно побормотала.

Без Юньсю... не было бы и её.

Если бы Юньсю своей игрой не повел её за собой, то её трактовка своей героини  не была бы правильной. 

«Королём экрана» стал новичок, совершивший невозможное. 

По мнению Лю И, игра Ду Юньсю уже была на одном уровне с «королем экрана», а за его восхождением было довольно забавно наблюдать.

Находясь в середине съемки, Юньсю не понимал, почему он вспомнил ту автокатастрофу, случившуюся в прошлом месяце.

Такого рода химия, пусть даже и в другом фильме и с другим актером, не могла быть достигнута.    
В общем он чувствовал... что не было той самой мягкости, того самого спокойствия.
Но партнер Лю И защищал её. Она, слушая своего брата,  решила не вмешиваться в дела ESE и беречь свою шкуру, и такие случаи были привычны в актерской среде.

В глубине души ей было стыдно, стыдно перед Юньсю.

Разве не схожая ситуация была и у её героини, Шэнь Юйфэн? Тан Яоцзу, не имея права любить жену брата, не обязательно должен был выстраивать планы за спиной  Тан Юньци.   
Спустя некоторое время стыд в реальности и стыд во время пьесы нагромоздились друг на друга... Режиссер хвалил её, а она ... 

Среди актеров старшего поколения было одно выражение: «Войти в роль».
Она имела специальное образование, знала, как играть определенные образы, понимала важность старательной работы, понимала, как изобразить смену чувств у разных людей, но у неё никогда не было чувства, что она «вошла в роль». Доходило до того, что на неё свысока смотрели некоторые знаменитости.

Для того, чтобы показать искреннее чувство на сцене, она вступила в тайную связь, заставляя себя войти в роль. Но сейчас она поняла, что означало это выражение. 
Ду Юньсю не был Тан Юньци из пьесы, это она понимала. Но и Ду Юньсю в реальной жизни, и Тан Юньци из пьесы, разве они оба не обладали тем самым, что позволяло им затрагивать сердца людей, тем, что притягивало людей в их окружение. Таких как Шэнь Юйфэн, таких как ... она.


Ребра всё ещё побаливали, но Юньсю уже не мог о них как следует заботиться, так как хотел получить фильм хорошего качества. Когда он сказал режиссеру об этом ужасном случае, то был растроган полученной реакцией. В то время режиссер подумал, что Юньсю нужно дать ещё один шанс.

- Режиссер Лянь, вы же понимаете, что только я могу играть этого героя, только я имею талант наиболее эффектно его представить!

После того, как Юньсю это сказал, режиссер остолбенел. Затем вперил в него свой взгляд и только после этого заговорил. 

- Прежде ты работал в сериалах, в которых не требовалась актерская игра, почему ты так уверен... в том, что не будет актера, который тебя превзойдёт? Который не отобразит героя более талантливо?

Режиссер говорил медленно, будто бы убеждая Юньсю и себя.

- В мире не существует фильмов или сериалов, в которых не требуется актерская игра, существуют лишь способы актеров изобразить те или иные образы, – хладнокровно ответил режиссеру Юньсю,  серьёзно глядя ему в глаза.

- Я изучал этого персонажа три месяца, он вялый, ироничный, не воспринимаемый всерьёз, но, тем не менее, во время опасности он храбро защищает Родину, сплотив народ. Нет того, кто бы понимал его  глубже, чем я. Тан Юньци – это я! Я – это Тан Юньци!

Эта самоуверенность была смехотворной, но услышав Юньсю, режиссер не мог выдавить из себя смешка. Он был удивлён, поняв, что Юньсю был искренен.

Не слушая его, можно было решить, что этот актер жалобно лебезит о том, чтобы поменяться – а это, имеющий чёткое представление как он будет играть, верящий в свои силы, актёр!

В тот момент его мобильник зазвонил, это был инвестор.

- Да, это я. Фильм? Прямо сейчас снимаем.

- А, хотите менять актеров?

Он повторил это партнеру, тот, глядя на Юньсю, подошёл.

Улыбнувшись про себя, режиссер словно расставил всё по местам.

- Кто, вы говорите? Кто станет заменой?

- Кто кроме Юньсю сможет играть этого героя? Не волнуйтесь, этот фильм будет продаваться, деньги вернутся.

В этой сфере всем правили слава и деньги. В глубине души все клали на весы жажду славы и денеги с одной стороны, и стремление создавать искусство с другой. И через длительное время они теряли свое направление, соблазнившись властью и могуществом.
Но.
Все же существовали моменты, когда можно было почувствовать красоту искусства и фантазии. Это было ни с чем не сравнимое мгновение силы прекрасного.

Даже забросив изначальную мечту, можно отыскать её за четверть часа.

 

Глава 22 

 

Фильм «Тан Юньци» вышел в прокат.

Режиссёр в частном порядке отправился на промоушен фильма по крупным городам вместе с исполнителями главных ролей Ду Юньсю и Лю И. Хотя средства, вложенные в этот фильм, не могли сравниться с теми деньгами что вложили в фильм Чу Фэна, но создатели показали небольшой кусок из фильма и тем смогли привлечь к себе внимание и перетянуть к себе привилегии.

В городе одновременно проходило много презентаций. На телевидении, в печатных СМИ поочередно развертывали рекламные акции: трейлер фильма, репортерские заметки, встречи актеров. Одно за другим все это транслировало телевидение. Это и в самом деле была блестящая задумка-реклама с помощью трейлера, главным образом потому, что этот показ заставил общество встрепенуться.

Однако, вслед за такого рода интенсивной агитацией, начали распространяться и другие, диссонирующие «слухи».

Несколько сайтов решили снова поспекулировать на объедках инцидента «вождение в нетрезвом виде» Ду Юньсю. К счастью, на прошлой пресс-конференции с журналистами Фэн Цзин был достаточно убедителен и когда снова обнаружились эти данные, то на редакторов веб-сайтов обрушились с критикой их же коллеги. В результате им не удалось создать бурной волны реакций, а заметки просто стремительно исчезали.

Это продолжалось совсем недолго, и вскоре в интернете появилось много взглядов и точек зрения, страстно отстаивающих следующую позицию:

«Это часть постановки, поэтому Ду Юньсю и выглядит так уродливо»,

«Ради этой роли он будет выглядеть страшно, но будет совсем неуважением снова играть в подобных фильмах и выглядеть неказистым»,

«Мы хотим, чтобы Ду Юньсю был примером для подражания, не хотим больше видеть его одетого уродливо»,

«Не смотрите «Тан Юньци», стилисты сделали Ду Юньсю слишком некрасивым. Когда мы снова увидим его красивым? Хо-хо, когда же сможем посмотреть на него»,

«Вот именно, не смотрите «Тан Юньци». Абсолютно точно не следует смотреть фильм «Тан Юньци»!»

Несмотря на то, что эти комментарии довольно сильно раздражали, однако когда они, наконец, дошли до слуха Лю И и режиссера, некоторые из них выглядели совсем глупо.
Сначала режиссер не знал о таланте Ду Юньсю. Он выбрал его, потому что тот был популярным в составе «Наследия», и режиссер думал, что основной публикой станут его фанаты. Однако теперь именно его фанаты призывали не смотреть фильм «Тан Юньци» и давали подобные советы друзьям и родственникам, так как он уродливо выглядит.
«Подумать только, эти люди...» – режиссёр с одной стороны хотел и плакать и смеяться, а с другой стороны знал, что этими фанатами воспользовались фигуры, стоявшие за всем этим.
В основном, когда фильм впервые демонстрировался на экранах, реакция общества была такой же. Группы конкурентов могли нанять несколько подставных лиц или воспользоваться другими связями, чтобы поставить подножку. Самые крупные неприятности ожидаются, если подключится Центральное управление радио, кино и телевидения, тогда это или затруднит выход фильма или фильм выйдет не в самое благоприятное время.

В чёрном списке окажутся актеры, режиссёр и также фильм. Резюмируя, пусть люди услышат о том, что не стоит смотреть этот фильм, тогда они воспримут как вызов и отправятся в кинотеатры, чтобы посмотреть на то, что якобы «не заслуживает внимания».
Вообще, выступая раньше, Ду Юньсю слишком укоренился в сознании, как часть команды «Наследия». Теперь же, этот фильм очернял его образ, особенно после выхода рекламы с его растрепанной головой. К этому прибавилось еще и недовольство значительной части активных фанатов, которые не только гневно кричали: «Не смотрите фильм», но ещё и в отправленных письмах ругали стилистов. Дошло до того, что скрин с сообщениями фанатов: «Не смотрите», «Не дайте ему прославиться, блокируйте его!» с одного сайта разместили в газете.

«Несметное количество фанатов твёрдо настроены не смотреть "Тан Юньци"» – новость об этом бесчисленное количество раз перепечатывали в газетах.

- Не стоит принимать это так близко к сердцу, – утешала режиссера Лю И. – Подумайте, на что способны эти люди. Они сейчас всего навсего погалдят и дело с концом.

Режиссёр посмотрел в глаза Ду Юньсю и беспомощно качнул головой, ничего ведь не поделаешь. Ду Юньсю не произнёс ни звука.


Во время одной из встреч в рамках промоушена, журналист задал прямой вопрос:

- Ду Юньсю, сейчас многие ваши фанаты коллективно не хотят смотреть фильм «Тан Юньци», каким образом это отражается на кассовых сборах?

Режиссёр уже готов был дать ответ, но Ду Юньсю первым взял микрофон, несмотря на то, что режиссёр колебался, и подвинувшись поближе к журналисту, улыбнулся уголком губ:

- Это потому, что они просто не могут принять меня в таком неказистом обличии. Но я верю, что настоящие фанаты не примут это близко к сердцу. Настоящие фанаты любят не только внешность, но и актерское мастерство, умение перевоплотиться в своего героя и работу во время фильма. Такие люди обладают собственным взглядом на вещи, к тому же у них есть рассудительность в подобных вопросах. Они не смотрят только на внешний вид актера, фанаты или признают его полностью или также полностью отрицают.

Ду Юньсю с улыбкой поправил очки на лице. Блестящие глаза нежно освещали улыбающееся лицо; такого рода улыбка, словно глоток свежего воздуха для сидящих перед телевизором, они обнаружили, что совершенно невозможно сопротивляться обаянию этого человека с экрана, когда подобная улыбка просачивается к тебе в сердце.
- Я очень благодарен такой поддержке от своих фанатов! Так как вы меня поддерживаете, я получил возможность на этой длинной дороге к славе двигаться ещё дальше и уверенней. Во время съёмок «Тан Юньци» я потратил очень много сил и энергии, оттачивая работу над своим персонажем. Кроме того, во время съёмок я и Лю И попали в автомобильную аварию и у меня были трещины в ребре, на восстановление от травм понадобился целый месяц, и подобный промах чуть не стоил мне роли. К счастью, режиссёр дал отсрочку по времени, веря в мои способности. Я весьма тронут оказанным доверием! Поэтому, что касается меня, фильм «Тан Юньци» это не только возможность влиться в круг актеров, но ещё и первая серьёзная роль в кино.

- Это имеет глубокий смысл! Это несет большое значение! Он приобрёл опыт, попав в автомобильную аварию и по-прежнему оставаясь главным героем! Режиссёр, Лю И и вся съемочная группа в целом не утратили доверия к нему! Мы сообща работали над производством фильма в течение 8 месяцев и с нетерпением ожидаем, когда он предстанет перед зрителями!

Ду Юньсю ни словом не обмолвился о своём невзрачном внешним виде. Даже момент с растрепанной головой упомянул вскользь. Он обратился ко всем людям, даже к тем, которые не были его фанатами. Нужно было, чтобы до них дошло это послание, чтобы оно перекочевало на другие каналы и больше не поднимался вопрос «не смотрите фильм», пусть они идут в кинотеатры и своими расходами поддержат Ду Юньсю.
Вскоре после этого завершился премьерный показ фильма «Тан Юньци» и многие фанаты, не в состоянии сдержать распаляющих эмоций, оставляли сообщения на форумах, один за другим соединяясь с другими людьми, со своими друзьями и близкими:

«Ты должен непременно сходить и посмотреть этот фильм!!!»

«Ду Юньсю нереально крут, такой классный!»

«Я никогда ещё не встречал такого образца для подражания, как Юньсю!»

«Он и в самом деле очень хорош, А-А-А, визжу от восторга, кроме как классный, я не могу подобрать другого слова, чтобы описать его внешность! Хотя у актера нет жены, его все равно можно назвать очень семейным человеком!»

«Хотя финал у фильма очень жестокий и крайне бесчеловечный! На мой взгляд, смотреть на то, как умирают можно только сквозь рыдания, У-У-У-У!»

«У-у-у-у, хотя я все ещё не могу отделаться от одной мысли, почему мы все это время не хотели его смотреть?!»

«Фильм стоит затраченных средств, хотя бы из-за такого финала».

 

На протяжении 80 минут фильма, Ду Юньсю ходил неряшливо одетый, в одежде с неподвижными краями, словно в лохмотьях. В тот момент по нему нельзя было сказать, что он действительно сын  «Наследия».

Зрители с самого начала почувствовали эту чрезмерно большую разницу. Однако то, как прошлый раз Ду Юньсю пристально глядел, поправляя очки, его нежный взгляд, в то же время со скрытыми чертиками и лукавым блеском, одним ударом мощно притягивают к себе, заставляют сердца женщин-фанаток буквально плавиться и сгорать дотла. Так что если даже одежда и некрасива, это не такая серьёзная проблема, чтобы не вытерпеть.
Так что с одной стороны они терпели его ужасающий внешний вид, с другой стороны постоянно возвращались к глазам и блеску Ду Юньсю, возбуждающему, привлекающему внимание изгибу губ Ду Юньсю.

Пожар войны захватил укреплённый город, после того, как Тан Юньци наконец-то занял место своего отца! Ворвавшийся противник грабил, убивал людей, не было таких зверств, на которые он бы не пошёл. Находящаяся обычно рядом с троном свита аристократов, называвшая Тан Юньци размазней, обезумела от страха и спешно бежала из города, оставляя население без защиты. Отец думал, что, так как это место Тан Яоцзу, то он и должен заниматься обороной. В действительности же Тан Яоцзу изъявил страстное желание заменить отца и встать во главе войска, но под резким осуждением матери решил покориться, не осмеливаясь перечить.

В это время вперёд смело выступил Ду Юньсю в сверкающих черных доспехах! Словно рыбья чешуя, доспехи переливались на солнце, плотно прилегая к совершенному телу Ду Юньсю, он выглядел серьезно в этот торжественный момент и  словно распространял вокруг себя непобедимую волю к победе! В руке был великолепный острый меч, не имевший поражений, на котором был изображён белый тигр. Лошадь с громким ржанием переступала крупными ногами, а копыта отбивали нетерпеливую песню, словно она собиралась перескочить леса и моря. Ду Юньсю медленно отвернулся. Ослепляющий солнечный свет потихоньку исчезал. Опрятно выглядящие виски, расчесанные волосы, безукоризненно ровно уложенные в прическу. Стремительно взлетевшие брови, буквально к самим вискам. Отчетливо выразительные глаза, словно подведённые чёрной тушью, чёрные, как будто сбрызнутые графитовой краской, глаза, в которых тонкими линиями струились мудрость, решительность и отвага.

Твёрдое выражение лица, внушительная фигура и, кроме того, появившееся изящество в движениях, не могли не потрясти генерала, как будто рядом не было никого, кто мог бы справиться лучше, словно Ду Юньсю был благословлен духами предков. Он всего лишь сменил одежду на более опрятную, но это стало поворотной точкой. В этот момент все присутствующие в кинотеатре зрители, не сговариваясь, затаили дыхание, ожидая, когда Ду Юньсю в этой сцене выйдет из затенённой части и наконец-то они услышат его голос.

После этого, женская часть зрительниц взорвалась в восторженных возгласах.

....
Фильм «Тан Юньци» наконец-то заслужено получил широкую поддержку и всеобщее признание, а также, в соответствии с ожиданиями, сделал неплохие кассовые сборы. Хоть он и был снят после фильма Чу Фэна, но кассовые сборы продолжали расти по сравнению с другими фильмами такого же жанра. Поэтому успех фильма Ду Юньсю – это настоящий успех. В этом году Ду Юньсю и Чу Фэн вместе прошли конкурсный отбор на премию «Золотого Кипариса» в номинации «Лучший дебют». Несомненно, в этом году и Чу Фэн и Ду Юньсю стали наиболее популярными среди актеров, самыми известными, поэтому как только утвердился список номинантов, заговорили о победе одного из них.
«Весь 2012 год эти двое мужчин завораживали нас. Один из них – Чу Фэн, другой – Ду Юньсю, которых объединяет невероятно крепкая дружба, но сейчас они будут бороться за награду «Лучший дебют», а Премия «Лучший дебют» только одна ...»

 

Глава 23 

 

Чу Фэн и Ду Юньсю в короткие сроки достигли пика своей популярности!

В течение одного года, сначала объявили о создании «Наследия», потом каждый из них снялся в «Королевстве» и «Тан Юньци» соответственно, затем ESE приглашала их исполнить камео-роли в сериалах, музыкальных клипах. Почти ежедневно с потрясающей частотой о них выходили заметки по телевидению, в прессе и в интернете.

Некоторые предприниматели также решили «ковать железо, пока горячо». В надежде воспользоваться славой Ду Юньсю в «Тан Юньци», они постоянно приглашали представителей «Наследия».

Это были несопоставимые вещи, если в начале карьеры в «Наследии» у них были одни издержки, то сейчас они начали получать прибыль. Иностранная компания по производству напитков выбрала их лицом бренда, Аманда предоставила им свободу выбора и за один год они заработали 100.000 тысяч долларов.

Ворвавшись на рынок с новой рекламой, они сразу же вызвали мощнейший отклик. Чу Фэн и Ду Юньсю, да и вообще все четверо молодых людей были подобраны очень гармонично и заставили людей за границей интересоваться ими. При такой поддержке, съемки рекламы прошли увлекательно, и люди были охвачены сильными чувствами, встречая рекламу на улицах.

Изначально, этот бренд имел сильных и влиятельных конкурентов на внутреннем рынке. Однако после того как для рекламы пригласили четверку из «Наследия», он обогнал своих конкурентов на 12 % в этом сезоне, что невероятно обрадовало бизнесменов, которые снова пригласили всех четверых из «Наследия», и тут же пообещали, что им всегда будет предоставляться напиток этого бренда.

Во время фан-встречи Чу Фэн за кулисами встретился и разговаривал с ответственным лицом бренда, что стало первым шагом для начала их отношений.

Оглянувшись назад, он увидел, что Аманды уже не было рядом. Фудзисава опять в углу цеплял девушек, Юй Ифей с Ду Юньсю болтали, потягивая шампанское. Чу Фэн бросил долгий взгляд на Ду Юньсю и невольно в душе простонал, затем отвёл взгляд.

- Звезда Чу, в последнее время ты очень популярен, но с каждым днём становишься ещё более известным, – послышался сбоку незнакомый голос. Чу Фэн обернулся на голос и обрадовался, увидев перед собой хозяина агентства, Хуан Цзона. Это был мужчина средних лет, слегка за 40, полноватый с пивным животом, который когда затрагивал тему прошлого, становился похож на старую лисицу.

Товары его бренда были превосходны, компания насчитывала несколько десятков лет хорошей работы, их доходы были невероятных, королевских размеров и они работали с популярными на тот момент айдолами. В сравнении со смелыми, радикальными действиями ESE, остальным всегда не хватало мужества. Поэтому в последние годы, под давлением ESE все остальные находились на втором месте. Хуан Цзону принадлежало именно такое агентство, действующее проверенными способами.

- А! Это же сам Хуан Цзон, здравствуйте! – несмотря на то, что он впервые встретился со своим собеседником, Чу Фэн радостно приветствовал его, расплываясь в улыбке.

- Эхе, я всего лишь посредственность. Просто представитель актера, отправившийся вслед за ним, – Хуан Цзон по-прежнему посмеивался, выпятив пивной живот. И хотя его слова выражали упрёк, тем не менее, в них проскальзывал легкий юмор.

Чу Фэн подчинялся Аманде, хорошо понимая условия работы с ESE. На этот раз ему была представлена свобода, что не могла не радовать актера. Тем не менее, через год после окончания контракта, бизнесмены не продлевали его, а искали исключительно этих четырёх из «Наследия». Так что фактически он не крал контракт на рекламу.

Чу Фэн только ухмылялся, не глядя в камеру. Его собеседник хоть и являлся хозяином агентства, однако тоже имел значительный вес в том обществе, в котором вращался. Сохранившийся авторитет позволял ему даже не работая, получать выгоду.

- Слышал, что в этот раз вы стали моделью с восьмизначным гонораром! – говоря это, Хуан Цзон намеренно преувеличивал. – Боюсь что сейчас, на такие гонорары в актерской среде могут рассчитывать только Се И и Линь Сюань! Это только их рыночная цена! В основном редко приглашают новичков с такой оплатой.

В прошлый раз, на рекламу этого напитка приглашали моих актеров. И плата была 5.000.000 долларов. Не будь ты таким популярным, не было бы высоких цен...

От услышанного в душе у Чу Фэна рождалось приятное чувство. С самого начала его престиж сопоставили с такими королями экрана, как Се И и Линь Сюань, обладательницей премии за лучшую женскую роль.

- Но... – Хуан Цзон сменил тон, оглядывая Чу Фэна черными прищуренными глазами, – в моей компании актеры обладают индивидуальностью. Вы ведь теперь вчетвером получаете плату за рекламу. Ах, за вычетом процентов ведь нужно же ещё поделить на три части, не так ли? Да, это действительно печально, в моей компании прекрасные актеры, но им далеко до тебя.

Чу Фэн немного отшатнулся. Его глаза сверкнули, а выражение лица перестало казаться естественным.

Чу Фэн знал нескольких актеров, о которых говорил его собеседник. Их внешность не была сравнима с его, популярность была более высокой, поэтому для попадания в актерские круги ему пришлось воспользоваться шансом и отстоять своё место. Несмотря на созданные условия, он не сам этого добился. Его собеседник имел в виду, что Чу Фэн не заслужил бы такого положения в одиночку. Сам, без компании.

Несмотря на то, что полученная прибыль от рекламы превосходила доход собеседника в два раза, Чу Фэн понимал, что после раздела он получит прибыль несравнимую с доходами других популярных актеров и это раздражало... в сердце Чу Фэна сразу зародились нехорошие мысли.


Хуан Цзон по-прежнему улыбался, удовлетворенно щуря обсидиановые чёрные глаза. 
- Когда подумаешь о нашей компании? Ты приходи ... – Хуан Цзон нарочно понизил голос. – В таком случае ты больше не будешь лицом «Наследия». Мой взгляд всегда был очень прозорливым, тебе нужно двумя руками ухватиться за предложение моей компании и тогда ты сможешь выйти на новый уровень мировой супер-звезды. Не обязательно сравниваться с Се И.

Международная супер-звезда, человек, подобный императору ... как тут не растрогаться.
Хуан Цзон вышел из комнаты.

- О чем он так долго разговаривал с тобой? – Аманда закончила обмениваться любезностями с представителями СМИ, и, повернув голову, увидела хозяина «Пиньйоу Юлэ» неожиданно беседующего с Чу Фэном.

- Ничего серьезного, – отмахнулся Чу Фэн.

Аманда слегка нахмурила брови. Не то чтобы она попала в немилость, просто понимала, что чем более популярен становился Чу Фэн, тем больше он отдалялся от неё, общаясь с коллегами и друзьями. Она понимала, завязывая знакомства со многими уважаемыми людьми, он не мог связаться с девушкой не из сферы развлечений. Довольно часто она замечала, что девушки из так называемых «сливок общества» оставляли в сердце Чу Фэна приятное тепло. Это совсем не радовало Аманду.

Тем не менее, Аманда по-прежнему чувствовала любовь Чу Фэна. Эта уверенность заключалась в том, что не изменял ей, не пытался усидеть на двух стульях, как это часто встречается в шоу-бизнесе... Это, в самом деле, сложно достижимо.

 

Приближалось время вручения премии «Золотой Кипарис». Ду Юньсю вместе с Фудзисавой и Юй Ифеем часто слышали о том, что в последнее время Чу Фэн довольно много общался с кинокритиками.

Каждый год списки претендентов на премию «Золотой Кипарис» проверялись и оценивались, и все держалось в тайне. Тем не менее, председателем существенно не изменялись 12 имен. Каждого из этих 12 проверяли и оценивали члены профсоюза, независимые кинокритики, культурологи, все они, принимая взятки, могли включать в список дополнительных кандидатов. Как бы неловко это не прозвучало, Чу Фэн раскинул сети так, что вполне мог оказаться в их среде.

Ду Юньсю, услышав об этом, лишь улыбнулся. Успешные люди строят планы не дальше одного дня. Очень многие люди лезут не в своё дело, Ду Юньсю считал не вправе настаивать.

Не знакомый с мнением журналистов из триады Гонгонга, он знал об отношении к нему фанатов. В прошлой жизни у него не было такого большого числа фанатов, поэтому он не знал этого горячего чувства благодарности, когда на тебя смотрят с Надеждой. В будущем поддержка фанатов вознесет его на вершины. Они словно величайшее сокровище, с пылкой страстью пишут его имя в блогах, на форумах. Ради того, чтобы увидеть его краем глаза в аэропорту и сделать несколько фотографий, они могут прождать несколько часов на ледяном ветру. Даже незначительное событие, не стоящее упоминания, заставляет их кричать от восторга.

Таким образом, он был им горячо благодарен за поддержку, особенно после ситуации с автомобильной аварией. Однако случиться может всякое. Изначально у его фанатов завышенные ожидания, но как только они увидят его другими глазами, могут один за другим начать его презирать.

Во всем мире только мы сами можем по-настоящему навредить себе, а не бездушность третьих лиц. Их собственные силы слишком малы, чтобы погасить твою энергию.

...Это, возможно, основная причина. Быть может, он не оправдает ожиданий нескольких фанатов, другие же напротив не перестанут его поддерживать.

 

Как-то раз Фэн Цзин обмолвился намеком:

- Ты для них айдол, поэтому должен быть сильным, чтобы сохранить это положение. Поскольку они приняли решение стать твоими фанатами, ты должен твёрдо стоять на ногах. Ты должен пройти через это, чтобы твои фанаты поняли, что ты достоин того, чтобы поддерживать тебя и следить за твоей жизнью. Каждое событие должно окупаться! Однако сейчас в первую очередь ты должен встать на ноги, они должны понимать эту точку зрения!

Сказанные подобным образом слова, стали причиной того, что, оказавшись перед объективом, он смог сказать своим фанатам до какой степени для него важен фильм «Тан Юньци»!

Остальные люди не понимали, насколько сильные чувства он испытывал, только лишь Ду Юньсю осознавал это. Если он впервые высказался подобным образом, до какой же степени робким он был раньше. Он обязательно попробует сделать так, как посоветовал Фэн Цзин – сначала он должен встать на ноги и дать понять фанатам, что они должны принять эту точку зрения.

После этого интервью Фэн Цзин позвонил ему и обратил на это внимание, смеясь, сказал ему:
- Весьма неплохо сказано. Теперь ты действительно достоин занять место популярного идола.
Ду Юньсю, держа телефон, не понимал, о чем он говорит.

Фэн Цзин низко рассмеялся. Его голос звучал притягательно, словно гладь чёрной озерной воды в сумерки.

- Я сначала думал о том, чтобы преподать тебе второй урок – использовать свою популярность идола, чтобы расширить своё влияние. Но вижу, что ты уже овладел этим приемом, не так ли?

- Я...

Ду Юньсю хотел сказать ему, что сделал это не нарочно. Просто в тот момент он не смог держать себя в руках и последовал велению сердца, чтобы обратиться к фанатам.
- Почему ты хочешь помогать мне? – невольно сорвалось с языка Ду Юньсю. Во время заживления рёбер после автомобильной аварии, он думал, что перетерпит боль и вернётся в течение 15 дней, но Фэн Цзин насильно приказал ему отдохнуть полный срок и покинуть съемочную площадку.

В течение всего этого времени съемочная группа, и другие актёры оказались не у дел, съемки затягивались, и премьера фильма откладывалась. Ду Юньсю на 20-й день связался с Амандой, которая, не сдержалась и ответила ему следующее:

- Похоже ты очень близок с директором Фэном. Ради тебя он впервые воспользовался своим положением в ESE, чтобы договориться с инвесторами о давлении на режиссера, что было сделать невероятно тяжело!

«...»

Он мгновенно лишился дара речи. Потребовалось ещё некоторое время, чтобы слова Фэн Цзина не звучали как эхо далеких воспоминаний.

- Честно говоря, это странно ... – складывалось впечатление, что его собеседник с улыбкой предаётся воспоминаниям.

- Каждый раз, когда я смотрю на тебя, вижу перед собой другого человека. Несомненно, это был талант от Бога, он мог так далеко продвинуться ... жаль, но его талант не был достаточно оценён. Время от времени я думаю, что если бы я в то время был немного напористей, он бы сейчас ... возможно стал бы мировой звездой, хах.

Фэн Цзин говорил медленно, как будто взвешивая каждое произнесенное слово. Его прошлое оказалось совершенно отличным от его нынешних агрессивных манер, возможно воспоминания открыли слабое место в его сердце.

- Сейчас я настоящий бизнесмен. Но когда-то было время, и я являлся актером, появлялся на больших экранах, выступал перед публикой. Не каждый человек способен подняться на ноги...
В телефоне на некоторое время снова воцарилось молчание. За короткий промежуток времени события прошлого пронеслись перед глазами, словно вспышки фотоаппарата, после чего из трубки снова донёсся низкий голос.

- ... Можешь себе представить, это было действительно великое искусство.

Ду Юньсю также молчал, следуя его примеру. Мгновенно он почувствовал ком в горле, который разрастался, подобно стеблю дерева. Он понимал, о чем говорит Фэн Цзин, конечно же, он понимал о ком идёт речь.

Раньше он считал, что может жить сам по себе, не получая признания от СМИ или публики, сейчас же он понял, что когда вкладывал душу в свои выступления, без намерения добиться славы, кто-то его все-таки заметил! Даже если он сам об этом не знал.

- Можешь не беспокоиться о пустяках, в этот раз награда «Лучший дебютант» твоя, – в голосе Фэн Цзина появились загадочные, немного самодовольные нотки. – Именной список претендентов появился после оценки. У меня два хороших приятеля входят в комиссию, они давали тебе хорошие шансы на победу!

- Ах, да! Ещё один человек оценивал, ты можешь угадать кто он.

- Кто?

- Се И.

 

Глава 24

 

В преддверии приближающейся премии «Золотой Кипарис» журналисты выпускали все больше статей, касающихся этой темы. В это напряженное время многие агентства индустрии развлечений вкладывали в работу с общественностью много усилий, вырабатывали различные комбинации и стратегии, сотрудничали со СМИ, которые подогревали интерес к этой теме и увеличивали количество читателей в интернете, привлекая целевую аудиторию горячими новостями.

В этой сфере многие верили в предзнаменования рока судьбы, поэтому многие развлекательные программы, с целью устроить шоу для зрителей, приглашали учителей Фен-шуя и астрологов, с чьей помощью хотели выстроить догадки относительно результатов премии «Золотой Кипарис».

Фанаты, естественно, ожидали, что награду получит их кумир. Они, преисполненные надеждой, с интересом смотрели программу, чтобы своими ушами услышать от учителя Фен-шуя или астролога, что у их кумира, согласно воле судьбы, высокие шансы получить премию, в этом случае они полностью доверяли профессионалам.

Помогали духи или нет, трудно сказать. Даже если кому-то из мастеров, по счастливой случайности, и удавалось верно предсказать судьбу, все же это была проблема. Как говорится, никто не совершенен, даже золото не бывает чистопробным, так что и они не могли постоянно строить верные предположения. Таким образом, предположения и итоговый результат иногда различались.

 «... Если говорить о лице Чу Фэна, то можно заметить, что его подбородок достаточно заострённый. Обычно у людей, у которых такая линия подбородка, хорошо складывается карьера, они деловиты и довольно упрямы в достижении своих целей и их судьба достаточно благоприятна. Подбородок Ду Юньсю в некоторой степени довольно прямой, что показывает его как человека мягкого и нежного. Его гороскоп на ближайшее время не очень-то мощный... Можно сказать, что в номинации "Золотой Кипарис" больше шансов на победу у Чу Фэна».

«У Чу Фэна в сумме фамилия и имя составляют число 24, что является хорошим знаком для закладывания фундамента карьеры, получения богатства и успеха. Его способности заложены самой судьбой. Что касается Ду Юньсю, математическая сумма его имени и фамилии составляет 22, и это значит, что у него героическая, загадочная личность, черпающая вдохновение для игры в подвигах. Не нужно упрекать судьбу, постоянно сталкиваясь с несчастьями. Из всех людей встречаются один или два, которым удаётся выйти из безвыходного положения. Ду Юньсю одарен печатью таланта, страстно желающий пустить его в ход, но, боюсь, что для достижения этой цели ему придётся подождать несколько лет ...»

 
«Родившиеся под знаком Рака в этой ситуации справятся легко, это значит, что в ближайшее время с вступлением в новый солнечный календарь жизнь человека изменится и станет ещё более блестящей. Можно сказать, что в этом деле у каждого из двух номинантов на премию есть возможность добиться успеха. Но действительно ли премию получит один из них и будет смеяться как победитель? На все воля небес и людям нужно это учитывать для победы. Есть же ещё более раскрученные актеры. Созвездие Льва Ду Юньсю также несёт удачу, хотя он скоро и вступит в созвездие Рыб, когда на некоторое время понадобится эффективная помощь, однако этот период принесёт много пользы и даст зарок на долгие годы!»

.....


Фэн Цзин пребывал в загородном доме Ли Жуя, переключая каналы и подсмеиваясь: 

- Как они все могут говорить о том, что у Ду Юньсю небольшие шансы на успех? За исключением этого астролога, все остальные уверены, что награду за «Лучший дебют» получит Чу Фэн.

 

Сейчас в составе жюри находились двое его хороших приятелей и Се И, который также поддерживал его. Как минимум трое его людей оценивают, как минимум трое могут помочь Ду Юньсю. Даже если Ду Юньсю уступит Чу Фэну 10 голосов, ему нужно будет набрать ещё хотя бы 4 и тогда шансы на победу будут довольно внушительны.

Сидящий рядом Ли Жуй приподнял веки, привлекая внимание:

- Почему Чу Фэн не может получить премию в номинации «Лучший дебют»? В этот раз Чу Фэн идеально подходит под все стандарты, он неплохо смотрится в компании других звёзд. Пусть он не показывает такого мастерства, как Ду Юньсю, все же это не одинаковый уровень.

Губы Фэн Цзина тронула усмешка, вокруг лисьих глаз собралось много мелких морщинок, он томно и со вкусом потянулся и, лениво растягивая слова, произнёс:

- Возможно. Но ему нужно несколько лет упорно поработать. Он и в самом деле имеет неплохой потенциал.

Слова Ли Жуя были довольно-таки убедительны поэтому он удивился когда Фэн Цзин спокойно не согласился с ним. В душе Ли Жуя поселились смутные предчувствия что он может получить удар в спину. Поднявшись с софы он изумленно посмотрел на Фэн Цзина.

- Неужели ты настолько сильно хочешь поддержать Ду Юньсю?!

Он никогда не думал об измене Фэн Цзина. Он просто не успел принять меры.

ESE крупная компания, с большими заграничными финансовыми инвестициями, и это все благодаря контролю Ли Жуя, однако все, что касалось актеров и их продвижения – это была обязанность Фэн Цзина и он туда не вмешивался. Это нанесло удар чувствам Ли Жуя. Обычно он получал отчеты с уже составленным мнением, поэтому Ли Жуй просто с ним соглашался. Пусть он и управляет ESE, однако он всего лишь руководитель департамента.
Сейчас он отчетливо видел желание защитить Ду Юньсю. Ли Жуй напротив видел в этом корень всех проблем.

Испортивший себе настроение Ли Жуй недоуменно посмотрел на Фэн Цзина, человека с глубокой как океан душой, и неторопливо встал с софы, отправляясь за барную стойку, облокотился на неё и протянул Фэну стакан Chivas. Это импортный напиток, с глубоким янтарным цветом и насыщенным фруктовым ароматом, с легким привкусом виргинского табачного листа. Ли Жуй залпом выпил его и сказал:

- Чу Фэн имеет большой потенциал и ценен также, как и Ду Юньсю.

Подобным образом Ли Жуй раздавал команды чтобы всем все было предельно ясно. Даже если его собеседник выглядел дерзко, все же он достаточно уважаем чтобы к его словам прислушивались и не перечили, даже если это приведёт к возможной ошибке.

«Чу Фэн с большим потенциалом равнозначен Ду Юньсю?!» Похоже, что Фэн Цзину было забавно слышать подобное, если только он не шутил. У них с Ли Жуем была не самая обычная связь, их связывали долгие годы дружбы и совместной работы. Однако сейчас он впервые понял, насколько их с Ли Жуем взгляды различны.

- Ду Юньсю показывает высокий уровень мастерства не только в сравнении с Чу Фэном. Не просто высший класс! Ты должен внимательно посмотреть «Тан Юньци», увидеть его в трейлере. Его способности в этом амплуа постоянно развиваются!

В юности Фэн Цзин обладал взрывным нравом и с горящими глазами ссорился с Ли Жуем бесчисленное количество раз, однако они до сих пор остаются вместе ... Не так просто вырвать из сердца любимого человека и пойти дальше.

Сейчас они уже не такие молодые, и хоть каждый из них поступает всегда по-своему, все же за долгие годы они сошлись характерами. Можно сказать, что это была их первая крупная ссора за несколько лет.

Фэн Цзин сейчас чувствовал раздражение. Он припомнил слова Ли Жуя в самом начале спора и никак не мог понять, когда для него Ду Юньсю стал не просто простым человеком, а актером, которым он восхищается и оберегает?

Сейчас он услышал от Ли Жуя, что Чу Фэн перспективнее Ду Юньсю. Фэн Цзин чувствовал себя оскорбленным, это был немного щекотливый вопрос!

- Ду Юньсю неплохо играет, – Ли Жуй был в высшей степени невозмутим, спокойно игнорируя направленный на него гневный взгляд Фэн Цзина, – но сколько сейчас в Голливуде актеров-китайцев, которые могут играть как в комедиях, так и в мелодрамах? В международном кино не уважают жанр мелодрам, предпочитая невероятные спецэффекты, отточенные движения и огромные пространства, как в блокбастерах. И именно это собирает кассу! Се И, который также способен играть, ушёл в подобное кино. Почему? Потому что он посчитал, что публика не захочет смотреть на то, как восточный мужчина влюбляется в западную женщину, признается ей в чувствах, страдает. Они хотят видеть кунг-фу, восточное ушу, именно такие образы дарят им чувство новизны, создавая образ сказочного, непостижимого востока. Голливуд достаточно велик и разнообразен, для того чтобы влиться туда нужно привнести что-то уникальное, но в то же время, на первом месте стоит коммерческая выгода!

Ли Жуй снова сделал неторопливый глоток Chivas, на мгновение останавливаясь.

- ...Чу Фэн подражает Се И, об этом знают все, не только в артистических кругах. Но кто не создавал образец для подражания в начале карьеры? Пройдёт время и у него сформируется собственный стиль, тем более, что Чу Фэн не глуп. Невероятно важно, что Се И приняли в Голливуде, таким образом, и у Чу Фэна впоследствии появится шанс войти в эту сферу, поскольку они с Се И принадлежат к одному типу актеров. Се И открыл эту дверь в Голливуд и Чу Фэну будет легче адаптироваться и презентовать себя публике.
Ду Юньсю играет лучше Чу Фэна, согласен, но главная ценность в мире актеров – бизнес! Внешний вид Ду Юньсю не дотягивает до уровня Чу Фэна. Да и с уровнем Се И у него очень большая разница. Возможно лет через 10 он и станет местной «звездой экрана», если и дальше продолжит развивать свой талант, но из него никогда не сможет получиться международной супер-звезды, потому что с самого начала он совершил промах и выбрал не того партнера. Это расходится с мнением Голливуда!

Ли Жуй невозмутимо смотрел на Фэн Цзина, пока анализировал плюсы и минусы Голливуда. В будущем им нужен составной элемент, им не нужен актёр. Фэн Цзин тоже понимал это. В бизнесе Ли Жуй был более опытен, у него отточенный взгляд и он очень точно определял опорные точки для достижения цели. Он понимал, что несмотря на хорошую игру, шансы Ду Юньсю продвинуться в Голливуде равны нулю. Единственную нишу, которую он сможет занять – это историческое кино, на котором сложно заработать.

После того как Ли Жуй закончил говорить, нельзя было не признать, что ход его мыслей шёл в правильном направлении – в сравнении с Ду Юньсю, Чу Фэн отвечал всем требованиям индустрии развлечений.

Однако ... голос в его сердце, сначала нерешительный, потом более твёрдый постепенно нарастал. Ход мыслей Ли Жуя был верный, но его суждения неправильны.

Фэн Цзин пристально смотрел на Ли Жуя. Плотные ресницы на его веках вводили в заблуждение обаянием, но взгляд был решительным и бескомпромиссным.

Сейчас эти двое не были похожи на возлюбленных. Также они не выглядели как начальник и подчиненный. Это походило на противостояние... двух враждующих лагерей, с одной стороны бизнесмен, с другой актёр.

- Допустим, Ду Юньсю в сравнении с Чу Фэном не подходит для игры в Голливуде, ну и что с того? Даже если благодаря помощи Се И и удаче Чу Фэну удастся попасть в Голливуд. Что если голливудское общество его не примет? Но даже если это и произойдёт, ты можешь поручиться за то, что он будет превосходно играть и собирать полные кассы... Что если он бесследно исчезнет? Продвижение за границей отличается от работы внутри страны. Да и у ESE недостаточно возможностей для его сопровождения.
Да и к тому же, сколько лет он сможет отыграть? Тем более, когда тратишь молодые годы для зарабатывания денег, в особенности с такой внешностью как у айдола. В это время Ду Юньсю будет собирать кассы за счёт личного обаяния. Поскольку он показывает настоящую актерскую игру...

Фэн Цзин возбужденно приподнял уголки губ, постепенно возвращаясь к своему прежнему красивому образу, пристально наблюдая за Ли Жуем. Его собеседник изящным движением руки поднес стакан к губам и сделал глоток Chivas.

- Поскольку сценическое искусство сравнимо с вином, можно сказать, что только превосходное изготовление делает алкоголь первоклассным. 

 

Глава 25


Комната отдыха. У самого входа Чу Фэн нахмурил брови, полагая что сюда, под самым носом работников, пробрались самые отчаянные фанаты. Присмотревшись, он понял – это Аманда! Её прическа не была похожа на повседневную и вообще она выглядела так, будто собиралась впопыхах, но её глаза светились от нетерпения, она еле сдерживала свою радость!
Чу Фэн смутно догадывался о причине, по которой она здесь. Он одной рукой притянул Аманду за талию, быстрым движением прижимая её к двери, отчего та закрылась. Положив обе руки на дверь, он захватил Аманду в плен своих рук, не намереваясь её отпускать.
- Каким образом?

- Ты догадайся, – Аманда по-прежнему улыбалась, сверкая глазами. После того, как она услышала известия от Ли Жуя, тотчас же поспешила найти Чу Фэна и передать их ему.

Конечно же, индивидуальное выдвижение номинантов на премию «Золотого Кипариса» хранилось в секрете, но все же для того, чтобы во время благодарственной речи награжденный от восторга не забыл слова, или не знал что сказать, победители узнавали об этом немножечко раньше. Тем более, что в этот раз оценивал один из ESE – Се И. Он передал новости Му Чжэбаю ещё быстрее.

- Неужели Ду Юньсю? – Чу Фэн намеренно сказал так. В душе он понимал, что если Аманда сейчас здесь с такими эмоциями на лице, то награда «Лучший дебютант» его. Аманда думала разжечь его любопытство, повиснув на нем, но он разделял её веселье.

- Как это может быть он? Как его номер может сравниться с ещё более потрясающим человеком? – смеясь, сказала Аманда.

- Неужели я?! – сердце Чу Фэна забилось быстрее, он с восторгом не отрываясь смотрел на Аманду. У него ещё были сомнения по поводу того, кто получит награду, но сейчас, услышав шокирующую новость от Аманды, он растрогался, это были невыразимые ощущения. Сейчас он не только снялся в первом фильме и попал на большие экраны, но и получал первую премию. Все идолы, звезды экрана без особой радости принимали чужака, ставили под сомнение его талант. Получив эту награду, он сразу же ощутил уверенность в себе, его внутренняя гармония стала ещё сильней.

Чу Фэн, обнимая Аманду двумя руками за талию, приподнял и закружил с ней по комнате отдыха, снова вызывая у девушки заливистый смех. Эти двое просто дурачились, после чего, тяжело дыша, уселись на стулья.

- В глубине души я постоянно переживал, что это будет Ду Юньсю.

- Юньсю, конечно, хорош, – Аманда поправляла свою растрепанную прическу, – но мы разговаривали с компанией, и ESE больше ценит тебя.

- Фэн Цзин ... Фэн Цзин считает его лучшим претендентом.

- Директор Фэн, – с обворожительной улыбкой Аманда заговорила более глубокомысленно, – безусловно, дорожит Ду Юньсю. Однако его действия были чрезмерны, он зашёл за черту. Хозяином ESE является Ли Жуй, неужели он не может самостоятельно принимать решения которые будут правильными для компании? В прошлый раз, когда съемки затягивались, он поставил под удар ESE, воспользовался своим положением чтобы мирно договориться с инвесторами о давлении на режиссера. Даже если хозяин компании восхищается тобой и даёт огромные полномочия, все же он не может радоваться, если кто-то порочит его имя в компании! Даже если это его возлюбленный.

Чу Фэн догадывался, что Аманда что-то подразумевает под этим. Похоже, что во время съёмок не только Ду Юньсю попал в автомобильную аварию, этот инцидент утащил за собой под воду и Фэн Цзина... Эта борьба также рассорила Фэн Цзина и Ли Жуя. Чу Фэн не до конца все понимал, однако в душе он насторожился, не стоит ли побольше узнать об этом инциденте, чтобы не стать похожим на Добби. У него сразу же возникло множество причин, по которым он может разговорить Аманду.

Он крепко обхватил Аманду, меняя тему разговора.

- Когда придёт время, мы должны поблагодарить за тесную дружбу Му Чжэбая. Я поблагодарю Се И, ты – Му Чжэбая. Мы достигнем невероятных высот с их помощью... они не сравнятся с нами, мы будем ещё лучше! – Аманда посмотрела на Чу Фэна и с улыбкой обхватила его пальцы.

Индустрия развлечений ... Многие люди, после обретения славы жили кое-как, также много знаменитостей жили за счёт прошлых заслуг, единожды создав себе репутацию. Это глубокие воды, наполненные расчетами и злым умыслом. Если вы не сможете адаптироваться в этой разношерстной среде и все ещё сохраняете высокий уровень профессионализма, то ради своего роста не можете быть разборчивы в средствах. Если вы так не сделаете, то другие люди встанут на ваше место.

Она очень радовалась, что даже после того, как её возлюбленного поддержало так много фанатов, он все равно сохранял желание работать в поте лица.

- Сегодня вечером ты снова покоришь всех на красной ковровой дорожке? – Аманда посмотрела на висящий в углу костюм. Это был чрезвычайно дорогой костюм DSQUARED2, привезённый с недели высокой моды в Милане. Это был молодой итальянский бренд, подчеркивающий индивидуальность и стиль, задумкой которого было всепроникающее сексуальное влечение. Чёрный в клетку пиджак, узкие чёрные кожаные брюки с заклепками на ремне и военные ботинки – все это подчеркивало дерзкий, мужественный стиль.

Аманда была удовлетворена, осмотрев костюм ещё раз.

- Неожиданно неплохо.

Чу Фэн по-родственному прижался к её лбу.

- По-настоящему популярным я бы стал, если бы на красной ковровой дорожке мне компанию составила ты ...

 

В это время с другой стороны.

- Таким образом, эти дела ... не имеют значения, – Се И раздавил окурок в пепельнице. С тех пор как он вернулся на родину как мировая знаменитость, многие пользовались его именем ради молодых, что раздражало. Сейчас закончилась проверка и оценка.

Он больше года провёл на съемках фильма за границей и ничего не знал о снятом в своей стране. Поэтому он не знал о двух претендентах на «Золотой Кипарис», в ESE ему об этом не рассказали, возможно, ещё и поэтому он стал членом жюри.

Перед самым отбором ему позвонил Фэн Цзин и тонко намекнул, что в этом сезоне ему следует отобрать Ду Юньсю. Се И и Фэн Цзина связывали долгие годы приятельских отношений, даже если они давно не разговаривали лично, все же они делали общее дело в ESE, и он не хотел предавать дружбу с Фэн Цзином. Сейчас в списке на премию «Лучший дебютант» находилось четыре человека, после отбора и оценки прошли только двое: Чу Фэн и Ду Юньсю.

Эти двое обладали практически одинаковой квалификацией и положением, их внешние данные также давали им преимущество. Чу Фэн был несколько более популярен, не в такой степени как Се И, но все же. В то же время, было ясно, что Ду Юньсю, в сравнении с Чу Фэном, более талантлив.

Эти два человека вызывали у него не самые приятные чувства. Один из них заслужил популярность благодаря подражанию образу Се И, другой же вызвал неоднозначные чувства на съемочной площадке в прошлый раз... хорошо бы его воспоминания об этом не возвращались. Такое ощущение, что на протяжении многих лет он испытывал стыд перед этим человеком и не мог высказать ему этого, такие были чувства.

Эти двое также заслужили небольшое уважение от профессоров, преподающих актерское мастерство, поскольку все звёзды-идолы шли по коммерческому пути при создании фильма, глубоко укоренилось мнение, что они не сведущи в актерском мастерстве.

Во втором раунде голосований выбор будет между Чу Фэном и Ду Юньсю. В итоге три человека и шесть голосов решат, кто же станет «Лучшим дебютантом».

Несмотря на то, что ни к одному из этих двоих он не испытывал интереса, Се И решил поддаться влиянию Фэн Цзина и отдать свой голос Ду Юньсю.

Одно но... Ему и в голову не могло прийти, что появится новое условие. Предпринимая невероятные попытки, Му Чжэбаю удалось через других людей передать, что Ли Жуй порекомендовал ему голосовать за Чу Фэна. Что это за дела? Что случилось между Ли Жуем и Фэн Цзином, что ESE поменяло своё решение? Ему теперь нужно поддерживать Чу Фэна?

Процесс голосования скоро начнётся, а Се И не успел до конца все обдумать ... голосовать ли за Чу Фэна?

Второй раунд определил итог голосования. Чу Фэн набрал семь голосов, Ду Юньсю шесть, и таким образом победителем номинации становился Чу Фэн, обойдя Ду Юньсю!
Се И хватило мужества не показать свою реакцию. Ему пришло в голову, что во время съёмок второй части «Наследия» Чу Фэн показал не самую лучшую игру, он раскрылся в своей роли хуже, чем Ду Юньсю. Взгляд этого человека заставлял чувствовать себя неспокойно, он быстро вживался в роль и воодушевлял своего партнёра. Он, в самом деле, неплохой актёр.

Тогда тот человек не получил премию... В такой атмосфере просвещенной эпохи после оценки и проверки раздавались саркастичные комментарии, что он гей, как гей может быть «королем экрана»?

Тогда его крылья не были такими свободными, оставалось только присоединиться к мнению других, теперь же на этой проверке и оценке он обладал собственным мнением. Он был вынужден проголосовать за Чу Фэна, а не за талантливого Ду Юньсю, поскольку был крепко связан с будущим ESE. Разница была всего в голос. И вполне возможно, что решающим голосом стал его собственный...

 

Ду Юньсю, не выпуская руки Лю И, шёл по красной ковровой дорожке.

Сегодня он надел на себя мужской костюм Versace 2012 сезона осень/зима. Первоклассный материал белого цвета, аккуратная кройка, добавляющие мистическое настроение матовые, словно притертые пуговицы, легкий оттенок повседневной небрежности придавали буровато-красные узелки на аксессуарах. Рядом шла Лю И, сделавшая прическу в винтажном стиле с приколотой сбоку заколкой с зелёным бриллиантом. Корсаж её пурпурно-фиолетового платья источал мягкий блеск, шлейфом тянулся длинный подол. Все это выгодно подчеркивало белизну её кожи, линию её стройной фигуры, придавая ей возвышенный, волнующий образ. На запястье её левой руки красовался тонкий инкрустированный браслет. Легкой походкой идя по красной дорожке, она мило улыбалась, сводя всех с ума.

- Ты сегодня вечером довольно представительный, – Лю И потянула Ду Юньсю за руку, непринужденно становясь на красную ковровую дорожку, где с одной стороны находилось огромное количество журналистов из известных газет Гонконга, а с другой толпа фанатов, которым она элегантно помахала рукой. Лю И была очень популярной, так что одно её движение заставило их визжать от восторга, они не жалея сил размахивали светящимися палочками в своих руках.

- Ты сегодня тоже красивая, – Ду Юньсю ответил неловким комплиментом. Несмотря на то, что это не первый его выход на красную ковровую дорожку после того как он приобрёл популярность, в прошлом он уже становился финалистом и проходил по ней, но все же сейчас это ощущалось по-другому.

Сегодня вечером объективы всех камер, казалось, были прикованы к Лю И, непрестанно ослепляя вспышками. Несмотря на то, что уже было достаточно поздно, с их помощью все прекрасно освещалось. Ду Юньсю не знал, что ослепляет его больше – бриллиантовое украшение Лю И, стоимостью в несколько миллионов, или же это вспышки.

- О чем ты говоришь? – Лю И по-прежнему сладко улыбалась в камеры и фанатам, не показывая им слабых мест, намеренно понизив голос, расспрашивая Ду Юньсю. – От вспышек фотоаппаратов ... у тебя возможно зарябило в глазах, – она негромко хихикнула. Выдающийся мужчина и аристократично-изящная девушка, изначально эта пара идеально подходила друг другу и приятно радовала глаз. Теперь же, когда Лю И шептала ему на ухо, это придавало ещё больше интимности их позе, особенно учитывая то, что никто не знал о чем она говорит, засмеявшись, красавица Лю И с легкостью набрала ещё больше баллов.

Кто знает, может между этими двумя нечто большее, чем просто игра? По-видимому, Ду Юньсю также был рад встречаться с красавицей Лю И. Некоторые журналисты втайне готовились на следующий день выпустить о них статьи.

- Поскольку мы сейчас стали очень популярными, все фотографы дарят нашему союзу такую горячую поддержку, – Лю И продолжала шепотом беседовать с Ду Юньсю. – Хорошенько воспользуйся этой любовью. Я пользуюсь этой пылкой поддержкой уже три года.

Ду Юньсю тряхнул головой от смеха:

- Признаю своё поражение. К счастью, мне не нужно надевать 10-см высокие каблуки, воспользуюсь пока этим даром, – он понимал, почему женщины-знаменитости определенно точно будут искать себе сопровождающих. Несмотря на то, что снаружи это выглядело как наказание, они надевали туфли на высоком каблуке. Таким образом, они выглядели одухотворенно, с ползущим сзади шлейфом, и если знаменитость споткнётся и упадёт, то это погубит её образ. По пути сюда Лю И несколько раз наступала своими туфлями на шлейф платья, но сохраняла перед посторонними людьми невозмутимость, если же сейчас она внезапно упадёт на землю, это будет в высшей мере прискорбно ...

Ду Юньсю вёл Лю И под руку и поддерживал с ней разговор. Лю И со смехом одобряла его действия, ведь он и правда хорошо справлялся со своей миссией как спутник.

Вероятно, он и правда очень давно не уделял внимание премии «Золотой Кипарис». Оказавшись здесь во второй раз, Ду Юньсю восторженно вздохнул.

Артистический круг заметно изменился, он отсутствовал десять лет, но, тем не менее, произошли разительные перемены. Модные раньше песни, макияж и костюмы вряд ли были бы так приятны теперь. Раньше в кино редко использовали спецэффекты, теперь же это всеобщая тенденция.


Прибывавшие звезды, с помощью предупредительных работников сцены, облачённых в традиционные китайские одежды, рассаживались, уделяя внимание популярным актерам. Во всем этом Ду Юньсю ощущал наигранность. Это его новая жизнь, но она больше похожа на блестящую вымышленную картинку...

Ведущая премии «Золотой Кипарис» играла огромную роль, она постоянно сыпала остротами. Она была ведущей и десятилетие назад, вместе с партнером, но тогда она была неопытной и немного незрелой, теперь же у неё было двое детей и вокруг глаз образовались морщинки, однако она усердно поработала, чтобы сохранять степенную атмосферу.

Награды выдавались одна за другой. Ведущая церемонии понимала толк в управлении, чередуя молодых и старших, популярных и малоизвестных актеров, постоянно перемежая действие шутками. Во время перерыва на сцену вышел модный певец. Ду Юньсю обрадовался, когда узнал, что это Пай Цин. Хотя он и сохранил холодность взгляда, каждый раз, когда люди видели его внешность, они не могли сдержать поражённых возгласов.

 

Лю И нисколько не беспокоилась, получив награду «Лучшая женская роль».

Вернувшаяся из-за границы Линь Сюань лично вручала ей награду. Она была одета в длинное серебристое платье Giorgio Armani, её волосы свободно рассыпались по плечам, на шее поблескивала подвеска с бриллиантом и полупрозрачными камушками, из-за чего тонкие ключицы смотрелись ещё невинней и трогательней, но, в то же время, сохранялись гламурные нотки.

Линь Сюань последние несколько лет провела за рубежом, поэтому её не преследовало так много вспышек камер, как молодую обладательницу премии. Она уже не гналась за этим, да и все её тело казалось заключено в тонкий слой льда, под которым проглядывала незрелость.
Лю И сейчас имела мощное влияние. Драгоценности за двести миллионов, совершенный макияж, вечернее платье от знаменитого иностранного модельера IRIN Christian, сделанное по индивидуальному заказу специально для неё.

Однако Ду Юньсю ощущал, что стоящей рядом с Линь Сюань Лю И, чего-то не хватает. Возможно дело в характере... Холодная красота Линь Сюань не отражала её темперамента.


Наступило время награды «Лучшего дебютанта». Сердце Ду Юньсю забилось ещё быстрее. Конечно, он помнил слова Фэн Цзина в прошлый раз, но сердце наполняли неясные ожидания. Он посмотрел на Чу Фэна, который, столкнувшись с его взглядом, ответил Ду Юньсю усмешкой, безусловно уверенный в себе. Ду Юньсю неожиданно понял, что уже все решено.

Фэн Цзин не знал, почему так произошло. Он не звезда, но в данной ситуации без ложной скромности не уступал другим знаменитостям. Черноволосый обольститель, с родинкой в виде слезы, красавец с сильной энергетикой, присущей далеко не всем звёздам. Сейчас же Фэн Цзин чувствовал себя не очень уверенно. Он уже не обладал той заносчивостью, что была в прошлом.

- В этот раз не удалось получить «Лучшего дебютанта»... – Фэн Цзин похлопал Ду Юньсю по плечу. Он работал в этой профессии уже длительное время, и случались более мрачные события, о которых трудно говорить, но Ду Юньсю в словах Фэн Цзина и его взгляде увидел, что он, в самом деле, чувствует себя опустошенным.

Его собеседник во время съёмок фильма чуть не погиб в автомобильной аварии.

Очевидно, что он хорошо играет, имеет репутацию умного человека и собирает полные кассы. Так почему? Из-за чего?!


... Ли Жуй. За небольшой промежуток времени Фэн Цзин возненавидел Ли Жуя, прибывшего вместе с инвесторами. Он должен был заранее сообщить эту новость Ду Юньсю, чтобы тот успел морально подготовиться, не придавал этому событию большого значения. Но когда он открыл рот в прошлый раз, то понял, что не может произнести и слова, ведь сейчас он признаётся своему собеседнику, что не сможет сдержать данное прежде слово.

Именно он должен был похлопывать Ду Юньсю по плечу в утешении, но в итоге это сам Ду Юньсю утешал Фэн Цзина.

- Это не имеет значения, жизнь ещё очень долгая и в будущем представиться ещё ни один шанс. Ты многому научил меня, даже если ты не в курсе, знай, что сильно изменил меня. Твои советы исправили много дурного во мне.

Для награждения очередного номинанта ведущий церемонии под громкий смех народа пригласил на сцену известного актера. Однако два человека не хотели снова смотреть на это...

Не зная, что награждение «Лучшего дебютанта» уже было предопределено, ведущий поблагодарил Се И. На большом экране появились люди, номинированные на премию и участвовавшие в отборе. Се И с нетерпением вскрыл конверт с именем победителя.

- Эгей, в этот раз все четверо финалистов очень сильны, – ведущая решила разрядить напряженную атмосферу. – Я в самом деле беспокоюсь, что после того, как один из них получит награду, на остальных троих рассердятся фанаты.

- Само собой разумеется, – Се И рассмеялся. – В самом деле фанатам приходится очень много потрудиться перед церемониями, она тратят много денег, приезжают в крупные города, чтобы поддержать нас, разве не так?!

Как только Се И произнёс эти слова, присутствующие тут же взбудоражились. Фанаты громко выкрикивали имя Се И и размахивали светящимися палочками.

- Раз уж вы так ждёте, я сейчас объявлю победителя в номинации «Лучший Дебютант» премии «Золотой кипарис» в этом году. И это... Юньсю.

Се И не успел никак отреагировать, как зазвучала торжественная музыка. Чу Фэн поднялся на ноги и неторопливо пошёл вперёд, Аманда последовала за ним под одобрительные возгласы.

Остальные актеры находились в изумлении, если победитель Ду Юньсю, то почему на награждение идёт Чу Фэн? В то же время Фэн Цзин и Ду Юньсю обменялись коротким взглядом. Они смутно расслышали имя и до конца не могли принять происходящее.

Мгновенно сложилось странное сравнение – Чу Фэн, искрившийся позитивом как настоящий лауреат, и Ду Юньсю, не произнесший ни слова.

- Юньсю, поздравляю тебя! Поздравляю, ты взял премию «Лучшего дебютанта», почему же ты остаёшься на месте? Скорее поднимайся на сцену за наградой!

Остальные также находились в ступоре, и только когда на большом экране увидели имя Ду Юньсю, поняли, что не ослышались и тоже начали поздравлять его.

- Что? Я? – Ду Юньсю указывал на себя, не в силах поверить в происходящее. – В самом деле я?

Он с самого начала не питал никаких надежд, и сейчас, когда стал лауреатом, неуверенно посмотрел на Фэн Цзина. Тот тоже стоял остолбеневший, с глупым видом, и ответил ему недоумевающим взглядом.

Спустя всего секунду Фэн Цзин кинулся к нему и крепко обнял, его длинные волосы скользнули по лицу Ду Юньсю. Тот услышал как Фэн Цзин радостно произнёс:

- Не нужно думать! Немедленно выходи на сцену за своей наградой!!!

 

Глава 26 

 

То, как Ду Юньсю поднимался на сцену, принимал из рук Се И награду «Золотой Кипарис» – все это он не мог вспомнить, все происходило словно в тумане. Из его головы даже вылетели слова благодарственной речи, которую ему нужно было произнести.

Он только помнил, что мраморная сцена, на которой вручали награду, была очень светлой. На него были устремлены около двухсот пар глаз, среди которых были и знаменитые актеры, и влиятельные гости. Они следили за каждым его движением, пока он шёл. Ду Юньсю обернулся и увидел множество незнакомых красивых лиц, которые выражали восхищение и, возможно, затаенную зависть. Свет от ламп преломлялся таким образом, что все блестело. Эта картина отражала суть шоу-бизнеса: с одной стороны очень оживленно, но в то же время есть место и одиночеству.

Ду Юньсю видел Аманду и Чу Фэна, и хотя они и пытались, но не могли скрыть выражение своих лиц, Чу Фэн никак не мог успокоиться от мыслей, что он позволил награде ускользнуть из рук, на его лице отображались гнев и недовольство. Недавние движения Чу Фэна были слишком открытыми, рядом сидевшие актеры могли это видеть и, прикрыв рот, хихикали. Можно быть точно уверенным в том, что Чу Фэн этой ночью станет объектом для насмешек не только для актеров, но и для СМИ.

Можно быть уверенным, что Чу Фэн стал объектом для сплетен не только среди актеров, наверняка в газетах статья об этом недоразумении выйдет на первой полосе.

У Аманды было выражение лица не лучше. Как только стало понятно, что Премия «Лучший дебютант» досталась не ему, а Ду Юньсю, Чу Фэн рассерженно взглянул на неё и на награду, тянувшую его душу камнем вниз.

 

Принимая от Се И эту награду и спокойно пожав ему руку, Ду Юньсю вспомнил, как в прошлом Се И получал такую же за «Лучшую мужскую роль». После церемонии они тогда с ним встретились в автомобиле, застилавшие небо звезды, казалось, упадут в машину. Тогда Се И, потирая голову, дал подержать ему награду и Ду Юньсю восхищался им и немного завидовал белой завистью.

- Изготовление награды «Золотой Кипарис» требует очень долгого времени, требуется 15 мастеров, а секрет технологии является семейной ценностью. Первый сплав нагревают до жидкого состояния и сливают в форму. Внутри жидкость затвердевает после охлаждения, а затем используют наждачную бумагу, чтобы пригладить полированные края. Далее идет покрытие, первый слой – медь, затем никель и серебро, и, наконец, 24-каратная позолота. В этом процессе нужно обращать особое внимание на температуру, если температура слишком высока, «Золотой Кипарис» деформируется, если же температура низкая, то он не примет нужную форму.

Тогда Ду Юньсю удивился, откуда у Се И такие познания о процессе изготовления статуэтки «Золотого Кипариса». Сейчас он, наконец, обеими руками держал собственную награду и в благодарственной речи не удержался и рассказал о том, что узнал когда-то.

 

- Когда-то кое-кто рассказал мне о процессе изготовления «Золотого кипариса», затем я подумал, что хочу чтобы моя карьера шла к успеху точно так же, слой за слоем шлифовать и оттачивать мастерство, не допуская ошибок, иначе произойдёт деформация, а цвет будет тусклым. Поэтому мы все очень ценим «Золотой Кипарис», годами мечтая заполучить его. И, в конечном счете, актеры получают эту золотую награду. По моему мнению, актерское мастерство и «Золотой Кипарис» тесно связаны между собой. Несмотря на то, что каждый награждённый уникален, всех их объединяет общий дух, тысячекратно выкованный, благодаря которому они раскрывают свой потенциал и сверкают всеми лучами!

Ду Юньсю понимал, что говорит совершенно сумбурно и это совсем не похоже на заранее заготовленную благодарственную речь, тем не менее, в зрительном зале раздались бурные аплодисменты.

Се И с восторгом посмотрел на крайне напряженного Ду Юньсю, стоявшего рядом с ним. Он понимал, передавая награду Ду Юньсю, а не Чу Фэну, что все это не слишком хорошо, но после того, как он увидел, как серьезно и проникновенно говорил Ду Юньсю, то мгновенно поддался его искренности.

 

Может быть, он ошибся во время голосования. Изначально, Чу Фэн получил семь голосов, а Ду Юньсю шесть, поэтому Чу Фэн побеждал, но поддерживающие Ду Юньсю, сразу же это опротестовали. Обычно в правилах о награждении говорится, что «Побеждает тот, кто получает десять голосов. Если число голосов примерно одинаковое, то в случае спора результат может быть опротестован». Се И с удивлением узнал, что протест руководству выразили два близких приятеля Фэн Цзина. Он, несомненно, воспользовался своим обаянием. Фэн Цзин мог назваться другом третьих лиц, перепоручив кому-то свои дела. В финале дело дошло до десятичных дробей, поэтому голосование пошло на третий круг. В итоге Ду Юньсю набрал восемь голосов, с помощью поддержки Фэн Цзина, который постоянно придирался к мелочам и добивался пересмотра, даже вступил в жесточайшее противоборство. Обозреватели единодушно согласились с Фэн Цзином, что несмотря на то, что Чу Фэн в своём фильме выглядел очень мужественно, в дальнейшем его образ будет выглядеть неестественно. Поддерживающие Ду Юньсю считали, что в «Тан Юньци» он соблюдал баланс между напряженными моментами и спокойными, контролировал свою внутреннюю силу и сохранял достоинство.

Противоборствующие стороны очень агрессивно спорили. Се И наблюдал за ними со стороны и не высказывал собственного мнения. С одной стороны Ли Жуй посоветовал ему выбрать Чу Фэна, с другой стороны Фэн Цзин, попросивший поддержать Ду Юньсю. В результате он оказался в затруднительном положении.

В итоге чаша весов склонилась в сторону Чу Фэна... Поддерживающие Чу Фэна считали, что он справился в своём фильме лучше Ду Юньсю.

Се И тогда понял, что несмотря на некие связи с Фэн Цзином, все же Ли Жуй был ему большим приятелем.

Ли Жуй никто иной, как директор ESE. Кто из людей сможет сказать ему в лицо, что будет полнейшим бредом поддерживать Чу Фэна и голосовать за него во втором раунде? Таких людей нет в его окружении. Даже если актер хорошо сыграл, он не будет признан. Такой уж человек Ли Жуй.

Сторонники Чу Фэна после голосования стали болтать о том, что в будущем Чу Фэн покажет хорошую актерскую работу, стали расхваливать его, чем вызывали у Се И еще больше неприязни. Во втором туре голосования они еще больше стали говорить о том, что Чу Фэн точно получит награду «Лучшего Дебютанта» и привнесет в актерскую среду что-то новое, в этот момент Се И не смог удержаться и заговорил:

- Чу Фэн с Ду Юньсю и вправду хорошие актеры. Среди нового поколения артистов они, несомненно, популярны и занимают лидирующие позиции.

В этой сфере Се И имел заслуженную репутацию и неплохое положение, чтобы к нему прислушались.

- В этих двух фильмах игра актеров была примерно одинаковой. Если возникают спорные моменты и невозможно, согласно правилам, определить победителя, давайте посмотрим на них в сыгранных ролях еще раз и таким образом оценим. Давайте просто посмотрим на Ду Юньсю в фильме «Тан Юньци» и Чу Фэна в «Королевстве». С помощью «поверхностного взгляда» можно просто сопоставить игру Ду Юньсю в «Тан Юньци» и игру Чу Фэна в «Королевстве». «Глубокий взгляд» позволит нам взглянуть на деятельность этих актеров в прошлых работах, будь то спектакли или фильмы, а затем сопоставить эти показатели.

Сложилась безвыходная ситуация.

Слова Се И, казалось, были совершенно беспристрастными и производили впечатление решающих. Судьи согласились с его замечаниями ...

Два актера из группы «Наследия» были номинированы, и Се И не знал, в чью сторону склонится чаша весов.

Конечно, проанализировав Чу Фэна и Ду Юньсю в работе над первым и вторым сезоном «Наследия», а затем посмотрев на них сейчас, снимающихся в кино, можно сказать о том, что Чу Фэн в «Наследии» гораздо более удачлив в развлекательных шоу, у него властный характер. И Ду Юньсю, с нежным обхождением, но огромной внутренней темной силой, которую можно разглядеть только во время кровавых сражений. Особенно его глаза, которые передают внутреннюю драму, сильную волю к победе!

- Два человека хорошо сыграли, но очевидно, что в фильме «Тан Юньци» Ду Юньсю показал, что он только в начале пути и сможет сыграть еще лучше, – Се И зло улыбнулся, подмечая, какое впечатление произвели его слова на людей.

Возможно, здесь очень важны личность человека и опыт, но он неоднократно снимался в мировых фильмах и имел значительный опыт.

Здесь дело не только в том, что он много повидал, и не паниковал в критических ситуациях, особый вес придавало то, что когда судьи слушали такую звезду экрана как Се И, они сразу же проникались доверием. Чего уж говорить об обывателях!

Подводя итог своей речи, Се И выглядел очень уверенно, так что даже те, кто имел какие-то недовольства казались дезориентированы его словами.

Стало понятно, что присутствующие решили больше не возвращаться к этому вопросу.
Се И поднял брови, положив на стол карандаш.

- В таком случае, как нам сейчас разрешить эту ситуацию? В этот раз игра Ду Юньсю была более чувственной, чем у Чу Фэна.

Это стало наиболее подходящим к данной ситуации объяснением. Не «актерская игра» Чу Фэна была плохой, просто Ду Юньсю сыграл чувственней.

После того, как Се И сделал этот выбор, он не пожалел.

Осталось решить его единственную головную боль – как объяснить все Ли Жую? Ли Жуй президент ESE, также он связан контрактом с ESE, не хотелось бы обид друг на друга.

Даже если он связан контрактом, Му Чжебай часто наставлял его: «Лучше иметь меньше десяти друзей, чем одного врага. Особенно, если этот противник занимает высокое место в обществе».

Се И пришлось долго ждать, прежде чем он увидел перед собой Му Чжебая, который предупредительно вручил ему чашку кофе.

- Ситуация является неудовлетворительной, Чу Фэн не получит награду «Лучший дебютант»? – Му Чжебай видел, что Се И выглядит сомневающимся.
- Это было... мы просто пересмотрели результат, – Се И сжал лоб.

Он не сказал Му Чжебаю о тех странных чувствах, которые сейчас им овладели ... Он словно ощущал вину перед Ду Юньсю. Мысли о Ду Юньсю заполнили разум Се И, он не мог не думать об этом человеке и даже пропустил награждение «Лучшая мужская роль».
- В конце концов, я проголосовал за Ду Юньсю.

Му Чжебай слегка вздрогнул, когда услышал это и его глаза вспыхнули под оправой черных очков. 

- Это Фэн Цзин приказал сделать это. Мы только сделали то, что он просил.

- Что? – Се И поднял озадаченный взгляд на Му Чжебая.

- Вы должны были следовать совету Ли Жуя и поддержать Чу Фэна в голосовании, но в самый ответственный момент Фэн Цзин позвонил вам и попросил чтобы вы поддержали Ду Юньсю, не так ли? ... Вы находились в комнате голосования и не могли знать о намерениях ESE, таким образом, решили, что просьба Фэн Цзина и есть мнение всей компании.

Эта оценка велась 13 людьми. Се И мог скрыть от Ли Жуя, что голосовал за Ду Юньсю, но не было никакой гарантии что он не раскроет того, кто попросил его это сделать, если что-то дойдет до ушей Ли Жуя. В разговоре с директором Фэном Се И упомянул это.

Му Чжебай понимал, что главная мысль заключается в том, что Ли Жуй сказал отдать свой голос Чу Фэну, а Фэн Цзин затем попросил проголосовать за Ду Юньсю. Они могли быть использованы в качестве временных кандидатов, а ESE в любой момент могли заменить их.

Во всяком случае, это верно ... В то же время, как прикрытие, можно будет использовать Фэн Цзина. Но Ли Жуй может быть оскорблен, что Се И с Му Чжебаем не действовали по его указанию.

Что касается отношений Ли Жуя и Фэн Цзина... Му Чжебай средним пальцем поправил очки, хотя он не знал, что конкретно произошло, но на этот раз он чувствовал, что существует конфликт между этими двумя людьми ... Му Чжебай улыбнулся.

 

Глава 27  

 

Ежегодно церемония вручения наград «Золотой Кипарис» заканчивалась вечеринкой. Этот год не стал исключением.

Фильм «Тан Юньци» был представлен в шести номинациях, и победил в четырех из них: «Лучшая женская роль», «Лучший дебютант»т, приз «За лучшую операторскую работу», «Лучшее музыкальное сопровождение». Это неплохой улов!

Ду Юньсю на вечеринке находился рядом с режиссером и съемочной группой «Тан Юньци». Но, так как «Наследие» принадлежало ESE, такие как Ду Юньсю постоянно оборачивались и здоровались со старшими наставниками и учителями, оставляя режиссера в тени.

Ду Юньсю, держа в одной руке бокал с шампанским, взглядом искал в толпе людей режиссера, но не замечал его. Впрочем он заметил Лю И, узнаваемую благодаря фиолетовому длинному платью без бретелек, и сиянию дорогих ювелирных украшений с бриллиантами.
Он не смог удержаться от улыбки. Хотя для многих знаменитостей бывает утомительно идти по красной ковровой дорожке, нельзя не признать, что их вечерние наряды действительно изящны и элегантны, и создают много лоска … Особенно если найдешь кого-то, с кем будет удобно их носить.

Лю И держала в руках стакан свежевыжатого сока, болтая с другими актерами.  Ду Юньсю знал тех актеров. В прошлой жизни он дебютировал на несколько лет позже, пробыл в шоу-бизнесе около 5-6 лет, так что по сравнению с Лю И он больше в этом разбирался. Он снимался в фильмах и сериалах, у него было несколько преданных фанатов, но, все же он был далек от успеха, не то что теперь.

На этой вечеринке Ду Юньсю близко общался только с Чу Фэном и Лю И. Хотя со стороны казалось, что  Ду Юньсю и Чу Фэна связывает крепкая дружба, на самом деле они постоянно соперничали и могли называться просто товарищами.  Хотя…  Не все, что лежит на поверхности отражает то, что на сердце. Все, что касается популярности и зарабатывания денег, неизбежно приводит к тому, что люди становятся одиноки, и это можно понять.

 

После того, как стали известны результаты премии «Золотой Кипарис» журналисты взяли интервью у Чу Фэна и спросили не разочарован ли он, что награда досталась не ему?
Чу Фэн с улыбкой ответил, что немного расстроен, что не смог стать «Лучшим дебютантом». Но он очень рад тому, что награду получил  Ду Юньсю, его лучший друг! Так как они оба талантливые представители команды «Наследия»!

Почему же, когда объявляли лауреата и произнесли имя Ду Юньсю, он  выглядел таким ошеломленным? Чу Фэн тут же откликнулся:

- Ду Юньсю, вероятно, очень обрадовался.

Несмотря на то, что к этим ответам нельзя было придраться, опытные журналисты знали грязные приемчики, которые помогут им достать информацию из-за кулис. Чу Фэн непринужденно говорил о своей группе, создавая впечатление теплых братских отношений. Однако как только закончилось интервью, Чу Фэн исчез с вечеринки в неизвестном направлении …

На этой вечеринке он знал не всех людей, поэтому до сих пор находился в затруднительном положении. Ду Юньсю ничего не оставалось, кроме как взять бокал и пойти в сторону Лю И.

- Этот Ду Юньсю довольно-таки неплох. Недавно дебютировавший идол, а уже такая бешеная популярность, и кроме того награда «Лучшего Дебютанта».

- Достаточно иметь красивое личико и все! Я и вправду не понимаю, о чем сейчас думают фанаты, что все происходит таким стремительным образом? У них может не быть хороших актерских способностей, они могут петь без должных вокальных данных, таким актерам-мужчинам нужно быть просто очень привлекательными, чтобы юные девочки-фанатки стали их обожать до смерти, не находите это забавным?

- Вы разве не знаете, что его «Золотой Кипарис» – это заранее планированное решение ESE? Боюсь даже представить, сколько денег было вложено, чтобы подкупить членов жюри, - прекрасная актриса, работающая длительное время, но пока не получившая высокую оценку своему таланту прищурила глаза. – Вы заметили, что Чу Фэн поднялся с места первым?

- Что? Хотя это весьма похоже на правду. Тогда лицо Чу Фэна было воодушевленным, он думал, что сейчас получит награду, но только хотел подняться, как вдруг объявили победителя Ду Юньсю.

С незаметной ухмылкой женщина ответила:

- Поговаривают, что директор ESE предпочитает мальчиков для утех … Не знаю, правда это или же он просто отдается полностью своей работе …

Эта сфера была наполнена красивыми людьми, славой, деньгами и большими соблазнами. Ради того чтобы получить главную роль актеры часто лебезили перед продюсерами, инвесторами и режиссерами…Они дарили им подарки, иногда вступали в отношения. К этому здесь уже все привыкли.

Некоторые сплетники, которые возможно даже и не видели Ду Юньсю и директора ESE вместе, все же  поговаривали, что победа Ду Юньсю каким-то образом связана с их отношениями … Вероятно они выпили слишком много алкоголя, отчего с несколько «окосевшие» болтали без остановки. Или же они думали, что так как Ду Юньсю новичок в сфере шоу-бизнеса, его точно должен кто-то поддерживать. Поэтому старшее поколение актеров без стеснения выражало подобное «собственное мнение».

В процессе всего этого лицо Лю И постепенно изменялось. Однако ее грациозная осанка не изменилась, она, по-прежнему, держала в руке бокал сока, слушая их дискуссию с улыбкой на лице, не перебивала, но иногда вставляла пару предложений. Таким образом, объединившись в круг беседы они не заметили, что Ду Юньсю оказался недалеко от них…
Ду Юньсю остановился на полдороги. Он просто увидел, какая «благожелательная атмосфера» там царит и решил дождаться пока Лю И сама все уладит. Он невольно помотал головой, вздохнув в восхищении.

Ду Юньсю знал – шоу-бизнес именно такой. В лицо тебя поздравляют, но за спиной говорят совершенно другое. Здесь люди, словно змеи в траве, следят за каждым твоим движением. И новички в повседневной жизни постоянно испытывают притеснение от своих старших коллег. Узнав шоу-бизнес очень детально и ясно, он узнал, как ему следует играть и какое место занять. Так что нет ничего плохого в том, что они говорят…
Однако актерская игра – это такая вещь, которой невозможно назначить какую-то цену. Возможно мудрые эксперты или средства массовой информации единственные, кто могут давать свои оценки. Даже если вы хорошо сыграли, публика не сможет этого прочувствовать без помощи специалистов. Точно так же для других актеров важно мнение своих коллег.


В конце концов, получается, что нет разницы хорошо или плохо вы сыграли? Многие люди не понимают за короткое время фильма всех эмоций, поэтому просто повторяют чужое мнение, доверяя ему.

Все же он действительно новичок. Новичок, быстро снискавший популярность после съемок в одном фильме, собравший полные кассы, и к тому же, получивший премию …

Он и в самом деле начал свою актерскую карьеру слишком гладко, по сравнению с другими актерами. Они чувствуют себя задетыми, связывая его быстрое продвижение с деятельностью ESE. Такой уж он –  круг актеров…

Изначально он хотел поприветствовать их, но теперь на это не было настроения. Ду Юньсю с улыбкой развернулся и уже хотел отойти, но внезапно услышал чей-то спокойный голос.

- Я считаю, что Ду Юньсю получил эту награду благодаря собственным силам, – голос принадлежал Линь Сюань, которая в своем длинном серебристом платье и сверкающих украшениях была похожа на изящную богиню. Она стояла поодаль и не принимала участие в беседе, сейчас же подошла ближе и поприветствовала всех, заставив лица присутствующих измениться. Одно небольшое движение. Не большее, чем взгляд. Однако от этого взгляда Линь Сюань, международной звезды, остальные, казалось, съеживались в три раза. Её можно сравнить с ветром. Если Лю И – это легкий бриз, то Линь Сюань, это буря, торнадо, распространяющее вокруг себя морозный воздух, большинство людей не могут находиться рядом с ней, рядом никого нет. В этом и заключалось их различие. Не столько занимаемое положение, сколько внутренняя сила.

- Если же вы сомневаетесь в его актерской игре, то я вам предлагаю еще раз посмотреть фильм «Тан Юньци», – Линь Сюань приподняла тонкие брови, но ее тон по-прежнему оставался холодным. – Изначально он прошел отбор среди 13 фильмов, но вы можете еще раз оценить его.

Несмотря на то, что Линь Сюань вручала награды на церемонии, она считала этого достаточно, чтобы сразу уйти домой, перед уходом она хотела еще раз посмотреть на лауреатов. Однако Линь Сюань считала, что другие актеры не справятся с этим. Некоторые из них не смотрели фильма целиком, знали о нем понаслышке или из коротких фрагментов. Отчасти потому, что у актеров не так много времен, чтобы смотреть весь фильм целиком. С другой стороны в каждом из них сидел собственный «сплетник». Только пара людей, из не посмотревших фильм, могли давать честные комментарии. Некоторые люди могли испытывать к Ду Юньсю неприязнь, поскольку считали его невероятную популярность угрозой для себя, и, несмотря на то, что фильм и отрывки из него постоянно мелькали у них перед глазами, они все равно продолжали нести чушь. Но этот «вздор» быстро сошел на нет как только вмешалась Линь Сюань. Так как имя «Линь Сюань» – это гарантия. Она не получила третью премию за «Лучшую женскую роль», но фильмы с ее участием всегда были кассовыми. Последние три года она провела за рубежом, где оттачивала свое мастерство и стала настолько популярной, что даже выдвигалась на Оскар!

С ее авторитетом не сравнится ни одна женщина-знаменитость. Из всех известных актеров, разве что Се И мог достичь ее уровня … Такую актрису уже не могли контролировать ни менеджер, ни режиссер, поскольку ее социальный статус, хорошая репутация, актерский талант, привели к тому, что она с легкостью получала награды и собирала полные кассы! Ничто не могло поколебать её!

… Таким образом, ее репутация позволяла заткнуть всем рты. Хотя, кто бы посмел это не сделать?
Линь Сюань слегка скользнула по ним взглядом. Было видно, что они больше не хотят  говорить на подобные темы и стараются побыстрее уйти подальше. Она сама проходила мимо и нечаянно услышала, как они сплетничают о Ду Юньсю, и не зная о том существуют ли близкие отношения между Ду Юньсю и директором ESE, она не высказала никакого мнения. Однако она высказала свое мнение относительно актерского таланта Ду Юньсю…
- Линь Сюань! – Лю И окликнула актрису, уже спокойно повернувшуюся спиной. Линь Сюань повернулась к ней, недоуменно подняв брови, не понимая, что от нее нужно.
- Сестра Линь…Как вы поживаете в последнее время? Было уже поздно после церемонии приветствовать вас, – Лю И вела себя достойно только перед Линь Сюань…
Почему это так?

Ду Юньсю думал об этих двух девушках. Была существенная разница между девушкой, которая только начала свою карьеру и той, которая уже давно в этой сфере и достаточно сильна – они не одного уровня. По сравнению с Линь Сюань Лю И выглядела незрело и неопытно, что сразу же бросалось в глаза. Младшие также подчинялись харизме и обаянию Линь Сюань.

- Неплохо, – равнодушно произнесла Линь Сюань. Для многих ее лицо казалось равнодушным, но она показывала свою заинтересованность с помощью движения красивых бровей.

- В таком случае, это хорошо. Мы все полагаемся на тебя. Мой брат, мой брат он… – касаясь темы Лю Чжана, Лю И неосознанно почувствовала, что начала мямлить.
- Ты исполняла главную женскую роль в фильме «Тан Юньци», – Линь Сюань перебила слова своей собеседницы, не желая снова ее выслушивать.

- А?... Да, это так, – Лю И застыла, не зная почему вдруг Линь Сюань решила сменить тему разговора.

- Ты также вошла в круг актеров совсем недавно, не так ли? Талант Ду Юньсю … Ты ведь  получила приз за «Лучшую женскую роль», как думаешь, почему?

Щеки Лю И внезапно заалели, она понимала значение слов Линь Сюань.

- Это неправильно. То, что говорят эти люди… – она хотела все объяснить.

- Неожиданно оказалось, что ты со своим братом очень похожи. Намеренно уберегаете себя от проблем или же просто трусите, чтобы высказаться. Хах, – Линь Сюань понизила голос. – Ты можешь спрашивать меня о моих делах, что же касается твоего брата, то ему нет необходимости этого делать.

- Мой брат очень раскаивается, ведь прошло так много времени! Вы до сих пор не можете простить его? – Лю И бросилась за ней следом, как только Линь Сюань повернулась, чтобы уйти.

На этой вечеринке было много влиятельных гостей, которые мешали пройти Линь Сюань, к тому же она не видела, что позади нее находился официант с подносом напитков. Как только какой-то гость позвал его, а Линь Сюань повернулась, чтобы уйти, произошло неизбежное столкновение, чему стали свидетелями несколько человек.

Ду Юньсю сразу же шагнул  в сторону толпы и протянул руку, обхватывая Линь Сюань за талию, помогая ей подняться. Длинная юбка ее серебристого платья всколыхнулась, словно рябь на воде.

«Тчшш» – на пол с журчанием выливалось вино, из упавших фужеров. Все это происшествие заняло несколько секунд. Это нельзя было считать незначительным событием, поэтому люди стали подходить ближе и смотреть на них.

- …С вами все в порядке?

Линь Сюань выглядела немного ошеломленной. Внезапно ее за талию крепко обнял молодой мужчина, и она совершенно не знала, как на это реагировать. Она поняла что человеком, заметившим ее неловкое положение, стал обладатель премии «Лучший Дебютант» Ду Юньсю. А она как раз сердито хотела поинтересоваться, кто повел себя таким образом!

Сразу же послышался звон стекла и тихие извинения официанта …

И Линь Сюань поняла, что молодой человек в этой ситуации спас ее положение.
- Ничего не случилось, все в порядке, – Ду Юньсю насмешливо оглядел всех. Его глаза были ясными, словно майское небо с неспешно плывущими облаками. Он переложил свою руку ей на правое плечо. Несмотря на то, что его белый пиджак от Versace был в брызгах от вина, на платье Линь Сюань при этом брызги не попали.

Знаменитости попадают и в более неловкие ситуации. Они тоже люди, происшествие не имело значения.

- Твой пиджак…

- Это не так существенно, – Ду Юньсю искренне посмотрел на нее. Поддерживая одной рукой Линь Сюань, другой он помахал замершему от ужаса официанту, чтобы тот уходил с места событий.

- На тебя пролилось вино, – Линь Сюань немного нахмурила брови. Даже если брызги не попали на корсаж платья, есть вероятность того, что она намочила подол, а это тоже очень плохо.
- Ничего страшного. Сейчас просто поменяют стакан, и все будет хорошо.

- Спасибо. Ты, несомненно, не дал мне попасть в неловкое положение, – Линь Сюань обратилась к Ду Юньсю с улыбкой и выглядела при этом очень тронутой. Никто не видел ее прекрасного улыбающегося лица уже два года. Теперь же ее улыбка вызывала у Ду Юньсю зыбкое чувство, словно колебания водной глади, когда на них опускаются лепестки цветов.

- … Все действительно хорошо. Ты совсем не изменилась, – едва различимо произнес Ду Юньсю.
Невзирая на то, что произошло на церемонии, Лю И все же удалось поговорить с Линь Сюань.
Несмотря на то, что длительное время оставило на ее красивом лице отпечаток, все же ее характер, ее темперамент похоже совсем не изменились. Линь Сюань могла быть активной и живой, а иногда ласковой и нежной. Но она стала холодной и отчужденной сейчас. Такой незнакомой Линь Сюань он еще не встречал. Но в своем сердце он не смог заменить Линь Сюань на кого-либо еще. Вопреки множеству произошедших с ним изменений, Линь Сюань по-прежнему дорогой ему человек. После короткого прикосновения он узнал свою прежнюю Линь Сюань. Даже если холодный макияж изменил ее лицо, в душе она не поменялась.

- Что? – Линь Сюань не расслышала его слов. Ду Юньсю, однако, не повторил их, только лишь с ласковой улыбкой посмотрел на нее, своими черными, словно подкрашенными тушью, глазами. Сердце Линь Сюань неожиданно забилось быстрее. Мягкий, теплый взгляд его глаз заставил ее испытать чувство дежавю.

- Вам нужен носовой платок? – кто-то рядом участливо поинтересовался их состоянием, разрушая создавшуюся атмосферу между Линь Сюань и Ду Юньсю.

Ду Юньсю быстро поднял взгляд. Это был очень красивый молодой человек, высокий и широкоплечий с длинными ногами. Ему около 20 лет, и у него были красивые, словно стеклянные бусины янтаря глаза, сияющие изнутри словно звезды. Брови выдавали необычайный темперамент, у любого, кто хоть раз видел его, складывалось такое мнение. Его манера разговора была немного специфической, и это был не чисто китайский язык, а с каким-то акцентом. Эта отличительная особенность выделяла его из толпы, наделяя особой притягательностью и шармом.

- Я только что заметил, что ради сохранения наряда Линь Сюань, вы испачкали свой пиджак в вине, - он протянул собеседнику носовой платок и засмеялся, словно не мужчина, а маленький мальчик.

- … Благодарю вас, – Ду Юньсю быстро среагировал, принимая платок из его рук.

- Меня зовут Фу Сихан.

Услышав это имя Линь Сюань немного удивилась, и посмотрела на молодого человека… Фу Сихан?  Кто же это…

Это произошло на одной вечеринке. Сейчас некоторые принимали активное участие, кто-то просто наблюдал, испытывая сложные чувства, среди которых была и Лю И.

Были такие, кто обратил внимание на происшествие, но не могли приблизиться, среди них и Пай Цин, недавно вернувшийся на родину и сейчас постоянно проводящий время с актрисами в тайных убежищах. Он также его не знал.

В дальнейшем их сложные судьбы переплетутся вместе.

 

Церемония вручения премии «Золотой Кипарис» вскоре завершилась.

Неожиданно круг актеров снова взорвался новыми потрясениями! Очень быстро пара новичков-актеров не только сравнилась с «Наследием», но и перегнала их. Все СМИ безудержно писали о них, ведь это была сенсация. Какую они носят одежду, с какими актерами встречаются, кого приглашают на съемки видеоклипа, даже если это была ничтожная новость, она все равно занимала несколько газетных полос. Их фанатки были еще более безумными и восторженными. Каждый день они писали сотни сообщений на форум, обновляя его десятки раз.

Эти двое побили рекорд, который когда-то установил «Наследие»! Один из них – старший внук основателя «Хуангуань жунъяо», другой младший брат Ли Жуя, президента ESE, у которого был исключительное положение и небывалый статус. Одного из них звали Фу Сихан, другого Ли Сяо.

 

Глава 28. Незначительное чувство

 
За короткое время  Фу Сихан и Ли Сяо стали мега-популярными и полностью подавили славу четверки «Наследия». Что у Ду Юньсю, что у всех четверых была своя индивидуальность, кто-то сексуальный, а кто-то милый. Но  только он получил премию «Золотой Кипарис», поэтому, если сейчас  он сделает большой прыжок вверх, когда-нибудь его ждет успешное завершение, но такой заурядный карп не может перекрыть все входы и выходы.

Однако Фу Сихан был совершенно другим. Он родился с золотой ложкой во рту, был прирожденным драконом и наследником крупной империи. Плюс ко всему у него блестящая родословная, он обучался за границей, в сочетании с красивой внешностью у него был циничный взгляд, а после смерти нынешнего президента компании он займет его место, в общем, это был идеал любой женщины. Если бы он был в «Наследии», то сыграл бы прекрасного принца. Таким образом, Фу Сихан и Ли Сяо были по-настоящему наследниками влиятельных семей. Не только фанаты восхищались ими, СМИ также хотели разделить славу на троих с  ESE и «Хуангуань жунъяо» и непрестанно их нахваливали. Если фанаты Фу Сихана называли его «Безбрежное море», то фанаты Ли Сяо называли последнего «Безмятежный мир». Эти двое словно соревновались в том, кто  более популярен и быстрее добьется успеха, эта ситуация была уникальной! Двое парней Фу Сихан и Ли Сяо играли не последнюю роль в этой сфере. Но сложившаяся ситуация, когда их успех был связан с поддержкой родственников, вызывала у «Наследия» противоречивые чувства. У «Наследия» уже не было того боевого духа, с которым они дебютировали. Фу Сихан и Ли Сяо вдвоем приступом брали шоу-бизнес, переманивая к себе фанатов, и можно было говорить о том, что «Наследие» с легкостью отдает им первенство. Мало того, что они не предпринимали активных действий, так еще и оказались в опасной близости от распада, под давлением негативных сплетен и слухов. Первая причина этому-Чу Фэн, вторая – Аманда.

После аварии Ду Юньсю,  Аманда не смогла эффективно решить этот вопрос. Но до сих пор она довольно-таки неплохо справлялась с заботой о трех участниках, по просьбе Чу Фэна. Понятное дело сам Чу Фэн, но и Фудзисава был ей безмерно благодарен, за то, что она смогла замять скандал о его связях с несовершеннолетними, что же касается Юй Ифея, именно она пригласила для него психотерапевта, когда это было необходимо…

Таким образом, у тех популярных актеров были хорошие покровители, и  ESE, в случае скандалов, только просили Аманду следить, чтобы подобное не повторялось.

Отношения Ду Юньсю и Чу Фэна окончательно разладились после того, как первый получил награду. Фудзисава и Юй Ифей, хотя и понимали, что в глубине души Аманду не устроили результаты премии, в один голос расхваливали ее, считая самой прекрасной женщиной и лучшим агентом. Несмотря на эти хвалебные оды, Аманда все больше отстранялась от них, хотя внешне и трудно было догадаться об этом. А тут еще премию «Золотой Кипарис» за «Лучший дебют» получил Ду Юньсю. После этого, Чу Фэн стал уделять ей меньше внимания, глядел холодными, безразличными глазами. Особенно после того, как он на несколько дней стал объектом для насмешек со стороны журналистов, за то, что тогда так поспешно вскочил на ноги. И все это сводилось к ее промаху.
Аманда чересчур успокаивающе говорила ему: «Не обязательно получать награду «Лучшего дебютанта», чтобы считаться хорошим актером. В шоу-бизнесе так часто бывает, что те, кто выигрывают эту награду, после того как затихает шумиха, оказываются забытыми. Немногие из получивших продолжают появляться на больших экранах. Даже журналисты ежегодно пишут о том, что награда «Золотой Кипарис» за эту номинацию считается проклятьем для новичка».

Хотя Аманда и пыталась утешить Чу Фэна, не было и следа того, что он уже сменил гнев на милость. Ситуация только усугублялась и он стал часто опаздывать на мероприятия.
До того, как они стали популярными, компания выделила четырем парням первоклассную квартиру. После двух лет, с тех пор как они стали узнаваемы, обнаружилось, что их жилье не идет ни в какое сравнение  с виллами других актеров, поэтому каждый из них приобрел собственную квартиру, чтобы уже никогда не находиться всем вместе под одной крышей. Поэтому, когда приглашали всех из состава «Наследия», Аманда не могла, как раньше нормально собрать всех четверых в одной квартире, чтобы передавать им сообщения. В  такой ситуации приходилось рассчитывать на то, что каждый сможет контролировать личное время. Когда Чу Фэн стал опаздывать на мероприятия, все остальные в «Наследии», поскольку они были взаимозависимы, страдали из-за этого, поэтому Аманде постоянно приходилось извиняться перед инвесторами, раскланиваясь с неизменной улыбкой. И даже если остальные открыто не возмущались, Аманда ощущала их недовольство, поэтому она много раз в частном порядке беседовала с Чу Фэном. Первые несколько раз она говорила успокаивающе-мягко, думая, что опоздания Чу Фэна – непредвиденная ситуация, не предполагая, что он это делает назло ей. Он понимал, что у него сейчас такой статус и положение, что ESE не может никак на него повлиять. Понемногу Аманда начала терять терпение, сменяя свой тон на более жесткий и гневный, однажды даже сорвалась на крик.

Пусть они и были возлюбленными, но, неужели, Чу Фэн думает, что Аманда настолько мягкотелая, что с ней можно обращаться подобным образом?! Думает, что она пожертвует собой? Отношения Аманды и Чу Фэна становились все более прохладными в результате всех этих ссор, да и в целом атмосфера в «Наследии» была очень гнетущей, как будто перед ненастьем.

Чу Фэн снова на передаче половину времени вел себя словно ребенок. Аманда ничего ему не сказала, лишь холодно посмотрела, но однажды, когда она позвонила и отругала его,  Чу Фэн решил на свой страх и риск не идти на встречу в компанию. 

Чу Фэн с самого начала заподозрил что-то неладное, попросил ассистента позвонить Аманде, но у той был выключен телефон.  Что ему делать? Рассориться с остальными из «Наследия» или лучше не навлекать на себя долги и тактично возразить, или лучше сразу сделать выговор, занимая твердую позицию, предлагая делать выбор?  Что насчет  Ду Юньсю?... Хоть спросить его напрямую было бы куда быстрее, но Чу Фэн ни за что не хотел ему звонить. В этом инциденте воплотились самые худшие кошмары Аманды, она поняла, что он делает это специально, словно играя с ней. Ли Жуй находился в командировке, другие руководители не отвечали. Рассерженный Чу Фэн был на пути в здание ESE. Измотанный съемками, утомительными многочасовыми поездками и издевками других людей, он решил просто молчать, пусть невысказанные эмоции отражаются на лице.

Через некоторое время он уже был в офисе. Дверь кабинета внезапно открылась, заставляя Чу Фэна вздрогнуть, это был кабинет Фэн Цзина! Они оказались лицом  лицу. Спустя доли секунд он опомнился и нейтрально поздоровался: «Директор Фэн». Фактически они не виделись с момента вручения премии «Золотой Кипарис». Тогда был еще один человек, который пострадал вместе с Чу Фэном и Амандой, и этот человек – Фэн Цзин, который заставил задержать съемки из-за аварии Ду Юньсю. Он тогда использовал свою власть директора ESE, сумел надавить на режиссера, получив при этом частичную компенсацию.

Конечно, у него были определенные права, но все же не такие уж и крупные. Изначально этот инцидент принес бы Ли Жую только потерянное рабочее время и несколько договоров, однако Аманда тогда передала ему слова Ли Жуя: «Режиссер требовал смены актера, но Фэн Цзин не позволил! Ду Юньсю заверил, что сможет вернуться к работе через 15 дней, но Фэн Цзин настоял на 40, и это основная причина срыва сроков работы! Пусть актер заботиться о своем здоровье, но компания не должна нести убытки из-за нарушения графика».

Аманда тогда хотела еще что-то добавить, но Ли Жуй только махнул рукой, не изъявив желания еще что-то выяснять. И тогда еще произошел тот случай с «Золотым Кипарисом». Му Чжебай тогда явился с повинной головой, объясняя, что тогда Фэн Цзин позвонил Се И и передал, чтобы тот проголосовал за Ду Юньсю. Му Чжебай как только встретился с Амандой понял, что жалобный тон не поможет. Он обычно очень осторожен, не совершает ни одной ошибки. Даже костюм, который он обычно носил, не имел ни единой складки. У него все было упорядочено и организовано. Ли Жуй по-прежнему считал его загадочным. Не удивительно, что он не смог обвинить Се И и Му Чжэбая. Иногда люди, раз злоупотребившие своей властью, во второй раз развязывают войну …
Это дело уже позади. Ли Жуй не говорил на эту тему с Фэн Цзином, даже если они встречались за ужином, их отношения внешне совершенно не изменились. Однако Фэн Цзин ощущал, что его потихоньку начинают ограничивать в полномочиях.
- Как ты? Выглядишь не лучшим образом, – с натянутой улыбкой сказал Фэн Цзин, глядя на Чу Фэна. Чу Фэн внутренне застонал от этого тона, естественно, он выглядит не очень: «Изначально награда должна была попасть в мои руки, так как тебе удалось отнять ее?! Ведь Аманда тогда говорила с Му Чжэбаем, и дело уже было решено в мою пользу, а потом все внезапно изменилось…»

- Актеры, не получившие награду «Лучшего Дебютанта», вынуждены постоянно сниматься, – холодно произнес Чу Фэн и направился прочь.

- Стой!

Услышав подобный приказной тон у себя за спиной, Чу Фэн напугался. Он немного сожалел о только что произнесенной фразе, но в то ж время в нем зажглось желание набезобразничать. Хотя кампания «Пиньйоу Юлэ» Хуан Цзона и пыталась его переманить, в данный момент он связан контрактом с ESE, а Фэн Цзин все же ее директор…

- Что случилось? – спросил Чу Фэн.

- Иди за мной.

Взгляд Чу Фэна немного изменился, но все же он покорно вошел вслед за Фэн Цзином в небольшой конференц-зал рядом с ним.

Внутри конференц-зала был включен проектор, подключенный к компьютеру, а на стене напротив висел длинный проекционный экран.  

- Садись, – сказал Фэн Цзин Чу Фэну, что тот сразу же исполнил, а сам Фэн Цзин подошел к компьютеру, вставляя в привод DVD-ROM диск с названием «Наследие».

- Ваша команда айдолов.

Чу Фэн кивнул, глядя на собеседника, давая понять, что понимает о чем говорит директор Фэн.  Фэн Цзин поставил видео на быструю перемотку, останавливая его в середине. Возобновив нормальный ход видео, он остановился на том моменте, где Чу Фэн в гриме играл главного героя и ссорился с главной героиней, влюбленной в Ду Юньсю.
- Ты любишь его? – взмахнул он рукой в сторону Ду Юньсю, закипая от ревности.
- Да, он мне нравится, и что?! – главная героиня тоже задыхалась от гнева, и, не смотря на скопившиеся слезы в глазах, упрямо не давала им пролиться.

- ...

Они ссорились еще некоторое время, и, наконец, Чу Фэн распахнул дверь и вышел наружу, ударив ногой по стене. «Бэм» раздался звук в тишине.

- Как ты думаешь, ты хорошо сыграл?

Чу Фэн считал, что он сыграл хорошо, во время съёмок он сердился и поэтому у него был грустный вид. 

Чу Фэн не понимал, дает ли ему Фэн Цзин лекарство или же травит ядом, поэтому просто сказал.
- Вы профессионал в этом деле, сколько бы я ни раздумывал об этом, даже если я буду сам смотреть на свою игру, все равно никогда не смогу полностью прочувствовать ее.
Фэн Цзин немного вышел из себя, и слегка сузил глаза, посмотрев на него.
- Мнения других людей не всегда являются объективными, до поры до времени… – сказал Фэн Цзин, выключая звук. – Это все еще так.

Так ......

Чу Фэн был озадачен - он хочет увидеть его мимику? 

Хотя он и не понимал, что Фэн Цзин хочет делать, но он поглядел на проекционный экран. Прошла минута ... 10 минут...

Сначала он не увидел ничего плохого. Во всяком случае, есть впечатление от сюжета, и даже если люди не могут понять внутренних чувств героя, они могут предсказать развитие сюжета.  Но надолго ли...

Чу Фэн знал, что он очень фотогеничный.

В объективе камеры он легко привлекал внимание других людей, Но посмотрев десять минут, он вдруг обнаружил, что, хотя его позы и движения тела были свободными, в то же время казались  преувеличенными и однообразными ... От начала до конца, это правда.
Он не знал всего сюжета пьесы, только ориентировался по нескольким строчкам реплик.
Ду Юньсю. Хотя он тоже не слышал первых реплик, и также не знал с чего начинается пьеса, но за этот короткий период в десять минут, его глаза наполнились нежной печалью,  хотя они не имеют своего собственного языка тела, каждое их движение было очень значимо, естественно, полностью отличалось от того, как выглядели его собственные. Оглядываясь назад, он вспомнил, что не всегда знал, куда деть руки или ноги в некоторых сценах. Даже если только пантомима... Юньсю показывал не просто хорошее представление, он позволял публике почувствовать те эмоции, которые стремился передать.

Чу Фэн только нахмурился, увидев это, как тут же директор Фэн переключился на следующее действие. На этот раз, он выключил проекционный экран, но включил акустические системы, когда вы не видите изображение, только слышите звук.

Чу Фэн наконец услышал его реплику, он с упреком делал выговор главной героине:
«Как ты можешь быть настолько глупой! Ты ведь хрупкая женщина, зачем ты полезла в драку с мужчиной? Разве мы, мужчины, не существуем для того, чтобы вас защищать?» И хотя запись после этого обрывалась и он не смог узнать, что ответила ему главная героиня, ему казалось, что Ду Юньсю был как живой в этой комнате. Просто услышав эти звуки, Чу Фэн был уверен, что его голос тоже чего-то стоит и он повернулся, чтобы сказать об этом Фэн Цзину, но тот лишь с насмешкой смотрел на него, попивая кофе.
Чу Фэн мог сказать, что он хорошо передает эмоции словами, аудитория понимала по его интонациям историю происходящего и  отчего между героями возникает ссора. Тем не менее, он не такой же, как Юньсю… Каждая пауза, каждый поворот, каждое ударение, даже тон в  начале и конце фразы совершенно отличны…У него создавалось подобное чувство только тогда, когда слушал  профессиональных актеров озвучки. То, что Чу Фэн услышал, было более чем впечатляющее.

Получается, что только Ду Юньсю начинал говорить реплику, он уже знал, как ее правильно закончить и построить? … Похоже, он держал в голове все тональности своих реплик по ходу пьесы, и постоянно находился под влиянием настроения своих героев. В таком случае, это означает, что способности Ду Юньсю гораздо сильнее чем у него, если все, о чем он сейчас подумал, это правда…Он всегда считал, что работает наравне с Ду Юньсю, но в этот момент, Чу Фэн был ошеломлен. Он не мог выразить это словами.
Фэн Цзин забрал сползшие на уши волосы и поправил серебристый галстук на изящном воротничке, затем выключил компьютер и проектор.

Все картинки и звуки, всё исчезло.

- Что ты об этом думаешь? – с едва различимой улыбкой произнес Фэн Цзин, нарушая тишину пустого конференц-зала.

Чу Фэн пораженно посмотрел на Фэн Цзина. Его глаза загорелись, он ощутил унижение от того, что увидел только что на экране и бесшумно вышел из комнаты, а затем и из здания ESE…

Ему, вероятно, хватило одного урока от Аманды, он больше не опаздывал и не вел себя высокомерно. Ранее, Чу Фэн был словно молодой жеребенок, едва встающий на ноги, но в то же время жеребенок непобедимый, теперь он становился немного тихой, сильной, взрослой лошадью.

У него появилась смелость все изменить, словно вылечить свое расстроенное сердце…
После того, как Ду Юньсю получил премию, они старались полностью игнорировать ситуацию.
С другой стороны не было смысла отрицать, Ду Юньсю был назначен на роль в G.I.B (Government Issue Boys), в совместном проекте ESE и «Хуангуань жунъяо», от которого был утвержден Фу Сихан.  Хотя ESE и «Хуангуань жунъяо» обычно соперничали в шоу-бизнесе, они все же старались поддерживать относительную дружбу. Обе компании уделяли большое внимание киносъемкам, приглашая именитых актеров, и выпуская впоследствии альбомы от лучших певцов. Но ESE и «Хуангуань жунъяо» обычно не конкурировали, если речь шла о совместном проекте.

К тому же это затрагивало любимого брата Ли Жуя.  Его мать была уже в возрасте, когда родила Ли Сяо, поэтому он был хилым и болезненным. Он был худеньким и слабым, а его аппетит был словно у котенка, и за весь день он съедал слишком мало, чтобы поправляться, однако вырос он достаточно здоровым. И после смерти своей матери, Ли Сяо, в еще совсем юном возрасте, был оправлен на учебу за границу, чтобы научиться самостоятельной жизни, как объяснил ему Ли Жуй. 

Он ощущал беспокойство за Ли Сяо, даже в некотором роде ревновал его к Фэн Цзину, с которым у младшего сложились близкие отношение после встречи... Но  Ли Сяо хотел попасть на музыкальную сцену.

Так что Ли Жуй пренебрег соперничеством и связался с главой «Хуангуань жунъяо», и пригласил старика Фу на чай, попросив того о поддержке для Ли Сяо, чтобы ему давали как можно больше работы, отправляли на различные передачи, интересные молодому поколению.
ESE были первыми в сфере кино и на телевидения, но в музыкальной сфере были компании, обходившие их, такой как раз и была «Хуангуань жунъяо».

Дедушка Фу Сихана также был по-настоящему заинтересован в дальнейшей судьбе собственного внука. После этого Ли Жуй, сразу же организовал для него проект, чтобы поставить его внука в пару с Чу Фэном, получив щедрые инвестиции, для съемок экшн-сцен «G.I.B» в Корее и Японии. Но, Фу Сихан захотел сниматься только с Ду Юньсю.
Ли Жуй не понимал мотивов этого самодовольного юнца, прикрывающегося компанией «Хуангуань жунъяо», которая впоследствии должна перейти ему. С другой стороны, Юньсю только что выиграл золотую награду за «Лучший дебют», и первые съемки после его победы принесут ТВ-драме больше внимания, так что Ли Жуй одобрил его.

Чу Фэн только кивнул, соглашаясь с этим, на удивление без обиды. Но он не отнёсся с ненавистью к Ду Юньсю, и не стал его игнорировать.

 
Хотя компания понимала, что такое сотрудничество не входило в их планы, это был действительно крупный блокбастер, где все: режиссер, фотограф, группа реквизиторов, стилистов, все имели огромный опыт работ. Много экшн-сцен, ради которых даже был арендован вертолет, чтобы сделать панорамную съемку.

В этом фильме он играл вместе с Фу Сиханом, и было много сцен, где они борются, стреляют, а в конце даже будет взрыв. 

У него уже были активные сцены, но в «Тан Юньци» все было не совсем так, поэтому приходилось больше времени проводить в тренажерном зале, где проходили занятия фитнесом и специальная профессиональная подготовка.

 

В первый день съемок.

Из-за требований сценария, Ду Юньсю должен был вместе с Фу Сиханом перетаскивать громоздкие большие шины за  трос, прикрепленный на талии, все это в желтой пыли, наполнявшей детскую площадку ... Покрышки создавали сопротивление и, иногда было слишком много пыли во время стрельбы, поэтому часто случались неудачные кадры.  Они неоднократно бегали кругами, быстро преодолевая по несколько километров, только чтобы услышать «снято».

Спустя несколько дней наступили выходные. Ду Юньсю был усталым и выглядел отекшим.
Он никогда не производил впечатления крепкого человека, как например Чу Фэн, и хотя сейчас его тело было молодым, все же за десять лет своей карьеры в прошлом он не сталкивался с подобным опытом, ему не хватало физической выносливости, чего нельзя было сказать о Фу Сихане.  Когда он узнал, кто будет его партнером по съемкам, он проявил доброту к молодому актеру. Позже он узнал, что он наследник большой компании и подумал, что парень занимается этим для собственного удовольствия, он и не ожидал, что богатенький сынок может быть так увлечен собственным делом, работая без выходных.
Фу Сихан исполнял все сцены самостоятельно, даже почти не использовал дублеров, когда это было возможно.

Такие у него были мысли, когда в дверь комнаты постучали.

Ду Юньсю открыл дверь, на пороге стоял Фу Сихан в белом халате, в руках у которого были две бутылки медицинского масла.

Ду Юньсю был немного удивлен.

Хотя они снимались вместе уже несколько дней, но он не стремился сближаться с Фу Сиханом, поэтому они были не очень близко знакомы… Что еще более важно, он не хотел, чтобы Фу Сихан стал ему другом, чтобы не создавать иллюзию дружбы, не имеющую в действительности никакой ценности.

Фу Сихану не нужно было далеко идти, и он с легкостью прошел в номер.
В настоящее время они находились на уличных  съемках и разместились в гостиничных люксах, Фу Сихан жил с ним по соседству и изнутри их номера были очень похожи.
- За время съемок у меня появились синяки. Мой дед очень переживал за меня и послал две бутылки лекарственного масла, - небрежно произнес Фу Сихан, пожимая плечами, словно ничего особенного в этом нет.

Его голос звучал завораживающе-экзотично,  казалось в его словах скрыт какой-то смысл, а он еле сдерживает улыбку. В такую ночь, если услышать подобный голос, ничто уже не поможет, ты абсолютно ему раскрываешься …

- Садитесь, я дам вам напиток, – Ду Юньсю хотел чем-то развлечь своего приятеля.
- Persi, – собеседник не хотел выглядеть тупо, поэтому посмотрел на Ду Юньсю янтарными глазами с ослепительно-яркой улыбкой, намекая, что уже большой мальчик.

Юньсю достал две банки из холодильника, протягивая одну из них парню. 

Фу Сихан взял ее, потянул за открывалку вверх и прильнул губами к отверстию, подняв голову при глотке, обнажая юные и сексуальные линии шеи и кожу прекрасного медово-пшеничного оттенка.

- Ах, круто! – прищурившись проговорил Фу Сихан с наслаждением.
Ду Юньсю улыбнулся и сделал глоток, осторожно держа баночку Pepsi  в руках.

- Я никогда не думал, что буду сниматься вместе с вами! – Фу Сихан посмотрел в глаза собеседнику, улыбаясь, отчего его красивые черты лица становились еще милее.

- Я был в то время заграницей, когда вы играли в «Наследии», и все мои однокурсницы сходили по вам с ума, а мой друг Ричард даже хотел найти себе парня, похожего на вас … –  у Фу Сихана был очень легкий голос. В отличие от его вежливого поведения тогда на вечеринке после церемонии, на этот раз он был  больше похож на обычного подростка,  чей молодой голос создавал чистую атмосферу. Свет падал на  профиль его лица, подчеркивая прямой нос.

- Да ну, перестань, это всего лишь игра, – Ду Юньсю покачал головой и усмехнулся. – Не более того…

Улыбаясь, собеседник остановил его.

Прекрасные янтарные глаза глядели на него ... это было словно поклонение, когда любопытные глаза прожигали его …

- Что? На моем лице какая-то грязь? – Ду Юньсю начал ощупывать свое лицо. 

Фу Сихан  поднял бровь, преувеличенно небрежно покачав головой:  

- Не на лице, но кое-что есть на твоем теле.

- А? – заколебался Ду Юньсю, бросив озадаченный взгляд на свою одежду.  

- Не здесь.

Фу Сихан внезапно пересел ближе к  Ду Юньсю.  Благодаря тому, что они сидели очень близко, Ду Юньсю  мог почувствовать температуру тела своего собеседника и даже теплый воздух его дыхания.  Его словно окатило волной… Его собеседник был только что из душа и от его кожи приятно пахло свежестью….

- Вот здесь, – кивнул он и нежным движением дотронулся до припухлостей и синяков  на руке Юньсю.

Затем он поднял голову. Янтарные глаза неспешно осмотрели Ду Юньсю, блестя в тусклом свете.

 

Глава 29 

 

Ду Юньсю уже довольно долгое время не смотрел ни на кого так пристально.

Атмосфера в номере внезапно изменилась. Тишина. Было слышно только дыхание, а перед глазами был Фу Сихан, от тела которого исходил легкий аромат геля для душа.

- Я... – Фу Сихан снова придвинулся еще ближе. Между ними было настолько маленькое расстояние, что они могли отчетливо увидеть каждую ресницу друг друга. Их ноги соприкасались в районе бедер, и Ду Юньсю мог почувствовать жар тела Фу Сихана.

Ду Юньсю отодвинулся назад, создавая между ним и Фу Сиханом значительное расстояние, насколько это было возможно. Фу Сихан посмотрел на него и удивленно захлопал глазами. Он сел так близко, чтобы показать свое расположение к собеседнику, а Ду Юньсю, слишком поспешно отодвинувшись, создал неловкую ситуацию... Он, конечно, тот еще тип, но не собирался сейчас пользоваться моментом.

- Я специально принес лекарственное масло, чтобы отдать его тебе, – Фу Сихан, казалось, не придал значения большому расстоянию между ними и продолжил. – Мой дедушка дружит с мастером народной медицины, и это масло его друг изготовил лично. Этот рецепт ему достался от предков. Я сам им пользуюсь и считаю его довольно-таки неплохим.

Фу Сихан говорил все это небрежно, он возможно просто не знал, что в определенных кругах помнили о том, как начинал свой бизнес дедушка Фу, иногда проворачивая темные делишки, прежде чем стать настолько влиятельным. И ничего не было удивительного в том, что своих друзей он заводил исходя из принципа полезности, отсеивая остальных. Фу Сихан назвал имя врача китайской медицины... Маловероятно, что заурядный человек мог с ним дружить. К тому же масло по рецепту предков, от светила медицины, неужели будет некачественным? Если об этом масле узнают остальные, то тут же кинуться за ним.

Увидев, что Ду Юньсю все еще не решается, Фу Сихан сам пихнул лекарство в виде мази в руку Ду Юньсю и сказал:

- Ты угостил меня Пепси, а я дал тебе лекарство, так что не нужно смущаться, – его юное лицо светилось от радости. – Ложись отдыхать пораньше, завтра у нас ранний подъем.

Фу Сихан встал и с наслаждением потянулся. Фу Сихан снова спустил все на тормозах и сейчас выглядел слегка наигранно, поэтому Ду Юньсю вслед за ним встал на ноги и взял в руки стеклянную бутылку лекарства.

- Спасибо, актеру, и правда, без этого не обойтись, – он все еще не мог поверить в происходящее.

Они посмотрели друг на друга и засмеялись.

- Спецназ, и правда, существует только в телевизоре.

Ду Юньсю собирался проводить Фу Сихана к выходу. Его собеседник был наполнен энергией. Редко встретишь у молодых людей такое воодушевление, он снова выглядел привлекательно. Янтарные глаза и четкий иностранный акцент обращают на себя внимание людей. Ду Юньсю оставалось только отказаться. Он как старший имел в глазах младшего поколения симпатию за свою стойкость...

- А, кстати, – Фу Сихан уже готов был выйти из номера, но внезапно остановился и посмотрел на Ду Юньсю. – На самом деле я думал о том, чтобы самому нанести масло на твое тело.

Ду Юньсю слегка опешил. Он даже не успел переварить эти слова. У его собеседника, похоже, была исключительная выдержка, он стал напевать мотив какой-то иностранной песенки и, наконец, вернулся в свой номер.

Ду Юньсю однозначно не был знатоком амурных дел. Не смотря на то, что телом он сейчас выглядел достаточно молодо, в душе это было не так. Он уже давно не обладал присущей молодости напористостью и смелостью.

Фу Сихан и Ли Сяо думали, что они князья, поэтому и их поведение было соответствующим. Он не знал, как ... и в то же время не хотел снова пробовать.

 

Следующий период времени. Можно сказать, что Ду Юньсю старался избегать общения и свести контакты со своим партнером к минимуму. Подобным образом вел себя и Фу Сихан, не пытавшийся снова настаивать на общении с того вечера, и лишь на съемочной площадке поддерживал с ним вежливые разговоры. У Фу Сихана за спиной была мощная сила. Хоть он лично об этом и не говорил, у других людей были уши, и они прекрасно все о нем знали. Даже если большинство из них не заискивали, он не стремится обидеть своих коллег. Фу Сихан показывал свое отличное английское воспитание, вместе со всеми возвращаясь с отдыха и работая без жалоб, доказывая, что он уже взрослый, серьезный парень. Ду Юньсю заметил его растущую популярность и еще больше старался держаться подальше...

Первая часть съемок закончилась. Для того чтобы снимать следующие сцены, нужно было лететь в Японию. Фу Сихан был звездой на уровне страны, но в Японии у «Хуангуань жунъяо» не было такого влияния, и японские журналисты не знали о связи Фу Сихана и «Хуангуань жунъяо», но также начали его восхвалять. Они все еще были заинтересованы, поэтому участник «Наследия» вызвал у фанатов бешеное ликование. Как только съемочная группа вышла из аэропорта, их встретила возбужденная толпа фанатов. Они держали в руках распечатанные фотографии Юньсю и громко скандировали его имя на китайском «Юньсю», изо всех сил пытаясь сделать фото на мобильные телефоны и снять хоть небольшое видео. Фанаты пришли поглядеть только на Ду Юньсю, но на съемочную группу тоже распространилось это обожание, поэтому их обхватили в такое плотное кольцо, что нельзя было даже шагу ступить. В конце концов, охране аэропорта пришлось вмешаться и вывести съемочную группу, изолировав их от фанатов.

- ... Не ожидал что у тебя так много фанатов, – Фу Сихан похоже только что понял насколько популярен Ду Юньсю и с улыбкой бросил ему эту фразу, садясь в минивэн, присланный филиалом компании в Японии. Ду Юньсю шел следом и бросил взгляд на парня, но Фу Сихан, видимо, не хотел возвращаться к этому разговору.

На этот раз съемки проходили на острове Хоккайдо. Безбрежно-белый снежный пейзаж, все небо словно окрашено белой краской, эта была живописная, очаровательная и красивая до крайности картина, но у Ду Юньсю не было времени любоваться пейзажем. Приехав в отель, он понял, что по небрежности работников два чемодана из его багажа были утеряны, а его кошелек с картами и удостоверением личности находился в одном из них. Другими словами, он остался жить в Японии без копейки. Если бы он был в родной стране, у него бы была возможность попросить перевести денег своих друзей и подтвердить его личность, там у него было много друзей. Сейчас он плелся в хвосте, рядом с новичками из стаффа. Он не стал ругаться на помощников, чтобы они не расплакались. Еще одна из причин заключалась в том, что вполне возможно занять денег у кого-нибудь из группы. В конце концов, вовсе не обязательно тратить на протяжении всего периода съемок в Японии собственные деньги. Эта мысль озадачила работников.

- Я посмотрю, что можно сделать, – сказал помощник и вошел в номер отеля. Принес оттуда пустую бутылку из под воды, один листок, затем на нем написал огромными буквами:

«Помогите!!! Я Ду Юньсю, мой багаж украден, помогите мне!»

А в оставшемся, незаполненном месте, нарисовал «Не будьте жадными!». 

- А может воспользуемся этим способом? Вместо того, чтобы искать режиссера и одалживать деньги. Вы можете разместить это в общественном месте, чтобы все могли это увидеть! – младший помощник ощущал, что способен искупить свою вину.

Ду Юньсю, однако, приложил руку ко лбу.

«...Еще и хочет поставить в общественном месте, чтобы все могли увидеть, это такой позор...».

Ду Юньсю не оставалось ничего, кроме как качать головой. Но зато результат оказался не так уж и плох. За один день, съемочной группой и остальными работниками, емкость наполнилась японскими йенами, Ду Юньсю наблюдал за этим сквозь смех и слезы. В итоге набралась достаточно крупная сумма, и младший помощник, преподнеся ему емкость, сказал:

- Это господин Фу положил очень много денег. Он пожелал вам удачи...

Ду Юньсю не очень хотел быть в долгу у остальных людей, однако даже собранной суммы казалось недостаточно, из-за высокого курса в стране, поэтому он, стиснув зубы, отправился искать Фу Сихана, чтобы занять еще денег. Он дождался, когда у партнера будет хорошее настроение и наступит перерыв в съемках, и пригласил его прогуляться. 

На улице шел снег. Оголенные деревья и серебристые цветы, холодный и ясный воздух и легкое ощущение мороза. Ду Юньсю вместе с Фу Сиханом медленно брели по улице. Завтра их ждали утренние съемки. В этом городке царила безмятежность, а повсюду развешанные, насколько хватало взгляда, бумажные фонарики источали мягкое розовое свечение, даря романтичную атмосферу. У дверей магазинов излучали белый свет вертикальные световые вывески. Наверху располагались надписи, написанные в традиционной техники каллиграфии укиё-э, ради рекламы магазина... На некоторых были изображены японские гейши, одетые в сложные кимоно, гостеприимно приглашающие в магазинчик...

Ду Юньсю с Фу Сиханом не торопясь пересекли улицу, уходя в тень. Хоть здесь и не было пламенных фанатов кинематографа, все же они могли узнать их, и не стоило так рисковать. Особенно учитывая тот факт, что сейчас по улице рядом шли два красавчика.

- Это место красивое, - Фу Сихан оценивающе смотрел на улицу.

В их фильме был очень специфичный момент.

По сценарию фильма Фу Сихан и Ду Юньсю сейчас были очень тесно связаны. Они вместе выпивали соджу, дурачились и посещали горячие источники, даже сходили в храм и написали на блеклой деревянной табличке: «С этого дня и навсегда будем друг другу братьями!», а затем посмотрели друг на друга и рассмеялись.

Но в реальной жизни все было не так. Только съемки в фильме и все, после они разделялись. Это было особенно заметно по Фу Сихану. В фильме чересчур повеселившись на улице, Фу Сихан простудился, и Ду Юньсю пришлось исполнять роль его личной сиделки и ухаживать за ним.

Вдруг прозвучал взрыв, все заволокло дымом... Кто-то на улице завизжал, кто-то завопил: «Слишком громко, слишком громко».

Фу Сихан лежал внутри с температурой и не понимал, что происходит снаружи, он собирался поговорить с тем человеком, с которым он решил быть братьями навеки...

Вспомнив об этих дневных съемках, Ду Юньсю невольно вздохнул...Внезапно его ноги задрожали... Ду Юньсю казалось, что это его ноги трясутся от волнения, но реальность была еще ужаснее. Его сильно тряхнуло. Витрины уличных магазинов и кирпичные украшения разбились, падая им на головы, на землю, под ногами образовывались ямы, все рушилось!

Этот несчастный случай был большой неожиданность! Ду Юньсю даже не успел подготовиться, все мысли вылетели из головы, было только одно – Япония, страна сильно подверженная землетрясениям. Земля под ногами ходила ходуном, людей нещадно трясло, и было такое ощущение, что сейчас произойдет разлом. На окрестных улицах предметы падали с высоты, что было очень опасно, и Ду Юньсю пропустил тот момент, когда Фу Сихан отбежал на безопасное расстояние, более чем на 10 метров, оставив Ду Юньсю.

- Быстро побежали! Скорее, – Фу Сихан обернулся к Ду Юьсю и громко закричал, его лицо было очень обеспокоенным! Ду Юньсю среагировал и быстро побежал вслед за ним. Земля под его ногами дрожала, а сердце наполнялось ощущением тревоги. Ду Юньсю смотрел на землю под ногами- все было темным и в трещинах, трещины, казалось, заполняли всё... По голове постоянно что-то било, скатываясь на землю.

Впереди была еще трещина, еще больше чем предыдущие! Где-то метров в десять. Фу Сихан громко закричал, стараясь бежать изо всех сил.

 

Глава 30

 

В ушах грохотало.

Всё вокруг замерло как в замедленной съёмке, казалось, что длится одно-единственное мгновение. Ду Юньсю даже не понимал ясно, как ему удаётся отпрыгивать в сторону от препятствий или перешагивать их...

Особенно нереальным было ощущение, когда наступаешь на землю. Будто всё тело находилось в невесомости, невозможно было полностью почувствовать сопротивление земли под ногами.

По две стороны улицы с фасадов торговых лавочек падали цветочные горшки и вывески.
Хотя это и происходило прямо перед глазами, но было невозможно уклониться. Вдруг в поле зрения оказался цветочный горшок, готовый вот-вот ударить Ду Юньсю по голове...
Внезапно в его руку повыше локтя вцепилась рука, резко дёрнув вперёд, Ду Юньсю смог осознать только неимоверную силу, тянувшую его, и невольно подчинился, подавшись в её направлении всем телом.

Ранее угрожавший ему цветочный горшок остался позади, не задев его!
-Быстрее, бежим! – до его ушей донёсся звонкий голос, и к нему приблизился хорошо знакомый аромат, стало ясно, что это Фу Сихан. – Бежим скорее, по центру, по центру улицы! Так ничего не упадёт!Фу Сихан неожиданно вернулся за ним! Ду Юньсю не решался поднять на него глаза.

Зачем он развернулся? Почему спас его?!

А тот, не вымолвив и слова, тащил его с неимоверной скоростью, изо всех сил несясь вперёд. Вокруг не прекращали падать какие-то предметы, разбиваясь рядом с мужчинами, взбивая вокруг них пыль.

Земля была крайне ненадёжна, даже стоя прямо, нельзя было почувствовать себя устойчивым.
Но всё равно удивительно...

Ду Юньсю оказался в такой странной ситуации.

С рукой Фу Сихана на плече, защищающей его голову, он бежал вперёд, равняясь на скорость этого удивительного человека... Человека, похоже, не обращающего внимания на сложившиеся обстоятельства, не волнующегося о том, как страшна, как опасна ситуация, в которую они попали.

 Человека, лицу которого стоит только омрачиться беспокойством за него, как опасность перестаёт быть такой пугающей...

Все прошедшие несколько лет... Ду Юньсю постоянно защищал кого-то другого.
Лин Сюань силой заставили сопровождать продюсера в баре, он решительно вступился за неё и был жестоко избит; когда прошёл слух о раскрытых наклонностях, очевидно, проблеме, касающейся как минимум двоих, он один взял на себя всю ответственность; во время совместных с Лю И съёмок, когда произошла та страшная авария, тоже именно он накрыл своим телом девушку, защищая её лицо...

Такая вот жизнь.

Единственным исключением был Се И, он действительно желал помочь Ду Юньсю, поддержать его, пусть даже исподтишка и скрытно, но и это помогало воодушевиться.
Остальное же, остальное происходило практически на подсознательном уровне.
 У Ду Юньсю совершенно не было цели заработать признание или выделиться, просто всё происходило на подсознательном уровне.

В этом заключалось его мировоззрение.

В таких ситуациях он не мог себе позволить трусливо бежать.

Ду Юньсю брал на себя всю ответственность. Один, он очень давно отвечал за всё сам.

Он уже и забыл, что с самого начала в этом мире были другие люди, на которых можно положиться. Давно забыл... Оказывается, с самого начала были люди, способные защитить его.

Не он оберегает кого-то. А кто-то защищает его.

С самого начала.

Ощущение того, как другой человек держит его за плечо, оберегая... Такое странное чувство.

Грудь человека рядом была широкой и крепкой.

Находясь в объятиях Фу Сихана, он ощущал окружающий его густой специфичный аромат, температуру тела.

Он чувствовал себя надёжно. В безопасности. Он чувствовал давно забытое тепло...

Ду Юньсю всегда чувствовал себя достаточно сильным, не боящимся трудностей молодым человеком.

Однако... Только вплоть до того момента, когда Фу Сихан обнял его в позе защитника, когда он смог ощутить его тепло. Тогда, в эту минуту он осознал, что эта его одинокая сила, которая была раньше, есть не что иное, как иллюзорное заблуждение, стоившее ему огромного труда и напряжения.

По правде говоря, он никогда не был сильным.

Просто он так долго сдерживал себя, что вовсе забыл, что может быть по-другому.

- Ну, слава Богу! Сейчас уже всё хорошо!

Двое парней пробежали очень много, наконец-то выйдя из опасной зоны. Они стояли в каком-то открытом месте и толчки уже не были таким сильными как раньше. Только здесь Фу Сихан остановился и, опустив руку с плеча Ду Юньсю, упёрся обеими руками в колени, тяжело дыша.

Узкие полоски пота тянулись вдоль его лба, заканчиваясь падающими вниз капельками.

Ещё несколько секунд Фу Сихан переводил дыхание, затем поднял голову, взглянув на Ду Юньсю своими бездонными янтарными глазами, в глубине которых можно было прочитать озабоченность: «Как ты? Не поранился ли?»

Ду Юньсю провёл по лицу рукой, стирая грязь.

Поднятая землетрясением пыль сделала их головы и лица полностью серыми.

Кроме некоторых мелких ссадин, и руки, и лица парней были в порядке.

- Я в порядке, ты как? – ответил на немой вопрос Ду Юньсю.

- Тогда всё прекрасно! – Фу Сихан пристально вгляделся в собеседника, в конце концов, показав ему беззаботную улыбку. – Я ведь испугался, действительно испугался...

В выражении его глаз кроме облегчения было ещё какое-то неясное чувство.

Однако Ду Юньсю смутно догадывался, что это было.

Отношения между ними начали меняться по сравнению с прошлым. Раньше между ними с трудом устанавливалась рабочая связь как между коллегами, сейчас же он обязан жизнью, если можно так выразиться, ведь в опаснейшей ситуации Фу Сихан вернулся за ним и спас его!

Фу Сихан. Почему в секунду наибольшей опасности он всё равно вернулся за Ду Юньсю?

Между ними повисла тяжёлая атмосфера, появилось что-то сокровенное и непонятное...

 
Стало известно, что на съёмках в Японии произошло землетрясение.

Местные СМИ снова выставили на первых полосах свои рекламные трюки, воспользовавшись сенсацией, выпустили множество специальных репортажей. Фанаты и любители кино сильно волновались и оставляли сообщения с молитвами о благополучии.

Во всём этом беспокойстве агент Фу Сихана Лю Чжан без лишних слов отвёз старика Фу на личном самолёте в японскую больницу.

Фу Сихан и Ду Юньсю оба были невредимы, обошлось без травм.

Однако съёмочная группа всё равно заставила их лечь в больницу на полное обследование, а также для профилактической перевязки. Всё делали с наибольшей осмотрительностью, ведь кроме того, что эти двое были известными медиа-личностями, обязывало ещё и положение Фу Сихана.

Положение наследника «Хуангуань жунъяо» не позволяло никому быть небрежным.

Старик Фу был в неплохой форме, и глаза его молодо светились.

Когда этот старик был молодым человеком, он обладал огромной властью, после основания «Хуангуань жунъяо» его дела пошли в гору. Любой кризис в компании разрешался его сделанными с надлежащей аккуратностью распоряжениями.

Сейчас же, хотя он и стал вести себя скромнее, но весь его имидж состоял в воплощении пословицы: «Старый конь борозды не испортит». Он всегда имел мудрый и уравновешенный вид, такие люди во время любых трудностей только закаляют в себе силу воли и развивают проницательность, которых обычный человек вряд ли способен достигнуть.

За ним неотступно следовали два здоровых и накаченных, не позволяющих себе и улыбки, телохранителя.
На подбородке Лю Чжана виднелась незрелая растительность, и весь он являл собой вид до невозможности ленивый, руки его были спрятаны в карманы брюк. Стоял агент позади старика Фу.

- Тебе надо спокойно наследовать «Хуангуань жунъяо», несмотря на эти роли, фильмы. Сейчас вот ещё и землетрясение случилось, – в речи старик Фу позволял себе некоторую язвительность, однако в его словах сквозила неподдельная забота о Фу Сихане.

У него действительно болело сердце, а всё из-за вот этого внука.

- Как только Фу-старший узнал, что ты в Японии оказался посреди землетрясения, так от волнения ни есть, ни спать не мог. Гляди-ка, тут же на личном самолёте прилетел проведать, – уголки рта у Лю Чжана были подвешены в ленивой улыбке, но говорил он ровно столько, сколько нужно.

Возможно, и насмехаясь над стариком, но он всё равно был облечен огромным доверием.
Столько лет прошло, а только он один, Лю Чжан.

- Дедушка... – Фу Сихан тихонько позвал его.

Пребывая за границей, Фу Сихан в последнее время демонстрировал изысканную тактичность.

Но сейчас, находясь рядом с Ду Юньсю, он в первый раз выдал чувства, непохожие на прежние – те чувства, витающие в отношениях между дедом и внуком, редко проявляющиеся, несмотря на их глубину. Те эмоции, когда члены семьи не должны притворяться.

Ду Юньсю внезапно почувствовал укол зависти к этим родственным отношениям поколений.

Старик Фу намеренно немного побурчал.

Он постарался изобразить на лице абсолютно безучастное выражение.

Такие люди по большей части обладают спокойным и закрытым поведением. Множество эмоций спрятано глубоко в их сердце, и никакая вещь не может их заставить говорить долго и открыто.

- Куда же делись все плоды тренировок? – старик Фу кинул быстрый взгляд на Ду Юньсю.

Старик Фу выбился в люди нечестным путём.

Чтобы сводить счёты с врагами и участвовать в бандитских разборках, внуки старика с малых лет проходили специальное обучение.

Тренировки мальчиков были особенно строгими.

Навыки по выживанию в природных условиях и по поиску выхода из кризисной ситуации с каждым разом всё улучшались и улучшались. В связи с этим  развивались скоростное реагирование, ловкость и упругость тела, неимоверная сила – всё это в действительности приносила изнурительная практика.

С такими показателями обычный человек не мог тягаться.

Вот оно, самое большое различие выходцев из мафиозных семей и из родовитых домов капиталистов-бизнесменов.

Согласно докладу его людей, когда началось землетрясение, его внук был вместе с этим парнем, Ду Юньсю.

Старик Фу испытующим взглядом оглядел Ду Юньсю с ног до головы.
Это был острый взгляд, полный прозорливости, он давил и проявлял нешуточную угрозу, под таким взглядом можно и не выдержать...

Фу Сихан окликнул старика, заставив его повернуться к себе, и, сидя прямо напротив дедушки, спас тем самым Ду Юньсю.

Ещё одна секунда под этим взором, направленным прямо на него, и Ду Юньсю сознался бы во всём, в чём только мог.

Однако...
Хотя Фу Сихан не говорил ясно, но Ду Юньсю понимал, возможно, это нормы семьи Фу, когда при существовании рисков безопасность каждого превыше всего. В чужие дела вмешиваться недопустимо.

Хотя и имеет место быть некоторая жестокость, но присутствует и рациональное зерно.

Пребывая в подобных размышлениях, Ду Юньсю снова почувствовал в своём сердце какие-то тонкие, деликатные чувства.

Неудивительно, что во время землетрясения Фу Сихан показал такую стремительную реакцию и вышел сухим из воды, не заработав ран... Но даже если и так, почему же он в последний момент вернулся?

О каких только причинах этого поступка Ду Юньсю ещё не думал.

Но, в конце концов, он всё выкинул из своей головы, включая... отношение Фу Сихана к нему...

«Этот парень – наследник «Хуангуань жунъяо». Ох, Ду Юньсю, Ду Юньсю, ты действительно считаешь, что все вокруг геи, и всем поголовно ты интересен?»

Пусть даже подобные мысли мимолётны. Ду Юньсю снова потряс головой, избавляясь от них.

Многие люди всячески искали расположения старика Фу, лицемеря и не гнушаясь лести.
А всё потому, что в кругу актеров его слово имело непоколебимый авторитет, звучало подобно грому, и кто бы то ни был, всё равно всегда оказывал уважение его мнению. Только однажды ведущий какой-то передачи съязвил насчёт того, что певица – подопечная компании «Хуангуань жунъяо» не слишком-то и красива. В результате позже его окружили и жестоко избили. Его репутация как ведущего также была безнадёжно испорчена.

Но Ду Юньсю не преследовал никаких целей в отношении старика Фу.

У него не было необходимости выпрашивать что-либо. Так же как и не было желания что-то с него получить.

У него не было ни желаний, ни стремлений, поэтому он держался спокойно и непреклонно.

Так же и наоборот, этот вид человека, который держится с достоинством, не позволял старику Фу смотреть свысока на Ду Юньсю.

Это была первая встреча Ду Юньсю и старика Фу. Вот только, она также была и последней... Пройдёт год, и старик Фу умрёт от инфаркта миокарда.

Таков этот мир.

Даже если ты имеешь неограниченную власть, даже если ты стоишь высоко, всё равно ты не можешь сопротивляться четырём страданиям человеческой жизни: рождению, старению, болезни и смерти.

«G.I.B» снимали ещё больше месяца.

Ду Юньсю и Фу Сихан понемногу сближались...

После того как они вместе пережили землетрясение, вместе пережили тот единственный миг между жизнью и смертью, многое изменилось. В этом мире никто не может требовать кого-то заплатить за него. В том страшном катаклизме, когда на подсознательном уровне любой нормальный человек будет спасать себя, Фу Сихан, несмотря на такой риск, когда в любую секунду обстоятельства могут лишить тебя жизни, вернулся за Ду Юньсю...

Не каждый человек может так поступить.

У Фу Сихана были вороные брови, напоминающие перо морской птицы, и очаровательные янтарные глаза, добавляющие ему сексуальной привлекательности.
Он говорил чётко и ясно, совсем не так, как другие, как-то по-другому, с экзотическим акцентом... Всё это делало Фу Сихана всё более и более особенным для Юньсю.

Такого чувства он уже давно не испытывал.

Перед началом вещания «G.I.B».

Недавно начала выходить айдол-дорама, в которой в этом году снялся Чу Фэн, и хотя продюсер и рассматривал участие Чу Фэна как гарантию высокого рейтинга, но против ожиданий телевизионный сериал «Династия», выходивший в  то же эфирное время, превзошёл его.

Этот сериал, названный «Династия» и принадлежащий другому каналу, являлся по жанру исторической трагедией.  И всё в нём: сценарий, актёры, костюмы, музыкальное сопровождение – всё было превосходно.

Понятный сюжет и съёмка, передающая атмосферу того времени, возраст целевой аудитории был 25-40 лет. Телеканалы-противники сначала и не подозревали, что этот сериал может получить признание, однако имел место фактор новизны, рейтинг всё прибывал и прибывал, как текущие друг за другом волны, превысив,  наконец, рейтинг дорамы с участием Чу Фэна.

В это время другому продюсеру оставалось только вздыхать.

Хотя на данный момент дорамы с участием айдолов и захватили рынок, но этот сериал имел историко-просветительский эффект, и едва ли был человек, не видевший его.

История и культура единой страны, единого региона оседала в головах; всё-таки талантливое исполнение имеет привлекательность для души.

Вот в таких обстоятельствах «G.I.B» смог завоевать достаточно высокий рейтинг, совершив практически чудо и достигнув рекорда, за достижение которого не каждый мог ручаться.
Но Ду Юньсю ведь не Чу Фэн.

Нрав Фу Сихана сам по себе, и в сочетании с ответственностью и могуществом «Хуангуань жунъяо», заставляли его горячиться!

 
Несмотря на прошлые постоянные поражения других айдол-дорам под давлением «Династии», рейтинг «G.I.B» был неплохим: стоило начать трансляцию по телевидению, как они достигли второго места. Говорят, многие артисты «Хуангуань жунъяо» поддерживали Фу Сихана и выкладывали в своих блогах посты с просьбами содействовать продвижению этого сериала, просили поддержки у фанатов. А так как прошлым воплощением «Хуангуань жунъяо» была преступная группировка, то бандиты, принадлежавшие семье Фу, также проводили время сидя перед телевизорами и содействуя продвижению наследника. Даже прошёл слух, что каждый из участников группировки обязан купить два телевизора, один для личного пользования, а другой для наращивания рейтинга наследника. Такие вот были слухи.

Когда «Династия» заканчивалась, «G.I.B» выпускали только третью серию, одним махом присвоив себе все лавры победителя в этой гонке.

«Хуангуань жунъяо» и ESE в честь этого устроили вечеринку для всего персонала, и все дарили друг другу подарочные деньги в красных конвертах.

Ду Юньсю также участвовал в праздновании. Однако ему не слишком нравилась его роль в этом сериале.

Если обобщить, в системе персонажей он был слаб, являясь тайным агентом, который должен убить Фу Сихана, но в решающий момент без особенной причины упускал возможность это сделать. Фу Сихан наоборот, скорее получал удовольствие от своего героя, мастерски управляясь на съёмочной площадке, что настоящим оружием, что муляжами. У Ду Юньсю это получалось хуже, несмотря на его старания.
Он не так уж и любил экшн-фильмы и смутно ощущал, что, по-видимому, встретился со своим лимитом возможностей.

- Ещё помнишь это? – после начала вечеринки, не перекинувшись ни с кем и словом, Фу Сихан пошёл прямо к Ду Юньсю, изящный и светлый, и, приподняв уголки губ в лёгкой полуулыбке, он помахал красным денежным конвертом.

-Это? – Ду Юньсю усмехнулся. – Как же мне не помнить, если я в тот раз был заляпан и забрызган весь с ног до головы?

 
# # # Предпоследняя серия «G.I.B».

Ду Юньсю не мог убить Фу Сихана и окончательно растерял всю квалификацию, его же организация приговорила его. Весь изрешеченный пулями, в забрызганной кровью рубашке, которую он так часто носил, с единственным не запятнанным свежей кровью местом: щеками, потому что он постоянно вытирал бурлящую кровь с уголков губ, растянутых в почти что облегчённой улыбке...

Наконец-то он был спасён Фу Сиханом.

Ду Юньсю уже при смерти, заметив взгляд Фу Сихана, вспоминает времена, когда они вместе хотели стать самыми выдающимися бойцами спецназа, времена бесконечных тренировок, вспоминает, что больше нет необходимости уничтожать Фу Сихана, и это дарит ему чувство лёгкой радости.

- Ради меня, держись! Держись!.. Я не разрешаю умирать, слышишь ты... – Фу Сихан пытался оказать первую помощь, хрипло крича, и, держа его на руках, бежал в сторону операционной.

Это переживания на грани жизни и смерти, заставляющие мужчин забыть о слезах, текущих по их щекам.

В такую минуту слёзы беспрерывно накатывают и уходят.

- Мы же должны были стать братьями навеки! Ты мне обещал, ты обещал... Не разрешаю помирать... Не смей умирать!

Двери операционной плотно закрыты.

Фу Сихан, с хрипением напрягая все силы, давит неслышные всхлипы за этими дверями снаружи... #

 
Хотя в снятом виде эта часть и заставляла изнывать от грусти, во время съёмок такой печальной атмосферы не было и следа. Ду Юньсю весь был измазан «кровью», ужасно пахнущей, его таскали туда-сюда, в конце концов, принеся в это место, в больницу. Когда другие сотрудники оказывались рядом, им приходилось зажимать нос.

Всё, что оставалось Ду Юньсю – это беспомощно отшучиваться:

- Я ж застрелен... Ещё и отвергнут всеми.

Кроме больницы, снимали на кладбище.

Это место, связанное с кровавой гибелью, со смертью - пошёл слух, что оно может отнять у актёра его удачу.

Поэтому, когда здесь проходили съёмки, режиссёру приходилось дарить актёрам и работникам счастливые красные конверты с пожеланиями благополучия и молитвами за уход злого рока.

Тем временем Фу Сихан подарил свой конверт Ду Юньсю.

Тот был немного удивлён.

Фу Сихан привлекательно, даже сексуально улыбался.

- Тот помощник ведь не каждый день выставляет для тебя коробку с просьбами о пожертвовании? Если говорить начистоту, я хочу этими деньгами превратить тебя в мою «содержанку». Чтобы другие не заглядывались...

- А? Собачонку? – произнесённое Фу Сиханом вызвало у Ду Юньсю лёгкое недоумение...

А сейчас Фу Сихан снова помахивал только-только полученным красным денежным конвертом.
Вспомнив в этот момент тот их разговор, Ду Юньсю невольно рассмеялся.
- В этот раз не собачонку, «содержанку».

- ...

- Похоже настроение у нас неплохое? – Фэн Цзин поднёс шампанское одним взмахом, улыбнувшись и приблизившись к Юньсю, со своими волосами до пояса и длинным, стройным телом.

- Более чем. – Ду Юньсю повернулся к Фэн Цзину и улыбнулся, приветствуя.

Фу Сихан в душе на миг насторожился.

Возможно, Ду Юньсю и сам не очень понимал, но Фу Сихан обнаружил в его подсознательно сделанном движении что-то неясное, какие-то отношения между ними, похоже, вовсе не обычные...

Его обхождение, открытость, это общение, как между старыми друзьями.
Вовсе не отношения подчинённого и начальника.

- Более чем неплохое настроение – очень даже хорошо. В таком случае, чтобы ещё немного его улучшить, передам тебе хорошую новость – француз Люк Ромер, который приезжает, чтобы выбрать актёров, попросил тебя поучаствовать в кастинге.

- Меня? – Ду Юньсю удивился, ведь это же был воспитанник Голливуда, уже имеющий несколько отличных работ, знаменитейший Французский режиссёр!

- Только если не существует ещё один актер по имени Юньсю, – длинные и узкие брови Фэн Цзина изогнулись, потянув за собой уголки губ. – Ну-ка, отгадай, кто тебя порекомендовал?
- Ваша работа?

- Моя-то, моя, но есть ещё одна проблема, которую мы с ним не решили. Линь Сюань.

Красавица Линь.

 

Глава 31. Режиссер из Франции

 
Голливуд. Кастинг за границей. Что это означает?

Когда внутри страны дела идут хорошо, нельзя упускать подобный шанс!

Хотя до звания действительно мировой суперзвезды ему еще далеко, это все же должно принести качественные изменения. Не говоря уже о том, что это новое социальное положение, статус и большая аудитория. В прошлом Ду Юньсю считал самым престижным получение  «Золотого Кипариса» за «Лучшую мужскую роль». Но он никогда не смел мечтать о том, что компания сможет устроить ему пробы у зарубежного режиссера… И сейчас, услышав от Фэн Цзина эту шокирующую новость, он ощутил неожиданную радость! Это поистине счастливый случай!

На лице Ду Юньсю постоянно была радостная улыбка. Он беспрерывно улыбался и кивал людям, приносящим ему поздравления, так как он не часто проявлял подобные эмоции, это привлекло сотрудников СМИ, и хотя Ду Юньсю не слишком любил подобный интерес к себе, сейчас он был благосклонен к людям.

Только Фу Сихан. Хотя на его лице отражалась искренность, реакция на радость Ду Юньсю была прохладной.

- Ты так радуешься одному слову Фэн Цзина? Ах да, это же пробы у иностранного режиссера, мои искренние поздравления, – это было просто проявление церемонной вежливости и совсем немного правдивости. Но Ду Юньсю был погружен в веселье, так что не заметил перемены в партнере.

-Это Линь Сюань? Разве она не актриса международного уровня? Это отлично для тебя.
- Мы… Мы встретились с ней однажды на прошлой вечеринке, – хотя в прошлом он уже был знаком с Линь Сюань, сейчас он не смог рассказать о произошедшем с ним инциденте.
- Ха-ха. Линь Сюань действительно красавица. Даже если ты решишь приударить за ней, не будет никаких проблем, – Фу Сихан подшучивал над ним с натянутой улыбкой. Он просто надеялся вытянуть из Ду Юньсю, если это возможно, улыбку и кивок головы.

Фу Сихан решил еще кое-что прибавить:

- Однако, один мой приятель, который знает ее, говорил о том, что она крайне расчетлива. Теперь она нашла какого-то богача во Франции… Конечно, кажется маловероятным, чтобы женщина так высоко поднялась, не заплатив при этом свою цену.

Лицо Ду Юньсю превратилось в ледяную маску.

- У нее не было никаких хитрых намерений, чтобы платить ту цену, о которой ты сейчас говоришь, – тон его голоса был под стать холодному выражению лица.

Фу Сихана этими словами буквально окатили водой из таза, не давая возможности сохранить свою репутацию. Он в ярости прищурил глаза. Его манеры джентльмена, полученные за границей, сейчас были словно позолота, которая не в силах скрыть темперамент, перешедший по наследству от дедушки. Фу Сихан несколько секунд смотрел на Ду Юньсю, силясь унять закипающее в сердце гневное пламя и, развернувшись на каблуках, стремительно пошел прочь.

Ду Юньсю почувствовал, что последнюю свою фразу он произнес опрометчиво. Увидев, как изменилось выражение лица Фу Сихана, он почувствовал стыд за сказанное. В глубине души Юньсю испытывал смущение из-за этого… До сегодняшнего дня он не слышал, чтобы Фу Сихан подобным образом отзывался о ком-то.

Это была обратная сторона наследника  «Хуангуань жунъяо». Блестящее прошлое, уверенность в себе и порядочность, присущая молодежи энергия и напористость, но и в тоже время известная многим дерзость. Прекрасные янтарные глаза и неплохое знание мандарина (путунхуа – официальная форма китайского языка в КНР),  несмотря на нападки анти-фанатов, говоривших о том, что «сынок папы-богача просто развлекается», привлекали внимание фанатов, считавших это его исключительной характеристикой.
Фу Сихан никогда намеренно не вел себя высокомерно, поэтому в актерской среде о нем очень хорошо отзывались, немало актеров планировали с помощью Фу Сихана добиться некого продвижения.

Ду Юньсю решил найти своего партнера. Ведь он его спаситель, да и сейчас пусть недолго, но все-таки поговорил с ним, и поздравил его. Он не должен был так грубо ему отвечать… Но все же, доля правды в его словах про Линь Сюань, возможно, была. В мире мужчин есть неписаные правила. Может быть, обсуждать кого-то за спиной неблагородно для мужчин, но не для женщин. В особенности женщин шоу-бизнеса. Никто не отрицал того факта, что в этой среде много грязи, но Линь Сюань отличалась от них. Если тот человек был действительно ее другом, он не должен был так говорить подобные вещи, тем более за ее спиной, а не в лицо.

Он увидел силуэт Фу Сихана. В глубине души Ду Юньсю словно почувствовал разочарование… Это ощущение печали не смогла перебить даже радость от зарубежных кинопроб. Возможно, так даже будет лучше.

Ду Юньсю с горькой усмешкой  поднял рюмку с водкой и залпом осушил ее. Алкоголь прошел по горлу, оставляя привкус не душистого вина, который он пил до этого, а едкого гликоля.
Он с самого начала чувствовал, что они со своим партнером не на равных. У Фу Сихана словно был ореол над головой, и положение, которого остальным было сложно достичь. А кто он? Просто айдол, не имеющий большой ценности в шоу-бизнесе. Само по себе их положение неравнозначно. Можно говорить безнаказанно что угодно, но если его партнер поймет неправильно, то в первую очередь нужно думать о том, а не обидит ли это «Хуангуань жунъяо»… Возможно именно поэтому все признали свое неравноправие.

Поэтому… Поэтому он никогда особо не питал лишних надежд.

 

Не то чтобы Ду Юньсю не искал случая, чтобы поговорить начистоту с Фу Сиханом, но это не означало, что он хочет извиниться за тот случай. То, что касалось Линь Сюань, в этом он не должен просить прощения.

Даже если он пытался заговорить с Фу Сиханом, то каждый раз когда раскрывал рот, он видел, что собеседник отводил взгляд и, как ни в чем ни бывало, болтал с  другими работниками. Этот его вид был видом человека, который совсем не хотел мириться. Но Ду Юньсю все равно решил выбросить это из головы.

«Фу Сихан – самодовольный и тщеславный человек.

Он провинился... Зачем оправдываться, даже если он станет оправдываться, то это только заставит других смотреть на него свысока, подумают что он из тех, кто говорит льстивые слова. Положение партнера такое высокое, что даже если не будет извинений, то ничего не изменится».

Несмотря на все эти мысли, сердце оставалось печальным, что не мешало Ду Юньсю готовиться к кастингу с французским режиссером Люком Ромером. Обычно режиссеры приезжали в Китай, если требовался актер с азиатской внешностью на второстепенную роль, который в идеале еще обладает навыками ушу. Люк Ромер не исключение. Фильм «The Royal Adventure» это боевик, с воскрешением духов, захватом сокровищ и таинственным охранником-азиатом. Мужчина и женщина, связанные романтическими чувствами, отправляются в экспедицию. И роль Ду Юньсю в этом фильме – молчаливый охранник-азиат, владеющий кун-фу и ловко обращающийся с трехметровым кнутом. По сценарию Ду Юньсю должен будет одним хлестким взмахом черного кнута лихо схватить за талию служанку и подтянуть ее, затем повторить трюк уже с главной героиней, сжав ее в своих объятьях. Затем черные, словно подведенные тушью глаза с восточным разрезом как будто случайно встречаются с бирюзовыми. Несмотря на то, что не осуществилось, не было недостатка в чувственности. Этот французский режиссер планировал включить в свой боевик любовную линию, соединив загадочность востока со свободой запада. Он даже согласовал это с постановщиком трюков и спецэффектов. Ду Юньсю решил активизировать подготовку в эти дни, даже если он является второстепенным персонажем, по крайней мере, он сделает все на должном уровне.

И он нанял эксперта по боевым искусствам в качестве инструктора, чтобы сделать трюк с кнутом. Но тут невозможно преуспеть в одночасье, даже после специальной подготовки, он все еще получал темно-красные полосы от кнута, который не так легко было контролировать. Ду Юньсю ожесточенно взмахивал им, но не всегда все получалось.
На прослушивании также присутствовала Линь Сюань. Ду Юньсю не общался с  Линь Сюань в течение последних нескольких лет, но,  кажется, у нее хорошие отношения с Люком, который неторопливо беседовал с ней на французском. 

Когда Ду Юньсю вошел, Линь Сюань ему слегка улыбнулась. Увидев ее улыбку, актер смог успокоить свое сердце. Он впервые проходил кастинг у иностранного режиссера, поэтому нервничал,  ведь пробы внутри страны и заграницей существенно различались. Более организованные сотрудники, профессионально выставленный свет, оборудование и камеры высочайшего класса. Хоть Ду Юньсю уже снимался в кассовых фильмах в Китае, в отличие от зарубежных, им не хватало финансирования или более профессиональных работников и дорогостоящего оборудования.

Ду Юньсю увел с собой стилист. Чтобы подчеркнуть его загадочную восточную внешность стилист специально сделал его кожу более желтой,  надел на голову черный парик, на косах которого было  несколько мелких монет, бусы и тому подобное. Костюм на нем сделан в большинстве своем из тяжелых материалов, оно был выдержан в грубом и высокомерном  стиле.  Эта одежда на нем не смотрелась, потому что у него не было такого сильного телосложения как у Си И  и Чу Фэна. Так что не мог даже носить на себе эту одежду, настолько она была тяжелая. На первый взгляд он не выглядел сильным и мощным как сокол. Однако сейчас было не время рассматривать свой макияж. Главное оружие Ду Юньсю – его темпераментные глаза. Длинные густые ресницы,  специфический азиатский разрез угольно-черных глаз, которые светились затаенной мудростью и спокойствием.

Ду Юньсю не надо было много говорить на съемочной площадке. Если это все же было необходимо, то ему переводил с французского младший помощник-переводчик, которого лично прислал Фэн Цзин как поддержку от ESE. Ду Юньсю кивал и больше отмалчивался, предпочитая говорить односложно. Таким образом, он выглядел еще более загадочным. Именно таких эмоций и ждал французский режиссер! После прослушивания результат оказался ошеломляющим. Линь Сюань снова свободно болтала с Люком. Ду Юньсю чувствовал себя странно. В прошлом он знал английский, но французский язык никогда не изучал. Однако сейчас… Он немного различал, о чем болтали Линь Сюань и Люк.

- Спасибо тебе, Изабелла (Линь Сюань), ты посоветовала отличного актера! Его колоритная восточная внешность и темперамент превосходно вписываются в картину. Я невероятно доволен!

- Ну, о чем речь, Люк. Я бы никогда не дала бы тебе плохих рекомендаций. Дерек (Ду Юньсю) чрезвычайно популярен у нас в стране, к тому же в этом году ему удалось получить  награду на нашей ежегодной церемонии  «Золотой Кипарис» за «Лучший Дебют».
- Ого, это правда? В таком случае, если фильм будет транслироваться в вашей стране,  этот актер способен собрать полные кассы, ха-ха.

- Естественно. Ты не можешь недооценивать азиатскую аудиторию.

……
Это туманное чувство. Время от времени он понимал, о чем говорили эти двое на французском языке.

Нет, разве это его мысли?... Он ведь никогда не учил французский язык… Верно. Ду Юньсю внезапно почувствовал сильную головную боль, словно возвращались воспоминания, и обхватил голову руками. 

- Ду Юньсю, Юньсю, с тобой все в порядке? – внезапно услышал он голос Линь Сюань.
Он будто очнулся от этого наваждения, медленно возвращаясь в реальность, и осмотрелся по сторонам. Линь Сюань с волнением посмотрела ему в лицо, стоявший в стороне режиссер, прервавший свою беседу, также с сомнением смотрел на Ду Юньсю.

- Со мной все в порядке. Я просто… – Ду Юньсю вымученно улыбнулся.

- Дерек просто задумался о своей роли, – с улыбкой обратилась Линь Сюань к Люку. – Вам абсолютно точно необходим Дерек!

- Я никогда не смогу нарушить обещание, данное такой восточной красавице, – Люк романтичным движением обхватил ее запястье…

В то время как Ду Юньсю еще не получил приглашения от Люка, в ESE однако услышали диалог между Ли Сяо и молодой красоткой, которая недавно подписала договор с ESE.
- Нет, я тебя не забыл! Просто в последнее время было много дел, вчера днем только обедал с режиссером Люком.

- Люк? Люк Ромер? Это тот знаменитый французский режиссер? – девушка смущенно захихикала, по ее глазам было понятно, что ей очень симпатичен этот режиссер.

- Все правильно, именно он, – Ли Сяо подал плечами, делая вид как будто в этом нет ничего особенного.

- Брату не следовало позволять мне сниматься в этом фильме, что он там говорил?! Восточная столица? Я просмотрел сценарий, совсем никакой. Но слышал, что этот фильм метит в Голливуд, и выйдет в мировой прокат.

 

Глава 32. Важный поворот 


Услышав новость от Линь Сюань Фэн Цзин сначала колебался, но затем все же направился в кабинет к Ли Жую. Шагая, Фэн Цзин в первый раз не был уверен в себе, чего не случалось прежде… В юности, когда он только делал первые шаги в актерской профессии и медленно завоевывал  популярность, в период расцвета Се И, и даже позже, когда он управлял карьерами многих актеров, он всегда был уверен в своих действиях. В противоположность Ли Жую, который был спокоен и мог сдерживать свой темперамент, Фэн Цзин постоянно искал новые приключения, любил бросать вызов и постоянно рисковать. 
Иногда жизнь похожа на игру в шахматы. Возможно Ли Жую просто нравилось отсиживаться за спинами людей, с тыла управляя своей могучей армией, при этом абсолютно не рискуя. Фэн Цзин же стремился идти напролом, даже зная, что получит раны. Фэн Цзин понимал, все что он делал раньше, все тайные манипуляции… всегда была поддержка со стороны Ли Жуя.  Потому что Ли Жуй мастерски манипулировал из-за спин. Поэтому и он мог нагло двигаться вперед. 

В самом деле… Сейчас ситуация изменилась. В конце концов, когда это началось? Это случилось после конфликта с Ли Жуем во время премии «Золотой Кипарис»? Или когда Ли Жуй, дабы укрепить положение председателя ESE, объявил о помолвке с дочерью владельца кампании Цинь Ши, что стало для всех полной неожиданностью? Или это случилось еще раньше?... 

ESE – офисное здание в несколько сот метров. Солидный, роскошный, устремленный вверх небоскреб, с окон которого можно, словно император, наблюдать за своими подданными.

Это здание было несравнимо с остальными, его окружающими. Все с одобрением восклицали, увидев его.  Фэн Цзин бросил взгляд на фасад, заходя внутрь. Над ним возвышалось лазурно-голубое небо.  Окна боссов кампании всегда выходили на центральную часть здания. Он не собирался, не желал сдаваться… Даже если его усилия уже бесполезны. 

Спустя длительное время их отношения дали трещину...  Помнят ли эти двое людей свои первоначальные стремления, соответствуют ли они тому,  чего добились…? 

- Слышал ты подружился с Люком и предложил ему снять в своем фильме Ли Сяо, – первое, что сказал  Фэн Цзин, когда вошел в кабинет.

Ли Жуй не сразу ответил на эту реплику.  Он поставил на очередном контракте свою подпись, лимитированной перьевой ручкой Montblanc,  инкрустированной бриллиантом, мельком взглянув на бледного Фэн Цзина.

- Есть кое-какие проблемы, – незначительно произнес он в ответ. Несомненно, он принял эту информации к сведению, но раньше  слова директора по актерам в  ESE при решении подобных вопросов не подвергались  сомнению. 

Фэн Цзин немного растерялся. Тогда изогнув губы в усмешке, он  пристально посмотрел на собеседника и резким тоном спросил: 

- Так значит председатель Ли не в курсе, что это уже решенный вопрос? Люк уже давно утвердил подходящего кандидата на кинопробах! – он совершенно не понимал мотивов сказанного Ли Жуем, но последний занимал более высокое положение, поэтому подавлял своего работника… Фэн Цзин не мог дальше препираться, атмосфера накалилась. 

Какие у него отношения с этим человеком? Неужели им, в конечном счете, придется выбирать между своей работой и дружескими отношениями?! 

Несомненно, он очень хорошо умел разбираться в людях, поэтому понимал, что Ли Жуй специально налаживает как можно больше полезных отношений, чтобы при удобном случае заключить выгодную сделку, поэтому он и хотел встретиться с Люком и предложить на роль в его фильме Ли Сяо… 

Во всем этом по-настоящему трудно разобраться, но Фэн Цзин по характеру разговора понял, что сейчас он абсолютно беспомощен как директор, и единственный остается в неведении. Действия его возлюбленного Ли Жуя в этом вопросе были необдуманными! Дошло до того, что он связывался по телефону с Линь Сюань, вернувшейся из заграницы. Если даже Линь Сюань в курсе, то сколько времени тогда его держали в неведении?! Когда вообще такое было, что подобные глобальные вопросы Ли Жуй от него утаивал! Как вообще так получилось, что длительные чувства между двумя мужчинами подошли к этой точке? 

Когда?  Зачем скрывать подобного рода вещи от него, ведь они не просто были начальником и подчиненным, долгое время они были любовниками! 

Фэн Цзин не мог этого принять, особенно если рассматривать это с точки зрения чувств.

Чувств, что длились на протяжении стольких лет. И все равно может сделать такое... В конце концов, за кого Ли Жуй его принимает?! 

Ли Жуй по-прежнему сохранял невозмутимость: 

- Люк посчитал Ли Сяо приемлемым кандидатом. 

- Как это его? – закричал Фэн Цзин, не скрывая своих эмоций. – Он все это время занимался своей музкой,  развлекался в барах, снимал телок и у него нет опыта съемок! 

- Следи за своим языком, – глаза Ли Жуя сверкнули опасным блеском. – Ли Сяо ведет себя так, как того ждут в шоу-бизнесе. Думаешь, дело пущено на самотек? Я его старший брат, и как только подворачивается удобный случай, я приглашаю его. Музыка его увлечение, и он довольно-таки неплохо поет, просто ты изначально был настроен против него. 

Фэн Цзин с усмешкой на лице уклонился от ответа. 

- Ну и что с того, что он неопытный актер? Кто угодно может развить свои навыки с нуля и добиться успеха. Ты сразу же сделал ставку на Юньсю, не желая обсудить это со мной, хотя он тоже незрелый актер. Окружи дерево на неплодородной почве заботой, и оно поднимется на высоту девяти этажей… Даже если поставить вопрос иначе, у этого Люка тоже есть свои мотивы, – подытожил Ли Жуй уже более миролюбиво, после чего помассировал виски пальцами и откинулся на черную кожу своего кресла, прикрыв глаза. 

- Он француз. Несмотря на то, что он признан Голливудом, все же он отличается своим гражданством, языком, цветом кожи и убеждениями, и самое главное он воспитан в другой культуре. Но это не мешает ему зрить в корень, ради того, чтобы получить высокие сборы после выхода фильма! Он умеет создавать прибыльные проекты! Если режиссеры в США планируют что-то выпустить, французским режиссерам следует сделать это еще лучше! Таковы правил игры. В эпоху глобализации очень важны кассовые сборы. Прошлый фильм Люка охватывал европейско-американских зрителей, но здесь, возможно, не выйдет в широкий прокат. Он понимает, что ему выгодно сотрудничать с ESE и популярными айдолами. У ESE обширные связи в Главном управлении радио, кино и телевидения, и с сетью кинотеатров, что весьма перспективно. Люк смышленый режиссер, он не только ворвался в Голливуд, но и завоевал себе блестящую репутацию, так что это укрепит его положение. Это не только мое мнение, Люк считает также. Я создал своему младшему брату благоприятную возможность, так пусть он сыграет в фильме. Я действую не только как председатель ESE, но и как старший брат, поэтому чувствую большую ответственность. 

Фэн Цзин в молчании наблюдал за его речью. Перед ним сидел действительно успешный мужчина, обладающий колоссальной внутренней силой и не имеющий слабого места. Он всегда казался  невозмутимым и ни перед чем не останавливался ради достижения цели. Он смело преодолевал любые барьеры, встававшие на его пути, в итоге, попадая в самое яблочко. Все, что говорил сейчас Ли Жуй было верным. Конечно, он размышлял с позиций бизнесмена, но все-таки у него остались человеческие ценности, все верно… Фэн Цзина нередко привлекала эта могущественная сторона мужчины, он точно также подчинялся его идеям…. И в этот раз получилось также. Он просто не находил аргументов, чтобы возразить. 

- Ты не ошибаешься... То, что ты делаешь.... это то, что у тебя в руках есть актер с настоящим талантом, который может сиять среди Голливуда, но ты отобрал у него эту возможность. Возможность, которая вряд ли выпадет дважды. Затем рискнул, дав эту роль человеку, которого даже актером нельзя назвать, только потому, что это твой младший брат, брат президента ЕSЕ... 

Так много действительно одаренных актеров, но они не имеют такой могущественной поддержки со стороны… 

Глаза Ли Жуя блеснули. Фэн Цзин не собирался и дальше спорить, и молча вышел из кабинета, оставляя своего собеседника одного. Глаза Ли Жуя мягко скользнули по неожиданно хрупкой фигуре Фэн Цзина. 

Вот так вот. Этот мужчина всегда отличался дерзостью и отвагой, а сейчас за какие-то полчаса, на его глазах невероятно отчаялся и совершенно упал духом… Он не стеснялся показывать свое превосходство, сейчас стало понятно, что в этой ситуации он совершенно бессилен. Сейчас он все больше отдалялся от Ли Жуя… И совершенно непонятно, как эту ситуацию компенсировать…

Фэн Цзин вышел из кабинета и с горькой усмешкой на лице прислонился спиной к стене, медленно выдыхая через рот….. Может быть основная причина в том, что его идея изначально не принималась во внимание. 

 

На этот раз Ду Юньсю был абсолютно уверен, что сам упустил хорошую возможность.

Ему позвонил помощник Люка Ромера и сказал, что режиссер  утвердил его кандидатуру на главную роль! Контракт уже отправлен в ESE, осталось только обсудить его с агентами и подписать договор! Однако сейчас это невозможно сделать, ибо на роль утвердили Ли Сяо… Что вообще происходит? Неужели опять возникли непредвиденные обстоятельства? Ду Юньсю не мог поверить, что снова через это проходит. Он сразу же связался с Ли Сяо по телефону, и ему ответил легкомысленный, болезненный голос. 

- Юньсю? Это Ли Сяо. Я получил роль! Я и не знал, что ты тоже пробовался на эту роль, мне об этом сказал Сихан. Я ответил ему, что не имею к этому никого отношения! Сказал… Сказал, что ты мой друг и я бы не стал отнимать роль у тебя, брат!  Если бы я об этом знал, или ты бы мне сам рассказал, я бы и не стал пробоваться, брат! Я уже отказался от роли! Пусть ее вернут тебе, брат! Сегодня вечером я буду петь в клубе К., приходи в восемь вечера, посмотри концерт, Сихан тоже придет!

Его собеседник говорил очень быстро. Обычно немногие люди отказываются от подобных предложений, но Ду Юньсю промолчал, и тогда Ли Сяо, подумав что парень точно придет, закончил разговор, сбрасывая вызов. Юньсю глупо уставился на свой телефон. За этот короткий разговор он сначала лишился, а потом снова обрел свою роль…. Оказывается ему снова помог Фу Сихан. 

 

Фу Сихан. Он уже давно не общался с этим парнем, так же как и сам Фу Сихан не звонил ему,  не искал встречи. Почему…. Почему он помог ему в этом деле? Почему он вообще сказал об этом Ли Сяо? Ли Сяо же хорошо было известно, что это будет мировое кино, а Люк Ромер популярный режиссер в Голливуде… Но при этом он прислушался к словам Фу Сихана, и сразу же отказался от главной роли. Даже если парней связывает дружба, все же этого недостаточно, чтобы Ли Сяо так прислушивался к просьбам Фу Сихана. 
Фу Сихан… Почему он так хочет работать с ним. 


Ду Юньсю снова посмотрел на свой телефон, оказалось, что в списке контактов, этот парень на третьем месте. Юньсю много раз хотел набрать Фу Сихана и поблагодарить его, а сейчас он хотел пригласить его на концерт. Наконец он набрал его номер. Если есть в душе какие-то чувства, сейчас самое время, чтобы разобраться с этим. В тоже время он не хотел открывать ящик Пандоры… 

 

Глава 33

 

Не культурно приходить слишком рано, но и опаздывать тоже нехорошо.

Поэтому, Ду Юньсю оставалось лишь следить за временем и вот, ровно в восемь часов он уже стоял возле кабинета Ли Сяо.

Юньсю открыл дверь.

Не успел он переступить порог, как сразу заметил в комнате троих мужчин. Более того, все они были ему знакомы. Ли Сяо, Фу Сихан и… Пай Цин.

Первым заметил парня Ли Сяо, улыбнувшись и махнув ему рукой в знак приветствия. 

Он выглядел по-модному. Его волосы были окрашены в цвет спелой пшеницы. Не густые, но аккуратные брови, чуть приподнятые вверх, прямая переносица, тонкие губы, искривленные в усмешке, а также врожденная властность в его позе. Смотря на такого человека, не понимаешь, доблесть в нем плещется или же коварные мысли.
Когда он смеялся, его глаза складывались в полумесяцы, но веяло от них одновременно и какой-то беспечностью и… скверной.

Такой взгляд точно заставит затрепетать каждого.

Наверно нужно сесть рядом с Ли Сяо…. Или спросить разрешения. В любом случае, он уже отвернулся к Пай Цину.

Тот взял своими тонкими пальцами микрофон и начал петь. 

Они не были хорошо знакомы, может поэтому, Пай Цин свысока смотрел на Ду Юньсю.

Наверняка другие певцы чувствовали некую высокомерность в его движениях и ненавидели Цина за это.

Но Ду Юньсю прекрасно понимал, что в душе у Пай Цина пусто и самому ему одиноко. 

С самого детства он пел в хоре, затем был выбран одним из тысячи претендентов на поездку за границу, где тренировался все больше. Наконец, Пай Цин вернулся и сумел обрести венец славы.

С таким холодным характером он не смог бы не вкусить всей горечи своей карьеры. Как только Цин вышел на этот путь, так сразу «старшее поколение» начало поучать его и воспитывать по-своему. Но, не смотря на это, настоящая сила скрыта внутри него.
Со временем, число продаж дисков, его репутация, отзывы о нем, что распространялись со скоростью света – всем этим он и доказал тогда всё.

И сейчас тоже.

Еще ни один певец не смог побить число его выступлений на азиатском континенте. Билеты на его концерты продавались за считанные секунды, хотя и были ужасно дорогими. Люди собирались стадионами, все места были заполнены фанатами. 

 
Целый год «Наследие» выпускало музыкальные сборники, и вот сейчас должен был выйти третий по счету альбом. Аманда уже связалась с известным композитором, который лично написал немало красивых песен.

В отличие от Ду Юньсю, который получил награду, сейчас они суперпопулярный коллектив. Объем продаж дисков был очень неплох. Даже тот самый известный композитор как-то вскользь намекнул, мол: «Эта песня подходит только для Пай Цина».
Аманда на это поджимала губы: 

- Мы ждали столько времени! Отдайте эту песню нам, ESE не будет мелочиться. Все эти расходы ведь были огромными.

Но в ответ лишь слышала непреклонный голос:

- Нет, только Пай Цин. Пай. Цин.

И ничего не скажешь. Это имя несло в себе поистине сильный голос. И поэтому в душе у многих музыкантов и композиторов он причислялся к лику святых.

Вот только… Когда его отношения с Ли Сяо стали такими хорошими? 

Песня закончилась. Ду Юньсю заметил, как Ли Сяо остервенело аплодировал Пай Цину и как потом с улыбкой на лице заварил ему чай MATEST. 

MATEST обладал ярким янтарным окрасом. И хотя на вкус он очень сладок, Пай Цин сразу менялся в лице, как выпивал чашку этого чая. Наверняка Ли Сяо делал это не раз и не два. Ведь раньше Цин часто ездил в караоке бар и заказывал именно этот чай. 
В  кабинете на угловом диване   спокойно лежало молодое и стройное тело. Несмотря на то, что юноша был одет в простую одежду, его красивое и уникальное тело не могло быть сокрыто этим простым одеянием. На потертом столике рядом стояла ярко-золотистая бутылка HennessyX.O. Ли Сяо, в отличие от Пай Цина, коротал время иначе. Ему по душе было запивать свое горе алкоголем. Стакан за стаканом, он напивался. Пока Цин и четверти своего чая не выпил Ли Сяо мог осушить пол бутылки. 

Тень плотно закрывала лицо человека на диване. Лишь линия подбородка выходила из-под завесы темноты. 

Однако у Ду Юньсю лишь от этого вида быстро забилось сердце.

Это был…. Фу Сихан.

Он не был похож ни на Пай Цина, ни на улыбающегося и махающего рукой Ли Сяо.

Увидев Юньсю, Сихан без лишних слов немного пододвинулся в бок уступая тому место. 

Ли Сяо криво ухмыльнулся:

- Вот и место уступили, быстрее садись! 

Пай Цин равнодушно рассмотрел Ду Юньсю и подал тому бокал.

Фу Сихан все еще не проронил ни слова.

Из-за подшучиваний Ли Сяо, Юньсю мог лишь стиснуть зубы и сесть подле Фу Сихана.

Ли еще пару раз подтрунил над Ду Юньсю, но после этого сразу забыл о парне. Чуть позже он передал микрофон Пай Цину. Ли Сяо говорил, заискивая, с желанием спеть какую-то песню, и пошел помогать на входе.

Вообще в ESE он льстиво и сладкоречиво обращался ко всем красивым женщинам. Мог спокойно подойти к любой и пошутить, и также подойти к Пай Цину. Можно сказать, что термин «плейбой» достиг своего апогея в лице Ли Сяо.

К тому времени Фу Сихан выпил уже немало алкоголя.

Ду Юньсю лишь тихонько сидел рядом с ним и мог чутко учуять запах перегара. 

Hennessy X.O – считается высшим сортом французского коньяка. Контрастный состав из фиалки, грецкого ореха и ароматного запаха древесины. Вместе с сигарой это выглядело бы очень мужественно. 

В атмосфере кабинета царило некое опьянение, словно морской прилив плескался в ночи.
- Зачем ты пришел? – послышался холодный тон.

Хоть Фу Сихан и многое сделал для него до этого, но Ду Юньсю все равно оставался начеку. Это было так, как будто он использовал свой тон, чтобы сказать, что Ду Юньсю и он не подходят друг другу. Неважно, какое у того положение в обществе, это все равно так.
Сколько лет Ду Юньсю прожил, с каждым годом становился все более замкнутым. 

А тут к нему внезапно подкатывают... Так что он стал еще больше сторожиться, но глубоко в душе он... Он думает одно, а делает другое, на самом деле он уже начинает поддаваться захватчику.

Не контактировав с ним месяц, Юньсю осознал, как же сильно он скучал по голосу Фу Сихана, такому незаменимому, не похожему на других, голосу.

Пока Пай Цин пел, а Ли Сяо громко его поддерживал, эти двое как будто бы находились в своем маленьком мире.

Все вокруг не касалось их. Было лишь сильное тело Сихана и витающий в воздухе запах Hennessy.

- Сяо Ли позвонил мне и пригласил прийти.

- А, этот парень… – послышалось молчание. – Если бы он не позвонил тебе ты бы не пришел увидеть меня, да?

- . . .

- 31 день и 7 часов.

- А?

- Когда я рассердился и уехал… с того момента прошел 31 день и 7 часов, – Фу Сихан сделал еще один глоток и хриплым из-за алкоголя, голоса продолжил. – Потому что ты из-за чужого дела... Разозлился на меня.

 

Глава 34. Случайный поцелуй 


Если бы Фу Сихан атаковал или говорил прямо враждебно с ним, то Ду Юньсю еще смог бы сопротивляться. Но Фу Сихан использовал этот жалобный голос, чтобы рассказать о своих чувствах Ду Юньсю, и так крепость Ду Юньсю была разрушена.

На самом деле Фу Сихан не сделал ничего в такой степени, чтобы надо было его отчитывать или винить. Просто услышал чужой разговор, затем более красочно пересказал его. Он не знал ничего конкретного о Линь Сюань, никогда не общался с ней, просто слышал все из чужих уст. Не важно, в мире шоу-бизнеса или просто в частной жизни, это было совершенно обычным случаем, которого просто невозможно избежать. 
Фу Сихан сидел в темном углу комнаты. Вокруг него вился дубовый  дым от дорогой сигары, рядом в бокале стоял элитный коньяк, взгляд его янтарных глаз был как взгляд брошенной собаки, когда он смотрел на Ду Юньсю, так что последний, под воздействием этого взгляда полностью растерял тот пыл, с которым зашел сюда…

Его собеседник заметно пошевелился. Большое худое тело подвинулось ближе, Фу Сихан сел рядом с Ду Юньсю практически вплотную, но нельзя было сказать, случайно ли это происходило, или он намеренно старался приблизиться. Сквозь ткань брюк, что их разделяла, ощущалось, что температура его тела постоянно повышалась. Фу Сихан словно хотел вкусить аромат своего собеседника, придвигаясь ближе, наслаждался его горячим телом,  оскверняя этими касаниями, чтобы в итоге добраться до его тела...

Сердце Ду Юньсю бешено застучало. Пружина чувств внутри него с каждым этим прикосновением все больше и больше сжималась, внутренности стягивало железным обручем. После того как он переродился, он сначала стал популярным айдолом, затем снимался в кассовом фильме, после чего конкурировал с Чу Фэном за награду «Лучшего дебютанта» на церемонии «Золотой Кипарис». Другие люди, дебютировавшие одновременно с ним в составе «Наследия» быстро продвинулись и стали популярны, но после не получали сколько-нибудь заметные роли, такие как Винсент, например, который на протяжении уже двух лет оставался неизвестным и третьесортным актером. Со стороны казалось, что все дороги открыты перед ними, а непопулярные актеры наблюдают за ними с завистью. 


Но только Ду Юньсю понимал, сколько трудностей было на пути, чтобы стать таким успешным, как на сегодняшний день, сколько горечи.


Все это благодаря его воле, тому, как он изо всех сил боролся. Все было ради того чтобы выжить в этом жестоком мире, чтобы поменять свою жизнь, и еще из-за Се И.

До сегодняшнего дня много всего произошло, но он до сих пор не понял суть этих проблем. Столько людей помогало ему понять свой недостаток, даже помогали разбираться с нежелательными последствиями, и один из таких людей был Фэн Цзин...
Хотя подобные вещи всегда происходят неожиданно и застают врасплох, так, что даже самые уверенные не могут к такому подготовиться,  но с помощью неоценимых советов он научился быстрее адаптироваться к ситуации. И именно в такой момент в его жизнь вторгся Фу Сихан. Когда он потерял свой бумажник, Фу Сихан пожертвовал больше всех, но не говорил об этом. Во время землетрясения, когда вокруг поднялась паника и люди, оказавшись в беспомощном положении, бежали, не разбирая дороги, Фу Сихан защищал его, заключив в крепкое кольцо объятий. И даже в тот день, когда его дед прислал ему дорогое лекарство, парень пришел к нему в номер, чтобы поделиться им и оказать поддержку…

Ду Юньсю все еще хранил в памяти великодушные и отважные поступки Фу Сихана.

Исходящее тепло от тела парня по соседству дарило ощущение безопасности, хотелось прильнуть к нему, крепко держать его за руку в момент, когда решается вопрос жизни и смерти… Сейчас все  ощущалось иначе, но именно Фу Сихан дарил ему чувство безопасности, хотя  после того, как он переродился не было второго такого же человека, дарящего подобные чувства, как Се И, с которым он тогда расстался… 

В конце концов Ду Юньсю невольно протянул руку к Фу Сихану. В момент особенно красивой части песни Пай Цина, Фу Сихан схватил его ладонь, переплетая пальцы в крепкий замок, что было довольно таки интимным жестом. Они крепко держались друг за друга, в то время как Фу Сихан спокойно притянул парня ближе к себе. Царящий полумрак в баре позволил скрыть это движение от посторонних глаз, так что его даже не заметили.
Внезапно включилась подсветка. Как светлячки в ночи блики проецировались на лицо каждого человека, казалось, что это не реальная жизнь, а сон, настоящая магия. Держа микрофон перед собой, Пэй скользил взглядом по присутствующим, но создавалось ощущение, что он внимательно следит за настроением и чувствами каждого человека в зале. Стоящий рядом Ли Сяо подпевал в такт, время от времени бросая в сторону Фу Сихана короткие, циничные взгляды.

«… С этого момента мы разделим общие воспоминания. Сохраняя вежливость, и не торопясь, я буду следовать за тобой, постоянно восхищаясь», холодный голос Пай Цина раскрывался, словно цветок лотоса в снегу.

Сейчас ничего не изменилось. Теперь… все начиналось с чистого листа.

 

Время в караоке текло незаметно. Не успев сказать Фу Сихану и пары слов, Ду Юньсю уже потащили два других человека чтобы петь. Губами-то он пел, но разумом был не в песне, в итоге Ли Сяо, сидевший рядом, начал его подразнивать.

Фу Сихан взял другой микрофон  и безжалостно хотел стукнуть им по голове Ли Сяо.

Ли Сяо прятался за спиной Пай Цина.

- Теперь я достаточно силен, чтобы дать отпор, в отличие от того раза, когда напился в одиночку! Кроме того, не забывай, кто был свахой, чтобы свести тебя с возлюбленным!
Щеки Фу Сихана покрылись легкой краснотой смущения, но потом он решил все-таки ударить этого наглеца. 

- Ай, Пэй, Сихан ударил меня!

- Отличный вышел удар.

- ……

В общем Фу Сихан вернулся в прежнее спокойное состояние, так как в этот раз он смог добиться этого рукопожатия от Ду Юньсю, то все его печали улетучились, Ду Юньсю, который тоже пошел с ним, выпил немало вина и был в ударе.


Разлучившись на время, Ли Сяо снова бесцеремонно притянул Пэй Цина ближе к себе, переплетая с ним руки, как супруги. 

Сразу после пения в караоке Ду Юньсю вышел на улицу, и, не сдержавшись, поежился, когда его шею обожгло пронизывающим ветром. Фу Сихан обратил на это внимание и немедленно снял с себя пальто, укутывая парня покрепче и завязывая рукава, чтобы внутрь не пробрался холодный воздух. Ду Юньсю внезапно почувствовал, что Фу Сихан обращается с ним словно с девушкой, а он мужчина и этот ветер ничего для него не значит.
Фу Сихан словно прочитал его мысли. Закутывая Ду Юньсю в пальто, он внезапно нежно провел рукой по его лбу. Несмотря на то, что Ду Юньсю и сам не маленького роста, Фу Сихан по сравнению с ним был все же повыше. Это движение было не только необыкновенно интимным, но еще и знаком заботы, изначально холодный лоб Юньсю становился теплее.

- Ты слишком легко одет. Послезавтра мы улетаем во Францию, постарайся там не простудиться, – мощным движением длинных рук Фу Сихан притянул Ду Юньсю за воротник пальто, заставляя того приподняться повыше. Если до этого ветер забирался под одежду, то сейчас по телу Ду Юньсю разливалось приятное тепло. Ночной воздух смешивался с природным ароматом Фу Сихана и легким запахом алкоголя, создавая приятную атмосферу. Невероятно популярный, умело подбирающий себе знакомства парень, глубоко в душе был очень мягким.

- После съемок вернешься пораньше! За границей так много европейских женщин, которые захотят пофлиртовать с восточным мужчиной, но я тебе не позволяю обращать на них внимание, пока я не рядом.

 Вначале этой фразы он крепко схватился за воротник пальто своими длинными пальцами, но уже после того, как закончил говорить стал мягко гладить подушечками пальцев по щеке Ду Юньсю.

- Откуда ты это так хорошо знаешь?... Всем европейским девушкам нравится общаться с азиатами? –  Ду Юньсю чувствовал, что Фу Сихан переживает за него, и хотя это было сказано в дурашливой манере, все же он подумал, что парень принимает все слишком близко к сердцу.

- Как бы то ни было, я знаю достаточно! Тебе нельзя даже приближаться к ним, я не разрешаю, – Фу Сихан обеими руками обнял Ду Юньсю за лицо, проникновенно глядя в глаза.
Ду Юньсю разразился смехом, но янтарные глаза собеседника продолжали неотрывно наблюдать за ним.

- Как… почему вдруг ты неожиданно решил проявить свои эмоции? – спросил Фу Сихан шепотом. – Ты сейчас просто невероятно соблазнительный.

Ду Юньсю невероятно изумился, когда вдруг парень стремительно приблизился к его лицу и приник к его рту, гибким языком раздвигая губы… Губы собеседника в поцелуе были наполнены диким желанием и страстью. Это был глубокий горячий французский поцелуй, от которого Ду Юньсю стал постепенно задыхаться, пока Сихан не отпустил его, давая вздохнуть. В голове Ду Юньсю не было абсолютно ни одной мысли, а  тело наполнилось приятной истомой, пропуская через себя ток.

Его поцелуй… Их губы и языки крепко переплетались во время него…. Ду Юньсю какое-то время не мог и слова произнести. В то время, когда они сидели в отдельной комнате в караоке, и Фу Сихан крепко обнимал его, время от времени притягивая ближе, Ду Юньсю представлял, что за этим последует, но все же то, что сейчас между ними было, случилось совершенно неожиданно…

- Ты… Ты на самом деле гей? – Ду Юньсю помедлил, прежде чем выпалить это предложение. Все происходящее казалось нереальным, однако он быстро взял себя в руки. Фу Сихан улыбнулся, искренне глядя на Ду Юньсю янтарными глазами.

- Когда я был за границей, я смотрел одну программу, где у тебя брали интервью.

Ведущий задавал вопросы о количестве твоих девушек, сколько вы встречались и каким образом расставались.

Ду Юньсю напряг свою память и, припоминая, кивнул в знак того, что было такое.
Фу Сихан, широко улыбнувшись, снова посмотрел прямо в его глаза:

- Помнишь, что ты еще говорил?

- Э? Что еще я мог сказать?

- Ты тогда сказал, что у тебя не было отношений с девушками уже три года. Тогда я подумал о том, что, возможно, ты очень прилежный мальчик и стараешься на благо своей карьеры… Или, что предпочтительнее для меня, ты гей…

- Я… – Ду Юньсю только раскрыл рот, пытаясь что-то объяснить. Фу Сихан на это с улыбкой в глазах, закрыл его рот указательным пальцем, чтобы Ду Юньсю не смог произнести больше ни звука. 

- Фу Сихану нравится Ду Юньсю? – неожиданно спросил находившийся поодаль в машине Пэй Цин, сидящего рядом Ли Сяо. Он, опираясь одной рукой на руль, прижался подбородком к окну. Ночной холодный  ветер обдувал, как будто готовый унести всех, гладкие волосы развевались в воздухе, вид у парня был ленивый, он смотрел на картину холодными глазами. Ли Сяо не пил сегодня вечером, хотя любил выпить и не упускал любой возможности провести вечер в компании крепкого алкоголя, но сегодня его ждали более серьезные дела, например написание божественной песни… Ли Сяо не ответил Пэй Цину, с плохим расположением духа он перекинул ногу на ногу и положил ладонь на бедро парня, который сидел за рулем. Такое положение было крайне выгодным для Ли Сяо, он изогнул брови и глубокомысленно посмотрел на парня.

- Мы разные с Фу Сиханом. Он с детства всегда стремился быть во всем первым. Во втором поколении семейства Фу всегда было очень много любовниц, так что у них родилось много детей, но из них только Фу Сихан любим дедушкой Фу, и не только потому, что от него многое ожидают, гораздо более важно то, что поставив перед собой цель, он двигается к ней, сшибая все на своем пути. Сразу после того, как он вернулся на родину, ему удалось так быстро набрать популярность в шоу-бизнесе. Меня, на самом деле это не очень-то волнует, я лишь хочу, чтобы мне дали возможность собрать музыкальную группу, но он сказал, что хочет объединить со мной усилия на неопределенное время.

- А, Юньсю… Этого человека зовут Ду Юньсю.

- У Сихана, когда он учился в элитной академии для аристократов, была любимая девушка. После того, как «Наследие» стало чрезвычайно популярным, его девушка, наблюдая за игрой Юньсю, сказала Сихану, что тому не хватает подобной нежности… 

 

Часть съемок «Royal Adventur» должна была проходить во Франции. Фу Сихан в тот день специально приехал в аэропорт, чтобы проводить Ду Юньсю, и хотя он замаскировался, а лицо скрывали широкие темные очки, его все же узнали фанаты. Ду Юньсю хотел сразу же зарегистрироваться, рядом была его помощница Линда, поэтому все было сделано быстро.   
Но Фу Сихана окружили фанаты, просили автографы и фотографии.

Когда Ду Юньсю пошел на регистрацию, Фу Сихан еще не смог вырваться из преграждавшей путь толпы.

Самолет взлетел.

Младшая помощница, первый раз летевшая за границу, очень обрадовалась тому, что сидит у иллюминатора и, достав фотоаппарат, стала беспрестанно щелкать облака, удивляясь тому, что внезапно люди стали меньше, а облака совсем рядом. Ду Юньсю с улыбкой слушал ее восторги.

Под ними было 30 000 метров, они вылетели за пределы гравитации. Окружавшие их облака, словно с картин живописцев, светились и были словно бархатные. 

 

Глава 35

 

«Авантюра императорского двора» – экшн-блокбастер о далёкой экспедиции. 

Кроме «натурных» съёмок в пустыне, была также и часть сюжета, требующая съёмок внутри помещения, в реальном замке. Эти древние, но почитаемые развалины, в глазах западных зрителей должны были символизировать классическую романтическую атмосферу Средневековья, как бы винные пары, постепенно распространяющиеся в воздухе.

Вплоть до сегодняшнего дня эти отпрыски увядающего поколения французской аристократии уже во многом не могли отвечать необходимым требованиям по уходу за помещением, по реставрации. Оставалось только или находить желающих несколько месяцев в год снимать этот замок, или перепродавать его в другие руки.

Один раз Ду Юньсю увидел Люка в приподнятом настроении.

Та крепость, в которой в этот раз проходили съёмки, была по дружбе позаимствована у некого ответственного лица.

На самом деле другая сторона не только предоставила им площадку для съёмок, но и обеспечила часть помещений для проживания, а также предоставила завхоза и прислугу замка.

А что самое главное – без оформления каких-либо документов!

Этот эмоциональный подъём заставил Люка попросту сойти с ума от радости.

А всё потому, что этот замок был квалифицирован ЮНЕСКО как часть Всемирного наследия. 
Прошлый владелец не смог взять на себя ответственность за оплату расходов, но смог хотя бы его продать. Однако, со своими аристократическими корнями и положением, он ещё унаследовал и старомодное чувство собственного достоинства и превосходства, вследствие чего очень разборчиво подходил к выбору покупателя.

Некоторые заставляли сомневаться в их искренности, некоторые не имели достаточно изысканного чувства стиля, некоторые, казалось, не были достаточно посвящены в суть культуры французских замков.

Но в то время, как появилось то самое «ответственное лицо», кроме установившейся цены, ещё и появился человек, завоевавший благосклонность законного владельца, всухую победив других боровшихся покупателей...

Если бы они просто воспользовались арендой для съёмок, издержки не сравнились бы, конечно, с тратами на здание Лувра, но были бы уж точно изрядными!

Но другая сторона не оформляла никаких документов – и деньги были сохранены.

В глубине души и Ду Юньсю догадывался об этом «ответственном лице». В конце концов, нужно было экономить средства, но необходимо было и качество. Законный владелец только сейчас смог продать этот замок, спроектированный специалистом из Версаля, с занимаемой площадью в 2000 квадратных метров, со старинными картинами внутри, и винодельней, и фруктовым садом снаружи.

Пускай Ду Юньсю уже стал популярным в своей стране айдолом, у него был определенный статус, деньги, репутация,  но сейчас, в сравнении с купившим замок «человеком со связями», он не представлял ничего, не был достоин даже упоминания.

Снова и снова появляясь в голове, это переживание на самом деле было сущим пустяком.
Улыбнувшись, Ду Юньсю потряс головой, откидывая от себя эти мысли. Всё равно он не мог бы сейчас заработать какого-то внушительного количества денег на этом фильме. Ухватиться за этот шанс, хорошо отыграть свою роль – этого вполне достаточно. 

 

На съёмки в крепости наметили ровно одну неделю.

Хотя не было нужды в особой спешке, Люк уже хотел увидеть трюки с использованием кунг-фу. К этому времени Ду Юньсю только наполовину освоил  поверхностные основы с постановщиком трюков. Так как это была первая режиссёрская работа Люка, было бы желательно не использовать дублёров, и все сделать самому, во избежание плохого впечатления у зрителей.

Эти дни уже заканчивались.

Хотя изображение было снято просто потрясающе и действие в фильме выглядело цельным, на самом деле, на теле Ду Юньсю было немало синяков, он был сплошь в пятнах.
Всё время сопровождавший его младший ассистент Линда смотреть на него не могла, впрочем, Ду Юньсю наоборот её успокаивал, говоря, что его вид на этих съёмках его не волнует. Ему всё равно, даже если он сломает себе что-нибудь.

Да, он так говорил.

Но, несмотря на такие слова, чрезмерные нагрузки уже сильно на него влияли. Вплоть до того, что в моменты, когда не было съёмок, он засыпал в беседке в саду возле замка. 

Уже наступили сумерки.

Видимо, кто-то пришёл в сад раньше него, шаги этого человека были так осторожны, как будто он боялся потревожить сон Ду Юньсю.

Этот человек тихо смотрел на него.

Выражение его глаз было таким же ласковым, как последний слабый луч закатного солнца, блёкло рассыпающийся по телу и оставляющий ощущение тепла...

Ду Юньсю казалось, что он погрузился в удивительный мир сновидений.
Он как будто почувствовал нежный взгляд, прикосновение тонкого пальца к его лицу, осторожное поглаживание его ранок, знакомый приятный запах, исходящий от тела стоящего перед ним человека...

Хотелось открыть глаза.

Однако как назло, его веки будто были придавлены каменной плитой весом в тысячу драгоценных слитков, как бы он ни старался, глаза не открывались. Появилось непреодолимое желание протянуть руку и сжать руку стоящего напротив, но усилий было недостаточно.

Такое чувство…

Было похоже, что прошёл целый век, и в то же время длилось одно лишь мгновение. 

К тому моменту, когда этот кто-то тихо ушёл, Ду Юньсю уже снова провалился в глубокий сон, и только гораздо позже был разбужен ассистентом... Всё это походило на прекрасное, но грустное сновидение.

Ду Юньсю потёр точку между бровями, он никак не мог избавиться от только что нахлынувших переживаний. Ещё через мгновение он спросил у ассистента: 

- В этот промежуток времени никто ко мне не приближался?

Ассистент недоуменно ответила: 

- Вроде никто... 

Ду Юньсю не высказал своих чувств.

Казалось, он ощущал что-то вроде дежавю, он снова чувствовал себя потерянным и переживал...

Но настало время ужина.

Сидя за длинным обеденным столом, Люк Ромер чрезвычайно радостно застучал серебристым прибором по бокалу:

- Дамы и господа! Мы все знаем, что данный замок принадлежит щедрому и великодушному Ричарду, Ричард В. Брочли предоставил его нам! К тому же сегодня во второй половине дня он специально прилетел на частном самолёте, чтобы навестить нас – хотя его время и было ограничено, ведь ему пришлось немедленно улететь обратно на том же самолёте! 

У Люка как у истинного французского режиссёра было и чувство юмора, и любовь к романтике.
Ду Юньсю понимал, о чём он говорит, но, не обращая особого внимания на чувство юмора Люка, всё же выделил для себя имя Ричард.

«Кто же это, Ричард...  Он прилетал после обеда...»

- Ну ничего, все эти занятые большие шишки всегда такие, беспрестанно мотаются по свету. Вопреки этому, я всегда ему говорил: «Ричард, друг, почему бы тебе не остаться у меня в съёмочной группе? Я сделаю из тебя звезду, чтобы ты не летал туда-сюда целыми днями. Но у Ричарда всегда было явно более разумное мнение: например, перед отъездом он оставил мне весь винный погреб с дорогими и ценными сортами вина! Позволил нам пользоваться им по своему усмотрению! Даже этот консервативный управляющий замка больше не может ничего нам сказать!»

На территории замка также находилась винодельня.

За эти несколько лет все вина перешли на последнюю стадию изготовления. Люк наблюдал за этим процессом хищно, как тигр, с горящими глазами, но управляющий полагал преданность превыше всего, не соглашаясь дать и одной бутылки.

Ничего удивительного, что после появления новости о безвозмездном пользовании запасами вина Люк чуть не сошёл с ума от радости!

Другие актёры, дослушав его речь, тоже начали воодушевлённо кричать!

Ду Юньсю тоже смеялся вместе со всеми.

Хотя ему и не было никакого дела до вина.

Гораздо сильнее ему хотелось выяснить, наоборот, кто же такой этот Ричард... 

В этот момент к нему подошёл Люк.

Несмотря на то, что Ду Юньсю был выбран лично Люком, на этих съёмках у него не было никаких преимуществ. Все мысли Люка были направлены на главную мужскую роль и главную женскую роль. Как-никак это голливудский сценарий, пусть даже все персонажи прописаны, однако в драмах и мелодрамах, несомненно, именно главные роли самые ослепительные и бросающиеся в глаза.

Когда снова показалось, что Ду Юньсю понимает французский язык, Люк только удивлённо наклонил голову, два раза сказав: «Good, good». И снова завязал какую-то лёгкую беседу. 

Вот такая дискриминация.

В душе Ду Юньсю уже к ней приспособился. Несмотря на то, что он был известен внутри страны, за рубежом дела обстояли не так... В этой стране он не мог даже сравниться с каким-то неизвестным актером. И то что он не сможет получить много внимания – это несомненно.

Не иметь никакого веса, это само собой разумеющееся дело.

Только ещё более упорствуя, можно понемногу добиваться новых и новых возможностей.
Но в этот раз Люк вдруг сам подошел к нему:

- Дерек (иностранное имя Ду Юньсю), за это время ты смог замечательно себя проявить!

Люк поднял бокал, привлекая внимание:

- Эти съёмочные дни были непростыми. Ты очень хорошо поработал! Вот, эту упаковку пластыря тебе оставил Ричард, используй на здоровье.

Закончив говорить, он передал Ду Юньсю округлую молочно-белую коробочку.

Коробка была глянцевой, блестящей, с шершавой текстурой, от одного взгляда на неё становилось лучше, спокойнее; ощущение, когда её держишь в руках, тоже было очень приятным.

- Это... Ричард? – Ду Юньсю спросил с лёгким беспокойством, приподняв брови.

- Ага. Именно он.

- Тогда передайте ему от меня спасибо. – Ду Юньсю не знал, что ещё сказать, и просто опустил голову, разглядывая упаковку.

Полную пластырей округлую коробочку?

Ричард подарил мне...

Ду Юньсю помимо своей воли вспомнил тот давний вечер, когда Фу Сихан подарил ему лечебное масло.

Маленькая упаковка на ладони... Внезапно обожгла руку.

...

 

Съёмки за границей заняли чуть больше месяца.

Несмотря на то, что они несколько раз связывались с Фу Сиханом по телефону, это чувство совершенно не было похоже на возвращение к былой жизни.

Сейчас Ду Юньсю хотелось отдохнуть несколько дней, хотя бы чуть-чуть свыкнуться с разницей во времени.

Под конец от Юй Ифея и Фудзисавы пришла взрывоопасная новость, в которую даже не решались верить - Ли Жуй хотел выкинуть Фэн Цзина из ESE! Заставить его уволиться по собственному желанию!

Как такое вообще возможно?!

Ду Юньсю просто не верил собственным ушам. Его не было в течение одного единственного месяца, как за такое время могли произойти такие громадные перемены?!

Невозможно!

Ду Юньсю тут же начал поиск связанных с этой историей известий в интернете.

«И не подумаешь, что это происходит в реальности!»

В течение недели почти все сайты, все газеты и журналы выпускали сводку репортажей о данном инциденте!

«Некомпетентность Фэн Цзина, высшее звено ESE требует увольнения по собственному!»

«Фэн Цзин, Ли Жуй, кто же сейчас обладает реальной властью?»

«Ошеломляюще! Фэн Цзин напился в ночном клубе! Случайные отношения на одну ночь!»

«Фэн Цзин, его доброе имя под угрозой...»

Юньсю просмотрел целый ворох новостей.

Кроме обычных докладов об увольнении Фэн Цзина Ли Жуем, даже повторно опубликовали невыносимые слухи о прошлом Фэн Цзина... Как во время прошлой борьбы за власть этих двоих, те дурные репортажи. 

После просмотра первой реакцией Ду Юньсю было желание позвонить Фэн Цзину, но после набора его телефона включалась переадресация на запись сообщения, отправляемого на почту.

«Фэн Цзин. Я Юньсю. Я вернулся, где ты? Что происходит там в ESE? Я хочу хотя бы раз увидеться!»

«Фэн Цзин, что, в конце концов, произошло?... »

«Фэн Цзин, мы давно не говорили, давай встретимся, хорошо?»

Таким образом, он всё звонил и звонил, больше десяти раз, оставил больше десяти сообщений, по-прежнему без отклика.

Без какого бы то ни было ответа.

Ду Юньсю всё думал и думал, не находя выхода из положения.

Хотя он только-только сошёл с самолёта, он немедленно накинул пальто и решил пойти туда, где чаще всего бывает Фэн Цзин – проверить одно за другим все места!

К этому моменту он всё равно толком не понимал глубины отношений между Ли Жуем и Фэн Цзином.

Но этот публичный красавчик Фэн Цзин, он отказывался брать трубку... Уже этого достаточно, чтобы понять, в какой степени он травмирован...

Просто существуют такие люди.

Они выглядят красивыми, надменными, стильными. Но стоит их ранить, и всё, что они могут сделать: запереться наедине с самими собой и беззвучно зализывать раны, дожидаясь их заживления...

Таким людям Ду Юньсю всегда сочувствовал до боли в сердце.

 

Глава 36

 

Ду Юньсю ехал в машине. Поздней ночью город светился неоновыми огнями, двигался плотный поток автомобилей, который смешивался с людской толпой. Ослепительные-яркие стоп-огни машин, были похожи на магниевые вспышки объективов, направленные журналистами на актеров, стремящихся добиться популярности, но, все же, вспышки фотоаппаратов приносили больший вред, ведь они были более жестокими. 

Ду Юньсю не знал, как более точно описать свои чувства к Фэн Цзину. Возможно, они могут оставаться менеджером и актером, приятелями или друзьями, не в общепринятом понятии, вот только… За годы своей прошлой жизни, он не был близко знаком с Фэн Цзином.  Тем не менее, он как сторонний наблюдатель, своими глазами видел, как Фэн Цзин вырос из молодого актера в звезду высочайшего уровня, единственного, кто мог соперничать с Се И; но затем, на пике своей популярности, он сделал шаг назад, и, став влиятельной фигурой, помог Ли Жую захватить власть в ESE, возможно поэтому Ли Жуй так стремится свести с ним счеты… Вот такое резюмирующее предположение у него сложилось, после тщательного обдумывания. И все же Ду Юньсю понимал, что сейчас Фэн Цзин в случае опасности будет расплачиваться гораздо серьезнее, чем может показаться на первый взгляд, но Ду Юньсю некогда было сравнивать себя и Фэн Цзина.  

Они совершенно разные с Фэн Цзином, тот  более решительный, у него харизматичная личность, и если он пойдет дальше, то добьется большего. Но Фэн Цзин, связавшись с Ду Юньсю, потеряет все свои связи в мире шоу-бизнеса, всех, кто им восхищался и кому он нравился, мужчина заплатит высокую цену ради своего возлюбленного… Его крах будет благоприятным шансом для других. А Фэн Цзин… Боюсь, что сейчас он популярнее любой звезды. Если он в самом деле не собирается дальше продвигаться в ESE, то Ли Жуй приложит максимум сил, чтобы перетянуть  на свою сторону всех одаренных актеров, будет действовать еще более напористо, ради своей выгоды, и тут Ду Юньсю не может с уверенностью сказать, найдутся ли среди актеров  те, кто захочет в зените своей карьеры пожертвовать всем, чтобы потом прозябать в безвестности, не появляясь на экранах. Ду Юньсю в прошлой жизни был актером на вторых ролях, но уже тогда понял, какое наслаждение испытываешь, играя на сцене, и что это превращается будто в дурную привычку, когда попробовав однажды, уже не можешь остановиться и все бросить. Даже Се И предпочел тогда разорвать их связь, так как не хотел потерять свою популярность, а вот Фэн Цзин с легкостью тогда все это оставил.

Таков этот мир. Только чувства преобладают над всеми требованиями. Только чувства заставляют людей отказываться от важных для них вещей, хотя не все желают этой  жертвенности. После своего возрождения он встретил Фэн Цзина.  И хотя, первоначально, никак не мог привыкнуть к его манерам и привычкам в работе, впоследствии, после многих происшествий, что они вместе пережили, он осознал, что если бы в те трудные минуты Фэн Цзин не указал ему, как поступать и действовать, он, вероятнее всего, просто бы сошел с ума, не смог взглянуть на себя со стороны, оценить свои достоинства и недостатки и продолжал совершать ошибки. Благодаря Фэн Цзину он по-настоящему возродился и не только вернулся к своей актерской карьере и добился больших высот, но и полностью изменил свою судьбу.


Ду Юнюсю неторопливо, шаг за шагом проходил мимо массажных салонов, баров, клубов. Нет. Не было даже намека на силуэт Фэн Цзина. Ночное небо, полное звезд, ветер, бьющий прямо в лицо, все это заставляло сердце сжиматься от холода. Ду Юньсю посмотрел на экран своего мобильника, уже наступал предрассветный час. Парень не собирался сдаваться и еще раз набрал номер, хотя это  и маловероятно, чтобы ему сейчас ответили, но все же маленькая толика надежды еще теплилась внутри него. Долгий вызов прервался. Все правильно, Ду Юньсю снова услышал в трубке «Вызываемый Вами абонент не может ответить», удивительно, что спустя такое долгое время  телефон до сих пор не разрядился! По правде говоря, Ду Юньсю же долгое время ищет его и за это время телефон мог несколько раз включиться и выключиться. Вот, когда он без особой надежды, в очередной раз набрал номер, то услышал на том конце какой-то шум, гомон, но ему ответили!
- Где ты был? С тобой все в порядке? – ляпнул, не особо задумываясь Ду Юньсю, полным беспокойства голосом.

- Все нормально. 

В динамике раздался смех Фэн Цзина, какой-то шум, а затем снова его томный, пьяный голос :

- … так и о чем мы говорили, детка… 

Ду Юньсю слегка вздрогнул. По тому, как расслабленно себя вел Фэн Цзин и, судя по его пьяным репликам, можно предположить, что сейчас он флиртует с кем-то, кто сидит рядом с ним.

- Где ты? Я пришел, чтобы забрать тебя, – Ду Юньсю достаточно быстро сориентировался. 
- А? Если тебе скучно, то набери на своем телефоне 58, запишешься, а у меня еще сегодня много дел и планов, – хотя Фэн Цзин и говорил это с усмешкой, последняя сказанная фраза была произнесена мрачным тоном.  Ду Юньсю сейчас отчетливо понимал, чем  его собеседник собирается заняться сегодня вечером – сексом на одну ночь…

«Не позволю!»  и Ду Юньсю произнес гораздо более решительно:

- Послушай, Фэн Цзин, я знаю, что сейчас у тебя в душе скопилось много неприятного.

Ду Юньсю немного смягчил свой тон, и начал мягко увещевать его, стараясь обходить опасные темы, хотя, по правде говоря, он вообще не представлял, что говорить Фэн Цзину, чтобы утешить. Фэн Цзин очень сильный человек  и, встречаясь на своем пути с трудностями, предпочитал переносить их в одиночестве, не обращаясь за помощью к другим людям. Но чем больше проходило времени, тем больше находил слов Ду Юньсю для утешения, он сразу же догадался, что вся эта эксцентричность лишь напускное, лишь бы скрыть настоящие чувства. С Се И хватало лишь пары слов, предложений «я помогу тебе», «не хочу расставаться», «остановись», а затем он просто вырезал у себя из сердца болезненные воспоминания, находя утешение в чем-нибудь другом, смягчая утрату.  Как бы то ни было, он превратился в каменную глыбу, которую не так просто разбить. И все равно, как бы человек не старался, невозможно постоянно ощущать собственную боль и бесполезность…
- Ты испытываешь  ко мне жалость? Я проиграл… А ты насмехаешься надо мной! – его холодный тон снова сменился на усмешку. – Эй, смотрите, самодовольный Фэн Цзин совершил ошибку и сейчас будет больно падать вниз, это произойдет уже сегодня! 

- Нет! – Ду Юньсю уверенно прервал его. – Это совсем не так! – он крепко сжал телефон в руке, пытаясь успокоить свое дыхание.

- … Все это время я восхищался тобой. Не говоря о том, что ты одаренный актер, ты еще к тому же и превосходный агент, делающий со своей стороны поистине удивительно-правильные вещи. Ты любишь втягиваться в авантюры, даже зная, что возможно это принесет тебе убытки, ты бросаешься за новым делом, находясь в постоянном поиске свежих идей! 

Подобные вещи не каждый человек может осилить. Допустим… Предположим, что человеку удалось переродиться, он не обделен талантом, но без твоей помощи, энтузиазма для раскрытия таланта и способностей этого человека, ему не удалось бы продвинуться так далеко… 

Конечно, есть люди, которые не любят тебя, но они вынуждены сотрудничать с тобой. Но как много артистов, которые восхищаются тобой, любят тебя! Они благодарны тебе за образы, которые были созданы с твоей помощью… А сейчас случилась эта проблема, и они будут заботиться о тебе, и это вовсе не насмешка! 

Ты мне нравишься, поэтому я и забочусь о тебе! Поэтому я не хочу видеть тебя несчастным!
- …… 

Из трубки телефона не было слышно ни звука. Он сохранял невозмутимость все время, давая возможность слышать фоном чужой хохот и диалоги.

- Дай мне свой адрес. Я уйду только с тобой, – Ду Юньсю долго прислушивался к его дыханию и наконец, заговорил. Специально произнес фразу серьезней и убедительней, чтобы собеседник не мог отказать.

- …Noble, – Фэн Цзин находился в нерешительности, но потом все же прошептал это. – Восточная улица Noble 1, гостиница «Альтаир».

- Я понял. Послушай меня и никуда не уходи, я скоро за тобой приду. 

Ду Юньсю прибыл на улицу Noble когда на город уже опустилась глубокая ночь, было в районе двух часов. В этом здании находилось много клубов, поэтому и отделка у него была крайне стильная. Роскошный главный зал, в большие двери на европейский манер было вставлено матовое притертое стекло, а сверху тонкими иероглифами, курсивом было написано изречение Нобеля. Как только он вошел в двери, к нему тут же ринулся привлекательный сотрудник (хост) в пестрой одежде и почтительно склонил спину в приветственном поклоне.

В прежнее время Ду Юньсю возможно бы восхищенно вздохнул, стоящий рядом с ним хост не уступал по красоте популярным звездам, однако  сейчас его сердце и душу целиком и полностью занимал лишь один Фэн Цзин. Возможно, потому что  мысли о нем и не выходили из головы Ду Юньсю, ему хватило лишь беглого взгляда, чтобы найти человека, которого искал. Мужчина полулежал на диване из натуральной кожи в главном зале… Его лицо было по-прежнему прекрасно, даже, несмотря на то, что он много пил, а его щеки раскраснелись, но это придавало его виду еще большую привлекательность. Яркие глаза и длинные тонкие чернильные ресницы, изгиб губ в слабой улыбке, но не  обычной, а немного холодной. Линия прекрасных губ сейчас была изогнута в язвительной усмешке, с оттенком ледяного вкуса…

На матовом зеркальном столике перед ним располагались фужеры, но Фэн Цзин не пользовался ими, предпочитая жадно пить прямо из горлышка. Рядом с ним сидели два хоста, один из них был изящен и высок, другой же был по милому пухловат, они постоянно предлагали ему выпить, теребили мочку его уха губами и ласкали его тело, совершая пошлые телодвижения. Фэн Цзин сейчас не был похож на того флиртующего человека, который с ним разговаривал, однако он и не отталкивал их от себя, не приглашал вошедшего присоединиться и лишь пил алкоголь, давая себе волю и иногда посмеиваясь.
- Мы уходим домой, – Ду Юньсю подошел к нему, совершенно не обращая внимания на хмурые взгляды этих двух парней, недовольных подобному завершению вечера. Пивший до этого водку Фэн Цзин остолбенел.

- Ты?... Ты действительно пришел?... 

- Разве я только что не сказал тебе об этом по телефону? – Ду Юньсю одновременно обнял его за плечи и ответил на вопрос.

Похоже, выпитое дало о себе знать. Все тело Фэн Цзина было неустойчивым, мягким, сквозь тонкую ткань брюк ощущались твердые мышцы его зада, а от губ исходил сильный запах алкоголя, смешивающийся с парфюмом. Обнимая его, Ду Юньсю внезапно понял, что Фэн Цзин неожиданно легкий, хотя и выглядел достаточно крепким. Неизвестно по какой причине, ему вдруг вспомнилась другая картина, как точно также его заключил в крепкие объятья Фу Сихан… Плечи Фу Сихана были широкими, дарили чувство безопасности, в отличие от объятий Фэн Цзина, с ним совсем не так, по-другому… Пусть теперь он почувствует себя любимым и в безопасности.

Фэн Цзин навалился всем телом на Ду Юньсю, пронзая его взглядом. Кажется, он довольно долго раздумывал, внимательно уставившись на парня и не спуская с него глаз, прежде чем выплюнуть фразу: 

- Моя карта недействительна! 

- Я заплачу!  

Пока Ду Юньсю держал Фэн Цзина, то пришел к мысли, что стоит отправить его домой.

Неожиданно Фэн Цзин решил отправиться домой к Ду Юньсю, хотя и понимал, что это совсем неправильно.  Когда он расплачивался, то узнал, что Фэн Цзин в одиночку выпил две бутылки крепкого алкоголя.  Ду Юньсю беспокоился за Фэн Цзина, и решил, что в том состоянии, в котором он сейчас находится, действительно лучшим решением будет забрать его к себе домой, ведь кто-то мог случайно сфотографировать его в таком виде.
Так как в машине было тепло, то в дороге пары алкоголя испарились, а когда он вышел на улицу и его обдало холодным ветром, то сознание немного прояснилось, однако Фэн Цзин все еще шел неуверенной походкой, попутно болтая какой-то вздор, на кого-то ругаясь, и пару раз даже пинался.

- Он думал, что сможет просто избавиться от меня! Ха-ха-ха, блядь, он живет в выдуманном мире! 

… Я ради него, ради ESE столько сделал, столько отдал, с какой стати он так просто меня вышвыривает! 
… Как минимум половину из всех артистов ESE я отбирал и обучал лично, самостоятельно! Сколько я растил их? Год, три года, пять лет?... На протяжении 10 лет я вкладывал всю душу, чтобы добиться успеха. 

… Он думает, что этот скандал заставит меня уйти! Он недооценивает меня,  я – Фэн Цзин и у меня есть тузы в рукаве!.. ха-ха-ха, но я не скажу ему об этом!

… Он бесчеловечный, а я беспринципный! Даже умирая, я хочу утянуть за собой Ли Жуя, чтобы он тоже смог почувствовать эти ощущения! Пусть он узнает, что Фэн Цзин не настолько покорный, как он думает.  Пинаешь меня, я отбрыкнусь в ответ! Так или нет? Ты, язык, что ли проглотил? –  Фэн Цзин схватил Ду Юньсю за воротник.

Глаза сверкали безжалостным блеском, в них было разочарование и пылающая как огонь злость. Но секундой позже этот огонь стал мрачен, и его накаленная аура теперь... тоже постепенно ослабла. Это было как, если бы  из невероятного сильного человека, который мог заставить всех поражаться собой, вдруг кто-то высосал всю силу, оставляя только раны. Фэн Цзин начал потихоньку сползать вниз. Ду Юньсю не мог наблюдать за тем, как он опускается на подмерзшую землю, пачкая изысканную одежду в грязи, становясь похожим на израненного волка перед полной луной. Безжизненной луной.
В течение четверти часа Фэн Цзин сидел неподвижно на заледенелой земле, о чем-то соображая, постепенно его накрывала тень.  Кажется, прошло много времени, прежде чем до слуха  Ду Юньсю долетел слабый звук.

- … Почему он решил жениться на этой женщине? 

… Поначалу он говорил, что это для того, чтобы поднять и укрепить стоимость акций ESE, но почему эта женщина надавила на него, чтобы убрать меня? –  тон Фэн Цзина не был как раньше дерзким. Из его рта вылетали слабые безжизненные фразы.
Но Ду Юньсю понял, что внезапный порыв ночного ветра принес с собой отзвуки тихого всхлипывания… 

 

Глава 37

 

Офис здания ESE.

- Две недели.

Высокий мужчина стоял напротив большого, достающего до пола, окна. Вся его поза выражала высокомерие и надменность. Он смотрел на проезжающие внизу машины и на бесчисленное множество крохотных людей. 

- Я хочу, чтобы в течение этих двух недель письмо об увольнении Фэн Цзина лежало у меня на столе.

- Я? – на мгновенье, Аманда не поверила своим ушам.

Она находилась в шоу-бизнесе уже долгое время. И, конечно же, была в курсе всех сплетен и закулисных интриг. Но то, что Ли Жуй самолично позвал ее к себе в кабинет и отдал приказ, Аманда в это верить отказывалась.

. . . . . . . . Неужели он, правда, хочет уволить Фэн Цзина из ESE?

 
Инцидент, произошедший несколькими днями раннее, между Ли Жуем и Фэн Цзином, быстро стал известен всем ушам.

 Остался ли еще хоть кто-то в ESE кто не знал об этой странной связи между ними? Кто не знает на какие жертвы Фэн Цзин шел ради Ли Жуя?

Что, если репортеры из СМИ по порядку будут спрашивать их, неужели ни один работник не сможет выложить всю информацию? Посмеет ли комментировать это?!  

Почему сейчас?

Почему она?

- После ухода Фэн Цзина из компании, его место займешь ты, – сказал он это очень легко и спокойным голосом, казалось, ему было плевать. Как древний император, обладая неземной силой, стоял возле окна. Совершенно равнодушно он, фразу за фразой, выносил свой вердикт, вызывая волну сплетен в компании.

Переживая всю эту ситуацию, Аманда совершенно забыла, как дышать! Ее зрачки увеличились, точно выражая весь страх, клокочущий внутри. 

Она заменит Фэн Цзина?! Станет… Станет новым руководителем ESE? 

- Я … Вы… Вы имеете в виду…

- Мне еще раз повторить?

После того, как услышанное было, наконец, воспринято Амандой, она просто задрожала от страха! Эти слова еще долгим эхом отзывались у нее в голове. Аманда глубоко задышала ртом.

Фэн Цзин был воплощением силы и могущества. Он был очень харизматичным и буквально давил других людей своей яркостью!

Пусть он больше не звезда голубого экрана, но до сих пор его персона привлекает внимание СМИ! 

Помимо этого, нужно отметить, что Фэн Цзин из популярного айдола сумел быстро превратиться в умного и дальновидного агента. Его умение заниматься бизнесом ничем не хуже его актёрских способностей! Благодаря такому «двойному авторитету», все свои навыки он отлично применял, как и раньше, на экране, избегая щекотливых тем.
И если в компанию под руководство Фэн Цзина приходил какой-нибудь новичок, то шанс быстро подняться по карьерной лестнице у него был намного больше, нежели у новичка из другого агентства.

Поэтому Фэн Цзин смог стать директором ESE, а не только из-за его связи с Ли Жуем. 

Его способности и возможности, различные источники средств в его руках, его жизненный опыт, все это делало его неповторимым и особенным, несравнимым с другими агентами компаний. 

Не каждый айдол может уйти за кулисы в пик своей популярности, и не каждая известная личность сможет стать умным и дальнозорким бизнес-агентом.

Но сейчас Ли Жуй намекал на то, что после ухода Фэн Цзина его место в компании займет Аманда. Нет, это не намек. Это – приказ!

Аманда была в шоке и абсолютно не знала, что сказать. Она и в мыслях никогда не сравнивала себя с Фэн Цзином, а о том, чтобы заменить его и речи не шло. Единственной ее целью было лишь повторять действия Му Чжэбая. Не уступать ему и постараться вырастить звезду международного уровня. 

Но сейчас она – новый директор ESE! Теперь в ее распоряжении кабинет директора, статус и положение директора, обязанности директора, права директора! Аманда – единственный владелец всего, что находится в этом роскошном здании!
После того, как прошла первая волна шока, извне вдруг повеяло соблазном. Лицо Аманды все еще горело и сердцебиение не замедлялось ни  на секунду, но все же, в голове зарождались хитрые мысли. Фэн Цзин ушел… Всегда безупречный Фэн Цзин испарился… и уже никогда не сможет посмотреть на кого-то свысока. 
- Я поняла, – она услышала свой собственный, отчетливо изменившийся голос.

 

Аманда не могла точно сказать, что она чувствовала. Не понятно, чем она была больше потрясена. Тем, как Ли Жуй беспощадно отнесся к Фэн Цзину, или же тем, что он пообещал отдать ей место директора. Все эти контрастные эмоции связались между собой крепким узлом, заставляя ее лицо то краснеть, то белеть. Выйдя из кабинета, она внезапно наткнулась на Му Чжэбая.

 Удар был не слабым, поэтому Му Чжэбай не выдержал и отступил на пару шагов. Стоявший рядом с ним Се И быстро помог встать Аманде. Та, встав на ноги, неловко поблагодарила и поспешно удалилась в свой кабинет, чтобы сразу сообщить новость Чу Фэну.
- Что с ней? – Се И не понимал, что случилось с Амандой. – Она была странной.
Му Чжэбай посмотрел на потерянную походку девушки и средним пальцем поправил очки:
- Она должна была обсудить ситуацию нового фильма с Ли Жуем. В прошлый раз «Восхождение империи» снимал иностранный режиссер и собрал в прокате около миллиарда. Теперь на эту должность пришел китаец и мы, во что бы то ни стало, должны добиться не меньшего результата!

- Ого! – воскликнул Се И, кивнув головой. – Наверно, разговор прошел отлично.

В действительности Ли Жуй был очень странным. Иногда Му Чжэбаю казалось, что тот его совсем не слушал, однако мужчина быстро реагировал на все его слова. Хоть Му Чжэбай и чувствовал что-то не то, но все равно не мог точно быть уверенным в этом.  В таком случае, Ли Жуй очень хорошо скрывал свои истинные мысли.

Но его целью все еще оставалось убедить Ли Жуя применить все связи и денежные влияния ESE чтобы помочь Се И получить эту роль. И поэтому Му Чжэбай не собирался глубоко копаться в голове Ли Жуя, пока тот не даст свое полное согласие.

Кроме этого, Му Чжэбай оставался равнодушным к делам других людей. И даже если за этот промежуток времени в компании, будто в большом котле, бурлили сплетни и слухи, Му Чжэбай подчинялся непосредственно Фэн Цзину, несмотря ни на что.

Когда они начали говорить про роль, Ли Жуй прервал их и погрузился в раздумья. Му Чжэбай и Се И сразу почувствовали, что есть кое-что другое, о чем их собирались проинформировать.
- Фэн Цзин уволился по собственному желанию. Это подтверждено.  Если журналисты будут задавать вопросы по этому поводу… вы двое, знаете, что делать.

Му Чжэбай и Се И остолбенели. Диван под ними будто прохудился. Конечно, они слышали об этой новости. Даже если они не особо уделяли этому внимание, даже если старались не замечать этого и, в конце концов, подготовились к такому, но все равно слышать об уходе Фэн Цзина из уст Ли Жуя было потрясением для них. Оба посмотрели друг на друга с пустотой внутри.

- Конечно. Мы знаем, что делать, – быстро среагировал Чжэбай. 

Он лаконично и точно излагал свои мысли. Затем, быстро придумав какой-то предлог вместе с Се И выскочил из кабинета Ли Жуя.    

 

- Никогда бы и не подумал… – голос Се И звучал будто в тумане. 

Хоть они уже прошли какое-то расстояние от офиса Ли Жуя, Се И все еще не мог прийти в себя. 

Он знал, что Ли Жуй был хладнокровным человеком с жестокими методами.
Вот только Фэн Цзин проработал там уже более 10 лет. С тех пор как начал работать в ЕSЕ, Се И часто сталкивался с Фэн Цзином, и вот такой итог...

От этого он вдруг вспомнил, как когда то Ду Юньсю позвонил ему.

Возможно...В глазах Линь Сюань, он был жестоким человеком, такой же хладнокровный как Ли Жуй. Се И это очень не нравилось.

Есть такие теплые чувства, в которые попадаешься не изведанным путем, а потом страдаешь и мучаешься из-за этих чувств.

Он даже представил себе, что когда выйдет официальная информация о том, как Фэн Цзина выперли из ЕSЕ, как тому предстоит предстать перед ураганом с кровавым дождем (хаос в жизни) и, конечно же, это не пойдет ни в какое сравнение с теми событиями, что были до этого...

В этот момент.

Кто-то положил руку на его плечо и придавил, очень спокойно. И резко все его мысли ушли у него из груди, отчего он успокоился, вернулся в свое обычное, устойчивое состояние. Се И знал, что это был Му Чжэбай.

Раньше когда ориентация Ду Юньсю была выставлена на свет, он сам тоже был выведен на свет, Му Чжэбай так же держал его, чтобы придать ему более стойкую позицию.

- Только что Аманда тоже по этому поводу…

- Да? – голос Се И стал выше, удивленно повернулся и посмотрел на Му Чжэбая, не понимая точно что хотел этим сказать тот человек.

- Несколькими днями раннее прошли кое-какие слухи и хитрые маневры. Так как эти слухи не касались напрямую Фэн Цзина, и компания не высказала по этому поводу никакого мнения, то СМИ не имеют права выпускать сомнительные статьи. Но если руку приложила Аманда, то все меняется. Судя по всему, ESE, возможно, проведет пресс-конференцию?
Му Чжэбай понял, что зря сказал это, когда увидел, что Се И сконцентрировался на его словах. И чтобы не повторять и не увязнуть в прошлом (в том что было) и не раскаиваться, он легко похлопал его по плечам тыльной стороной ладони.
- Но Аманда… я, я все еще не понимаю… почему Ли Жуй так поступил! И вынудил Фэн Цзину уйти по собственной воле?

- Потому что Фэн Цзин распустил эти слухи. 

- Фэн Цзин заслуженный директор нашей компании и все это знают. То, чего хотел Ли Жуй, это наверное сделать так, чтобы Фэн Цзин сам уволился. Тогда репутация ЕSЕ бы не опустилась ниже плинтуса, а затем потихонечку он бы возместил все Фэн Цзину, вот только Фэн Цзин не поступил по его желанию, нарочно сделал так, чтобы всё раскрылось и поднялась шумиха.

- Уйти по собственному желанию? 

- Если выпустить это заявление то любой догадается, что за этим что-то есть. А особенно СМИ, у них нюх на такое.

Му Чжэбай снял очки. Он посмотрел на них, стекла слегка запотели, поэтому он достал из выдвижного ящика салфетку чтобы протереть их. Без очков лицо Му Чжэбая не выглядело таким мрачным, как у Ли Жуя.

- У Ли Жуя свои средства, у Фэн Цзина свои. 

- Нет, я имею в виду тот год, когда Ли Жуй боролся с Ли Чэнем за власть в ESE. Тогда, ведь благодаря Фэн Цзину все решилось. И он хочет снять с должности Цзина? Я имею в виду, уволить его, правда? – Се И никак не мог принять это.

Несколько секунд Му Чжэбай не подавал голоса. Он одновременно вытирал очки и придумывал речь.

- Ну как бы сказать… 

Ли Жуй и Фэн Цзин похожи на императора и полководца древних времен. Фэн Цзин готов напролом бороться за Ли Жуя, отдавая все ради победы. Как это было в древние времена, когда императору отдавали себя полностью. И если вдруг Ли Жуй потерпит неудачу в борьбе за власть, он в любой момент может просто убрать полководца со своей должности. Но, на самом деле, пусть даже если бы Ли Чэнь управлял ЕSЕ, то оно бы было все равно как пустая коробка, качество компании пострадало и чтобы восстановить все это несколько лет было бы недостаточно.

Ли Жуй император и хорошо знает императорскую технику. Но он известен не заслугами, а властью, положением и высоким авторитетом. Во время войны за власть Фэн Цзин ради него сделал многое. Император не мог быть не тронут. Но Китай таков, как говорится «заяц уже пойман, но варят суп из гончей».  Ли Жуй остерегался Фэн Цзина. На самом деле с того момента, когда в руках Фэн Цзина было его, Ли Жуя, войско (персонал компании, актеры, агенты и т.д.), то он уже мог в любую минуту угрожать власти Ли Жуя.
Поэтому, после того как Ли Жуй стал главой совета директоров, то сразу поставил Фэн Цзина на должность директора. Директор? Хе-хе. Со стороны выглядит так, как будто он очень благодарен Фэн Цзину, поэтому и дал ему большую власть. С тех пор как Фэн Цзин стал директором, Ли Жуй больше не позволял ему касаться актеров! Иначе говоря, Фэн Цзин  сейчас должен быть не представителем, а контролировать полностью все касающееся СМИ.

Это хорошая причина... Всего-навсего, надо давить на него и отрезать полностью все его связи с его подопечными (актерами). Сейчас он заставляет Фэн Цзина уйти по своей воле, и так никакой актер не последует за ним в другую компанию. Конечно, это все было раньше. 
Му Чжэбай снова взял очки. В глазах его можно было увидеть сочувствие к Фэн Цзину.
- Но Фэн Цзин не сможет полностью принять такое изменение. Что касается этих двух лет, то он постоянно увеличивал более чем в пять раз общий капитал, чтобы вырастить «Наследие». Ли Жуй очевидно, не думал об этом. Но ему и не обязательно было знать. 

После этого произошла авария с Ду Юньсю. И Фэн Цзин не только не рассказал об этом инциденте Ли Жую, но и с помощью ESE попросил съемочную группу потянуть время и даже выплатить денежную компенсацию на его выздоровление. В тот момент он уже переходил через свои полномочия.

Если бы только эти два события, то Ли Жуй мог бы спустить всё с рук. Но вот так, в голосовании среди новичков? Фэн Цзин попросту бросал вызов авторитету Ли Жуя, когда отдал голос новичку. Но Ли Жуй уже вынес свое решение наградить Чу Фэна, и когда Фэн Цзин все еще верно поддерживал Юньсю – это было крайне неразумно.

Ли Жуй хочет отдать роль в фильме Люка Ромера своему младшему брату Ли Сяо. В итоге эта роль досталась Ду Юньсю. Ходили слухи, что они из-за этого поссорились. Ли Жуй невероятно любит своего брата, и даже если бы Ли Сяо сам отдал эту роль Ду Юньсю, то Ли Жуй все равно не упустил бы шанса посчитаться с Фэн Цзином на этот счет, потому что он думает, если бы Фэн Цзин не уговорил его брата отдать эту роль, тот бы просто так не упустил её.

Злоупотребляет правами, высоким авторитетом, и даже членов своей семьи втюхивает сюда. Кто такой Ли Жуй? А Ли Жуй – глава ESE. Встреться он с этим лицом к лицу, как он, думаешь, поступит?

- Но… они были вместе более 13 лет, – вставил Се И.

- Это и есть основная причина вспыхнувшего раздора между ними. В этом году Ли Жую исполнилось 39, а Фэн Цзину 34. Для мужчин среднего возраста не чувствуется разница между 39 и 38, а вот между 39 и 40 будто огромная яма. А ведь они тоже различаются только одной цифрой. Когда ему было 35 лет, то он обручился с наследницей корпорации Цинь, и так прошло уже 3 года. Либо он женился бы на той женщине и прожил с ней до старости либо прожил бы с Фэн Цзином всю жизнь. Скорее всего, последние два года он раздумывал,  как он должен держать равновесие между 2 сторонами.

Все взвесив, он решил оставить Фэн Цзина, боясь, что жена не сможет терпеть любовника, с которым он встречался бы каждый день на работе лицом к лицу. Если бы он отказался, то со стороны корпорации Цинь незамедлительно пришел бы возмездный ответ. И, судя по всему, потеря Фэн Цзина – это малая часть. Ведь всегда лучше минимальные расходы, нежели большие, это всегда лучшее решение. 

Се И после услышанного еще некоторое время молчал. Затем он поднял руку и подпер ею лоб.
- Это слишком… Я хоть и понимаю поступки Ли Жуя, но за Фэн Цзина у меня сердце кровью обливается.

- Таков наш мир. Чем больше человек получает, тем больше отдает, – глаза Му Чжэбая блеснули. Пусть и грустно, но он хотел хоть немного подбодрить Се И.
- Ах, да… Аманда… Какое она имеет к этому отношение? Неужели Ли Жуй… – Се И внезапно осенило. Он вспомнил, как по дороге им встретилась Аманда. Если Ли Жуй все рассказал им, то наверняка тоже самое рассказал ей…

- Наверняка он позволил ей многое, – Му Чжэбай ухмыльнулся. – Если уж Фэн Цзина вынудили уйти с работы, то придет время относительно жестких действий. Если все это пройдет гладко, то Аманда, скорее всего, сядет на его место.

- Она? У нее есть на это право? Хорошо, пусть даже у нее есть несколько звезд-новичков и «Наследие», но она все равно не сравнится с тобой! Почему бы тебе не стать управляющим! – у Се И все никак не укладывалась в голове мысль о том, что Аманда может стать директором ESE. 

Услышав, как Се И рьяно защищал его, выражение лица Му Чжэбая в миг смягчилось и невольно вверх поползла теплая улыбка.

- Ли Жуй даже Фэн Цзина остерегается! Глядя на твое высокое положение он хотел натренировать Чу Фэна, чтобы использовать его как щит, – Му Чжэбай хмыкнул. Он, конечно, разглядел из-за чего Ли Жуй хотел, чтобы Чу Фэн непременно получил награду «Золотой Кипарис». – Фэн Цзин уйдет, если новым директором окажусь я, как ты думаешь, сможет ли он при этом быть спокоен?

- Но, Аманда… она… статус директора слишком высок для нее!

- Так и есть. Но Ли Жуй может выбрать именно ее. Немного способностей в купе с высоким мнением о себе, ничего не замечая… разве из таких людей не получаются отличные руководители? По сравнению с умными и талантливыми людьми управлять посредственными и глупыми намного легче, – Му Чжэбай ухмыльнулся.

- Ты… не чувствуешь обиду? Имея при себе такой богатый ум, но, не имея возможности занять ответственный пост.

- Конечно, нет, – Чжэбай сквозь линзы очков посмотрел на красивое лицо Се И.

С 20 с чем-то лет карьера начала подниматься, затем его ослепило сияние другого человека, он ему повезло, он смог стать агентом этого мужчины, который стоял перед ним, у него была только одна цель....

Но услышав его слова, второй замер, как будто не мог понять, о чем он говорил.
- Единственное, что мне нужно – это силы, для того, чтобы стереть все препятствия, которые будут встречаться на твоем звездном пути и помочь тебе исполнить свою мечту. Этого мне достаточно,  – промолвил Му Чжэбай, смотря прямо в глаза Се И. – На все остальное: ответственный пост, место директора… мне абсолютно наплевать!  У меня только одно желание – я хочу, чтобы ты добился своей цели и стал кинозвездой! 

 

- По какому вопросу ты пожаловал ко мне?  Ты пришел ко мне только ради этого?– Фу Сихан недовольно опустил вилку и нож на стол. Его янтарного цвета глаза блеснули разочарованием, когда пред ним появился Юньсю. – В первый же день, как ты вернулся в страну, ты сразу же пошел искать Фэн Цзина повсюду. И так редко выдается случай, когда мы с тобой можем вместе поесть, да еще и во время разговора ты постоянно говоришь о Фэн Цзине, а теперь... хочешь чтобы я ему помог????

- Помочь? – Сихан покачал головой, – ты надеешься, я помогу ему? Это личное дело ESЕ. Или ты думаешь, я пущу в ход все свои возможности? 

- . . . нет, не это, – машинально ответил Юньсю. В глубине души он знал, что в любом случае поможет Фэн Цзину разобраться с этим инцидентом. Но все же надеялся на то, что и Фу Сихан сможет внести свою лепту. 

За эти дни. За эти два коротких дня. 

Информация СМИ была разной, ни одна не походила на другую. Если раньше это были просто слухи, то теперь все раздули по крупному, даже были раскопаны все старые истории Фэн Цзина.

До этого СМИ один за другим укоряли Цзина за чрезмерную строгость в его работе. Приписывали ему отсутствие деловой этики с женщинами-актрисами. Будто он заставлял их участвовать во всех своих плотских утехах, а если те не соглашались, то угрожал, что не будет заниматься их продвижением. Затем, упрекали в том, что Фэн Цзин злоупотребляет правами и деньгами в ESE. В придачу, вылезла информация о том, что он, в свое время, на вечеринке провел с кем-то ночь. Позже было опубликовано то, что в том же году Фэн Цзин стал звездой только благодаря продюсеру, с которым у него были «непонятные отношения». До такой степени непонятные, что он дотянул до золотой награды! Причем, чтобы получить этот «Золотой кипарис», Фэн, якобы, втихомолку проводил манипуляции за спинами других.

Это все затронуло множество компаний, актеров и обычный народ! Практически все были против Цзина.

Те люди, кто ненавидели его и раньше, могли воспользоваться этим и добить Фэна окончательно. Ведь не получив эту награду, они намекнули, что, мол, Фэн Цзин выиграл ее благодаря незаконным сделкам, а сейчас эти люди делали вид, что абсолютно не причастны к этому делу. Если Фэн Цзин или другие порядочные люди объединятся вместе, то вмиг окажутся под заголовком «непонятные отношения».

И слухи потом польются рекой. Хоть и прошло всего два дня, но СМИ, телевидение, газеты и журналы - все были в курсе событий!

Эти два дня Фэн Цзин нигде не появлялся.

Все это время он находился в доме Юньсю. Он то и дело сидел на диване и с холодной усмешкой пил алкоголь, смотря новости о себе.

Он просил Ду Юньсю купить ему виски, водку и другие крепкие алкогольные напитки.
В тот момент Юньсю увидел, как много может тот выпить. Алкоголь просто-напросто заменил ему пищу. Здоровый блеск и красивая внешность – все это пропало. Вместо этого Фэн Цзин превратился в человека...  во влюбленного человека, которого предали. 

Фэн Цзин не показывал свои страдания.

Но Ду Юньсю понимал. Это была другая стадия. Стадия разрывающей боли внутри. Когда человек терпит и мучает свое сердце внутри себя, только с собой.

Он готовил Цзину пищу, тот наотрез отказывался, он просил его выпить воды, тот смотрел на него холодным взглядом, намереваясь уйти. 

Сколько это уже длится?

Как могут эти журналисты ходить по пятам Фэн Цзина и записывать каждый его шаг и чих на камеру! Как мог Юньсю позволить этому случиться?! Эти СМИ испоганили все вокруг и чуть ли не разорвали его на части!

Ду Юньсю досадно сгреб Фэн Цзина в охапку, говоря о том, чтобы он не слушал всю эту ерунду, что не стоит смотреть  на это, это уже в прошлом… Чтобы отпустил все и продолжал жить дальше...

 

Когда-то раньше он подвергался нападкам черных объективов фотокамер, злых усмешек, колючих взглядов и унижающих вопросов интервьюеров. Их любимыми вопросами в основном были: «Какого быть гомосексуалистом?», «Вы не чувствуете себя грязным?», «Вы в курсе, что можете заразиться или передать СПИД?», «Вот так открыто заявив о себе в таком ключе, вы сделали это ради пиара?!»

Все это было….

Ду Юньсю поссорился с Фу Сиханом.

Впервые он почувствовал себя таким слабым, никуда не годным. И сейчас, кроме того, что его оклеветали со всех сторон, еще в придачу и дома валялся пьяный Фэн Цзин. Все это ему было не под силу выдержать. 

Он позвонил Аманде. По телефону ему громко ответили, что, мол, не нужно совать нос не в свои дела. 

Он звонил Фудзисаве и Юй Ифэю в надежде, что когда у них будут брать интервью, те смогут сказать Фэн Цзину пару хороших слов, но ребята были не в силах помочь. 

Он звонил Чу Фэну. Тот помолчал немного и потом со смешком спросил Юньсю, если он так хочет помочь Фэн Цзину, почему же сам не разорвет все отношения с ESE? «Если сказать по-честному, ты ведь боишься? Боишься потом не получить возможность двигаться дальше, не получить награду, не быть популярным. Поэтому ты заморожен под властью ESE».

Он также связывался по телефону и с Лю И …..

Ду Юньсю звонил всем знакомым, чтобы попросить их о помощи и поддержке, но те лишь боялись и избегали каких-либо контактов. И, в конце концов, они остались одни, как в ночном кошмаре.

 

Юньсю стоял перед зеркалом и поправлял одежду. 

Дорогой английский свитер черного цвета поверх изысканной серой сорочки идеально сочетались друг с другом. Темные тона подчеркивали его талию и длинные ноги. Этот стиль хиппи придавал ему изысканность и благородство.

В отличие от тех двух дней, сегодняшний Юньсю выглядел бодро и словно был в приподнятом настроении. Будто в его сердце не было ни капли грусти.

Это заметил и сам Фэн Цзин.

Он, облокотившись на диван, прищурился и поверх зеркала наблюдал за поправляющим рукав парнем.

Будто бы принимая важное решение, Фэн Цзин в один глоток осушил бокал со спиртным и тут же поперхнулся!

Юньсю сразу же подбежал к нему, чтобы похлопать по спине. 

Фэн Цзин поспешно помахал рукой.

- Оставь меня! – осипшим голосом прикрикнул он. – … Хе-хе, тебе нужно на работу, или может сняться в кино, или дать интервью! Уходите все! Идите к вашей цели, идите строить свою жизнь… Проваливай!

Тень мучительного страдания пробежала по лицу Юньсю. Он, не слушая Цзина, все же похлопал того по спине. И потом медленно убрал руку.

- Я очень люблю играть на сцене. Правда, люблю. Это чувство подобно наркотической зависимости...  Каждый раз когда в свет выходит новый фильм я надеюсь, что я обязательно появлюсь в следующей картине. В какой-нибудь роли, в какой-нибудь истории. Могу ли я играть лучше? Могу ли заставить зрителей запомнить меня в качестве актера? Могу ли донести им с экрана все чувства своего героя? … это чувство, это желание играть… я как будто перевариваю сам себя. Как будто бы с моих костей сдирают плоть. Я чувствую себя примерно так. Если бы меня спросили: что я меньше всего хочу оставить, я бы ответил, что любовь и… профессию актера. Но теперь нас окружают более тяжелые вещи, вещи переходящие все границы. И…. 

Ду Юньсю опустил голову и вдруг неожиданно рассмеялся.

- Ты эту одежду уже забыл, наверное! Ничего страшного, достаточно того что я помню. Да ты,  наверно, не поймешь, но сколько раз ты уже мне помогал? Я сбился со счета… ты заново пустил меня на экран, дал мне увидеть меня настоящего...  Это… В моей душе очень тепло… очень. Кто-то пробовался сняться в кино один раз, кто-то вообще не получил такого шанса, а я уже попытался это сделать два раза...  

Ду Юньсю поднял голову. Он, будто весеннее солнце, улыбнулся Фэн Цзину. Хоть и в этой улыбке было много боли, она все равно была мягкой.

- Я, правда, счастлив! Я очень благодарен тебе!

Несколько радиостанций брали интервью.

Сегодняшнее интервью Аманда давала в честь продвижения «Наследия». И также продвигала их третий музыкальный альбом.

Несмотря на то, что по контракту они должны были выпустить новый альбом в сентябре, однако по нескольким причинам они выпустили первую часть только сейчас, тем самым нарушив условия договора. Но из-за того, что они подписали контракт с ESE на пять лет, а сейчас прошло чуть больше двух, то компания крепко держала их в своих руках и, ни Чу Фэн, ни остальные не могли ничего сказать. 

И, конечно же, Аманда, перед тем как началась программа, по сто раз повторяла, что нельзя никак комментировать ситуацию Фэн Цзина. Говоря это, она острым взором посмотрела на Юньсю. 

Вот только он просто слегка улыбался ей. 

И потом, в конце программы...

Конечно же, сам ведущий не мог не спросить: 

- В последнее время появилось много новостей, связанных с директором ESE Фэн Цзином. Вы, работая в компании, как отреагировали на это?

 - Мы бы хотели обратить ваше внимание на наш музыкальный альбом, надеюсь, поклонники тоже заинтересуются им.

Юньсю за спинами других людей перебил голос Чу Фэна.

- Эта информация абсолютно не верная!

- Фэн Цзин достоин уважения! Он вырастил очень много звезд! Работал с различными компаниями! Когда-то он сам был актером, и теперь его талант, его сила и мощь, его способности – все это достойно уважения!  Все его усилия и старания были во благо компании! Что касается меня, то я лично был учеником в его рядах. Благодаря ему получил немало возможностей и очень благодарен ему! Плевать, что говорят про него другие, я буду всегда на его стороне!

Если ESE решило уволить Фэн Цзина и забыть про все его заслуги, включая то, что я уже как два года благодаря ему стою в кругу актеров, то это крайне возмутительно! И если компания вот так вот опошляет и оскверняет его, я чувствую глубочайшее сожаление!
Если Фэн Цзина действительно так позорно выгонят, то и я, Юньсю, уйду из этой поганой компании!
Возможно, это услышат мои фанаты. Я прошу вас, поверьте Фэн Цзину, поверьте моим словам. Поддержите его в это нелегкое время. Огромное спасибо!

Голос Юньсю был спокойным и хладнокровным.

Он стоял с микрофоном в руках, проговаривая каждую фразу искренне. Улыбка расцвела на его лице.

И никто не мог остановить его.

Потому что каждое его слово было наполнено огромной силой.

Упорство. Добросовестность. Благодарность. Благодаря этим трем составляющим и также смущению и стыду других людей он стойко держался на месте.

 

Глава 38. Борьба

 

Шел прямой эфир на радиостанции. 

Эта передача существенно отличалась от других программ. Здесь не проводили монтаж, не вырезали слова гостей, так что зрители могли услышать каждое слово, произнесенное гостями или радиоведущим. А растущая сейчас популярность «Наследия» предопределила высокие рейтинги программы и большую аудиторию. 

Дела сейчас обстояли примерно таким образом: Ду Юньсю категорически отрицал все сообщения ESE, полностью поддерживая сторону Фэн Цзина, соглашаясь с его доводами! 
Сотрудники радиостанции мгновенно оцепенели от его слов, и стали жестами показывать ведущему, чтобы он поскорее заканчивал программу! 

То, чего больше всего опасалась Аманда, внимательно наблюдавшая за Ду Юньсю, все же произошло! В итоге, он публично противопоставил себя ESE, он пошел против него!

Аманда стремительно, в несколько шагов, ворвалась в студию, где велась прямая трансляция. В последние дни ей довольно успешно удавалось сдерживать СМИ от нападок на компанию, несмотря на то, что со всех сторон ее окружали одни враги-сторонники Фэн Цзина, а Ду Юньсю в один момент все это разрушил! Высказывание, прозвучавшее только что, было чересчур правдивым и одновременно притягивало своей искренностью! Вместе с тем, у нее не было даже малейшего представления о том, какие последствия их ожидают после всего сказанного! В случае даже малейшей неприятности Ли Жуй мог засомневаться в ее способностях! Возможно, она не добьется успеха на посту директора департамента! 

- Юньсю! Как актер, работающий в ESE, ты должен придерживаться официального мнения компании! – сквозь зубы проговорила Аманда, едва сдерживая, рвущийся наружу гнев. – Я уже говорила тебе! Ты попал в шоу-бизнес не благодаря Фэн Цзину, а с помощью ESE! 

На будущее – если ты еще раз повторишь подобное, то не будешь участвовать в программах, шоу, не будешь сниматься в рекламе, а просто получишь «внеплановый отпуск» и будешь сидеть дома и отдыхать, понятно?! 

Неприятный женский голос особо выделил слова «внеплановый отпуск». Подчеркивая каждое слово, заставляющее людей покрываться холодным потом, она даже Юй Ифея и Фудзисаву заставила содрогнуться, хотя до этого они слушали ее с удовольствием. Они еще никогда не видели Аманду настолько взбешенной. Все присутствующие в студии радиостанции, ведущие и прочие сотрудники, поежились от столь ледяной атмосферы и недоуменно обменивались взглядами. Они только что своими глазами увидели, как деятельность популярного актера «замораживается»… 

Все люди, видевшие Аманду в гневе, были напуганы. Все… кроме Ду Юньсю. 
Ду Юньсю встал на ноги, снимая с себя хэдсет (наушники с микрофоном). Его движения были грациозными и мягкими, взгляд выражал спокойствие, хотя на мгновение в глазах и промелькнуло убийственное выражение, но затем, словно зеркальная гладь озера, все пришло в норму. Люди вокруг подумали, что он словно в насмешку сохраняет спокойствие, однако Аманда вздрогнула. 

Фудзисава и Юй Ифей пристально наблюдали за происходящим. Чу Фэн также пытался понять, какие психологические мотивы у поступков Ду Юньсю и с сомнением смотрел на него, приподнимая брови. 

Ду Юньсю шаг за шагом приблизился к Аманде. 

- Что ты собираешься делать дальше? – видя, как медленно подходит к ней Ду Юньсю, Аманда внезапно растеряла весь свой гнев, а в душу закрался страх… 

- Спасибо тебе за твою заботу обо мне, – остановившись прямо перед Амандой, произнес Ду Юньсю одно предложение, неотрывно глядя прямо в глаза девушке. – Еще кое-что…

Ты до скончания века не сможешь сравниться с Фэн Цзином. Не смотря ни на что. 

После чего Ду Юньсю покинул студию. При этом его осанка была идеальна, в отличие от самой Аманды, едва стоявшей на ногах. 

В голове у всех присутствующих внезапно появилась одна мысль: этот актер, вероятнее всего, попадет в «Черный список», но, тем не менее, он до конца остался верен своим убеждениям, защищая человека, словно рыцарь без страха и упрека. 

Возможно, он не смог победить врага… 

Но он сумел взволновать души всех людей! 

 

Высказывание Ду Юньсю мгновенно попало и распространилось по Интернету! 

Довольно долгое время множество пользователей оставляли множество комментариев, среди которых и были такие, которые зло осуждали их: «Юньсю и Фэн Цзин – птицы одного гнезда, их частная жизнь вышла уже за все рамки, и это так пошло и вульгарно!». 

Были также и другие насмешки: «Он вообще думал о себе, когда говорил это?! Неужели получение такой незначительной награды за «Лучший дебют» позволяет ему думать, что он сумеет как-то повлиять на восстановление в должности директора ESE Фэн Цзина? Вот умора!». 
«Фэн Цзин наверняка хорош в постели, раз Ду Юньсю его так защищает! Надеюсь, что Ду Юньсю хотя бы немного сопротивляется, когда его имеет Фэн Цзин». 

…… 
Наиболее грубые и пошлые комментарии вызывали волну протеста у фанатов Ду Юньсю. 

«Вы знаете Ду Юньсю? Почему вы пишите про него такие ужасные вещи! Или же вы знаете Фэн Цзина? Почему вы доверяете всему тому, что написали СМИ… Ах, достаточно только трех человек, чтобы распустить ужасные слухи!» 

«Не смейте клеветать на СюСю, я поверю каждому его слову! Я тоже поддерживаю Фэн Цзина. >。< ». 

«Юньци был по-настоящему усердно работающим актером. Мы внимательно наблюдали за тем, как он развивал свою карьеру, поддерживали его. Теперь же мы увидели новую сторону Юньци». 

«Юньци сказал: «Если вы не можете защитить от ложных обвинение своего благодетеля, человека, взрастившего тебя самого, то это прискорбно». Услышав эту фразу, я бы хотел что-нибудь добавить, но мне нечего сказать. Потому, что это правда. 

Пока мы растем, чаще всего нам приходится постоянно учиться приходить к компромиссам, и в итоге мы теряем возможность не только говорить правду, но и мужество, чтобы отстаивать ее… 

Я верю Фэн Цзину, поскольку я верю в Юньци. Ты заслуживаешь доверия от каждого из своих фанатов, Юньци!» 

…… 


Сразу после случившегося, Аманда ограничила Ду Юньсю в посещении мероприятий, а в СМИ запретили упоминание о его высказывании, постепенно сводя на нет всю поднятую шумиху. 
Одним из плодов стало совместное заявление актеров, опубликованное в газете. 

«Все мы, когда-то, находились под опекой Фэн Цзина, кроме того, постоянно с ним сотрудничаем до сих пор. В прошлом, мы довольно много общались, некоторые с ним дружат до сих пор. Мы знаем Фэн Цзина, как одаренного писателя, талантливого актера и блестящего агента. Он поддерживал младшее поколение, всегда интересуясь их мнением, умел найти общий язык с состоявшимися звездами. Он отличный приятель и замечательный партнер. Будь то за кулисами или на сцене, Фэн Цзин горячо любим в шоу-бизнесе за свое рвение к работе! 

Недавно некоторые СМИ выпустили клеветнические статьи, полностью извратив факты. Поскольку мы знаем, на что способен Фэн Цзин, дружим с ним, работали вместе, поэтому мы и решили выпустить это заявление, чтобы донести правду до всех!». 

На оборотной стороне было множество подписей, среди которых были не только актеры, но и те, с кем он когда-то сотрудничал: режиссеры, актеры, продюсеры… Все это занимало почти половину газетной полосы. 

Аманда ожидала этот выпуск и как только получила, то сразу же смяла газету. Она применила все могущество ESE, чтобы даже в Интернете не публиковались положительные отзывы о Фэн Цзине, и подначивала фанатов Ду Юньсю, чтобы они писали мерзкие комментарии! 

Неожиданно, волна, призванная покончить со слухами, вызвала новую волну опровержений! 
Те актеры, что боялись сказать даже пару слов несколько дней назад, сейчас выпускали целое заявление! А эти люди отличаются от Ду Юньсю. Они в шоу-бизнесе уже несколько лет, имеют хорошую репутацию, занимают почетные места, кроме того, некоторые знали Фэн Цзина на протяжении 10 лет, и имели довольно тесные дружеские отношения. Плохо было и то, что они не работали в ESE, а значит, их нельзя было запугать или же «заморозить» их деятельность. И если бы это подписал только один актер, тогда бы можно было отправить журналистам составленную ESE статью о личной жизни Фэн Цзина, в очередной раз, поливая его грязью. 

Но сейчас подписи занимали половину газетной полосы! Только увидев масштаб статьи, Аманда ощутила полное бессилие, ведь можно было использовать влияние ESE и очернить одного, двух, ну пять актеров, но никак не всех, чьи имена сейчас занимали половину страницы… 

 

Однако это было только начало. То, что было сказано одним Ду Юньсю, стало передаваться, вызывая все новые и большие волны комментариев! 

В один прекрасный день, Чу Фэн исправил высказывание о деле с Фэн Цзином с официальной точки зрения ESE, но репутацию уже было не восстановить. 

Один из немногих в компании, посвятивший работе директора более 10 лет, заслужил подобный конец, так же, как и вставший на его защиту Ду Юньсю. А теперь и Чу Фэн, тоже оказался в «Черном списке»! 

«Наследие» уже не будет прежним «Наследием»… Чу Фэн также абсолютно разочаровался в этом, поэтому ушел из ESE. Услышав эту новость от помощника, Аманда сначала не поверила своим ушам. 

Как Чу Фэн осмелился на это? Неужели не нашел времени и места, чтобы поговорить с ней! Он ведь не Ду Юньсю, раньше он постоянно приходил и жаловался! 

Неужели он не понимал, сколько пользы мог бы извлечь, после назначения ее Ли Жуем на должность директора! Если бы она стала директором ESE, она смогла бы дать ему еще больше ролей, и главных персонажей! 

- Чу Фэн решил уйти, – доложил помощник с особой осторожностью. 

- Уйти?! – лицо Аманды оставалось невозмутимым, но кончики пальцев заметно подрагивали. - Ах, в добрый путь. Пусть только выплатит десять миллионов компенсации, а если откажется, то пусть придет и лично мне об этом скажет! – процедила она сквозь сжатые зубы. 

Помощник, страшно заикаясь, произнес: 

- Кажется… Кажется новая фирма, куда он уходит, захотела заплатить за него… 

«Чу Фэн!» Аманда поднялась на ноги, ее злые глаза горели огнем ненависти. Вопреки всем ее ожиданиям, он все-таки ушел. Похоже, что куда бы она ни ступила, везде ее поджидали мины. Аманде казалось, что любой ее шаг мог привести к взрыву. 

Чу Фэн только успел высказаться, как тут же его слова напечатали во многих газетах, в том числе и «Таймс». Фэн Цзина месяц поддерживали актеры. 

«Имевшиеся у Фэн Цзина связи с актерами, сделали свое дело…» 

 

История с сообщением стала постепенно забываться. Любой, кто умел читать понял, что, несмотря на то, что сейчас Фэн Цзин утратил свое положение, все равно, когда-то он был очень популярен и влиятелен. И эта история подтвердила это. Это показывало, что все сказанное о Фэн Цзине раньше, переврали. 

Не только ESE могло клеветать на человека, манипулируя мнением общества. И из отчетов этих информаторов можно было получить еще более масштабную новость:   
«Пиньйоу Юлэ» действительно умеет отыскивать себе работников - сначала популярный айдол, теперь же талантливый директор!»

«Хуангуань жунъяо» решила не нанимать Фэн Цзина из-за слишком высоких расценок последнего!». 
«Вся негативная информация была только ради пиара!»

Это была действительно поддельная дымовая граната. Репортеры газет обрывали телефон конкурентов ESE «Пиньйоу Юлэ» с вопросами о том, правда ли, что они раскопали множество грязных секретов о своих конкурентах, а уволенный директор Фэн Цзин сейчас нарасхват?! 
Пресс-секретарь «Пиньйоу Юлэ» сразу же опроверг эти слухи. Но, в то же время, воспользовался этой возможностью и яростно обрушился с критикой на конкурентов, говоря о том, что они безжалостные кровососущие твари, не оставляющие от человека даже волоска, и совершили действительно огромную ошибку! Даже намекнул на то, что ESE поступило крайне омерзительно, заморозив деятельность Ду Юньсю! 

Отношение к происходящему у «Хуангуань жунъяо» до сих пор было неясным. Каждый раз, когда журналисты задавали их представителям вопросы о Фэн Цзине, они сразу же его хвалили и сетовали на то, как бы пригодился их компании такой талант. Когда зашла речь о вознаграждении, то «Хуангуань жунъяо» ответила, что, конечно же, подобный талант и умения должны высоко цениться и хорошо оплачиваться. 

Хотя все эти ответы и ставились под большое сомнение. 

ESE начало съемки фильма, а Фэн Цзин увел всех актеров. Также, некоторые актеры и певцы из «Хуангуань жунъяо» тоже сменили место работы… 

Неужели он выступал как агент и у певцов-исполнителей? Как агенты «Хуангуань жунъяо» могли противостоять этому агенту? Какие у него были тузы в рукаве, что он ко всем находил подход? 

Таким образом, они оказались пред лицом всех этих проблем. «Хуангуань жунъяо» оставалось либо отмалчиваться с улыбкой, либо признать, что «в нынешнее время, система управления кадрами существенно изменилась. Мы ценим талантливых людей, независимо от того, играют ли они на сцене, или же поют. Фэн Цзин может достичь определенных высот в будущем, так что он заслуживает сейчас занимать подобную должность…». 
Вместе с тем, в переделку попала и Аманда. С Ли Жуем по телефону связались из совета директоров и осудили за необдуманное решение, вызвавшее большой резонанс в обществе, которое привело к тому, что их конкуренты оказались в более выгодном положении. Особенно рьяно против увольнения Фэн Цзина протестовал акционер Синь Чжоу, предложивший уволить и Ли Жуя. Он строго отчитал его за то, что такая неразбериха случилась, когда ESE находится в его руках. 

Услышав подобное, Ли Жуй холодно усмехнулся. Этот акционер Синь Чжоу только недавно вернулся на восток, и еще смеет что-то говорить ему об управлении, да он Синь-садист. Он относился к нему, словно к молодому мальчику, отчитывая сейчас. Если бы его собеседник не держал 10% акций ESE, Ли Жуй бы просто пренебрег общением с этим человеком, только недавно вернувшимся на свою этническую родину. 

 

Глава 39. Ответ Фэн Цзина

 

- Ты действительно намерен уйти из ESE? – высокий голос Аманды разносился по квартире Чу Фэна. По сравнению с сердитыми фразами Аманды, Чу Фэн, напротив, сохранял спокойствие, едва качая головой в знак согласия. 

- Почему? ESE не то место, где тебе будет плохо! Ты же был лицом «Наследия». Компания подарила тебе путевку в жизнь, помогла выпустить альбом, а в итоге ты решил так дурно поступить с ней. 

- Ну что ты, конечно же, я не стремлюсь поступить нечестно… – Чу Фэн поднялся с дивана на ноги. Он был выше Аманды почти на две головы, так что, когда встал на ноги, их роли поменялись. 

- Однако дело с Фэн Цзином довольно-таки сильно задело всех актеров в ESE, публика к нам охладела. Конечно же, глубоко в душе, мы все понимаем, кто виноват в этой истории, но боимся сказать об этом, переживая, что компания может навредить нам. 

- Фэн Цзин?! – услышав эту фразу, Аманда разразилась ехидным смехом, словно от забавной шутки. – Не используй этот случай, как предлог для своих дел! В «Пиньйоу Юлэ» еще ничего не знали о произошедшем, но, еще до выхода новостей, они были готовы выплатить за тебя неустойку! Ясно же, как Божий день, что они уже давно предложили тебе лучшую цену, посоветовав уйти из своей компании.  Ты по-настоящему не выступаешь за справедливость, как Ду Юньсю?! Ты настолько совестливый или же действительно мужественный?! Дело Фэн Цзина для тебя не более чем предлог, чтобы поменять кормушку. 

Невероятно, теперь он решил использовать Фэн Цзина как свой щит! После того, как Чу Фэн выложил все начистоту, то, что он тайком подписал контракт с «Пиньйоу Юлэ», еще больше заставляло негодовать Аманду. И если бы она заняла должность директора, то еще больше бы этому поспособствовала! Вернуть Чу Фэна! Но ее собеседник оказался быстрее… 

Чу Фэн хранил молчание.

Аманда взглянула на Чу Фэна и неожиданно поняла, что за эти четверть часа она совершенно утратила все чувства к нему, он не будет больше прежним Чу Фэном. 

С самого начала она мечтала о том, что вырастит из него второго Се И, сможет сделать так, чтобы он повторил его блистательную карьеру. Как же много может добиться популярный айдол, если он будет безоговорочно доверять своему агенту… Ей казалось, что по сравнению с Се И, Чу Фэн моложе и у него меньше жизненного опыта, а значит и контролировать его будет легче. Особенно, если наблюдать за ним и в ESE, и даже ночью. Если он хотел добиться коммерческого успеха, приобрести славу и популярность, то должен был полностью положиться на нее. Но, похоже, она слишком плохо его тогда узнала. Вопреки всем ожиданиям, молодой Чу Фэн самостоятельно продумал все ходы, как в «мохэ» (карточная игра в одну – 60 листов – или две колоды), сохраняя при этом молчание. 
- И, правда, я не обладаю мужеством Юньсю. Я всего-навсего лишь присоединюсь к коллективному письму от других актеров, сохраню свое «я», а «Пиньйоу Юлэ» выплатит за меня неустойку, когда мне придется сообщить обо всем журналистам.  Вот только, сказанные мною слова, будут действительно моей точкой зрения. 

Между Ли Жуем и Фэн Цзином есть какие-то собственные дела, покрытые мраком, но для знающих людей все это понятно. Ли Жуй решил жениться и бросил Фэн Цзина, нанеся тому сокрушительный удар своим поступком. После чего решил воспользоваться властью ESE, чтобы контролировать дела Фэн Цзина, и полностью разрушил его репутацию... 
Какую ошибку, в конце концов, совершил Фэн Цзин? От него отвернулись люди, своей клеветой они нанесли ему смертельные раны! Дело всей его жизни, любовь, репутация – он утратил все это! 

Как человек, имевший когда-то в сердце нежные чувства, может применять к своему любовнику такие ужасные методы?! 

Губы Аманды приоткрылись, но она не стала опровергать слова о деле Фэн Цзина. 
- Я раздумывал перейти в «Пиньйоу Юлэ». Это не потому, что мне в ESE было слишком плохо, или ко мне относились слишком предвзято, просто я все тщательно обдумал, и пришел к выводу, что так я добьюсь желаемых результатов. 

Подражая актерской игре Се И, его чувству стиля, я словно играл роль главного героя в фильме про жизнь Се И. Может быть он и айдол, но нельзя же подражать ему вечно! 

Пусть даже он нравится мне, я подражаю ему и, благодаря его популярности, тоже заслужил хорошее положение, но, Чу Фэн – это Чу Фэн! Я являюсь Чу Фэном, а не Се И. 
Если я останусь в ESE, то я постоянно буду переходить ему дорогу. Да, я сейчас довольно популярен, но все же не самостоятелен, так что, даже если пройдет десять лет, я все равно не достигну уровня Се И. 

Да и, кроме того, как может в будущем понравиться человек, который начинал с подражательства?! Такой человек не сможет превзойти своего наставника и, оставшись в ESE, я буду вечно подражать ему, копировать… Одни только мысли об этом нагоняют на меня страх. Ты в состоянии понять подобные мои чувства и страхи? 

Сказав последнюю фразу, Чу Фэн посмотрел на Аманду. Обсидиановые глаза уже не выражали стойкости духа и мужества, как в самом начале его карьеры, сейчас в них проглядывала безмерная усталость. Вот так все и происходит в шоу-бизнесе. По сравнению с обычной жизнью, приходится многое преодолевать, постоянно окружает мрачная атмосфера. Однажды, спустя три года, актер внезапно обнаруживает, что набрал жизненного опыта, словно за пять лет. Это заставляет людей взрослеть еще быстрее, еще стремительнее… Таковы превратности судьбы. 

- Я не сказал тебе, поскольку ты бы в любом случае не согласилась с моим решением. У тебя есть работа, свои цели… Я могу продолжать быть твоим возлюбленным, но также хочу быть самостоятельным актером. 

- Что означают твои слова? – Аманда хотела сделать шаг вперед, но внезапно споткнулась. Чу Фэн подхватили её, она же, намертво вцепившись в одежду Чу Фэна, переспросила. – Что это значит? 

Выражение лица Аманды было по-прежнему надменным, с тщательно наложенным макияжем, но в глазах потихоньку что-то ломалось. 

Как она могла не знать! 

Как она могла не знать того, что Чу Фэн мечтает работать в «Пиньйоу Юлэ»? Как они сохранят свои отношения, если она агент ESE, а он перейдет на работу в «Пиньйоу Юлэ»… Насколько долго это вообще сможет продлиться… 

Говоря откровенно, она думала, что сможет удержать Чу Фэна от ухода в «Пиньйоу Юлэ» благодаря денежной неустойке, но он не только стал примером для артистов ESE, когда подписывал петицию, но и решил вовсе уйти из компании. «Наследие» теперь будет распущено, высокая популярность, которой они достигли, пойдет прахом, многие самостоятельные актеры переметнутся на другую сторону, а Ли Жуй отыграется за это на ней… 
Гораздо важнее то, что она со своим возлюбленным Чу Фэном, в итоге потерпела поражение. Она гналась за должностью директора наполовину из личных амбиций, наполовину ради того, чтобы помочь своему возлюбленному. Пока она собственными руками уничтожала репутацию своего босса, надавливая на журналистов, чтобы они писали о нем порочащие статьи о его связях с актерами-новичками, ее собственный парень решил с ней расстаться. 

Аманда на мгновение поняла, какие чувства испытывал в тот момент Фэн Цзин. Выброшенный из общественной жизни, находящийся в изоляции Фэн Цзин, сейчас они находились примерно в одинаковой ситуации с Амандой, которая многого добилась… Но, на защиту Фэн Цзина встал Ду Юньсю, осмелившийся ради него говорить. А у нее же… никого нет. 

- Ты хочешь бросить меня? – хриплым голосом спросила Аманда, крепко цепляясь за рукав пальто Чу Фэна, оставляя на нем затяжки. 

Ее голос больше не был резким, он напоминал скрип двери, напополам с плачем, наполовину с затаенным желанием провалиться сквозь землю. 

- Аманда, – голос Чу Фэна также звучал печально. – Я не хочу, чтобы ты сильно доверяла Ли Жую, он может поступить с тобой также как с Фэн Цзином или многими другими людьми. В будущем, ты должна сама позаботиться о себе. 

Ответом Чу Фэну послужила звонкая пощечина. 

 

 
Спустя длительное время. 

Аманда уже давно ушла, но ее пощечина колола щеку Чу Фэна, обжигала, словно красная отметина. Чу Фэн потер пальцами место удара на щеке, и взял телефон, отыскивая нужный номер. 

- Приходила Аманда… Мы с ней раскрыли карты. 

- В таком случае у охотников за сенсациями не будет никаких поводов разнюхивать. 

- Ты говорил раньше, что есть способ свести неустойку к минимальной сумме? 

Разве вы не обещали все оплатить, если я поддержу ваши слова и уйду из ESE? 

На том конце его собеседник потягивал портвейн, с натянутой улыбкой. 

- Что это за метод? – Чу Фэн не хотел ходить вокруг да около, его настроение по-прежнему было мрачным. 

Собеседник улыбнулся. 

- Контракт с «Пиньйоу Юлэ» я уже просмотрел, можешь подписывать его. Однако, есть вероятность, что другая сторона затребует слишком высокую неустойку, или же затянет процесс, как можно дольше сопротивляясь соглашению.  К тому же агенты, тебя переманивающие, возможно не захотят превышать сумму неустойки, и потребуют ее с тебя, ведь ты же сам к ним пришел. 

- Но неустойка 100 тысяч юаней, как мне расплатиться?! 

- Это всего лишь 100 тысяч юаней, когда адвокаты принимаются за такие дела, то сумма достигает примерно 800 тысяч. Но не ты один нарушил условия договора, ESE тоже. 

- ESE также нарушило договор? – Чу Фэн был крайне изумлен. 

- Я помню, что в сентябре ты собирался выпустить третий альбом. Уже ноябрь, но где же он? 

- Это обоснование является решающим? – Чу Фэн до сих пор находился в нерешительности. 

- Фактически, это не входило в общий договор, но было выделено красным пунктом в качестве субдоговора. Тем более, что откладывается он уже не на малое время, а обманут не только ты один, вас же четверо в коллективе «Наследия». Так что, если вы подадите коллективную жалобу, то добьетесь выплаты денежного возмещения, и, вполне вероятно, это составить 400-500 тысяч. 

Тем более, учитывая высказывания Ду Юньсю в то время… – здесь голос Фэн Цзина прервался, очевидно, он погрузился в приятные воспоминания, но затем внезапно отвлекся и продолжил. – Сейчас наступили другие времена. 

- Если ты хочешь, я могу помочь тебе и позвонить Ли Жую… Вероятно, четыреста тысяч неустойки быстро найдутся. 

- Четыреста тысяч – это невероятная сумма. Похоже, это половина того, что я сумел скопить за два года, – Чу Фэн взвешивая все, решительно произнес. – Но если захочешь начать все сначала, то это поможет взять хороший старт. 

- Ты думаешь, что большой капитал – это великая ценность, – собеседник мягко улыбнулся. 
- Ты помогал мне в прошлом, и снова делаешь это сейчас, – заговорив об этом, Чу Фэн уже не мог остановиться, поэтому продолжил. – Кроме того, я не думал, что ты будешь помогать мне, особенно после того, как Ду Юньсю так погряз в этом. 

- Ты не имеешь собственных амбиций? Так воспользуйся моментом, чтобы дезертировать с корабля и поменять место работы. 

Чу Фэн понял, что его собеседник не хочет отвечать прямо на этот вопрос. Он понимал, что в его сердце сейчас борются сразу несколько чувств: с одной стороны – жалость по отношению к Ду Юньсю, за то, что он потерял столько возможностей, а с другой стороны, он восхищался мужеством этого парня. Одновременно с этим, он наблюдал, как обычно холодный и жестокий Фэн Цзин сейчас представляет собой жалкое зрелище. 

Однако его мнение кардинально изменилось, когда чуть позже он нашел Фэн Цзина. Оказалось, что в этом человеке сил гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. 
Получается, что это полное нарушение договора. 

Имеющееся в руках Фэн Цзина оружие больно ударит по ESE, за время десятилетней работы он не раз был свидетелем множества интриг, козней, так что сложно было поверить в то, что он не знал о нарушении договоров… Просто, обычно не вмешивался в это. 
Возможно, он еще верил в проблески надежды в их отношениях с Ли Жуем. Или же он просто хотел увидеть, в каком месте, его некогда любовник, сможет, наконец, остановиться… 
А затем… Затем Фэн Цзин стал свидетелем того, что подорвало его жизненные силы. Больно было и от того, что после полученного удара в спину, на него посыпались удары от других людей, а от скрытых, возможно, заранее подготовленных действий Ли Жуя, пострадали два человека. 

Среди прочих, неожиданно выделился Ду Юньсю. Он не только выступил против общественного мнения в защиту Фэн Цзина, но и не дал ESE нанести ему еще множество ударов, так что в погоне за местью Ли Жую, Фэн Цзин ощутил важность поддержки Ду Юньсю. 
Поскольку Ду Юньсю выступил с поддержкой Фэн Цзина, последний решил в будущем его активно защищать. Поэтому, он никогда не позволит парню остаться без поддержки, быть забытым, оставаться в тени чужой славы, а приложит все усилия, чтобы передвинуть его в выгодную позицию на шахматной доске. 

Нет доверия, нет друзей. 

Если сам Фэн Цзин попал в шоу-бизнес никого не зная, то в случае с Ду Юньсю он сам выступит в его поддержку…

- Я говорю тебе об этом, не только ради взаимного интереса. – даже понимая, что Фэн Цзин доверяет Ду Юньсю, но настороженно относится к самому Чу Фэну, актер не смог удержаться. – В ESE есть два человека, которым я благодарен. Это Ду Юньсю, который прекрасно справляется с актерской игрой и ты. Хотя мы и были в разладе два года, с момента той церемонии «Золотого Кипариса», когда ты признал расхождение в ваших талантах! Вот только, к сожалению, – проговорил, Чу Фэн с горькой усмешкой, – я не стал вместе с Ду Юньсю поддерживать тебя, не выступил самым первым в твою защиту… 

Пока, спустя длительное время, Ду Юньсю не стал «королем экрана», Чу Фэн не понимал своего горячего желания уйти из ESE. Дело было не только в давлении ауры Се И. По большому счету, это было из-за Ду Юньсю, которого он не смог бы никогда обойти, и, если бы не ушел, не смог бы добиться успехов как Ду Юньсю. 

 

Фэн Цзин завершил телефонный разговор. 

Юньсю. 
После того инцидента, Ду Юньсю вернулся как ни в чем не бывало, и постоянно уговаривал его хоть что-то поесть и подсовывал аппетитно пахнущие блюда, советовал поменьше пить алкоголя, но тот постоянно холодно отшучивался, гнал парня заниматься своими делами и потягивал вино. 

Когда Ду Юньсю не пошел на работу на второй день, он почувствовал себя странно.

Наконец, когда он остался дома и на третий, а затем на четвертый день, Фэн Цзин подумал, что Ду Юньсю взял передышку, но полазив по Интернету, он нашел новости о том, что Ду Юньсю открыто выступил со словами поддержки в его адрес! 

Теперь он тоже мишень! Однако Юньсю спокойно игнорировал эти нападки, даже после того, как стал основной целью для критики! 

Фэн Цзин внезапно все понял. Почему Юньсю не ходил в компанию, и почему он не должен туда больше возвращаться. 

Он придумал более изощренный способ отомстить Ли Жую.  

Спустя четверть часа его мягкие весенние чувства покрылись толстым слоем льда, как на поверхности озера… Когда весь мир смотрит на тебя с презрением, волей неволей просыпается желание залиться слезами отчаяния. 

Он одного за другим обзванивал дюжину своих знакомых и друзей, с тем, чтобы они оказали ему помощь. Сначала все было очень глухо, никто не отзывался, пока один из них не произнес следующее: 

- Ты можешь себе представить, что произойдет, если кто-то один выскажется в твою защиту. Ведь это потопит не только тебя, за собой на дно ты утянешь еще несколько людей из шоу-бизнеса, потому что неизвестно, как отреагируют на их слова. Но совсем иначе будет, если мы все объединимся! Кто сможет остановить, объединившихся для защиты друга, актеров?! Поэтому мы создадим коллективную петицию. 

Ни к чему так благодарить меня. Я также подпишу эту петицию, постараюсь разослать в другие агентства, потом отправим журналистам, которые только рады будут ухватиться за такой повод! 

К словам этого человека можно было прислушаться, он был словно старый лис, ни один десяток лет находящийся в мире шоу-бизнеса. 

- Но я бы особо хотел поблагодарить того первого, рискнувшего выступить в поддержку своего наставника. Он был очень храбр тогда, – сказал с тяжелым вздохом старый лис. 

 

Глава 40

 

Можно сказать, что во всей этой ситуации с самого начала Ли Жуй находился в чрезвычайно выгодном положении. 

Итак, та речь Юньсю стала его первым обратным выстрелом, и последующие совместные заявления непрерывно поддерживались другими актёрами, кроме того «Хуангуань жунъяо» и «Пиньйоу Юлэ», взбудоражив всю эту мутную воду, полностью поменялись местами. 
И даже этого было недостаточно. 

Допустим, ставки равны по силам, и атмосфера только накаляется, но существенный вопрос так и не был решён! 

Неустойка Чу Фэна, застой в карьере Юньсю, его увольнение... 

 

Фэн Цзин лежал на диване из белой натуральной кожи, максимально прищурив свои длинные и узкие глаза, водя по кругу рукой с бокалом. 

Вино в бокале обладало ярким, сочным цветом и распространяло приятный аромат. 

Эта злость за то, что был предан и был брошен. Хотя и сейчас при одном воспоминании он по-прежнему ощущал тягостное чувство унижения и позора, однако Фэн Цзин заметил, что его мысли уже ни на йоту не заняты той прежней навязчивой мыслью о смерти Ли Жуя. 

Тысячу раз ударишь врага – 700 раз поранишься сам... 

Это уже не лучший выход. 

У Юньсю ещё много всего впереди, он сможет позже ещё лучше проявить себя, вплоть до прославления за рубежом. 

Но ему под тридцать. Стоит услышать два слова «Ли Жуй» и сердце начинает кровоточить... Но зачем же жертвовать второй половиной жизни – когда уже полностью испорчена Ли Жуём первая половина, позволить ему считать столько лет чувств попросту шуткой, достойной высмеивания?! 

Фэн Цзин до сих пор является известным красавчиком. 

Эти длинные и узкие глаза, высокие надбровные дуги, соблазнительная каплевидная родинка, похожая на слезу, всегда подчёркивали его невыразимое чарующее обаяние. 

Но в эту минуту… 

Сейчас на его лице показались те, долгое время скрываемые, уединение и спокойствие...

Подобные всякому одиночеству, почти полностью исчезающему в затаённых уголках сознания великолепного публичного красавца. 

Он полдня вертел в руках мобильный телефон. 

Поднимал и опускал, и снова поднимал... 

На кухне Юньсю готовил ему ужин. 

Только узнав, что ESE отложили Юньсю до лучших времён, Фэн Цзин взял себя в руки, стал меньше пить, начал регулярно питаться. Раньше он и Ли Жуй пропадали на работе, каждый на своих банкетах, а если и были вместе, то или готовила прислуга, или решением становился шикарный ресторан. Дошло до того, что, только попробовав еду, приготовленную Юньсю, Фэн Цзин внезапно осознал, что домашняя еда тоже может быть неплохой, долгое-долгое время он не пробовал такого вкуса... 

Очертания спины копошащегося Юньсю наконец позволили Фэн Цзину принять решение. 

Он с усилием набрал номер и стал ждать ответа... 

В настройках у Ли Жуя на входящий звонок вместо гудков была установлена песня из недавно выпущенного альбома Ли Сяо. 

Фэн Цзин с некоторой иронией слушал её в трубке. 

Раньше он полагал, что всё уменьшающаяся забота со стороны Ли Жуя связана с расширением масштабов компании, причиной увеличения нагрузки в несколько раз.

Однако если говорить о младшем брате, даже являясь занятым председателем правления ESE, Ли Жуй по-прежнему находил время, чтобы послушать его новый альбом, скачать его последнюю песню. 

Вроде бы мелочь, но и она даёт понять, что именно он всегда был обделён заботой. 

Это очевидно, он ничего не смог добиться. 

В сердце Ли Жуя невозможно встать на один уровень с неприкасаемым положением Ли Сяо... 
Несмотря ни на что, когда подняли трубку, первая фраза Фэн Цзина была, тем не менее, вопреки всем ожиданиям спокойной и невозмутимой. 

Это обстоятельство даже заставило его испугаться. 

- Ли Жуй? 

- ...Фэн Цзин. 

- Хе-хе, да, я. 

Ответ Фэн Цзина был вполне естественным, но собеседник не сразу поверил, что он может просто так говорить, некоторое время не было никакой реакции. 

- Ты решил? Увольняешься? – всё-таки Ли Жуй – это Ли Жуй. Ему нравилось перехватывать инициативу. 

- Увольняться... – повторил Фэн Цзин, закинув затылок на диван и приняв задумчивый вид. – Ну да, до этого ты говорил, что если я подам заявление по собственному, то получу 5% акций ESE в качестве... Платы за расставание? (Здесь игра слов: также фраза означает вполне официальное выражение «комиссия за расторжение контракта»). Расставание...

Однако твоей невесте не должна понравиться такая формулировка. Дай-ка подумаю, назовём платой за утрату молодости или платой за моральный ущерб, сузим тематику, денежной компенсацией длительных отношений... Получше ведь звучит? – Фэн Цзин тихо говорил, посмеиваясь и меняя позы на диване на всё более и более расслабленные. 

- Как тебе угодно. Нужно только, чтобы ты уволился. 

- Если Ли и в самом деле так свиреп, ведь все высказывание так лаконичны и решительны; одинаково распоряжается чувствами близких и делами бизнеса, рубит с плеча и не разбирает родства... Но неужели тебе не любопытно, как бы я распорядился пятью процентами акций ESE, если бы они у меня вообще были? – было похоже, что этот риторический вопрос для Фэн Цзина был весьма мучителен. 

- ... Подарил бы Ли Чэню? – Фэн Цзин проговорил практически про себя. – Вначале он испытывал большие затруднения, я не исключаю, что он и сейчас сильно заинтересован в ESE. Наконец, у него на руках тоже есть наши акции... Конечно, это всё для тебя не имеет никакого значения, допустим, мы даже соединим мои и его акции, ещё и воспользуемся долями других акционеров... Ты вообще в курсе, что сейчас идёт кровавая битва и курс акций ESE сильно снизился? Как думаешь, акционерам есть дело до моих отношений с Ли Чэнем?  Но ведь ещё есть горячо любимые медиа службами сплетни и закулисье. За эти дни они окунули меня в грязь и сфабриковали тонну историй, используя всю свою фантазию... Если я отправлю им ещё эротические фотографии и видео, как думаешь, они заинтересуются ещё больше? – Фэн Цзин говорил в странной, только что возникшей манере. 
- Чего ты, в конце концов, хочешь? – Ли Жуй не мог разобраться в ситуации, но сейчас полностью осознал, что у Фэн Цзина решительные намерения, и совершенно не хорошие. 
- Ничего такого. Просто выложить в сеть видео с тобой и со мной, понимаешь ведь, по тегу «обнажённое фото» захочет кликнуть достаточно большое количество народа. В особенности, если на фото печально известный Фэн Цзин, переживающий не лучшие времена, да ещё и бывший председатель правления ESE. Ах да, точно, ещё и перешлю твоей дорогой невестушке. У вас такая взаимная любовь, обязательно нужно позволить партнёру познакомиться со всеми твоими сторонами. 

- Фэн Цзин! – Эти два слова были сказаны быстро и с устрашающей силой, всегдашний признак ярости Ли Жуя. – Чего ты, в конце концов, добиваешься?! 

- Чего добиваюсь... Хе-хе, ну, у тебя же всё в порядке со слухом, я же только что всё ясно объяснил, разве не так? – Фэн Цзин тихонько засмеялся. Этот звук посвящался первому разу, когда он услышал Ли Жуя без его былой невозмутимости. 

Ли Жуй никак не мог вспомнить, когда они могли бы вместе снимать что-то подобное. 

Но ведь они с Фэн Цзином действительно долгое время провели вместе... Такое долгое, что даже хладнокровный по природе Ли Жуй не мог бы его контролировать. Когда из-за влюблённости начиналась путаница в мыслях, мог в конце концов он ухитриться что-то снять?.. 

А если и правда? 

Если и правда Фэн Цзин предаст это общественной огласке, это будет абсолютным крахом, в этом скандале увязнут достижения всей его жизни! 

- Твоя цель? – твёрдым и сильным голосом спросил Ли Жуй. 

Если бы действительно существовала возможность такого шантажа, Фэн Цзин не стал бы ему вот так звонить. Угрозы сейчас звучали из-за какой-то другой цели. 

С этой точки зрения, он таки неплохо знал Фэн Цзина. 

- Первое: оставь Чу Фэна, не надо взыскивать неустойку через суд и требовать компенсации. – Фэн Цзин больше не ходил вокруг да около, устанавливая свою цену. 

- Согласен. 

- Второе: отмени заморозку контракта Юньсю! И не создавай ему больше препятствий. 

- Не вопрос. 

- ... Третье: я не буду увольняться. 

- Ни за что!! – хотя на предыдущие два условия Ли Жуй стремительным образом давал своё согласие, здесь он вновь обрёл радикальную позицию. 

- Принимаешь ты или нет, абсолютно безразлично. Я просто перечисляю свои условия. 
Хотя Фэн Цзин и улыбался теперь совсем слабо, но тон Ли Жуя его ни на йоту не испугал. 
Наряду с тем, что Ли Жуй был осведомлён о методе переговоров Фэн Цзина, тот в свою очередь хорошо знал способ анализа поступающей информации противной стороны. 

- В конце концов, тебе нужно просто дать мне акции, есть ведь и другие коммерческие тайны... Под вопросом видео. Я могу пойти в компанию, которая является самым сильным конкурентом ESE... Или просто позволишь мне остаться в ESE? Конечно, есть ведь много способов остаться в ESE. Я убеждён, что ты сможешь подыскать для своей невестушки отличный довод, это не будет для тебя проблемой. Даю тебе на размышления один день, но моё терпение не вечно! 

Фэн Цзин утверждал вполне понятные вещи. 

Единственное требование – остаться в компании, он не говорил о своих правах или о своём статусе, и это естественно обозначало невозможность прежних частых случайных встреч с Ли Жуем... 

Ли Жуй возле телефона, он явно хотел ещё что-то сказать. 

Но вдобавок ко всему Фэн Цзин со своей стороны первым бросил трубку. 

Ли Жуй был потрясён. 

Столько лет прошло, никогда и никто не решался положить трубку посреди разговора... А Фэн Цзин положил. 

 

С каменным лицом положив трубку, Фэн Цзин только в этот момент обнаружил, что Юньсю уже накрыл на стол. 

Этот разговор, он ведь мог его весь услышать. 

- Это... Вовсе не обязательно оставаться в ESE, – задумчиво постояв с минуту сбоку, Юньсю всё-таки тихонько высказался. Он чувствовал, что будто вмешивается в личные дела, и поэтому старательно пытался выглядеть как можно более тактичным. 

- Я не могу терпеть оскорблений, только и всего. Целыми днями пребывать в компании; все эти сокровища, допустим, не единолично заработанные; услышать такие вести для них точно уж будет той ещё костью в горле, – длинные глаза Фэн Цзина изогнулись и он выпил ещё глоток вина. 

- Но это всё тебя обижает и ранит, – голос собеседника всё ещё выдавал его боль в сердце. 

- ... Ничего, ничего. Ещё раз говорю, я столько вложил в ESE, с чего бы это вдруг мне им подчиняться? Они говорят, что я должен уйти, и я покорненько уволюсь?! 

Фэн Цзин кинул на Юньсю быстрый взгляд. 

Конечно, он не мог сообщить Юньсю, из-за чего заставил Ли Жуя оставить его в компании. Одной из важнейших причин было желание обеспечить Юньсю продвижение в работе, вместо теперешнего застоя, чтобы он больше не подвергался такому несправедливому обхождению. 

Юньсю был не похож на Чу Фэна, он уже заработал себе не последнее место в актёрских кругах. 
Кроме этих обстоятельств, существовали и другие причины. Даже если предположить, что Ли Жуй прикажет отменить заморозку проектов Юньсю, трудно предположить, что это не обернётся какими-нибудь гадостями в сроках заключения контракта или тайными кознями в отношении Юньсю. Это и был повод снова попытаться работать с Ли Жуём в одной компании. 
Фэн Цзин потянулся, немного размялся и пошёл на кухню. 

Сидя с одной стороны мраморного стола и подхватив палочки, он сказал: 

- Еда, еда, остальное потом, с другими проблемами я расквитаюсь позже, – на лице его снова появилось выражение самоуверенности и флирта известности. 

Юньсю посмеялся, и ему в голову неожиданно пришёл один вопрос. 

Он серьёзно обратился к собеседнику: 

- Это... Те видео, которые ещё не опубликованы, хотя могли бы отразиться на Ли Жуе, они ведь и тебе совсем не выгодны. 

Фэн Цзин приподнял бровь, из-за чего его глаза стали разными, а выражение чувств смешанным. 
Он, не ответив, опустил палочки и попробовал кусочек рыбного филе. Оно было очень тонко порезано, и во рту было одновременно гладким и нежным; несравненно свежее, оно само таяло во рту. 

- Я дурачил его. 

- А? 

- Это эротическое видео, чтобы подурачить Ли Жуя. Его не существует. 

- Ты? Дурачишь Ли Жуя? – Юньсю не знал, плакать ему или смеяться. Все эти слова и этот странный тон Фэн Цзина, которые были им услышаны буквально пару мгновений назад, повергли его в совершенно разбитое состояние, он не соображал, что ему-то делать... 

- Ну да, чтобы его подурачить. Это я нарочно. Давай, просто поедим уже, – Фэн Цзин задрал подбородок и прищурил свои красивые и узкие глаза, оставив для обзора только малый угол. 

Ду Юньсю всё ещё не мог поверить в происходящее, посмеявшись, он замахал головой и, отодвинув стул, уселся напротив Фэн Цзина. 

Как раз не в его зоне видимости. 

Наполовину закрытые глаза Фэн Цзина светились густым и вязким мраком... 

Быстро как морской вал, и настолько же высоко поднимаясь над маленьким человеком, жизнь Фэн Цзина бурно кипела. Ещё ничто не кончилось. Была опубликована новость-бомба – «Поцелуй Ли Сяо и Пай Цина! Популярный айдол и суперзвезда геи?»

 

Глава 41

 

После того, как Ду Юньсю услышал новость, он был словно громом поражен! Сначала он думал о том, что, как и все сенсации в СМИ, это просто бесполезное сотрясание воздуха, но позже в газетах появилось отчетливое фото поцелуя двух людей, а впоследствии еще и смонтированное видео на телевидении! 

Пай Цин и Ли Сяо целовались перед дверями караоке, а длительное время ожидающие их в засаде журналисты, безостановочно делали снимки, ослепляя вспышками. Оба парня, по-видимому, сильно испугались, Ли Сяо даже вытянул вперед руку, в попытке закрыться от объектива камер журналистов. Стоящий рядом Пай Цин, старался держаться хладнокровно, невозмутимо надел черные солнцезащитные очки и двинулся в сторону припаркованной машины Ли Сяо… 

На протяжении всей этой сцены, Пай Цин оставался невозмутим, но только на видео можно было заметить, насколько сильно его облик распространял обаяние, он был несгибаем, словно замерзшее дерево сливы, на которое иногда падают редкие тени. В противовес ему, Ли Сяо производил впечатление плохого парня, когда сжимал свои губы в тонкую полоску, этакий нахальный хулиган. Пай Цин и Ли Сяо были совершенно разные типажи, но на снимках двое этих людей производили впечатление гармонии друг с другом: холодная отчужденность и нахальная циничность. Казалось, что только Пай Цин может подчинить Ли Сяо, и одновременно с этим, только с Ли Сяо Пай Цин мог позволить себе быть обычным человеком… 

Пай Цин и Ли Сяо были невероятно популярны, поэтому, когда в один прекрасный момент информация об этих двоих просочилась в СМИ, все журналисты решили немедленно переключиться с темы Фэн Цзина и ESE на этих двоих. Неужели Пай Цин и Ли Сяо – геи?! Когда эти двое начали встречаться? Когда начался их роман? Какой стадии отношений они достигли? Не считая поцелуя, ставшего достоянием общественности, делали ли они «еще кое-что»? Что они думают по поводу сплетен друг о друге? Возможно ли, что и дальше они будут вместе…. 

В СМИ постоянно строили какие-то догадки, безостановочно делали фотографии этих двоих, публикуя абсолютно в хаотичном порядке, в то время как фанаты обоих парней активно ругались друг с другом! Каждый старался вылить как можно больше грязи на кумира другого, выискивая недостатки, с единственной целью выгородить своего кумира! 

 

Громкий скандал с участием Фэн Цзина, похоже, начисто исчез из памяти всех этих людей. Старт этой новости дали всего несколько мелких строчек, но уже спустя пару дней все газеты писали только о Пай Цине и Ли Сяо… 

В конечном итоге, статьи о Фэн Цзине отошли на задний план. 

Так обычно и бывает, сначала все радужно и сверкает, затем обращается в пепел. Новое поколение вытесняет старое, и если они дают СМИ более захватывающие темы для статей, то журналисты безжалостно покинут вас. 

Ду Юньсю постоянно совершенствовал свои моральные качества. В самом начале, еще до расцвета звезды Фэн Цзина, и в настоящий момент, все оставалось неизменным…. 

Сидящий сбоку от него Фэн Цзин, был абсолютно безразличен и говорил, попивая вино: 

- Вот такой он, этот шоу-бизнес. Хочешь вариться в этом котле, будь способен и выносить все неприятности. 

Ду Юньсю посмотрел на него и вытянул из рук Фэн Цзина бокал с вином: 

- За последнее время ты выпил слишком много алкоголя, а я бы не хотел, чтобы это превращалось у тебя в дурную привычку. 

Совершенно случайно своими пальцами он дотронулся до чужих, и на секунду показалось, что между ними проскочил электрический заряд. Колотящееся сердце Фэн Цзина на мгновение пропустило удар. Поневоле ему вспомнился тот вечер, когда Ду Юньсю помог ему добраться до дома с улицы Нобеля. Он тогда мертвецки напился, ругал собеседника, буянил, да к тому же его еще и стошнило на чужую одежду. Этот парень был с ним все это время, старался утешить, даже помог дойти до ванной, где раз за разом ополаскивал его прохладной водой из душа, пока, наконец, не уложил его в мягкую просторную кровать. Вообще, до такого состояния, когда он буянил, и его отмачивали в душе, он напивался лишь дважды в жизни. В прошлый раз, после похожего случая, он не смог сбежать от своей распутной жизни, и просто прибежал в дом к другому актеру, где, воспользовавшись своим положением, просто веселился с ним… Также и в этот раз. 


Фэн Цзин медленно отодвинул свои пальцы, переводя взгляд на Ду Юньсю. 

Взгляды двух людей встретились. Атмосфера потихоньку стала нагнетаться, становясь слишком интимной. 

Взгляд Ли Жуя обычно не выражал особых эмоций, но если все же он встречался с ним взглядом, то в нем читалось только чувство угнетения. А сейчас напротив него был Ду Юньсю, с потрясающе-красивыми глазами, его зрачки были темными, словно графитовый камень, а сама радужка вокруг него оставалась неизменно спокойной, без каких-либо в