Ru Guo Wo Niu You Ai Qing, Когда улитка влюблена .

22 Mar. 2019 ·  vlada  ·  Когда улитка влюблена

Глава 1

Оживленный город раскинулся на берегах реки Лин. Когда приходила весна, от речной воды поднимался туман, омывавший и освежавший его улицы.

В самый обычный пасмурный день в одном из полицейских участков царило необычайное оживление. Причиной тому было прибытие молоденьких девушек-стажеров. Вообще-то в этом событии не было ничего из ряда вон выходящего. Но, как бы то ни было, стажеры с самой первой минуты пребывания в участке привлекли много внимания со стороны своих будущих коллег.

Все потому,что они оказались очень необычными.

Молодой полицейский офицер Чжао Хан был тем, кому начальство велело заняться стажерами – встретить, наладить контакт, помочь с началом стажировки. Но в этот момент даже он просто пялился на новеньких, практически не отличаясь от прочих своих коллег.

Одна из девушек была красивой, в то время как другая… выглядела крайне странно.

Девушка, сидевшая слева - Яо Мэнг - была аспиранткой курса криминальной психологии в Университете Общественной безопасности. Первым, что бросалось в глаза – ее огромные глаза и красивые ухоженные длинные волосы. Даже в обычных джинсах и простенькой белой рубашке Мэнг  выглядела как модель из подросткового журнала моды. Ее резюме впечатляло: победительница многочисленных конкурсов, обладательница наград и поощрений, лучший выпускник, спортсменка, звезда студенческого ТВ, член топ-10 участников интеллектуальных дебатов…

Такие данные,по мнению Чжао Хана, не оставляют сомнений в том, что перед тобой - очевидный кандидат в выдающиеся детективы и будущие легенды этого города.

А вторая девушка… Второй девушкой была Сюй Сюй.

Ее резюме впечатляло не меньше – первое место практически во всем, хвалебные оды от многочисленных университетских преподавателей. Однако Хану в целом сложно было понять, почему Сюй Сюй вообще выбрала полицейскую академию.

Ее рост едва достигал 155 сантиметров. Миниатюрная и миловидная, она казалась совсем ребенком, даже когда сидела на стуле со всей доступной ей серьезностью. Бледная кожа девушки выглядела немного болезненно. Весь образ в целом куда больше подходил современным модным вампирским фильмам. Деловой наряд с длинным черным жакетом, длинной по самые лодыжки, совершенно не вязался с этим детским образом, заставляя девушку выглядеть странной и нелепой.

И что за имя вообще – Сюй Сюй? Звук получался таким, словно кто-то справлял малую нужду.

Он хотел было расхохотаться, но будучи парнем воспитанным и вообще джентльменом, удержал на лице свое обычное, нейтральное выражение. Заставил себя временно прекратить анализировать новенькую. Неожиданно, словно как-то разгадав его мысли, девушка подняла голову и окинула его очень внимательным взглядом. Выражение ее глаз заставило его слегка занервничать.

За все время пребывания в участке с ним и с другими полицейскими непринужденно болтала только Яо Мэнг, Сюй Сюй молча слушала. Даже сейчас она ни разу не взглянула на своего старшего коллегу прямо. Только теперь он понял, что радужки ее глаз практически полностью черные, просто невероятно черные. И поразительно спокойные. Мужчине показалось, что эти глаза смотрят насквозь, и точно видят его мысли о ней.

Затем, все также неожиданно, Сюй Сюй вновь опустила голову, вернувшись к своей предыдущей полупокорной тихой манере.

Чжао Хан прокашлялся и заговорил.

- Начальник покинул нас на пару дней. Когда вернется – станет вашим наставником.

- Речь идет о Цзи Бае, профи с самой высокой раскрываемостью во всем Юго-западном районе? -тут же заинтересованно уставилась на него Яо Мэнг.

Чжао Хан улыбнулся и кивнул, подтверждая ее предположение.

- Он станет нашим наставником? – неожиданно открыла рот Сюй Сюй. Ее голос был мягким и очень тихим.

- Цзи Бай вернется и сам примет решение.

Цзи Бай был достаточно популярен среди молодых женщин-полицейских. Многие отмечали, что он обладал благородной внешностью, и это благородство подтверждалась его манерами и поведением. Он был действительно красив, но с цепляющимися к нему женщинами обходился с той же ледяной отстраненностью, с какой он общался с преступниками.

Не смотря на то, что руководство приказало Цзи Баю и другому опытному полицейскому, на его усмотрение, лично заняться обучением стажеров, Чжао Хан был уверен, что у Бая не хватит терпения быть нянечкой. Тем более – у такого слабенького полицейского, как Сюй.

- Пока вы проходите здесь стажировку, я буду вашим адвизором. Если будут какие-то проблемы или вопросы – сразу обращайтесь ко мне. Вот документы с информацией, которая вам может пригодиться в ближайшем времени. Возьмите и ознакомьтесь.

Обе девушки взяли протянутые им листы бумаги и тут же принялись читать. Подождав достаточно долго и не дождавшись от обеих ни звука, Чжао Хан не выдержал первым:

- Дайте-ка я задам вам обеим вопрос: как думаете, пригодится ли вам на практике, при раскрытии реальных дел, та теория психологии, которой вам фаршировали головы на учебе?

Яо Мэнг ответила сразу, почти не задумавшись.

- Я думаю, полученные знания будут очень полезными. Однако все же большую часть времени мы занимались именно теорией, без применения ее в реальной жизни. Наверняка в будущем это принесет некоторые затруднения, но мы постараемся не приносить вам лишних проблем.

Чжао Хан улыбнулся в ответ на ее искренность.

- Не нужно быть столь самокритичной, давайте лучше будем учиться друг у друга.

Он выжидательно посмотрел на Сюй Сюй, но добился лишь ее тихого «Я согласна». Эта девушка выдавала слова порционно, только при реальной необходимости, и не разменивалась на всяческие глупости. Хан задумался над тем, что у нее, похоже, почти полностью отсутствовали навыки социализации, а также над тем, что это всенепременно выльется в будущем во множество неприятных моментов.

Вслед за Сюй Сюй мягко улыбнулась и Яо Мэнг. Казалось, что она уже привыкла к холодной и отстраненной личности второго стажера, но на лице девушки все же скользило легкое непонимание и растерянность.

Впрочем, Чжао  Хан был не против ни такого ответа, ни подобной реакции. Вместо этого он решил продолжить создавать конструктивный диалог с этой яркой парочкой.

- Окей, попробуйте сейчас обе проанализировать меня, а я посмотрю, кто из вас круче.

Для обычных людей психологический анализ был похож на гадание или попытку угадать выигрышные номера лотереи – что-то крайне ненадежное и не внушающее доверие. И хотя сам молодой офицер полиции считал себя человеком открытых взглядов, в этом вопросе он разделял мнение большинства.

- Это какой-то тест? - растерянно моргнула Яо Мэнг.

- Ну, давайте притворимся, что это ваш первый тест на период стажировки.

В участке сейчас было малолюдно, а в комнате и вовсе располагались лишь они трое – остальные были на задании или разбежались по делам. Вечернее солнце настойчиво заглядывало в окно, заливая помещение теплым желтым светом, превращая офис в приятное открытое пространство.

Обе девушки окинули его с ног до головы оценивающими взглядами, заставив Хана даже слегка понервничать.

Когда колючий холодный взгляд Сюй Сюй задержался на его лице, Чжао  Хан был почти стопроцентно уверен, что вот прям сейчас она заговорит. Однако девушка хранила молчание. Зато ее пальцы, расположившиеся на миниатюрной коленке, живо и быстро барабанили какой-то ритм, видимо, отзываясь на активную работу мозга. Не смотря на нежный и слабый девичий вид, все манеры и жесты этого странного существа куда больше подошли бы мужчине. А изящные бледные пальцы были столь тонки, что, казалось, их можно было сломать одним неловким движением. Эта мысль заставила мужчину почувствовать себя еще более неуютно.

Спустя некоторое время в лицо Хана уперся прямой и уверенный взгляд Яо Мэнг. В этот раз это точно был сигнал о том, что анализ окончен, и она готова говорить.

- Кто начнет первым? – дипломатично поинтересовался Хан.

Сюй Сюй выжидающе посмотрела на свою коллегу, но та словно даже не заметила. Все также прямо и настойчиво пялилась в лицо будущего начальника, и довольно бодро произнесла.

- Я начну.

Хан задумался. Сложившаяся ситуация казалась ему немного странной. Это была их первая встреча. Учитывая, что информация о нем была ограничена и почти недоступна стажерам, первый, кто ее озвучит – получит несомненное преимущество. И хотя обе пришли из одного университета, не похоже, что девушки были близки. Так почему же Сюй позволила Мэнг заговорить первой и перехватить инициативу?

Между тем Яо Мэнг медленно и степенно начала озвучивать собственные соображения.

- Во-первых, вы выглядите как легкий в общении и даже легкомысленный человек. Но это впечатление обманчиво. Кажется, что на вашем столе царит хаос, однако все документы и рабочие материалы лежат на своих местах, в хронологическом и логическом порядке, на всех есть названия и пометки. Плюс, документы, которые вы выдали нам, были составлены заранее и подготовлены преждевременно. Кроме того, вы также лично добавили к стандартной информации ту, которая пригодится именно для нас – расписание общежития, ближайшие рестораны, даже магазины, что характеризует вас как человека дружелюбного и вместе с тем - ответственного…

Пока Мэнг говорила, Хан улыбался во все 32 зуба. Очевидно, это выражение лица поощрило девушку, и она затараторила быстрее.

- В-третьих, скорее всего у вас есть девушка, потому что вы носите очень симпатичный кулон. Во время общения с нами вы несколько раз бессознательно прикасались к нему, и на вашем лице появлялось очень мягкое и теплое выражение. В-четвертых, вам действительно нравится учиться. Хотя вы придумали этот тест под влиянием сиюминутного любопытства, похоже, что вы всерьез воспринимаете и обдумываете мои слова, а движение ваших зрачков свидетельствует о серьезной работе мозга. Ну и последнее…

Яо подняла сего стола рамку с фотографией.

- Вы очень гордитесь своей работой и уважаете ее. Все фотографии с коллегами занимают в вашем рабочем пространстве важные места.

- Я не настолько хорош, как вы меня тут расписали, - рассмеялся Хан. – Но ваш анализ действительно близок к реальности.

Улыбка Яо Мэнг стала довольной. Она деловито отпила из чашки с чаем и выжидающе покосилась на Сюй Сюй.

Сюй по-прежнему находилась в своей расслабленной манере, выражение ее лица не изменилось ни на секунду. Прекратилось лишь постукивание пальцев, что принесло мужчине неожиданное облегчение. Словно бы его только что передумали препарировать заживо.

Хан был искренне заинтригован. Яо Мэнг озвучила практически все, не оставив будущей коллеге даже пространства для маневра. Так что же скажет эта новая странная полицейская? Неужели всего лишь «Да, я с ней полностью согласна»? Она действительно ничего не знала или просто не хотела озвучивать собственное мнение?

Как Чжао  Хан и ожидал, Сюй Сюй сказала:

- Я согласна с ней. – Но тут же добавила, не дав шанса Хану справиться со своей растерянностью. -  Однако хотела бы дополнить рассказ парой замечаний.

Сюй Сюй словно бы излучала придирчивую внимательность. Но было похоже, что девушка не привыкла смотреть кому-то прямо в глаза, поэтому довольно быстро ее взгляд ушел куда-то в сторону. И только затем она заговорила – спокойным, очень уверенным голосом.

- У вас есть девушка, но ваши отношения вряд ли длятся дольше 3 месяцев. Сегодня ее день рождения, и подарок для нее лежит справа в выдвижном ящике вашего стола. Ваша правая рука недавно была травмирована. Еще у вас есть старшая сестра, с очень симпатичной внешностью.

Хана настигла неприятная мысль, что девушка успела покопаться в его закрытых личных данных.

В это время пальцы Сюй Сюй скользнули к рамке с фото, стоявшей далеко от нее, слева. Но остановились, наткнувшись на зажигалку, лежавшую рядом. Девушка посмотрела в том направлении, и уголок ее рта едва заметно дернулся, словно она хотела улыбнуться, но сдержала себя.

- Самая дорогая вещь на вашем столе – не фотографии, а эта лимитированная зажигалка Зиппо. Вы с Цзи Баем очень близки, и вы действительно уважаете его. Эту зажигалку он подарил вам либо на ваш день рождения, либо при получении повышения на службе. А после того вы подарили ему пару не менее дорогих кроссовок.

После этой фразы девушка кинула на Хана быстрый взгляд.

- Офицер Чжао, психологическая аналитика рассматривает возможности. Эти умозаключения основаны на наиболее высокой вероятности реализации таких возможностей. – Хотя тон девушки был спокойным, по выражению ее лица мужчина понял, что она ждет подтверждения или отрицания своих выводов. Это очень наглядно показывало, что она все еще чувствует себя студенткой.

Как бы то ни было, глаза Хана от удивления расширились так, что даже векам стало больно.

- Откуда ты это знаешь?

Слушавшая до того очень внимательно и безмолвно, Яо Мэнг отставила чашку с чаем, которую она все это время удерживала в руках, и с улыбкой прокомментировала.

- Офицер Чжао, Сюй Сюй действительно не от мира сего.

При этих словах на губах Сюй появилась едва заметная тень улыбки. Серьезные глаза загорелись, а на щеках проступил легкий румянец.

Глядя на первую заметную улыбку девушки за весь сегодняшний день, Хан наконец-то понял, почему Сюй позволила Мэнг говорить первой. Она была уверена, что после ее слов Яо просто нечего будет добавить.

***

В полной тишине, воцарившейся в офисе, Хан все обдумывал и обдумывал эту впечатляющую разницу. Если рассуждения Мэнг строились на конкретных фактах и доказательствах, то Сюй Сюй как основу использовала нечто радикально другое.

Она была полностью права, разве что за исключением одного факта – у него была кузина, а не родная сестра. И эта кузина вправду была очень красива, и отношения между ними напоминали связь единокровных брата и сестры. Когда Сюй Сюй объяснила детально, на чем строился ее аналитический процесс, у Хана появилось неописуемое чувство, что все в мире куда проще, чем он привык считать.

Успокоившись, он наконец-то решился позвонить Цзи Баю.

- Босс...

Цзи Бай был родом из Пекина. И сейчас он находился именно там - навещал свою родню во время очередного отпуска. Чтобы поговорить по телефону ему пришлось покинуть помещение, в котором было слишком шумно. Чжао слышал голос поющей девушки и чей-то смех, проникавший в телефонную сеть фоновым шумом.

Лишь некоторое время спустя после того, как поднял трубку, Цзи наконец-то бросил сухое:

- Говори.

- К команде только что приписали двух стажеров. Я встретился сегодня с обеими и они – это просто нечто. Я отправлю тебе резюме. Босс, тебе придется выбрать и начать тренировать одну из них.

Смех в голосе Цзи Бая звенел очень отчетливо, но его хладнокровный и категоричный ответ заставил Хана ощутить острое разочарование.

- Мне что, по-твоему, больше делать нечего? В подобной ерунде не заинтересован.

***

Чжао  Хан звонил ему в самый разгар дружеской встречи.

Вечерние сумерки проникали сквозь окно, и там, снаружи, Пекин перемигивался огоньками самых разных оттенков и интенсивности. Все люди в помещении были со вкусом и дорого одеты. Приятные манеры и мягкие улыбки во время общения превращали происходящее в гламурную картинку. Цзи Бай дал свою визитку кому-то, кто стоял рядом. С сигаретой во рту, он отнял телефон от лица, толкнул дверь и вышел наружу, присел на удобную софу, расположенную тут же, в коридоре. Под его ногами раскинулся толстый пушистый ковер, сбоку радовали глаз живописные зеленые заросли и небольшой искусственный водопад, чьи воды эстетично огибали оригинальное нефритовое сооружение. Один из сотрудников заведения подошел, чтобы поинтересоваться, не нужно ли ему что-нибудь. Цзи Бай отрицательно покачал головой, и парень с пониманием тактично удалился.

Цзи подкурил сигарету. По ту сторону телефонной связи Чжао Хан не переставал отчитываться:

- Начальство приказало тебе заняться тренировкой одного из стажеров из университета. Это и тебе нужно, для годового отчета…

Цзи Бай откинулся на спинку софы и закрыл глаза.

- Ладно. - Но времени обрадоваться своей победе он Хану не дал. Тут же неспешно добавил. - Отложи все свои дела, и у тебя хватит времени обучить новичков. Запишешь все, что положено, и подошьешь к годовому отчету.

- Не буду я этого делать, - быстро отреагировал Чжао  Хан. – Они обе эксперты, и только у тебя достаточно квалификации, чтобы обучать их.

В доказательство сложности ситуации он пересказал впечатливший его тест-анализ, особенно акцентируя на Сюй Сюй. Мужчина максимально точно воспроизвел сначала поразившие его умозаключения девушки, а потом и то, на чем она основывалась, озвучивая их.

Первое – Чжао  Хан и вправду периодически прикасался к своему кулону, неосознанно и с мягким выражением лица. Но он трогал вещицу и для того, чтобы изменить ее положение. Очевидно, что он привык так делать, чтобы привлечь в безделушке внимание, подчеркнуть, что это подарок от любимой девушки. Это также отлично показывало его внутренние эмоциональные желания, особенно яркие в период начала романтических отношений.

Помимо этого, как оказалось, он часто задерживал взгляд на выдвижном ящике своего стола, все с тем же мягким выражением лица. Сюй Сюй заключила, что там находится подарок для девушки. Поскольку отношения только начались, вряд ли он был подготовлен к совместной годовщине, но повод был серьезным - так что высока вероятность, что у девушки был день рождения.

Третье – писал он привычно правой, но когда собирался что-то взять, его рука замирала над объектом на пару секунд, а затем ее сменяла левая. И дальше вместо правой офицер использовал левую руку.

Четвертое – его куртка была из новой коллекции Гивенчи, а нашивка на поясе джинсов указывала на другой бренд – Метербонью. Если бы он был достаточно богат и так хорошо разбирался в моде, чтобы самостоятельно приобрести Гивенчи, то вряд ли стал сочетать эти две вещи между собой. Это приводит к выводу, что куртку покупал не он. Поскольку кулон – подарок девушки в начале отношений, значит вряд ли она сделала бы ему такой дорогой презент, как куртка бренда Гивенчи. Высока вероятность того, что это был подарок от другой женщины.

Еще одна из значимых характеристик мужчины, который вырос со старшей сестрой, проявленная офицером Чжао  – естественная уверенность и спокойствие рядом с другими женщинами. Кроме того, при виде такой красотки как Яо Мэнг, глаза Хана не приобрели восхищенно заинтересованное выражение, как это обычно бывает. Он показал отличные манеры.

Именно эта комбинация заставила Сюй подумать, что куртку Хану купила старшая сестра, симпатичная или очень красивая.

Пятое, насчет лимитированного выпуска Зиппо. Чжао  Хан, очевидно, не бросал зажигалку куда нипопадя, не клал ее в стол. Но и положил ее достаточно далеко от себя, возле рамки с фото, что доказывает – Зиппо ему достался от человека, которого он уважает. Зажигалка заняла важное место в рабочем пространстве Хана, как и тот, который ее подарил. И скорее всего этот презент сделал человек примерно одного с ним возраста. А единственный, кто подходит под все эти параметры – это Цзи Бай.

Поскольку Чжао Хан показал отличные манеры и честный характер, он наверняка подарил ответный, не менее ценный подарок. Не смотря на то, что он носит явно дешевые джинсы, кроссовки у него очень дорогие и качественные. Рюкзак позади Хана отмечен фирменным логотипом того же бренда, что свидетельствует о лояльности к производителю. Именно поэтому есть высокая возможность того, что Цзи Бай получил в подарок кроссовки того же бренда (обувь, которую сам даритель ценит явно выше, чем брендовую одежду).

Закончив пересказывать это, Чжао  Хан твердо произнес:

- Босс, ты обязан тренировать Сюй Сюй. У нее отличные данные, практически идеальные для того, чтобы стать твоей выдающейся ученицей.

- Серьезно, ее зовут Сюй Сюй? – расхохотался в ответ Цзи Бай, и Хан сам не смог удержаться от смеха. Но уже за пару минут выражение лица капитана стало прежним, а тон – жестковатым. – Анализ Сюй Сюй основан на элементе удачи и совпадений. В расследовании куда правильнее будет использовать метод анализа Яо Мэнг. Он пусть и не настолько глубок, но совершенно безопасен и точен. Кроме того, я так понял, Мэнг превосходит Сюй и по множеству других параметров.

По ту сторону телефонной связи раздался тяжелый вздох Хана. Только спустя пару минут он вяло поинтересовался.

- Так… кого же ты все-таки выберешь своей ученицей?

- Мне нужно все обдумать.

 

Глава 2

Договорив и повесив трубку, Цзи Бай открыл на телефоне сообщение с личными файлами Сюй Сюй и Яо Мэнг. Он решил ознакомиться с ними сразу же, тут, в коридоре, не возвращаясь в пестрящий и отвлекающий шум ВИП-зала. Внимательно вчитывался в присланные Чжао Ханом данные, пока длинная тонкая сигарета истлевала между его пальцев.

Минут десять спустя из соседней двери вышел человек в дорогом костюме, сидевшем на нем просто отлично. Этим человеком был Шу Ханг, близкий друг Цзи. Ханг бесцеремонно уселся рядом, и, смеясь, поинтересовался:

- Мы же не закончили наш разговор. Почему ты сбежал сюда, чтобы курить в одиночестве? Кстати, в этом году я собираюсь создать новую компанию, не хочешь проинвестировать? Обещаю честно отдать половину всей прибыли.

Цзи заблокировал телефон, повернул к нему голову и медленно улыбнулся.

- Твоя мама подсунула тебе эту забавную роль лоббиста?

Шу Ханг проигнорировал вопрос. Вместо этого наполовину шутя, наполовину всерьез задал встречный.

- Правда планируешь вечно торчать во второсортном составе отдела криминальной полиции?

Цзи Бай сощурился и выдохнул тонкую струю сигаретного дыма. «Не смей даже озвучивать свои отвратные причины. Опять» - с раздражением подумал Ханг, распознав столь знакомые ему сигналы.

- Не будучи рыбой, вряд ли ты смог бы в полной мере оценить всю прелесть рыбьего существования, - неожиданно ответил Цзи, указывая на то, что друг, очевидно, сам не знает, о чем говорит.

- Ой, да ладно. Ты каждый день контактируешь с преступниками, проводя свое время в компании кучи странных парней и всего пары девчонок, - на лице Шу Ханга красовалась не совсем правдивая улыбка. - Что вообще может быть в этом интересного?

- И все же это куда лучше, чем, как твои парни, тусоваться и ничего не делать целыми днями, - прохладно, но все еще достаточно вежливо отозвался Цзи Бай.

Шу Ханг был ошеломлен столь решительным отпором. После долгого молчания он понял все же, что не злится.

- Вот почему мы совершенно не интересны, - его выражение лица стало серьезным. – Когда отсутствуют сложности – становится скучно. Если бы кто-то услышал, что ты являешься внуком этой уважаемой семьи, то твои проблемы решались бы за тебя. А все, что требуется от меня – делать лицо кирпичом, когда кто-то в очередной раз поднимает тему твоей гениальности как бизнесмена. Но и ты должен понимать - даже если ты хочешь полагаться только на себя, люди все равно за спиной будут говорить обратное, доказывая, что так далеко зайти у тебя получилось лишь потому, что на самом деле твоя фамилия Шу.

Цзи Бай очень светло и по-доброму улыбнулся другу, легонько потрепал его по плечу. Шу Ханг и сам знал, насколько был сейчас нелеп, впрочем, каких еще глупостей можно было ожидать от выпившего человека.

Некоторое время они просто сидели молча и курили, понимая настроение друг друга без слов и намеков.

В конце концов, Ханг заговорил опять.

- И все же ты не был честен. Хотя бы когда врал своей матери о том, почему на самом деле пошел в полицию.

Не только мать – все друзья, с которыми Цзи Бай рос, верили, что он ушел в полицейскую академию только потому, что не хотел работать в бизнесе со своим отцом. Что предпочел такому образу жизни пойти по стопам деда. За семь минувших с тех пор лет он много добился и сильно вырос по карьерной лестнице. Но от этого его работа не перестала быть менее опасной.

- Моя мать знает практически всех в полиции, слишком хорошо знакома со всей системой в принципе, - смеясь, Цзи затушил сигарету в пепельнице, стоявшей на столике у софы. - Если б я ей не приврал, то мне бы отказали прямом смысле везде. Кроме того, это совершенно не твоего ума дело.

- Я знаю, я лишь сказал, что это чересчур, – эту фразу Шу Ханг произнес скорее для себя самого, нежели для друга. И тут же быстро сменил тему разговора. – Ты до сих пор ходишь одинок, как сыч?

Цзи Бай согласно кивнул и Ханг расхохотался.

- Я слышал, ты работаешь днями и ночами. Ночные смены часто приводят к некоторым проблемам. И в день, вернее ночь, когда тебе наконец-то понадобится ЭТО использовать, ты вдруг осознаешь, что уже не в состоянии.

Цзи кинул на друга быстрый острый взгляд.

- Даже заморыш-верблюд все равно крупнее и живучее, чем конь.

Шу Ханг не знал что выбрать – расхохотаться или обидеться. В конце концов, просто вернулся к теме разговора.

- На свидание вслепую ходил?

- Да, с внучкой жены директора, - снова согласно кивнул Цзи Бай. - Пару раз сходили насвидание и разошлись каждый своим путем.

- Почему?

Цзи достал и подкурил еще одну сигарету. Только затем лениво ответил.

- Она была довольно симпатична, номер 1 в каком-то солидном конкурсе красоты. Но в то время я был реально занят, и получилось всего лишь пару раз встретиться. В результате она бросила меня ради сына богатенькой семьи.

На лице Шу Ханга отразилось шокированное недоверие. Он придирчиво вгляделся в действительно красивое лицо друга.

- Ты же был нашим университетским айдолом, как она посмела с тобой так обойтись?

Тот рассмеялся.

- Честно говоря, однажды она сама нашла меня. Сказала, что расставание было для нее действительно тяжелым решением. И если бы я прикупил ей шикарный дом в центре города – она бы смогла бросить того богатенького парня и вернуться ко мне.

- Она оценила тебя всего лишь в один домишко? – посерьезнел Ханг. - Кажется, у этой малышки слишком заниженные требования.

- Ну, я ответил, что моя месячная зарплата составляет 6 000 долларов, а цена квадратного метра подобного дома в городе Лин - 10 000 долларов.

- Не могу поверить, что кто-то может быть ну настолько туп, - хохот Ханга был слышен почти на весь коридор. - Да твой наряд стоит, по меньшей мере, пару десятков тысяч. Неужели она слепая?

- Как-то она спросила меня, не покупаю ли я подделки брендовых вещей в ТТ на БК-сити, -  без тени улыбки сообщил Цзи Бай, и только хитрое выражение глаз выдавало его истинные чувства. - И я восторженно ответил «О, так ты тоже знаешь об этом крутом рынке?».

Шу Ханг смеялся так, что на глазах проступили слезы, и, не в силах ничего произнести, он лишь похлопывал друга по плечу. Наконец, он смог выдохнуть и даже выдал целую фразу.

– А девчонка-то хороша, такая прямолинейная.

- Действительно прямолинейная. Считает, что чувствам можно дорисовать ценник и купить или продать их по доступной цене.

В этот момент дверь в ВИП зал открылась и из нее вышла группка людей. Кто-то из них вслух озвучил весьма приятное предложение, адресованное скорее всем, чем кому-то конкретному:

- Пойдем к нему домой, и вылакаем все бесценное винишко его папаши!

Шу Ханг повернулся к Цзи Баю.

- Ты пойдешь?

- Почему бы и нет?

 

Глава 3

В это время вечернюю мглу в городе Лин разгоняли в стороны пестрые огни и сити-лайты, большая часть которых имела сочный апельсиновый оттенок.

Когда прозвучал сигнал, указывающий на окончание рабочего времени, Яо Мэнг даже не подняла головы. Уходить она не собиралась – нужно было просмотреть некоторые документы и, возможно, помочь членам команды с неожиданной, свалившейся на них сверхурочной работой. Часть ее будущих коллег уже успела окружить стол девушки, они с улыбкой перебрасывались ничего не значащими фразами.

Сюй Сюй же дисциплинированно подхватила сумочку и приготовилась попрощаться с остальными. Однако даже теперь, когда она вытянулась во весь свой не впечатляющий рост, ее никто не замечал. Сюй простояла так минут пять, и, не привычная к тому, чтобы повышать голос и привлекать к себе внимание, просто молча выскользнула из отдела. На душе было немного неприятно, но подобные ситуации не были для нее редкостью.

Авто Сюй Цзюня уже стояло припаркованным на обочине. Пасмурный день подходил к концу, и лучи заходящего солнца, смешанные со светом уличных огней, проникали сквозь лобовое стекло, освещая бледное симпатичное лицо сидевшего за рулем. В тандеме с яркой внешностью шел дорогой черный костюм, дополняя образ богатого городского мужчины.

Привычным движением Сюй Сюй открыла боковую пассажирскую дверь и села в Мерседес. В полном молчании Цзюнь завел мотор и двинулся с места, покосился на свою сестру, восседавшую на соседнем кресле. Девушка держала руки на коленках, а на лице ее застыло мрачное выражение. Миниатюрные ступни выбивали мелодичный такт на приглушавшем все звуки кашемировом коврике.

Сюй Цзюнь ощущал некоторую комичность ситуации – только он знал все привычки своей сестры настолько, что мог с легкостью читать ее, как открытую книгу. В хорошем настроении она любила трогать все, что попадалось под руку (как маленькая обезьянка), в плохом – застывала как неодушевленный предмет или манекен. Когда девушка была сфокусирована, то совсем по-мужски постукивала пальцами по колену.

- На работе все хорошо? – с улыбкой спросил он.

- Не плохо.

В переводе с ее языка это значило «очень хорошо». Сюй Цзюнь прикрыл глаза, и, не переставая улыбаться, одной рукой стянул с себя галстук, швырнул его на заднее сиденье. Затем наполовину открыл окно, позволяя вечернему ветерку проникнуть внутрь салона, принеся с собой речную прохладу. Поскольку оба были немногословны, воцарившаяся тишина была им привычна.

Неожиданно раздался рингтон телефона Сюй Сюй. Выражение ее лица изменилось, лишь только она взглянула на плоский сенсорный экран.

- Кто звонит?– словно бы невзначай поинтересовался Цзюнь.

- Цзи Бай, капитан Пятого управления – отдела уголовного розыска, – сегодня Сюй ознакомилась с информацией по всем членам команды, в числе прочего запомнив и номера телефонов каждого из них. От мысли, что, возможно, Цзи выбрал ее в качестве своей ученицы, девушка почувствовала нечто похожее на счастье.

Волнение и некоторое внутреннее сопротивление ощущались довольно остро, поэтому ей пришлось успокоить себя прежде, чем поднять трубку и поприветствовать звонившего.

- Добрый день, это Цзи Бай, - мужчина с той стороны телефонной связи говорил глубоким бархатистым голосом.

- Добрый день, сер.

- Я собираюсь вернуться через неделю. До того времени вы должны ознакомиться со всеми нераскрытыми делами за последний год и проанализировать их.

- Да, сер.

- В следующем месяце вы присоединитесь к полицейской команде. К тому моменту нужно собрать и подготовить всю требуемую документацию.

- Да, сер.

Ответы Сюй Сюйне содержали ни малейшего намека на противление или недовольство тем, что Цзи Бай заставлял ее заниматься одновременно двумя различными – и при этом сложными – задачами. Наконец он перестал говорить, однако и девушка хранила молчание, ожидая продолжения.

Фоновым шумом до нее доносился гул многих оживленно болтающих людей, громкая музыка. Цзи Бай что-то сказал человеку, видимо находящемуся рядом с ним. После пары секунды, он, вздохнув, поинтересовался:

- Сюй Сюй, вопросы ко мне будут?

В его голосе звенел смех. Сюй на миг задумалась.

- На этот момент – нет.

- Хорошо, тогда всего доброго.

- Всего доброго.

Повесив трубку, Сюй Сюй утрамбовала в голове все, что ей сказал Цзи. Она подняла взгляд и с удивлением обнаружила, что брат уставился на нее со странной гримасой на своем красивом лице.

- Если это твой начальник, то почему ты не попыталась умаслить его?

Поскольку настроение Сюй в целом было хорошим, она терпеливо пояснила.

- Тебе известно, почему я действительно хочу, чтобы именно он занялся моим обучением?

- Ты же уже сказала, что он крутой специалист с высоким рейтингом…

- Поскольку он высококлассный опытный спец, вряд ли возможно с легкостью повлиять на его суждение о другом человеке. То есть, мне не нужно выклянчивать что-то или подлизываться к нему, отслеживать перемены в его настроении, и думать обо всем таком во время совместной службы. Достаточно будет выкладываться по полной в своей работе. Это именно то, что мне нужно для свободной и комфортной жизни.

Сюй Цзюнь вздернул брови, увидев, каким воодушевлением горят глаза его сестры. И пока она была возбуждена и довольна, он решил сменить тему разговора на то, в чем был заинтересован сам.

- В следующем году ты закончишь университет и устроишься на стабильную работу. У тебя там сейчас в окружении мужчин – одиночек не имеется? Когда ты уже себе бойфренда заведешь?

На лице девушки появилось странное, трудноопределимое выражение.

- Почему это тебя так беспокоит?

Цзюнь ощутил острый укол разочарования, хоть и знал, что сестра вовсе не намеревалась его обидеть, и понимал, что это на самом деле не его дело. Ощущая собственное бессилие, он растрепал короткие волосы Сюй Сюй. Зная, что противиться ему она не сможет, девушка просто терпеливо перенесла это братское выражение любви. Когда он закончил, она повернулась и посмотрела на мужчину.

Ее волосы в этот момент были в жутком беспорядке и ужасно напоминали разоренное птичье гнездо. Но выглядела Сюй очень спокойной, хотя в глубине ее глаз таилась едва заметная улыбка.

Сюй Цзюнь отозвался улыбкой уже настоящей.

- Тебе в этом году исполниться 24. Ты еще не стара, конечно, однако до сих пор еще ни с кем не встречалась. Плюс, я вообще никогда не замечал в тебе интереса к противоположному полу. Кто бы не обеспокоился в такой ситуации?

Сюй Сюй молча отвернулась, но, одернув себя, все же произнесла очень серьезным тоном:

- Прости. Не то, чтобы я совсем этим не интересовалась. В будущем постараюсь поработать над этим вопросом… изо всех сил.

Когда умерла мама, Цзюню было пять, а Сюй всего два года. Их мать была весьма успешной  бизнес-леди. После себя на оставила бухгалтерскую контору, доверив их дяде присматривать за делом. После того, как Сюй Цзюнь закончил университет, он сменил дядю на посту главы, и вывел компанию на довольно престижный, узнаваемый уровень. Уровень лидера отрасли оказания финансовых и аудиторских услуг.

Их отец был профессором, после смерти своей жены взявшем над детьми полную опеку, и до сих пор остававшийся холостяком.

Спокойный волевой характер, утонченность и общительность Цзюня достался ему по наследству от обоих родителей. Всего пару лет ему понадобилось для того, чтобы занять в городе Лин далеко не самое последнее место, наладить множество деловых связей и создать себе очень удачный имидж. Одно лишь до сих пор оставалось неизвестным – от кого ему, меняющему девушек чаще, чем наряды, досталась склонность донжуанствовать?

А вот Сюй Сюй характером полностью пошла в волевую мать. Она была идеальна во всем, что касалось разума – как человек с невероятно высоким интеллектом (IQ) и невероятно низким EQ – коэффициентом эмоциональным. Впрочем, сам Цзюнь не был до конца уверен в последнем. Ему казалось, что сестра просто не обращает внимания на свою эмоциональность и социализацию как таковую.

- Я бы не хотела, чтоб мой парень был полицейским, как я, - произнесла Сюй Сюй.

- Почему?

- Будут сложности с совместимостью. Моя служба опасна, к тому же - с нестабильным графиком. Поэтому второй партнер должен иметь спокойную и стабильную работу, чтобы мы смогли создать успешную семью и дополнить друг друга.

Сюй Цзюнь не хотел бы, чтоб и его сестра была офицером полиции. Даже более того – он совершенно не верил тому, что Сюй способна найти себе бойфренда, не смотря на то, что главным ее талантом было чтение характеров людей.

- А что если я представлю тебя парочке моих знакомых? – осторожно спросил он.

Сюй Сюй притихла. Неожиданно оказалось, что она считала это удачной идеей.

- Хорошо. Я бы хотела найти кого-то в научном или околонаучном пространстве. Исследователь, химик, конструктор или инженер – что-то в этом роде было бы вообще замечательно.

- Почему? – счастливо поинтересовался Цзюнь.

- Мужчины тако города обладают низким уровнем сложности, фактически они - легкодоступны.

Хохот Цзюня был невероятно громким.

На самом деле Сюй Цзюнь ошибался, когда думал, что его сестра не заинтересована в любви. Она влюблялась, хоть обычно все ее отношения заканчивались, так и не начавшись.

На третьем году обучения Сюй начала ассистировать преподавателю. Она часто принимала участие во многих мероприятиях, в том числе – помогала профессору оценивать работы учащихся. И именно во время таких проверок один парень-студент привлек ее внимание своим почерком.

Упомянутый профессор был консервативен сверх меры и имел привычку требовать рукописные работы, напрочь отказываясь принимать напечатанные. Благодаря этому Сюй Сюй посчастливилось наткнуться на работу студента, выделяющуюся среди многих других. Отличалась она, в первую очередь, очень специфическим почерком, напоминавшим яркую луну в ночи, глубокую и выразительную.

И однажды Сюй Сюй встретилась с ним в живую. Он умел привлечь взгляд – высокий, элегантный, в белоснежной рубашке и черных идеально выглаженных брюках, стильных черных очках, закрывавших большую часть его сияющего, яркого лица. Со смущенной робостью он звал ее «старшей».

До того Сюй никогда не задумывалась о том, что ей может понравиться парень младше нее. Но когда она с ним встретилась, то, наконец, в полной мере поняла значение фразы «если тебе нравится парень – действуй быстро, в противном случае ты потеряешь возможность». Так что Сюй запаслась стопками книг о любви из разных эпох и культурных слоев, дополнив этот набор исследованиями по принципам работы мозга (в его психологических и физиологических планах и проявлениях). Она также засиживалась ночами, составляя план по завоеванию красавчика.

В результате она претерпела первое в своей жизни сокрушительное поражение.

Студент совершенно очевидно был осведомлен о своей привлекательности, и в любовных отношениях был далеко не новичком. Всего за один семестр парень сменил сразу трех девушек. Обычно это были длинноволосые и длинноногие красотки из соседнего художественного колледжа, как старшекурсницы, так и невинные абитуриентки.

Всего один семестр наблюдения за объектом воздыхания заставил Сюй Сюй выбросить все приобретенные книги. И когда она пересеклась с этим студентом позже, все, что делала – лишь молча кивала, и убиралась с его пути. Об этой влюбленности девушка с холодком вспоминала как о поражении, полученном еще до начала войны.

Возможно, был кто-то, кому нравилась она. Он был на два года старше и занимался исследованиями. Этот студент был хорошим человеком с отличными оценками и впечатляющей успеваемостью, и являлся даже еще большим интровертом, чем она. За день до выпуска парень, подойдя сзади, неожиданно положил руку ей на плечо и тихо сказал:

- Ты для меня очень особенный человек.

В то время Сюй Сюй была занята важными исследованиями с американцами. Его голос достиг ее ушей, а значение слов в голову так и не дошло. Со временем, из-за работы, ему пришлось переехать в другой город. На тот момент изыскания Сюй также были завершены. Однажды она посмотрела на книги, которые этот старшеклассник ей подарил перед отъездом, и только тогда поняла, что в тот день он признался ей в своих чувствах.

Вспоминая прошлые неудачи, Сюй Сюй отчетливо понимала, что в отношениях между мужчиной и женщиной она явно была не сильна. Также она понимала, что ей нужно бы над этим хорошенько поработать.

Как бы то ни было, отдавая инициативу в руки Сюй Цзюню, Сюй просто до поры, до времени выкинула эту проблему из головы.

 

Глава 4

Офис начальника управления уголовного розыска, Лю Жихона, располагался на самом верхнем этаже. Отдельный кабинет также был у Цзи Бая, но теснился он на том же этаже, что и остальное рабочее пространство сотрудников отдела. Все полицейские здесь находились в одной огромной комнате, разделенной на секции столами и условными личными зонами сотрудников.

Сюй Сюй и Яо Мэнг занимали столы друг напротив друга, у самой двери.

Рабочий день был тихим, никто не занимался необычным, сложным или срочным делом. Сюй получила имейл от Цзи Бая сразу, как только включила компьютер. В нем был первый рабочий приказ, сформулированный демократично, как вопрос - сможет ли она сегодня предоставить полный рапорт?

Для нормального человека  было бы достаточно сложно всего за один день составить столь объемный аналитический отчет, однако девушке действительно нравился такой жесткий трудовой режим. Она прикинула объем работы и ответила, что справится до 11 часов вечера. Ответ от Цзи Бая был лаконичен: «Хорошо».

Они оба, казалось, считали сверхурочную работу чем-то нормальным и обычным.

Сюй Сюй приступила к составлению документа, в то время как Яо Мэнг просто сидела лицом к ней, не делая ничего. Некоторое время спустя она поднялась и подошла к столу Сюй, произнесла с улыбкой:

- Офицер Чжао Хан попросил передать это тебе. Сам он убежал по делам. А ты чем занята сейчас?

- Составляю рапорт по некоторым нераскрытым преступлениям.

Яо протянула ей папки, о которых только что говорила. Там, по словам офицера Чжао, содержались данные по некоторым кражам со взломом, дело с лезвиями, оставленными в скамье парка ТА. И дело о случайном ранении на автомобильном заводе. Затем девушка вернулась за свой стол и уткнулась в какие-то бумаги, не издавая больше не звука.

***

После полудня Сюй, которая беспрерывно работала на протяжении многих часов, наконец ощутила усталость. Она встала, чтобы налить себе чашку кофе, и только лишь тогда поняла, что офис опустел. Дверь в конференц-зал была закрыта. Возможно, вся команда сейчас находилась на совещании. Хотя, за отсутствием официального общего дела, было достаточно сложно представить, какую тему они сейчас там обсуждали.

Сюй Сюй стояла в пустом офисе совершенно одна, когда в кабинет Цзи Бая приоткрылась дверь. Открывшийся вид позволял разглядеть часть обстановки.

Кабинет офицера был оформлен просто, но функционально и очень удобно. Содержимое полок и шкафов было четко и понятно структурированным, на столе царил идеальный порядок, дополнял картину простой деревянный стул. На первый взгляд казалось, что все подбиралось намерено - в простом стиле, со строгими четкими линиями, только белое, серое и черное. Опрятно, изящно, организовано, функционально.

Однако при более придирчивом рассмотрении можно было заметить маленькие красноречивые детали, такие как, например, одна полочка в шкафу, заставленная дорогими модельками черных Феррари. Черный пиджак, перекинутый через спинку стула. Многие прочие мелкие элементы интерьера. А еще картина на стене. На ней изображалось что-то не совсем понятное – выглядело это как призрачные силуэты людей на фоне четко очерченных символических гор.

- Кажется, что Цзи Бай обладает очень прямолинейным характером. Но за показательной наружностью скрывается иной человек. - Яо Мэнг, появившаяся тихо, как тень, подошла к своему столу и выпрямилась, держа в руках мокрое полотенце.

Сяо Сяо согласно кивнула, поскольку думала так же.

Мэнг вздохнула.

- Наши одногруппники завидуют, что мы присоединились к такой сильной команде. Мне интересно, а сам Цзи Бай имеет хоть какое-то желание тренировать кого-нибудь? Офицер Чжао сказал, что Цзи вообще против приема стажеров или студентов.

Сюй Сюй поняла, что Цзи Бай вообще никому не говорил, что уже успел с ней связаться.

На протяжении студенческих лет, Сюй и Мэнг не были близки, но Яо Мэнг была очень открытой. Она принадлежала к числу тех редких людей, которые вообще заговаривали с Сюй. И хотя девушка не испытывала каких либо теплых чувств в отношении Мэнг, она честно признавала, что та – далеко не глупа и имеет очень неплохие данные и возможности.

Сюй Сюй давно отметила тот факт, что Яо Мэнг очевидно хотела следовать за Цзи Баем. Это было ожидаемо, поскольку она сама испытывала подобное желание. Так что Сюй решила честно сообщить:

- Вчера капитан Цзи позвонил мне и велел сделать кое-какую работу. Возможно, он выбрал меня для стажировки.

Яо Мэнг обернулась. Ее спина вдруг стала напряженной и чересчур прямой, а в глазах появилось разочарование. Но она быстро взяла себя в руки и произнесла с беспомощной улыбкой.

- Ну да, на самом деле я осознаю, что не смогла бы с тобой соперничать.

То, как прямо она озвучила свои мысли, заставило Сюй улыбнуться. Яо Мэнг, играясь, кинула в нее полотенцем.

- Я буду работать изо всех сил, так, чтобы капитан заметил меня. Даже если мы будем проходить практику у разных учителей, Сюй Сюй, давай общаться и помогать друг другу. Давай стараться вместе!

- Хорошо, - согласилась девушка и деликатно вернула полотенце его владелице.

***

Вечером  Сюй Сюй все еще сидела у своего компьютера .Яо Мэнг, против уже почти устоявшейся привычки, не стала задерживаться, чтобы помочь тем, кто работал сверхурочно, даже не заказала им еды. Она покинула рабочее место вовремя впервые за все время стажировки.

Родители Яо Мэнг были пенсионерами – работали в свое время на обувной фабрике, и жили в фабричном районе. Когда девушка вернулась домой, у нее совершенно не было аппетита. Игнорируя обеспокоенные вопросы родителей, она прямиком направилась в свою комнату и заперлась там.

Повалявшись бесцельно на кровати, и, наконец, приняв решение, Яо взяла мобильный и набрала заученный наизусть номер.

- Здравствуйте, Цзи Бай, - девушка нервничала и использовала сейчас весь свой шарм и присущее ей женское очарование. – Я ваш стажер, Яо Мэнг. Простите, что беспокою. Сегодня во время сбора информации я наткнулась на данные, которые не могу понять. От офицера Чжао я слышала, что вы очень хороши в таких вещах, поэтому я осмелилась позвонить вам для консультации.

Повезло, что у Цзи Бая было хорошее настроение. Выслушав ее вопрос, он терпеливо разъяснил ответ, сделав ей также комплимент за то, что она так старается на работе. Это вернуло ей уверенность в себе и заставило задать тревожащий вопрос в открытую:

- Капитан, я знаю, что вы вообще не особенно благосклонны к стажерам, но я очень хочу получить такую редкую возможность учиться у вас. Вы возьмете меня в свои ученицы?

- Насчет этого – боюсь, состав команд уже определен, - рассмеялся Цзи Бай на другом конце телефонной линии. - Вас будет вести офицер Ву. У него много полезного опыта полевой работы. Когда я только присоединился к команде, я учился именно у него.

- Это замечательно, - Яо Мэнг заставила себя улыбнуться в ответ, поддерживая нужную атмосферу беседы.

- Что-то еще?

- Это все, спасибо.

Отключив телефон, Яо еще некоторое время оставалась в кровати, глядя в окно. Наблюдала, как свет заходящего солнца ложится на старые дома, выглядевшие сейчас словно древние заброшенные руины. Ей было настолько грустно, что девушка едва сдерживала слезы.

Успокоившись, Яо Мэнг отправила смс-сообщение следующего содержания:

«Цзи Бай, спасибо за вашу помощь. Я буду следовать за офицером Ву, и буду тяжело работать, чтобы оправдать ожидания команды. П.С. Если в будущем я столкнусь с проблемами, могу я обратиться к вам за помощью?»

Она ждала достаточно долго, но Цзи Бай так и не ответил. В конце концов, девушка решила немного поесть. Вымыла посуду, прибралась в комнате, отмыла пол. И лишь затем раздалось короткое звуковое уведомление с мобильного.

Яо прочла смску от Цзи: «На самом деле не важно, кто ваш наставник, поскольку есть один маленький фактор - это только ступенька на пути к вашим собственным достижениям. Будет ли это мое наставничество и помощь или чья-либо другая – разницы нет. Старайтесь!»

 

Глава 5

Поужинав наработе, Сюй Сюй решила продолжить составление рапорта дома.

Она жила сейчас в месте, которое называлось «Королевские Дворики», в доме, который Сюй Цзинь приобрел в начале этого года. Это был элитный бизнес-район, хорошо защищенный и, что еще важнее – близкий к полицейскому участку, где проходила стажировку Сюй.

Поскольку было еще относительно рано, девушка решила отправиться в парк, расположенный почти у самого дома. Она планировала пробежать пару кружков, а затем вернуться домой и немного поработать. Переодевшись и прихватив с собой полотенце, она также привычно воткнула в уши наушники плеера.

Парк радовал глаз сочной зеленью. Сюй Сюй медленно бежала по узкой дорожке. Вокруг было множество других занимающихся людей, включая молодежь, подростков и детей. Сюй на всю громкость врубила музыку, сбавляя скорость. Ее бег теперь куда больше напоминал быструю ходьбу, зато она успевала осмотреться вокруг.

Для девушки это время было самым умиротворяющим. Иногда она словно полностью выпадала из окружающей действительности, а иногда внимательно разглядывала встречающихся людей и пыталась вообразить о них как можно больше.

Первый круг…

Отец и дочь играли поблизости, сидя на траве справа от дорожки. Маленькая девочка посмотрела на нее, засмеялась и что-то сказала, отец в ответ улыбнулся. Сюй одарила ее равнодушным взглядом. Она догадалась, что ребенок смеется над ее черепашьей скоростью.

В павильоне сидела старушка с белоснежными волосами, и, прищурив глаза, слушала радио.

Под тенью кукурузного растения счастливо разговаривали мужчина и женщина. На вид ей было около 30 лет, а вот он был явно моложе. Эта пара была близка, но не интимно. Возможно, брат и сестра.

Второй круг…

Держась за руки, отец и дочь встали. Девочка снова посмотрела на Сюй Сюй и рассмеялась. Сюй равнодушно отвернулась.

Беловолосая старушка скрылась из зоны видимости.

Мужчина и женщина все еще были тут, но уже сидели на траве.

Третий круг…

Небо потемнело. Людей стало значительно меньше. Поскольку это была рабочая зона высококлассного, дорогого района, ближе к ночи в парке всегда было очень малолюдно.

Слева, на траве парочка продолжала беседовать. Мужчина положил руку на плечо спутницы, оживленно рассказывая ей что-то и смеясь. Она улыбалась в ответ, откинувшись назад, в красивой, эффектной и очень элегантной позе.

Сюй Сюй равнодушно отвернулась.

И вдруг незнакомка вскрикнула.

Сюй остановилась и оглянулась. Она увидела широко открытый рот женщины, ее вздернутую окровавленную правую руку. Кровь лилась фонтаном из раны на запястье. Мужчина рядом беспомощно застыл.

Сюй Сюй сорвала наушники и быстро подбежала к паре.

Она не ошиблась, запястье женщины было рассечено.

На бегу полицейский стажер вспомнила рассказ Чжао Хана о деле, в котором фигурировали лезвия, оставленные в лавке в парке ТА. Там тоже кто-то был ранен.

То есть, это же не случайность?

Лицо женщины побелело, она торопливо зажала рану, но кровь все еще лилась. Мужчина вышел из шокового состояния, и начал помогать останавливать кровотечение, набирая второй рукой на мобильнике номер 120 (аналог 911):

- Приезжайте в парк Фанг Тинг! Моя подруга серьезно ранена…

- Отойдите! – Сюй, наконец-то добралась до пострадавших. – Я офицер полиции!

Мужчина не сразу, но отпустил женщину и отступил в сторону, давая девушке пройти. При этом он продолжал смотреть на нее со всей подозрительностью.

Сюй Сюй задержала дыхание и обхватила запястье женщины так, чтобы прицельно пережать ей задетую вену, чуть выше раны. Кровотечение остановилось.

– Спасибо! - Одежда и руки женщины были окровавлены, а лицо стало невероятно бледным.

- Центр Неотложной помощи расположен меньше, чем в 10 минутах отсюда, - заверила ее стажер. – Все в порядке, вы не настолько серьезно ранены, как могло бы показаться.

Мужчина и женщина перевели дыхание и синхронно повторили «Спасибо».

Сюй Сюй кивнула, и обратилась к пострадавшей.

- Что произошло?

Незнакомка выглядела очень ослабевшей, однако ее голос звучал достаточно спокойно.

- В траве было что-то острое, и я порезала руку.

Хотя уже стемнело, до включения фонарей еще оставалось время. Из-за отсутствия света трава казалась почти черной, и рассмотреть что-либо в ней было просто невозможно. Мужчина использовал подсветку дисплея, повернул так, чтобы осветить землю у ног.

- В траве лезвие, - сказал он ледяным голосом пару минут спустя.

- Не уничтожайте улики, - велела девушка. - Подождите приезда полиции, они заберут лезвие. А пока придавите вот здесь, над раной.

- Я? А как же вы? – удивился он.

Сюй подняла руку женщины и еще раз осмотрела рану. Затем безапелляционным тоном приказала: «Жми!».

Мужчина замер, удивленный ее командным голосом. Но все же подчинился и перехватил руку своей спутницы. Сюй сдернула с шеи полотенце и подняла с земли палку. Она использовала ткань, чтобы завязать узел вокруг руки незнакомки, и зафиксировала его палкой. Женщина вскрикнула от боли. Мужчина поинтересовался:

- Это чтобы кровотечение остановить?

Девушка проигнорировала вопрос, обратилась к пострадавшей.

- У вас ручка есть?

Та отрицательно помотала головой, и Сюй Сюй пришлось повторить вопрос мужчине. У него тоже ручки не было. Выражение лица Сюй осталось неизменным, когда она положила пальцы на окровавленную руку женщины.

- Что вы делаете? – с удивлением спросил мужчина.

Сюй холодно глянула на него, затем наклонила голову, обмакнула пальцы в кровь и использовала их для того, чтобы записать время на руке женщины. Это нужно было для того, чтобы медики точно знали, как долго был перекрыт доступ крови в конечность. Кажется, парочка быстро сообразила, что к чему.

- Спасибо, правда, огромное спасибо, - искренне повторила женщина.

Ее спутник смотрел на спасительницу очень серьезным взглядом, но в этот раз промолчал.

- Разговаривайте с ней, пока скорая не приедет, - сказала ему Сюй Сюй и отвернулась, чтобы осмотреть траву.

Как раз в это время зажглись фонари. Сюй осторожно огляделась, стараясь делать как можно меньше лишних телодвижений. Острый канцелярский нож она увидела в траве не сразу, поскольку нижняя его часть была воткнута в грунт, а верхняя – закрашена зеленым. Очевидно, чтобы сделать ее неприметной.

Вообще лезвий там было много – разной длинны и формы, они образовывали на земле узор в форме пятиконечной звезды. Это не было случайностью, кто-то определенно специально их здесь установил, правда совершенно не ясно – с какой целью.

Сюй Сюй обернулась на парочку. Те успели отойти и обосноваться в павильоне. Женщина опиралась на мужчину, а он говорил ей что-то, очень нежным голосом. Но хотя разговаривал он со своей спутницей, неотрывно смотрел все же на Сюй. Девушка отметила, что незнакомец был высок, одет в черный костюм, очень подходивший к его светлой коже. Выражение его глаз было высокомерным и утешающим одновременно.

Сюй Сюй подошла ближе.

- Кто из вас решил присесть в траву?

Мужчина изменился в лице, а женщина поспешно ответила:

- Это я, - ее голос был слабым, но четким. – Офицер, Цзы Сяо - мой кузен, он только вернулся из-заграницы. Пришел сюда сегодня, чтобы меня навестить. Прийти именно в парк было моей идеей.

Девушка понимающе кивнула, проигнорировав мужчину, и снова вернувшись к осмотру травы.

Скорая приехала очень быстро, так же оперативно прибежал и парковый управитель. Сюй Сюй помогла медикам перенести женщину в карету скорой помощи. Заметив, что она тоже была в крови, медбрат переспросил. – А вы в порядке?

Сюй кивнула.Она хотела поговорить с офицером полиции, появившимся в пределах ее видимости, но внезапно прозвучал мужской голос.

- Офицер,оставьте мне вашу контактную информацию.

Спрашивал Цзы Сяо. Он уже влез в карету скорой помощи, и сел рядом с пострадавшей. Кузены дружно взглянули на Сюй Сюй.

Сюй холодно сказала медикам.

– Я не еду.

После этого она вяло улыбнулась, пытаясь хоть как-то сгладить наверняка неприятные впечатление о своей манере поведения.

 

Глава 6

Сюй Сюй с фонариком осторожно осматривала траву, когда раздался звонок от Цзи Бая.

Время было поздним. Ветер изгибал ветви деревьев так, что казалось, будто это призраки почти беззвучно шевелят своими руками. Голос Цзи звучал безэмоционально, пронизывая ночь и принося ощущение холода и лени.

- Который сейчас час?

Сюй недоуменно замерла.

Полиция перекрыла парк для проведения расследования сразу после того, как отъехала карета скорой помощи. Полицейские и сотрудники парка, под управлением паркового менеджера, разыскивали лезвия, которые еще могли здесь остаться. Сюй Сюй представилась офицером полиции. Кроме того, она также проходила по делу и как свидетель.

До того Сюй Сюй много раз анализировала отчеты с мест событий и преступлений, часто помогала своим преподавателям. Но впервые оказалась непосредственно вовлечена в эти самые события. Именно из-за этого, в своем возбужденном состоянии, девушка совсем позабыла о времени, как и о том, во сколько ей нужно было сдавать рапорт. Она доложила ситуацию капитану, и он спокойно произнес:

- Передай свой телефон дежурному полицейскому.

Дежурным сегодня был офицер, которому на вид было едва ли больше 30 лет. Приняв телефон, он улыбчиво заговорил.

- Цзи Бай, привет! Тут следующая ситуация…

Доложив о происходящем, полицейский вернул девушке ее мобильный. Цзи Бай все еще висел на линии.

- Твой телефон принимает видеозвонки?

Девушка с удовольствием произнесла, что да, принимает. Это был мобильник от ее любимого бренда, с техническим и программным оснащением, почти равным ноутбуку. И конечно же он поддерживал последние технологические новинки.

- Включи!

Не смотря на то, что фонари в парке уже были включены, вокруг все же было темновато.

Услышав, что Цзи Бай решил сам вмешаться в дело, многие собрались вокруг, желая удовлетворить свое любопытство.

Сюй Сюй врубила видеозвонок. Она была растеряна и не могла сообразить, что же задумал капитан? Так, со включенной видео связью, девушка прошла по парку, стараясь медленно и мягко вращать телефон, создавая полноценную картинку всего происходящего. Цзи молчал, но она слышала, как на заднем фоне у него другой мужской голос звал капитана выпить.

- Подожди немного, скоро буду, - громко ответил ему Цзи Бай.

Сюй нахмурилась. Примерно в то же время капитан неожиданно обратился уже к ней.

- Деревья справа от холма и рокарий за твоей спиной.

Минут 5 спустя раздались восхваляющие возгласы и аплодисменты – лезвия действительно были найдены в указанных местах. Цзи велел полицейским сворачивать розыскные мероприятия и заняться последующим оформлением находок, составлением протоколов.

Выражение лица дежурного офицера изменилось очень заметно. Он страстно хотел поговорить с Цзи Баем.

- Капитан Цзи, спасибо вам… в парке было очень малолюдно, поэтому нам удалось избежать паники. Сюй Сюй проделала отличную работу. Как и ожидалось от вашей ученицы… у великого учителя и ученица великая…

Многие полицейские из тех, кто слышал этот разговор, обернулись к девушке. У них на лицах она видела удивление и даже уважение. Лицо Сюй налилось пунцовым цветом.

Некоторое время спустя, мужчина вернул ей мобильный, мягким дружелюбным голосом сообщив:

- Сюй Сюй, ваш учитель хочет поговорить с вами.

После такой впечатляющей проверки возможностей Цзи Бая, девушка едва смогла совладать с обуревавшими ее эмоциями, но все же не удержалась от вопроса:

- Как вы узнали?

Перед этим полицейские проанализировали возможный выбор мест, где могли бы быть спрятаны лезвия. Они начали локализировать предполагаемые зоны, но поскольку парк был огромным, за короткое время осмотреть все варианты было невероятно сложно. А вот Цзи, который вряд ли хорошо мог рассмотреть темный парк через маленький дисплей мобильного, сразу же определил, где будут лезвия. И кто бы мог предположить, что капитан ответит вопросом на вопрос:

- Ты не ответила. Я спросил – который сейчас час?

- Полпервого ночи.

- А в котором часу ты обещала выслать мне рапорт?

- В 11 вечера.

Цзи Бай приглушенно рассмеялся. Этот звук показался Сюй почти оскорбительным высмеиванием.

Девушка ощутила не только удивление, но и острое разочарование. Ей казалось, что Цзи Бай поймет, когда она объяснит ситуацию. Тем более, что он ведь сам только что им помог. Она же опоздала из-за дела, а не из-за собственной глупости или лени. Плюс ей показалось, что он высоко оценил ее действия, когда разговаривал с сотрудником полиции. Назвал же ее своей ученицей. И теперь что, когда работа была сделана, изменил свое мнение на диаметрально противоположное? Она совершенно не могла понять этого «учителя».

Видимо, Цзи Бай ощутил общий ход ее мыслей – по напряженному молчанию и сложному выражению лица.

- Чувствуешь себя несправедливо обиженной?

Сюй Сюй хранила молчание.

Цзи продолжил провоцировать ее, используя трудночитаемый, безэмоциональный тон.

- Ты хочешь узнать, на основе чего я сделал свои выводы о местоположении лезвий? Все очень просто – интуиция. Каждый опытный полицейский со временем получает навык такого эффективного ее использования. Как бы то ни было, как это дело относится к заданию, которое я тебе дал? На месте преступления ты провела очень много времени, а пользы ни на грош. Я скажу тебе откровенно – мое время было потрачено совершенно без толку. Сюй Сюй, если я не получу свой рапорт к 6 утра, готовься к неприятным последствиям!

Сталкиваясь со сложными ситуациями, Сюй еще меньше походила на обычного человека.

Большинство молодых людей обычно мечтали о том, чтобы достичь желаемого и доказать таким образом собственную силу и состоятельность. Сюй, похоже, родилась с полным отсутствием подобных амбиций. В ней отсутствовало «я добьюсь этого, чего бы мне это не стоило», ей было куда интереснее узнать «как могло так получиться». Она специализировалась на анализе преступников, потому что к этому у нее был интерес, и способности. Сюй Сюй также не привыкла заботиться ни о других, ни о самой себе. Это позволяло ей иметь холодную, ясную голову, но вместе с тем – делало немного бессердечной.

Именно по этой причине, после этой неожиданной ситуации с Цзи Баем, девушка была расстроена.

Но уже на подходе к воротам парка ее состояние вернулось к абсолютному спокойствию.

Поскольку время перевалило за полночь, дорога была очень тихой и спокойной. Ярко горели огни ночного города. Сюй Сюй разглядывала свою тень, думая о том, что на самом деле капитан Цзи был полностью прав. Да, она помогла жертве, и не помогла в расследовании дела. Решив это для себя, девушка направилась прямиком к компьютеру, намереваясь засесть за рапорт.

Некоторое время спустя, Сюй поняла, что ей понравились слова Цзи Бая об интуиции опытного полицейского. Она восприняла это как совет, подсказку в том, чего не хватало ей самой. Такая позиция позволила воспринимать все произошедшее сегодня вечером в куда более позитивном ключе.

Наконец,невероятно долгая ночь подошла к концу.

Девушка закончила рапорт и уставилась в экран, на котором мельтешили буквы. Неожиданно она ощутила себя истощенной. Запястье болело, а тело, казалось, разваливалось на части.

Она так много сделала сегодня – помогла раненной жертве, оббегала весь парк и всю ночь занималась рапортом.

И хотя девушка невероятно сильно хотела побыстрее оказаться в своей кровати, первым делом она все же отправила имейл Цзи Баю и, подумав всего пару секунд, решилась ему позвонить. Ее решение было основано на воспоминании о том, что в какой-то момент капитан Цзи казался не просто недовольным, а даже злым.

Он не контролировал свое настроение достаточно хорошо, и ей, как его ученице, требовалось позвонить ему – установить контакт для подтверждения доброжелательных, продуктивных взаимоотношений. Не смотря на ее неконтактный характер, она точно знала, здесь лучше было взять инициативу в свои руки

**

В тишине звонок телефона раздался просто оглушительно громко. Цзи Бай поднял трубку спустя несколькогудков, но ничего не сказал. Сюй Сюй хорошо слышала его тяжелое дыхание по ту сторону телефонной линии.

- Здравствуйте, Цзи Бай, - Сюй сразу же перешла к делу. – Я только что отправила рапорт на ваш имейл, вы не могли бы подтвердить его получение? Я разбила информацию на четыре смысловых блока, плюс добавила 17 документов для обоснования…

- Сюй Сюй, - довольно резко оборвал ее капитан.

Девушка сразу же замолчала, давая мужчине шанс высказаться.

- Ты позвонила мне в 4 утра, чтобы рассказать о такой мелочи? Я правильно понял – ты больше не хочешь быть частью нашей команды?

Стажер покосилась на время в нижнем правом углу монитора компьютера. Там значилось 4:07. В расстроенных чувствах девушка не смогла заговорить сразу, но после пары минут молчания все же выдавила из себя:

- Я сожалею, сер, что не обратила внимания на время. К тому же, вы велели прислать рапорт ДО 6 утра. А сейчас шести еще нет.

После минутного молчания вдруг раздался низкий громкий смех, ленивым тоном Цзи Бай прокомментировал:

- Ну, раз ты уже меня разбудила…

Несмотря на возникшую неловкость, Сюй все же продолжила отчет. Она слышала, как мужчина открыл дверь, звук шумящей воды, звон металлической ложки в чашке – видимо, он что-то размешивал.

Сюй Сюй свела концы с концами – вчера, во время звонка капитана в 12 ночи, кто-то фоновым шумом приглашал его употреблять алкоголь. И вряд ли он сразу же лег спать.

Возможно, она разбудила его сразу после того, как он задремал?

- Ты чего там притихла? – переспросил Цзи, отреагировав на ее затянувшуюся паузу.

Сюй продолжила отчет.

Шум по ту сторону телефонной связи прекратился, сейчас слышны были только короткие выдохи мужчины, похоже, он курил. Продолжая сидеть перед компьютером, девушка накрылась одеялом. Атмосфера воцарилась холодная и спокойная. Звучал только ее голос, в который иногда вплетались звуки вроде «хм», небрежным тоном изредка выдаваемые Цзи.

В воображении Сюй Сюй сложилась вполне четкая картинка: Цзи Бай лежал на кровати, укрытый до пояса одеялом, с телефоном у уха и сигаретой в руке. Почему-то девушка ощутила себя в этот момент странно – сложно было серьезно воспринимать этого высокого солидного мужчину под одеялком и в собственной постели. Она ощутила, что краснеет.

Откровенно говоря, Сюй уже видела фото капитана Цзи в документах и отчетах отдела, она запомнила его лицо очень детально, хоть и не обратила особого внимания на тот факт, что мужчина был действительно симпатичным. Вообще, запомнила она его внешность только лишь потому, что привыкла заучивать лица преступников для дальнейшей работы с ними, для последующего анализа.

**

Соображения Сюй Сюй были невероятно близки к реальности. Перед восходом солнца было особенно холодно, поэтому Цзи Бай действительно сейчас как медведь в берлоге прятался под теплым одеялом. А еще он заснул в 3 утра, с желудком, полным алкоголя, поэтому его голова просто раскалывалась от боли.

Сюй сконцентрировалась на отчете, но почти ничего из сказанного нею до сознания Цзи не доходило. Он даже не подумал о том, чтобы проверить имейл. Мужчина уже успел ознакомиться с другими отчетами и рапортами девушки, и они были настолько отлично написанными, что превзошли все его ожидания. Капитан уже решил для себя, что не будет в будущем перепроверять документацию настолько самодисциплинированного и умного подчиненного. Хотя самой Сюй Сюй он бы в жизни в этом не признался. По его мнению, она остро нуждалась в муштре и ежовых рукавицах.

Снаружи Пекин кутался в густые предрассветные сумерки. Цзи Бай подкурил сигарету, хоть таким образом пытаясь удержаться на грани бодрствования, поскольку спать хотелось просто ужасно. Слушая отчет своей ученицы, он изредка вставлял какие-то реплики, изображая, что слушает. Но если слова девушки проходили мимо сознания капитана, то ее голос в нем задерживался. Цзи вдруг осознал, что тембр Сюй Сюй, ее низкий мягкий бархатистый голос и приятный тон не только ощутимо отличался от тех, что он слышал раньше, но и был невероятно приятным для слуха. Он настолько убаюкал мужчину, что разбудить его смогла лишь сигарета, дотлевшая до фильтра и больно обжегшая пальцы. От мгновенной боли Цзи Бай проснулся и чуть было не выкрикнул слова:

- А вот эту часть ты отлично проанализировала!

 

Глава 7

Сегодня на работу Сюй Сюй пришла в стиле панды – с огромными темными кругами под глазами. Поскольку кожа девушки была очень бледной, на ее миниатюрном личике эти круги выделялись особенно заметно и в какой-то мере даже напоминали странный макияж к Хэллоуину.

Зайдя в помещение офиса, Сюй ощутила на себе заинтересованные взгляды. Она неспешно села на свое место и откинулась на спинку стула, готовясь к выполнению своих рабочих обязанностей. И только тогда заметила огромный букет белоснежных роз, расположившийся в невзрачной вазе на ее столе.

В букете была подписанная карточка, на которой девушка прочла короткие строки:

«Вы проделали отличную работу по поднятию репутации женщин».

И подпись – Е Цзы Си.

Выходит, что спасенную вчера женщину звали Е Цзы Си. Сюй Сюй это имя показалось очень знакомым, казалось, что она слышала его в новостях или по телевизору. Если незнакомка была личностью известной, тогда не странно, что ей удалось так быстро обнаружить свою спасительницу, и даже прислать ей такой недешевый презент.

Неожиданно слуха Сюй коснулся звук приглушенных восторженных аплодисментов.

- Приветствуем нашу героиню, - произнес офицер лет 40 на вид. Остальные повскакивали со своих мест и взяли под козырек, выказывая уважение Сюй Сюй. Девушка в ответ также встала и отдала честь. Внимание стольких улыбающихся лиц, обращенных к ней, заставило ее жутко покраснеть.

- Сюй Сюй, ты настоящая умница, - мягко прокомментировал офицер Ву.

- Не судите Сюй по ее миниатюрной мягкой внешности, - заговорил кто-то. – У нее характер настоящего лидера.

- Сюй Сюй, женщина, которую ты спасла – это Е Цзы Си, - Чжао Хан решил поделиться с ней ценной информацией. – Она часто дает интервью журналам и газетам.

Стараясь игнорировать обращенные к ней взгляды, девушка честно произнесла:

- Я всего лишь помогла ей остановить венозное кровотечение. Любой из вас смог бы справиться с этой задачей, и наверняка даже лучше, чем я. Мне просто повезло оказаться в нужное время в нужном месте.

Ее будущие коллеги восприняли ее слова с улыбками и доброжелательными комментариями. Видя их реакцию, Сюй Сюй поняла одну вещь – в сравнении с тем, что ежедневно делают на своей службе эти ребята, ее поступок всего лишь незначительная мелочь. Между тем члены команды окружили ее стол и завалили ее ободряющими фразами и шутками. Сюй была очень тронута этой неожиданной близостью. Покраснев еще больше, она тихо уселась на свое место.

В это время подала голос Яо Мэнг:

- Я предполагаю, нас сегодня ждет праздничный совместный обед в честь Сюй Сюй? – и она подмигнула девушке.

Сюй поняла, на что намекала вторая стажер. Она позволяла Сюй Сюй построить таким образом куда более близкие и дружеские отношения с остальной командой. Поэтому девушка, не долго думая, согласилась:

- Да, я приглашаю всех на ланч!

Ребята радостно восприняли саму идею посиделок, хоть и дружно отказались от того, чтобы она их угощала, аргументируя это тем, что им совесть не позволит раскручивать на деньги «такую милую малышку».

***

Вскоре и начальник управления уголовного розыска, Лю Жихон, позвал Сюй Сюй к себе.

Как оказалось,букет с поздравлениями сначала доставили ему, и только потом переадресовали ей.


 

Е Цзы Си являлась членом руководства крупнейшего концерна Е-Групп. В городе Лин эта женщина была невероятно известной бизнес-леди, она поддерживала отличные отношения с многими облаченными властью горожанами. Именно поэтому начальник управления был очень доволен признательностью, которую получила Сюй Сюй от этой особы, и осыпал девушку лестными комплиментами.

Слушая его, Сюй молчала, но Лю Жихон даже не обращал на это внимание. Он рассмеялся и закрыл глаза:

- Ты не упоминала свое имя, не так ли? Но когда Е Цзы Си позвонила, я сразу понял, о ком она говорит, - он покосился на нее и немного поколебался, но девушка договорила за него:

- Да, у меня очень своеобразная внешность.

Мужчина воспринял это как шутку, хоть и достаточно реалистичную.

**

Отобедать они решили в небольшом ресторанчике, расположенном неподалеку от полицейского участка. Яо Мэнг и Сюй Сюй шли туда рука об руку.

В симпатичном просторном зале собралась вся команда. Сюй все никак не могла избавиться от ощущения неловкости, но теплое выражение глаз Яо Мэнг заставило ее напомнить себе, что к подобным вещам следует начать привыкать.

- Зачем тебя вызывал начальник управления? Чтобы похвалить? – поинтересовалась Яо. А когда Сюй Сюй согласно кивнула, наклонилась к ней и тихо произнесла. – Так почему же ты не позвала его отужинать с нами?

Сюй нечего было ответить на это. Честно говоря, она просто не додумалась.

**

Ланч прошел в очень дружественной и веселой обстановке. Сюй Сюй не знала, что все мужчины в команде были настолько открыты и забавны. Комната постоянно полнилась остроумными замечаниями и смехом. Очень много привнесла и Яо Мэнг, как радушная хозяйка внимательная ко всем, заботливо следящая за тем, чтобы еды и закусок хватило каждому. Это делало атмосферу еще более приятной и непринужденной.

Среди прочих тем разговоров всплывал и Цзи Бай. Офицер Ву сказал, что до этой поездки капитан Цзи не навещал своих родных вот уже три года. А сейчас наверняка надумал отдохнуть по полной программе, прежде, чем с головой вновь окунуться в работу. Чжао Хан поделился приказом начальника управления – тот велел вообще не беспокоить Цзи Бая, и позволить ему отдыхать в полном спокойствии. Многие говорили Сюй Сюй о том, что ей следует постараться изо всех сил во время учебы у Цзи, поскольку ей достался воистину редкий и ценный шанс. Очень малое число людей могли похвастать возможностью чему-то у него поучиться.

Сюй была полностью с этим согласна. Хотя, откровенно говоря, даже не подозревала, что у Цзи Бай была подобная репутация.

Когда пришло время расплачиваться за еду, Сюй Сюй не успела даже вытащить кошелек. Сразу несколько ее коллег на перебой начали предлагать оплатить заказанное. Но всех перекричал Чжао Хан, громко сообщивший, что за все заплатит сам начальник, причем, он это предложил добровольно и даже с удовольствием. В доказательство он предъявил смс-сообщение на экране своего мобильного: «Отличное решение. Запишите на мой счет. Лю Жихон».

На этих словах все замерли. Чжао Хан рассмеялся:

- Он только узнал, что мы собираемся вместе перекусить и поддержать нашу Сюй, как сразу же предложил за это заплатить.

Ребята, уже доставшие кошельки, с довольным вздохом начали прятать их обратно. Сюй Сюй собралась было сказать, что заплатит сама, однако Яо Мэнг остановила ее, схватив за руку. Героиня этого дня кинула на нее быстрый взгляд.

Она не совсем поняла, почему Яо так поступила, однако решила не спрашивать и просто подчиниться.

 

Глава 8

На протяжении всех выходных город Лин прогревался нетерпеливым теплым весенним ветром, проникавшим, казалось, в каждую подворотню и каждый закуток.

Однако у полицейской команды совершенно не оставалось времени на то, чтобы насладится этой замечательной погодой. Через три дня после ранения Е Цзы Си произошло сразу два похожих несчастных случая. Высшее руководство поручило расследовать все четыре дела уголовному отделу.

Только Е Цзы Си поранилась серьезно, остальные пострадавшие отделались поверхностными ранами. У одной из жертв была настолько несущественная царапина, что он даже не заявил об этом в полицию. И если бы сами полицейские не отзванивались по городским паркам с вопросами о возможных ранениях и обнаруженных лезвиях, они бы не имели ни малейшего представления обо всех прочих случаях, и очень много информации просто прошло бы мимо их внимания. С другой стороны, несерьезные последствия привели к тому, что среди горожан не возникало ни малейших волнений или нареканий в отношении работы полиции.

Как бы то ни было, полицейское управление решило, что ситуация стала требовать срочного вмешательства. Руководство отправило дополнительных постовых и офицеров во все городские парки.

Через два дня с момента начала открытия дела у команды все еще не было никакого прогресса.

Преступник не оставлял следов, не было обнаружено ни одного отпечатка пальцев, так что зацепиться буквально было не за что. Да и деятельность его тоже прекратилась, а может быть он просто временно залег на дно.

Вечером воскресенья Сюй Сюй в одиночестве сидела в конференц-зале, окружив себя фотографиями с места преступления. Ее размышления были настолько напряженными, что, казалось, вот-вот заболит голова.

Цзи Бай все еще находится в отпуске, так что начальство не стало вовлекать его в это расследование, хотя так или иначе им занималась вся команда уголовного отдела.

Яо Мэнг работала отдельно – со своим наставником. Сюй Сюй добровольно вызвалась, чтобы попробовать составить возможный психологический портрет преступника. Так что эти дни она работала в индивидуальном режиме.

В конференц-зале были не только фотографии, но и карта, с отмеченными на ней локациями, где были обнаружены лезвия. Девушка в задумчивости переводила взгляд с фото на карту, перекатывая между пальцев ручку и едва слышно озвучивая возможные варианты будущих закладок лезвий. Парк Руинг Гонг, парк Чаоян, Хэйтс, Хуань…

Так выходило, что все потенциально опасные парки, равно как и места, где лезвия уже обнаружили, были локализированы вокруг района, где жила Сюй. Это были места, облюбованные городской элитой и людьми с уровнем достатка явно выше среднего, места, примыкающие к Центральному бизнес-району.

Преступник использовал стандартные канцелярские ножи, приобрести которые он мог буквально везде, причем за бесценок. И практически всегда устанавливал их в форме пятиконечной звезды.

Иногда лезвия были замаскированы травой, а иногда – выкрашены в зеленый цвет. Специалисты из лаборатории обнаружили в краске добавки – один раз воду из городского озера, один раз даже бульон из пряного овощного супа. Суп в городе пользовался огромной популярностью и также мог быть приобретен буквально везде. Так что полиции в прямом смысле не было за что зацепиться.

Не всегда совпадало время происшествий. Иногда лезвия находили на выходных, иногда – в будние дни, утром, в обед, вечером и даже ночью.

Задумавшись, Сюй Сюй не сразу услышала голос, настойчиво зовущий ее со стороны входной двери.

- Офицер Сюй?

Обернувшись, девушка увидела Е Цзы Си.

Мягкий медовый солнечный свет, заливавший комнату, указывал на то, что вечер начинал вступать в свои законные права.

Е Цзы Си была одета в очень стильное белое платье, а образ, лучше прочих украшений, подчеркивала добрая, дружелюбная улыбка.

Откровенно говоря, во время происшествия Сюй Сюй мало обратила внимания на внешность женщины. Она запомнила Е Цзы как высокую (особенно в сравнении с ней самой) барышню с бледной тонкой кожей и дорогим нарядом. Пострадавшую, которая не смотря на обильное кровотечение и испуг, вела себя очень спокойно, адекватно и разумно,  в точности следовала рекомендациям полиции и парамедиков.

Теперь же, после встречи в тихой и спокойной обстановке, образ сложился в нечто целостное.

Е Цзы Си была очень красивой, утонченной и элегантной, с тонкими чертами лица и очень темными, выразительными глазами. При этом ее своеобразная аура скорее свидетельствовала о холодности и недоступности, словно у Снежной Принцессы.

Сюй Сюй оценила эффект буквально за несколько мгновений, затем взяла себя в руки и кивком головы поздоровалась с вошедшей, ожидая, пока та продолжит говорить.

Е Цзы Си вошла внутрь и прикрыла за собой дверь.

- Сюй Сюй, я хотела бы лично поблагодарить вас за спасение моей жизни, - слова она произносился неспешным, дружелюбным тоном, в котором даже проскальзывали нотки очаровательного кокетства. Женщина взяла руку девушки и мягко ее пожала.

Сюй улыбнулас ьв ответ, но, имея совсем скудный опыт тактильного контакта с другими людьми, очень быстро выдернула руку обратно.

- Вам не за что меня благодарить, я не сделала ничего такого. Как заживает ваша рана?

Е Цзы Си показала запястье, на котором медицинским пластырем были прикрыты швы, рельефно выделяющиеся сквозь тонкую белую ткань. Впрочем, состояние кожи вокруг говорило о том, что рана отлично заживает.

- У вас найдется для меня время сегодня? Я хотела бы угостить вас ужином, - она произносила эту фразу мягко, но с едва заметной настойчивостью.

- Спасибо вам за приглашение, - быстро отозвалась Сюй. – К сожалению, у меня совершенно нет на это времени. Но я получила символ вашей признательности. Спасибо, это был потрясающе красивый букет.

Е Цзы бросила взгляд на фото, на карту, на материалы дела, разложенные на столе. Она понимала, что девушка перед ней не придумывает себе оправдания. Похоже, она и вправду была серьезно занята. Поэтому ей все же пришлось смириться.

- Хорошо, я понимаю, - женщина положила руку на плечо Сюй Сюй. – Но обещайте мне, что все же позволите вас угостить, как только у вас появится свободное время.

И снова такая фамильярная близость заставила девушку чувствовать себя крайне некомфортно. Она осторожно отступила назад. Кажется, Е Цзы Си поняла, что заставляет ее нервничать, потому что она взглянула прямо в глаза Сюй Сюй и, наконец, попрощалась:

- Ах, не смею вас больше задерживать. Пожалуйста, продолжайте ваш важный и полезный труд!

Сюй поблагодарила женщину и даже провела ее до самых дверей. На свое место она возвращалась в полнейшем молчании. Через несколько минут ее мобильный подал сигнал смс-уведомления.

«Кое-кто просил у меня ваш номер телефона, - значилось в тексте. – Но я не дала. Если он хочет пообщаться с моей спасительницей, то пусть проявит вежливость и чуть больше изобретательности, как вы считаете?»

Сюй Сюй пробежалась глазами по сообщению, но даже не стала задумываться о его содержании. Отложив телефон, она с головой погрузилась в работу.

**

Вечером вучасток неожиданно принесли еду из ресторана Гуанчжоу, для всей команды, получателем указали Сюй Сюй. Девушка подумала, что это подарок от ее чрезмерно заботливого брата, поэтому не придала событию особого внимания.

Однако уже после ужина она все же решила позвонить ему и поблагодарить лично. Сюй Цзюнь, впрочем, тут же опроверг ее догадку. Весь вечер он провел на очень сложной встрече, и у него совершенно не было ни секунды свободного времени, чтобы побыть для нее заботливым братом.

- Это была Е Цзы Си, - догадалась девушка.

- А что Е Цзы Си? – парень казался совершенно сбитым с толку. – Та самая Е Цзы?

- Та самая, - подтвердила Сюй.

- Что? А зачем бы ей вообще тебе еду посылать?

Сюй Сюй коротко пересказала ему события в парке, скромно упомянув свое в них участие.

Но первое, на что отреагировал брат, была она сама:

- И ты мне не рассказывала? С тобой ничего не произошло? Ты не ранена?

- Ну, конечно же я в полном порядке, - спокойно ответила девушка.

- А с Е Цзы что?

- На тот момент ее рана была серьезной. Однако сейчас все хорошо, все отлично заживает.

Услышав это, Сюй Цзюнь ощутил настоящее облегчение. И тут же начал подкалывать сестру тем, что ее впервые пригласили на свидание. Даже прислали  букет и угощение с романтическим подтекстом…и все это – от женщины. Он сказал, что Е Цзы Си очень красивая и сексуально привлекательная женщина, поэтому он совершенно не против того, чтобы его маленькая сестричка завела с ней роман. Сюй Сюй ответила, что слишком занята для того, чтобы выслушивать все эти глупости, и повесила трубку.

 

Глава 9

И кто бы знал, что следующие пару дней Е Цзы Си будет продолжать посылать ланч и обед в полицейский отдел, намеренно указывая Сюй Сюй получателем. Кроме еды приносили коробки со свежими фруктами, которых тоже вполне хватало на всю команду. Эти действия от госпожи Цзи Си всполошили даже начальника отдела, который лично пришел к Сюй с расспросами (умудрившись при этом стянуть огромный сочный мангостан (*экзотический фрукт) из общей коробки).

Сюй Сюй не привыкла находиться в центре внимания, а тем более так долго, поэтому очень скоро она не выдержала и позвонила своей нежданной благодетельнице, чтобы попросить прекратить все это. Но Цзы Си мягким голосом и непреклонным тоном сообщила, что ничего поделать уже нельзя. Что фрукты и еда были заказаны и проплачены на месяц вперед, и отменить заказ технически невозможно. А если бы и было возможно – то делать это она бы не стала, поскольку искренне считает, что офицер Сюй трудится очень усердно и нуждается в подобного рода поощрениях.

Поскольку все мысли девушки на тот момент были заняты делом, а желание разбираться с в целом положительным проявлением чувств было не особенно сильным, Сюй Сюй просто позволила Цзы Си продолжать поступать так, как та захотела.

А между тем, в деле прорывов даже не намечалось. Кроме простого патрулирования парков, команда поддержки также занялась исследованием криминальной истории мест, где были найдены лезвия.

Сюй решила снова проверить места преступления.


 

**

После обеда в этот выходной день в парке было лишь несколько человек. Двое стариков играли в шахматы. Сюй Сюй пошла прямиком туда, где, как она помнила, поранилась Е Цзы Си. Именно там она заметила мужчину, который сидел на траве, прямо под палящим солнцем, и улыбался ей. Девушка узнала его – это кузен Е Цзы Си, который был с ней тогда. Кажется, его звали Е Цзы Сяо.

В отличие от прошлого раза, сегодня он был одет в костюм и рубашку светлого кремового цвета, которая еще больше подчеркивала бледность его кожи, заставляя мужчину выглядеть моложе. Короткие черные волосы были уложены в стильную прическу, а челка спадала почти до самых сияющих глаз, отчего он выглядел, словно модель из журнала моды.

- Ну, наконец-то! Я прождал пять дней, чтобы увидеться с вами! – Цзы Сяо грациозно поднялся и едва заметным движением обтряхнул одежду от пыли. Когда он подошел к девушке, она даже на секунду растерялась от соседства с настолько высоким человеком. – Я очень хочу отужинать с вами.

- А я не хочу. Будьте любезны, отодвиньтесь и не мешайте мне проводить расследование, - нахмурилась Сюй Сюй, и посмотрела ему в глаза - прямо и тяжеловесно. Затем она обошла мужчину и присела, чтобы обследовать траву у своих ног.

Е Цзы Сяо застыл на пару секунд, переваривая такой категоричный отказ, а затем ощутил еще один тычок от жестокой реальности – девушка словно вовсе перестала его замечать. А ведь он всю жизнь был уверен, что его шикарная внешность привлекательна для женщин любых возрастов. Он рассчитал вероятность встречи со столь интересным ему полицейским офицером, поэтому сегодня особенно постарался, выбирая костюм и приводя себя в порядок.

Е Цзы Сяо, конечно же, предполагал, что может получить отказ. Но реакция Сюй Сюй просто выбила беднягу из колеи. В ней не ощущалось ни следа застенчивости, испуга, напряжения или нерешительности.

Она вообще не показала манеры или реакцию нормальной женщины, особенно такой, к которой он привык. Мужчина внимательно и спокойно рассмотрел девушку, занятую сейчас своим делом. Простая белая футболка, черная курточка… в таком наряде офицер Сюй выглядела даже еще более хрупкой и миниатюрной. А себя рядом с ней он ощущал чуть ли не гигантом.

И вот эта вот мелочь смогла так безапелляционно ему отказать.

Цзы Сяо решил пойти другим путем.

- Чем вы заняты сейчас? Это для расследования дела?

- Прямо сейчас полицейский офицер занят осмотром места преступления, будьте любезны, пойдите и развлеките себя в каком-нибудь другом месте, – отвечая, она даже не потрудилась повернуть голову в его сторону.

Сюй Сюй встала и огляделась, внимательно разглядывая окрестности. Откровенно говоря, у девушки уже сложилось о незнакомце определенное представление, и не так, чтобы лестное.

Для нее он был высокомерным мужиком, который отвлекал ее болтовней, когда нужно было оказывать срочную первую помощь. Он был полностью бесполезен. Так что в ее глазах Е Цзы Сяо был просто очередным самовлюбленным самцом, который почему-то хотел разделить с ней еду.

И ей никаким образом это не было интересно.

Цзы Сяо помолчал немного, а затем развернулся и ушел прочь. Сюй слышала его удаляющиеся шаги до тех пор, пока вокруг нее снова не воцарилась полнейшая тишина.

**

Немногим позже Сюй решила отправиться в следующий парк. Перед уходом она неожиданно вспомнила о Е Цзы Сяо и оглянулась, с облегчением отмечая, что нигде нет и следа его пребывания. Как ни странно, его шаги она услышала за своей спиной только после того, как дошла до парковых ворот. Девушка обернулась, чтобы, конечно же, увидеть Цзы Сяо, крадущегося следом за ней.

- Я могу вам чем-то помочь? – спросила она холодно.

- Отужинайте со мной.

- Я отказываюсь.

- Ладно.

Девушка отвернулась и продолжила свой путь. Но Е Цзы Сяо не отставал. Когда она обернулась, мужчина лишь взглянул на нее и молча улыбнулся, выражение его глаз говорило о любопытстве и желании поддразнить. Сюй Сюй никогда не встречала прежде настолько навязчивого парня. Она совершенно не могла его понять. Девушка очень откровенно отвергла его предложение, причем не один раз, а он и не думал сдаваться. Она ощущала, что вряд ли захочет поговорить с ним, если только в этом не будет острой необходимости. Но все, что ей оставалось сейчас – поторопиться покинуть парк, чтобы успеть на ближайший поезд метро.

В метро тоже было малолюдно. Сюй расположилась в углу, бросая настороженные взгляды на Цзы Сяо, внаглую стоявшего всего лишь в паре метров от нее. В поезде он встал ближе, оперся спиной о поручень, скрестил руки на груди и пялился прямо на девушку. Сюй Сюй делала вид, что его не существует, и что вид за окном ей куда более интересен.

Впрочем, в вагоне она была такая одна.

Е Цзы Сяо был высоким и стройным, но куда больше, чем физическое тело, место занимала его давящая аура. Его внешность была экстраординарной, а элитная, высокомерная красота притягивала взгляд. Окружающие подсознательно сторонились мужчины, хоть некоторые девушки иногда и оглядывались, чтобы украдкой взглянуть на красавчика.

Очень скоро все поняли, что мужчина не сводит взгляда с Сюй Сюй. Этот факт заставил людей с неподдельным любопытством обернуться к девушке. Сюй покраснела и как можно более холодно посмотрела на Цзы Сяо, но на следующей остановке поспешно выпрыгнула из вагона. Конечно же, мужчина последовал за ней. Разительный контраст красного лица, суетливых движений и показательной холодности его «жертвы» заставил Е Цзы Сяо почувствовать себя удовлетворенно.

В плотной толпе людей Е Цзы Сяо следовал за Сюй Сюй, словно неотделимая тень. Не отставал он от нее в парке и на улице. Взгляд мужчины неустанно следовал за ней, ни на секунду не теряя жертву из поля видимости.

Сюй снова вошла в метро, и он отправился следом, обращая внимание окружающих не только своей внешностью, но и своими жаркими взглядами в сторону девушки. А когда она взяла такси, он запрыгнул на переднее сидение и кинул водителю 100 баксов, чтобы просто иметь возможность быть в одном авто с ней, и наблюдать за офицером через зеркало заднего вида.

Первое время Сюй Сюй было крайне некомфортно. Она смотрела на него убийственным взглядом и постоянно рекомендовала проваливать. Однако парня словно заклинило – единственной реакцией была фраза «Я просто хочу с вами поужинать».

В конце концов, девушка решила просто его игнорировать и сфокусироваться на своем расследовании. Было уже 10 вечера, когда она попала в последний, четвертый парк. К этому времени он был уже закрыт. Сюй показала свое удостоверение и потребовала позвать менеджера, чтобы ей открыли и провели на место преступления. А когда Цзы Сяо дернулся было пойти следом, сказала сотрудникам паркового комплекса:

- Я его не знаю. Не позволяйте всяким проходимцам нарушать правила безопасности.

Однако менеджер явно оценил элитность «проходимца» и дороговизну его наряда, как и ауру человека властного, поэтому был крайне дипломатичен и мягок в своей рекомендации для господина Е покинуть это место. Цзы Сяо, наблюдая за хрупкой удаляющейся фигуркой Сюй Сюй, холодно отрезал.

- Вы что, не видите? Она моя девушка.

Сюй услышала его, и обернулась к растерявшемуся служащему.

- Если вы его впустите, я подам на вас заявление за препятствование проведению расследования.

Этот комментарий позволил менеджеру сделать свой выбор в ее пользу. Е Цзы Сяо был выставлен вон. Правда, в самом конце он не смог удержаться, чтобы не спросить у красавчика.

- Этот офицер и правда ваша девушка?

- Так или иначе, она скоро нею станет, - легкомысленно и задумчиво отозвался тот.

Менеджер рассмеялся и любезно принял протянутую богатым гостем недешевую сигарету. Некоторое время они поболтали между собой, а затем Цзы Сяо уселся на скамейку неподалеку, чтобы не пропустить, когда Сюй Сюй выйдет наружу.

 

Глава 10

Когда Сюй Сюй вышла из парка, к ней подошел менеджер и указал на что-то. Этим что-то оказался Е Цзы Сяо, сидящий неподалеку на лавочке. Вернее, он полулежал, скрестив руки на груди, вытянув вперед длинные ноги и свесив голову на грудь. Его глаза были закрыты.

Лунный свет, словно посеребренная вода, пятнами-лужицами пробирался сквозь ветки деревьев и падал на силуэт в светлом костюме, превращая его в статую с мягкими, нежными и красивыми контурами. Статую спящего ангела.

Поскольку Сюй удалось обнаружить некоторые зацепки, способные привести к разгадке дела, она была в отличном настроении. Именно поэтому Цзы Сяо больше не казался ей ужасно надоедливым и противным. Его спящее лицо выглядело приятно умиротворенным.

- Офицер, в такую погоду как сейчас, очень легко подхватить простуду, особенно если спать на улице, - заботливо сообщил менеджер. – Так что поторопитесь и разбудите его.

- Доброй ночи! – вежливо отозвалась девушка, подарив парковому сотруднику лишь беглый взгляд.

А затем бодрой походкой отправилась в сторону метро.

Когда Сюй Сюй скрылась из виду, Е Цзы Сяо открыл глаза и с раздражением подумал о том, что у этой малявки совершенно отсутствовало сострадание. В конце - концов, разве же она не офицер? Даже если бы она видела его впервые, разве не в обязанности стража порядка входит забота о горожанах, спящих на улице?

Не беспокоясь об иронично - сочувствующем взгляде менеджера, Цзы Сяо поднялся  с лавочки и застегнул пиджак на все пуговицы…все же было чертовски холодно!


 

**

На следующий день Е Цзы Сяо ощутил, что простыл. Едва проснувшись, он расчихался до боли в груди, в голове появился неприятный туман.

А когда мужчина прибыл в компанию – отвратное самочувствие и соответствующее настроение легко читалось на осунувшемся лице.

Пугающая нынче внешность обычно сияющего «маленького принца» заставляла буквально всех сотрудников компании соблюдать дистанцию. Оказавшись в определенной уединенности и спокойствии, Цзы Сяо проспал все утро уже в офисе и, проснувшись после обеда, почувствовал себя значительно лучше.

Откровенно говоря, никто в компании не был близок к Е Цзы Сяо.

Семья Е основала корпорацию Е, включавшую в себя набор мелких компаний, таких как XDLT, VTLT, DTLT. Нынешним председателем совета акционеров был Е Лан. Е Цзы Сяо был его самым младшим сыном, недавно вернувшимся после завершения обучения за рубежом, и занимавшим нынче пост генерального директора DTLT – Лонгси Технолоджис.

Цзы Сяо был дружелюбен, не выставлял напоказ свое богатство, здоровался и приветливо улыбался даже персоналу самого нижнего звена (вроде уборщиц). Тем не менее, в отношении работы он был очень строг. Те, кто не соответствовал его стандартам, сразу получали расчет.

Его персональный ассистент часто говорил ему «нет, вы не можете уволить этого человека, потому что он одноклассник вашего старшего брата» или «потому что он бывший помощник председателя совета акционеров», на что Цзы Сяо отвечал лаконично «Да, я в курсе».

Он был из тех, кто не меняет своего решения, вне зависимости от того, кто умолял об этом. Е Цзы Лан однажды даже взбесился, сказав, что это бизнес семейный, и подобные связи лишь укрепляют фундамент. Значит, и увольнения таких людей могут пойти исключительно во вред. На что Цзы Сяо рассудительно ответил:

- Знаешь, почему развалились многие огромные семейные предприятия? Прогнили изнутри и умерли от старости. Если ты уж поставил меня во главе, так дай мне управлять так, как я считаю нужным.

В отношении инвестиционной политики Е Цзы Сяо был тем, кто предпочитал высокие риски и большой доход, вел очень агрессивную и жесткую политику. Он вкладывал огромные суммы в покупку технологий и внедрение нововведений в производство. Некоторые его шаги приносили огромные прибыли, другие – не менее внушительные убытки. В целом же выходило так, что новый директор куда больше приносил, чем терял, и под его руководством Лонгси Технолоджис переживала период бурного развития.

Со своими старшими братьями и сестрами Цзы Сяо был не очень близок, потому, что между ними была огромная разница в возрасте, и потому, что он очень много времени провел отдельно, обучаясь за границей. Зато к своей кузине Е Цзы Си он был нежно привязан, в том числе и потому, что они одно время учились вместе.


 

**

Вечером того же дня, когда Е Цзы Сяо с удовольствием уплетал блюда, приготовленные его личным ассистентом, раздался телефонный звонок.

- Что случилось вчера вечером? Ты дождался ее? Ну и какие последствия тебя настигли? – с улыбкой поинтересовалась Цзы Си с того конца телефонной связи.

- Ты спрашиваешь не о результате, а о последствиях, - с изумлением и возмущением вздернул брови кузен. – То есть, ты уже догадалась, что мне отказали? Если так, то поздравляю – твоя догадка верна. Она даже не взглянула на меня лишний раз.

Хотя мужчина точно слышал, как его собеседница расхохоталась, женщина заговорила совершенно серьезным тоном:

- Она очень сильно отличается от твоих предыдущих пассий.

- Вообще как с другой планеты, - согласился он.

Цзы Си решила не продолжать тему и заговорила с ним о работе. Однако кузен был крайне настойчив.

- Ты должна мне помочь. Она же принимает твои ежедневные угощения?

- Это совершенно разные вещи. У меня же нет скрытого мотива.

- А ты бессердечная женщина, - пожаловался Цзы Сяо. – Из-за тебя твоя спасительница может потерять редкий шанс заполучить такого шикарного мужчину как я!

Кузина расхохоталась. Затем затихла, погрузившись в недолгие размышления, и, наконец, выдала.

- Ладно, так и быть, утопающий, держи свою соломинку. У Сюй Сюй есть старший брат, глава крупной компании, оказывающей финансовые и аудиторские услуги. Вы уже встречались с ним, когда он приходил на тендерный аукцион компании.

- Сюй Цзюнь? – Вздернул брови Цзы Сяо.

- В точку.

- Компания сделала выбор в его пользу?

- Ну, почти. Между тем, его компания и вправду лучшая в сфере финансов.

- А у меня о нем сложилось некоторое представление, - неожиданно улыбнулся Цзы Сяо. – Он показался мне странным. Но не думаю, что у его сестры те же тараканы в голове водятся.

Е Цзы Си расхохоталась.

Поговорив с кузиной еще немного и положив телефон, Е Цзы Сяо на некоторое время погрузился в раздумья, и лишь затем позвал своего ассистента.

- Я слышал, была одна компания, оказывающая финансовые услуги, которая хотела с нами работать. Фирма очень хороша. Я бы хотел, чтобы ты договорился с ее генеральным директором о деловой встрече. И подготовь кое-какие документы нашей компании.


 

**

Несколько дней Е Цзы Сяо не показывался на горизонте и не предпринимал попытки увидеться с Сюй Сюй. Она бы заметила этот факт, если бы хоть раз вообще вспомнила о его существовании.

 

Глава 11

Утром понедельника в конференц-зале проходило собрание членов команды. Обсуждали следующие шаги, которые стоит предпринять в расследовании. На встречу пришли все полицейские, даже те, кто был параллельно занят другими делами.

Яркое и теплое весеннее солнце посылало в комнату лучики, отражавшиеся от гладкой полированной поверхности деревянного стола. Но лица всех сидящих за ним были очень серьезны.

Сверху пришла директива поймать преступника за пять дней.

Полчаса живого обсуждения не принесло вообще никаких результатов. Кто-то высказал предположение, что преступник может быть сотрудником парка или кем-то, кто очень хорошо осведомлен об устройстве парковых зон. Однако все нынешние работники в местах, где были обнаружены лезвия, были уже несколько раз проверены – никто не попал под подозрение.

Другой офицер отметил, что раз преступления совершались в бизнес-районе, то велик шанс, что преступник нацелился на богачей. И поэтому искать нужно бедняков, бродяг с психическими отклонениями, которых могли видеть возле парков. Однако это было похоже на предложение поискать иголку в стоге сена.

Несколько человек считали, что суть заключена в послании – а именно в том, что лезвия были выложены в форме звезды. Может быть это имитация преступлений, совершенных в других местах? А может и вовсе выходка от малолетних фанатов детективных триллеров.

Еще было мнение, что главной проблемой жителей бизнес-района были не их деньги, а успешность и высокое IQ. А что если это месть от тех, кто не мог справиться с жесткой конкуренцией, проиграл очередному «белому воротничку», или просто выразил недовольство социальной несправедливостью?

Мнений было множество, и многие из них имели под собой очень неплохое и логичное обоснование.

Как обычно Яо Мэнг и Сюй Сюй, присутствующие на подобных встречах теперь достаточно часто, сидели молча, разделенные друг с другом приличным расстоянием. Яо внимательно слушала, в то время как Сюй записывала, тихо склонившись над своим блокнотом. Им повезло, что непосредственное начальство в лице Лю Жихона обладало открытым и очень гибким разумом, позволявшим принимать во внимание даже нестандартные версии и необычные решения.

- Сюй Сюй, Яо Мэнг, - Лю Жихон слегка повысил голос, чтобы привлечь внимание своих стажеров и заставить остальных полицейских замолчать. – Вы тоже можете высказать свои соображения.

- Начальник управления уголовного розыска, коллеги, - едва заметно покраснев, начала Яо. – Вы озвучили множество разумных идей, которые мне очень помогли сформулировать свою собственную. Я бы хотела озвучить три существенные вещи. Если хоть одна из них покажется вам ошибочной, я с радостью приму критику.

Она вдохнула побольше воздуха и выдала.

- Во-первых, возраст преступника не очень велик, я бы предложила ориентироваться на 25 лет, плюс минус. Во-вторых, у преступника и вправду наблюдаются черты антисоциального поведения. Скорее всего, этот человек по жизни был не очень удачлив и успешен, и не может быть жителем бизнес-района. Так что искать кого-то с низким уровнем дохода, или же вовсе безработного, я считаю правильным решением. В-третьих, в последние три дня преступник не совершил ничего. Я думаю, что долго он терпеть не станет, и вот-вот мы узнаем о следующем его шаге. Может, он решил сменить место действия.

Яо Мэнг коротко оглянулась, убедившись, что ее все слушают, и продолжила.

- Поскольку его мишенью являются жители вполне конкретного района, мы можем проанализировать и детально изучить не только парки. Станции метро как место будущего преступления можно исключить сразу – там стоят камеры наблюдения, о которых знаю все, так что вряд ли преступник будет так рисковать. Офисы и кафе слишком многолюдны и публичны. Зато очень перспективно выглядят автобусы и другой рейсовый транспорт, на котором передвигаются жители района. Поскольку тут их не так много, нам вполне по силам выделить хотя бы одного полицейского в каждый автобус, что, возможно, позволит нам поймать мерзавца.

Когда Яо договорила, со всех сторон послышались возгласы одобрения и согласия. Лю Жихон и Лао Ву (офицер, руководящий стажировкой девушки) улыбнулись друг другу.

- Когда я сегодня утром позвонил офицеру Лю, я тоже озвучил предположение, что преступник может выйти за пределы парков, - сказал Ву. – И также предложил выделить  людей для патрулирования в общественном транспорте.

- Стажер Яо, твой анализ был достаточно хорош! – одобрительно кивнул Лю Жихон.

Яо Мэнг вернулась на свое место с очень красным лицом, она была смущена, но довольна собой. Хотя Сюй не вела расследования на улицах в эти несколько дней, как Яо и ее руководитель, ей показалось, что анализ будущей коллеги был весьма логичен и обоснован. Пусть и в некоторых моментах она могла бы возразить.

- Сюй Сюй, есть что добавить? – обратился к ней Лю.

Глаза всех присутствующих тот час же повернулись к миниатюрной девушке. С самого начала, с появления обеих стажеров, больше всего внимания доставалось именно Яо. Сюй продолжала оставаться в их представлении хрупким маленьким созданием, изредка выдававшим из себя пару-другую очень лаконичных фраз.

Впрочем, за последнюю неделю ее рейтинг слегка изменился. И дело было не столько в спасении знаменитой Е Цзы Си, сколько в потрясающем угощении, перепадавшем всем членам команды. О свежих и дорогих фруктах можно было даже не вспоминать.

- Да, есть, - ответила девушка, поднялась со своего места и открыла свой блокнот, с которым, похоже, не расставалась вообще никогда.

Всю прошлую ночь Сюй Сюй потратила на составление очень детализированного отчета по делу. Она уже успела отправить его Цзи Баю сегодня, как и в прошлый раз – еще засветло. Ее наставник ответил емко – «Прочел».

После Цзи с отчетом ознакомился Чжао Хан. Именно он, высоко оценивая дар девушки, посоветовал ей не просто озвучить результаты ее анализа, а неспешно и детально отразить весь ход мысли. «Иначе, - сказал он тогда. – То, что у тебя получилось в результате, будет выглядеть непонятно и словно бы взятым с потолка».

Вняв его совету, Сюй приготовила очень детальный рапорт, с подробно расписанным анализом.

- Я начала с трех подозреваемых с мест преступления, с рассмотрения поведения пострадавших, и действий нашего потенциального преступника. Базируясь на времени совершения преступления, использованном оружии, и возможном мотиве, я просмотрела дела, связанные с нарушениями публичного спокойствия за последние пару лет…

Начальнику управления Лю ее неспешный темп речи показался излишне медленным.

- Сюй Сюй, просто озвучь нам результаты твоего анализа! – велел он, почти демонстративно покосившись на часы.

- Хорошо, - согласилась девушка, захлопнула блокнот и набрала полные легкие воздуха, чтобы выдать целую речь. – Первое – преступнику от 18 до 25 лет. Он закончил только школу. Во-вторых, он работал охранником в официальных силовых структурах. В-третьих, в своей работе он был не особенно успешен. За последние полгода он успел получить жесткое дисциплинарное взыскание. И еще – по утрам субботы у него рабочих смен нет.

Девушка проговаривала слова так, словно давно заучила их наизусть.

- Четвертое – у него очень скверный характер. Скорее всего, подростком он заработал не одно взыскание и не одну запись в полиции, как минимум – за неподобающее поведение в школе.

- То есть, нам нужно искать парня, возрастом от 18 до 25 лет, с образованием не выше школьного, работающим официально охранником, но имеющим дисциплинарные взыскания, в том числе и за последние полгода? И чтобы у него при этом в расписании отсутствовали субботние смены? – удивленно переспросил офицер Ву.

- Совершенно верно, - подтвердила Сюй Сюй. К концу речи она также успела покраснеть, но на ее бледной тонкой коже румянец выглядел как-то нездорово, словно налет розового порошка. Впрочем, темные глаза девушки по-прежнему излучали холодное спокойствие.

Лю Жихон ободряюще ей улыбнулся.

- А теперь,Сюй Сюй, объясните нам, как вы к этому пришли, - когда он говорил, его лицо было спокойным и серьезным, а взгляд – очень внимательным и цепким, словно он пытался заглянуть своей подчиненной прямо в голову, где, должно быть, прятался крайне сложный вычислительный механизм.

 

Глава 12

В сравнении с нынешним ритмом жизни Цзи Бая, события в Лин-сити бурлили как в котле.

Вечерело. Цзи, Шу Ханг и его друзья рыбачили на пристани за городом, когда на телефон полицейского пришло смс-сообщение. Автором сообщения был офицер из города в восточном районе.

- Цзи Бай, - писал он. – На сегодняшнем утреннем собрании я узнал, что у тебя, оказывается, есть потрясающе одаренная ученица.

Цзи был дружен со многими полицейскими, даже за пределами своей юрисдикции, потому что очень часто вел дела достаточно серьезных масштабов. Он не успел ответить – удочка в руках дернулась, сигнализируя о том, что рыба попалась на крючок. Она была довольно крупной, заставила повозиться и потратить на себя время. Так что когда Цзи Бай вернулся к идее ответить на смс, на его телефоне уже светилось четыре новых.

«Цзи Бай, а я не знал, что у тебя новая ученица. Поздравляшки!» - значилось в первом.

«Цзи Бай, а у твоего стажера огромный потенциал. Она действительно нас поразила! Девушка невероятно хороша!» - отписал Тие Ту из восточного участка.

«Цзи Бай, а когда вы согласитесь меня принять в свои ученики?»

«Цзи Бай, я так завидую! У тебя в рукаве появился очень солидный козырь. Да к тому же еще и женщина!» - прочел мужчина в четвертом смс.

- Цзи, что-то случилось? Ты выглядишь настолько сосредоточенным, - поинтересовался кто-то слева.

Полицейский промолчал. Не стал он и перезванивать в участок, чтобы спросить, что там такого выдающегося сделала Сюй. Лишь быстро набрал: «У Сюй Сюй очень мало практического опыта. Пожалуйста, помогите ей в мое отсутствие», и отправил сразу всем респондентам.

**

Следующим вечером Сюй Сюй с весьма рассеянным видом сидела перед своим ноутбуком. Почти все уже покинули офис.

Команда работала в режиме нон-стоп уже несколько дней, так что начальство распустило всех отоспаться сегодня. Чжао Хан закончил прибираться на своем рабочем столе, подошел к стажеру и сказал:

- Сюй, тебе бы тоже отправиться домой да поспать.

Девушка очень медленно подняла голову, молча взглянула на него, затем снова вернулась к просмотру текста на экране своего ноутбука. Максимум реакции, которой Чжао удалось от нее добиться, был вялый прощальный жест рукой.

Вздохнув, Чжао Хан кинул последний взгляд на бледное лицо, казавшееся болезненно серым в блеклом свете компьютера, и двинулся к выходу.

- Сюй Сюй, иди домой. Ты торчишь здесь уже вторые сутки, - некоторое время спустя обратилась к ней Яо Мэнг, закидывая на плечи свой рюкзак и тоже собираясь покинуть участок. Ее взгляд был полон сочувствующей симпатии. – Не твоя вина, что твой анализ не помог поймать преступника. Все мы совершаем ошибки.

- Ок, - отозвалась Сюй едва слышно.

Яо приблизилась и потрепала девушку по плечу, но та даже не пошевелилась. Ничего не оставалось, как оставить ее здесь и отправляться домой.


 

**

Уже на пороге участка, в голову Яо Мэнг пришла неплохая мысль. Она быстро достала из кармана мобильник и набрала номер Цзи Бая.

- Офицер Цзи? Это Яо Мэнг. Я звоню вам по поводу Сюй Сюй. Она совсем пала духом, мне кажется, я обязана была вам сообщить. Она нуждается в вашем участии… Да, это из-за расследуемого сейчас дела. Вы наверняка не сильно осведомлены, поскольку находитесь в отпуске. Но если в двух словах – Сюй составила портрет возможного преступника на основе проведенного нею анализа, и начальник управления Лю дал указание следовать этим рекомендациям… В результате два дня потрачены впустую.


 

**

В своем анализе Сюй Сюй была более чем уверена, и все никак не могла сообразить, где именно закралась ошибка.

За последние 30 часов все следовали ее указаниям и проверяли сотрудников охраны, подходящих под описание. Таких обнаружилось аж 24 человека. Однако последующий анализ и изучение кандидатур ничего не выявило.

Во-первых ,полицейские не смогли найти ничего подозрительного дома или на рабочих местах указанных личностей. Во-вторых, у преимущественного большинства задержанных мужчин было твердое алиби на момент совершения преступлений. В-третьих, даже у тех, у кого не было алиби, Сюй и ее коллеги не нашли мотивов к совершению подобных злодеяний или хотя бы чего-нибудь подозрительного в поведении.

Сутки прошли в тяжком, но безрезультатном труде. Лю Жихон сказал, что раз он дал разрешение на действия в соответствии с рекомендациями стажера, то он и возьмет на себя всю ответственность перед вышестоящим начальством. Никто не жаловался и не тыкал Сюй Сюй в ее ошибку.

Сюй же хранила молчание от самого начала до конца. Вернувшись в офис, она засела за ноут и раз за разом перечитывала свой рапорт, изучала улики и делала записи. Этот процесс настолько поглотил ее, что в следующий раз она отвлеклась только когда все здание погрузилось в полную тьму, в глазах стало рябить, а голова налилась неприятной тяжестью. Эта неудача встала девушке поперек горла – ни глотнуть, ни выплюнуть.

Сюй Сюй ощущала себя разбитой и смертельно уставшей. Желание подремать прямо здесь, за столом, оказалось очень сильным, и девушка не видела смысла не подчиниться ему. Впрочем, сон был не сильно глубоким, хоть не перестающий звонить телефон она смогла поднять далеко не сразу.

Было далеко заполночь. На идентификаторе номера на стационарном телефоне отразился никто иной, как Цзы Бай. Наверняка он собирался поговорить с ней по поводу расследования. Хотел сделать ей выговор? Пожалуй, сейчас такая реакция была бы вполне ожидаемой.

- Цзи Бай, - поздоровалась Сюй.

- Ты отвернулась к стене, чтобы наказать себя? – голос мужчины был прохладным.

Девушка согласилась с тем, что рассматривание стены действительно дисциплинирует.

- Да, это так. Я хочу знать, где я ошиблась?

- Кто сказал, что ты ошиблась? Я разве такое произносил? Ты так торопишься признать себя неправой? – ледяным тоном осведомился Цзы. Сюй Сюй замерла на месте, не успев даже отреагировать, когда он продолжил. - Расскажи мне этапы своего анализа.

- Я отправила вам имейл.

Цзи Бай замолчал. На том конце телефонной связи раздался тихий щелчок, а потом звук запускающейся операционной системы.

- Ты сейчас говоришь об этом рапорте на 30 тысяч слов, 12 диаграммах и 17 пояснительных документах? – наконец заговорил он. – Давай-ка начнем с устной сокращенной версии.

- Почему? – недоумение на лице девушки было совершенно искренним. Что могло быть доступнее, нагляднее и понятнее, чем грамотно составленный письменный отчет.

- Все может быть представлено по сути за минуту. Если не получается, значит материал еще сырой и недоработанный. Ну, учитывая некоторую отличность твоего мышления, могу дать тебе две минуты.

 

Глава 13

Весна в Пекин пришла со светло-серыми небесами и туманом, который тонким слоем накрывал город почти ежедневно.

Цзи Бай расслаблено сидел в белом кресле, прямо под открытым небом. Возле его руки, на переносном столике, стоял заварочный чайник и чашка с чаем. Перед мужчиной раскинулось спокойное озеро, окруженное с берегов персиковыми деревьями, радующими глаз огромным количеством соцветий. Лепестки цветов опадали на траву, распространяя вокруг едва заметный аромат.

Цзи отпил чай и прикрыл глаза, прислушиваясь к голосу Сюй Сюй. Ее тембр был спокойным, словно вода в озере, он убаюкивал и приносил умиротворение.

На другом конце связи Сюй услышала его фразу «дам тебе 2 минуты», стимулировавшую ее. Она ответила «окей», и ментально приготовилась вступить в серьезную, пусть и невидимую битву.

- Первое. По данным, за последние 10 лет до сегодняшнего момента все преступления в публичных зонах совершили в 98,9% мужчины, и 96,6% из них имели образование не выше старшей школы. Именно поэтому я предположила, что в нашем преступлении участвовал именно мужчина с соответствующим уровнем образования.

- Продолжай, - Цзи Бай подкурил сигарету и медленно, почти не слышно, выдохнул струйку серого дыма.

- Второе. Мишени были вполне понятными. Если бы он нацелился на обычных горожан, то выбрал бы другие парки – более легкодоступные, сложнопроверяемые, с куда большим количеством посетителей, а значит и большим шансом кого-то ранить или привлечь к себе внимание. Если бы преступник выбрал их – у нас почти не было бы шансов его выследить. Но вместо того все события сконцентрированы на меньших по размеру парковых зонах для элиты из бизнес-района.

Девушка перевела дыхание и бодрым темпом продолжила.

- Парки вроде таких строятся для госслужащих и инвестируются корпорациями. Например,  КВР Financial Group. В понимании горожан такой тип парков говорит о богатстве и престижности, и еще -  часто ассоциируются с тем же КВР. Приходящие в него люди, как правило, живут рядом. Они богаты и принадлежат к высшим слоям общества. Это указывает на то, что преступник был близко знаком с этим районом. Есть шанс, что он тут либо работает, либо проживает. Кроме того, он определенно нацелился на конкретных представителей социального класса, пытался причинить им страдания. Это стоит расценивать как акт мести, направленной на преуспевающих людей, или даже на сам класс как таковой.

- А почему это не может быть безработный? – усмехнулся Цзи Бай. – Или может быть даже уволенный белый воротничок, которому пришлось пойти работать охранником?

- Есть безработные люди, обвиняющие в своих бедах общество. Однако они не концентрируются конкретно на представителях бизнес-класса. Кроме того, у них нет возможности понять принцип мышления людей этого класса. Вряд ли бы кто-то мстил тому, чего он не понимает или не может постичь, а уж тем более таким своеобразным методом. Хочу упомянуть также, очень уж мало безработных живут в этом районе.

Да, я допустила шанс того, что подозреваемым мог бы быть уволенный белый воротничок. Он мог бы иметь желание отомстить – но скорее уволившей его компании или конкретному сотруднику, человеку. Зачем бы ему было выступать против класса в целом? Против класса, к которому он принадлежит? Это было бы равносильно самоненависти.

Психологический портрет преступника подходит людям, работающим в этом районе, но имеющим низкий уровень дохода. Он понимает образ жизни и богатство, элитность бизнес-класса, однако не имеет реальной возможности стать его частью. Кроме того, у преступника были проблемы с работой в ближайшем прошлом. Это заставило его ощутить себя еще большим неудачником, ставшим более далеким от ненавистных богачей. Таким образом, это могло бы стать если не мотивом, то хотя бы толчком к началу действий.

Быть охранником – лучший способ сохранить лицо для молодого человека, который не может смириться со своим статусом. Более того, поскольку все преступления были совершены в разное время, можно сделать вывод, что смены сотрудника не были зафиксированы. А у охранников в течение дня есть три смены, которые часто сдвигаются.

- Основываясь на времени совершения преступлений, ты пришла к выводу, что парень не работает по субботам? – переспросил Цзи.

- Да, - отозвалась девушка. – Одно из преступлений было совершено вечером субботы. Так как в пятницу в парке было слишком многолюдно, у нашего злодея просто не было шанса выставить там ножи. Это значит, что сделать это он мог лишь в субботу утром или в обед.

Наставник не стал озвучивать, в правильном или неправильном направлении шли ее размышления. Рассматривая часть отчета Сюй Сюй на своем компьютере, он изогнул бровь.

- «У преступника вспыльчивый характер. У него должны быть приводы в полицию в юности, или как минимум – дисциплинарные наказания в школе. Кроме того, в юности он пережил большие перемены, вроде развода родителей или семейные сложности. У него никогда не было серьезных отношений с девушкой, только их видимость…» - это еще что за хаотический анализ?

- Это типичные составляющие преступника, обладающего «хаотической личностью, восстающей против общества», - Сюй подняла голову, чтобы посмотреть на фотографии ножей, закрепленные на графической доске. – А насчет отсутствия любовных отношений я написала потому, что хотя он достаточно наблюдателен, сообразителен и хорош в анализе, он все же незрел. Ножи в форме звезды, речная вода и бульон из супа в краске. Это выглядит как элемент оригинального протеста, но на самом деле доказывает отсутствие у него высокого интеллектуального уровня, импульсивность.

Она затихла, воцарилось молчание. Цзи Бай не выдержал первым.

- Ты закончила?

- Да, -  девушка покосилась на часы. – Одна минута и 58 секунд.

Несмотря на видимую расслабленность, дыхание ее было сбивчивым. Цзи закрыл глаза и выдохнул струйку сигаретного дыма, задумавшись на секунду над тем, нервничала ли его собеседница.

Они разговаривали друг с другом всего пару раз на протяжении последних нескольких дней. Сюй Сюй оставляла впечатление отменного книжного червя, достойного его внимания ученика и подчиненного. Но не более того.

Однако в такие моменты как сейчас, когда ее обычно спокойное дыхание сбивалось или что-либо иное выдавало волнение, образ стажера становился все более живым. Это была миниатюрная девушка с короткой стрижкой, маленьким и бледным личиком, на котором постоянно царило серьезное выражение. Сюй была очень умна, немного высокомерна и обладала сильной волей, но при этом оставалась немного наивной.

Все верно, это работа, которая заставляет сталкиваться лицом к лицу с кровью и уродливыми проявлениями человеческой натуры. А она была всего лишь юной девушкой, пусть и невероятно талантливой, но все еще слишком наивной.

Даже не засомневавшись в собственных методах, Цзи Бай решил немного ее спровоцировать.

- Сюй Сюй, анализировать факты таким макаром это что, твоя привычка? Ты следуешь наитию и своим чувствам, а еще чаще – просто вслепую тыкаешь пальцем в небо?

Стажер нахмурилась, наморщив бледный лоб, и довольно решительно ответила.

- Если выдумаете, что мой способ анализа личности больше похож на «угодайку вслепую», то мне вам сказать больше нечего.

- Ты проявляешь непокорность? – тут же поддел ее Цзи.

- Простите, но я с вами не согласна.

- Тогда почему же вы до сих пор не нашли подозреваемого? – от тона мужчины веяло отчетливым холодом.

Девушка промолчала.

На некоторое время воцарилось молчание, слегка разбавленное звуком дыхания их обоих. Наконец, она не выдержала первой, заговорив легким тоном.

- У вас есть еще что сказать? Если нет, то я собираюсь повесить трубку.

- Ты почему так спешишь?

Сюй неожиданно ощутила беспокойство.

- Почему вы не обнаружили подозреваемого? – лениво заговорил офицер. – А все просто. Говоря гипотетически, твой анализ правдив. Тогда проблема заключалась не в нем, а в процессе расследования. Маленькая ошибка, которую нельзя было обнаружить или своевременно учесть. И из-за нее подозреваемый сбежал от нас.

Сюй Сюй была ошеломлена, но по-прежнему очень внимательно его слушала.

- А теперь запоминай, - Цзи затянулся, потер переносицу пальцами. - Скажи Чжао Хану, что я велел позволить тебе следовать за ним, и более активно участвовать в расследовании. Ты должна сама расследовать, наблюдать, участвовать в каждом допросе каждого подозреваемого. Ты должна использовать свои руки и ноги для того, чтобы добывать информацию прямо на месте, а не пользоваться той, что тебе в готовом виде принесли в офис. Ты должна распознать его, поскольку ты хорошо понимаешь и знаешь, чего ждать. Я возвращаюсь завтра вечером. А послезавтра хочу услышать твой новый рапорт.

Девушка была изумлена. Она неожиданно осознала, что Цзи Бай поддерживает ее. Его слова о том, что, даже не имея вещественных доказательств, его ученица способна распознать преступника, когда он окажется прямо перед ней, действительно шокировали ее.

Профессор Цуй, известный психиатр, специализирующийся на криминалистике и профайлинге, когда-то говорил своей студентке примерно то же самое: «Грамотный профайлер будет способен рассмотреть в человеке преступника, даже если прямых улик или доказательств у него не будет». Конечно же, тогда профессор признался, что не уверен, что и сам в состоянии сделать такое. Сказанная им фраза скорее выглядела как идеал, к которому должны стремиться все специалисты этого профиля, чем конкретная инструкция к действию.

То, что полицейский, далекий от криминалистической психологии и профайлинга, сказал, что она сможет увидеть и распознать что-то, что пропустили другие опытные копы, просто пользуясь своими методами (обычно шокирующими других людей), доказало, что Цзи Бай и вправду понимал и принимал то, что она делает.

Для кого-то, столь же увлеченного профайлингом и анализом, как Сюй Сюй, встреча с человеком, чей мозг работает хотя бы примерно похожим образом – был куда более приятным сюрпризом, чем приз или драгоценная награда. Поэтому все резкие слова офицера Цзи просто растворились в том приятном чувстве, которое он ей подарил. Чувство понимания принципов работы психологического анализа, а также сильная вера в саму девушку, заставили Сюй испытывать ощущение смеси счастья и воодушевления.

- Спасибо вам, - она на минутку замолчала, - Я…

Цзи Бай мог бы распознать теплый, почти влюбленный тон голоса девушки. Он думал, что она сейчас начнет что-то возбужденно лопотать, благодарить за оказанное доверие или за помощь и дельный совет. Но вместо того она просто притихла на секунду и очень сухо и формально снова выдавила из себя «Спасибо вам».

В конце концов, он давно подозревал, что у его новой ученицы непорядок с выражением собственных чувств и с социальными контактами в целом. Поэтому Цзи лишь улыбнулся.

- Хорошо. Раз мы договорились, я сейчас повешу трубку, а ты пойдешь домой, спать.

 

Глава 14

На следующее утро Сюй Сюй отправилась на станцию и попросила Чжао Хана отвести ее на место преступления. Они получили сообщение от Цзи Бая, в котором было указано начать следствие относительно всех охранников в указанных парках, а также всех охранников в районе вообще, поскольку они придерживались стандартного трехсменного разделения дня.

Сюй не считала это хорошей идеей. Все же была разница между парковыми охранниками и теми, кто работал в административных или бизнес-зданиях. Разница в стимуляции также дополнялась разницей в принципиальном положении. Вторые вряд ли имели бы настолько же острые претензии к богатому образу жизни, как первые.

Чжао Хан был тем, кто уже начал изучать дела парковой охраны, однако так и не нашел ни одного человека, которого хотя бы с натяжкой можно было бы считать подозреваемым. Цзи Бай же проявил редкую настойчивость, отправив им еще оно сообщение, от которого так и веяло его непоколебимой уверенностью:

«Преступник провернул свой фокус 4 раза и при этом ни разу не попался на камеры наблюдения».

Он явно указывал на то, что преступник был очень хорошо знаком с системой безопасности, которой были оснащены парки. Между идеями Сюй Сюй и логикой Цзи наблюдалось некоторое противоречие, однако Чжао Хан и стажер должны были беспрекословно подчиняться приказам офицера Цзи.

Хотя девушка и была не совсем согласна со своим наставником, она крайне серьезно отнеслась к исполнению задания. Позже, в тот же день Чжао Хан и Сюй Сюй заново тщательно изучили каждое дело всех охранников в трех парках, однако так и не обнаружили ни одной зацепки.

Завершающим аккордом дня стала поездка парочки в парк, где был зафиксирован первый случай. Это место располагалось дальше всего от центра, и было последним на сегодня.

Заход солнца и вступление вечера в свои права Чжао и Сюй встретили в кабинете начальника охраны. Здесь же была и мониторинговая комната – изображения на дисплеи поступали со всех 40 камер, установленных по периметру.

Начальник носил фамилию Динг. Это был сорокалетний мужчина со средней комплекцией и приятным внешним видом. Говорил он зрело и разумно, и с радостью предоставил полиции все запрашиваемые у него данные. Впрочем, даже это не помогло Сюй Сюй.

Всего в штате охраны парка числилось 30 человек, 18 из которых не имели субботних смен. Из них восьмеро подходили по возрасту и уровню образования. Однако ни у одного не было дисциплинарных взысканий или схожих проблем. Девушка выразила желание встретиться с ними всеми, однако с этим возникли определенные сложности:

- Сейчас доступны только те люди, которые находятся на дежурстве. И я не уверен, что остальных мы сможем найти в общежитии, - сочувствующе прокомментировал Динг. – Как насчет завтрашнего дня? Я смог бы сделать объявление, чтобы все собрались здесь в указанное время.

Было уже темно, когда Сюй Сюй и Чжао Хан покинули офис начальника парковой охраны.

Сквозь прохладный чистый воздух звезды, появившиеся на небе, было видно очень отчетливо. Полицейские устало опустились на лавочку, ощущая, как неприятно ноют мышцы и наливаются тяжестью головы.

- Завтра мы начнем более детальное расследование по сотрудникам охраны, - медленно произнес Чжао, - Цзи Бай вернулся сегодня вечером, а значит завтра он, скорее всего, уже выйдет на смену.

Сюй не ответила. В ее голове назойливой мелодией крутились слова ее старшего офицера: «Маленькая ошибка, которую нельзя было обнаружить или своевременно учесть. И из-за нее подозреваемый сбежал от нас». А что, если преступник намеренно использовал способы маскировки, особые методы сокрытия своих действий? Могло ли это значить, что Сюй Сюй не учла этот факт и, соответственно, ее цепочка рассуждений была неполной и ненадежной? Никаких фактов, никаких доказательств. Отсекая большую часть данных, можно было оставить лишь явные характеристики преступника…

Неожиданно девушка подскочила, словно туго натянутая пружинка, и помчалась в кабинет начальника. Офицер Хан с неохотой последовал за ней.

- И что ты надумала делать?

Стажер не ответила. Решительно толкнув дверь, она буквально вломилась в кабинет Динга. Тот, казалось, даже не удивился их внезапному возвращению:

- Какие-то проблемы, офицер?

- Мы ищем человека не очень высокого, худощавого, среднестатистической, невыразительной внешности, - кивнула Сюй Сюй. – При этом он много внимания уделяет своему внешнему виду, тщательно следит за гардеробом. И при этом его стиль одежды заставляет людей чувствовать себя некомфортно. Это не очень дружелюбный, даже необщительный мужчина, не особенно любящий контактировать с другими. Он не сближается с другими сотрудниками. Характер неприятный, легко раздражающийся, плохо воспринимающий даже справедливые критические замечания. Но при этом мужчина часто хвастается коллегам, что у него богатый опыт или его положение в обществе не такое низкое, как могло бы показаться…

Все это время начальник службы охраны слушал внимательно. И чем дольше говорила девушка, тем больше менялось выражение его лица.

Отметив эти перемены, Сюй где-то глубоко внутри ощутила возрождение надежды, однако лицо ее оставалось предельно серьезным:

- Кто он?

Чжао Хан не совсем понимал, что сейчас происходит, но решил не вмешиваться. С такой же решительностью, как у стажера, он подхватил со стола дела сотрудников и начал их внимательно изучать.

- Янг Юй? – Динг, казалось, был шокирован. – Вы знакомы?

Офицер Хан быстро выудил из стопки папок дело Янг Юй и нахмурился.

- В прошлом месяце он получил премию в 500 долларов за идеальное исполнение служебных обязанностей. Кроме того, он работал в прошлую субботу…

Сюй взяла протянутый документ и неспешно пробежалась по нему глазами.

- За что конкретно он получил эту премию?

- Премию… - начальник службы охраны заметно нервничал. – Из-за одного случая. Янг Юй был первым, кто оказал помощь посетителю парка, поранившемуся лезвиями, скрытыми в лавочке. Честно говоря, сотрудник он, мягко говоря, средний, и эту награду от генерального директора получил только благодаря инциденту.

Теперь пришла очередь девушке измениться в лице.

- Он менялся своей сменой в прошлую субботу? - немного резковато оборвала она слова мужчины.

- Сейчас уточню, - Динг быстро, по памяти, набрал номер на стационарном телефоне, стоящем тут же, на столе, и задал невидимому собеседнику пару коротких вопросов. Судя по опустившимся уголкам его губ, ответ ему не понравился. – Так точно, он поменялся с напарником вечерней сменой.

- Сюй Сюй, - а вот Чжао Хан, казалось, излучал радость, указывая стажеру строчку из резюме мужчины. – Смотри-ка, четыре месяца назад этот тип работал в охране банка в этом же районе.

Полицейские перекинулись довольными взглядами, в обоих начала крепнуть уверенность в правильности этой неожиданной догадки. Ведь на самом деле, зарплата банковского охранника куда выше, чем паркового. Так что единственная причина, по которой он мог сменить работу – мужчина совершил проступок, из-за которого его уволили. И это уже вписывалось в придуманный ранее концепт подозреваемого.

Но почему тогда отсутствовали данные о его увольнении? С другой стороны, если сотрудник совершил не критичную ошибку, не стоившую компании значительных потерь, его могли просто уволить, без внесения записей в личное дело. Нормальная практика, даже гуманная, она позволяла сотруднику утаить неприятные моменты своей жизни, чтобы найти себе более-менее хорошую работу после случившегося.

Могло ли это быть той самой информацией, которую они не учли, и о которой упоминал Цзи Бай?

Подозреваемый за полгода сменил работу и утаил информацию о взыскании. Более того, он недавно получил награду, что почти позволило ему отвести от себя интерес следователей, и втихаря поменялся сменой. Поэтому ему почти удалось избежать пристального внимания полиции.

- Где он? – тон офицера Чжао был более, чем серьезен.

На начальника парковой полиции даже жалко было смотреть, настолько расстроенным он казался.

- Утром он написал заявление об увольнении. Я велел ему подойти ко мне сегодня, но позже. – Он посмотрел на наручные часы, широким ремешком обхватывающие его запястье. – Я сказал, чтоб он подошел ко мне в 8 вечера.

Сюй и Чжао Хан одновременно повторили действия Динга. На их часах время приближалось к 7.30.

Чжао вытащил свой мобильник, чтобы набрать управление, но даже раньше, чем он успел нажать клавишу разблокировки экрана, его телефон зазвонил. Он ответил, и выражение его лица внезапно изменилось.

- Мы в парке ТА. Выдвигайтесь сюда прямо сейчас, подозреваемый с минуты на минуту будет здесь.

Повесив телефон, Чжао взглянул на начальника охраны и шепнул Сюй Сюй на ухо:

- Лао Ву позвонил, его команда нашла подозреваемого по записям с камер наблюдения. Он неоднократно появлялся в парках. Время появления совпало со временем совершения преступлений. Подозреваемый - Ян Юй.

Последние пару дней эта команда просматривала все записи с камер из парков, и, поскольку их было действительно очень много, времени на поиск подозреваемого ушло куда больше, чем можно было бы ожидать. Но, как бы то ни было, их подозреваемым также оказался Янг Юй.

Примерно в это же время раздался шум шагов.

- Динг, ты уже поел?

Дверь открылась, и в нее заглянул бледнокожий мужчина, среднего роста. Он был одет в черную куртку, дешевую футболку, заправленную в синие брюки формы охранника, и весь этот комплекс в целом смотрелся очень негармонично, даже неприятно.

Снаружи было уже темно. Прохладный ветер приносил в окно запахи растений из парка. Офис располагался в уединенном, тихом месте, поэтому сейчас шум создавало только едва слышимое фоновое бормотание телевизора.

Вошедший и все, кто находились в кабинете, в полной тишине взглянули друг на друга.

Незнакомец явно был удивлен, но вскоре выражение его лица изменилось. Он заметил недовольную гримасу начальника, пистолет на бедре Чжао Хана, и не смог совладать с собой. Среди смешанных чувств, проступивших в этот момент наружу, особенно заметными были гнев и беспокойство, смешанные с нервозностью и страхом. И уже через секунду эта мешанина сменилась довольно пугающим и мрачным выражением лица. В этот момент даже Чжао был уверен – мужчина перед ним определенно их подозреваемый.

Янг Юй отреагировал быстро, развернувшись на каблуках и шмыгнув за дверь.

- Стоять! – зло скомандовал Чжао Хан и побежал за мужчиной.

 

Глава 15

Звук шагов Янг Юй и последовавшего за ним Чжао Хана начал отдалятся. Начальник службы охраны словно изваяние застыл на месте, широко раскрыв глаза, напоминая сейчас какую-то измученную аквариумную рыбу. Сюй Сюй, тоже не сдвинувшаяся ни на шаг, обернулась к нему.

- Прикажите всем вашим людям занять позиции на выходах из парка. Если они увидят Янг Юй - пусть сообщат местоположение, но не пытаются ему помешать. Велите им быть осторожнее, подозреваемый вооружен ножом и может быть опасным для окружающих.

Услышав спокойный, холодный голос девушки – голос профессионала, понимающего, что он говорит – Динг достаточно быстро пришел в себя и начал соображать. Через переговорное устройство инструкции были четко и лаконично переданы парковым сотрудникам.

Стажер набрала номер на мобильном.

- Лао Ву, это Сюй Сюй. Где сейчас наши ребята? – новость о том, что полицейские уже прибыли и начинают оцеплять парк, придала ей уверенности. Шанс на побег подозреваемого с каждой секундой становился все более призрачным.

- Офицер, что делать теперь? – начальник охраны, быстро признавший ее верховенство, теперь выглядел решительным и даже разгневанным.

- Пойдемте. Уверена, в нашем вмешательстве нет необходимости, но понаблюдать за происходящим стоит. – И она достала из сумки складную полицейскую дубинку.

Хотя время было поздним, огромный парк больше не терялся в тишине. Были включены все фонари и лампы, то рядом, то издали доносился топот многочисленных шагов, оставшиеся темными закутки взрезали лучи мощных полицейских фонариков. Из рации постоянно доносились сообщения парковых охранников: «Ли, мне кажется вон у тех кустов кто-то есть!», «Эр Цю, твое местоположение?», «Сюда!»…

Пытаясь выловить нужную информацию из фонового шума, созданного голосами из рации, Сюй и Динг замерли посреди большой площадки, неподалеку от главного здания охраны. Сердцебиение начальника охраны участилось так, что он почти начал задыхаться. Он обернулся к девушке и увидел ее спокойную, уверенную позу – дубинка в руке, лицо повернуто в сторону небольшого островка из деревьев. Не смотря на то, что полицейская казалось такой миниатюрной и нежной, в глазах Динга она выглядела как «бессмертный воин-маг» из какого-нибудь остросюжетного фильма. Обуреваемый любопытством, которое было практически невозможно сдержать, мужчина спросил ее:

- Офицер, вы в курсе, что за человек этот Янг Юй?

- Где живет Янг Юй? - вместо ответа Сюй задала встречный вопрос. – Сколько людей проживает в одной комнате?

Динг вытянул руку, указывая примерное направление впереди себя.

- Общежитие в той стороне, в черте парковой зоны. В каждой комнате там размещаются по двое. Но сейчас Янг Юй живет сам, поскольку его сосед взял отпуск для поездки к семье, в его родной город.

- Попробуйте связаться с теми сотрудниками, которые сейчас должны быть там, или неподалеку. Пусть наблюдают за общежитием, - велела девушка.

Янг Юй определенно не был глупцом. И если он понял, что из парка ему не убежать, то следующим шагом стала бы логичная попытка избавиться от всех доказательств. Был небольшой шанс, что в его комнате хранились лезвия, хотя бы та их часть, которая нужна для организации следующего преступления.

Однако едва мужчина успел передать новый приказ по рации, как через уоки-токи раздался голос:

- Динг, мы нашли его.

- Где?

- Он направился к общаге. Наших там только двое, так что вам лучше поспешить!

Начальник охраны дослушивал сообщение, уже на ходу. По дороге он подобрал большую деревянную палку. Сюй Сюй поспешила за ним.

Увы, результаты физической подготовки девушки всегда находились на уровне, едва достаточном, чтобы пройти минимальные тесты проф. квалификации. Всего пару минут бега, и она серьезно отстала от Динга. Тот, слишком вовлеченный в напряженность момента, этого даже не заметил. Еще минута, и он завернул за угол какого-то сооружения, полностью скрывшись из поля зрения стажера. До нее долетали лишь обрывки фраз, донесенные легким вечерним ветерком: «Где, где он? Ну-ка…»

Сюй Сюй добежала до места, где потеряла Динга и, повернув, оказалась у неширокой тропинки, зажатой с двух сторон плотными зарослями деревьев и кустов.

Сооружение явно было техническим, а вот общежития она не видела.

Тропинка не была оборудована фонарем, лишь слабый свет, почти не разгоняющий вечерние сумерки, едва пробивался сквозь шатающиеся от ветра ветки. Динга уже здесь не было, здесь вообще больше никого и ничего не было, узкая мрачная тропка утопала в практически полной тишине.

Девушка притормозила. Сжав дубинку, она медленно и осторожно зашагала вперед, стараясь проявлять максимальную осторожность и внимательность. И вдруг услышала звук шагов. Кажется, кто-то наступил на сухие листья или тонкую веточку, хрустнувшую под ногой. Кто бы это ни был – он был позади, но очень близко. Девушка оглянулась, но никого не увидела.

Шум затих.

Как правило, Сюй Сюй было практически невозможно вывести из себя. Но в этот момент ее сердце разогналось почти до безумного ритма, дыхание стало резким и тяжелым. В ушах стало проявляться отчетливое «ту-дум, ту-дум»…

Она сжала дубинку и посмотрела под ноги. На тропинке ее едва заметная миниатюрная тень медленно растворялась в увеличивающейся тени побольше. Тело девушки напряглось, как тонкая гитарная струна. Где-то позади, еще далеко, возник звук шагов бегущего человека. Раздался твердый голос Чжао Хана, велевшего кому-то остановиться.

Сюй развернулась, одновременно замахиваясь дубинкой. За ее спиной, в опасной близости, оказался Янг Юй. Его лицо было искажено в зверином оскале, в занесенной руке тускло отсвечивал нож.

Миг, и дубинка опустилась на грудь преступника. Осознавая свою физическую слабость, стажер попыталась вложить в этот удар не только силу, но и максимум кинетической энергии, созданной движением ее легкого тела. Нож отлетел в сторону, однако и Юй был довольно быстр. Он схватился за дубинку с противоположной ее стороны и дернул на себя. Его силы было достаточно для того, чтобы отобрать у Сюй Сюй ее оружие, и даже, судя по внезапной и резкой боли, вывихнуть ее запястье.

Следующим порывом девушки было бежать. Но преступник быстрым движением схватил ее за воротник и притянул к себе. Она не видела, куда делась дубинка, но ощутила, как мужчина полез в карман и достал еще одно лезвие. Оно ткнулось Сюй в шею, в опасной близости к сонной артерии.

Когда на тропинку выбежал Чжао Хан, Сюй Сюй почти безвольно болталась в крепких руках Янг Юй, пытавшегося утащить ее в плотное насаждение деревьев и кустов.

Полицейский окончательно вышел из себя.

- Отпусти ее! Немедленно!

 

Глава 16

Когда на тропинку выбежал Чжао Хан, Сюй Сюй почти безвольно болталась в крепких руках Янг Юй, пытавшегося утащить ее в плотное насаждение деревьев и кустов.

Полицейский окончательно вышел из себя.

- Отпусти ее! Немедленно!

На тропинке появился начальник охраны и трое его подчиненных. Они выбежали оттуда же, откуда появился офицер Хан. То, что открылось их глазам в этот момент, повергло в шок всех четверых.

- Я… Мне нужен мотоцикл! – Янг Юй замер, напрягшись и вскинув голову. – Все полицейские и охранники должны отступить! Прямо сейчас! Я отпущу ее сразу после того, как в безопасности покину черту города. Если кто-то надумает меня преследовать – я ее зарежу.

Чжао Хан побледнел. Благодаря фонарикам охранников он мог четко видеть лицо преступника.

Глаза Янг Юй были красными, искаженное в уродливой гримасе лицо казалось нечеловеческим из-за дрожащих, странных теней, а его напряженная рука прижимала нож прямо к беззащитной шее девушки. Было очевидно, что он готов в любую секунду исполнить свою угрозу.

Сюй Сюй была миниатюрной. Она буквально тонула в объятьях Янга, прижатая к его телу, и половина ее головы скрывалась за рукой мужчины. Это не позволяло рассмотреть ее выражения лица.

- Не стоит действовать опрометчиво, - глубоко вздохнув, как можно спокойнее произнес Чжао Хан, стараясь не доводить преступника до резких движений. – Брось нож.  Если она будет ранена, твое наказание будет куда более тяжелым.

Вокруг начало собираться все больше охранников.

- Янг Юй, не будь безрассуден! Эта маленькая ошибка может обернуться ужасными последствиями, - раздраженно вмешался Динг. – Немедленно отпусти офицера!

- Это верно, Юй, тебе стоит остановиться, - добавил кто-то из охранников.

Янг Юй заметно нервничал. Он не слушал, что ему говорили, только все крепче прижимал пленницу к себе. Его речь стала более быстрой и хаотичной.

- Где машина? Мне нужна машина! Мне нужно уехать отсюда!

Нож в руке мужчины заставлял сердце Чжао Хана буквально выпрыгивать из груди каждый раз, когда, казалось, еще немного – и лезвие проткнет тонкую бледную кожу стажера. Конечно же, никак нельзя отпустить Янг Юй, но что насчет Сюй Сюй, пребывавшей сейчас под властью распсиховавшегося преступника? Что вообще можно предпринять в данной ситуации?

В этот критический момент, словно гром среди ясного неба, раздался спокойный, даже ледяной голос:

- Невозможно.

Все были поражены, включая Янг Юй, который держал в своих руках источник этого голоса.

Мужчина бессознательно опустил голову, чтобы увидеть бледное лицо Сюй Сюй. Ее глаза были темными, невероятно черными, словно в них таилось нечто большее, нечто страшное. Холод в этих глазах заставил его вздрогнуть.

- Что ты сказала? – со злостью переспросил Янг, еще плотнее прижимая лезвие к ее шее. Однако девушка всего лишь внимательно посмотрела на него в ответ, так же спокойно продолжая говорить:

- Не будет машины, как и возможности отпустить тебя. Не будет даже переговоров, поэтому не рассчитывай на это.

Янг Юй даже в голову не могло прийти, что заложница может по-настоящему испугать его. Он был ошеломлен так же, как и другие участники этой странной сцены.

- Брось нож прямо сейчас, или мой напарник застрелит тебя, - продолжила между тем Сюй Сюй.

– Юй, ты всего лишь хотел преподать урок этим людям. Но стоит ли это твоей жизни?

Янг практически впал в безотчетный ужас. Желает ли он заплатить своей жизнью за это? Он же всего лишь хотел отомстить.

- Пока что ты заслужил не очень серьезное наказание – пару лет за решеткой. Но если ты будешь использовать меня как своего заложника, это все изменит. Даже если сейчас тебе удастся сбежать, тебя будут преследовать до конца твоих дней, - холодно сообщила девушка. – Кроме того, это будет транслироваться по всем новостям. Твои родители, твои соседи, твои знакомые… они все узнают кто ты, и что натворил. Знаешь, что они могут сказать? Что ты это заслужил, Янг Юй, ты заслужил это, ничтожество, такой же мусор, как и твой отец…

Янг Юй замер на месте, как парализованный.

- Ты… Ты… - Он был не в состоянии выдавить из себя больше ни слова.

Сюй смотрела на него очень внимательно.

- Если ты отпустишь меня прямо сейчас, все еще можно будет исправить. Пока еще не много людей знают о произошедшем, ты все еще можешь остаться в выигрыше.  Неужели оба варианта тебя устраивают? Не можешь выбрать? Быстро брось нож!

Выражение лица Янг Юй изменилось. Он тяжело дышал, молча замер на месте.

- Послушай меня, не думай об этом больше. Брось нож прямо сейчас, - голос девушки был очень спокоен.

Рука преступника задрожала, и начала опускаться. Нож больше не угрожал шее заложницы. Лицо мужчины приобрело неописуемое выражение. Чжао Хан с облегчением выдохнул, однако остальные охранники все еще находились в немом шоке.

Не смотря на спокойное и профессиональное поведение, Сюй Сюй ощущала, как колотится ее сердце, как вспотели руки. Мысли в голове смешались в хаотическом порядке, было довольно сложно сосредоточиться и заставить себя не двигаться до тех пор, пока Юй не отпустит ее полностью. Она понимала, что любое резкое движение могло спровоцировать его на новые действия.

И именно в этот момент ночную тишину прорезал громкий и резкий полицейский свисток. В отдалении раздавался звук сирен.

«А вот это – очень нехорошо», - успела подумать девушка. Она осознавала, что испуганному, сомневающемуся преступнику любой причины может быть достаточно, чтобы резко изменить модель своего поведения. Подтверждая ее мысли, Янг Юй снова уперся лезвием ножа в ее шею.

- Кто ты? Способна ли ты сдержать обещание? Была ли ты честна, когда говорила о паре лет за решеткой? Откуда ты вообще можешь это знать? Нет. Я не могу попасть в тюрьму, я не могу попасть в тюрьму! Мотоцикл, мне нужен мотоцикл. Если здесь не будет байка прямо сейчас, эта девка умрет вместе со мной!

Мужчина дышал тяжело, как загнанное, умирающее животное. Перед его глазами находились люди, много знакомых, но шокированных лиц, лиц, выражающих отвращение, адресованное ему. Боковым зрением он заметил вспышки сигнальных сирен приближающихся полицейских авто.

Лезвие ножа дрожало, упираясь в шею стажера. Сюй Сюй заставила себя успокоиться и приготовилась снова убедить Янг Юй сдаться по-хорошему. Но вдруг она заметила удивление, возникшее на лице Чжао Хана. Судя по всему, за преступником и его заложницей кто-то появился.

Не успев даже толком осознать эту догадку, девушка услышала крик Янг Юй. Мужчина кричал от боли. Мужская рука, резко появившаяся откуда-то из-за его спины, крепко сжала запястье руки, державшей нож. Раздался треск, с которым ломаются человеческие кости. Нож упал на землю.

Все, что видела сейчас стажер – это черный рукав, из которого выглядывала красивая мужская кисть с тонкими аристократичными пальцами. Пальцами, обладавшими столь невероятной силой.

Янг Юй оттолкнул Сюй Сюй, упал на колени, прижимая к себе сломанную руку. Кто-то схватил девушку сзади за бюст, потащил к себе. Она упала в объятия незнакомца, ощутила спиной широкую, пышущую жаром грудь. Легкий и приятный запах свежей травы исходил от его одежды.

Незнакомец прижимал ее к себе сильнее, чем требовалось, девушка ощутила боль. Казалось, еще немного, и он сломает ее ребра.

- Босс! – уже на ходу радостно прокомментировал Чжао Хан. Миг, и он ловко упаковал Янг Юй в наручники. Охранники окружили их. Преступник вскрикивал от боли, но на него не особенно обращали внимание.

Незнакомцем оказался Цзи Бай.

Одетый в черную куртку с плотным высоким воротником, он казался моложе, чем на фотографиях.

Симметричное лицо можно было бы назвать красивым, резкие, четкие черты лица смягчались плавными линиями, создавая приятное общее впечатление. Живые глаза оценивающе смотрели из-под черной челки.

 

Глава 17

Первые несколько мгновений Сюй Сюй растерянно осознавала, что произошло. Кроме самого события, ее также смутило и неожиданное появление симпатичного мужчины. Не говоря уже о том, что это был первый раз в ее жизни, когда незнакомый человек сжимал девушку в столь тесных, почти интимных объятиях.

В блеклом свете, с пугающе близкого расстояния, она вгляделась в лицо мужчины. Внезапно она подумала о том, что он отлично вписался бы на залитую солнечным светом, идиализированную картинку романтического пикника на изумрудно-зеленой траве.

Те же самые несколько секунд Цзи Бай потратил на то, чтобы быстро осмотреть стажера и отпустить ее.

- Капитан Цзи, - спокойствие вернулось к Сюй быстрее, чем она сама могла бы предположить.

Цзи Бай не ответил. Его взгляд замер на ее шее. Очень быстро он поднял руку, чтобы коснуться ее. Настолько быстро, что девушка просто не успела отреагировать, а ощущение его грубоватых пальцев на ее коже отозвалось ощутимым покалыванием.

Сюй Сюй нахмурилась и наклонила голову, избегая касания в свойственной ей естественной реакции. Такое поведение колючего ежика заставило капитана еще раз взглянуть девушке в лицо. Холод и резкость исчезли из его глаз, а на губах появилась едва заметная улыбка.

- Рана неглубока, ты в состоянии самостоятельно о ней позаботиться, - его тон был куда теплее, чем в ставших уже привычными телефонных разговорах. Не такой пугающий и требовательный, как раньше, а скорее нежный.

Сюй коснулась шеи, ощутила нечто горячее и влажное. Кровь на порезах, оставленных ножом преступника.

- Так точно, - отозвалась девушка. Осознавая факт, что Цзи Бай спас ее, учитывая его выдающиеся (как только что выяснилось) физические возможности и отличную способность анализировать, девушка произнесла с совершенно искренним почтением. – Спасибо, сэр.

- Не за что, - ровным тоном отозвался Цзи Бай. – Завтра обсудим произошедшее и то, как я горжусь офицером, умудрившимся попасть в заложники к опасному преступнику…

Сюй Сюй не нашлась с тем, что на это ответить.

Со всех сторон доносилось все больше и больше шагов, прибывали полицейские и другие сотрудники парковой охраны.

- Суперинтендант! – произносилось вслух и повторялось множество раз.

- Суперинтендант, вы вернулись?

Откуда-то из недр парка появилась Яо Мэнг. Увидев Цзи Бая, она растеряно замерла, но затем взяла себя в руки и звонким голосом поприветствовала начальство.

- Здравствуйте, суперинтендант!

Цзи осмотрелся, игнорируя Сюй, взглядом выделяя из толпы Чжао Хана и Яо Мэнг. Его лицо просветлело, а в глазах проступило что-то вроде веселого удовольствия. Ровно до тех пор, пока в поле зрения не появился Янг Юй. Волна гнева моментально накрыла капитана с головой.

Пропустив часть с приветствиями и радостью относительно воссоединения с сотрудниками его отделения, Цзи Бай начал раздавать приказы.

- Господин Н., возьмите двоих, чтобы осмотреть комнату в общежитии. Тэй Тран, Дай Хо, отведите преступника в полицейское авто. Тье Трин, остальные переходят под твое командование. Яо Мэнг, обработай раны Сюй Сюй.

Тут, наконец-то, остальные обратили внимание на девушку, замершую возле суперинтенданта.

- Сюй, ты в порядке? – громко поинтересовалась Мэнг, подходя к объекту своего беспокойства.

- В полном, - улыбнулась та. – Просто царапина.

***

Когда Сюй Сюй отказалась от помощи Яо Мэнг, та не стала настаивать. Воспользовавшись моментом, она ускользнула, рассчитывая пригодиться где-нибудь еще. Сюй же вернулась в полицейскую машину, достала аптечку и с помощью зеркала обработала порез, заклеила его пластырем и на всякий случай прикрыла бинтами. Но куда больше ее беспокоила не шея, а грудь.

Брови девушки непроизвольно вздернулись, придавая ей несколько недоуменное выражение. Вырывая ее из объятий Янг Юй, Цзи Бай использовал чуть больше силы, чем нужно. Тогда стажер не обратила на это внимание, но мужчина крайне неудачно схватился за ее грудь и причинил ощутимую боль. Кожа Сюй Сюй всегда была довольно тонкой и чувствительной, и сейчас она могла с уверенностью предвидеть, что через пару часов у нее начнут проявляться болезненные синяки.

Между тем, ощущения были более чем странные. Девушке было не столько больно, сколько неловко. Впрочем, особенно сильно она над этим задумываться не стала. Просто воспользовалась тем, что никого поблизости не было, чтобы помассажировать поврежденный участок до тех пор, пока болевые ощущения не поблекли до терпимого, фонового уровня. После чего стажер со спокойной душой отправилась к общежитию, где жил Янг Юй.

***

Остальная часть операции прошла довольно гладко. Под кроватью Янг Юй полицейские обнаружили большое количество лезвий как те, что использовались на местах преступления. В комнате также нашли детальный план с заметками самого подозреваемого, отметками, куда он планировал разместить лезвия в будущем. Янг Юй весьма послушно принял обвинения и больше не пытался оказывать сопротивления.

Выяснилось, что Янг Юй жил в маленьком городке, неподалеку от Лин-сити. Родом из хорошей семьи, заботившейся о нем во времена детства и юности. А когда парню было 16, его отец обанкротился, мать с ним развелась, и семья развалилась прямо на глазах. Из-за семейных проблем оценки Янг Юй упали и в колледж он поступить не смог. Пришлось отправиться в Лин в поисках заработка.

Несмотря ни на что, он всегда думал, что заслуживает большего. Это проявлялось в постоянном недовольстве и конфликтах, проблемах на каждой должности, куда бы он ни устраивался. И так вышло, что за все четыре года работы в Лин-сити ни на каком месте у него не удавалось задержаться достаточно долго. На предыдущее место работы его вообще устроил друг, который оттуда увольнялся, собираясь вернуться в их родной город. Но и тут не сложилось – вместо выполнения прямых служебных обязанностей Янг Юй на сменах предпочитал играть в игры. Естественно, вскоре он был уволен.

Узнав об этом, полицейские осознали, насколько близким к истине был анализ, предоставленный им Сюй Сюй еще на первых этапах расследования.

По завершению операции Цзи Бай приказал всем членам команды, в последние дни допоздна засиживающимся за материалами дела, разойтись по домам и всласть выспаться. Сам же он, в тандеме с другим опытным следователем, планировал провести допрос Янг Юй.

Уже в дверях офицер Ву обернулся к Цзи, почему-то решив вспомнить о Сюй.

- Я слышал о том, что Сюй Сюй попала в заложники. А также о том, что на самом деле она почти сумела убедить Янг Юй сдаться, - он улыбнулся. – Твоя ученица действительно непроста. Я бы сказал она похожа на тебя, когда ты только присоединился к команде… И такая же амбициозная.

Как он? Эта идея была интересной. Цзи Бай рассмеялся.

Как раз когда он сегодня выходил из аэропорта, ему сообщили, что Сюй Сюй и Чжао Хан в парке, где было совершено одно из преступлений. И, кажется, у них была серьезная зацепка. Цзи Бай сразу же отправился туда.

Еще у ворот парка он ощутил тревожную, несвойственную этому месту атмосферу. Было людно, шумно и противоестественно светло из-за лучей многочисленных ручных фонарей.

Добравшись до небольшого участка, густо засаженного деревьями, Цзи успел увидеть, как Янг Юй поймал стажера и приставил ей нож к горлу. Капитан уже собирался оглушить преступника, когда услышал холодные угрозы Сюй Сюй, произнесенные твердым и спокойным голосом. Ее поведение почти восхитило его, это было куда лучше, чем он вообще мог рассчитывать. Несмотря на то, что девушка была заложницей, она контролировала ситуацию.

Когда он спас Сюй, то успел заглянуть в ее глаза – такие спокойные, чистые, очень темные. Не смотря на то, что ее держали в заложниках и угрожали смертью, стажер не проявила ни испуга, ни паники. В ее лице, обращенном к нему, он увидел лишь облегчение и понимание ситуации. Узнав его, девушка тут же поприветствовала. Казалось, она даже не осознавала, что на ее бледной хрупкой шее появилась кровоточащая рана. При внешности книжного червя, эта мелкая дамочка имела невероятно стойкую психику.

Кроме того, его удивила ее хрупкость. Держа ее в объятиях, он почти не ощущал никакого веса. Личико было симпатичным, но белоснежная бледная кожа была словно прозрачной, без намека на румянец, что создавало впечатление слабого и ранимого существа. И как такая девушка могла вообще справляться с опасными и сложными ситуациями?

Цзи Бай чувствовал что-то, что он не мог объяснить.

Когда все происходило, он не обратил на это внимания. Но вспоминая о тех событиях сейчас, он ощутил некую странность, которая, впрочем, быстро разрешилась. Все дело в том, что, прижимая ее тогда к себе, он случайно схватился за ее грудь.

Возможно, причина была в том, что он уже давненько не был близок с женщинами. Мягкое и упругое ощущение от прикосновения вдруг стало очень реальным, словно проснувшимся в ладони. Девушка была миниатюрной, но не лишенной приятных округлостей, это точно.

Смутившись от этого сильного ощущения, полыхавшего на кончиках пальцев, Цзи сжал руку в кулак и посмотрел Ву прямо в лицо.

- На самом деле не все так просто. Ты когда-нибудь видел, чтобы заложник пугал больше, чем похититель?

- Несмотря на хрупкость, в этой девочке скрыта пугающая сила, - рассмеялся тот в ответ. – Тренируй ее должным образом. Никогда нельзя предугадать заранее, но мне кажется, что она способна стать действительно выдающимся детективом. Хотя есть и проблема, в этом ее недостатке физических данных.

- Это не будет проблемой, - с холодной улыбкой произнес Цзи Бай. – Я буду гонять ее до седьмого пота, я заставлю ее работать до истощения, и вскоре физические показатели нашего стажера ощутимо возрастут.

 

Глава 18

Когда Сюй Сюй проснулась следующим утром, красные отметки на ее груди все еще проступали достаточно четко. Из-за ее бледной кожи зрелище выглядело пугающе, даже по мнению самой девушки.

Сюй осторожно втерла в синяки розовое масло, которое, как она знала, эффективно помогает ускорить процесс заживления. Его запах остался на ее коже и к моменту приезда в полицейское отделение. Яо Мэнг принюхалась, наклонившись ближе, и с заботой переспросила:

- Ты вчера поранилась?

- Пара синяков, ничего больше, - невозмутимо ответила ей Сюй Сюй.

Буквально мгновение спустя появился Цзи Бай. Не вынимая рук из карманов штанов, он поздоровался с подчиненными и спокойно шагнул в свой кабинет.

Возможно любая другая девушка, после произошедшего вчера, ощутила бы неловкость в присутствии суперинтенданта. Но Сюй имела совершенно иной тип мышления и характера, поэтому спокойно ответила на приветствие вышестоящего начальства.

Цзи Бай тоже был в своем репертуаре, спокоен и невозмутим. Он знал, как себя контролировать.

К тому же мужчина осознавал, почему испытывает это странное теплое чувство – всего лишь анатомия, и ничего больше. Он просто слишком давно не был близок с женщиной. Ледяной душ, который он принял вчера сразу же, по возвращению домой, полностью избавил его от ненужных мыслей и начавших зарождаться фантазий. Так что сегодняшняя встреча с Сюй Сюй не значила для него ровным счетом ничего особенного.

- Эй, как думаешь, - голос Яо Мэнг понизился до шепота, и она склонилась ближе к собеседнице, кидая заинтересованные взгляды в сторону кабинета офицера Цзи. – После возвращения суперинтенданта атмосфера изменилась?

Вторая стажер кивнула. Вокруг словно поселилась нервозность. Разговоры стали вестись более низкими голосами и в куда более быстром темпе. Впрочем, адаптироваться в новой атмосфере для Сюй труда не составило.

Из-за дела Янг Юй нагрузка ощутимо возросла даже для стажеров, так что Сюй Сюй  и Яо Мэнг были заняты все утро. К вечеру все документы и формы наконец-то были заполнены, проверены и сданы. Но не успела Сюй перевести дух, как ее телефон требовательно зазвонил.

- Зайди ко мне! – приказал Цзи Бай и положил трубку, не дав ей даже времени на ответ.

Когда девушка зашла в его кабинет, мужчина изучал какие-то документы, и даже на секунду не оторвал от них свой взгляд. Просто приказал ей закрыть за собой дверь. Стажер выполнила приказ и застыла посреди кабинета, спокойно дожидаясь дальнейших распоряжений.

Офицер Цзи наконец-то поднял взгляд от бумаг и пару секунд молча смотрел на нее.

- Сядь!

Девушка беспрекословно заняла место на стуле напротив него. Буквально ощущая на себе тяжелый взгляд начальника, она подняла голову и спокойно уставилась прямо в его лицо. И надо признать – это лицо было достаточно привлекательным. Вот только взгляд из-под приопущенных век был холодным и оценивающим.

Обычно Сюй Сюй нравилось наблюдать за чужими глазами. По ним можно было многое узнать о психическом состоянии человека, его настроении на данный момент. Однако взгляд Цзи Бая был слишком равнодушным и отстраненным для того, чтобы за ним можно было хоть что-нибудь прочесть.

- За последние десять лет ты – первый офицер, которого взяли в заложники, - наконец проговорил суперинтендант. – Какие будут объяснения?

Ледяное выражение лица дополнилось ровным, но от того не менее пугающим тихим голосом.

Сюй вспомнила несколько слухов об этом офицере. Например, о том, что он умудрялся доводить женщин полицейских до слез буквально за пару минут разговора. Однако сама девушка не проявила ни следа напряжения или неловкости.

- Я не думаю,что здесь нужны какие-либо объяснения.

Не то, чтобы ей совершенно не было стыдно относительно произошедшего. Конечно же было. Но она всегда признавала, что ее слабость заключается в низких показателях физических возможностей. И если у каждого есть слабости, то почему она должна стыдится своих?

Цзи Бай молчал. Когда девушка напротив стала расслабляться под его внимательным взглядом, он едва заметно улыбнулся. И вот сейчас у Сюй Сюй возникло непреодолимое предчувствие жуткой беды. Психическое давление стало ощутимым.

И действительно, резким движением Цзи бросил на стол папку документов. Кинув на них быстрый заинтересованный взгляд, девушка заметила там свое имя. Кажется, это было ее досье. Раздел с результатами физических тестов был обведен суперинтендантом заметной жирной красной линией.

- У меня проходной балл, - подчеркнула Сюй.

- Ты единственная в своей группе, кто с трудом прошел эти тесты, показав критически низкий результат, которого едва достаточно для проходного бала, - парировал Цзи Бай с заметной холодностью. – В то время как у остальных отличные результаты, твои – просто за гранью возможного. Мне кажется, тебе польстили, начислив этот минимальный проходной балл.

В этот раз стажер покраснела. Для такого исключительно успешного студента как она, критические замечания Цзи Бая были равносильны удару в сердце.

- Я даю тебе три месяца на то, чтобы перейти из разряда «с трудом прошла» в разряд - на «хорошо», - Цзи внимательно посмотрел на нее, скрестил пальцы под подбородком.

– И на протяжении всего этого времени ты должна работать только на территории участка. Никакой внешней деятельности ни по какому из дел, ясно? Мне не нужен подчиненный, которого в любой момент можно вывести из строя или поймать в заложники, подставив под удар всю команду.


 

***

Сюй Сюй покидала кабинет Цзи Бая в некоторой растерянности. Она не была уверена, что вообще в состоянии достичь того результата, которого ждал от нее наставник.

Девушка осознавала, что с этого момента над ней нависла реальная угроза. Она боялась не только вылететь со своего нынешнего места работы, но и «быть неспособной достичь нужного результата». И сложно было сказать, что пугало ее больше.

Первым делом по возвращении домой она засела в интернет в поисках информации, которая смогла бы помочь ей составить индивидуальный план занятий, соответствовавший бы ее физическому уровню и позволивший достичь нужных результатов в установленные сроки. План получился очень тяжелым. Нужно было невероятно много тренироваться и увеличить порции еды.

Тем же вечером ей позвонил Сюй Цзюнь. Он так и не оставил своих попыток найти сестре жениха, и в этот раз надумал представить ее какому-то знакомому из ИТ-сферы (*наука, компьютеры). Девушка согласилась.

Всего 5 минут разговора по телефону позволили мужчине угадать, что у его собеседницы было плохое настроение. Выслушав ее пересказ последних событий, он с улыбкой произнес:

- Твой начальник прав, мне тоже не по себе, когда такой физически слабый человек имеет дело с преступниками и уголовниками.


 

***

Сюй Сюй понимала, что поблажки самой себе не позволят получить хоть сколь значимый результат. Поэтому уже на следующий день она встала в 6 утра, купила в ресторанчике сытный завтрак, соответствовавший бы ее новому плану занятий и питания, и отправилась к полицейскому участку.

Возле участка располагался стадион, принадлежащий полицейской академии. В это время суток здесь было еще темно, и трек был укутан в неплотный, но неприятный утренний туман. Сюй надела наушники, врубила любимую мелодию и начала пробежку в небыстром, привычном для нее темпе.

Примерно за полчаса мимо пробежало несколько молодых парней и мужчин среднего возраста, большая часть которых были одеты в футболки с надписью «полиция». Лишь только девушка закончила свой второй круг, сквозь негромкий фоновый шум мелодии, доносящейся из наушников, проник мужской насмешливый голос.

- Ты что, улитка?

Стажер повернула голову и увидела рядом с собой Цзи Бая, одетого в коричневую майку и черные спортивные штаны. Очевидно, он тоже занимался пробежкой, поскольку на его груди и спине расплывались пятна пота, волосы были влажными, а лицо – немного красноватым. Под этим утренним солнцем его чистый взгляд на этом красивом лице выглядел потрясающе. Но на самом лице застыло суровое выражение. Когда он обращался к своей ученице, то хмурил брови, а уголки губ опускались вниз.

Из-за ничтожного расстояния, отделяющего их, девушка ощущала жар, исходивший от тела мужчины, и запах его пота. Прореагировав почти машинально, она отступила на пару шагов.

Реакция Сюй Сюй напомнила Цзи Баю рефлексы маленького испуганного звереныша. Осознавая, что с женщиной ему нужно вести себя иначе, чем с мужчиной, Цзи не стал принуждать ее, но достаточно холодным и твердым голосом произнес:

- Беги быстрее!

С большим трудом, используя все свои силы, Сюй постаралась ускориться. И не столько потому, что боялась суперинтенданта. Но как бы то ни было, она все же помнила слухи о нем – о том, что Цзи Бай в прошлом безжалостно увольнял людей, которых не хотел видеть в своей команде. Девушка мечтала быть детективом и совершенно не собиралась позволять кому бы то ни было вышвыривать ее, как ничтожный мусор.

Более того, она понимала, почему Цзи Бай выдвинул такое требование – это все делалось для ее же блага. И девушка была достаточно умна, чтобы ценить это.

Еще долго Сюй Сюй боялась сбросить скорость, ведь Цзи Бай мог все еще следовать за ней.

Пробежав половину поля, она вытянула наушники и прислушалась. Шагов сзади слышно не было. Девушка обернулась. Туман начинал рассеиваться, и в нем она не обнаружила ни следа суперинтенданта. Выдохнув с облегчением, стажер замедлилась. Даже при самом сильном желании реальные физические возможности человека за денек-другой не изменить. Их нужно наращивать, делая это постепенно и систематически.

И кто бы мог предположить, что метров через десять впереди она увидит знакомый силуэт, замерший у спортивного снаряжения. Туман к этому моменту почти полностью исчез, и блики утреннего солнца терялись в короткой и сочной траве.

Цзи Бай стоял к Сюй Сюй спиной. Он занимался с гирями, выглядевшими очень тяжелыми. От усилий сквозь тонкую майку проступали впечатляющие мышцы. Но лишь только он опустил снаряжение, как мышечный рельеф пропал, и спина стала выглядеть пропорционально стройной, даже тонкой, как у джентльмена из высшего света, и отдаленно не знакомого с тяжелой физической работой.

Стажер всегда воспринимала Цзи Бая высоким, но не крупным мужчиной. Кто бы мог знать, что у него настолько развита мускулатура?

И даже у такой девушки, как она – не имевшей прежде отношений с мужчиной – появилось наслаждение от наблюдения за подобным зрелищем. На самом деле Сюй Сюй не нравились накачанные мужчины, куда более привлекательно выглядели утонченные, стройные и подтянутые молодые люди. Но даже с ее точки зрения Цзи Бай был красавцем. Его впечатляющий мышечный рельеф не бросался в глаза.

….

И при этом, суперинтендант все еще продолжал терять очки (*в смысле привлекательности) в глазах Сюй Сюй.

Скорее всего, Цзи Бай ощутил, что кто-то стоит за ним, поэтому он резко обернулся, чем в очередной раз спугнул девушку. Под утренним солнечным светом на его красивом лице пот переливался радужным блеском. Пара темных глаз уставилась на стажера, затем мужчина тихо произнес:

- А это что еще за скорость?

Сюй словно ударили током, и она рванула с места так, будто от этого зависела ее жизнь.

 

Глава 19

Когда Сюй Сюй закончила пробежку, часы показывали всего лишь 7:30 утра. В участке еще никого не было. Резкий маслянистый запах, доносящийся из кафетерия, показался весьма неприятным, поэтому девушка взяла коробку с приобретенным утром завтраком и отнесла ее в небольшую комнатку для совещаний. Положив рядом свежую газету, Сюй отправилась в душевую, в которой сейчас очень остро нуждалась.

Вернувшись минут через двадцать чистой и посвежевшей, стажер толкнула дверь комнатки для совещаний и замерла на пороге. На месте, которое она для себя уже присмотрела, сидел Цзи Бай. Левой рукой он держал перед собой газету, которую сейчас внимательно читал, а правой отправлял в рот креветки из опустевшей коробки с завтраком.

Увидев Сюй Сюй, наставник кивнул на пустой стул напротив.

- Присядь-ка.

Сюй была в растерянности. По какой причине этот мужчина съел ее завтрак? Может, это такая форма наказания?

Не заметив ее растерянного взгляда, Цзи Бай снова углубился в чтение газеты.

- Я съел предложенное тобой угощение, чтобы ты поняла – для человека, работающего в коллективе, достаточно важно знать, как строить отношения с окружающими. В нашей работе нужно уметь вызывать в обычных людях желание поделиться информацией. Как полицейский, пусть и отличный специалист, сможет вызвать в ком-то доверие и желание помочь, если он банально не умеет общаться?

Сюй Сюй все еще находилась в недоумении.

- Впрочем, я думаю, ты не так уж и плоха, раз додумалась принести мне завтрак, - продолжил суперинтендант, с едва заметной улыбкой. – Однако больше так не делай. В моей команде я не приветствую подлиз и подобные дешевые приемы втереться в доверие.

И только после этих слов до девушки дошло.

По правде говоря, Цзи Бая тоже можно было понять. Он так же недолюбливал эту раздражающую масляную вонь из кафетерия, и всегда завтракал в этой комнате, читая свежую утреннюю газету. За годы, которые мужчина работал в этом участке, вряд ли остался хоть один полицейский, кто был не в курсе этой его устоявшейся привычки. Место, кстати, тоже было его любимым – преимущественно потому, что солнце не било в глаза, зато отлично освещало мелкий газетный текст.

Так что когда суперинтендант вошел в комнату для совещаний и увидел возле своего привычного места коробку с завтраком и свежую газету, он подумал, что приготовлен такой сюрприз именно для него. А поскольку кроме него и Сюй в участке пока никого не было – ответ напрашивался сам.

В прошлом женщины-полицейские уже пробовали завлечь или задобрить его завтраком. Правда, как правило, они спрашивали в открытую, не приготовить или не принести ли ему чего. И он всегда отказывался.

Но поскольку в этот раз речь шла о Сюй Сюй, дела обстояли несколько иначе. Цзи Бай чувствовал, что тайных мотивов у девушки не было. И в целом даже мило, что такой замкнутый книжный червь применил подобную женственную попытку его задобрить. Именно это заставило мужчину принять сей скромный дар, и к тому же – попробовать обучить ее манере поведения с остальными коллегами.

А еще нельзя было не упомянуть тот факт, что креветки в кляре, да еще и с острым соусом – это было любимейшее блюдо офицера Цзи.

Едва он закончил говорить, как заметил ее несколько странную реакцию. Сюй смотрела на него прямо, этими вот своими темными глазами, и ее брови были вздернуты кверху в немного ироничном выражении.

- Боюсь, вы меня неправильно поняли. Это был мой завтрак, а не угощение для вас.

Комната погрузилась в напряженное молчание.

Цзи Бай медленно отложил газету в сторону, откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на девушку.

В этот момент Сюй Сюй поняла, что, пожалуй, была излишне откровенной. Нужно было промолчать. Но, возможно, они смогли бы достичь некоторого компромисса?

- Если вы хотите, завтра я принесу завтрак для вас, - несколько минут спустя произнесла девушка.

- Не нужно! – Цзи Бай встал. Его крупный силуэт мог бы полностью поглотить и растворить в себе ее миниатюрную фигурку. Наконец на лице мужчины появилась заметная улыбка, даже ухмылка. – Ну, раз такое дело, я не могу съесть твой завтрак, не предложив ничего взамен. Завтра приходи на час раньше, я буду лично руководить твоими занятиями.

На час раньше? Это значит, что ей нужно будет покинуть дом в 5 часов утра… Сюй растерянно замерла, и не отреагировала, даже когда наставник решительно прошел мимо нее, покидая комнату для совещаний.

Когда Сюй Сюй добралась до кафетерия, вся еда уже была распродана. Все, что оставалось бедной девушке – вернуться назад с пустым желудком и ощущением неприятного разочарования.


 

***

Немного позже прибыли остальные сотрудники. Яо Мэнг принесла два бумажных пакета с маленькими свежими булочками, ароматными и благоухающими. Едва войдя в дверь участка, девушка лучезарно улыбнулась и обратилась сразу ко всем:

- Я принесла свежие булочки, только что из духовки – в самом прямом смысле этого слова! Пекарня не очень большая, но действительно знаменитая, по крайней мере, в моем районе. Если кому-нибудь захочется попробовать – я как раз захватила еще один пакет, на всякий случай. Не стесняйтесь.

Однако практически все в участке вежливо отказались, что, впрочем, дало Яо Мэнг отличную возможность заглянуть со своим пакетом в кабинет Цзи Бая.

- Доброе утро, суперинтендант. Вы уже завтракали?

- Да, я поел,- рассеянно ответил мужчина, не отрывая взгляда от газеты, которую он внимательно вычитывал.

Воспользовавшись тем, что начальник ее не видит, стажер показала ему язык и с невозмутимым видом вернулась на свое место. И уже там она наконец-то обнаружила внимательный и сосредоточенный взгляд темных глаз Сюй Сюй.

- А можно мне булочек? – мелодично спросила миниатюрная брюнетка, очевидно рассчитывая на положительный ответ.

***

Аналитический склад ума и склонность к психологическому анализу стали едва ли не главными причинами формирования в характере Сюй Сюй некоторого своеволия и даже гордыни. Однако, как офицер, член четкой иерархической структуры, она всегда очень честно и самоотверженно следовала всем приказам и предписаниям. Не смотря на то, что рациональный ум девушки осознавал всю возмутительность и нецелесообразность поведения Цзи Бая, стажер даже не задумалась о том, чтобы пойти против его воли.

Покинув дом в точно рассчитанном заранее, раннем часу, Сюй попала на стадион, когда еще было темно. Уличные фонари разгоняли предрассветную тьму, едва разбавленную светлыми клочками рассеивающегося тумана. На треке с трудом можно было разглядеть еще двоих бегунов.

Замершая девушка вглядывалась в окружающее пространство, стараясь разглядеть кого-нибудь, хоть отдаленно напоминающего ее наставника. И, словно отвечая ее мыслям, буквально через пару минут Цзи Бай вынырнул из ночного тумана, легкой рысцой приблизился к стажеру. Судя по отсутствию разводов пота и характерного кисловатого запаха, сам он только недавно сюда явился.

Под тусклым светом фонарей черты лица капитана Цзи казались призрачно-размытыми, однако его глубокий и спокойный голос был очень ясным и четким.

- Сколько кругов ты вчера пробежала?

- Пять.

- Твоя сегодняшняя норма – десять кругов. И учти – скорость никак не ниже вчерашней. Я буду следить за временем, - безапелляционно заявил Цзи Бай, затем развернулся и продолжил свою пробежку.

Несколько секунд Сюй переваривала его слова, затем тяжело вздохнула, вяло сделала пару глотков из своей бутылки с водой, и последовала за мужчиной.

Не смотря на то, что девушка начала бежать за суперинтендантом практически сразу, тот успел быстро оторваться от нее и скрыться из виду. Когда брюнетка преодолела половину круга, за ее спиной раздался звук шагов. Дыхание мужчины вырывалось короткими сильными выдохами, которые не шли ни в какое сравнение с едва слышным сопением Сюй Сюй. Конечно же, это был Цзи Бай.

Почти против воли стажер посмотрела вниз, чтобы отметить - его шаг был равен ее двум. Не напрягаясь, мужчина обогнал ее и устремился вперед…

- Слишком медленно движешься, - небрежно кинул он через плечо, даже не оборачиваясь, зная, что она внимательно прислушивается. Его голос эхом звучал в темном пространстве огромного стадиона. – Так что этот круг я не засчитываю.

Несмотря на возмущенное удивление, Сюй хмуро последовала за ним.

**

Когда Сюй Сюй завершила свои 10 кругов, на улице уже окончательно рассвело. Девушка устала так, что не могла даже дышать. Но что еще хуже – она сбилась со счета, сколько кругов успел пробежать за это время сам Цзи Бай. Единственное что ее смутило, так это то, что на последних двух суперинтендант куда-то подевался, и она не могла быть до конца уверена, что он перестал наблюдать за ней, как грозился.

Хотя из-за усталости интерес этот было не особенно сильным. Все, что занимало сейчас голову стажера – как заставить себя переставлять одну за другой уставшие, гудящие ноги. Покидая беговую дорожку, она срезала путь у турников и тренировочного снаряжения. Именно там Цзи Бай, а с ним и какой-то незнакомый мужчина, ее и поджидали.

Услышав шаги,офицер Цзи обернулся и с улыбкой обратился к ней:

- Сюй Сюй, подойди-ка сюда.

Эта его улыбка была искренней и действительно теплой, она чудесным образом преобразила его лицо, превратив человеческого мужчину едва ли не в прекраснейшего небожителя.

Однако девушка лишь окинула его уставшим равнодушным взглядом. Куда больше внимания и интереса у нее вызвал незнакомец, мужчина лет 50. Он был подтянут и молодцеват, чистые ясные глаза взирали с благородного мужественного лица.

- Здравствуйте, Сюй Сюй, - первым заговорил незнакомец. – Я слышал, что в нашем отделе появился новый, многообещающий стажер, но даже предположить не мог, что им окажется столь миниатюрная и милая юная леди.

-Здравствуйте, суперинтендант Нгием, - уважительно отозвалась девушка. – Я тоже слышала много хорошего о вашем выдающемся таланте и профессионализме.

- Я даже не удивлен, неплохое проявление смекалки и памяти, - светло улыбнулся мужчина. – Но как бы то ни было, поскольку ты ученица Цзи Бая, можешь звать учителем* и меня. (*в данном случае используется специальное слово, означающее "учитель учителя")

Сюй буквально на секунду подумала о том, что даже с такой усталостью ее мозг работает отлично, раз она так легко смогла распознать личность перед собой.

Суперинтендант Нгием был действительно известным человеком в определенных кругах, очень одаренным детективом, и до того, как уйти на пенсию, был учителем самого Цзи Бая. Его возраст, его манера поведения, стиль речи, дружеские отношения с офицером Цзи ощутимо облегчили стажеру идентификацию незнакомца. Хотя, признать честно, главным ключом все же стала особая теплота во взгляде, нежная приятная улыбка Цзи Бая в отношении его наставника.

- Это будет честью для меня, учитель, - искренне поприветствовала мужчину девушка.

Господин Нгием поймал чистый, открытый взгляд Сюй Сюй и ощутил симпатию к ней. Стажер чем-то напоминала Цзи Бая, когда тот был значительно моложе и куда менее опытным. Мысль об этом заставила старого полицейского улыбнуться еще раз.

- Нет ни малейшего сомнения в том, что твоя ученица не только очень прилежна, но и весьма умна. Ты должен хорошенько обучить ее, - обратился он к Цзи Баю. – Но, пожалуйста, не забывай, что она девушка, и отношение к ней должно быть чуть мягче, чем ты привык.

- Ну конечно же, - вернул улыбку суперинтендант Цзи.

Сюй Сюй вежливо промолчала, хотя многое что могла сказать нелестного о «мягкости» своего наставника.

Услышав, что Сюй с отличием закончила факультет криминальной психологии, Нгием одарил девушку еще одним искренним комплиментом. Та, естественно, совершенно смутилась. Ситуация начала казаться ей какой-то не совсем реальной.

Впрочем, ее реакция только позабавила бывшего полицейского. Он подмигнул Цзи Баю, намекая на невинность и неискушенность его новой знакомой. Офицер Цзи, который до того просто прислушивался к разговору двух близких ему людей, поймал этот шифрованный сигнал и с интересом обернулся к девушке. И увидел то, что вряд ли замечал раньше.

Слабый утренний солнечный свет придал коже Сюй Сюй какое-то особое, совершенно призрачное сияние. Миниатюрное симпатичное личико покраснело, а уши и вовсе стали пунцовыми. Но почему-то это выглядело действительно привлекательно. Настолько, что у мужчины перехватило дыхание.

Но еще больше его пленили ее глаза.

Девушка выглядела немного напряженной, ее взгляд чаще был направлен вниз, чем на собеседников. Но, не смотря на это, ее очень темные глаза выглядели спокойными и глубокими, как широкая река, только что скинувшая зимнее ледяное оцепенение и уже ощутившая собственную мощь.

В этот момент Сюй действительно была невероятно хороша.

Девушка же словно кожей ощущала этот странный застывший взгляд. Какое-то подсознательное чувство велело ей ретироваться как можно быстрее, поэтому она вежливо склонилась перед пожилым мужчиной.

- Простите, учитель, но мне, увы, придется вас покинуть. До свидания.

Господин Нгием кивнул, прощаясь, и наблюдал за ней взглядом до тех пор, пока стажер не оказалась за пределами слышимости. И только потом бывший полицейский обратился к своему собеседнику.

- Так вот почему ты не стал жаловаться, хотя и утверждал, что никогда не возьмешь себе ученика – женщину. Она и вправду кажется очень компетентной и перспективной.

Цзи Бай продолжал следить взглядом за девушкой до тех пор, пока она не покинула пределы стадиона.

- Ну, по крайней мере, она не причиняет мне никаких проблем. Пока.

***

До прихода других сотрудников в участок Сюй Сюй периодически скатывалась из легкой усталой дремоты в тяжелый глубокий сон. Она совершенно пропустила тот момент, когда участок наполнился людьми, прозвучал сигнал, означающий начало трудового дня.

Ее разбудила Яо Мэнг, не очень-то бережливо потрепавшая коллегу по плечу.

- Ты в порядке? – спросила она. – Выглядишь так, словно тебя чуть до смерти не замучили.

- Почти, - отозвалась стажер, хотя и хотелось добавить, что мучителя просто отвлекли, в противном случае исход и вправду был бы предрешен.

С трудом борясь со слипающимися глазами, Сюй включила компьютер. Тут же пропиликало сообщение рабочего чата.

Мэсседж пришел от Чжао Хана. Накануне девушка поделилась с ним информацией о том, что Цзи Бай будет лично обучать ее, и мужчина ощутил вину. Ведь, не попадись она тогда, на оперативном задании (между прочим, под его ответственность!) в заложники тому психу, начальство бы так не взъелось на несчастную Сюй Сюй. Это ощущение вины и искреннее сочувствие заставило офицера Чжао не только проникнуться ситуацией, но и возложило на себя ответственность за ее мотивацию и почти дружескую поддержку.

«Ну и как тебе дьявольская тренировка Цзи Бая?» - прочла Сюй в сообщении Чжао Хана.

«Она действительно адовая», - напечатала в ответ.

«Терпенье дает уменье*, -процитировал мужчина старинную пословицу. – Цзи Бай делает это для твоей же пользы». (*Аналог китайской поговорки «Haha» - через терпение познается мастерство.)

«Я это понимаю».

«Все женщины полицейские в участке дико тебе завидуют».

«Почему?» - с искренним недоумением вопросила Сюй Сюй.

Хотя Чжао Хан напечатал последнее сообщение без какой либо задней мысли, так, чтобы поднять девушке настроение, ее ответ основательно сбил его с толку. Пришлось несколько минут собирать мозги в кучку, чтобы выдать примитивное: «Потому что он красавчик!»

«Только потому, что он красив, они хотят, чтобы он над ними издевался? – искренне недоумевала стажер. – Это что, какая-то страсть к игре в доминирование-унижение?»

Прочтение последнего сообщения буквально заставило бедного офицера Чжао выплюнуть свой чай обратно в чашку. Да, он осознавал, что Сюй Сюй часто бывает очень прямолинейной, и в формулировках, и в действиях. Для нее создавшаяся картинка имела примерно такой окрас, хоть и апеллировала ситуация к ее мозгу (и анализу поведенческих структур) куда больше, чем к эмоциям или чувству собственного достоинства. Но для Чжао подобная постановка вопроса была несколько… чересчур.

Похожие ситуации возникали в жизни Сюй и раньше.

В старшей школе большинство студентов по-прежнему стеснялись сексуальных тем или даже намеков на сексуальную жизнь. Однажды несколько учащихся задержались после занятий и начали сплетничать об одноклассниках, обсуждая, кто из них уже мог бы иметь «неприличный контакт». Так вышло, что Сюй Сюй тоже была там, и одна из девочек интереса ради спросила ее мнения.

Сюй не особенно заморачивалась над тем, о ком именно они говорят. Максимальный ее интерес к теме беседы был сформулирован в весьма однозначной фразе «Секс – это естественное взаимодействие животных организмов». Студентки, стеснявшиеся вслух произнести даже фразу «разделить постель» или «провести ночь вместе», были ошеломлены такой прямолинейностью.

По ту сторону экрана Чжао Хан дрожащей рукой успел напечатать только «Ты…»

Девушка ответила ему вопросительным знаком. И лишь только кликнула отправить, как ровно за ее спиной раздался тихий, холодный голос.

- Сюй Сюй, зайди-ка в мой кабинет. Прямо сейчас.

Обернувшись, стажер увидела Цзи Бая, как раз проходившего мимо с чашкой горячей воды.

Видимо, он ходил в комнату отдыха. И определенно не мог не видеть содержимое чата. Девушка была удостоена только мимолетного взгляда перед возвращением суперинтенданта за его стол.

Сюй не думала, что написала нечто чрезмерное или неуместное, что-то, за что ее можно было бы наказать. Впрочем, осознавала - не очень хорошо получилось, что именно он это увидел. Не затягивая, девушка тут же проследовала в кабинет.

Когда она уселась в кресло у стола, Цзи Бай посмотрел на нее в упор.

- По моим меркам, сегодняшние утренние занятия были всего лишь разогревом, - его голос был лишен каких-либо эмоций, как позитивных, так и негативных. В нем звучала лишь твердая и несокрушимая уверенность. – Адская тренировка и игра в доминирование-унижение еще не началась. Пока.

Сюй промолчала.

Суперинтендант достал папку с документами и подвинул ее к девушке.

- Это отчет, который нужно предоставить начальству. Сделай и сдай мне это до завтрашнего дня.

Стажер открыла папку и пробежалась глазами по содержимому. Несколько мест вызвали у нее затруднения, но прежде, чем она успела задать вопрос наставнику, у того резко и требовательно зазвонил мобильник. Звонок был важным. Цзи Бай встал, очевидно собираясь поговорить в комнатке для совещаний, соседствующей с его кабинетом, и жестом дал девушке понять, чтобы она обязательно дождалась его.

Как человек исполнительный, Сюй Сюй покорно осталась на своем месте. За время ожидания она успела перебрать документы, еще раз пробежаться по непонятным местам, даже понаблюдать за окрестностями через соседнее со столом окно. Цзи Бай все не возвращался.

День едва перевалил за половину. Солнечный свет проникал в окно, окрашивая пол в теплые желтые тона. Офисное кресло, на котором расположилась девушка, было просторным, а натуральная кожа обивки сделала его комфортным. Наверное, именно поэтому уставшая Сюй очень быстро вырубилась, всего пару минут поборовшись со сном.

Завершив телефонный разговор, Цзи Бай вернулся в свой кабинет для того, чтобы обнаружить свою ученицу крепко и бесповоротно спящей. Ее миниатюрное тело свернулось клубочком, голова покоилась на коленях, зато руки чинно лежали на подлокотниках. Девушка казалась старше своего возраста. Черные брови хмуро сошлись на бледном лице, из-за чего она выглядела совсем измотанной и напряженной.

Похоже, он и вправду ее серьезно загонял.

Цзи Бай поймал себя на том, что слишком внимательно разглядывает свою подопечную. Поэтому он тихо вернулся на свое место, закурил, стараясь производить как можно меньше шума.

Суперинтендант выделил десять минут на сон, однако Сюй проснулась минутой раньше. Ее разбудил шелест переворачиваемых страниц. Вскинув голову, девушка тут же увидела сидящего напротив Цзи Бай, который выглядел так, словно пришел уже черт знает как давно. Он сосредоточено читал документ, лежащий перед ним, зажав между пальцев правой руки тлеющую сигарету.

Сюй Сюй растерянно пыталась сообразить, как долго она спит. Для нее подобная ситуация была просто ужасной – возмутительно позволить себе уснуть перед начальником, даеще и тем более таким строгим, как офицер Цзи. Спина девушки тут же покрылась холодным потом, а лицо в миг побледнело, пожалуй, на пару тонов за раз.

- Довольна ли ты условиями сна в моем кабинете? – не поднимая головы, медленно произнес мужчина.

Стажеру стало еще хуже.

- Прошу меня простить, - едва слышно сказала она. Ей казалось, что суперинтендант резко отчитает ее или даже будет открыто высмеивать, особенно с учетом предыдущей неловкой ситуации, однако он вдруг сменил тему:

- Что именно тебе непонятно в отчете?

Не смотря на состояние шока, девушка довольно быстро сориентировалась, упомянув все, что требовало уточнения. Цзи Бай искренне и доходчиво ответил на все вопросы.

И больше даже словом, даже намеком не упомянул о том, как Сюй Сюй нагло заснула прямо перед ним.

 

Глава 20

С тех пор, как Цзи Бай вернулся, каждый день жизни Сюй Сюй превращался практически в ад.

Ежедневная усталость ума и тела заставляла девушку ощущать себя зомби на грани окончательной смерти. И к прочему – приходилось есть куда больше, чем она привыкла, буквально насильно фаршировать себя едой, чтобы получить нужное количество калорий и питательных веществ. На сны тоже не оставалось сил – Сюй вырубалась полностью, едва ее голова касалась подушки, а иногда и раньше.

Наблюдения за мучениями сестры расстраивали и Сюй Цзюнь. С другой стороны, он был таким же прилежным и настойчивым человеком, как и она, к тому же понимал, что такой жуткий режим рано или поздно принесет ожидаемую пользу. Поэтому не мог и слова сказать поперек. Собственно, мужчина и вовсе решил тактично избегать этой темы.

Зато у него появился очередной повод вновь заговорить об отношениях.

«Если работа для тебя тяжела и идет не очень успешно, - не единожды говорил Сюй Цзюнь в разговорах с сестрой. – Значит, самое время искать удовлетворение в отношениях». В связи с этим, уже в эту пятницу он решил представить ей очередного кандидата на сердце и руку. Потенциальный партнер был сотрудником из сферы информационных технологий, был известен своим профессионализмом и компетентностью, обладал симпатичной внешностью. Сюй Цзюнь настоятельно порекомендовал сестре не опаздывать на организованное свидание.

В пятницу Сюй Сюй с трудом выполнила поставленную наставником цель в 10 кругов на стадионе. За завтраком в маленьком переговорном зале она осторожно поинтересовалась у Цзи Бая нужно ли ей продолжать приходить на тренировки в субботу и воскресенье.

- А ты что, по выходным не ешь? – вопросом на вопрос ответил суперинтендант, даже не оторвавшись от очередной утренней газеты.

Девушка промолчала.

***

К моменту завершения рабочего дня у Сюй ныла каждая мышца ее миниатюрного, многострадального тела. Поскольку сегодня у нее еще планировалась встреча, которую практически невозможно было отменить, девушка приняла решение попасть на нее как можно раньше, чтобы быстрее вернуться домой и погрузиться в сладостный сон.

Покинув участок, стажер направилась прямо на парковку, откуда ее должен был забрать Сюй Цзюнь. Ожидая брата, она заметила Цзи Бая, очевидно, направляющегося к своему авто.

- Сюй Сюй, - немного неожиданно прозвучавший мужской голос отвлек девушку от суперинтенданта. Это был Сюй Цзюнь. В окошко у водительского места неизменного стильного Мерседеса девушка смогла заметить шикарный черный костюм, в который был одет ее брат, его довольное лицо и искрящиеся весельем глаза. Но когда он рассмотрел, в чем одета его сестра, Сюй Цзюнь нахмурился.

- Ты что, вот в этом пойдешь?

Сюй с недоумением взглянула на свои обычные брюки цвета хаки и черную футболку. Те вроде бы были чистыми, не измятыми и выглядели вполне опрятно.

- А что, нельзя?

Сюй Цзюнь недовольно скривился, но промолчал. Воспользовавшись возникшей паузой, девушка обернулась.

- До свидания, капитан Цзи.

Цзи Бай одарил ее быстрым спокойным взглядом, кивнул, прощаясь, и уселся в автомобиль недалеко от их Мерседеса.

Пока Сюй обходила машину, чтобы примоститься на переднее пассажирское сиденье, Сюй Цзюнь успел не только поразглядывать Цзи Бая, но и галантно открыть для сестры дверь.

- Это и есть твой начальник?

Девушка уселась и кивнула, подтверждая догадку брата. Затем проследила взглядом, как суперинтендат на своей черной машине проехал прямо перед ними. Даже взгляда лишнего не кинул на Мерседес или свою подопечную. Холодный и отстраненный, как всегда.

Сюй Цзюнь умело выехал из стоянки и нырнул в перегруженный поток городского транспорта, слившись с другими авто. Всю дорогу он молчал, но когда стал подъезжать месту, где было назначено свидание, у Сюй Сюй появилось странное ощущение неправильности происходящего.

Как оказалось, встреча должна была пройти в довольно известном и дорогом клубе для местной элиты. Несколько лет назад, когда Сюй Цзюнь заработал свой первый миллион, он привез сюда сестру и щедро угостил ее обедом. Позже он не единожды бывал здесь, но ни разу не смог затащить с собой Сюй.

Девушка вполне справедливо предположила, что встреча в месте вроде этого – как-то немного чересчур, особенно если речь идет о знакомстве для романтических, а не деловых отношений.

- Так, стоп, -велела Сюй Сюй брату, собиравшемуся, как ни в чем не бывало, спокойной войти внутрь. – Ничего не хочешь мне сказать?

Сюй Цзюнь прекрасно понял, что она имеет в виду. На его лице появилось выражение самодовольства и даже гордости.

- Генеральный директор IT-компании тоже может быть охарактеризован как профессиональный и компетентный сотрудник сферы информационных технологий, не так ли? В конце концов, ты же не может отказать человеку, которого даже не видела, только потому, что он занимает высокую должность?

- Прежде всего, генеральный директор принадлежит к сегменту управленцев, менеджеров, - нахмурилась Сюй. – А это не сотрудник технического отдела, не совсем интеллектуальный рабочий, о котором я тебе говорила. Во-вторых, ты должен понимать, что личность, образ жизни и привычки подобной категории людей куда сложнее, чем у среднестатистического человека. Ну и плюс – нестабильный рабочий график, командировки, постоянная перегруженность и стрессы… Ты что, хочешь для меня нестабильного брака? Хочешь, чтобы я с мужем проводила куда больше времени отдельно друг от друга, чем вместе?

Улыбка Сюй Цзюнь погасла.

- Я лично знаком с этим парнем, и можешь мне поверить, что он не похож на стереотипных богатеньких сынков и мажоров из влиятельных семей. Он надежный человек, и я уверен, что вы сможете подогнать свои рабочие графики под желания и потребности друг друга, - мужчина повернулся к своей сестре, положил руки на ее плечи, заглянул в глаза. – Сюй, ты должна понимать, что нельзя полагаться только на анализ и прогнозы сопоставимости. Чувства так не работают. Кроме того, раз ты уже здесь, то прояви некоторое уважение и хотя бы разок пообедай с ним.

Ответное молчание девушки Сюй Цзюнь трактовал как недовольство, которое в некоторой мере могло быть и справедливым. «Может быть, я был с ней слишком резковат», - подумал он, собираясь сформулировать свою просьбу уже чуть более мягко и дипломатично. Однако неожиданно его сестра согласно кивнула.

- Ладно, возможно в чем-то ты прав. Давай зайдем внутрь.

- Просто попытайся узнать его поближе. Если не понравится, я обещаю, ты можешь дать ему отворот-поворот, а я и слова поперек не скажу, - Сюй Цзюнь улыбнулся и потрепал сестренку по голове. – Забудь о том, что он генеральный директор. Относись к нему как к мужчине, и прислушайся к своим инстинктам и чувствам.

- Чушь какая-то, - буркнула девушка, но покорно пошла следом за братом.

Когда они добрались до ресторана, девушка с удивлением осмотрелась вокруг. Старинный традиционный стиль придавал этому месту особую атмосферу. В желтых деревянных рамах покоились белоснежные бумажные листы. Декоративных элементов было использовано минимум, но при этом четко ощущалась роскошь и дороговизна.

Посреди комнатки, куда их привели, стоял простой деревянный стол, за которым уже сидел молодой человек. Слева от него расположилась неоткрытая винная бутылка, справа – небольшая кованая печь изящной работы. Когда гости шагнули внутрь, он поднял голову, чтобы взглянуть на Сюй Сюй и улыбнулся, продемонстрировав свои белоснежные зубы и красивое лицо, почти ощутимо излучавшее ауру благородства.

Это был Е Цзы Сяо.

Вряд ли чувства, возникшие у Е Цзы Сяо к Сюй Сюй можно было назвать любовью с первого взгляда, но невозможно было отрицать, что его непреодолимо влекло к девушке.

Ощущение это возникло еще тогда, памятным вечером, когда на фоне изумрудно-зеленой травы миниатюрная, измазанная в чужой крови, полицейская разговаривала с ним непререкаемым, строгим тоном. Может быть, именно это странное сочетание и повлияло на его воображение, но еще больше впечатление произвела ее жесткость, невероятная харизматичность и внешняя привлекательность.

Е Цзы Сяо был настроен очень серьезно, и отступать совершенно не планировал.

Еще тогда, тем вечером, Е Цзы Сяо ходил за девушкой по пятам, но она даже не одарила его и мимолетным взглядом. Сначала это заставляло его испытывать уныние и пораженческие настроения. Но затем внимание мужчины полностью сосредоточилось на Сюй. Он видел, с какой тщательностью она исследует место преступления, как не обращает внимания на свои затекшие ноги или личный дискомфорт, как уверенно ведет себя.

Когда, в очередной раз вставая на ноги после продолжительного пребывания в позе вприсядку, она пошатнулась, очевидно, из-за онемения, Цзы Сяо едва не кинулся, чтобы ее подхватить. Эта хрупкость, эта женственная слабость маленькой полицейской заставила мужчину думать о том, что если она станет его женщиной, он не позволит ей так мучиться. Стань она его, он бы баловал ее, носил на руках, нежил и лелеял. Она могла бы иметь все, что захочется, и уж точно не испытывала бы нужды пачкаться в крови или сталкиваться с человеческой жестокостью и безжалостностью.

Каждый день в объятиях Е Цзы Сяо для Сюй Сюй мог бы стать истинным раем на земле.

А сейчас, разглядывая девушку в мягком рассеянном свете, Е Цзы Сяо всего лишь сделал вид, что ничего не произошло, и с легкой улыбкой подал ей руку.

- Приветствую, госпожа Сюй Сюй, - нежно сказал он. – Мы уже встречались с вами раньше. Возможно, вы вспомните… Мое имя - Цзы Сяо.

Брови Сюй вздернулись кверху. Она уже готова была сказать, что думает обо всей этой ситуации (естественно, ничего лестного для обоих мужчин), но натолкнулась на ободряющий и явно чего-то ожидающий взгляд своего брата. Девушка вдруг вспомнила слава Цзи Бая о ценности полицейского, способного налаживать контакты даже с самыми сложными свидетелями или подозреваемыми. Ну, и, конечно же, «раз ты уже здесь, то прояви некоторое уважение и хотя бы разок пообедай с ним», с чем она уже успела добровольно согласиться несколько ранее.

Через пару секунд странного молчания, Сюй Сюй все же ответила на рукопожатие.

- День добрый.

Красивые глаза Цзы Сяо вспыхнули от удовольствия. Кроме того, он испытал приятное, волнующее удивление от ощущений – ее миниатюрная рука была мягче и вместе с тем холоднее, чем он мог себе представить. Видимо, он слишком увлекся, потому что почувствовал, что девушка с усилием высвобождает свою кисть из его хватки.

Все трое с комфортом расселись за столом, Сюй Цзюнь увлеченно уткнулся в меню, в то время как его сестра безразлично уперлась взглядом в столешницу.

- Чем вы любите заниматься? – Е Цзы Сяо решил взять инициативу в свои руки. – Может быть, какие-нибудь хобби?

- Меня не интересует практически ничего, кроме моей работы, - не задумываясь, ответила Сюй. Она совершенно не планировала поддерживать светскую беседу и даже не подняла глаз на мужчину напротив.

- Надо же, какое совпадение. Я такой же, - улыбнулся Цзы Сяо.

Девушка промолчала, а Сюй Цзюнь на мгновение оторвался от меню, с едва заметной ухмылкой оценив атмосферу, воцарившуюся за столом.

- Я слышал, что вы занимаетесь криминальной психологией? Что именно изучает эта область? Все действительно так же увлекательно, как в американских криминальных сериалах, да? – снова заговорил Е Цзы Сяо.

- В университете я специализировалась на трех направлениях. Во-первых, аспекты создания хранилищ данных со структуризацией преступных типов, наиболее часто встречающихся в китайской криминальной среде. Во-вторых, вопросы влияния семейного положения на вероятность проявления криминальных и девиантных отклонений. В-третьих… - отвечая, девушка не стеснялась использовать целую гору специальных сложных терминов криминальной психологии, совершенно очевидно незнакомых среднестатистическому обывателю.

Цзы Сяо слушал ее внимательно, с сияющими глазами и неизменной улыбкой. И только Сюй Цзюнь признался честно:

- Я почти ни слова не понял из того, что ты рассказываешь. А как-то проще это изложить или вообще тему изменить можно?

- Я тоже не очень понимаю, - тут же отозвался Цзы Сяо, - но Сюй Сюй так вдохновенно об этом рассказывает… Я прямо ощущаю, что это очень важно и крайне полезно.

Осознав, что ее рассказ на самом деле никого не впечатлил, и даже более того – остался полностью непонятым, девушка снова притихла. На все вопросы Цзы Сяо она теперь отвечала лишь односложно: «Да», «Нет», «Правильно», «Я не знаю».

Некоторое время спустя Сюй Цзюнь отлучился в уборную, оставив их двоих наедине.

Воспользовавшись моментом, Сюй Сюй посмотрела собеседнику прямо в глаза, и честно выдала:

- Эта встреча не значит ровным счетом ничего. Я не приму тебя.

 

Глава 21

Воспользовавшись моментом, Сюй Сюй посмотрела собеседнику прямо в глаза, и честно выдала:

- Эта встреча не значит ровным счетом ничего. Я не приму тебя.

Однако, вопреки ее ожиданиям, Цзы Сяо просто кивнул, сохранив на лице все то же вежливое, даже нежное выражение. Никакого шока или гнева ни в мимике, ни в жестах.

- Сюй Сюй, я понимаю, что в прошлом мое поведение могло показаться тебе резковатым или даже навязчивым. Скорее всего, это произвело на тебя плохое впечатление. Я даже отвлекал тебя от работы. Прошу, прости меня за это, - вполне искренне произнес мужчина.

- Все в порядке, - все же, Цзы сам признал свои ошибки и честно в них раскаялся. Сюй не была строга или слишком требовательна к другим, поэтому подобного поведения было достаточно, чтобы немного ее смягчить. – Я не злюсь, и, надеюсь, ты тоже. Поэтому давай просто забудем об этом.

Улыбка мужчины стала шире, приоткрыв белоснежные идеальные зубы.

- Ну, раз никто из нас не держит зла, и все негативное прошлое забыто, мы можем прикинуться просто незнакомцами, встретившимися на первом свидании? Я надеюсь, что ты дашь мне шанс. Я понимаю, что ты должна узнать меня лучше, прежде чем окончательно решить, хочешь ли ты быть моей девушкой.

Он отклонился немного назад, и после небольшой паузы продолжил.

- Итак, мне 25 лет, и я полностью здоров. Не имею плохих привычек и приводов в полицию. Кроме того, у меня достаточно денег, так что тебе не придется беспокоиться о своем будущем. Я учился за границей и закончил в первой десятке лучших студентов в моем вузе. Также у меня высокие показатели IQ, и я достаточно приспособлен к жизни. Имею стабильную работу с высокой должностью. Если ты решишься завести со мной отношения – торжественно обещаю отнестись к ним с максимальной серьезностью. Поэтому, пожалуйста, подумай о том, чтобы пересмотреть свое предыдущее решение.

Эта речь произвела на Сюй Сюй впечатление. Впервые перед ней признавались в своих чувствах, перечисляя при этом и свои личные плюсы, и плюсы из возможных отношений. Более того – все, что он сказал, было логичным.

Откровенно говоря, Цзы Сяо подготовился к этому заранее. Он расспрашивал Сюй Цзюня о предпочтениях и хобби его сестры, и именно так узнал, что девушка любит все анализировать, походит к любым решениям максимально рассудочно. Брат также дал совет не относиться к Сюй как к обычным девушкам, делать ставку на максимальную искренность и открытость перед ней. Именно поэтому Цзы Сяо выбрал именно такой подход. Тщательные рассуждения позволили ему составить определенную модель общения, апеллирующую именно к логике собеседника. И теперь, видя как девушка ошеломлена, он понял, что поступил правильно. Внутри него появилось еще очень маленькое, но уже заметное ликование и ощущение возможной победы.

- Могу ли я расценивать твое молчание как согласие?

- Прости, я немного устала, - Сюй Сюй растерянно потерла лоб. – Мой ум недостаточно ясен и это влияет на способность анализировать. Дай мне пару минут, чтобы сконцентрироваться, и после этого я дам тебе свой ответ.

Договорив, она кинула взгляд на наручные часы и отрешенно откинулась на спинку стула. Хотя лицо ее в этот момент выглядело безучастным, по глазам было заметно, что в этой прелестной головке происходит сейчас напряженная работа мысли.

Такое поведение показалось Цзы Сяо чрезвычайно забавным. Надо же, она действительно сосредоточена на размышлениях, все воспринимает всерьез!

Если бы это был кто-то другой, Цзы просто улыбнулся бы и ушел. Даже тем девушкам, которые ему нравились, он не позволил бы вести себя так, словно он рыба на разделочной доске, над которой повар размышляет, что же ему приготовить. И уж тем более, делать это так демонстративно, прямо под его носом.

Но это была Сюй Сюй. Он в полной мере осознавал, что она не высокомерна и не пытается его унизить или набить себе цену. Она искренне обдумывала его слова, и этого было вполне достаточно.

С другой стороны, мужчина был уверен в том, что он был очень убедителен. Почему тогда она сказала, что ее ум недостаточно ясен и ей требуется время, чтобы все обдумать? Похоже, она колеблется. Но почему? Разве он недостаточно хорош?

Нахмуренные брови Сюй заставили его немного занервничать. Все те долгие несколько минут, что заняли размышления девушки, Цзы Сяо все напрягался и напрягался. Она же, наоборот, расслабилась, взглянув, наконец, в его глаза.

- Я закончила все обдумывать. Мне очень жаль, но я не могу принять тебя.

- Но почему? – ее собеседник заметно побледнел.

Выдержав небольшую паузу, словно подбирая слова, Сюй Сюй мягко ответила.

- Я благодарна за твои чувства. Все, что ты сказал, действительно звучит очень разумно и привлекательно, но ты не мой тип. Вкусы, как и человеческую натуру в целом, вообще очень сложно контролировать, мне очень жаль, если обидела тебя.

Когда Сюй Цзюнь вернулся, он застал парочку в тягостном молчании. Цзы Сяо смотрел в окно невидящим взглядом, на его лице застыло то ли расстроенное, то ли злое выражение. Сестра же молча игралась своим телефоном, а ее лицо заливал какой-то нездоровый румянец.

Цзюнь не стал ничего спрашивать. Просто сел на свое место и заговорил исключительно о бизнесе и деловых вопросах.

За все оставшееся время Цзы Сяо больше ни разу не обратился к Сюй Сюй. Она же отложила телефон и внимательно прислушивалась к беседе двух мужчин. Когда ужин был закончен, Сюй Цзюнь ласково обратился к сестре.

- Сюй, подожди меня в машине, мы с Цзы Сяо обсудим еще пару вопросов за последней сигаретой, хорошо?

Девушка согласно кивнула, вежливо попрощалась с Цзы и вышла наружу. Мужчины закурили.

- Моя сестра слишком прямолинейна и не очень хороша в общении с другими людьми, - улыбнулся Сюй Цзюнь. – Я слишком ее опекал, наверное. Давай в следующий раз приедем сюда без нее.

Цзы Сяо все понял сразу. Эти слова были предназначены для того, чтобы утешить его в сегодняшнем поражении, помогая сохранить гордость. Сквозь окно он проследил за тем, как хрупкий миниатюрный силуэт пересекает двор на пути к автостоянке.

- Я не готов сдаться, - он улыбнулся. – Я все сделаю сам. Когда я решительно иду к намеченной цели, я всегда получаю то, что хочу. Ты ведь не будешь вмешиваться и мешать мне, верно?

- Хорошо, не буду… - немного шокировано отозвался Сюй Цзюнь.

Отказ Сюй Сюй серьезно вывел Цзы Сяо из себя. Она слишком упряма, слишком прямолинейна и категорична. Но и он не готов просто опустить руки. Он не был бы собой, если бы просто отпустил эту девушку, столкнувшись с такой незначительной преградой.

Ее отказ придал ему решительности. Ему еще больше захотелось завоевать ее. Этот инстинкт охотника казался мужчине вполне нормальным и естественным, и чем выше награда – тем больший испытываешь азарт.

Сюй Сюй же искренне думала, что окончательно разобралась с Цзы Сяо. Дело улажено и нет ни малейшего намека на то, что поклонник не собирается сдаваться.

Все, о чем сейчас думала девушка, это как бы поскорее добраться домой и хорошенько выспаться.

 

Глава 22

Вечером воскресенья Сюй Сюй приготовила себе каши, идеально подходящей для ее нового режима питания. Но, даже плотно поев, она не смогла осилить и половины получившейся порции. Расчет на завтрак нею же в полицейском участке упрямо показывал, что останется еще прилично. А поскольку тратить продукты девушка не привыкла, она внезапно подумала о том, чтобы предложить еду кому-нибудь еще.

Сюй быстро набрала лаконичное сообщение: «Я наготовила слишком много каши. Можно принести вам немного на завтрак?». Отправила Цзи Баю.

Ответ пришел практически мгновенно.

«Какого рода каша?»

«Из красных бобов».

«Тогда я согласен», - ответил мужчина.

С тех самых пор Сюй Сюй стала готовить завтрак и для Цзи Бая. Так было проще разбираться с размерами порций и с объемом потраченных на готовку продуктов.

Со временем Сюй начала привыкать к адскому режиму тренировок. Не смотря на то, что она и Цзи Бай встречались теперь каждое утро, разговаривали они мало. Каждый фокусировался на собственной задаче и был полностью поглощен своими мыслями. А если им и доводилось общаться, то касались они преимущественно рабочих вопросов.

Дело Янг Юй было завершено, и пока не наблюдалось никаких иных крупных расследований. В целом, ситуация с лезвиями так и осталась скрытой, известной только самим сотрудникам парка и полицейского департамента. Широкой общественности решили ничего не сообщать, дабы избежать волнений, и преступление не оказало никакого влияния на общество города Лин.

Все в команде знали о том, что Цзи Бай взялся тренировать Сюй Сюй. И на сегодняшнем совместном обеде многие из них решили высказаться в поддержку девушки, не особенно стесняясь присутствия самого капитана Цзи.

Смысл большинства слов можно было бы изложить следующим образом: «чем сложнее в учебе, чем жестче подготовка, тем лучшим будет результат». Рассказали даже о том, как три года назад Цзи Бай занялся тренировкой одного откровенно слабого офицера. Он начал с ежедневной пробежки на 30 кругов. А теперь это один из сильнейших бойцов западного департамента.

И только для Яо Мэнг факт личной тренировки оказался новостью. Она не участвовала в разговоре, хотя и сидела вместе со всеми за столом, молча наблюдая за ухмылкой капитана Цзи и румянцем, проступающим на щеках Сюй.

Стажер Мэнг ощущала раздражение. Она испытывала чувства к Цзи Баю, и считала, что все происходящее сейчас – неприемлемо, злость внутри сменялась беспомощностью и странным чувством одиночества. И хуже всего было то, что у нее не было ни малейшей возможности хоть как-то повлиять на ситуацию.

Яо Мэнг поняла, что влюбилась в капитана Цзи сразу после его возвращения. Девушка очень четко помнила тот день. Перед ней появился высокий и крупный мужчина, облаченный в стильную черную куртку. Он был привлекательным, даже более того – красивым, красивее и мужественнее любого другого мужчины, которого ей довелось встречать в своей жизни. С того момента Яо Мэнг все больше убеждалась в том, что капитан не только красив, но и действительно талантлив, умен и одарен.

Если бы девушку спросили о долгосрочной цели ее работы в полиции, она бы сказала «стать таким же профессионалом, как Цзи Бай». Ей казалось, что у них даже типаж одинаковый – сила и навыки в числе приоритетных направлений развития, зрелый характер и спокойный психотип.

Однако тот, при виде которого трепетало ее сердце, тот, кто был так ей близок духовно, тот, кто занимал такое высокое положение в их команде – по какой-то причине выбрал в свои ученицы Сюй Сюй. Ей же достался в наставники коп на грани пенсии, и уже один только этот факт ставил ее на ступень ниже.

А теперь еще и это. Цзи Бай лично тренирует Сюй. Каждое утро. Они постоянно вместе, даже сейчас сидят друг напротив друга. Яо Мэнг прямо нутром чуяла, что между этой парочкой очень скоро что-то произойдет.

И она очень не хотела стать этому свидетелем. Она боялась даже представлять их вместе.


 

***

Из-за отсутствия семьи в черте города Лин, Цзи Бай был едва ли не последним сотрудником, покидавшим полицейский участок вечером. Но сегодня допоздна задержалась и Сюй Сюй – она заканчивала задание, которое выдал ей раньше капитан Цзи. Яо Мэнг тоже не спешила уходить. Она не совсем понимала, что собирается делать в дальнейшем, она даже не до конца осознавала, что именно чувствует сейчас. Все ее желания были иррациональны. Например, узнав о личных тренировках Сюй и Цзи Бая, она не могла просто уйти отсюда. Не тогда, когда эти двое фактически оставались одни в пустом участке.

Свет в кабинете Цзи Бая погас в девять вечера. Услышав его шаги, стажер Мэнг тот  час же выключила свой компьютер и встала с места, делая вид, что складывает собственную сумочку перед уходом. Появившийся капитан сначала кинул взгляд на Сюй – та сосредоточено что-то допечатывала, и только потом на Мэнг.

- А ты еще почему не ушла?

- Уже ухожу, - улыбнулась девушка. – Нужно было кое-что закончить.

Цзи Бай подошел к столу Сюй Сюй.

- А ты домой не собираешься? Завтра утром сможешь встать?

Сюй рассеянно посмотрела на часы и только тогда в полной мере осознала, насколько сейчас поздно. Оглянулась, чтобы обнаружить практически пустой участок, сохранила документ и выключила компьютер.

- Да, - лаконично ответила стажер, начиная собираться.

Цзи Бай и Мэнг терпеливо дождались ее, благо много времени это не заняло, вместе прошли на парковку и разделились лишь когда пришло время каждому из них идти к своему авто.

- Тогда я пойду первой, - улыбнулась Яо Мэнг, накидывая на плечи куртку. – До свидания.

Отворачиваясь, девушка ощутила неловкость и разочарование. Она словно стала участником какого-то дрянного шоу про двух возлюбленных и ревнивую злую подругу.

- Подожди, - глубокий бархатный голос Цзи Бая заставил Мэнг сбиться с шага и ощутить, как резко забилось сердце. Когда она оборачивалась к капитану, в ушах стоял слишком громкий пульсирующий звук за которым, казалось, вообще было невозможно ничего расслышать. – Автобусы уже не ходят, как планируешь домой добираться?

- Я совсем забыла про время… - рассеянно потерла лицо Яо Мэнг и робко улыбнулась. – Но, может, мне повезет и на последний я все еще успею?

Девушка взглянула в темные манящие глаза капитана, но тут же опустила лицо вниз. Еще не хватало, чтобы мужчина распознал ее скрытую надежду, ее тайные чувства к нему.

Цзи Бай едва заметно улыбнулся. Эта несвойственная стажеру робость и поведение стеснительной девушки говорили о ней больше, чем той, наверняка, хотелось бы.

Мужчина перевел взгляд.

- Сюй Сюй может тебя подвести. Она живет примерно в том же направлении.

Яо Мэнг резко вскинула голову и недоуменно посмотрела на Сюй. Та казалась озадаченной, но не расстроенной.

- Серьезно? В одном направлении?

Мэнг словно бы проигнорировала этот вопрос своей коллеги. Она замерла на месте, переваривая изменившиеся обстоятельства ситуации, и только спустя пару томительных минут проговорила свой адрес.

- Ну, тогда давай поедем вместе, - мягко отозвалась Сюй Сюй, быстро прикинув, что живут они и вправду недалеко друг от друга. – Думаю, если будем задерживаться допоздна и в дальнейшем – можно будет также составлять друг другу компанию.


 

***

С парковки онивыезжали в разные стороны – Цзи Бай на запад, а девушки на восток. Напряжение покинуло Яо Мэнг не сразу, но затем она улыбнулась неожиданной приятной мысли, проникшей в ее голову.

- Оказывается, капитан Цзи знает, где живет каждая из нас.

- Ага, - тихо отозвалась Сюй.

- А он прямолинеен и не особенно любит церемониться с подчиненными, да?

- Да, действительно.

- Но при этом наш капитан очень внимателен и заботлив, - продолжила Мэнг. – Каково это – тренироваться с ним? Весело? Интересно?

- Весело? – вопрос показался Сюй Сюй странным и определенно далеким от реальности. Она отрицательно тряхнула головой. – Вот уж что мимо – то мимо. Впрочем, мы с ним почти не разговариваем.

Этот ответ определенно удивил Яо Мэнг. Но она смогла быстро справиться с собой и все так же непринужденно добавила.

- Честно говоря, я бы тоже хотела начать тренироваться. Может, составить вам двоим компанию?

Сюй окинула собеседницу недоверчивым взглядом.

- Ты уверена, что сможешь вставать каждый день в 4:30 утра? Пробегать ежедневно не менее 10 кругов, без отдыха даже по субботам и воскресеньям?

Первые несколько секунд Мэнг пребывала в некотором шоке, но затем вдруг рассмеялась и легко хлопнула свою коллегу по плечу.

- Сюй Сюй, иногда ты бываешь такой миленькой, что хочется тебя ущипнуть! – она сделала небольшую паузу, оценивая реакцию девушки. – Мой дом далековато находится. Если я смогу встать так рано, чтобы успеть добраться – тогда присоединюсь к вам, а если нет… Ну что ж, тебе придется продолжать терпеть все эти трудности в одиночестве.

***

Утром следующего дня Сюй Сюй в полной мере осознала, как ошибалась в своих предположениях. На ее собственном рабочем столе девушку ожидала не очень приятная неожиданность.

Огромный красивый букет, составленный из белых и красных роз, был элегантно обернут желтой бумагой, и выглядел почти нереально шикарно. Среди сочных бутонов виднелся уголок открытки, где изящным почерком была написана всего одна фраза:

«Ты права, человеческие чувства невозможно контролировать»…

 

Глава 23

«Ты права, человеческие чувства невозможно контролировать.

Привет, Сюй Сюй».

Сюй прочитала содержимое открытки в полном молчании и еще более полном недоумении. Где-то внутри нее зарождалось настойчивое желание найти тихий уголок и выкинуть этот букет так, чтобы никто не заметил, и ей самой не довелось увидеть его даже случайно.

- Скажи мне честно – у тебя есть бойфренд? – спросила ее Яо Мэнг. Второй стажер сидела за своим столом, с любопытством поглядывая на нее и подпирая щеку рукой. Ее вопрос заставил многих присутствующих сейчас в участке обернуться на Сюй. Многие с трудом сдерживали улыбки.

- Нет, - Сюй Сюй отрицательно мотнула головой и нахмурилась.

Но, судя по всему, ей никто не поверил. Несколько человек шутя спросили имя парня, чьей судьбой станет вхождение в «полицейскую семью», предложили даже проверить наличие у кандидата судимости. Сюй поняла, что лучше ответить максимально честно, чтобы хоть как-то попытаться расставить все точки над и.

- На прошлой неделе брат устроил мне свидание, но у нас ничего не вышло. Однако «жених» оказался несколько… упрям. И отказывается признавать отказ.

Сотрудники департамента были немного сбиты с толку. Было даже странно, что такая особа, с очевидной и очень сильной аурой замкнутого интроверта, тоже ищет себе парня, ходит на организованные родственниками свидания.

В этом отделе сотрудников мужчин было намного больше, чем женщин, поэтому Сюй Сюй, девушка в целом симпатичная, одинокая и далеко не глупая, вызывала интерес многих. И уже к обеду по всему участку разнеслись слухи о том, что за ней настойчиво ухаживает парень из богатой семьи. Даже босс после утренней планерки задержал Цзи Бая у себя.

- Слышал о том, что стажер Сюй Сюй из твоей команды замуж собралась. Ты там проверь парня, все же, как семья со стороны невесты, мы несем определенную ответственность…

- Да уж, я в курсе, - рассмеялся Цзи Бай.


 

***

Сюй Сюй была занята все утро. Когда пришло время обеда, у нее отсутствовал аппетит. Поэтому она предпочла занять время решением проблем. Конкретно одной.

Цзы Сяо не поднимал телефон. Девушка набирала его минут пять, и отсутствие ответа при таком показательном упорстве его навязываемых ухаживаний вывело ее из себя. Стажер даже спустилась вниз, чтобы лично попросить охранника отказываться от любой доставки цветов на ее имя. Но тот, видимо, получил какую-то взятку, и более того, даже не понимал, в чем проблема:

- А что плохого в цветах? Кроме того, я не имею права не принимать посылки и букеты для сотрудников…

Примерно в то же время, когда Сюй пыталась донести свою позицию до охранника, Цзы Сяо наконец-то заметил пропущенные вызовы. Перед его глазами тут же встал образ недовольного лица Сюй Сюй. Мужчина понимал, что, скорее всего, разозлил ее, и в полной мере осознавал, что его поступок вряд ли заставит девушку влюбиться в него. Но ее отказ при их последней встрече все еще будоражил его сознание. Целью отправки этого букета, на самом деле, было желание не позволить ей забыть, дать понять, что еще ничего не кончено.

Какая разница, какого внимания удалось добиться этими цветами – негативного или позитивного? Внимание и есть внимание. Тем более, когда оно обращено к нему, к Цзы Сяо.


 

***

Поскольку Сюй Сюй пропустила ланч, она даже не догадывалась, что стала темой самых горячих и обсуждаемых сплетен в участке.

Кто-то из команды был удивлен, что такая миниатюрная и странная девушка смогла стать объектом настойчивого желания богатого мужчины. Еще кто-то со смехом напомнил старую шутку о том, что «пока в команде есть много одиноких мужчин, женщины-полицейские должны выходить замуж именно за них», или что-то вроде того.

Однако Цзи Бай был настроен несколько иным образом.

- Ни у кого из вас, ребятки, нет ни малейшего шанса с Сюй, - с ухмылкой произнес он, откинулся на спинку стула и с удовольствием подкурил сигарету.

Если представить принцип работы мозга, как излучение особого сигнала, то никто из присутствующих здесь, да и большинство обычных людей, не был в состоянии думать на ее волне и частоте.

До сих пор Цзи Бай считался кем-то вроде короля предсказаний в этом участке. Он был словно местный божок, способный видеть больше, чем остальные, и заглядывать значительно дальше. И ни одного промаха не совершил за все эти годы. Но развивать тему капитан не стал. Четко осознавая, что возбудил в коллегах сильнейшее любопытство, он просто встал и прошел к кассе, чтобы заплатить за свой обед.


 

***

К концу смены Сюй Сюй получила звонок от Е Цзы Си, с приглашением на ужин в субботу.

После того случая с лезвиями в парке, когда Сюй помогла Цзы Си справиться с ранением, они продолжали общаться. Созванивались от случая к случаю, однажды даже посидели в кафе за чашечкой чая. Стажер симпатизировала Цзи Си – та была умной и в то же время независимой и деликатной. С ней было комфортно общаться практически на любые темы. И, похоже, это чувство было взаимным.

Конечно же, Сюй Сюй согласилась на это предложение. Однако не удержалась, и все же спросила:

- А Цзы Сяо тоже придет?

- Такое чувство, что ты относишься кнему, как к неприятному насекомому или какой-то змее, - смеясь, ответила Цзы Си. – Что он уже успел такое натворить?

- Он фактически обманом заманил меня на фальшивое свидание, - с раздражением сообщила Сюй. – И после того случая тоже уже успел создать неприятности.

Ее собеседница расхохоталась уже в полный голос.

- Ладно, ладно, я поняла тебя. Не волнуйся. Не позволю ему побеспокоить нас на нашем с тобой рандеву.

Положив трубку, Цзы Си тот час же перезвонила объекту их обсуждения.

- Ну, признавайся, тебя дисквалифицировали? Не смог завоевать сердце девушки?

- Рано еще признавать поражение, - серьезно ответил Цзы Сяо. – Я за ней только пару дней ухаживаю.

- Заговоры, фальшивые свидания, обман, - женщина наслаждалась ситуацией, ее откровенно веселили сложности, с которыми столкнулся ее кузен. – Какие еще трюки у тебя в запасе?

- Ну, к примеру, я узнал, что каждое утро она бегает на стадионе у полицейского участка. В выходные поеду туда…

- Что, планируешь впечатлить ее своими мускулами?

- Ну конечно, - как ни странно,мужчина все еще был предельно серьезен. – По-твоему, я что, каждый день на тренировки ради веселья хожу? Я вполне готов явиться перед ней во всей красе, с неожиданной стороны.

- Знаешь, - с задумчивой, но светлой улыбкой поделилась Цзы Си. – Чем больше я узнаю Сюй Сюй, тем больше она мне нравится. Она и вправду очень необычная и интересная девушка. Из вас вполне может получиться отличная пара, что-то в духе Инь и Янь.


 

***

Цветы от Цзы Сяо приходили Сюй каждый день, на протяжении всей недели. И он все так же игнорировал ее звонки. К пятнице терпение девушки уже было на пределе.

На выходные погода установилась теплая и ясная. Весна близилась к концу, и небо начинало озаряться солнцем все раньше и раньше. Когда в субботу Сюй Сюй приехала к полицейскому участку, было уже совсем светло.

Цзи Бай уже был на месте. Стоял у спортивного оборудования, отпивая от бутылки с водой, которую держал в руках. Подле него стажер заметила Яо Мэнг, одетую в симпатичную светло-коричневую спортивную форму, которая очень ей шла. Длинные волосы девушки были завязаны в высокий хвост, а сама она выглядела очень стильно и симпатично.

Видимо, девушка и мужчина о чем-то разговаривали. Сюй не слышала слов, но могла четко разглядеть, как открывается рот Яо Мэнг, и как капитан улыбается ей в ответ.

- Доброе утро, - подойдя, поздоровалась девушка.

- Доброе, - с милым выражением лица отозвалась Мэнг.

Но Сюй Сюй ее хорошего настроения не разделяла. Сегодня утром она забыла дома кошелек, за которым пришлось возвращаться, поэтому немного опоздала к назначенному времени. А это значило одно – чертов дополнительный круг.

Откладывать смысла не было. Поэтому девушка развернулась и молча направилась к беговой дорожке.

Не смотря на присутствие Яо Мэнг, и сегодня тренировка проходила в полной тишине. Стажер Мэнг еще в полицейской академии показывала блестящие спортивные результаты, поэтому уже очень скоро в их компании установился определенный порядок: первым бежал Цзи Бай, за ним Яо Мэнг, и, самой последней, с ощутимым отставанием, плелась Сюй.

Сюй Сюй заметила, что ее коллега постоянно пытается догнать капитана. Суперинтендант Цзи довольно скоро перегнал их обеих на пару кругов, но каждый раз, когда он пробегал мимо, Мэнг старалась максимально ускориться, чтобы бежать с ним на уровне. Впрочем, надолго ее не хватало. И каждый раз, когда мужчина отрывался вперед, а она замедлялась, Сюй успевала увидеть, как лицо девушки стремительно краснело. А вот Цзи Бай наоборот, только улыбался, не сбавляя скорости.

Сам факт отставания не расстраивал Сюй, но, видя все более отдаляющиеся фигуры, она начала испытывать что-то, здорово напоминавшее чувство одиночества.

Яо Мэнг была такой бодрой и полной энтузиазма. Цзи Бай демонстрировал выносливость и прямо таки чудовищную энергичность.

И только она устало ползла вперед, напоминая неуклюжую улитку.

Наверное, именно из-за этих размышлений, когда в следующий раз капитан Цзи пробежал мимо нее, Сюй Сюй, следуя примеру Мэнг, тоже попыталась ускориться. И тут же получила достаточно резкий ответ от своего наставника.

- Что, появилась лишняя энергия?

Девушка тут же замедлилась. Единственная слабая попытка сделать что-то не так, как обычно, оказалась провальной.

После тренировки Яо Мэнг предложила отправиться за завтраком в довольно известный, но не особенно дорогой ресторан «QD».

- Как насчет супа из красной фасоли, хлеба из белой редиски и пасты из креветок? Сегодня угощаю я. Говорят, это неплохой ресторан…

- Да, он неплох, - согласился Цзи Бай. – Я туда частенько захаживаю.

Сюй Сюй тоже согласилась. Перечисленные коллегой блюда возбудили в ней сильный аппетит.

 

Глава 24

Ресторан и вправду был очень неплох. На светлом, стильном пространстве царила добрая, позитивная атмосфера, было чисто и очень уютно. Волнующий запах еды едва ощущался, возбуждая аппетит.

Из-за раннего времени зал был практически пуст, поэтому сложностей с выбором столика не возникло. В ожидании заказа Яо Мэнг и Цзи Бай вели очень оживленную беседу, Сюй Сюй больше слушала, чем говорила.

Перед стажером Мэнг капитан Цзи преображался. Легкий, дружелюбный и даже беззаботный вид сочетался с мягким взглядом и галантными интонациями, без малейшей тени суровости. Он даже шутил, заставляя девушку радостно улыбаться.

Но когда суперинтендант обращался к Сюй, то либо его тон был холодным, либо содержал очевидный приказ.

- Ты почему сидишь там без дела?

Или:

- Дай меню.

Сюй Сюй поняла, что ее это немного обескураживает. Раньше она об этом даже не задумывалась – слишком привыкла. Все, казалось, было в пределах нормы, пока не стала заметна существенная разница.

На самом деле Цзи Бай был строг с Сюй намеренно, чтобы ее дисциплинировать, а потом это просто стало привычкой. Кроме того, реакция девушки его забавляла.

Доев, Яо Мэнг встала со своего места.

- Я схожу в ресторан по соседству. Там делают потрясающе вкусный молочный чай из вручную собранных листьев и домашнего молока.

Цзи Бай кивнул и девушка ушла. Капитан и второй стажер остались одни, но разговор не состоялся – оба увлеченно читали газету со свежими новостями.

В какой-то момент атмосфера изменилась. Сюй кинула взгляд поверх своей газеты и увидела, что Цзи Бай с холодным выражением лица рассматривал что-то за ее спиной. Девушка обернулась и увидела Цзы Сяо, облаченного в дорогой белоснежный спортивный костюм. Он был бледен и напряжен, руки, сжатые в кулаки, покоились в карманах.

Сегодня Цзы Сяо проснулся особенно рано. Он приехал на стадион еще до того, как стрелки часов дошли до отметки восемь ура. Но Сюй Сюй там уже не было. Разочарованный провалом своих планов, мужчина просто бессмысленно ездил по окрестностям, пытаясь успокоиться. И совершенно случайно увидел через окно ее и завтракающего с ней мужчину.

Открывшаяся перед ним картина была вполне очевидной. Они сидели вдвоем, ели одни и те же блюда, читали ту же газету. Когда мужчина доел, девушка просто молча и беспрекословно встала, чтобы принести ему добавки. А он даже от газеты не оторвался, словно это было для него чем-то привычным.

Увидевшая Цзы Сяо Сюй Сюй нахмурила брови. Выглядела она при этом расстроенной. Мужчина неспешно подошел к столику, бесцеремонно вытащил третий стул и сел. Его взгляд был полностью прикован к девушке, ее партнера по завтраку он игнорировал.

- Могла бы просто сказать, что у тебя уже есть парень, - проговорил Цзы и уголки его губ обиженно свесились вниз. – Может я и был несколько навязчив, но неужели я выгляжу придурком, способным разбить чужие отношения?

- Парень? – брови Сюй недоуменно выгнулись вверх.

Цзы Сяо наконец-то посмотрел на Цзи Бая. Тот ответил ему полным безразличия взглядом. Но в глазах Сяо такое поведение скорее выглядело как высокомерие, как брошенный в открытую вызов.

На самом деле, если бы Сюй Сюй сидела с невысоким и уродливым мужчиной, Цзы Сяо бы так не разозлился. Он бы даже вряд ли смог расценить их поведение, свидетелем которого пришлось стать этим утром, как намек на романтические отношения. Цзы был уверен, что из числа потенциальных кандидатов на руку этой странной девушки он сам явно выгодно выделялся. Никакой достойной конкуренции, наверняка. Именно поэтому даже отказ Сюй не вызвал в нем сколь угодно серьезной неуверенности в себе.

Но встреча с Цзи Баем пошатнула эту уверенность. Человек, сидевший сейчас перед ним, был высок, красив, выглядел очень мужественно и распространял вокруг себя ощутимые флюиды достоинства и элитности. Более того, человек такого склада вряд ли позволил бы девушке, не входящей в очень близкое к нему окружение, прислуживать ему за столом. Мысли об этом заставили сердце Цзы Сяо мучительно сжаться.

Сюй Сюй, которую он знал, держалась с ним на равных, была холодна и неприступна, но с этим незнакомцем она проявляла совсем иную свою сторону – услужливую и покорную.

Странное выражение, появившееся на лице Цзы Сяо, привело Сюй к логическому умозаключению – кажется, он все превратно понял.

- Это мой наставник. Начальник по работе.

- Хочешь сказать, что этот парень – суперинтендант, серьезно? Начальник целого полицейского участка? – саркастично переспросил Цзы. Моложавый красавец перед ним куда больше походил на модель, чем на офицера полиции, поэтому поверить словам девушки было невероятно сложно.

Сюй Сюй нахмурилась.

Цзы Сяо тем временем скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула. Он молча сверлил девушку тяжелым взглядом, но даже не пытался продолжить конструктивный диалог.

Цзи Бай с отстраненным спокойствием переводил взгляд с одной на другого.

Возможно,из-за странной атмосферы, воцарившейся за столиком, или, может, из-за необычного поведения нового клиента, сотрудники и редкие посетители ресторана начали кидать в их направлении заинтересованные взгляды. Сюй ощущала их словно кожей, и это любопытство напрягало ее еще больше. Ей вообще не особенно нравилось пребывать в центре внимания. Да и перспектива выяснять с кем-либо отношения в публичном месте привлекательной не выглядела точно.

- Это действительно недоразумение, - возникшая неловкость заставила девушку поспешно пояснить ситуацию. Получалось несколько сумбурно. – Этот человек – не мой бойфренд. Мы с ним вообще не совместимы. Он не мой тип. А твое поведение сейчас выглядит глупо и бессмысленно, вне всяческих рамок!

Ее слова сбили Цзы Сяо с толку. Зато Цзи Бай смотрел на девушку уже куда более тяжелым, цепким взглядом.

Однажды друг детства капитана Цзи сказал ему, что из-за чрезмерной разборчивости он навсегда останется одиноким. Не то, чтобы Цзи Бай был полностью с этим согласен, но где-то внутри он четко осознавал, что его женщина должна быть кем-то особенным, единственное и неповторимое бесценное сокровище.

А сегодня его без колебаний отшила маленькая, вяленькая, странная студенточка.

Ощущение, появившееся после ее слов, было… странным. Очень необычным.

За те несколько последних недель, что Цзи Бай лично тренировал Сюй Сюй, он успел привыкнуть к ней, был очень доволен успехами ученицы. Эта девушка была умной, прилежной, исполнительной, спокойной и да, симпатичной. Никогда еще ему не приходилось напоминать ей о чем-то дважды, никогда она не проваливала данных ей заданий, почти идеально исполняла свои рабочие обязанности.  Не редко разгадывала его намерения до того, как он их озвучит, и подхватывала его идеи так, словно думала на той же волне. А иногда ее умственные способности по-настоящему поражали его.

Она – как драгоценный, но еще не отшлифованный и не обработанный камень, который, по счастливому стечению обстоятельств, попал в его руки. И он должен был довести эту шлифовку до ума прежде, чем кто-то или что-то сможет все разрушить.

Он не мог этого допустить.

Шу Ханг, лучший друг Цзи Бая, узнав, что у него появилась ученица – молоденькая девушка, высказался об этом так: «Если бы речь шла о ком-то другом, я бы смело предположил, что между молодым преподавателем и его подающей надежды студенткой наверняка завязались бы романтические отношения. Но ты… Вероятность в 80%, что ты будешь тренировать ее как мужика».

Цзи Бай лишь улыбнулся в ответ.

Проявить строгость – да. Но видеть ее мужчиной? Ну уж нет.

Для него, 28летнего мужчины с богатым жизненным опытом, только что выпустившаяся из вуза 24хлетняя Сюй Сюй была словно ребенок, еще не успевший толком столкнуться со злыми реалиями окружающего мира.

Мягкие лучи утреннего весеннего солнца отражались от белоснежной скатерти и нежно подсвечивали бледную кожу Сюй. Она сидела выпрямившись, словно проглотила палку, напряженная и серьезная. Нездоровый румянец, заливавший щеки девушки еще несколько минут назад, сменился нездоровой бледностью. Весь вид стажера напоминал цыпленка, нахохлившегося перед тем, как дать отпор и сразиться за собственную жизнь.

Ладно, не будем принимать во внимание то, как именно она только что его отшила.  Все таки это Сюй Сюй. Ее образ мышления был сверхъестественно сложным и запутанным, но намерения всегда шли от самого сердца и были максимально честны.

Еще раз окинув бесцеремонно заявившегося сюда незнакомца холодным взглядом, Цзи Бай вернулся к чтению своей газеты. Он верил в то, что Сюй была вполне в состоянии разрешить эту проблему самостоятельно.

Сама девушка с удовольствием бы отделалась от неприятной ситуации как можно быстрее. Но было похоже, что ее объяснения только усугубили и без того странную атмосферу за столиком. Оба мужчины хранили напрягающее молчание, и она не могла сообразить, что же делать дальше.

 

Глава 25

Колокольчик на двери ресторана мелодично прозвенел. Внутрь вошла Яо Мэнг, вернувшаяся с тремя чашками молочного чая. Заметив присутствие за столом незнакомца, она замерла и с вопросительно вздернутыми бровями повернулась к Сюй Сюй.

Отметив ее присутствие, Цзы Сяо снова повернулся к Цзи Баю. Конечно, после объяснения Сюй у него больше не было причин сомневаться в том, что ее и этого мужчину связывают лишь деловые отношение. А наличие третьего члена команды лишь подтвердило – злость была определенно не к месту.

Мужчина изменил выражение лица так быстро, словно для этого ему потребовалось нажать лишь одну кнопку. С дружественной улыбкой он протянул руку Цзи Баю.

- Прошу прощения, кажется, я все неправильно понял. Я Цзы Сяо.

- Цзи Бай, - суперинтендант ответил рукопожатием, все с тем же холодным выражением и некоторой заминкой, сопровождавшейся тяжелым взглядом.

Такая реакция чуть было не заставила Сяо снова вскипеть, но он сдержал себя. Окинул заинтересованным взглядом блюда, оставшиеся на столе, снова улыбнулся и вежливо предложил:

- Раз уж так вышло, и я поступил не совсем корректно, позвольте мне вас угостить сегодня.

- Не стоит. - Проследив взглядом, как Цзы Сяо достает кошелек, капитан неспешно повернул голову вбок и с улыбкой сообщил официантке. – Пусть запишут на мой счет.

Та послушно кивнула.

Цзи Бай часто посещал этот ресторан и был лично знаком с директором заведения. Учитывая это, ему не приходилось каждый раз платить, достаточно было иметь «свой счет» и своевременно его погашать.

Цзы Сяо перевел взгляд на Сюй Сюй. Выглядел он при этом несколько сконфуженным и растерянным. Девушка вздохнула и медленно встала со своего места.

- Давай поговорим снаружи.

Мужчина тут же вскочил на ноги и с готовностью помог ей, отодвинув стул подальше и пропуская ее вперед.

- Ее сумочка здесь осталась, - сказала тихо Яо Мэнг после того, как эта странная парочка покинула ресторан.

- Она сейчас вернется, - спокойно сообщил Цзи Бай.

- Ясненько, - Яо задумчиво размешала сахар в своем стаканчике с чаем. Минут пять они оба молчали. Девушка не могла найти тему для разговора, а капитан просто продолжал читать свою газету. Наконец, она сообразила. – Ах да, я в последнее время все чаще думаю, что мне не помешало бы возобновить активные тренировки. Как думаете, сколько кругов ежедневно мне стоило бы бегать?

- Без разницы.

- Но ведь Сюй Сюй пробегает десять, так что, наверное, мне стоило бы бегать как минимум столько же. Так ведь?

Только сейчас Цзи Бай наконец-то поднял на нее свой спокойный взгляд.

Яо Мэнг несомненно была симпатичной девушкой. Ее милое лицо имело приятные черты, на светлой коже слегка выделялся здоровый румянец. Ее большие глаза смотрели прямо на него, без следа застенчивости, хотя в них, вроде бы, сквозили ожидание и надежда.

- Хорошие офицеры знают цену своему времени и распоряжаются им с максимально возможной продуктивностью, - суперинтендант постарался смягчить свои слова дружественной улыбкой. – Поскольку Сюй слаба физически, ей необходимо инвестировать свое время именно в такие тренировки. Твои же физические данные превосходны, поэтому тебе бы стоило сконцентрироваться на работе и деле. Логично, не так ли?

***

Сюй Сюй и Цзы Сяо вышли на парковку за рестораном, пустынную в это время. Едва оказавшись один на один, девушка перешла в решительное контрнаступление.

- Я не изменю своего решения, пожалуйста, не трать больше время, и свое, и мое. Ты уже и так слишком много проблем создал. Надеюсь, хотя бы сейчас ты ко мне прислушаешься.

Цзы Сяо не стал отвечать сразу. Он отвернулся, прикуривая сигарету, и стал наблюдать за тем, как на стадионе, находящемся как раз в зоне видимости, бегает группа людей.

- Ты сказала, что люди моего типа не в твоем вкусе, - наконец произнес он. – Почему?

- Особой причины нет, - после паузы ответила она.

Мужчина резко развернулся и склонился к девушке, приближая свое лицо к ее лицу.

- И какого же я типа?

Сюй отступила на шаг. Она как раз собиралась ответить, когда он продолжил.

- Сюй Сюй, может ли быть такое, что ты считаешь себя невероятно умной? Настолько, чтобы с легкостью судить других? Посредством того, что ты называешь анализом, ты пришла к выводу, что я для тебя недостаточно хорош? Госпожа Сюй, реальность не так проста. Ты интроверт, так как думаешь, в этом мире есть много мужчин, похожих на тебя? «Твоего», так называемого, типа? Как много мужчин, которые бы, как я, испытывали к тебе неподдельный интерес? Как много из них смогли бы обеспечить тебе жизнь, о которой другие женщины могут лишь мечтать? Сюй Сюй, я не так плох, так почему же ты не принимаешь меня, не даешь мне даже малейшего шанса?

Отметив, что девушка внимательно на него смотрит и, кажется, не собирается возражать или вообще говорить что-либо, Цзы Сяо продолжил.

- А не думаешь ли ты, что единственная причина, почему у тебя до сих пор нет мужчины, заключается в том, что ты слишком упряма и высокомерна? Кажется вот оно, твое слабое место…

Эта пламенная речь была основана на достаточно долгих размышлениях Цзы Сяо. Сюй не выходила у него из головы. И помимо того, что он был эмоциональным и обидчивым типом, он также искренне полагал, что подобные слова заставят ее отказаться от этого странного упрямства.

- Я не собираюсь это обсуждать, - не смотря на то, что его слова задели Сюй Сюй за живое, ее голос был спокойным.

Увидев ее ледяное выражение лица, Цзы Сяо действительно разозлился. Не думая уже о том, что он делает, мужчина схватил Сюй за руку и дернул к себе. Ощущение ее нежной мягкой кожи под его ладонью на секунду заставило его сердце дрогнуть. Почему-то вдруг вспомнилось, как он держал ее руку в их последнюю встречу, в том загородном клубе.

Цзы Сяо опустил голову, упершись взглядом в бледное красивое лицо Сюй Сюй. Ее темные непроницаемые глаза смотрели на него совершенно спокойно. В голове мужчины словно помутилось. Он резко склонился, собираясь ее поцеловать, пусть даже и насильно.

Сюй среагировала мгновенно, отворачиваясь, чтобы избежать его губ. Но он все же попал, пусть и в щеку. От этого ощущения, от его горячего дыхания, девушка мгновенно залилась румянцем. У нее больше не оставалось сил удерживать спокойное выражение лица.

Ее реакция заставила Цзы Сяо подумать, что его слова реально зацепили девушку. Она не понимала, что вела себя слишком жестоко, слишком оторвано от реальности, словно самый настоящий книжный червь. Все же для них двоих еще был шанс. Нужно было просто немного поднажать, чтобы заставить Сюй изменить свое решение.

С другой стороны, он тоже малость поспешил и был, пожалуй, чрезмерно прямолинеен. Мужчина отпустил руку Сюй Сюй, и уже собирался было извиниться, когда девушка обратилась к нему ледяным тоном, очень явно демонстрирующим, насколько она сейчас зла.

- Ты спросил меня, какой ты человек? Хорошо, я отвечу на этот вопрос.

Увидев ее спокойные глаза и упрямо сжатые губы, Цзы Сяо вдруг ощутил, как по коже пробежались мурашки. Кажется, сейчас произойдет что-то очень нехорошее.

- Во-первых, ты тщеславен и обожаешь опасность и адреналиновое волнение. Я исследовала все проекты твоей компании за последнее время, и заметила, что те из них, которыми управлял именно ты, демонстрируют не только прибыльность, но и высокие показатели риска. Как только проект начинает стабильно приносить доход, ты тот час же переключаешься на новый. Несмотря на то, что в компании ты давно, и прибыль ты приносишь неплохую, ни один из твоих проектов не идеален и даже не шибко конкурентоспособен в своей отрасли. Да, большинство из них неплохие, но и не отличные. Ты по своей природе склонен к рискам и авантюрам, тебе они удаются, чего нельзя сказать о безопасной или качественной и продолжительной работе над чем-то одним. Соответственно, и отношения с тобой будут иметь тот же окрас. Я предвижу заранее, что нервов я потрачу на них куда больше, чем если бы встречалась с обычным, среднестатистическим мужчиной.

Шокированный таким потоком откровений Цзы Сяо нахмурился. Он вперил в Сюй Сюй свой тяжелый взгляд, но не сказал пока ни слова.

- Во-вторых, - спокойно продолжила девушка. – Когда была ранена Цзы Си, ты находился ближе всего к ней, но первой помощи не оказал. Ты колебался. Между тем, в каждой школе – обычной или элитной – курс оказания первой помощи является обязательным предметом. Поэтому наверняка же знал, что даже небольшое ранение, задевшее артерию или вену, может повлечь серьезные последствия. Ты же видел, сколько крови она потеряла? Почему просто не зажал место немногим выше раны? Я могу предположить, что ты просто подумал, что если ты сделаешь что-то неправильно, это может стать причиной ее смерти. И при этом ты наверняка считал, что делаешь так, как лучше для нее же? Заботишься о ней? Но на самом деле у тебя просто не хватило мужества, чтобы принять на себя ответственность в момент реальной опасности…

- Что за хрень ты несешь? – мрачно и даже зло переспросил Цзы Сяо.

- В-третьих, - если уж Сяо начала говорить, то ее было сложно остановить на полуслове. – Хотя между тобой и мной нет даже дружеских отношений, ты все же не просто неправильно понял ситуацию со мной и Цзи Баем, но даже отреагировал на нее, проявив нетипичное поведение. Почему? Есть две вероятности. Первая – потому что Цзи Бай выглядит замечательно. Был бы вместо него другой мужчина, не такой красивый, а самый обычный, ты бы, скорее всего, вообще не разозлился бы. Это доказывает твою нестабильность, небезопасность, и твое непонимание этой черты собственного характера. Вторая вероятность основывается на твоей склонности к одержимости. Скажи, бывало ли в прошлом такое, что твои девушки разрывали с тобой отношения из-за твоей одержимости и навязчивости?

- И в-четвертых, - Сюй Сюй не отводила от него свой решительный взгляд. – Ты слишком много внимания обращаешь на внешность. Когда бы мы не встретились, ты стараешься выглядеть идеально, от кончиков волос до пальцев ног. И все твои девушки, о которых осведомлен интернет, отличаются именно внешней красотой. Когда в ресторане появилась Яо Мэнг, ты отвлекся на нее. Это естественно, всем мужчинам нравятся красивые женщины. Но ты же был зол, в такой ситуации человека обычно сложно чем бы то ни было отвлечь. Тем не менее, ты умудрился еще и строить Яо Мэнг глазки, пытался выглядеть лучше в ее глазах, что доказывает твою несколько ненормальную жажду производить на женщин выгодное впечатление.

Итак, тебе нравится заниматься чем-то новым, сталкиваться с опасностью и волнующими моментами, при этом ты вырос в благоприятной среде, лишенной настоящих сложностей и препятствий. Дай угадаю – все или большая часть твоих отношений с женщинами были построены на чисто физическом влечении, не так ли?

Цзы Сяо все еще молчал.

- Так почему же я должна принять ухаживания человека непостоянного, нетерпеливого, неспособного взять на себя ответственность в сложной или опасной ситуации, да еще и с высокой вероятностью измен с другими женщинами?

 

Глава 26

Покинув парковку, Сюй Сюй вернулась в ресторан.

Внутри нее бурлили чувства, преимущественно неприятные. Хотя решение относительно Цзы Сяо было принято давно, девушке все еще было неловко отказывать ему. Тем более, высказывать ему все, что она думала. Все же, это наверняка было болезненно.

Удрученно толкнув дверь, Сюй медленно огляделась. Количество посетителей ресторана ощутимо выросло, теперь, чтобы не столкнуться с кем-то из них, пришлось маневрировать. Зато Цзи Бай спокойно и расслабленно сидел на своем месте.

- А где Яо Мэнг? – подойдя, поинтересовалась девушка.

- Ушла.

- Оу, - стажер подняла свою сумочку со стула и перекинула ее через плечо. Судя по всему, суперинтендант задержался здесь только лишь ради нее. – Спасибо.

Капитан Цзи грациозно поднялся с места и последовал к выходу. Девушка двинулась следом. Поскольку он ничего не говорил, она тоже решила не открывать рот лишний раз. Так молча они и вышли наружу.

Утренний солнечный свет разливался на чистых, полупустых пока улицах. Сюй Сюй шла вперед, купаясь в мягкой плотной тени, которую отбрасывал двигающийся подле нее высокий мужчина. Цзи Бай шагал спокойно и степенно, в среднем темпе, не ускоряясь, и, по какой-то неизвестной причине, эта манера и эта скорость позволили девушке привести в порядок свои хаотично мечущиеся мысли. Внутри нее появилась приятная теплота и спокойствие.

Таким образом они достигли парковки, дошли до места, где нужно было разделиться, чтобы каждый из них смог бы подойти к своему автомобилю. И, остановившись,в привычной манере стажер произнесла.

- Увидимся завтра, капитан Цзи.

Цзи Бай уже понял, что Сюй совершенно не собирается давать какие-либо объяснения тому, как и почему она его отшила, причем подобным образом. Но тот факт, что ее лицо сейчас выглядело обычным, без какого-либо признака робости или стеснения, заставило его поинтересоваться:

- Так значит, ты размышляла над тем, совместимы ли мы? – его тон при этом звучал необычно низко.

Девушка удивленно распахнула глаза.

Да, она говорила подобное, но в первую очередь потому, что действительно не хотела встречаться с полицейским. О самом Цзи как таковом в этом ключе стажер не размышляла вообще. Он как-то сразу оказался вне рассмотрения именно из-за своей должности. Но после того как мужчина переспросил, да еще и подобным тоном, даже настолько социально неадаптированная личность как она поняла, что с ее стороны это было возмутительно.

Собравшись с духом, чтобы объяснится, Сюй Сюй посмотрела прямо в глаза своему наставнику. Ей показалось, что там мелькнула тень слабой улыбки. Но, скорее всего, это лишь обман зрения.

- Насчет этого… - но закончить предложение ей не удалось. Суперинтендант просто развернулся и со спокойной душой убрел в сторону своей машины. (*прим. пер.:вот и началась игра в доминирование-унижение).

***

Цзы Сяо домой не ехал – он летел с невероятной скоростью. Наблюдая за тем, как быстро сменяются один за другим дорожные знаки, мужчина ощущал, что меняется его настроение – от яростной злобы к унылой безнадежности.

До сих пор ему не встречалось еще ни одной женщины, которая бы так жесткого и безжалостно его раскритиковала. Каждое слово впечатывалось в его голову без малейшего промедления или сомнения с ее стороны.

Еще с детства Цзы Сяо ощущал себя на вершине мира. Его семья, все окружение в естественном режиме объясняло парню, как социализироваться, как реализовать себя в обществе, как заводить полезные знакомства и получать преимущества, как жить лучше, чем большинство людей его возраста. Но слова Сюй Сюй ножом проникли в его сердце, сняв налет богача и дойдя до самой сути. Это, пожалуй, не только разъярило его, но и заставило ощущать сильнейшую уязвимость.

Ведь то, что она сказала, было правдой. В глубине души Сяо понимал, что он именно такой человек.

Час спустя он был уже дома. Отец, семьи старшего брата и обеих старших сестер, и даже Цзы Си – все собрались там, готовясь провести совместный вечер.

Увидив депрессивное выражение лица Цзы Сяо, одна из его сестер улыбнулась:

- Кто там настолько отважен, чтобы создавать проблемы нашему молодому боссу?

- Пора обедать, - перебил их Е Лан без особой заинтересованности.

Проигнорировав их обоих, Сяо обернулся к Цзы Си.

- Прости меня, пожалуйста, за тот день.

Девушка с недоумением покосилась на него, но ее кузен уже успел развернуться к ней спиной и завязать какой-то отвлеченный разговор.

Вечером друзья позвали Цзы Сяо в бар «Сolorful» (*«Красочный»). Это место славилось отличным вином, обилием красивых девушек и было сейчас любимым местом золотой молодежи.

Подъезжая к бару, мужчина ощутил, чего его настроение вернулось в норму, разве что отпало желание болтать. Отметив это, один из его друзей, намекая, подмигнул сидящей рядом с ним женщине. Это была дочь влиятельной семьи из бизнес-сферы, и в их компании появлялась часто, поскольку была неравнодушна к Сяо, причем уже очень давно.

- Цзы Сяо, ты же пришел сюда, чтобы отдохнуть от своих проблем, - сказала она, поднимая свой бокал с вином. – А сам сидишь киснешь. Мне больно видеть тебя в подобном состоянии.

Мужчина оглянулся на говорящую, отметив ее симпатичную мордашку и красивые округлые формы. Вдруг в его голове всплыли слова Сюй Сюй «Так почему же я должна принять ухаживания такого человека, как ты?». И снова короткая вспышка гнева, которая, впрочем, завершилась несколько своеобразно – Сяо положил руку на шею женщины и резко притянул к себе. После 10 минут страстных поцелуев, парочка решилась зарезервировать комнату. Входя внутрь, Цзы Сяо подумал «Сюй, ты была права. Я действительно такой человек. Ты заставила меня чувствовать себя жалким и ничтожным».

***

На следующий день погода была солнечной и прекрасной. Когда Сюй Сюй попала на стадион, небо напоминало дорогую ткань, окрашенную в цвет воды чистого голубого океана, нежно пеленающую в себе весь земной шар.

Во время пробежки мысли ее были отвлеченными. С одной стороны, она думала, что будет правильным позвонить Цзы Сяо и немного его успокоить. С другой – он был тщеславным парнем, и ее звонок мог лишь подлить масло в огонь и, что еще хуже, полностью аннулировать все, что она ему тогда сказала. В конце концов, девушка решила подождать лучшего момента, и решить уже потом, ориентируясь по ситуации.

Где-то круга после второго она увидела Цзи Бая, остановившегося впереди и разговаривавшего по телефону. Его спина, украшенная пятнами пота, заставила Сюй обратиться мыслями к их вчерашнему разговору.

Пробегая мимо, она вспомнила - как-то раз Чжао Хан обмолвился, что Цзы Бай действительно не переваривает, когда к нему пытаются подбивать клинья. Поэтому стажеру крайне важно было объяснить ему, что он ошибся. Она не мечтала о нем, не размышляла «об их совместимости». Ее фраза касалась в принципе всех офицеров полиции.

Хотя, если честно, в каком-то смысле можно было бы рассматривать капитана как сотрудника научной сферы. Кроме того, его привлекательная внешность, решимость и резкость…

Мысли волчком крутились в голове девушки, но додумать их не удалось. Сзади послышались догоняющие ее шаги. Через пару секунд пышущее жаром и источающее мускусный мужской аромат тело оказалось вплотную к Сюй Сюй. Обернутся ей не дали. Сильная мужская рука схватила стажера за воротник и немного дернула на себя.

- Вы что творите? – подняв брови, с возмущением обернулась она, отметив, что поймал ее именно суперинтендант.

Потное лицо Цзи Бая было очень мрачным. Его темные глаза, казалось, распространяли холод.

- Быстро за мной. В одной из вилл в горах Лин Шань было обнаружено женское тело. Это убийство, - мужчина сделал паузу, успев уловить, как от нехорошего предчувствия содрогнулась Сюй, а затем безжалостно продолжил. – Жертва – Е Цзы Си.

 

Глава 27

Лучи заходящего солнца окрасили горную гряду Лин Шань в алые и золотые тона.

Это место располагалось в пригороде города Лин, в южной его части. Оно представляло собой невысокую цепочку скал, увенчанную одинокой горой, обильно украшенную реками и широкими плоскими плато. Здесь отсутствовали туристические тропы и прочая соответствующая инфраструктура, и даже местный житель вроде Сюй Сюй не знал, что на горе было выстроено около десятка элитных вилл.

Она бы и не узнала, если бы не это убийство.

К моменту, когда на место преступления прибыли Сюй и Цзи Бай, там уже находились стражи правопорядка.

К огромной цитадели, которую представляла собой эта вилла, вела широкая дорожка из белой гальки, прорезавшая светлым шрамом густой местный лес. Вокруг здания тянулось огромное не застроенное пространство, окруженное высоченными стенами с массивными железными воротами.

- Защитная система виллы была полностью уничтожена, - отрапортовал местный полицейский. – А ворота были не заперты.

Капитан Цзи кивнул, принимая информацию, и повел стажера внутрь.

По дороге сюда Сюй Сюй была очень тихой. Ее мозг быстро вспоминал всю информацию, связанную с Е Цзы Си. При этом у нее возникло странное ощущение, будто бы она задыхается. Всякий раз, когда перед ее внутренним взором мелькало великолепное лицо Цзи Си, это удушающее чувство становилось сильнее и тяжелее. Девушка стала даже еще тише, чем раньше.

Цзи Бай не заметил настроения Сюй. По привычке он поджег сигарету и спокойно курил в машине всю дорогу к месту преступления.

На протяжении всех долгих лет его службы, каждый раз, когда он слышал об убийстве, в его сердце ненадолго возникал неприятный холодок. Пару секунд, всего пару секунд это тревожило мужчину, а после он был уже в состоянии спокойно и холодно смотреть на каждый кровоточащий труп, каждое изуродованное тело, подмечая важные детали и не отвлекаясь на мешающие эмоции.

Когда открылись темно-коричневые, цвета кофе, железные ворота, до них донесся запах крови, смешанный со сладковатым амбре начинающегося разложения. Войдя в дом, девушка почти сразу заметила уже засохшую кровь, застывшую на белом ковре под ее ногами. Небольшие ручьи багровыми дорожками вели к телу, лежащему рядом с диваном в гостиной.

Хотя раньше Сюй Сюй уже доводилось видеть трупы – в полицейской академии, - сегодняшняя ситуация отличалась. Она не смогла преодолеть шок и на секунду замерла на месте. Зрелище такой Е Цзы Си врезалось в ее мозг. Возникло ощущение, что мир вокруг перестал вращаться, замер в жуткой тишине, оставив лишь неподвижное, бледное, изуродованное, но все еще красивое тело Цзы Си.

В ее руки, бедра и живот были воткнуты пять ножей. Раны выглядели чистыми и идеально ровными, словно убийца или убийцы намеренно хотели выпустить из женщины всю кровь. Только порез на животе отличался. Точнее, здесь было несколько порезов, жестоких и неаккуратных, заставивших плоть и кровь превратиться в единое месиво, уродливое и страшное.

На левой груди жутким цветком расцвела длинная рана, кровь из которой лепестками растеклась в стороны. Рядом с правой ногой Е Цзы Си валялось белое пальто, пропитанное кровью примерно наполовину.

- Кто-нибудь трогал тело? – спокойный голос Цзи Бая вернул Сюй в реальный мир.

- Да, этот молодой человек, - ответил полицейский, стоящий рядом. – Он нашел жертву.

Стажер и капитан оба посмотрели в указанном копом направлении. Человек сидел прямо на полу, прислонившись спиной к белой стене. С тех пор, как они вошли, он сидел здесь неподвижно, обхватив руками голову и опустив лицо вниз.

- Е Цзы Сяо? – ошеломленно позвала его Сюй.

Мужчина быстро поднял голову и взглянул на нее. Всего за одну ночь его облик разительно переменился. Красные глаза, казалось, налилось кровью, красивое некогда лицо избороздили морщинки, надолго придав ему выражение шока и беспокойства.

- Сюй Сюй…

- Он был тем, кто вызвал полицию, - уточнил все тот же коп.

Когда стажер и ее наставник начали приближаться, Цзы Сяо запаниковал. Только теперь он осознал, что его тело затекло и отяжелело. Ему было очень сложно двигаться.

- Господин Е, пожалуйста, расскажите все, что вам известно, - обратился к нему Цзи Бай.

Е Цзы Сяо кивнул, упершись взглядом в лицо Сюй. Темные, чистые глаза девушки, как ему показалось, на миг вспыхнули сочувствием и симпатией. Его сердце дрогнуло.

Собравшись с силами, мужчина заговорил севшим, хриплым голосом.

- Сюй Сюй, Цзы Си умерла… она умерла. Ее больше нет…

Стажер присела перед Цзи Сяо на корточки. Она посмотрела прямо на него, и неспешно, внятным голосом мягко произнесла.

- Я знаю, что ты испуган и шокирован. Но пожалуйста, постарайся успокоиться и рассказать нам все, что ты знаешь.

Этот холодный, низкий, приятный голос девушки был словно наполнен внутренней силой. Он успокоил разбитое, больное сердце Е Цзы Сяо. Никогда прежде, никогда, до того, как ему пришлось столкнуться со смертью близкого и любимого человека, он не испытывал столь сильного желания обнять Сюй Сюй, держать ее в своих руках, ощущать эту чудесную силу и прохладное умиротворение…

Мужчина молча сжал кулаки и вынул из кармана брюк мобильный телефон:

- Я получил от нее SMS.

Стажер взяла телефон и прочла содержимое сообщения. Затем быстро передала его Цзи Баю.

«Я в третьем доме на Зеленой улице, гора Лин Шань. Спаси меня!». Отправителем была Е Цзы Си. Время передачи сообщения – 22:17 вчерашнего вечера.

- В котором часу вы были здесь? - спросил суперинтендант.

Этот вопрос уже задавался местной полицией, но Е Цзы Сяо все еще дрожал, отвечая на него.

- Я крепко спал, поэтому заметил сообщение лишь в 5 утра, - мужчина, несомненно, ощущал себя виноватым. Он думал, что если бы увидел смс раньше, то мог бы успеть спасти кузину.

- Никто не мог знать, что такое произойдет, - успокаивающе произнес Цзи Бай. – Поэтому вам не стоит себя винить.

Цзы Сяо горько усмехнулся.

- Это дом Е Цзы Си? - поинтересовалась в свою очередь Сюй.

- Я не уверен,- потряс головой мужчина. – У нее было очень много собственности.

Цзы Сяо стал рассказывать, что произошло сегодня утром.

Увидев смс в 5 утра, он тут же приехал сюда. Все на вилле было уже таким, каким оно представало их глазам сейчас. Единственная разница заключалась в белом пальто – когда Цзы Сяо приехал, женщина была им накрыта. Но мужчина, не зная, в каком состоянии находится его кузина, и жива ли она, стянул пальто, и только лишь затем увидел воткнутые в ее тело ножи.

- Разве вы не поймали того преступника с ножами из парка? – глаза Е Цзы Сяо были налиты кровью, а в голосе появилась злость. – У него были сообщники, да? Из-за того, что она тогда выжила, ее и убили сейчас?

Цзи Бай и Сюй проигнорировали его вопросы. Не смотря на то, что данные по делу о преступнике с лезвиями общественности не раскрывались, жертвам полиция все же сообщила о результатах расследования. Наверное, Е Цзы Си рассказала своему двоюродному брату обо всем, что знала сама.

Сегодняшнее дело и впрямь словно бы касалось прошлого. Преступник убил женщину, которая уже была жертвой ранее.

Когда прибыл Чжао Хан, капитан Цзи велел ему сопровождать Е Цзы Сяо до полицейского участка. Нужно было снять письменные показания в самых мельчайших подробностях, а также попробовать стабилизировать психоэмоциональное состоянии родственника жертвы.

Когда полицейский и Цзы Сяо уже уходили, Сюй догнала их и задала последний пока вопрос:

- Когда ты приехал, как именно пальто покрывало тело Е Цзы Си?

- Что ты имеешь в виду? – недоуменно вздернул брови Цзы Сяо.

- Оно было аккуратно расправлено, или, может, просто кое-как наброшено на нее?

Мужчина на мгновение задумался, вспоминая.

- Нет, определенно не беспорядочно наброшено. У меня сложилось впечатление, словно кто-то ее накрыл, стараясь спрятать как можно большую часть тела. Виднелись только руки и ноги, именно поэтому я и стянул пальто, чтобы увидеть, что с Цзы Си.

- Понятно, - кивнула стажер.

Цзы Сяо посмотрел на нее взглядом, полном боли и непонимания. Казалось, он хотел что-то сказать, но не мог подобрать слова. Не мог даже заставить себя открыть рот.

- Я все понимаю,- мягко сказала девушка. – Мы постараемся сделать все возможное.

Наконец-то мужчина смог ощутить хоть какую-то отдушину. Внезапно он протянул руки и втянул полицейскую в свои объятия. Ощущая, как напряглось ее тело, Цзы Сяо быстро вдохнул ее запах и отпустил девушку, отступив на шаг.

- Спасибо, Сюй Сюй.

***

Интуиция говорила Сюй, что в этом деле было слишком много деталей, вызывающих вопросы.

Вернувшись в гостиную, она увидела Цзи Бая, стоявшего там с руками, сцепленными за спиной, и вглядывавшегося в тело на полу. Он кинул на стажера быстрый взгляд и спокойно произнес:

- Давай осмотрим место преступления.

На протяжении всего процесса капитан Цзи был очень строг. На его губах не появлялась даже тень легкой улыбки, а выражение лица было резким и холодным. Мужчина намеренно ждал возвращения Сюй Сюй, чтобы начать. Таким образом он давал ей возможность учиться, следуя за ним шаг за шагом, осматривая каждый фрагмент сцены, развернувшейся перед полицейскими.

В первую же очередь суперинтендант начал осматривать тело Е Цзы Си. Замерев над ней, он пару мгновений подумал, а затем велел девушке:

- Я буду говорить, а ты записывай.

- Хорошо.

- На месте преступления имеются улики, указывающие, что в гостиной произошла драка. Критическим и, скорее всего спровоцировавшим смерть, стал удар в грудь. Возможно, именно он и стал причиной отправки смс. Жертва испытывала проблемы с дыханием, не могла говорить, поэтому ей пришлось писать сообщение, - Цзи Бай был спокоен и собран.

Его повествование велось в обычной манере, поэтому девушке приходилось писать очень быстро, чтобы поспевать за ним.

В доме было множество комнат, но лишь одна спальня. Остальные были рассчитаны на учебу или досуг, или и вовсе пустовали.

Капитан Цзи остановился на пороге спальни. Комната была чистой и элегантно украшенной, не содержала ничего необычного. Глаза мужчины задержались на полках шкафа. Он уже было собирался войти, когда маленькая фигурка вдруг возникла перед ним и первой начала открывать шкафчики и шухляды.

Сюй встала прямо перед ним, внимательно разглядывая содержимое шкафа и задумчиво подперев подбородок рукой. Эта миниатюрная спина закрывала его обзор так, словно это было совершенно естественно. Разум суперинтенданта, до того напряженный словно перетянутая струна, внезапно расслабился.

Он протянул руку, привычным уже движением схватил ее за ворот и отодвинул в сторону, как нашкодившего котенка.

- Что? – недовольно посмотрела на него стажер.

- Встань позади меня, - строго распорядился Цзи Бай.

- Почему? – нахмурилась девушка.

- А как много раз до этого ты была на местах преступления? – покосился на нее мужчина.

- Это впервые.

- Иии?

Судя по ее взгляду и насупленному молчанию, девушка, наконец, поняла. Незаметно усмехнувшись, мужчина отвернулся и продолжил осматривать шкаф.

- Проблема в том, - не сдержалась Сюй Сюй. Ее голос выражал едва заметное нетерпение, - что вы слишком высокий и блокируете мне весь обзор. Я ничего не вижу и мне сложно за вами записывать…

- Тогда встань рядом, - перебил он ее, даже не повернув головы.

Стажер немедленно шагнула вперед и заняла указанное место.

Цзи Бай был полностью сфокусирован на изучении содержимого шкафа. Но неожиданно отвлекся – что-то мягкое и прохладное коснулось его руки, мгновенно сбив серьезный настрой. Он посмотрел вниз и увидел бледное, маленькое лицо Сюй, обращенное к полкам. То, что коснулось его, было ее пальцами.

Будь это любая другая женщина, капитан Цзи тот час же прервал бы этот контакт и отодвинулся в сторону. Но его ученица определенно была полностью увлечена своим занятием и даже не обратила на него внимание. Мужчина знал, что никаких тайных мыслей у нее не было.

А мгновение спустя девушка шевельнулась, изменив позу. Он снова посмотрел на нее, и только тогда Сюй Сюй поняла, что их руки соприкасаются. Реакция последовала сразу же – стажер нахмурилась, спрятала руки в карманы и отодвинулась от своего наставника.

Шкаф делился на 3 секции. В первой располагались полки, на которых было уложено примерно 20 предметов одежды. Во второй и третьей секциях одежда весела, здесь они насчитали 10 нарядов. Снизу находилась обувная стойка, заполненная моделями различных материалов, цветов и рассчитанная на разные сезоны.

Закончив осмотр виллы, Сюй Сюй и Цзи Бай вернулись в гостиную. За исключением этой комнаты, остальные были чистыми и аккуратными. Примерно в это время офицер Ву и несколько других полицейских, прибывших позже, окружили тело Е Цзы Си, делая фотографии и фиксируя другие детали места преступления. Это зрелище заставило стажера ощутить дискомфорт. Она отвернулась, чтобы изучить обстановку гостиной более подробно.

Черный диван был оббит натуральной кожей и не демонстрировал ровным счетом ничего необычного. На стенах висело несколько картин с образцами каллиграфии, выполненной в сильном и свободном стиле. На столешнице кухни, совмещенной с гостиной в единое пространство, стояла миска салата и тарелка сашими. Неприятный сладковатый запах разложения, донесшийся до них еще на пороге дома, источали именно они.

В холодильнике Сюй обнаружила много продуктов. Очевидно, убийство было внезапным. Цзы Си в это время была занята готовкой ужина.

Мгновение спустя Цзи Бай велел всем собраться.

В соответствии с предварительным заключением криминалистов, время смерти жертвы – между 22:00 и 5:00 часами утра. Это вполне соответствовало времени отправки смс Е Цзы Сяо.

- Первичное исследование показало, что ни на жертве, ни на месте преступления не было обнаружено отпечатков пальцев или отпечатков обуви. Поэтому можно предположить, что кто-то замел за собой следы, - сообщил один из специалистов. – В доме установлена наиболее прогрессивная и мощная на сегодняшний день система защиты, однако она была полностью уничтожена. Мы не смогли извлечь информацию из системы видеонаблюдения. Само место очень уединенное, поэтому никаких свидетелей мы не обнаружили, по крайней мере, пока.

Это значило, что предварительное изучение места преступления не принесло никаких улик или хотя бы маленького фрагмента информации, за который можно было бы зацепиться.

Полицейские замолчали. Случай был не простым. Похоже,что убийца был неплохо осведомлен и очень грамотно избавился от всех следов. Это существенно затрудняло расследование.

Может быть, преступник был умен и намеренно подражал делу Ян Юй, парня с лезвиями, орудующего в парках?

- Босс, что скажете? – спросил кто-то из копов.

Цзи Бай не ответил. Вместо этого он повернулся к Сюй и требовательно произнес:

- Озвучь свой анализ.

Услышав этот приказ, остальные также развернулись к девушке.

С тех пор, как впервые Сюй Сюй перешагнула порог полицейского участка, прошло достаточно времени, чтобы она успела получить свой первый боевой опыт и стать увереннее в собственных силах и способностях. Поэтому она решительно ответила:

- Я полагаю, что у убийцы были отношения с Е Цзы Си, возможно интимного характера. Я предлагаю начать изучать близкое окружение жертвы.

- Почему? – с интересом спросил полицейский.

- Есть два момента, указывающие на это, - с готовностью начала объяснять стажер. – Во-первых, ее действия. В сообщении было написано «спаси меня», а не «вызови полицию», что не имеет смысла. Цзы Си не могла не понимать, что местные полицейские придут ей на помощь куда быстрее, чем Е Цзы Сяо, который находился достаточно далеко и вряд ли успел бы приехать, даже если бы вовремя увидел смску. Е Цзы Си обладала острым умом и умением быстро принимать решения. Даже раненная и испуганная, я уверена, она бы сделала правильный выбор. А значит, скорее всего, полицию она намеренно не хотела привлекать, поскольку убийца – это тот, кого она хорошо знала. Во-вторых, действия преступника. Он не просто зарезал жертву, а воткнул в ее тело несколько ножей. Для того чтобы просто лишить ее жизни, это было совершенно не нужно. Но если расценивать это как ритуал убийцы или попытку что-то замаскировать, ситуация начинает выглядеть иначе. Кроме того, когда свидетель обнаружил тело, поверх него аккуратно лежало пальто. Такое поведение, вероятно, является проявлением одной из двух эмоций: вины или симпатии. Как мог простой, незнакомый убийца-психопат испытывать такое чувство к жертве?

Все присутствующие слушали ее тихо и внимательно. В глазах капитана Цзи, обращенных на девушку, появилась легкое поощряющее одобрение.

Но первым, кто заговорил, был офицер Ву, тут же высказавший свои сомнения:

- Я не согласен. Слишком много догадок, основанных на чистых предположениях. Цзи Бай, а ты что думаешь по этому поводу?

- Я согласен с анализом Сюй Сюй, - отозвался суперинтендант. – Правда, хотел бы кое-что уточнить. Во-первых, скорее всего, убийц было два. Один направлял и обуславливал действия второго, а второй вынужден был приспосабливаться. Во-вторых, у Е Цзы Си был роман с мужчиной, и эта вилла была местом для их встреч. Мы должны как можно скорее выяснить личность этого человека.

 

Глава 28

Когда Цзи Бай озвучил свои уточнения, сердце Сюй Сюй пропустило удар. Множество мыслей промелькнуло в ее голове, сформировав пока смутную, но весьма красочную общую картину.

- Рана на животе жертвы отличается от остальных. Здесь несколько порезов, нанесенных словно бы с нерешительностью и с эмоциональной вспышкой, - снова заговорил капитан Цзи. – Это указывает на очень высокую вероятность того, что эти удары и остальные четыре пореза были совершены разными людьми. Заметна разница в мастерстве и манере нанесения повреждений – в первом случае множественные неосторожные удары, во втором – чистые и аккуратные раны, нанесенные человеком в холодном уме. Поэтому я и предположил, что убийц было двое.

- Согласен, - кивнул офицер Ву.

- А может все-таки такое быть, что это все проделано одним человеком? – поинтересовался другой полицейский. – К примеру, сначала он был сбит с толку вспышкой гнева, а затем остыл и спокойно проделал остальное.

- Места нанесения ударов и угол вхождения ножа различаются, как и использованная сила, - ответил Ву. – Поэтому вряд ли это один и тот же преступник.

У Сюй отсутствовал опыт исследования ножевых ран, но услышав слова офицера Ву, она сразу же вспомнила фразу из одного учебника по криминалистике: «От любителя до владельца отличных навыков отделяет длительный период прогресса. Невозможно, чтобы первый удар был нерешительным и грубым, а второй – чистым и искусным. Это также демонстрирует разницу в механизмах мышления во время совершения преступления. В первом случае речь идет о нерешительности и эмоциональном всплеске, второй же предопределяется усилием разума. Не может быть, чтобы за короткое время проявилась такая огромная разница в мышлении».

- А что насчет романа? – снова спросил кто-то из полицейских.

Стажер посмотрела на Цзи Бая. В его спокойных глазах появилась резкость. Из-за отсутствия улыбки на лице мужчина выглядел строгим и холодным.

- В одной части шкафа жертвы было очень много предметов одежды, в то время как в другом – всего лишь несколько. Все наряды развешены или распиханы по полкам в полном беспорядке, без хотя бы малейшего намека на разделение по материалу, сезону. С обувью та же история. Между тем остальная часть дома указывает на то, что Е Цзы Си была человеком, склонным к порядку и дисциплине. Скорее всего, в шкафу была также и мужская одежда, и чтобы скрыть ее исчезновение, мужчина просто хаотично распределил по всему пространству наряды женщины. Кроме того, хотя нет прямых свидетельств того, что здесь проживает мужчина, некоторые элементы дизайна, как, например, черный кожаный диван, темные цвета, каллиграфия в рамках на стене, указывают на то, что она жила здесь не одна. Так, Сюй Сюй?

Девушка согласно кивнула и капитан продолжил:

- Если бы Е Цзы Си жила здесь одна, скорее всего она бы выбрала современный минималистский или более утонченный дизайн интерьера.

- Если незамужняя женщина остается на ночь на вилле, расположенной в горах, в уединенном месте, - добавил офицер Ву. – То речь наверняка идет о тайных встречах. С известностью госпожи Е Цзы Си нормальные романтические отношения уже бы стали достоянием общественности. Более того, с ее возможностями и богатством почему она не выбрала более шикарное место для дома, а не уединенную отдаленную гору Лин Шань?

- Итак, согласно результатам предварительного анализа, мы можем обозначить любовника жертвы в качестве основного подозреваемого. Однако нельзя игнорировать и иные возможности.

***

Когда они вернулись в полицейский участок, время перевалило за полдень. Практически все тут же засобирались на обед.

- Где Е Цзы Сяо? – спросил Цзи Бай, обращаясь к Чжао Хану. Тот указал на допросную.

Сюй Сюй подняла глаза и увидела сквозь приоткрытую дверь Цзы Сяо, неподвижно сидящего в маленькой комнатке. Его волосы были взъерошены, а на застывшем лице не проступало ни единой эмоции. Возле него на столе стояли коробочка с ланчем и чашка чая, но они были не тронуты.

- Не смотря на то, что он четвертый сын известной семьи Е, он выглядит очень добродушным, - сказал кто-то. – Он не увидел сообщения, потому что крепко спал. Можно ли обвинить его за это?

- Правильно, да и было бы уже слишком поздно, даже если бы он увидел сразу, - добавил еще один полицейский. – Е Цзы Си отправила смску, уже умирая. И после того, как жизнь покинула ее, были нанесены еще пять ран. Это указывает на то, что убийца вернулся, или, может, она отправляла сообщение, когда он не видел. Выходит, что к тому времени преступник или преступники еще не покинули виллу. И вот допустим, если бы Цзы Сяо увидел сообщение сразу и тут же выехал к ней, ему бы потребовалось не менее часа, чтобы добраться. К тому времени его кузина была мертва. А еще мы не обнаружили мобильник жертвы на месте преступления. Вполне вероятно, что убийца забрал его, когда нашел.

Яо Мэнг сегодня не присутствовала на месте преступления. Прислушавшись к разговорам остальных, она вздохнула:

- Наверное, тяжело бедняге пришлось. Увидеть мертвое тело собственной сестры – это ужасно. – После этих слов девушка осторожно прикоснулась к руке Сюй.

Сюй Сюй поняла скрытый смысл этих слов. Стажер намекнула ей, чтобы она помогла успокоиться Е Цзы Сяо, ведь они были не просто знакомы друг с другом. Однако миниатюрная полицейская не имела ни малейшего представления, как облегчить боль мужчины. В подобных ситуациях слова бесполезны. Более того, сама Сюй не особенно умела утешать или даже вести задушевные разговоры.

- Я пойду, поговорю с ним, - примерно в то же время произнес Цзи Бай. И когда он встал, Сюй Сюй тот час же подскочила и последовала за капитаном.

За утро, проведенное в стенах участка, Е Цзы Сяо успел успокоиться и немного прийти в себя. Он изо всех сил старался не думать о теле Цзы Си, лежащем в луже собственной крови. И в тот момент, когда, казалось, у него почти удалось избавиться от этого видения, мужчина услышал шаги. На пороге возникла высокая фигура суперинтенданта, а за ним – миниатюрный силуэт Сюй Сюй.

Не смотря на то, что отказ Сюй выглядел сейчас чем-то очень далеким и уже почти истершимся из памяти, ее присутствие на допросе заставляло Цзы Сяо ощущать дискомфорт.

Так как это требовалось для ведения протокола, Цзи Бай начал с вопросов об имени, возрасте и прочей базовой информации. Е Цзы Сяо послушно отвечал. Стажер в это время делала записи, склонив голову, и лишь время от времени кидала на него осторожные взгляды. Мягкое, успокаивающее выражение ее глаз помогло мужчине расслабиться, но, вместе с тем, породили в глубине души необъяснимую печаль.

Эта реакция Цзы Сяо на девушку, его смягчавшееся выражение лица не прошло незаметным для капитана Цзи.

- Где вы находились в период с восьми вечера вчерашнего дня до 5 утра сегодняшнего? – продолжил он задавать свои вопросы.

Едва заметно мужчина скривился и отвел взгляд.

- Так где вы были с восьми до пяти?

- В баре. Я пробыл там до 21:00, а затем вернулся на свою виллу в Джиалин-Корте.

- Кто-нибудь видел вас? Может подтвердить эти слова?

- Нет, никто. Я не мог убить свою сестру, глупо вообще подозревать меня.

Цзи Бай и Сюй переглянулись и снова обратили свой взор на допрашиваемого. Девушка мягко произнесла:

- Пожалуйста, подумай об этом еще раз. Может, все же был кто-нибудь?

- Я сказал нет, - холодно ответил Цзы Сяо, пристально глядя на стол.

Внезапно суперинтендант обернулся к стажеру и велел ей:

- Выйди. Найди мне другого человека, кто мог бы вести записи на этом допросе.

Девушка растерянно замерла, но затем молча встала и покинула допросную. Цзы Сяо даже не взглянул на нее. Он подпер голову рукой и закрыл глаза.

Мгновение спустя вошла Яо Мэнг.

- Теперь скажи правду, - Цзи Бай был настроен решительно. – Убийство является серьезным уголовным преступлением, в наших общих интересах снять с тебя подозрения как можно быстрее.

***

Покинув допросную, Сюй Сюй не сразу вернулась за свой стол. Вместо этого она заняла одно из стульев в коридоре. Девушка знала, что Сяо врет. Как минимум потому, что на нем была та же одежда, что и вчера.

Пока она сидела там в тишине, в голову стажера начали приходить сцены убийства, увиденные утром. Ее охватило чувство потери, грусть медленно заполнила все сердце.

Да, это правда. Они с Е Цзы Си не были особенно близки.

Они и знакомы-то были меньше месяца, и только Цзы Си всегда звонила ей, чтобы встретиться. Казалось, что этой яркой женщине и вправду нравится Сюй, она так явно выражала желание подружиться с миниатюрным полицейским. Поведение такого рода удивляло

Сюй Сюй, заставляя чувствовать некоторую неловкость.

За время общения Цзы Си раз десять звала ее прогуляться или посидеть в кафе, но девушка постоянно была занята на работе. Поэтому встретиться вышло всего раза два, наверное. Но при этом Цзы Си не высказывала недовольства. Ее все устраивало. Она держалась на комфортном расстоянии, проявляла доброту и внимание. И медленно Сюй привыкла к ее присутствию в своей жизни.

Однажды даже собственный брат девушки, Сюй Цзюнь, не выдержал, возмутившись:

- Снова обедаешь с Е Цзы Си? Такое чувство, что она тебе стала ближе, чем я.

- Потому что мы друзья, - ответила она тогда.

Временами Сюй Сюй анализировала отношения, которые возникли между ней и госпожой Е. С глубокого детства вокруг девушки были только мужчины, преимущественно – члены ее семьи. Ей не довелось жить в компании старших женщин, поэтому женским вниманием она была определенно обделена. Появление такого зрелого и взрослого друга, как Цзы Си, с ее деликатной и мягкой манерой поведения, смогло заполнить этот пробел.

Люди часто становятся счастливее, когда им удается заполнить свои эмоциональные дыры.

Но теперь Е Цзы Си была мертва.

Хотя с самого утра и до сих пор ее ум был полностью сконцентрирован на работе, какая-то часть сознания девушки словно онемела. Было больно. Наконец-то Сюй осознала что это то, что называют печалью и чувством потери.

А особенно грустно было потому, что она всегда слишком пассивно относилась к дружбе с Цзы Си. Слишком мало времени ей уделила.

 

Глава 29

Сюй все еще сидела в коридоре, безмолвная и неподвижная, когда у нее вдруг зазвонил телефон. Номер был неизвестным.

- Здравствуйте, вы госпожа Сюй Сюй? – произнес деликатный и почтительный голос. – Простите, что беспокою вас. Я дежурный менеджер ресторана круизного судна «Ferry». Вы с госпожой Е Цзы Сяо забронировали на сегодня столик, однако я не могу связаться с ней…

Девушка так сильно сжала мобильник, что стало больно пальцам, опустила голову вниз и почти безучастно начала рассматривать тени на полу, окрашенном в светло-голубой цвет.

- Простите, мы не сможем явиться. Отмените бронь.

***

Воспользовавшись отсутствием Сюй, Цзи Бай попросил Цзы Сяо рассказать более подробно о прошлом вечере и ночи, включая момент, когда он увидел Е Цзы Си. Общался ли он с кузиной накануне убийства, как долго оставался с подружкой, где находился и чем занимался до 5 утра?

Оставшись фактически наедине с капитаном Цзи, Цзы Сяо отбросил свое смущение. И хотя выражение его лица было бесчувственным и безэмоциональным, он действовал максимально дружелюбно и открыто, и вправду стараясь припомнить все детали, которые могли бы помочь в расследовании.

- Почему вы тогда извинились перед ней, на семейном ужине?

Прежде, чем ответить, мужчина отвел взгляд и набрал в легкие побольше воздуха.

- Потому что Сюй Сюй сказала мне, что когда кузина поранилась в парке, я поступил эгоистично, испугавшись оказать ей первую помощь. За это я и попросил прощения. Можете спросить у вашей ученицы, если не верите мне.

- Почему вы предпочли остаться в одиночестве вчера после ужина? Куда отправились потом? – поинтересовалась Яо Мэнг.

Видя красивое лицо этой полицейской, Цзы Сяо вдруг вспомнил слова ее коллеги: «твое поведение доказывает несколько ненормальную жажду производить на женщин выгодное впечатление». Расстроившись окончательно, мужчина опустил голову и перевел взгляд в сторону, стараясь даже не смотреть в сторону девушки.

- Потому что я поссорился с Сюй Сюй, - напряженно ответил он. – Офицер, я хотел бы не отвечать на столь личные вопросы.

Когда допрос был окончен, Цзи Бай вернулся в офис и велел нескольким полицейским проверить данные, предоставленные Е Цзы Сяо. Результат поступил довольно быстро. Множество людей могли засвидетельствовать, что Цзы Сяо и некая дама были вместе в клубе, а затем арендовали номер в гостинице. Дежурный менеджер заведения подтвердил, что мужчина покинул здание в 5 утра, что доказывали и записи системы видеонаблюдения.

Дав дозволение отпустить Е Цзы Сяо домой, капитан Цзи взял пачку сигарет и вышел в коридор. Подкуривая, он задумчиво прищурился, но с мысли полицейского сбил хрипловатый, взволнованный голос Яо Мэнг.

- Сюй Сюй, что случилось?

Суперинтендант посмотрел в их направлении. Обе девушки сидели на стульях в коридоре, за углом, в той его части, которая упиралась в тупик с одной стороны и архивное хранилище – с другой. Место было малолюдным и практически незаметным.

- Ничего, - опустила голову Сюй.

Яо Мэнг вздохнула.

Цзи Бай отвернулся. Прислонившись спиной к стене, он курил, выпуская дым в потолок, и думал о текущем деле. В это время снова послушался мягкий голос Мэнг.

- Знаешь, если тебе плохо или грустно, ты должна сказать об этом. Мы ведь друзья.

Второй стажер сохраняла молчание.

Яо Мэнг тоже погрузилась в тишину. Вчера, увидев Е Цзы Сяо, она сильно удивилась. Казалось, у этого мужчины были какие-то чувства к Сюй Сюй. И в это было сложно поверить, ведь эти двое были реально несовместимы. Причем совершенно. А когда девушка узнала, что незнакомый красавчик еще к тому же являлся четвертым сыном известной семьи Е, занимал в компании далеко не последнее место, она была по настоящему шокирована.

Сама Яо Мэнг не заглядывалась на мужчин, подобных Е Цзы Сяо. У нее была гордость. Да и что они могли бы друг другу предложить? Она, у которой почти никогда не было свободного времени, и он, богатый и избалованный представитель местной золотой элиты? Так что когда стажер узнала, что Е Цзы Сяо, не смотря на свои якобы чувства, отправился с другой женщиной в отель, она даже не удивилась. Этого можно было ожидать.

Однако ее чувства в отношении Сюй Сюй были неоднозначными. С одной стороны, она была уверена в том, что Сюй не должна иметь никаких отношений с человеком, подобным Цзы Сяо. Ничем хорошим это бы не кончилось. С другой стороны, если бы у ее коллеги начался роман с этим красавцем, сама Мэнг смогла бы вздохнуть с облегчением.

- Это из-за Е Цзы Сяо? – подумав, спросила Яо Мэнг. – Сюй, ты бы обдумала это хорошенько. Все же социальный статус этого парня сильно отличается от нашего. Впрочем, если он тебе так сильно нравится, то я тебя поддержу.

Цзи Бай, все еще стоявший в другом конце коридора, снова перевел на девушек внимательный взгляд.

Совершенно неожиданно Сюй Сюй, даже не подняв головы, грубовато перебила второго стажера:

- С чего ты решила, что я расстроилась из-за Е Цзы Сяо? У меня нет настроения на разговоры. Не могла бы ты оставить меня в покое?

Яо Мэнг совершенно не ожидала подобной реакции от столь тихой и деликатной личности, как Сюй. Покраснев, девушка вскочила со своего места и только тогда увидела суперинтенданта, курившего неподалеку. Кажется, это добило ее окончательно. Прикусив губу и опустив лицо, она стремительно покинула коридор.

Цзи Бай провел фигуру второго стажера взглядом, отметив, что на глазах Мэнг блеснули слезы. Затем он обернулся к Сюй Сюй. Та была не менее красной и сидела на своем месте, словно неподвижная, напряженная странная статуя. Мужчина вынул сигарету изо рта и подошел к ней ближе.

Услышав приближающиеся шаги, заметив знакомую черную рубашку и слабый табачный запах, Сюй словно пришла в себя. Буря эмоций, еще пару секунд назад накрывавшая ее с головой, вдруг отступила, а мрачное ощущение бессилия и отчаянья начало растворяться, как грозовые облака под порывами теплого весеннего ветра.

Что она только что натворила? Зачем сорвалась на Яо Мэнг?

Сюй Сюй в напряжении уставилась на кожаные дорогие туфли своего наставника.

- Мне очень жаль, я извинюсь перед ней.

- Хммм, а что еще? – спросил он.

Девушка растерянно сжала в кулаки руки, лежавшие на ее коленях. Эта реакция не прошла незамеченной для капитана Цзи. Он беспощадно продолжил:

- Почему на месте преступления ты не упомянула об интрижке Е Цзы Си?

- Я не заметила этого, - тихим, потрясенным голосом ответила Сюй. – Или вы думаете, что я намеренно скрыла подобную информацию?

- Да, правда, ты не заметила. – Уставился на нее суперинтендант. – Потому что ты подсознательно отказывалась поверить, что Е Цзы Си могла иметь неприличную связь с женатым мужчиной. Это заставило тебя слепо пропустить мимо внимания множество очевидных деталей.

- Мне очень жаль, этого больше не повторится, - после нескольких минут молчания, ответила стажер.

На самом деле, Сюй заметила свои промахи еще тогда, когда Цзи Бай при всех озвучивал результаты собственных наблюдений. Но до сих пор у нее не было ни времени, ни возможности задуматься над этим. Однако то, как именно полицейский указал на ее ошибки, доказало – дело не в небрежности. Ее собственные эмоции повлияли на здравость суждений.

Во время произнесения последней фразы, девушка склонила голову еще ниже. С места, где стоял капитан Цзи, было видно, как ссутулилась ее спина, как подались вперед и сжались хрупкие плечи, как низко была опущена голова. Короткие мягкие пряди упали на лоб стажера, открыв ее тонкую бледную шею. Сейчас она была куда больше похожа на слабого, но упрямого подростка, чем на взрослую женщину.

Учитывая, что Сюй Сюй впервые присутствовала на месте преступления, причем жертва была ее подругой, Цзи Бай мог бы сказать, что девушка вела себя очень достойно и вполне профессионально. Он бы доволен ее поведением.

Однако удовлетворение – это одно. А обучение – совсем другое.

Полицейский многое хотел рассказать своей ученице, но ее уставший, разбитый вид полностью отбил у него желание продолжать.

Поскольку суперинтендант молчал, стажер подумала, что он закончил. Она уже было собиралась встать и пойти за Яо Мэнг, когда Цзи Бай внезапно присел перед ней на корточки. Его темные, непроницаемые глаза оказались на одном с ней уровне.

Мужчина задумчиво уставился на лицо Сюй.

Из-за такой внезапно возникшей физической близости Сюй Сюй оказалась сбита с толку. Выходит, он специально занял такую позу, чтобы скрыть их разницу в росте? Зачем? Что он собирался сделать?

Зрительный контакт не обрывался. Капитан внимательно смотрел в покрасневшие глаза девушки. И, наконец, он соизволил открыть рот.

- Тебе больше не придется это делать. Так что не плачь.

Стажер растерянно молчала. Да, на самом деле она и вправду чуть было не разрыдалась, но ей удалось себя сдержать. Впрочем, мелкие сосуды на глазах все же полопались, заставив белки выглядеть воспаленными, как после слез.

После непродолжительной тишины, воцарившейся между ними, Сюй нахмурилась и отвернулась от собеседника.

- Прошло уже очень много времени с тех пор, как я последний раз плакала.

Отметив для себя это расстроенное выражение лица и ее реакцию на его слова, Цзи Бай улыбнулся. Он хотел было встать, но непреднамеренно скользнул глазами вниз.

Даже кожа на ее шее была хрупкой и бледной, с едва проступающими синими прожилками вен. Возможно, из-за смущения она покраснела от кончиков ушей до самого воротника, скрывавшего от обзора тело ниже. Мужчина никогда прежде не видел никого, чья кожа выглядела бы настолько хрупкой. Казалось, ее можно повредить даже самым легким и нежным прикосновением.

Заметив, что наставник все еще сидит перед ней, Сюй повернула к нему лицо.

- Почему вы так на меня смотрите?

Капитан Цзи ответил спокойным и сдержанным взглядом. Затем произнес:

- А ты как думаешь?

После чего, наконец, встал и покинул коридор.

Сюй Сюй была уверена – все дело в том, что он изучал ее. Что, в общем, не странно, после такого промаха. Решив для себя этот вопрос, девушка встала и последовала за полицейским.

Когда Цзи Бай вошел в комнату, он практически сразу ощутил странную атмосферу, воцарившуюся здесь. Чжао Хан подал ему очевидный знак глазами, указывая на зону, где стояли столы стажеров, несколько других офицеров нахмурились. Цзи повернул голову. Яо Мэнг сидела перед своим компьютером, молча набирая текст, но ее глаза были красными.

Отвернувшись, капитан спокойно проследовал в свой кабинет. Буквально мгновение спустя до него донесся мягкий низкий голос Сюй Сюй:

- Яо Мэнг, если у тебя есть время, мы не могли бы…

 

Глава 30

Е Цзы Сяо доставили домой на полицейском автомобиле. Особняк семьи Е купался в теплом солнечном свете, а его окрестности выглядели умиротворяюще и спокойно.

Мужчина поднялся в свою комнату и завалился на постель, не способный провалиться в сон или заняться чем-либо еще. Так он и лежал до тех пор, пока кто-то не открыл дверь.

Этим кем-то оказался его отец, Е Лан. Увидев нахмуренное лицо своего младшего сына, он сел у постели и улыбнулся:

- Почему ты прячешься здесь, вместо того, чтобы быть сейчас в компании?

- Папа, - Цзы Сяо сел в постели. – Е Цзы Си умерла.

Лицо Е Лана застыло.

Тяжело вздохнув, Е Цзы Сяо продолжил.

- Ее убили. Убийца может быть связан с тем делом, с лезвиями в парке… - его голос дрогнул и затих.

Хотя Е Лану в этом году исполнилось шестьдесят пять, он все еще выглядел не старше пятидесяти. Но, услышав новость, мужчина словно бы разом догнал эту разницу. Груз известия навалился на него, заставив проступить каждую морщинку. Руки его едва заметно задрожали.

Он ничего не спросил у сына, даже никак не прокомментировал сказанное. Лишь встал и медленно, шаг за шагом, покинул комнату. С кровати фигура мужчины казалась изменившейся – постаревшей, изогнутой, дрожащей, вялой. Цзы Сяо никогда прежде не видел отца таким.

Уже очень скоро с семьей Е связалась полиция, сообщив о смерти Е Цзы Си и предупредив о том, что с ними хотят пообщаться в рамках расследования. С офицером разговаривал сам Е Лан. Хотя к тому времени его голос казался голосом человека, взявшего себя в руки, к обеду старик так и не спустился.

Когда Е Цзы Сяо зашел в столовую, там были все члены его семьи, кроме отца. Не смотря на то, что мужчина успел принять душ и переодеться, он все равно выглядел неважно, даже жутко. Е Цяо, третья сестра, коротко взглянула на него:

- А где Цзы Си? Почему она не вернулась с тобой?

Цзы Сяо не ответил. С жестким выражением лица он молча проследовал к своему месту, сел за стол. Поскольку все привыкли к специфическим проявлениям его характера, никто не обратил внимания на такое поведение. Правда, лишь до тех пор, пока мужчина не открыл рот:

- Цзы Си мертва.

Столовая погрузилась в пугающую тишину. Только Е Цзы Сяо взял палочки и начал есть.

Первым заговорил старший из братьев, Е Цзы Цян.

- Цзы Сяо, что за шутки?

- А что, смешно получилось? – мужчина с такой злостью бросил палочки на стол, что они разлетелись в стороны. – Ну ты-то, наверное, сейчас должен быть счастлив. Ты всегда подозревал Е Цзы Си в том, что она вернется и отберет всю нашу собственность и развалит семью Е. Ну теперь, черт тебя дери, можешь расслабиться. Она мертва и никому вреда не причинит.

От злости Цзы Цян покраснел, как спелый помидор.

- Ах ты… ты…

- Цзы Сяо! – выкрикнула Е Цяо. – Ты что, мать твою, несешь? Что случилось с Цзы Си?

- Дорогая сестра, - холодно посмотрел на нее Е Цзы Сяо. – Скажи, сколько раз за последние пару лет ты саботировала работу Цзы Си в компании? Ты ведь разделяешь опасения старшего брата, не так ли? И что, теперь, когда кузина мертва, у тебя даже совесть проснулась?

Е Цяо скривилась и замолчала, переваривая его слова.

Вся комната погрузилась в напряженную тишину. Атмосфера стала еще более тяжелой и давящей.

Е Цзы Сяо глубоко вздохнул, стараясь привести нервы хотя бы в относительный порядок.

– Прошлой ночью Цзы Си убили. – Желания упоминать предсмертное смс или описывать способ, которым лишили жизни его кузину, у мужчины не было совершенно, поэтому он ограничился сухим сообщением. – Меня вызывали в полицию для допроса. Вероятно, убийца связан с предыдущим преступлением с лезвиями. Ведется расследование.

Никто не прокомментировал его слова. Прошло порядочно времени, прежде чем муж Чэнь Шэн, Чжан Ши Юн спросил:

- А разве они не поймали преступника? – его голос приобрел жесткие и холодные интонации. – Чем вообще занимается чертова полиция?

К этому шурину Е Цзы Сяо испытывал уважение и даже некоторую симпатию, поэтому ответил достаточно спокойно, слегка тряхнув головой.

- Тот преступник был пойман еще тогда, так что это не он. Но я думаю, что это могли быть его сообщники, эти ублюдки.

И снова тягостное молчание. Наконец, вторая сестра, Е Цзинь, мягко отложила свои палочки.

- Кажется, я сыта.

Ее муж, заметивший, что женщина даже не прикоснулась к своей еде, приобнял ее за плечи.

- Ты слишком мало ешь.

Е Цзинь покачала головой, затем отстранилась и медленно встала. Проследовав к месту, где сидел Е Цзы Сяо, она положила руку на плечо брата. В глазах женщины блеснули слезы.

Эта представительница семейства Е отличалась мягким и интровертным характером. Если не считать Цзы Си, с ней у Цзы Сяо были самые близкие отношения. Поэтому мужчина благодарно сжал ее руку.

- Сестричка…

Новости о гибели Цзы Си распространились со скоростью лесного пожара. Поскольку личностью жертва была публичной, со связями, да и многие ей симпатизировали, расследование приобрело нешуточные масштабы. В него вовлекли даже тех полицейских, что находились в отпусках. Работа шла днем и ночью.

Сюй Сюй отправила брату сообщение о том, что сейчас она невероятно занята, и если у него возникнет желание с ней связаться – то разрешается делать это только лишь по очень весомому поводу. Сюй Цзюнь уже успел привыкнуть к такой загруженности своей сестры, поэтому ответил лишь лаконичным «Хорошо» и больше ее не беспокоил.

После первых суток расследования в полицейской команде провели совещание, на котором следовало обсудить полученные за этот срок результаты.

Первыми рапортовали офицеры Ву, Хэ, стажер Яо Мэнг и полицейский, чьей задачей было исследование регулярных контактов и отношений Е Цзы Си.

- Мы опросили родственников, сотрудников и тех друзей жертвы, которые находились в пределах города Лин. Со всеми у госпожи Е были теплые и дружелюбные отношения, никто не мог вспомнить никаких конфликтов или ссор. И еще все опрошенные единогласно заявляют, что женщина была одинока, никто даже краем уха не слышал о том, что у нее были романтические отношения. В том числе – в недавнем прошлом.

Такая информация заставила остальных разочаровано вздохнуть.

- Мы подали прошение на постановление, чтобы получить доступ к личным данным жертвы, включая сообщения на мобильном, переписку в электронной почте, распечатки покупок, - добавила Яо Мэнг. -  Если ибыл тайный любовник, то хоть какой-то след, но должен обнаружиться…

Цзи Бай кивнул, а Сюй Сюй сделала пару пометок в своем блокноте.

Из-за того, что Е Цзы Си занималась активной бизнес-деятельностью, Чжао Хан и офицер Ога тщательно исследовали ее финансовые дела.

- Покойная отвечала за зарубежные инвестиции Е-Групп, - торжественно озвучил свою информацию Ога. – Судя по всему, не смотря на незначительные потери, ее результативность была положительной. Но ничего выдающегося.

- Потери какого рода? - перебил его капитан Цзи.

- Недвижимость, экспортные сделки, - ответил полицейский. – Самая большая произошла как раз вчера. Ущерб составил 100 миллионов долларов США. Партнер из китайско-европейского направления деятельности компании. Похоже, он сбежал с деньгами и сейчас находится в международном розыске. Но для корпорации Long WestGroup эти потери примерно как кража горсти песка из пустыни.

Сюй внимательно слушала. Похоже, что и этот факт не являлся особенно важным для их расследования. Вряд ли убийца отреагировал на подобные проблемы.

- Я обнаружил кое-какую информацию относительно ранней истории Лонгси-Групп, - вставая, произнес Чжао Хан. Он раздал всем присутствующим заранее подготовленные распечатки. Получив свою, Сюй Сюй быстро пробежала глазами по тексту и обнаружила то, что могло стать ключом к разгадке дела.

Как оказалось, Лонгси Технолоджис когда-то возглавлял Е Лан Чи, а не нынешний владелец ее – Е Лан. Сюй собиралось было открыть рот, когда первым соображение озвучил Цзи Бай.

- Е Лан Чи – это ведь отец Е Цзы Си, верно?

Чжао Хан кивнул, поясняя.

- Е Лан Чи умер, когда Е Цзы Си было всего три года. Ее дядя, Е Лан, стал официальным опекуном ребенка. В те времена компания еще не была акционерной, а когда форму собственности изменили, взрослая Цзы Си получила только 3%.

Услышав это, многие подумали о том, что смерть жертвы могла быть связана с семейным состоянием.


 

- Итак, - спустя несколько минут, заполненных тишиной, спросил капитан Цзи. – У нас есть информация относительно времени и места пребывания всех членов семьи Е на момент совершения убийства? Есть кто-нибудь без алиби?

- Установленное время смерти – от 21:00 до 5:00 следующего утра, - сверившись с блокнотом, сообщил Ву. – Учитывая, что временной промежуток имеет очень приличные размеры, а также то, что большинство опрошенных заявили, что в это время спали, нам требуется провести дополнительное расследование.

- Смс было отправлено в 22:17, - произнес Ога. - Согласно с судебно-медицинским заключением, после серьезной травмы груди жертва не сможет выжить более часа. Если предположить, что сообщение женщина отправляла, будучи раненной, можем ли мы сделать вывод, что время смерти было между 22 и 23:30? Не следует ли нам сосредоточиться на проверке алиби в течение этого конкретного промежутка времени?

- А что, если убийца послал сообщение, чтобы нарочно изменить время смерти? - возразил Чжао Хан.

- Вряд ли.

- Возможно.

Два голоса, принадлежавших Сюй Сюй и Цзи Баю, прозвучали одновременно.

Остальные оглянулись на них с интересом. Хоть капитан Цзи и был лучшим в команде, с момента прибытия Сюй все имели огромное количество возможностей убедиться в том, что ее таланты находятся вне грани их понимания. Девушка имела все шансы однажды превзойти своего наставника. Но кто бы мог подумать, что эти двое будут друг другу противоречить?

Суперинтендант с любопытством покосился на Сюй Сюй. Она же на него не смотрела, крепко задумавшись и поигрывая ручкой.

- Я тоже думаю, что это маловероятно, - подняла руку Яо Мэнг. – Сообщение, скорее всего, послала сама жертва.

Стажеры переглянулись и кивнули друг другу, достигнув полного взаимопонимания.

Итак, два специалиста по криминальной психологии и профилированию противостояли опытному полицейскому. Ситуация привлекла всеобщее внимание. Удовлетворить любопытство решил сам Цзи Бай.

- Сюй Сюй, говори первой.

- В послании раскрываются отношения между жертвой и убийцей. Поскольку у убийцы, как мы думаем, высокие показатели IQ, он наверняка бы тщательно взвешивал свои действия. Учитывая, как он действовал на месте преступления, как маскировал убийство под дело с лезвиями, сложно представить, что он допустит такую очевидную ошибку, - произнесла девушка.

- Мне тоже так кажется, - добавила Яо Мэнг. – Если бы преступнику хотелось умышленно исказить время убийства, он бы использовал другие слова, составил бы более неопределенное послание.

С такими аргументами сложно было не согласиться. Впрочем, остальные копы все же повернулись к капитану.

Цзи Бай усмехнулся, изогнув брови, и в упор посмотрел на Сюй.

- Ты исходишь из идеальной, абстрактной ситуации. Однако настоящее убийство редко бывает таким. Мы не знаем, как именно произошло это преступление. Нельзя исключать фактор неожиданности, который мог бы сбить убийцу или отвлечь его. У него могли быть мотивы, которые нам не известны. И, кроме того, все еще существует шанс присутствия второго преступника.

Остальные закивали.

- Однако я согласен с тем, что в первую очередь нам нужно сфокусироваться на времени с 22 до 23:00. Обратите внимание на журнал звонков телефона жертвы.

Сюй Сюй открыла распечатку на нужной странице. Там было указано, что в 22:17 было отправлено сообщение, обозначен IP-адрес, но больше ничего необычного.

- IP приписан к области предгорья Лин, - продолжил суперинтендант. – Это подтверждает, что смску отправили с виллы. Но затем, с 23:30 сигнал исчез. Мы не обнаружили мобильник на месте преступления.

Все вдруг стало очевидным. Итак, в указанном временном промежутке как минимум один из убийц все еще находился на вилле. Но где тогда мобильник?

Сюй терзала еще одна неприятная мысль. Цзи Бай с одного взгляда определил область, из которой было отправлено сообщение, только взглянув на IP. Неужели он наизусть знал все городские идентификаторы связи? У девушки возникло чувство, что она даже не старалась. Разрыв между ней и ним был просто невероятен.

Итак, полицейские определились с основными направлениями расследования. С одной стороны, нужно было продолжать искать тайную любовь жертвы. С другой – проверять алиби членов семьи Е в установленное время. Цзи Бай уже собирался было объявить о том, что собрание окончено, когда у него зазвонил телефон.

Перекинувшись парой лаконичных фраз со звонившим, капитан вырубил мобильный и обратился к остальным.

- Это Цзы Сяо. Сказал, что у него есть основания кое-кого подозревать.

***

Е Цзы Сяо нельзя было назвать глупым человеком. По прошествии двух дней с момента убийства, он смог прийти в себя и кое-как успокоить свои разбушевавшиеся эмоции. В голову тут же начали лезть навязчивые мысли.

Почему Е Цзы Си выбрала для виллы такое уединенное и отдаленное место, как горы Лин Шань? Почему Цзи Бай, расследующий убийство, начал расспрашивать его о романтических связях кузины?

Могло ли так быть, что у Цзы Си и вправду был тайный любовник?

Он неожиданно вспомнил, как однажды, года два, пожалуй, тому назад, его бросила девушка. Как и говорила Сюй Сюй, причиной тому было его собственное поведение – навязчивое и чрезмерно эгоистичное. Тогда это жутко расстроило мужчину. Настолько, что он искал Е Цзы Си, чтобы вместе с ней хорошенько напиться.

Поскольку к тому моменту он уже был наполовину пьян, Цзы Сяо смутно помнил кузину, какой она была в тот день. Кажется, тогда на Цзы Си было надето вечернее шикарное платье и длинные перчатки. Она стояла на балконе, опираясь о перила, и, подняв голову, рассматривала звезды. На ее лице застыло самоуничижительное выражение.

«Цзы Сяо, поверь мне, ты еще не встретил того человека, - сказала она ему тогда. – Твоя грусть – это ничто. Вот когда тебе по-настоящему разобьют сердце, ты поймешь, о чем я говорю. Та боль будет настолько сильной, что тебе захочется умереть».

Е Цзы Сяо бросился в полицейский участок, чтобы рассказать следователям об этом неожиданном воспоминании, которое могло бы оказаться им полезным. Беседовать снова пришлось с Цзи Баем и его ученицей.

Повторяя слова кузины, Цзы Сяо неосознанно смотрел на Сюй Сюй. Та окидывала его изучающим взглядом, а когда их глаза встречались, понимающе кивала мужчине.

- Господин Е, а других подсказок у вас нет? - раздался глубокий и мощный голос капитана Цзи, отвлекший мужчину от девушки. – То, что вы нам сейчас рассказали, больше похоже на предложение поискать иголку в стоге сена, а не на помощь.

Цзы Сяо не знал, кем был тот человек, кто разбил сердце его кузины. Но он был уверен, что она познакомилась с ним, когда училась в аспирантуре в Пекине. После возвращения в Лин, насколько он знал, Цзы Си вообще ни с кем не встречалась.

После того,как Е Цзы Сяо ушел, Цзи Бай позвал к себе Чжао Хана.

- Я отправляюсь в Пекин. Закажи билеты – туда насегодня, обратно назавтра.

Он решил поехать туда сам. Если использовать его личные связи во время расследования, за обнаружением информации дело не встанет.

- С кем полетишь? – спросил офицер Хан. Как правило, Цзи всегда брал собой в командировки хотя бы одного молодого копа, чтобы помочь ему с обучением.

Суперинтендант окинул взглядом помещение, открывавшееся с его места через порог с распахнутой настежь дверью, и задержал его на Сюй Сюй, которая в тот момент сидела за своим столом. Девушка двигала мышкой, внимательно рассматривая содержимое монитора. Наверняка там сейчас находилась информация о семье Е и Лонгси Технолоджис, которую удалось добыть. В этот момент стажер выглядела очень оживленной.

***

Прибыв в аэропорт во второй половине дня, Цзи Бай разместился неподалеку от стойки регистрации, окидывая взглядом толпу и стараясь разглядеть в ней свою ученицу.

Наконец, Сюй Сюй появилась на горизонте.

В одной руке девушка несла сумку с вещами, в другой – тяжелый чехол с ноутбуком. Между ее плечом и ухом находилась трубка мобильного телефона.

- Не нужно просить своих друзей забрать меня. Я в аэропорту. Сюй Цзюнь, я занята, очень. Наберу позже. Пока.

Замерев ненадолго, чтобы выключить телефон и засунуть его в карман, стажер быстро подошла к начальнику. В это время по интеркому сообщили, что пришло время регистрации на их рейс. Неожиданно Цзи Бай наклонился и забрал ее сумки.

- Пойдем.

Ощутив пустоту в ноющих от усилий руках, Сюй покосилась на Цзи Бая. Тот умудрялся с легкостью нести сразу три сумки, отдуваясь за них двоих. Выглядел мужчина при этом очень мужественно, выгодно выделяясь из толпы.

Надо же, на работе капитан такой строгий, а вне ее вдруг оказался джентльменом.

Наверное, этот мужчина не так уж и плох.

 

Глава 31

Возвращаясь в Пекин, Цзи Бай не собирался беспокоить друзей или уведомлять о приезде свою семью. Приземлившись, они с Сюй Сюй взяли такси у аэропорта и отправились в мотель, расположенный у полицейского участка, в южной части города.

Вечер в столице был шумным и многолюдным. Яркий закат отражался от оконных стекол многочисленных зданий, медленно стекая расплавленным золотом на переполненные улицы.

Мотель представлял собой весьма скромное пятиэтажное здание белого цвета. Внутри их встретило скудное убранство, желтые стены в стиле 1990х годов и потертая красная ковровая дорожка под ногами. Мило, комфортно, очаровательно. Как раз в духе обители для командированных государственных служащих.

Впрочем, капитана Цзи это совершенно не беспокоило. Сюй же и вовсе не обратила ни малейшего внимания на окружающее пространство. Полицейские сняли две комнаты и по лестнице (никакого лифта) отнесли туда свой багаж.

Суперинтендант принял душ и переоделся в удобные брюки и простую футболку. Когда мужчина включал компьютер, кто-то постучал в его дверь.

Это была Сюй Сюй. Немного бледная и уставшая на вид, она стояла в коридоре, прижимая к себе ноутбук.

- Мы работаем сегодня?

Судя по всему, девушка тоже побывала в душе. Ее новый наряд полностью соответствовал его стилю – такая же свободная футболка и простые штаны. Волосы стажера были еще влажными и прилипали ко лбу, зато глаза под ними выглядели необычайно черными и чистыми, немного напоминая глаза маленького любопытного животного.

Цзи Бай отвел взгляд от ее лица, отступил на шаг, пропуская Сюй в свой номер.

Комнаты в этом трехзвездочном мотеле были трогательно миниатюрными. Оба деревянных стула были уже заняты – на одном сидел капитан, на другом покоился его багаж. Однако девушка не возражала против того, чтобы занять его кровать. Для нее работа была важнее какого-то дискомфорта. Поэтому, только умостившись на гостиничном покрывале, она тут же раскрыла ноутбук и нажала кнопку включения, готовясь продолжить обсуждение дела со своим начальником.

Находясь в Пекине, вдали от Лин-сити и его возможностей, полицейские могли лишь пересматривать уже известную информацию, обсуждать дело раз за разом, пока не обнаружатся какие-либо подсказки или не всплывут незамеченные ранее детали. Обсуждение, впрочем, длилось не особенно долго, поскольку прогресса не наблюдалось. Сюй Сюй в свою комнату не спешила – сейчас она молча просматривала финансовую информацию относительно состояния дел Е Цзы Си, а Цзи Бай, откинувшись на стуле, задумчиво пил чай и разглядывал в окно чистое ночное небо.

Погруженная в молчание комната тонула в оранжевом свете лампочек, окрашивавших воздух в теплые, летние тона. Стоило капитану Цзи скосить глаза, как он тот час же видел свою ученицу, безмятежно восседавшую на чистых белых простынях. Просторная футболка заставляя ее выглядеть даже меньше, чем обычно, более хрупкой и невесомой. Тело девушки источало едва заметный аромат геля для душа, и из-за этого атмосфера казалась уютной и мягкой.

Приятную тишину прервал телефонный звонок. Сюй оторвалась от монитора и посмотрела на наставника, на мгновение суперинтенданту удалось поймать внимательный взгляд ее темных глаз. Он нажал кнопку приема вызова и отвернулся к окну.

Звонил Шу Ханг, близкий друг Цзи. До того, как отправиться в Пекин, Цзи Бай связался с ним, вкратце обрисовав ситуацию и попросив о посильной помощи. Дело заключалось в том, что Шу Ханг был выпускником Н. Университета, в котором училась Е Цзы Си. И с его связями шанс получить нужные сведения для расследования значительно возрастал.

Шу Ханг был умным малым, поэтому он сделал вид, что позвонил по делу. Сообщить о том, что завтра они вместе поедут в тот самый Университет. Лишних вопросов мужчина не задавал. Но, услышав, как смягчился голос его друга, не приминул намекнуть на совместный вечер за выпивкой.

Без всяких колебаний капитан Цзи отказал ему:

- Времени нет. Идите, развлекитесь там без меня.

- Пойдем, - настаивал Шу Ханг. – Иногда одна ночь может стоить тысячу золотых монет. Да ладно тебе, приятель, я уверен, что благодарные люди Китая простят великого Цзи, даже если он всего на один вечерок прекратит тяжело работать!

- Катись к чертям, - с ухмылкой отозвался Цзи Бай и повесил трубку.

Сюй Сюй не собиралась подслушивать, но, учитывая габариты комнаты, сложно было не услышать этот разговор. Манера, в которой общался с собеседником ее обычно строгий и суровый наставник, удивила девушку. Он даже велел своему другу «катиться», надо же.

Она снова подняла голову, кинув быстрый взгляд на высокую, точеную фигуру суперинтенданта, расслабленно раскинувшегося на стуле. На его красивом лице застыла ленивая улыбка, и в целом мужчина совершенно не походил на самого себя.

Так вот каким он был вне работы, в своей приватной жизни.

Стажер опустила голову и снова погрузилась в изучение материалов. Впрочем, ненадолго. Уже пару минут спустя за окнами раздался звук работающего двигателя и автомобильного клаксона. За короткий миг маленький мотель наполнился шумом и голосами.

- Третий брат, третий брат! – закричал кто-то из холла.

Видимо, служащие мотеля были предупреждены заранее, поскольку никто даже не попытался усмирить наглеца. Цзи Бай рассмеялся. Сюй Сюй, которая была не в курсе, что «третий брат» - это мужчина перед ней, просто проигнорировала отвлекающий шум.

Вскоре кто-то постучал в дверь. А потом, не особенно церемонясь, открыл ее и смело шагнул внутрь.

Впрочем, увидев Сюй, Шу Ханг запнулся. Хотя он знал, что его друг приехал со своей ученицей, он не ожидал увидеть ее здесь, очень поздним вечером, в его постели, да еще и в таком обыденном наряде. Наедине с Ци Баем.

Капитан Цзи, улыбаясь, представил их друг другу.

- Оу, я вижу, что у вас тут происходит, - вздернув брови, подколол его Шу Ханг.

- Суперинтендант, я вернусь в свою комнату, - подала голос девушка и закрыла ноутбук. Но прежде, чем наставник успел дать ей разрешение или хоть как-то отреагировать на эти слова, нежданный гость остановил стажера.

- Офицер Сюй, пожалуйста, не уходите. Пекин тепло приветствует каждого гостя, которому повезло попасть в его объятья…

Велеть Сюй Сюй отправиться с ним и толпой незнакомцев в какой-то бар было для Цзи Бая не просто странно, а невозможно. Но Шу Ханг в корне отличался от него, очень убедительно и красноречиво выдавая причину за причиной:

- Если вы не пойдете, то может случиться много жутких вещей. А вдруг эти сомнительные типы напоят Третьего Брата? Как вы тогда будете вести ваше расследование завтра? Вы поймите, это не плохие ребята, но, в отличие от меня, они никогда не относились серьезно к работе нашего милого Цзи. Но если и вы там будете, то они будут куда более сдержаны в своих животных порывах. А если даже ваш наставник и напьется, то кто проследит за тем, чтобы его в безопасности вернули в отель? Кто сделает так, чтобы завтра он был в состоянии заниматься своими прямыми профессиональными обязанностями?

Сюй Сюй повернулась к капитану, ожидая, что он скажет по этому поводу. Сам Цзи Бай идти не хотел, но раз уж вся толпа заявилась сюда, они от него не отстанут. Нужно хотя бы часик посветить лицом, и тогда они успокоятся.

Учитывая, что завтра их ждет важное расследование, Цзи даже не думал о том, чтобы выпить и каплю алкоголя. А то, что кто-то может заставить его напиться, да еще и против воли – и вовсе нонсенс. С другой стороны - оставлять это мелкое создание в одиночестве, в подобном мотеле, и ехать кутить в одиночестве? Это выглядело как злоупотребление, или даже издевательство над беззащитным питомцем.

- Тебе стоит пойти, - вздернув вверх уголки рта в странном подобии улыбки, ответил Цзи Бай. – Проветрить мозги.

На парковке мотеля стояло пять дорогих автомобилей, между ними толпилась оживленная молодежь. Увидев Цзи Бая, они тот час же развеселились и начали оживленно его приветствовать. Некоторые лица были знакомы полицейскому, некоторые нет, однако он ответил всем, а затем, вместе с Сюй, умостился в автомобиль Шу Ханга.

Их привезли в один из баров возле реки. Впрочем, место оказалось весьма изысканным – дорогая мебель, приглушенные огни, антикварные украшения. Атмосфера здесь царила спокойная и одухотворенная.

Шу Ханг провел их мимо охраны в один из залов, в котором были установлены столы для игры. В вип-зоне сидело несколько человек, отреагировавших на их появление. Сначала все улыбнулись Цзи Баю, и лишь затем заметили присутствие девушки. В глазах мужчин заметно проступило удивление.

- Невестка? – нерешительно спросил кто-то.

- Незаконнорожденная дочь, определенно, - шутливо отозвался другой.

Когда они прибыли, компания уже вела партию. Но с общего согласия все дружно скинули карты и начали новую. Один из мужчин уступил место Цзи Баю. Тот не возражал. Молча подкурил сигарету и одну за одной начал поднимать карты, которые ему сдали.

Когда все они были у него на руках, суперинтендант обернулся к своей ученице.

- Знаешь, как играть?

- Нет, - дернула головой девушка.

Цзи Бай многозначительно посмотрел на Шу Ханга. Тот кивнул и подозвал официанта. Уже очень скоро Сюй Сюй послушно уселась на диванчик неподалеку, окруженная журналами, фруктами и закусками.

Все сидевшие за столом имели высокий статус, были того же возраста или старше, чем полицейский. Однако среди толпившихся в любопытстве вокруг он разглядел явно очень молодые лица, и даже одного подростка.

- Вы где этих детей нагребли? – поинтересовался капитан у мужчины, что сидел рядом с ним.

- Мама велела мне взять их с собой на прогулку, - с улыбкой ответил тот. Это был мужественный и стройный красавец с забавным прозвищем «Обезьяна» (Хоу Цзы). – Они готовы были из штанов выпрыгнуть, когда узнали, что наше скромное общество посетит столь легендарная личность, как ты.

За следующие полчаса с Цзи Баем подходили поздороваться, один за одним, множество молодых людей, юношей и симпатичных девушек. Он пил только чай, бросив уверенное «Сегодня мне алкоголь нельзя». Лишь одна женщина пыталась переубедить его, но когда Шу Ханг сказал ей «Препятствуешь офицеру в выполнении его служебных обязанностей? Ответственность на себя возьмешь?» она тот час же, смутившись, сбежала.

Сюй, изредка прислушивающаяся к разговорам за столом, окончательно удостоверилась в том, что ее наставник находится в полной безопасности. Похоже, что господин Шу сильно преукрасил ужасы, которым якобы должен был подвергнуться его друг на этой вечеринке.

Некоторое время спустя, один из мужчин подошел к девушке и с улыбкой поинтересовался:

- Мы играем в кости, хочешь присоединиться?

- Спасибо, я пас, - вежливо улыбнулась Сюй Сюй.

Незнакомец не стал настаивать и вернулся к своему столику. Но даже оттуда он то и дело кидал на нее внимательные, заинтересованные взгляды.

Комната все больше заполнялась богато одетыми мужчинами и женщинами. На их фоне стажер, наряженная лишь в обыденную одноцветную белую футболку и штаны простого кроя, выглядела очень бледно. На лице девушки не было и следа макияжа, да и сама она в целом смотрелась неуместно, сидя здесь в сосредоточенном молчании, в углу, с журналами. Хотя ее саму ситуация вполне устраивала, в глазах многих Сюй, должно быть, выглядела брошенной неудачницей.

- Это вообще нормально, бросать ее так? – склонившись к уху Цзи Бая, переспросил Шу Ханг.

Тот окинул ученицу быстрым взглядом и выдохнул облачко сигаретного дыма.

- В порядке все. Ей нравится, когда ее не трогают. Будет куда хуже, начни мы заставлять ее играть в незнакомую игру.

- Ой, да ладно, как вообще можно так поступить? – встал со своего места Хоу Цзы. – Нельзя вот просто так взять и бросить того, кого привел с собой наш уважаемый Третий Брат. Пойду, пообщаюсь с ней.

И он тот час же направился к диванчику.

За столом раздался взрыв смеха.

- Третий Брат,- сказал кто-то. – Наш Хоу Цзы тот еще дамский угодник. Если б ты знал, сколько юных невинных цветков он загубил, ты бы не был столь спокоен. Что, если твоя маленькая ученица пострадает?

- Вот уж не уверен, кому из них доведется страдать, - ухмыльнулся капитан, даже не поднимая головы.

В этой партии Цзи Бай одержал крупную победу. Подняв голову, он повернулся в сторону стажера и неожиданно заметил, что Хоу Цзы сидит вплотную к Сюй Сюй, улыбаясь ей и закинув руку на спинку дивана, как раз за ее спиной. Хотя на лице девушки застыло спокойное, бесстрастное выражение, язык ее тела можно было прочесть запросто – полицейская была напряжена, руки сжаты в кулаки, а корпус отклонялся от собеседника в другую сторону. Словно почувствовав его взгляд, она вдруг повернулась к наставнику. Темные глаза девушки выдавали смущение и некоторую зависимость от того, кто привел ее сюда.

Конечно же, Сюй ни в коей мере не хотелось зависеть от капитана. Но он все же был здесь единственным, с кем она была знакома. Да и вряд ли можно было вести себя с его друзьями как ей заблагорассудится. Так что вполне логично, что именно к Цзи она обратила свою безмолвную просьбу, надеясь, что он скажет слово-другое, и этот тип просто уйдет туда, откуда пришел.

Однако, посмотрев в ее глаза, Цзи Бай лишь спокойно произнес:

- Сюй Сюй, подойди-ка сюда.

Девушка немедленно встала, словно бы того и ждала. Усмехающийся Хоу Цзы хвостиком последовал за ней. Люди за столом снова расхохотались, понимая, что происходит.


 

- Суперинтендант Цзи, - сказала стажер, подойдя ближе.

Но вместо него отозвался Шу Ханг.

- Мы же не в полицейском участке, в конце концов. Не будь такой официальной. Зови этого парня как мы – Третьим Братом.

Цзи Бай поднял голову и уперся взглядом в ее лицо.

- Третий Брат, - послушно повторила девушка.

Это почти интимное прозвище озвучивалось бесчисленное количество раз. Мужчинами, женщинами, детьми, красотками, родственниками. Но впервые было произнесено таким безэмоциональным, твердым, даже строгим тоном. Впрочем, ее мягкий голос и прохладные интонации превратили этот коктейль в нечто совершенно особое, невесомыми перьями проскользнувшее по сердцу мужчины. В глубине его груди появилось приятное щекочущее чувство. Это было странно и, в то же время, очень комфортно.

Капитан кивнул своей ученице, подтверждая, что она поступила правильно, а затем велел Шу Хангу, сидящему рядом:

- Давай, подними зад, уступи девушке свое место.

- Чегось? – переспросил изумленный Шу, и остальные снова рассмеялись.

- Но я не умею играть в покер, - тут же произнесла Сюй.

- Научишься, - с улыбкой ответил Цзи Бай. – Покер, между прочим, отличное упражнение для тренировки мозгов.

- Вот как…

Компания за столом разбилась на пары. Естественно,ученица и ее наставник оказались в одной. Первый раз Сюй Сюй, которая только что начала осваивать азы, играла просто ужасно. Из-за нее продул и Цзи. Для остальных это событие было чем-то необычным, все же Цзи Бай славился как непобедимый игрок, против которого ни у кого не было шансов.

Но, против ожидания, полицейский оставался совершенно спокойным. Он лишь медленно объяснял стажеру, как запоминать карты, как составлять выигрышные комбинации, как делать ход. Вторая партия обошлась небольшими потерями, а в третьей они уже смогли победить. Соперники пары косились на девушку с подозрением.

- Ты точно только сегодня начала учиться играть?

- Да, - ответила серьезно Сюй. – Я просто придумала, как мне удобнее подсчитывать карты.

- Не оставляй им и шанса, - с улыбкой велел Цзи Бай. – Чтобы вернуться к отдыху, нам нужно разбить этих паршивцев всухую.

- Так точно, - девушка все еще была предельно серьезна. И ее настроение передалось остальным.

За столом воцарилось напряженное молчание.

После шести или семи побед окончательный разгром противников был уже не за горами. И хотя соперничающая команда особенно сильными навыками не отличались, в этой партии удача была на их стороне, и хорошие карты достались им. К концу розыгрыша на руках у Сюй Сюй оставалось лишь несколько более-менее стоящих карт. Она заколебалась. Расклад на руках определенно уступал прочим, с другой стороны, если рискнуть – можно ускорить желанное возвращение в номер. Но сможет ли Цзи Бай разгадать ее стратегию?

Подумав об этом, девушка покосилась на своего наставника. Опустив голову, он делал очередной глоток чая из своей чашки, и вдруг взглянул на нее. Всего миг, не больше, и оба разгадали мысли друг друга.

Этот раунд опять закончился их победой.

В следующих партиях, лишь только возникала сложная ситуация, полицейские переглядывались тайком, пользуясь все той же, неожиданно успешной тактикой. Как ни странно, независимо от того, насколько сложной была избранная стратегия, им удавалось полностью понять друг друга без слов. Сюй Сюй опускала голову, а Цзи Бай вел себя как обычно, лениво перебрасываясь шуточками с остальными. Так что никто ничего не заметил.

В последнем раунде странная парочка одержала сокрушительную, разгромную победу, не оставив от своих соперников и мокрого места. Хоу Цзы швырнул карты на стол и разочаровано схватился за голову.

- Я этого не вынесу! Я больше не играю, все, это какая-то пытка просто! За мой огромный игровой опыт это впервые, чтобы я настолько проигрался. Моя самооценка разрушена чуть более, чем полностью.

Его игровой партнер глубоко и печально вздохнул.

Цзи Бай довольно улыбнулся, кинул быстрый взгляд на наручные часы и встал с места, готовясь покинуть это заведение. Сюй поднялась следом. Но, увидев расстроенные лица новых знакомых, неожиданно ощутила приступ вины.

- Не переживайте так сильно. Во-первых, у нас с капитаном совершенно иной уровень запоминания, вычисления и анализа… мы ведь тренировались профессионально. А кроме того, во время игры мы с ним обменивались взглядами и…

Закончить предложение ей не дали. Сильная и широкая мужская ладонь, пахнущая сигаретами, плотно закрыла девушке рот. Сюй Сюй нахмурилась, однако Цзи Бай не отнял руки, лишь мягко потянул за собой, с улыбкой прощаясь с остальными:

- Ну, мы пойдем. Завтра у нас еще очень, очень много важных дел…

Капитан отпустил стажера лишь когда они вышли на улицу. На лице его играла легкая улыбка.

- Ты почему такая прямолинейная? – спросил он. – Разве бы они отпустили нас, если бы мы не разгромили их столь нещадно?

- Так вот почему… - задумчиво покосилась на него Сюй.

Цзи Бай и Шу Ханг переглянулись и расхохотались.

В отель их вез Шу Ханг, на своем шикарном авто.

На улицах к этому времени было уже тихо и холодно, ночь обхватила Пекин в свои объятья. Сюй Сюй откинулась на спинку сиденья, чувствуя себя уставшей. Она молчала, с интересом прислушиваясь к разговору между Шу и Цзи Баем.

Сюй обнаружила, что до своего становления в роли капитана полиции, ее наставник был совершенно иным человеком. Расслабленный, немного ленивый, местами нагловатый, с хорошими манерами, но своеобразным чувством юмора, он напоминал циничного представителя золотой молодежи, привыкшего прожигать жизнь и не обращать внимания на других.

Различия, впрочем, было не сложно объяснить. Попав в жесткую и четко иерархичную среду полицейских еще молодым, он естественным образом выработал новую модель поведения и даже мышления. Кто-то, кому могли бы доверять люди, за кем могли бы следовать коллеги, кого боялись бы преступники. Также девушка заметила, что, даже когда он дружелюбно улыбался, капитан все же продолжал держать дистанцию между собой и окружающими его людьми. Он источал ауру равнодушия и холодного спокойствия.

Была и иная сторона медали. Несмотря на теплый прием от друзей, мало кто из них проявлял искренний интерес к Цзи Баю. Никто никогда не спрашивал его о работе. Скорее всего, никто из тех, с кем ей довелось увидеться сегодня, не понимал его, не поддерживал и не интересовался тем, чему он посвятил свою жизнь.

Они называли его легендой. И, как свойственно выдуманному персонажу, он медленно исчезал из их привычной жизни.

Возможно уже очень скоро его непослушная, ленивая и циничная сторона исчезнет, ​​оставив только знакомого сурового и профессионального капитана полиции. Почему-то мысль об этом обеспокоила девушку. Она повернулась и неосмотрительно уставилась на красивый профиль суперинтенданта, на очертания его улыбающихся губ, на редкое искреннее и теплое выражение лица.

- Мы прибыли, - сообщил Шу Ханг, паркуясь. Высокий мужчина в яркой униформе подскочил к автомобилю и открыл перед Сюй Сюй дверь.

Девушка растерянно замерла. Цзи Бай вышел на свежий воздух, окинул взглядом сверкающую дорогую пятизвездочную гостиницу и покосился на друга. Шу Ханг, тоже вышедший из авто, в это время уже доставал из багажника их чемоданы.

- Это впервые, когда ты привез в Пекин свою маленькую ученицу, - спокойно ответил он. – Как я мог позволить ей остаться в том жутком маленьком мотеле? Не переживай, все уплочено. Там номера сданы, здесь заказаны. Причем, прошу заметить, президентский люкс! И прежде, чем ты начнешь со мной спорить, я тебе скажу – это место куда ближе к Н. Университету. Я заберу вас завтра в восемь утра.

 

Глава 32

Кровать в новом номере была настолько огромной, что, даже раскидав в стороны руки и ноги, Сюй Сюй не смогла занять и половины. Все еще испытывая странное беспокойство, она перевернулась на бок и выглянула в окно, окинув взглядом многочисленные электрические и неоновые огни, разрывавшие плотное покрывало ночи.

Сначала девушка связала свои ощущения с изменениями окружающей ее среды, но, полежав еще немного с закрытыми глазами, поняла – это голод. Сюй кинула взгляд на часы. Прошлый прием пищи у нее состоялся в самолете, примерно часов в пять, а сейчас время уже перешагнуло полуночный порог. Терпеть голод было практически невозможно, поэтому стажер нетерпеливо слезла со своей постели.

Цзи Бай смотрел ночной выпуск новостей, когда его чуткое ухо уловило звук шагов в коридоре.

Кто-то прошел мимо его двери. Заинтересовавшись, он выглянул из номера и заметил миниатюрную фигурку в белой ночной сорочке, медленно бредущую в сторону столовой. Капитан был немного удивлен, он-то искренне считал, что его ученица будет носить пижаму с медвежатами или, на крайний случай, с цветами. А она совершенно неожиданно была одета в очень женственную ночнушку с широкой горловиной, открывающей шею, часть плеч и ключицы, затянутой на талии пояском. Впрочем, это все еще была та самая Сюй. Цзи с улыбкой отметил, что наряд выглядел на ней слишком длинным, больше, пожалуй, на размер или даже два. Из-за этого она была похожа на маленькую девочку, которая втайне от всех надела одежду для взрослых.

Хотя причина выбора подобного наряда была естественной. Все же Сюй Сюй – двадцатичетырехлетняя женщина. И это естественно, что она предпочла тот спальный наряд, который был популярен у особ ее возраста.

Суперинтендант последовал за ней в столовую. До мужчины донесся аромат пиццы, тот час же разбудивший его голод. Сюй уже сидела за одним из столиков, чистым и сверкающим, склонившись чуть вперед, и медленно ела, расположив вторую руку у себя под подбородком. Сатиновая ночная рубашка изысканными складками очерчивала женственные изгибы фигуры девушки, нефритовой драгоценностью опадая от ключиц до тонких лодыжек, выставляя напоказ обычно скрытую сторону полицейской – утонченную и мягкую. Тапочка соскользнула с одной из ее ног, но девушка не обратила на это внимания, рассеянно покачивая босой ступней.

Увидев Цзи Бая, Сюй Сюй не проявила ни малейшего удивления. Посмотрела вниз, чтобы надеть тапок, и затем спокойно спросила:

- Хотите что-нибудь перекусить?

Капитан сел рядом с ней. Только сейчас он заметил, насколько красочным было содержание ее тарелки. Кусочек пиццы соседствовал с нарезанными фруктами, а рядом стоял полный молока стакан, делая натюрморт особенно аппетитным.

Да уж, с ее телосложением можно было не опасаться набора веса.

Девушка тем временем встала, чтобы положить кусочек пиццы в микроволновку, а затем замерла у кухонной столешницы, чтобы нарезать фрукты для своего наставника. Вообще ей было несвойственно кому-либо прислуживать, однако сегодня Сюй ощущала, что ее уважение к капитану поднялось на новый уровень. Ее характер был весьма специфичен – это самое возросшее уважение заставило стажера ощутить себя ближе к мужчине, сидевшему сейчас напротив.

Нарезая фрукты, она вдруг подумала о том, что ей следует перестать называть его учителем, и перейти к более уважительной форме – «Мастер». (*в Китае эти понятия часто почти синонимичны, в данном случае подразумевается именно более уважительная форма понятия «учитель»).

Столешница и стол, за которым сейчас сидел Цзи Бай, размещались так, что учитель и ученица находились напротив друг друга. Сюй Сюй склонила голову, полностью сосредоточившись на нарезании фруктов. Цзи положил левую ладонь на соседний стул, который она до того занимала, а правой поигрывал зажигалкой, рассматривая девушку перед ним.

Возможно потому, что время было поздним, и они, будучи не просто коллегами, но мужчиной и женщиной, были сейчас наедине, у суперинтенданта, просто рассматривающего как мягкие блестящие пряди волос Сюй красиво опадают на ее лоб и уши, вдруг появилось странное чувство. Оно было неописуемым, зудящим, ощущение сухости и опаляющего тепла. То же самое, что появилось у него, когда стажер назвала его «Третьим Братом». А еще виновата была эта чертова ночнушка с широким воротом, обнажавшая белоснежную кожу ее шеи и ключиц, настолько светлую, что она вполне могла соперничать с молоком в стакане, стоявшем перед ним.

Поужинав, Цзи Бай собрал тарелки на столе, собираясь их помыть, однако Сюй Сюй проворно вскочила со своего места.

- Мастер, позвольте я этим займусь.

Мужчина окинул ее взглядом.

Девушка сообразила, что может значить это выражение его лица, поэтому решилась озвучить правду. Все же, она не смогла придумать лучшего способа выразить свои эмоции.

- Мастер, теперь я уважаю вас еще больше и постараюсь учиться еще усерднее.

- …. Хорошо, - заметив легкий румянец на щеках ученицы, отозвался Цзи.

Поскольку капитан продолжал сидеть неподвижно, Сюй пришлось наклониться, чтобы взять посуду, стоящую перед ним. Тело девушки оказалось в опасной близости от лица мужчины. С одной стороны, ее наряд был достаточно просторным, чтобы скрывать женственные изгибы фигуры. Но с другой… Цзи Бай неожиданно вспомнил то необычное и мягкое ощущение, застывшее на кончиках его пальцев, когда он, спасая полицейскую из рук преступника в парке, неудачно схватился за ее грудь.

Было противоестественно, что пальцы помнили это, столь много времени спустя.

Тогда он отнесся к этому с шуткой. Сейчас чувство было куда более интенсивным и невероятным.

***

Цзи Бай давно перестал быть подростком, ведомым своими эмоциями и бушующими гормонами. После возвращения в свой номер он встал возле окна и начал задумчиво рассматривать шикарный вид ночного Пекина. Все его мысли занимала Сюй Сюй.

Похоже, недавно у него появилась привычка обращать на нее внимание. Каждый раз, когда она появлялась в поле его зрения, он преднамеренно или бессознательно смотрел на девушку. Все в ней было усладой для его глаз – короткие мягкие волосы, миниатюрная фигурка, и даже ее упрямство.

Нет, Сюй не вызывала в нем сильного эмоционального всплеска, страстных порывов. Откровенно говоря, из-за его характера и профдеформации он вообще никогда не испытывал подобных порывов к женщинам. Но его ученица… Его ученица заставляла мужчину ощущать комфортное чувство тепла, расслабленности, покоя. Ему было невероятно уютно рядом с ней.

Если говорить об идеале, на который должен был равняться партнер Цзи Бая, то Сюй Сюй ему бы не соответствовала. Капитану, почти достигшему в этом году тридцатилетнего возраста, казалось, что лучшим выбором была бы зрелая и умная женщина.

А Сюй, хоть и одета была в наряд для зрелых и женственных дам, все еще выглядела как ребенок.

Впрочем, это было даже мило.

Цзи слишком хорошо себя знал. Он не относился к тем людям, которые не задумываясь окунались в отношения, ради эмоций или опыта. Не считал, что любое удовольствие стоит потраченного времени. Мужчина был уверен – его девушка должна в будущем стать его женой.

Капитан раздумывал очень долго. В конце концов, он все же решился. После того, как это дело будет завершено, он сделает шаг, необходимый для того, чтобы лучше понять Сюй Сюй, чтобы подтвердить его собственные чувства в отношении этой странной девушки.

Ну а после… после он бросит все силы на то, чтобы завоевать ее.

Да и разве нельзя считать благоприятными условиями взаимоотношения, сложившиеся между ними? Коллеги, учитель/студент, понимающие друг друга с полуслова специалисты.

Сегодняшний вечер неплохо показал особый уровень их взаимодействия.

***

Стрелки часов еще не достигли отметки в шесть утра, когда стук в дверь номера вырвал Сюй Сюй из объятий крепкого сна. Подумав, что произошло что-то чрезвычайное, она босяком побежала открывать. Однако снаружи стоял совершенно спокойный Цзи Бай, одетый в спортивный костюм. Его высокая стройная фигура стояла в холле, привалившись плечом к дверному косяку. Окинув девушку долгим взглядом сверху вниз, он лениво произнес:

- Переодевайся. Мы идем бегать.

С тех пор, как призошло убийство Е Цзы Си, их тренировки приостановились, поэтому девушка растерянно посмотрела на наставника.

- Почему? Вы не будете ждать конца расследования?

- Чем больше стресса, - с легкой улыбкой произнес суперинтендант. – Тем важнее сохранить тело в хорошем состоянии и ясном уме.

- Верно, - Сюй поняла, что вчерашний расслабленный Цзи Бай вновь вернулся в свою куда более привычную форму.

Этим мирным утром сад отеля был пуст и спокоен. Они пробежали совсем немного, прежде чем девушка отметила одну странность. Раньше учитель спокойно оставлял ее позади, занимаясь в своем привычном темпе, но сегодня, опередив стажера, он останавливался или замедлялся, ожидая, когда она его догонит. А затем и вовсе стал бежать рядом с ней.

После третьей его остановки Сюй Сюй не выдержала.

- Почему сегодня вы медлите и подстраиваетесь под меня? – с раздражением спросила она.

- Незнакомое место. Легко заблудиться, - спокойным, вполне естественным тоном отозвался капитан.

Она поняла, что он имел в виду. Кинув взгляд на его мужественный, красивый профиль, освещающийся лучами восходящего солнца, девушка произнесла.

- Что ж, спасибо. Но вам не стоит обо мне беспокоиться.Я изучила карту отеля и теперь точно не заблужусь.

- Очень хорошо, - одобрительно сказал Цзи Бай, рассматривая ее с широкой улыбкой. – А вот я карты не видел. Поэтому мы будем бежать вместе.

- Я поняла.

Так, вместе, они и закончили пробежку. Дружно вернулись в свои комнаты, чтобы принять душ и переодеться. Потом так же вместе смотрели утренние новости, пока в условленное заранее время возле двери номера не появился Шу Ханг.

Цзи Бай связался с пекинской полицией еще до приезда в город. От них он получил список студентов, обучавшихся в то же время, что и жертва, в том же университете. После перекрестной проверки списка, команда обнаружила, что в Лин-Сити проживает и работает более ста человек. Большинство из них уже были исключены как подозреваемые. Однако это был лишь первый шаг.

Главной задачей сегодняшнего утра было посещение преподавателей и близких друзей Е Цзы Си. Они все еще не были уверены, что таинственный любовник был связан с убийством, однако игнорировать эту возможность не стоило. Сейчас в цене были любые подсказки.

Поскольку Шу Ханг заранее предупредил о приезде Цзи Бая и его расследовании, университет с радостью сотрудничал с полицейскими. Однако активные беседы и изучение документов не дали каких-либо результатов. Преподаватели и знакомые с Е Цзы Си студенты были впечатлены манерами и знаниями Цзы Си, ее старательностью и ответственным подходом к учебе. Но никто из них даже слухов не слышал о том, что у нее был молодой человек.

В обед Сюй Сюй предложила своему наставнику заказать перекус в какой-нибудь забегаловке. Он уже было собирался дать ей свое разрешение, когда зазвонил мобильный телефон. Это был Шу Ханг. Как всегда, он предвосхитил их намерения, сообщив, что уже заказал им столик в ближайшем ресторане. Цзи Бай сообщил об этом ученице.


 

***

К вечеру на руках полицейских наконец-то оказалась новая информация. Девушка по имени Тянь Тянь, оказавшаяся близкой университетской подругой Е Цзы Си, проживала в Пекине.

Когда Цзи Бай связался с ней, сообщив о гибели Цзы Си, девушка разрыдалась, и только некоторое время спустя, шмыгая носом, произнесла в телефон:

- Офицер, нам нужно встретиться. Возможно, я смогу помочь.

Ее реакция позволили Сюй и Цзи надеяться на то, что она была достаточно близка с жертвой и действительно могла знать что-то полезное.

Тянь Тянь приехала в университет примерно через час. Она рассказала им о прошлом.

В первый год обучения в аспирантуре Е Цзы Си влюбилась в человека, жившего в другом городе. Поскольку девушка была очень скрытной и сдержанной, то не рассказала о своих чувствах никому, кроме самой близкой подруги.

- Это было шесть или семь лет тому назад, - рассказывала Тянь. – В это время Цзы Си очень сильно влюбилась. Он был младше ее, и еще не закончил учиться. Время от времени, довольно часто, он поездом приезжал в Пекин, тратя на дорогу, насколько я знаю, всю ночь. И каждый раз в его приезд Е Цзы Си не приходила на занятия по нескольку дней. А во время летних и зимних каникул они снимали комнатку вне кампуса, и на все эти дни приклеивались друг к другу, словно суперклеем.

Свидетельница рассказывала о событиях тех дней со страстным выражением. Было заметно, что она и вправду была близка к жертве. Полицейские слушали ее, не перебивая.

- А потом… - голос Тянь Тянь упал до шопота. – Е Цзы Си забеременела. Но ей пришлось сделать аборт. Она говорила тогда, что ее любимый предложил ей руку и сердце, что он женится на ней сразу же после того, как доучиться. Ну а несколько месяцев спустя они неожиданно расстались. Цзы Си очень тяжело это переживала. Она так его любила...

- Откуда этот парень? Вы знаете, как его звали? – спросил Цзи Бай.

- Он был из города Лин, это точно. А вот насчет имени… - Девушка задумалась. – Мне кажется, где-то у меня было их совместное фото. Нужно съездить ко мне домой, я тут недалеко живу.

Сюй Сюй замерла. К ней вернулось вчерашнее беспокойство. Казалось, было нечто такое, нечто очень важное, что она пропустила. Какой-то ключ к разгадке.

Цзи Бай, согласно кивнувший Тянь Тянь, обернулся к своей ученице. Увидев, как она побледнела, он осторожно положил руку на ее плечо:

- Что случилось?

Сюй не обратила внимание на его прикосновение. Все еще растерянно глядя куда-то в сторону, она прошептала.

- Я в порядке. Просто кое-что в голову пришло.

Выражение лица девушки почему-то напомнило капитану вчерашнюю сцену. Ее смущение, ее уверенный взгляд, когда она назвала его «Мастером». Он мягко улыбнулся.

- Мы съездим за фото, а ты сделай перерыв. Кажется, тебе это нужно.

И, не дожидаясь ее ответа, мужчина встал и проследовал за Тянь Тянь.

***

Когда в руки Цзи Бая попала желанная фотография, он оторопел. На цветном бумажном прямоугольнике перед ним светлокожий красивый молодой человек склонил голову, чтобы поцеловать шею женщины. Он выглядел увлеченным и страстным. Длинные волосы женщины развевались в воздухе, ее улыбка была яркой, как экзотический цветок. Е Цзы Си на фотографии в прямом смысле слова лучилась неподдельным счастьем.

А вот мужчина… Капитан Цзи уже видел его. Даже более того – они были знакомы.

***

Все время отсутствия наставника Сюй Сюй провела у окна в одном из кабинетов университета.

Когда она смотрела на зеленый и нарядный кампус, то думала о том, что она делала шесть лет назад. Она была занята вступительными экзаменами. Забыла обо всем на свете, полностью погрузившись в книги.

Стажер услышала знакомые шаги и развернулась навстречу приближающемуся мужчине. Задумчивые глаза наставника изучали ее лицо.

Тревога и беспокойство оправдали себя, стоило лишь девушке взглянуть на протянутую суперинтендантом фотографию.

Это был Сюй Цзюнь.

 

Глава 33

Отец воспитывал Сюй Цзюня и Сюй Сюй в спокойной, доброжелательной и открытой манере. Он не был строг, и позволял детям свободно формировать их личности в соответствии с природными склонностями и способностями. Именно поэтому Сюй Цзюнь с молодого возраста начал добиваться статуса и сосредоточился на заработке денег – эти вещи он считал символами успешности в обществе. Его сестра также выбрала собственный путь, ориентируясь на правду, совесть, интересы и навыки.

И хотя, занятые своими делами, брат с сестрой иногда могли не видеться месяцами, их отношения все равно оставались теплыми и любящими. В первую очередь потому, что взаимопонимание и уважение с годами только лишь росло.

Но если допустить, что кто-то возле Сюй мог бы скрыть серьезный, весомый секрет, и не проколоться – то это мог быть лишь Цзюнь. Да и она не пыталась выведать все тайны брата, доверяя ему полностью, ощущая от него неподдельную заботу и желание оберегать ее от всех угроз окружающего мира. Можно было даже сказать, что возле Сюй Цзюня аналитические способности Сюй Сюй резко притуплялись за ненадобностью.

Стрелка на циферблате медленно ползла от трех к четырем часам дня. В зале ожидания аэропорта сейчас находилось очень мало людей. Солнце, проникающее внутрь сквозь огромные окна, ослепляло. Сюй на мгновение замерла, прищурившись, разглядывая голубое небо, не омраченное ни единым облачком, а затем развернулась и подошла к Цзи Баю, терпеливо ожидающему неподалеку.

Вчера, после того, как он вручил стажеру фото брата, капитан Цзи сказал ей: «До тех пор, пока Сюй Цзюнь находится в числе подозреваемых, ты будет отстранена от расследования этого дела».

Звучало это не очень приятно, однако он был полностью прав.

Сейчас Цзи Бай сидел в светло-голубом кресле в зале ожидания, и совершенно спокойно читал новости в мобильном интернете. Таким же равнодушным он выглядел и вчера. Казалось, новое открытие совершенно никаким образом не удивило и не смутило его. Аура мужчины напоминала безбрежный океан в штиль.

Заметив, что ученица замерла возле него, суперинтендант, не отрываясь от дисплея телефона, спокойно произнес:

- Просто скажи то, что хочешь сказать.

Девушка несколько секунд молчала, напряженно разглядывая его сосредоточенное лицо, а затем выдала:

- Мастер, вы должны проверить и мое алиби. Все же я сестра подозреваемого. У меня могли быть мотивы.

Когда мужчина все же взглянул на нее, его губы изогнулись в едва заметной, мягкой улыбке. Вчера она была мрачной и расстроенной, а сегодня уже ведет себя как обычно.

Очень хорошо.

Видя, что наставник не собирается ей отвечать, Сюй Сюй продолжила:

- Во-первых, я верю в то, что Е Цзы Си была женщиной, которую мой брат любил больше всего. Хотя девушек у него было много, он никогда и никому из них не делал предложение. Даже в шутку. Все же, благодаря влиянию нашего отца, у нас обоих сформировалось весьма серьезное отношение к браку. Традиционный взгляд на брак, я имею в виду.

-  Серьезный, традиционный – что именно ты подразумеваешь под этим? – перебил ее Цзи Бай. Он задумался на пару секунд. - Классическая семья, где муж и жена не выносят свои личные склоки и конфликты на обозрение детям и старейшинам? Или «с одним человеком до самого конца»?

- Оба варианта, в принципе, верны, - кивнула Сюй. – Но в большей степени мы оба ориентируемся на второй. Это можно считать идеальным браком.

- Замечательно, - снова улыбнулся капитан. – Продолжай.

Тон, с которым мужчина произнес это «замечательно» был странноватым и заставил девушку ощутить странное, щекочущее чувство в груди. Он оно было столь мимолетным, что стажер решила просто проигнорировать и продолжила говорить:

- У Сюй Цзюня не было мотивов убивать нашу жертву. Даже если между ними двумя снова возникли романтические отношения, нет ни одной причины, по которой они должны были бы это скрывать. Так что велик шанс, что ее тайный любовник – это кто-то другой. Во-вторых, с момента того их романа Сюй Цзюнь заметно изменился. Тогда он был молод, легкомыслен, мог позволить себе потерять голову из-за любви. Но теперь, после многих лет в бизнес-среде, он стал совершенно иным. Если бы что-то мешало ему быть с Цзы Си, он бы скорее отомстил сопернику финансово, или контракт бы увел, или архиважную сделку расстроил. Но убийство, пусть даже в гневе? Нет, это не в его духе. Он достаточно умен, чтобы понимать – убийство отнимет у него любимую женщину навсегда, а кроме того, он может лишиться и всего остального в своей жизни. Он бы никогда так не поступил.

Девушка перевела дух и продолжила.

- В-третьих, у Сюй Цзюня может оказаться информация, которая будет нам полезна. То, что он скрыл свои отношения с Цзы Си, в принципе, ничего не доказывает. Но то, что он не сказал даже мне – свидетельствует об одном. Он принял во внимание то, что я полицейская. А это значит, что он знает о нашей жертве что-то незаконное, что-то, что он не хотел бы сообщать властям. Мы должны его допросить. Мне кажется, тайна, которую мой брат скрывает, может помочь нам узнать мотивы этого убийства.

Озвучив свои мысли, стажер попыталась уловить реакцию своего наставника. Любое мимическое движение, любое выражение лица могло бы подсказать ей, как он к этому относится.

Но Цзи Бай оставался по-прежнему спокойным и невозмутимым. Ни по его лицу, ни по его глазам ничего нельзя было прочесть.

- Я верю лишь в доказательства, - сказал он. – Виновен Сюй Цзюнь или нет, это мы узнаем после того, как проверим все факты.

Сюй согласно кивнула. Она уже было собиралась присесть рядом с полицейским, когда он неожиданно добавил.

- Но что касается меня – я надеюсь, что твой брат невиновен.

Девушка застыла.

Приближалось время посадки. Большой зал ожидания постепенно наполнялся людьми. Становилось шумно. Цзи Бай напоминал островок спокойствия, каким-то странным образом попавший в этот многолюдный хаос. Его голос был мягким и глубоким, ни медленным, ни быстрым. Темные глаза одарили Сюй нежным взглядом, а на красивом лице проступила легкая улыбка.

Сюй Сюй стояла напротив своего наставника, молча рассматривая его. На несколько мгновений ей показалось, что шумный мир вокруг исчез, растворился, оставив ее наедине с внезапно возникшим теплым чувством спокойствия, уверенности, надежности. Она с благодарностью думала о том, что сейчас мужчина показал свое личное отношение к ней, как к своей ученице. Он и вправду был человеком, холодным и отстраненным лишь снаружи, но очень добрым и сердечным глубоко внутри.

Цзи Бай же, в свою очередь, смотрел на нее. Полные очевидного уважения глаза стажера указали ему на то, что Сюй Сюй намека не уловила. Впрочем, хорошо, что он был очень терпеливым. Сначала приготовления, потом действия.

Хорошие новости пришли быстрее, чем они ожидали.

Когда самолет приземлился, капитану позвонили из участка. После короткого разговора, супертинтендант обернулся к Сюй, стоявшей в паре шагов позади него.

- Кажется, твой отдых отменяется.

Девушка замерла на месте.

- У Сюй Цзюня надежное алиби, - глядя на нее с теплым выражением глаз, он продолжил. – В день убийства он сутки просидел в офисе, а потом вышел перекусить с коллегами. Есть множество свидетельств и записи камер видеонаблюдения. Твой брат больше не подозреваемый. Но он сейчас находится в полицейском участке и ждет, чтобы поговорить с тобой.

Стажер выдохнула с огромным облегчением и улыбнулась.

Впервые Цзи Бай увидел настолько яркую и жизнерадостную улыбку на ее лице. Она буквально светилась от счастья. Но даже сейчас Сюй Сюй отличалась от других женщин. Никаких лишних слов, никаких действий. Просто стояла там и улыбалась, глядя на него.

Это заставило Цзи ощутить приятный, теплый комфорт.

Сюй испытывала настоящую признательность и неизмеримую благодарность. Очевидно, ее наставник приказал как можно быстрее проверить причастность ее брата к преступлению, чтобы вычеркнуть его из списка подозреваемых. Эти мысли заставили ее вытянуть руки и шагнуть к капитану.

Сердце Цзи Бая дрогнуло. Она что, хочет его обнять? Он-то, конечно же, совершенно не против, пусть это и всего лишь благодарность.

Однако…

Маленькие нежные кисти Сюй Сюй схватились за руку полицейского. Она коротко поклонилась и полным восхищения голосом произнесла.

- Спасибо, Мастер. Огромное вам спасибо!

(*прим.пер.: Игра в доминирование-унижение продолжается. Цзи Бай – Сюй Сюй 1:1).

***

В комнате для допросов было лишь одно небольшое окно, выходящее наружу. Проникающий сквозь него теплый желтый свет растекался по стульям и простому, грубо сделанному столу. Серые стены были холодны и безучастны.

Сюй Цзюнь, облаченный в стильный дорогой черный костюм, стоял перед окном. Его стройная фигура заметно выделялась в окружающем пространстве.

Услышав знакомые шаги, он обернулся и слабо улыбнулся:

- Сюй, кофе у вас здесь совершенно отвратный.

Девушка не ответила ему. Неспешно села за стол, а затем перешла сразу к делу.

- Почему ты не рассказывал мне о Е Цзы Си?

Сюй Цзюнь перестал улыбаться. Прежде, чем ответить, он на мгновение выглянул из окна:

- Извини, просто не хочу говорить о ней.

Стажер удивленно притихла.

В комнате воцарилось молчание, которое вновь было нарушено Сюй Сюй.

- Хорошо, я понимаю. Но что ты до сих пор так тщательно скрываешь? Независимо от того, какими незаконными вещими она занималась, это уже не имеет значения, потому что она мертва. Ты должен рассказать нам все, что знаешь, чтобы мы смогли поймать убийцу.

Мужчина посмотрел на сестру, спокойно встретившую его тяжелый взгляд. Пару минут спустя он медленно подошел к столу, сел и закурил сигарету. Ни одно слова не слетело с его уст.

За двадцать семь лет своей жизни Сюй Цзюнь никогда не встречал женщину, которая заставила бы его почувствовать жгучую страсть, как было с Е Цзы Си. Он пообещал ей, что заработает достаточно денег для того, чтобы помочь исполнить ее мечту.

Но любимая не смогла дождаться его.

Изменения в Е-Групп сказались на девушке. Соломинкой, переломившей спину верблюда, стало известие, пришедшее в последний год обучения Цзы Си. Управляющий сообщил ей о болезни отца, а затем и о том, что если бы компания дала разрешение на продажу одной из фабрик, то денег на его лечение было бы достаточно. И, скорее всего, Е Лан Чи не умер бы. «Цзюнь, - сказала Цзы Си прежде, чем покинуть его. – Мой отец основал эту корпорацию. Даже в названии Лонг Си – мое имя». Она была полна решимости отвоевать принадлежащие ей акции.

Спустя годы в деловом мире Сюй Цзюнь понял несколько моментов. На самом деле, как может быть столько совпадений? Было похоже на то, что слух о том, что Е Лан не захотел продать фабрику и спасти своего брата, специально придумал кто-то из семьи Е. Грязный трюк, направленный на провокацию конфликта между наследниками.

- Е Цзы Си стала работать в корпорации Е из-за акций? – спросила Сюй Сюй. – Что именно она хотела сделать? Может ли так быть, что ее убили именно из-за этого?

- Я не уверен, - отрицательно качнул головой ее брат. – Я знаю лишь то, что на протяжении всех этих лет она последовательно и методично, шаг за шагом, воплощала свой план. В чем он состоял - я не знаю. Она отказывалась обсуждать это со мной.

- Какие вас связывали отношения?

- После того, как она вернулась в Лин-Сити, мы провели вместе несколько ночей. И это все, - ответил Сюй Цзюнь.

- Ты не знаешь, у нее был здесь другой любовник?

- Однажды я поехал за ней после работы, - нехотя ответил мужчина, помолчав пару минут.

Что было потом? Потом он увидел, как мимо него прошел брюнет, высокий, отлично сложенный, в деловом костюме и при галстуке. Из автомобильного окна Цзюнь не смог разглядеть его лица. Но зато увидел, как незнакомец обнял Цзы Си за талию, а потом, вроде бы, запустил свою руку под ее рубашку. Все тело девушки плотно прижималось к нему. Сюй Цзюнь никогда прежде не видел свою возлюбленную столь трогательно послушной.

- Кто этот человек? – спросила Сюй Сюй.

- Понятия не имею. Но я уверен, что Цзы Си ничего не делала просто так. Эти отношения наверняка нужны были для реализации ее плана.

Остальные полицейские слушали разговор между братом и сестрой, стоя снаружи, за прозрачным стеклом допросной. Услышав последние слова, Чжао Хан растерянно оглянулся на Цзи Бая.

- Что он имел в виду?...

- Он имел в виду, что этот мужчина – сообщник Цзы Си в семье Е, - ответил капитан.

***

После завершения допроса Сюй отвезла брата домой. Она уже собиралась возвращаться в участок, когда он схватил ее руку и неожиданно попросил.

- Я хочу увидеть фотографии тела Е Цзы Си. Я хочу знать, как она умерла.

Девушка окинула его внимательным взглядом и медленно кивнула.

- Хорошо. Я покажу их тебе. Только ты должен быть готов к тому, что можешь увидеть.

Сюй Цзюнь рассматривал изображения долго, очень долго. Наконец, он опустил голову и спрятал лицо в дрожащих ладонях.

Сюй Сюй подошла к брату и мягко обняла его со спины. На ее руки попало несколько горячих слезинок, и сердце девушки болезненно сжалось.

- В полицейском участке я не спрашивала тебя, но… Почему ты не рассказывал о ней? Даже мне и отцу. Почему ты не хотел рассказать обо всем нам?

Сюй Цзюнь не ответил.

Как он мог рассказать своей маленькой сестричке, что после расставания с женщиной несколько лет не мог спать, мучаясь бессонницей, проводя ночи с широко раскрытыми глазами, вспоминая о той, единственной? Как он мог рассказать о том, что новость о смерти этой женщины заставила его ощутить, будто он стоит в центре холодной пустой бескрайней пустыни?

Мужчина поднял голову, посмотрел на сестру. Заметив ее обеспокоенное выражение лица, он растрепал ей волосы и грустно улыбнулся.

- Ты не поймешь.

Молча девушка думала о том, что вопрос здесь не в понимании, а в том, что пережить такую потерю в тишине и одиночестве практически невозможно.

Ее брат выбрал не тот путь.

***

Поздним вечером полицейские собрались, чтобы обсудить полученную информацию и сделать соответствующие выводы.

Офицер Ву подвел итоги ситуации:

- Во-первых, широкомасштабное расследование относительно проникновения на виллу Цзы Си и взлома ее системы безопасности, результатов не принесло. Во-вторых, команда полностью обыскала все окрестности предгорья Лин Шань, но все равно не нашла никаких следов, каких-либо ценных доказательств. В-третьих, со дня инцидента было организованно круглосуточное наблюдение за членами семьи Е. Но до сих пор нет никаких зацепок. В их показаниях нет никаких лазеек или несостыковок.

- Пока у нас нет никаких указаний на возможный мотив совершения преступления, - добавил Ога. – Поскольку показания Сюй Цзюня содержали достоверную или, по крайней мере, правдоподобную информацию, можно предположить, что информация о тайном плане Е Цзы Си просочилась в семью и стала причиной ее убийства.

- Помощник, который работал с Цзы Си против семьи Е, не мог быть кровным ребенком, - озвучила свои соображения Яо Мэнг. – Вероятнее всего, это один из зятьев.

- Согласен совсем озвученным, - Цзи Бай внимательно оглядел собравшихся полицейских. – Следующий этап расследования предполагает полное сосредоточение на семье Е. Офицер Ву, у них всех есть алиби?

Названный коп сверился с записями.

- У большинства из них есть. Правда, после углубленного двухдневного изучения ситуации мы обнаружили одну проблему.

- Какую?

- Наиболее надежное алиби у Е Лана и старшего сына, Е Цзы Цяна. В одной комнате с Е Ланом, на работе и даже дома, всегда находился личный помощник, поэтому мы можем быть уверены в том, что он не покидал имение той ночью. Более того, он не может водить по состоянию здоровья. Что касательно Е Цзы Цяна – то после десяти вечера он был на работе, занимался делами зарубежных дистрибьюторов. Есть подтверждение на записях камер наблюдения.

- В соответствии с описаниями Сюй Цзюня, мужчина должен быть в возрасте тридцати-сорока лет, не старше, - отметила Сюй Сюй.

- В ту ночь вторая и самая младшая из сестер со своими мужьями вернулись домой около десяти вечера и после этого не отлучались, - продолжил Ву. – Как выяснилось, Е Лан не любит камеры, поэтому имение Е не оборудовано системой видеонаблюдения. При этом, участок земли очень просторный, дома находятся довольно далеко друг от друга. Если бы кто-то хотел выскользнуть наружу незамеченным, у него были бы все шансы. Поэтому, пожалуй, можно подвергнуть сомнению алиби этих четверых.

- Что ж, нанесем завтра визит вежливости семье Е, - подытожил капитан Цзи.

***

На следующий день.

Когда секретарь сообщил, что полиция снова пришла к ним, старший сын, Е Цзы Цян, сидел в своем кабинете. Услышав новость, он ощутил неприятное напряжение и удивление.

Второй ребенок, дочь Е Цзинь, проводила собрание среди сотрудников компании. Задумавшись на минуту, она просто кивнула и бросила небрежное «Я в курсе».

Ее муж, Ву Тсэ, который только прибыл в офис, услышав слова секретаря, застыл с чашкой кофе в руке. Из его рта не донеслось ни звука.

Младшая дочь, стоявшая у окна и разглядывавшая машины на улице, нахмурилась и спросила у секретаря «Это еще не конец?».

Второй зять семьи, Чжан Ши Юн также находился в офисе, проводя встречу с группой руководителей. Услышав новости, он остановился и вежливо улыбнулся гостям:

- Извините, нам придется перенести наше собрание на другой день. С меня ужин с извинениями.

Затем,повернувшись к секретарю, добавил.

- Пожалуйста, пригласите офицеров.

 

Глава 34

Штаб-квартира концерна Е-Групп была расположена в самом центре делового района. Даже среди высоких и блестящих новых офисных зданий темно-серый небоскреб компании выделялся своей грандиозностью и помпезностью.

Чтобы лишний раз не насторожить членов семьи Е, Цзи Бай взял с собой сегодня только обеих стажеров и офицера Ву. В элегантной приемной им пришлось ждать не особенно долго. Дверь открылась, и к ним вышла улыбающаяся Яо Мэнг.

- Все готово, можем приступать, - сообщила она.

Мэнг чаще всего была вовлечена в работу полицейского пресс-центра. Внешние связи, контакты со СМИ, организация брифингов и прочего. Ее эффективность всегда была достаточно высока. Капитан Цзи поощрительно улыбнулся девушке.

- Хорошая работа, молодец.

Мраморный пол сверкал, натертый до неприличного блеска. Просторный офис был погружен в напряженное, занятое молчание. Раздавались лишь звуки шагов и щелканье клавиатур. Суперинтендант и Сюй Сюй проследовали за секретаршей по узкому и длинному коридору, залитому солнечным светом. Многие сотрудники, мимо кабинетов которых они проходили, отрывались от своих дел и окидывали их любопытными взглядами. Впрочем, кроме интереса в этих глазах читались также сомнения и настороженность.

Офис Е Цзы Цяна, самого старшего сына, находился в конце этого коридора. Основными сферами деятельности Е-Групп были: недвижимость, производство автозапчастей и торговля, информационные технологии и продукты питания. Е Цзы Цян отвечал за производство и закупку материалов, сырья.

Кабинет, который занимал мужчина, был настолько просторным, что, пожалуй, с легкостью мог бы вместить полсотни человек. Но, не смотря на объемы, в нем отсутствовали какие-либо особенные элементы декора, роскошь. Вещей, которые могли бы указать на индивидуальность владельца помещения, был минимум.

- Приносим свои извинения за причиняемые неудобства, - с легкой улыбкой произнес Цзи Бай и сел в одно из мягких кресел у директорского стола. – Спасибо за ваше сотрудничество с полицией.

- Это мой долг, - на лице Е Цзы Цяна проступил легкий след ответной улыбки. – Я бы тоже очень хотел, чтобы убийца был пойман как можно скорее.

В этом году мужчине исполнилось сорок. Он был высоким и довольно крупным, что заставляло его выглядеть немного агрессивным. Улыбка, впрочем, сглаживала это неприятное впечатление, придавая общему образу некоторой мягкости.

Пока Е Цзы Цян и Цзи Бай обменивались любезностями, Сюй Сюй украдкой быстро осмотрела кабинет.

Книжный шкаф был переполнен. Большая часть изданий была об экономическом менеджменте, некоторые – на военную тематику. В качестве украшений использовались швейцарские армейские ножи на декоративных подставках. Можно было утверждать, что интересы и хобби старшего сына семьи Е были столь же мужественны, сколь и его внешний облик. Помимо того, на полках хаотично встречались книги и журналы, посвященные моде, автомобилям, фильмам. Было и несколько томиков свежих бестселлеров.

На столе, в дополнение к офисным принадлежностям, стояла коробка с сигарами и ключами. На первый взгляд, Сюй не могла обнаружить ничего, что можно было бы назвать необычным или выпадающим из рамок нормы.

После нескольких подготавливающих вопросов, суперинтендант перешел непосредственно к делу:

- Согласно процедуре, нам нужно узнать о вашем расписании в день убийства.

Е Цзы Цян уставился на него. Улыбка замерла на его холодном лице, как приклеенная, из-за этого мужчина начал выглядеть несколько ожесточенным:

- Полицейские уже спрашивали об этом.

- На этот раз нам нужно немного больше деталей, - невозмутимо отозвался капитан.

- Ладно,  -голос допрашиваемого стал ниже. – В десять у меня назначена другая встреча, поэтому пожалуйста, постарайтесь справиться как можно быстрее.

Его показания полностью соответствовали тому, что уже озвучивал офицеру Ву.

- Примерно в шесть тридцать того дня я обедал с Чжан Ши Юном, мужем моей младшей сестры. Мы немного покатались по городу, чтобы купить в старой пекарне выпечку для моей жены, потом поехали домой. По пути мне позвонила вторая сестра, и мы обсудили утверждение новой партии сырья. Уже почти у самого дома позвонили снова – наши зарубежные маркетологи, кое-что случилось. Поэтому мне пришлось вернуться в компанию и проработать там с десяти вечера до двух утра.

Сюй Сюй наблюдала за мужчиной. Выражение лица Е Цзы Цяна было холодным и суровым, но проглядывала в нем и некоторая нервозность. Кожа на лице покраснела. А еще он слишком часто отпивал из чашки с чаем.

Побеседовав с Е Цзы Цяном, Цзи Бай решил не сразу идти ко второму ребенку семьи, Е Цзинь. Вместо этого он увлек Сюй за собой, на первый этаж, а потом и в уединенный сад перед небоскребом. Наверняка хотел обменяться с ней мнениями.

- Ну, что думаешь? – прошептал капитан, приблизившись к девушке на столько, чтобы его было хорошо слышно.

- По результатам предварительного анализа, - задумчиво ответила она. – Наш убийца, по крайней мере один из них, импульсивен и нерешителен. Поведение Е Цзы Цяна можно назвать напряженным, кажется, что он не особенно хочет идти навстречу. С другой стороны, основываясь только на этом, нельзя делать выводы. Многие нервничают во время беседы с полицией, особенно, если думают, что находятся в списке подозреваемых.

В соответствии с информацией, собранной во время расследования офицером Ву, Е Цзы Цяна все характеризовали как честного и прямого человека. Он с самого детства следовал за своим отцом, готовясь сменить его на посту генерального директора корпорации Е. Несколько раз он был привлечен к ответственности за чрезмерно агрессивные действия во время ведения бизнеса. Возможно, именно из-за этого он не мог расслабиться перед полицией. Не говоря уже о том, что у него было железное алиби.

Цзи Бай выслушал все соображения, озвученные его ученицей, и через несколько минут задумчивого молчания произнес:

- Мы должны вернуться.

Телефон капитана зазвонил ровно тогда, когда они входили через центральный вход здания. Звонило начальство, чтобы поинтересоваться прогрессом в расследовании. Решив задержаться на время разговора, Цзи махнул Сюй рукой, чтобы она продолжала идти вперед без него.

После завершения звонка суперинтендант подкурил сигарету, и только потом вернулся в холл. В нескольких шагах дальше он увидел Сюй Сюй, стоящую к нему спиной, возле фонтана, украшавшего центральную часть фойе. Ее силуэт выглядел прямым и напряженным. А возле нее стоял Цзы Сяо, одетый в строгий деловой костюм, и увлеченно что-то говорил девушке. Его высокая фигура словно бы почти полностью растворяла в себе миниатюрную собеседницу.

Так и не докурив, Цзи Бай затушил сигарету и стремительно подошел к парочке.

В прошедшие несколько дней жизнь и рабочий график Е Цзы Сяо практически вернулись к норме. Но его разум все еще, против желания самого мужчины, раз за разом возвращался к той жуткой сцене, что ему довелось увидеть на вилле его кузины. Этим утром, услышав о том, что к ним в офис придут полицейские, он внезапно подумал о немыслимом. Неужели детективы подозревали, что любовником и убийцей Е Цзы Си был кто-то из семьи Е?

Эта мысль причиняла настоящие страдания. Услышав, что капитан Цзи и его ученица только что закончили разговаривать с его старшим братом, он поспешно спустился вниз, надеясь их застать. И как раз тогда натолкнулся на Сюй Сюй, стоявшую в одиночестве в холле.

Сюй, конечно же, вела себя профессионально. На все его вопросы она отвечала лишь «тайна следствия». Но он уже знал, что именно так все и будет, поэтому довольно скоро прекратил расспросы. Обсуждая другие моменты и глядя в спокойное, приятное лицо полицейской, Цзы Сяо ощущал, как потихоньку исчезает его сожаление и расстройство. Вместо них в его сердце начали оживать знакомые смешанные чувства – легкая горечь, приятное тепло и влечение, смешанное с желанием.

- Ты, наверное, очень занята в эти дни, да? – неосознанно смягчился мужчина. – Должно быть, это утомительно. Спасибо за все, что ты делаешь для Цзы Си.

- Не стоит благодарности, - медленно отозвалась девушка.

Ее отстраненное поведение заставило Цзы Сяо ощутить невыносимую горечь, поэтому он не сдержался, выпалив вдруг:

- Сюй Сюй, я изменюсь!

Сюй ошеломленно замерла. Но ответить она не успела. За ее спиной вдруг раздался угрюмый голос.

- Что вы там менять собрались?

Для Е Цзы Сяо капитан Цзи был человеком, которого Сюй Сюй тоже отвергла. Кто попадал в характеристику «никаких отношений, кроме рабочих». О самом суперинтенданте у мужчины сложилось хорошее впечатление. Их общение, это профессиональное и грамотное ведение расследования смерти Е Цзы Си…

Поэтому он лишь улыбнулся в ответ.

- Нет, ничего.

А затем снова обернулся к полицейской.

- Что ж, не буду тебя больше беспокоить. Продолжай трудиться.

Стажер кивнула. Е Цзы Сяо уже собирался было уходить, когда вдруг увидел, как Цзи Бай поднял руку и очень естественно коснулся макушки девушки, улыбнувшись ей и произнеся:

- Пойдем.

- Да, - покорно ответила она.

Цзы Сяо перевел взгляд на лицо капитана и заметил, что тот тоже смотрит прямо на него.

***

В поднимающемся вверх лифте были лишь они вдвоем – наставник и его ученица. Они долго молчали, прежде чем он неожиданно сказал:

- Последние несколько дней были очень насыщенными. Наверное, это тяжело для тебя.

- Все в порядке,- тут же отозвалась Сюй Сюй.

- Наверное, не было даже времени на то, чтобы ходить на свидания вслепую, - с улыбкой продолжал Цзи Бай.

Его редко столь открыто появляющееся приятное выражение лица заставило Сюй смутиться. Она поспешила пояснить:

- Меня это не беспокоит. Все дело в моей семье. Они не хотят откладывать, и после закрытия этого дела представят нового кандидата.

- Вот оно что. Ну ладно, пойдем.

Вторым объектом изучения стала старшая дочь, Е Цзинь.

Она возглавляла несколько отделов, включая администрацию, финансовый отдел, заведовала людскими ресурсами компании. Ее офис довольно ярко отражал ее личность – чистый, яркий, с четко организованным пространством. Даже документы были строго структурированы. Хотя роскошной мебели здесь не было, попадая в ее кабинет, посетитель все равно ощущал некоторую элитность.

Е Цзинь в этом году исполнилось тридцать пять. Получив диплом компьютерщика, она начала строить новую ветвь бизнеса в рамках корпорации своего отца и дяди. Это было более десяти лет тому назад. Ее интровертность стала причиной тому, что напрямую девушка занималась лишь административными вопросами.

Старшая дочь семьи Е была невысокой, худой, короткостриженной и носила очки. Среди остальных братьев и сестер ее внешность не выделялась ничем, была скорее средней, чем привлекательной. Ее характер, как говорили некоторые, иногда был жестковат.

В соответствии с ее показаниями, в день инцидента она покинула компанию в семь тридцать, пообедала в маленьком ресторане на улице. После этого ей перезвонили с работы. Вопрос был срочным и касался финансов, отведенных на закупку стройматериалов для их нового проекта недвижимости, поэтому она позвала в офис и Е Цзы Цяна.

После обсуждения рабочих вопросов, девушка отправилась домой. Добралась до имения Е она примерно между восемью и десятью часами вечера, и после его территории не покидала, вплоть до следующего дня.

Цзи Бай внимательно слушал эту историю, кивая, и в конце произнес:

- По правилам ведения протокола, я вынужден у вас кое-что уточнить. Этот вопрос я задавал всем людям, связанным с этим делом. Есть ли кто-нибудь, кто смог бы подтвердить, что после десяти вечера вы находились в доме и не покидали до следующего утра?

Подумав несколько секунд, Е Цзинь спокойно переспросила:

- Мой муж считается?

- А кто-нибудь другой? – сказал суперинтендант.

В этот раз девушка молчала дольше, глубоко задумавшись над ответом.

- В тот день, примерно в десять, я спустилась ненадолго в сад. К тому времени вся прислуга уже спала, так что, пожалуй, я никого не видела и никто не видел меня.

У Цзи Бая больше не было вопросов, но вдруг подала голос Сюй Сюй.

- Мне нужно ознакомиться с рабочими записями и последними материалами из отделов, которыми вы руководите. Если там содержится какая-либо конфиденциальная информация – вы можете ее извлечь.

Поскольку все это время девушка сидела молча и просто записывала показания в свой блокнот, Е Цзинь практически перестала ее замечать. Но теперь она повернулась к полицейской и окинула ее тяжелым, пристальным взглядом.

- Не только из вашего отдела, но, если это возможно, лучше всего получить всю основную информацию обо всех отделах этой компании. – Улыбнувшись, добавил капитан. - Это лишь часть процедуры, она не займет слишком много времени.

После того, как они покинули офис Е Цзинь, и достигли уединенного участка коридора между отделами, Цзи Бай покосился на Сюй Сюй и спросил:

- Хочешь увидеть документы Е Цзинь, чтобы проанализировать ее? – его глубокий, мягкий голос звенел плохо замаскированным смехом.

Девушка согласно кивнула.

- Знаешь, не стоит быть настолько прямолинейной. Такие вещи лучше делать мягко, заходя издалека.

- Поняла, - снова серьезно отозвалась его ученица.

Капитан Цзи окинул взглядом ее опустившуюся голову и обнажившуюся в этом ракурсе бледную шею, улыбнулся, добавив уже чуть тише:

- Но не со мной. Со мной тебе не стоит так изощряться.

Теперь стажер смотрела прямо на него. На ее губах тоже начинала проступать улыбка.

- Да, я помню. Вы уже говорили раньше, что не любите подобного отношения.

Кажется, мужчина уже привык к ее специфическому поведению и странноватым реакциям. Он заглянул в ее темные, живые глаза, и просто молча улыбнулся.

***

Секретарь Е Цзинь передал Цзи Баю ноутбук, пояснив:

- В компании пять основных систем: административный офис, отдел бизнес-проектирования и согласования, финансовый менеджмент .... Административный офис – это основная часть, остальные четыре системы работают через нее.

- Неплохо, очень быстро, - одарив сотрудника быстрым взглядом, улыбнулся капитан Цзи.

- Да, административная система самая старая. Она была создана в первые несколько лет строительства корпорации, - рассмеялся секретарь. – Остальные отделы создавались постепенно и завершили свое формирование примерно пять-шесть лет тому назад. Компания потратила десятки миллионов долларов, чтобы пригласить известных зарубежных специалистов из прогрессивных IT-компаний, для проектирования общей компьютерной сети. Теперь, когда вернулся Цзы Сяо, он управляет всем этим.

Пока Цзи Бай изучал основную информацию о компании, Сюй Сюй тщательно просматривала рабочие отчеты, журналы и процессы отдельных департаментов.

***

В полдень все четверо полицейских собрались вместе за обедом. У сотрудников компании также был перерыв, до окончания которого оставалось несколько десятков минут. Поэтому у копов было время, чтобы обменяться информацией, полученной с утра.

Прошлый раз с членами семьи Е разговаривал офицер Ву. Поэтому в этот раз он взял с собой Яо Мэнг, чтобы она помогла обнаружить новые зацепки, изучила сотрудников компании. Но им не удалось узнать ничего, что представляло бы ценность для расследования.

- Озвучивай свои соображения, - велел суперинтендант, обращаясь к Сюй.

- В настоящее время нет никаких причин подозревать Е Цзы Цяна. Что же касается Е Цзинь… - девушка на миг замолчала. – В административной системе все отделы, которыми она руководит, демонстрируют самую простую и самую строгую отчетность, выделяющую их среди прочих департаментов, отделов и филиалов. Кроме того, я просмотрела основные статистические данные административных систем. Среднее время передачи документов в других отделах составляет около 1-2 дней, но для ее подчиненных для той же задачи требуется всего четыре часа. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что ее профессиональные навыки и умение управлять рабочими процессами – идеальны. Но кроме этого, увы, больше ничего сказать не могу.

Офицер Ву и Яо Мэнг были несколько удивлены ее словами. Они встречались с Е Цзинь раньше и на обоих женщина произвела впечатление нежной и доброй личности. Ее результативность и методы работы другими сотрудниками оценивались как средние, даже посредственные. Она казалась наименее одаренной и выдающейся представительницей семьи Е, занимавших другие руководящие должности.

- Согласен, - улыбнулся Цзи Бай. – И не только это. Я бы сказал, что Е Цзинь вполне соответствует характеристикам второго убийцы, обладающего высоким Ай-кью. Кроме того, у нее нет алиби. Учитывая все это, я бы сказал -  что она одна из главных наших подозреваемых. Нужно сфокусироваться на этой женщине.

Теперь все трое смотрели на суперинтенданта. Ву и Мэнг – шокировано, Сюй с задумчивостью.

Капитан оглянулся на небоскреб, в котором располагалась штаб-квартира Е-Групп, и изложил информацию относительно ситуации в IT системах компании.

- Компания потратила десятки миллионов на проектирование новых IT -систем, но при этом были сохранены многие положения старой, оригинальной системы. Она же стала основой для работы прочих. Это доказывает, что тот, кто разработал первую сеть, был почти гением. Обладая способностью делать прогнозы и предвидеть грядущие изменения, этот человек смог создать рабочий функционал, который в будущем, несколькими годами позже, без особенно существенных изменений смог интегрироваться с системами, разработанными иностранными профессионалами. Десять лет назад в Е-Групп было только несколько десятков сотрудников и из них лишь Е Цзинь специализировалась на компьютерных технологиях. Более того, будучи на тот момент еще маленькой компанией, будущая Лонгси Технолоджис не имела ни финансовых возможностей, ни объективных потребностей для найма сторонних специалистов. Итак, девушка, только что закончившая университет, спроектировала столь сложную систему. Это значит, что ее IQ, ее интеллект и проницательность, ее деловая хватка – превосходны.

Остальная троица погрузилась в молчание. Некоторое время спустя, Яо Мэнг робко поинтересовалась:

- Похоже, что Е Цзинь и есть наш умный убийца?

- Не обязательно, - отозвался Цзи Бай. – Среди детей семьи Е она не единственная, кто обладает высокими показателями интеллекта.

 

Глава 35

Первым человеком, с которым Цзи Бай и Сюй Сюй встретились после обеда, был Ву Тсэ, старший зять семьи, муж Е Цзинь. Он отвечал за торговое направление компании, занимающееся напитками. В своем изысканном и элегантно оформленном офисе Ву Тсэ чувствовал себя комфортно и проявлял исключительно терпеливое, спокойное поведение. В этом году ему исполнилось тридцать семь, но выглядел он едва ли старше тридцати.

- Чем я могу вам помочь? - Улыбка мужчины была вежливой, но отстраненной.

- Согласно процедуре, нам нужно знать ваш точный, как можно более подробный график в день убийства, - посмотрел на него суперинтендант.

Ву Тсэ понимающе кивнул.

Его рассказ был достаточно простым и конкретным. В тот вечер у него был деловой ужин, позже, примерно после девяти вечера, он отправился домой и прибыл туда около десяти. Ну и проспал вплоть до рассвета следующего дня.

- Я не был с ней очень близко знаком, - признался он, говоря о Е Цзы Си. – Мы контактировали только по рабочим вопросам, за редким исключением. Да и эти исключения, как правило, касались семейных дел.

После разговора с Ву Тсэ у Сюй и Цзи Бая возникли схожие ощущения. Им казалось, что мужчина не нервничал, хоть и был отчужденным, на вопросы отвечал без колебаний и сомнений. В его словах невозможно было обнаружить ничего подозрительного.

Впрочем, если принимать во внимание особенности характера его жены, Е Цзинь, можно было бы предположить – есть вероятность того, что пара сговорилась совершить преступление. Но, прежде чем проводить дальнейший анализ, требовалось встретиться с остальными членами семьи Е.

Следующим кандидатом на допрос стала Е Цяо Ши*, вторая сестра и третий по возрасту ребенок Е Лана. (*Прим.пер.: Тот самый случай, когда автор сам запутался в именах своих героев. Несколько глав назад эту барышню звали Чэнь Шэн, ее муж, Чжан Ши Юн – тот, к кому Цзы Сяо испытывает симпатию. С этого момента будем звать ее Цяо Ши).

Среди других детей Е Лана, Цяо Ши была самой красивой. Со дня их свадьбы Цяо Ши и Чжан Ши Юн считались образцовой парой, соответствующей друг другу почти модельной красотой и талантливостью. Лучшей, пожалуй, не только в числе членов семьи Е, но и во всем Лин-сити.

- Где вы были в вечер убийства, с семи до пяти часов утра следующего дня? – спросил ее капитан Цзи.

- До девяти вечера я ужинала с другом, а потом сразу же направилась домой, - робко ответила Е Цяо Ши. – И пробыла там до семи утра, до тех пор, пока не пришлось отправиться на работу.

- Слышали ли вы тем вечером или ночью странные звуки или шум?

- Нет, - женщина посмотрела прямо на него. В ее словах не было и тени сомнения. – Я не понимаю, простите, о какого рода шуме вы говорите?

- Как бы вы охарактеризовали свои обычные отношения с Е Цзы Си, - внезапно сменив тему, Цзи Бай улыбнулся.

Цяо Ши неспешно вытащила сигарету из пачки, лежавшей на ее столе, подкурила, выдохнула струйку белесого дыма и только затем ответила.

- Как правило, нормальные.

- Вы не в курсе, были ли у Е Цзы Си конфликты с кем-нибудь? Может быть, у нее был любовник? – на этот раз вопрос задала Сюй Сюй.

Женщина снова сделала паузу, чтобы выдохнуть сигаретный дым, и легко произнесла:

- Я не знаю, были ли у нее конфликты с кем-либо. О ее личной жизни я осведомлена и того меньше.

***

Вечернее солнце дарило теплые золотые лучи, заливавшие сочный зеленый сад у небоскреба Е-Групп. Сюй и ее наставник задумчиво сидели на одной из лавочек, мужчина курил.

- Есть что-либо, что показалось тебе подозрительным? – спросил он.

- Да. Отвечая на другие вопросы, Е Цяо Ши была абсолютно спокойна и даже дружелюбно настроена. Но как только разговор перешел на Е Цзы Си, она начала затягивать с ответами и старалась давать очень исчерпывающую, однозначную информацию. Ее реакции заставляют думать, что эта женщина пытается сознательно контролировать собственные эмоции. Скорее всего, это значит, что она пытается что-то скрыть. – Ответила стажер.

- Есть еще кое-что подозрительное, - кивнул капитан. – Судя по ее рукам, курить Цяо Ши начала совсем недавно.

Это замечание вспышкой пронеслось в уме Сюй Сюй. Как правило, большинство взрослых людей неожиданно начинают курить, принимать наркотики или алкоголь только по одной причине – из-за сильного стресса.

- Е Цяо Ши молодая, красивая и богатая особа. Записи в ее личном деле указывают на то, что со здоровьем у нее все в порядке. Она является руководителем вполне успешного филиала, и никаких проблем в ее рабочей деятельности нет. Так по какой же причине могла вдруг возникнуть подобная вредная привычка?

- Проблемы в семье, - задумчиво отозвалась его ученица. – Думаете, есть возможность, что муж изменяет ей?

- Уверенности нет, но вероятность высока.

Они посидели в молчании еще несколько минут. Девушка посмотрела на сигаретный дым, расползавшийся едва заметными хлопьями вокруг головы ее собеседника, и поинтересовалась.

- А что до вас? Почему вы курите?

Взгляд Цзи Бая остановился на огоньке сигареты, зажатой между его пальцев.

Он превратился в заядлого курильщика после того, как стал полицейским. Двадцатилетний молодой парень, регулярно сталкивавшийся с бесчисленным количеством трупов, надолго заработал себе бессонницу. А что могло занять руки в это время лучше, чем сигарета? Позже это вошло в привычку, вне зависимости от того, вел ли он очередное расследование или нет, сигарета стала его постоянным спутником. Не то, чтобы капитан не мог бросить. Скорее, он даже не задумывался над этим.

Эти мысли молниеносно пронеслись в его голове. Мужчина поднял голову и посмотрел на Сюй Сюй.

- А что? Тебе не нравится, что я курю?

Стажер ответила ему удивленным взглядом.

В ее глазах он был боссом, мастером и старшим коллегой. Ее наставником и человеком, которого она искренне и глубоко уважала. Поэтому в ее мыслях ни разу не появлялось что-то вроде «Цзи Бай – это двадцативосьмилетний одинокий красавец-мужчина,

который находится рядом со мной денно и нощно». Но, даже не смотря на это, она ощутила, что этот его вопрос имел некий подтекст. Словно… словно флирт или поддразнивание между мужчиной и женщиной?

Странная вероятность подобного развития событий заставила Сюй Сюй внимательно взглянуть в глаза капитана, изучить выражение его лица. Но он был опытным копом, который умел надевать бесстрастную маску, поэтому прочесть хоть какой-нибудь намек было совершенно невозможно. В этот момент в его темных глазах проступало лишь побережье бесконечного моря спокойствия.

Впрочем, Сюй быстро расслабилась. Наверняка же он просто хотел спросить ее мнения относительно курения. Только и всего. Поэтому она храбро кивнула.

- Да, мне не нравится. Вам лучше бросить это дело,иначе начнутся проблемы со здоровьем.

Супериндентант открыл было рот, чтобы произнести что-то в ответ, но вдруг зазвонил мобильный девушки. Секретарь сообщил, что Чжан Ши Юн готов был их принять.

В соответствии с полученной ранее информацией, Чжан Ши Юн был сыном довольно известного бизнесмена из другого города. До женитьбы на Е Цяо Ши он учился в Европе, получив там диплом магистра, управлял дочерней компанией отца, в сфере недвижимости, занимался совместными делами двух корпораций. Благодаря способностям Чжан Ши Юна, он смог создать компанию, которая была эквивалентна половине Корпорации Е, и работающую с ней в тесной взаимосвязи.

Офис второго зятя семьи Е был оформлен в холодных тонах. Обстановка была роскошная и указывала на мужественность ее владельца. Чжан Ши Юн, одетый в строгий черный костюм, медленно обернулся к ним. На его лице была заметна плохо скрытая усмешка.

- Офицеры, вы достаточно долго ждали.

Не смотря на то, что Сюй была девушкой, на которую в принципе сложно произвести впечатление, у Чжан Ши Юна это вполне удалось. Она растерянно замерла, ощущая, что ее влечет к этому мужчине. Его внешность, его манеры, даже пластика его тела – они и вправду были выдающимися. Просто тихо стоя на одном месте, Чжан Ши Юн производил впечатление зрелого мужчины, джентльмена, настоящей элиты.

- Господин Чжан, простите, что вынуждены вас побеспокоить, - улыбнулся ему Цзи Бай. Они пожали друг другу руки.

- Капитан Цзи,- Чжан Ши Юн окинул взглядом своего собеседника и улыбнулся уже заметнее. – Наслышан о вас.

Стажер перевела взгляд на лицо своего наставника. Его аура и аура Чжан Ши Юна сильно отличались. В то время как второй производил сильное впечатление с первого же взгляда, первый был спокойным и естественным. В присутствии суперинтенданта, не смотря на его неординарные таланты и не менее выдающуюся внешность, легко было чувствовать себя комфортно и безопасно.

Когда его спросили о расписании в вечер и ночь убийства, Чжан Ши Юн ответил спокойно и даже расслабленно:

- До восьми вечера я был на деловой встрече, домой приехал к девяти. Иного алиби у меня нет.

При упоминании Цзы Си, мужчина нахмурился.

- Я действительно нею восхищался. Очень жаль, что произошло это несчастье.

Покинув офис второго зятя, суперинтендант задумчиво произнес.

- А он осторожен.

- Если бы я была на месте Е Цзы Си, - озвучила свои мысли Сюй Сюй. – Я бы определенно выбрала Чжан Ши Юна.

Цзи Бай подкуривал сигарету, но замер, услышав ее слова. Взглянув на свою ученицу, мужчина медленно и тяжеловесно произнес.

- Никаких предположений. Мы обсудим это снова, когда окажемся в участке.

***

Капитан Цзи и стажер вернулись вполицейский участок в то время, когда сумерки уже уверенно вступили в свои права. Обнаружив уединенный ресторанчик неподалеку, они расположились там, ожидая офицера Ву и Яо Мэнг.

Оставив Сюй разбираться с меню, мужчина вышел на улицу. Он стоял там достаточно долго, рассматривая вечернее небо и размышляя, до тех пор, пока его настроение не стало более расслабленным, а разум не прояснился.

Когда суперинтендант вернулся за столик, ученица наградила его обеспокоенным взглядом. Наверняка ожидала, что он скажет по итогам сегодняшнего дня.

- Учитывая все, что нам сегодня довелось узнать, - садясь, произнес мужчина. – Вторая дочь, Е Цзинь, ее муж, а также Е Цяо Ши и ее супруг – все они демонстрируют высокую вероятность того, что убийца – кто-то из их числа. Что касается любовника и союзника Е Цзы Си, то это, скорее всего, Чжан Ши Юн.

- Вне зависимости от того, на что она обращала внимание – его способности, его влияние, сила или даже внешность, в Е-Групп для Цзы Си лучше выбора, чем Чжан Ши Юн, не найти, - согласно кивнула Сюй. – И если это так, то нервное поведение Е Цяо Ши кажется вполне объяснимым.

Примерно в это время к столику подошел официант с холодными закусками. Цзи Бай, рассматривавший меню, заказал чайник с чаем. Стажер, расслабленная в той же мере, что и ее наставник, внезапно нахмурилась.

- Но ведь то, что мы сейчас озвучили – лишь вероятность. У нас нет никаких доказательств.

Капитан отпил чай из своей чашки и холодно заметил.

- Доказательства есть. И находятся они в его распоряжении.

Сюй Сюй растерянно замерла. В конце концов, у нее было слишком мало практического опыта. Хотя наставник и сказал, что улики есть, она не могла даже понять, о чем он говорит. С другой стороны, она уже успела хорошо изучить самого суперинтенданта. Достаточно, чтобы быть уверенной – он бы не сказал подобного, если бы не знал наверняка. В очередной раз Цзи Бай заслужил ее восхищение и уважение.

Желтый свет, разливавшийся по всему пространству ресторана, почти не мог преодолеть плотного завеса тьмы за его окнами. Капитан заглянул в темные, чистые глаза девушки, сидящей рядом. Неприкрытое восхищение им, плескавшееся там, заставило сердце мужчины сжаться. Многие говорили о том, что у Сюй были красивые глаза, но тут же отмечали, что они напоминают кусок безжизненного, полированного дерева. Однако в реальности эти глаза были очень выразительными и даже говорящими, просто немногословными.

Сложно было удержаться, поэтому Цзи Бай не стал останавливать себя. Каждое его словно должно было усилить это восхищение им.

- Самое позднее завтра доказательства будут уже в наших руках. Закроем дело в течение трех дней. Начальство потребовало, чтобы расследование было завершено за неделю, поэтому много времени это не займет.

Девушка уставилась на него, не моргая. Она была полностью ошеломлена словами своего наставника.

Капитан рассмеялся и похлопал постулу возле него.

- Сядь сюда, сейчас все объясню.

Сюй настолько сильно хотела узнать ответ, что даже не задумывалась, каким образом объяснение связано с ее текущим местоположением за этим столом. Поэтому она просто быстро пересела, оказавшись практически вплотную к мужчине. Ее взгляд был исполнен нетерпения.

Очень естественным образом Цзи Бай положил руку на спинку ее стула, словно бы приобнимая девушку. Второй рукой он ловко извлек из пачки сигарету, сунул в рот и подкурил, выдохнув облачко белесого табачного дыма. Когда он уже было собирался начать говорить, стажер, нахмурено посмотрев на дымящийся белый цилиндр, вдруг произнесла:

- Разве я вам уже не говорила сегодня, чтобы вы бросили курить?

Не отводя взгляда от сидящей рядом миниатюрной девушки, капитан Цзи вдруг заметил, что его сердце дрогнуло. Он медленно выговорил:

- Сюй Сюй, только моя девушка может контролировать меня. Но не моя ученица.

Сюй уставилась в его лицо серьезным взглядом своих темных, непроницаемых глаз.

***

Тем мирным, теплым вечером был кто-то, кто находился на полпути к своему счастью. А для кого-то иного каждая минута казалась мучением.

В офисе, расположенном в небоскребе корпорации Е, Е Цяо Ши в молчаливом одиночестве сидела в своем кресле, погруженная в тягостные размышления. Отсюда, из огромного панорамного окна, город, раскинувшийся внизу, напоминал жуткую и безнадежную бездну. В тот момент, когда женщина собиралась прикурить сигарету, кто-то схватил ее за руку.

Она обернулась и оказалась лицом к лицу с улыбающимся мужчиной. Как всегда высокий и красивый, невероятно привлекательный, наделенный мужественными чертами лица, он смутно отражался в оконном стекле, напоминая призрака. Слишком хорош, чтобы сопротивляться влечению. Слишком страшен, чтобы убежать.

Чжан Ши Юн заглянул в испуганное лицо жены, все еще пытающейся неудачно совладать с собой. Улыбнулся, забрал ее сигарету и выкинул в мусорное ведро.

Выражение лица Цяо Ши изменилось.Побледнев, она стиснула зубы так, что проступили желваки, и процедила лишь:

- Грязное животное!

Чжан Ши Юн больше не улыбался. Несмотря на сопротивление жены, он обхватил ее за талию и с силой прижал к себе. Ощутив, что женщина дрожит, он внезапно рассмеялся, а затем опустил голову, чтобы укусить ее за чувствительную кожу шеи.

- Е Цзы Си уступала тебе в красоте, в талантах, в грациозности. Даже в постели она была не такой дикой, как ты. И теперь она мертва, так чем же ты недовольна?

 

Глава 36

- Сюй Сюй, только моя девушка может контролировать меня. Но не моя ученица, - завершив предложение, Цзи Бай посмотрел на Сюй. Взгляд его был уверенным и прямым.

Стажер ответила не менее решительным взглядом и спокойно произнесла:

- Я не хочу вас контролировать.

Глядя в ее чистые и сверкающие глаза, мужчина ощутил, как болезненно сжалось его сердце. Она всегда была откровенной. Иногда слишком прямолинейной. Так что, скорее всего, она имела в виду именно то, о чем он подумал – что он ей не интересен.

Напряжение медленно переходило из плана ментального в план физический. Мышцы капитана начинали гудеть. Он все еще держал сигарету во рту. Но вдруг девушка продолжила говорить.

- Мастер, я просто очень беспокоюсь о вас.

Она выглядела серьезной и искренней. Возможно, из-за того, что Сюй Сюй редко проявляла инициативу, озвучивая свое настоящее отношение к другим, ее бледное лицо покраснело.

Цзи Бай медленно улыбнулся, ощущая, как напряжение начинает покидать его. Он вытащил изо рта сигарету, смял ее и выбросил в пепельницу.

- Ладно, я тебя слушаю.

Сюй Сюй мягко, но со всей присущей ей серьезностью, продолжила:

- На самом деле существует множество методов снятия стресса, курение – худший из них. Полагаю, вы тоже это знаете. Кроме того, бросить курить не трудно.

Звуки ее негромкого голоса успокаивающим бальзамом ложились на сердце суперинтенданта. Он прислушивался к ним, как к музыке, ощущая, как возвращается приятное ощущение комфорта.

«Нда, Цзи Бай, - подумал мужчина. – В этом отношении ее образ мышления крайне прост и очень неспешен. А ты… Всего из-за нескольких ее слов твое настроение сегодня скакало то вниз, то вверх, как у переполненного гормонами подростка. Но стоит понять, что тут лучше не за ручку ее вперед тащить, а заставить Сюй саму хотеть идти за мной. Нужно завоевать ее сердце».

- Ладно, ты права, - после паузы, неспешно произнес он. – Но мне, как заядлому курильщику, тяжело будет завязать. Раз уж ты профессионал, то позаботься обо мне. Помоги мне избавиться от этой вредной привычки.

- Хорошо, - кивнула его ученица. – Тогда я почитаю информацию по теме и составлю план действий.

Пока они разговаривали, дверь в ресторан открылась. Вошел офицер Ву. Он разговаривал по телефону, поэтому лишь кивнул коллегам и уселся за их столик. Отреагировав на появление новых действующих лиц, капитан поспешил было убрать руку со спинки стула Сюй Сюй, одновременно возвращая себе привычный профессионально-безэмоциональный вид.

Примерно в то же время внутрь вошла Яо Мэнг. Она успела заметить и позу капитана, и сидящую вплотную к нему Сюй. Это зрелище заставило девушку шокировано замереть на пару секунд.

Заметив ее взгляд, Цзи Бай намеренно задержал руку в прежней позиции. Он спокойно посмотрел в лицо второму стажеру, и той ничего не оставалось делать, кроме как улыбнуться ему и просто сесть за оставшийся свободным стул.

И вот только после этого суперинтендант, наконец, принял более приличную позу. Мэнг украдкой кинула на него быстрый взгляд. Мягкое выражение лица полицейского заставило девушку ощутить слабое чувство утраты и недоверия. Впрочем, это могло быть что угодно. По лицу Цзи никогда нельзя было в точности прочесть, что именно он имел в виду или подразумевал своими словами и действиями.

Между тем офицер Ву нажал на телефоне кнопку отбоя и повернулся к коллегам. В его взгляде читалось волнение.

- Босс, важные новости.

То, что обнаружил Ву, и вправду было весьма значимым.

Во-первых, у Е Цзинь (*второго ребенка семьи Е) все же было алиби. Она говорила тогда, что после одиннадцати часов вечера выходила в сад, чтобы посидеть там в одиночестве и подумать. В числе прислуги семьи Е был водитель пятидесяти лет. В последние несколько дней мужчина находился в отпуске, и вернулся только сегодня. От него полиции удалось узнать, что он видел Е Цзинь в ночь убийства. Жил этот водитель в том же имении, совсем рядом с садом, и тем вечером, засидевшись допоздна, заметил, как женщина прогуливается по садовым дорожкам.

Это неожиданно появившееся алиби заставили Цзи Бая и его ученицу нахмуриться.

Второе открытие касалось Цяо Ши,третьего ребенка семьи Е.

Полиция проверяла записи камер видеонаблюдения на дорогах вокруг места преступления и имения семьи Е. И сегодня были обнаружены доказательства того, что той ночью Цяо Ши проезжала мимо камер в девять сорок семь. Это значило, что она соврала. Женщина покидала дом позже указанного ей самой времени.

Сюй Сюй пересказала Ву результаты анализа, проведенного нею и ее наставником. Он согласился:

- Похоже, что основными подозреваемыми стали младшая из сестер и ее муж. Босс, но о каких доказательствах ты говорил?

- Одежда, - улыбнулся Цзи.

- Одежда, которую забрал с места преступления Чжан Ши Юн! – наконец, сообразила Сюй.

Суперинтендтант одобрительно кивнул, но остальные двое, похоже, не совсем поняли, о чем речь.

- Исходя из сумбурного состояния вещей в шкафу Е Цзы Си, что мы отметили еще тогда, на вилле, можно было сделать вывод, что тайный любовник нашей жертвы собрал свою одежду и личные вещи, чтобы о его существовании никто не догадался. Скорее всего, сделал он это после того, как Цзы Си перестала подавать признаки жизни. – Неспешно пояснил капитан. - Но это произошло посреди ночи, так куда же Чжан Ши Юн мог их деть? Выбросить где-то по дороге? Он бы точно не стал этого делать. Все его наряды были сшиты на заказ, их легко отследить к владельцу. Учитывая, как тщательно полиция прочесывала территорию предгорья Лин Шань, выбрасывать одежду – то же самое, что заявить о себе. С другой стороны, в компанию вещи тоже не отвезешь. Во всех лифтах установлены видеокамеры, и записи с них уже были тщательно проверены. Даже если бы он появился где-либо с большой коробкой шмоток в руках на следующий после убийства день, кто-нибудь бы определенно обратил на это внимание. Итак, единственный оставшийся вариант – завести это прямо домой. Но и тут есть сложности. Последние дни полиция постоянно мельтешит на территории поместья, в его окрестностях. Да и круглосуточная слежка за членами семьи Е была установлена уже утром следующего после убийства дня. В общем, у подозреваемого не было ни одного шанса избавиться от улик.

- Если одежда до сих пор у него на руках, - продолжил вместо него офицер Ву. – Вероятнее всего, находится она в багажнике его авто. Найдем ее – найдем ключ к развязке этого дела.

Вся компания погрузилась в молчание, длившееся минут пять. Затем Сюй Сюй задала резонный вопрос:

- Можем ли мы подать заявку на получение ордера на обыск?

Прежде, чем Цзи Бай открыл рот, ответ озвучил Ву:

- В настоящий момент мы не нашли никаких доказательств, и полагаемся только на собственные соображения. Поскольку подозреваемый является известным человеком в нашем городе, будет куда сложнее получить ордер на обыск.

То, что казалось приятным прорывом в расследовании, вдруг обросло многочисленными сложностями. Офицер Ву и оба стажера, нахмурившись, мрачно размышляли о сложившейся ситуации. И только суперинтендант беззаботно улыбался.

Практически не осознавая что делает, он достал сигарету и уже собирался было определить ее себе в рот, как вдруг раздался возмущенный голос.

- Мастер!

Произнесшая это Сюй недовольно уставилась на его руки.

В груди мужчины снова потеплело. Эта забавная реакция никак не могла оставить его равнодушным. Однако, вопреки истинным чувствам, он изобразил разочарование и долго держал сигарету между пальцев, прежде чем с тяжелым вздохом отложить ее в сторону и понимающе кивнуть своей ученице.

- Что, Сюй Сюй взяла под контроль дурные привычки нашего суперинтенданта? – рассмеялся Ву.

- Я не контролирую, - тут же отозвалась девушка. – Мастер выразил желание бросить курить, а я ему помогаю в этом. Офицер Ву, а вы бы не хотели завязать, кстати?

Увиденное заставило Яо Мэнг вздрогнуть. Ее улыбка стала немного ненатуральной, и она решительно сменила тему.

- Босс, и что же нам делать без ордера?

Цзи Бай перевел на нее свой спокойный и уверенный взгляд.

- Ничего. Есть другой путь.

Некоторое время полицейские были заняты только ужином.

Примерно с полчаса спустя послышался звонок мобильного. Взглянув на дисплей, Цзи Бай вдруг улыбнулся, встал и вышел на улицу.

По ту сторону телефонной линии раздался враждебный голос Е Цзы Сяо.

- Офицер Цзи, я не мог ответить на ваш звонок, поскольку был на важной встрече. Зачем вы мне звонили?

- Я хочу попросить вас о помощи в деле Е Цзы Си, - тихим голосом произнес капитан.

- Я готов на что угодно, - теперь интонации собеседника полицейского были мрачными, решительными и даже немного торжественными.

Цзи Бай оперся спиной о теплую стену ресторана и поднял голову, вглядываясь в далекие мерцающие созвездия, рассыпанные щедрой рукой по черному покрывалу неба. Медленно он озвучил свою идею.

- Я верю в то, что вы уже заметили - на вилле отсутствовала одежда любовника Цзы Си. Мы считаем, что на ней могут присутствовать такие следы, как, например, кровь жертвы, ДНК убийцы. Любовник вашей кузины, вероятно, не мог найти удобную возможность избавиться от нее. Это очень важное доказательство. Если это возможно, мы хотели бы, чтобы вы помогли нам обратить внимание на всех, кто демонстрирует какое-либо подозрительное поведение. Мы делаем это, потому что надеемся, что получится как можно скорее снять подозрения с членов вашей семьи.

Цзы Сяо слушал его очень внимательно, ответив в самом конце, после незначительной паузы:

- Хорошо, я сделаю это.

Поступок капитана принес результат неожиданно быстро. Еще до того, как их четверка закончила свой ужин, Цзи Бай снова получил телефонный звонок от Е Цзы Сяо. Сердитым тоном мужчина произнес лишь одну фразу.

- Я нашел таинственного любовника и одежду, которую вы искали. Приезжайте сюда как можно скорее.

***

Е Цзы Сяо никогда не был дураком. Хотя капитан Цзи и не сказал в открытую, что подозревает членов его семьи, мужчина сразу же понял, в чем дело.

Разговор с полицейским состоялся,когда Цзы Сяо уже был дома. После того, как сегодня днем их всех допросили, Е Лан велел своим детям собраться вместе за ужином. И когда все уселись за стол, он заявил непререкаемым тоном:

- Отныне мы будем соблюдать минуту молчания в память о Цзы Си перед каждым приемом пищи.

Никто не возражал, да и в целом, все хранили молчание.

Е Цзы Сяо сидел за столом, все больше и больше злясь. В конце концов, он холодно отложил свои палочки для еды. Не обращая внимания на лицо отца и попытку Е Цзинь остановить его, мужчина покинул столовую комнату.

Поскольку все собрались за ужином в главном доме имения, их машины были припаркованы тут же, возле цветника. Цзы Сяо немного постоял в темноте, рассматривая ряд роскошных автомобилей, выстроившихся в ряд у линии бордюра. Затем, безо всякого сомнения, потребовал у водителей:

- Открыть все багажники.

Он обернулся к начальнику службы безопасности имения:

- Вели своим людям, чтобы никто не смел мне мешать.

Сотрудники были ошеломлены. Заметив, что они замерли в нерешительности, молодой господин зло улыбнулся:

- Ну же, живее! Иначе завтра вас всех вышвырнут. Послушайтесь меня, и я награжу каждого из вас 50 тысячами юаней*, прямо завтра. (*Прим.пер.: Эквивалентно примерно 7,5 тысячам долларов).

Е Цзы Сяо всегда был любимчиком отца, его драгоценным младшим сыном. Фактически, он имел больше власти, чем любой другой из детей семьи Е. Кто бы осмелился пойти против него? Двое охранников, кто был особенно дружен с ним, тот час же начали вскрывать багажники, один за одним.

Цзы Сяо придирчиво осматривал каждый. Его действия наконец-то привлекли внимание других обитателей дома. Все высыпали наружу.

Выражение лица Цзы Цяна (*самого старшего сына) выдавало его удивление и недовольство:

- Братец, ты что тут вытворяешь?

Однако тот даже не потрудилсяобратить на него внимание. Не повернув головы, он холодно бросил охранникам:

- Задержать их!

Растерянная охрана замерла между молодым господином и прочими членами его семьи. Все, кроме него самого, застыли на своих местах. Цзы Сяо, между тем, продолжал вскрывать багажники.

Е Цзынь молча остановилась возле своего Порше. На лице Цяо Ши застыла холодная и насмешливая улыбка, руки женщины были скрещены на груди. И только помрачневший Чжан Ши Юн раздраженно бросился вперед, выкрикнув:

- Цзы Сяо, какого хрена ты творишь?

Откровенно говоря, Е Цзы Сяо почему-то ожидал, что вещи обнаружатся в машине Ву Тсэ (*прим.пер.: это муж старшей сестры), однако багажник был пуст. Наконец, на следующем авто, БМВ Х5, произошла заминка – водитель утверждал, что у него нет ключей.

- Не встревай, шурин, это не твое дело, - решительно сказал Цзы Сяо, обращаясь к Чжан Ши Юну, а затем оглядел всех присутствующих во дворе. – Это чей автомобиль?

- Мой, - коротко отозвался Чжан Ши Юн, и выражение его лица было воистину ужасным.

Цзы Сяо шокировано оглянулся на него.Ему было очень сложно поверить, что подозреваемым был человек, которого он всегда уважал.

- Твой? Открой!

- Мне не нравится, когда другие люди трогают мои вещи, - холодно ответил тот.

Цзы Сяо впился в него взглядом, и вдруг в его голове родилась здравая мысль. Он повернулся к сотруднику службы безопасности и громогласно велел:

- Вскрывай!

Подчинившийся мужчина открыл багажник. Внутри обнаружился большой чемодан, полный мужских костюмов, пижам, нижнего белья и обуви. Кроме того, в самом багажнике в беспорядке валялись спортивные кубки и туалетные принадлежности.

В воцарившейся тишине мрачный голос Чжан Ши Юна прозвучал пугающе:

- Ну и что ты искал?

Цзы Сяо неожиданно кинулся к нему, схватил мужчину за лацканы пиджака и нанес удар кулаком в лицо.

- Черт подери, не могу поверить, что это в самом деле ты!

***

Когда приехал Цзи Бай, он обнаружил Цзы Сяо сидевшим практически в том самом открытом багажнике. Его лицо уже начало распухать. Возле мужчины находились охранники, не позволяя никому подойти ближе. Волосы Чжан Ши Юна были испачканы, одежда растрепана, а сам он стоял неподалеку и хмурился. Прочие члены семьи молча сгрудились чуть дальше. Е Лан так и не появился на улице.

Увидев капитана, Цзы Сяо буквально спрыгнул со своего насеста, и махнул рукой.

- Офицер, я хочу передать вам доказательства по делу!

Увидев его потрепанный вид, Сюй Сюй молча оглянулась на Цзи Бая. Однако ее наставник выглядел совершенно спокойным и равнодушным. Это заставило девушку все понять. Накануне он сказал, что знает способ, как добыть нужные улики. Видимо, полицейский попросил помощи у Цзы Сяо. Причем, как ни странно, суперинтендант почему-то был уверен, что тот пойдет ему навстречу.

Чжан Ши Юна попросили проследовать в полицейский участок. В ярко освещенной допросной его черный костюм выглядел зловеще. Сам мужчина не проявлял ни капли напряжения или беспокойства. Слева на его лице начал наливаться краской большой синяк, что выглядело отвратительно и неуместно.

- Даже не догадываюсь, какого хрена вы меня сюда притащили, - спокойно сказал он. – Пожалуй, подожду своего адвоката.

Допрос вели лично Цзи Бай и офицер Ву.

Ву швырнул на стол несколько документов с результатами экспертиз.

- Прекратите притворяться. Как насчет вашего сшитого в Италии костюма? Записи о его приобретении имеются среди списка расходов Е Цзы Си. Она подарила вам этот наряд, не так ли? На вашей обуви были обнаружены частицы почвы с места преступления. Может быть, вы не в курсе, но компоненты почвы каждого места, даже в пределах одного города, различаются. Кроме того, на ваших туалетных принадлежностей обнаружено ДНК Е Цзи Си. Как вы это объясните?

По ту сторону прозрачного зеркала стояли оба стажера и другие полицейские, участвовавшие в расследовании этого дела.

Очевидно, столь явные улики заставили Чжан Ши Юна колебаться. Однако уже очень скоро он откинулся на спинку стула, полностью расслабившись.

- Да, это правда, что Е Цзы Си была моей любовницей. Но я ее не убивал, и никого не просил сделать это вместо меня. Женщины – всего лишь игрушки. У меня их много. Цзы Си можно считать особенной разве что потому, что я развлекался с ней дольше прочих. Вам достаточно этого?

- Вот же тварь, - тихо произнесла Яо Мэнг. Сюй Сюй нахмурилась.

- А в ночь убийства вы были на вилле?– спокойно продолжил капитан Цзи.

Чжан Ши Юн поднял глаза, окинув полицейского насмешливым взглядом.

- Да, был. Но когда я приехал, она уже была мертва.

 

Глава 37

- Я отправился на виллу, потому что получил сообщение от Цзы Си. - Чжан Ши Юн с ледяным спокойствием достал свой мобильник и передал его Цзи Баю.

Полицейские, собравшиеся по ту сторону прозрачного зеркала в смежной с допросной комнате, начали тихо переговариваться.

Опять смска от жертвы?

Капитан зачитал ее вслух.

- Сладенький, у меня есть кое-что, что я хочу сказать тебе. Можешь как можно быстрее приехать на виллу?

Сообщение было получено в 22:40 тем же вечером, которым было совершено убийство. Однако отправили его с неопознанного номера.

- Эту симку я купил ей, чтобы мы могли втайне связываться друг с другом, - пояснил подозреваемый.

- Теперь понятно, - пробормотал Чжао Хан, стоявший возле Сюй Сюй. – Конечно, если у нее была запасная сим-карта, мы не могли обнаружить звонки и смс тайному любовнику с ее основного номера.

Между тем, в комнате допросов, Чжан Ши Юн медленно поднял глаза.

- Учитывая, как поздно я получил это сообщение, я удивился. Но пароль к персональным симкам знали только мы с ней, поэтому я и поехал. После того, как я собрал свои вещи, я тут же покинул виллу. Я не хотел, чтобы наши отношения стали достоянием общественности, - мужчина сделал небольшую паузу, а потом более низким тоном добавил. – Я накинул пальто на ее тело. В конце концов, она все же была моей женщиной.

Чжан Ши Юн был освобожден, хоть и продолжал оставаться под надзором полицейских. Причиной этому стал не его рассказ, а зафиксированный бортовым компьютером автомобиля маршрут поездки, который, вместе с проверенными записями камер видеонаблюдения, доказал, что он прибыл на место преступления в 12 часов ночи. В соответствии с  результатами судебно-медицинской экспертизы, в это время Цзы Си была уже мертва.

Иных причин и улик, указывающих на причастность Чжан Ши Юна к убийству, у полиции не было.

Копы провели очередное собрание. Начал его Цзи Бай, с весьма жесткой фразы.

- Скорее всего, сообщение отправила Цяо Ши.

- Смс отправили примерно во время смерти Цзы Си, - сказала Яо Мэнг. – Вряд ли наша жертва сама могла написать его.

- Итак, вовремя совершения преступления, старшие сын и дочь имели алиби. И только Цяо Ши выходила из дома, соврав нам об этом. – Подытожил офицер Ву.

- Чжан Ши Юн сказал, что никто не знал пароля к секретным сим-картам, - задумчиво озвучила свои мысли Сюй Сюй. – Однако Цяо Ши его жена и вполне могла сообразить, что именно он мог использовать вместо пароля.

Однако Чжао Хан колебался.

- У нее был мотив и достаточно времени для того, чтобы совершить это преступление. Да, все выглядит так, словно Цяо Ши и есть наш подозреваемый. Но зачем она отправила это смс? Хотела заманить мужа на место преступления? Зачем? И почему смс Цзы Сяо было отправлено в 22:17? Что вообще произошло той ночью? – когда он озвучивал все эти вопросы, остальные присутствующие тоже осознали, что дело все еще было покрыто туманом неизвестности.

- Ну что же, узнаем, когда привезем ее сюда для проведения допроса, - произнес капитан Цзи.

***

Как в классическом детективном фильме, узкий свет луча от лампы был направлен на красивое, но бледное лицо женщины. Ее тело было напряжено, а руки сжаты в кулаки. Это заметно отличало ее от ее мужа – там, где Чжан Ши Юн безразлично и лениво отвечал на вопросы полиции, Цяо Ши определенно нервничала.

- Дайте сигаретку, - ее голос был немного хриплым.

- Не положено,- отозвался Цзи Бай.

Женщина молча опустила голову и суперинтендант уперся в нее жестким взглядом.

- Чжан Ши Юн признался, что получил смс-сообщение.

- Какое сообщение? – немного заикаясь, переспросила она. – Я вас не понимаю.

- Мисс Е, мы обнаружили запись видеокамер, расположенных у дороги, ведущей на Лин Шань. На них явно видно, что вы направляетесь в горы в районе 10 часов вечера и уезжаете оттуда примерно в 11. Получается, что в прошлых ваших показаниях вы нам заведомо соврали, - мягко сказал Лао Ву. – Убили ли вы Цзы Си или нет, в любом случае вам бы лучше говорить правду.

Цяо Ши упрямо молчала. Цзи Бай весьма правдоподобно разыгрывал из себя злого полицейского, офицер Ву – доброго. Пряник следовал за кнутом, и наоборот. Однако, полчаса спустя, женщина все еще не произнесла ни слова.

Время приближалось к трем часам ночи. Яо Мэнг заказала еды, и все полицейские собрались в большом конференц-зале, чтобы перекусить. Цзи Бай отдал приказ оставить Цяо Ши в покое на несколько часов, просто игнорировать все ее просьбы. Поэтому у них образовалось что-то вроде вынужденного перерыва.

Суперинтендант вышел на свежий воздух, собираясь немного подумать в одиночестве. Стадион, располагавшийся возле полицейского участка, сейчас выглядел очень пустынным и наполненным спокойной умиротворенностью. Мужчина прислонился плечом к стене здания и вытащил пачку сигарет из кармана. Но едва он успел достать одну, как за спиной раздались знакомые легкие шаги.

Цзи обернулся,чтобы увидеть, как к нему приближается Сюй Сюй.

- Только одну, - тихо произнес он.

Девушка кивнула и подошла еще ближе, затем уселась на стоявшую рядом лавочку и погрузилась в напряженные размышления.

Наблюдая за своей миниатюрной ученицей, так естественно ведущей себя возле него, Цзи Бай ощутил, как напряжение и дурное настроение покидают его. Всего за пару секунд он смог расслабиться. А ведь раньше такого с ним никогда не происходило.

В голове мужчины неожиданно родилась одна неплохая мысль. Он бросил зажигалку Сюй.

- Я сдержу свое слово. А ты присмотри за этой штукой. Сохрани ее для меня.

- Хорошо.

- Помоги мне подкурить, - попросил он.

До того Сюй Сюй уже приходилось не единожды поджигать сигареты для ее брата, поэтому кое-какие навыки у нее имелись. Когда вспыхнул огонек, впрочем, капитан не стал дожидаться, чтобы девушка подняла руки. Вместо этого он сунул сигарету в рот и наклонился к ней, приблизившись к своей ученице на очень близкое, почти интимное расстояние.

В тихом и темном пространстве возле участка высокое тело Цзи Бая почему-то напомнило Сюй дерево, живое и теплое. Он был серьезно выше нее, и это заставляло возникать странные, смешанные чувства в ее груди. Оранжевый огонек пламени осветил лицо мужчины, набрасывая на его черты смутные пляшущие тени, делая их более выразительными и четко очерченными. Девушка неожиданно смутилась.

Она всегда считала, что внешность ее наставника «выше среднего». Но в ее глазах он особо не выделялся, находясь примерно на одном уровне со старым добрым Ву. Однако в этот момент, возможно, из-за дрожащего неверного огонька зажигалки, или из-за особого состояния ее ума эту напряженную ночь, лицо мужчины, низко склонившегося к ней, показалось Сюй Сюй очаровательно красивым и мужественным. Куда красивее, чем выглядело когда-либо до этого самого момента.

Цзи Бай выпрямился, глубоко затянулся и выдохнул облачко сигаретного дыма, повернулся к ней.

- Тебе нужно немного поспать.

Стажер, склонившая голову в сторону, не стала отрицать. Она вздохнула, пытаясь успокоить участившееся сердцебиение, и мысленно произнесла «Секс и еда»*. (прим.пер.: *Она подразумевала естественные инстинкты человека. В китайском языке даже есть похожая поговорка, подразумевающая, что эти две функции являются неотъемлемыми частями человеческой природы).

Оба они простояли в молчании до того момента, как суперинтендант, наконец, докурил.

Выбросив сигарету в мусорную урну, он произнес.

- Ладно, пойдем. Время поговорить с Цяо Ши.

***

Комната для допросов была ярко освещена. В ней царило молчание. Цяо Ши положила голову на стол, закрыв ее руками, и один из ее рукавов буквально пропитался слезами.

Цзи Бай был угрюм и строг. Из-за холодного света его лицо выглядело пугающе суровым. Женщина взглянула на него, ее сердце дрогнуло, и она сразу опустила голову.

Хотя у Сюй Сюй было мало опыта в допросах подозреваемых, она сразу поняла, что психологические особенности Цяо Ши делали ее слабой в подобных сложных ситуациях. Максимум, что она могла – лишь руководствоваться соображениями инстинкта самосохранения. И капитан Цзи вполне ожидаемо решил усилить давление на ее психику.

Методы его допроса удивили стажера.

Цзи Бай швырнул на стол герметичный пакет для улик, внутри которого лежал запечатанный мобильный телефон Чжан Ши Юна, и холодно произнес:

- У Цзы Си и вашего мужа были отдельные сим-карты для тайного общения. Они защищены паролем, и вы знаете каким.

На лице женщины застыло безэмоциональное выражение.

Прежде, чем она успела что-либо произнести, полицейский продолжил.

- У Чжан Ши Юна сильный характер, вряд ли он позволил бы своей любовнице самой задавать пароль. Так что это наверняка его задумка. И что это? Последние несколько цифр его номера телефона? Его день рождения? Его любимый набор чисел?

Выражение Цяо Ши слегка изменилось, и Цзи Бай кивнул:

- Значит, это его любимый набор чисел.

Лицо женщины побледнело. Суперинтендант не отступал.

- Зачем вы решили заманить мужа на место преступления? Чтобы он посмотрел на изуродованное тело любовницы? Или чтобы превратить его в подозреваемого? – Глядя на допрашиваемую, он с пониманием добавил. – Значит, и то, и другое.

Лицо Цяо Ши стала искажать уродливая гримаса. Ее пальцы сжимались, образовывая кулаки, и с напряжением распрямлялись обратно.

- Ты послала это сообщение импульсивно, не так ли? Это словно держать в руках горячую картофелину. Оставить телефон там? Тогда полиция узнала бы, что ты была на месте преступления. Забрать его домой? Ты бы не посмела сделать это. В конце концов, лучше убогой идеи выбросить мобильник тебе в голову так и не пришло. Горы Лин Шань тянуться в стороны на много километров, если выбрать уголок поукромнее и потемнее, полиция никогда не сможет ничего найти.

Глаза женщины были пугающе красными. Она подняла голову, чтобы посмотреть на своего мучителя.

- О чем вы говорите? Я не понимаю.

Голос Цзи Бая стал еще холоднее и жестче.

- Не понимаешь? Конечно же, ты наверняка стерла с телефона отпечатки своих пальцев. Даже если мы его найдем, все равно не обнаружим никаких следов, не так ли?

Цяо Ши молчала. Ей на секунду показалось, что ситуация начала клониться в ее пользу, однако следующие слова полицейского полностью развеяли это впечатление.

- Когда ты забрала мобильник из рук жертвы, скажи, ты испачкалась в ее крови?

Подозреваемая ошеломленно замерла. Ее тело словно окаменело. Капитан уставился в ее бледное лицо и безжалостно продолжил:

- Причиной смерти стало проникающее ранение груди. Но ведь Цзы Си умерла не сразу. У каждого человека есть условные рефлексы. Наверняка жертва бессознательно пыталась закрыть рану, остановить кровотечение. А потом достала телефон, чтобы написать сообщение, поэтому мобильник был измазан в крови. Когда ты ехала домой, кровь попала на оплетку руля? Думаю, что да. Скорее всего, ты тоже это заметила и постаралась стереть все следы. Но, видишь ли, современные методы обнаружения биологических маркеров позволят нам выявить кровь и ДНК Цзы Си, даже если ты очень постаралась, удаляя улики. Максимум час, и результаты экспертизы будут у нас на руках. Так что, госпожа Цяо, вы желаете поговорить с нами сейчас, или после того, как мы получим неопровержимые доказательства вашей вины?

Все еще неподвижная, Цяо Ши побледнела, и сама став похожей на покойницу. Она молча закрыла лицо руками, и из ее глаз, капля за каплей, стали литься слезы. Суперинтендант больше не видел смысла давить на женщину. Он открыл дверь, чтобы выйти и оставить ее ненадолго в одиночестве, дав время все обдумать.

Сюй Сюй, наблюдавшая за происходящим, была шокирована жутким давлением и жестокостью своего наставника. Она тот час же последовала за мужчиной, оставив остальных в молчании на своих местах. Казалось, многие были впечатлены манерой капитана вести допрос.

Из допросной доносились рыдания. Атмосфера воцарилась воистину мрачная и тяжелая. Только Цзи Бай и офицер Ву тихо обсуждали произошедшее, отойдя в сторону.

- Какая расчетливая жестокость, - тихо произнес Чжао Хан.

Цяо Ши пожелала увидеть капитана уже десять минут спустя. Снова встретившись с ним один на один, она испуганно побледнела. Но, похоже, женщине удалось взять себя в руки. Ее глаза выглядели безжизненными и непоколебимыми.

- Я признаюсь. Я убила Цзы Си.

Она вздохнула.

- Я нанимала частного детектива, и так узнала о ее романе с моим мужем. Если бы это была какая-то другая женщина, я бы, может, и смогла все вытерпеть. Но моя собственная двоюродная сестра? Тем вечером я отправилась на виллу, чтобы поговорить с Цзы Си. Между нами вспыхнула весьма эмоциональная ссора, и я случайно убила ее. Да, я была в панике. Потом вдруг вспомнила о том деле с лезвиями в парке. Поэтому мне пришла в голову идея использовать канцелярские ножи, чтобы все выглядело как дело рук того мужика или его сообщников. Я воткнула ножи в ее безжизненные тело, и подчистила улики.

Женщина сделала паузу.

- Когда я прибиралась, я вдруг заметила, что кузина все еще жива. Пока я не смотрела, она успела отправить сообщение Цзы Сяо… Ну и я смснула Чжан Ши Юну, чтобы втянуть его во все это. Если бы не он…

***

Утром полиция получила ордера на исследование офиса и жилья Цяо Ши, ее автомобиля. Как и говорил Цзи Бай, им удалось найти кровь Цзы Си на оплетке руля.

Исповедь женщины опровергла предположение капитана о том, что убийц было двое. Кто-то из полицейских поинтересовался у суперинтенданта, есть ли резон еще раз проверить Чжан Ши Юна, поскольку он все еще мог оказаться соучастником. Цзи Бай сказал, что в этом нет необходимости.

Во второй половине дня начальство позвало капитана Цзи в свой кабинет, одарив его дорогими сигаретами высшего качества.

- Молодец. Твоя скорость раскрытия дел становится все быстрее.

Хотя Цзи Бай хранил молчание относительно своего отношения к этому делу, остальные полицейские выглядели довольными. Когда капитан вернулся из кабинета начальства, его встретили заинтересованными взглядами. Он огляделся и медленно прошел в свой кабинет.

Лишь только мужчина успел занять свое кресло, как вошла Сюй Сюй. Она подвинула стул и уселась возле его стола.

- Я хочу озвучить свое соображение на этот счет. Мне кажется, что мы еще не решили это дело.

Услышав эти слова, суперинтендант взглянул на девушку, его губы растянулись в улыбке, а в груди появилось теплое, приятное чувство.

«У нас одинаковый способ мышления. И если я упущу тебя, бесценная Сюй, это будет невероятным провалом».

 

Глава 38

Когда Цзи Бай и Сюй Сюй вернулись в допросную, Цяо Ши уже была менее напряженной. Хотя в ее глазах все еще проглядывала осторожность.

Джи Бай протянул ей сигарету, и женщина прошептала: «Спасибо». Пальцы, держащие сигарету, немного дрожали.

- Ваше признание содержало слишком мало деталей, - сказал ей капитан. – Но раз уж вы теперь сотрудничаете с нами, расскажите подробнее, что произошло той ночью.

Е Цяо подняла распухшие глаза.

- Мне больше нечего сказать. Все, что я помнила, я рассказала.

Суперинтендант решил проигнорировать эти отговорки.

- Когда вы приехали на виллу, вы видели другую машину? Может, кто-то проехал мимо вас по дороге на Лин Шань?

Женщина опустила взгляд.

- Нет.

- А как вы вошли внутрь? – спросила Сюй Сюй.

Цяо Ши подумала пару минут, и только потом ответила.

- Ворота открыла сама Е Цзы Си.

Цзи Бай окинул ее внимательным взглядом. Его голос был ровным, но в нем проскакивали странные нотки.

- Вы поехали туда в десять вечера. Вилла находится в уединенном месте, в горах. Места пустынные и безлюдные. Вы – красивая молодая женщина, но отправились туда в одиночку. Не боязно было, что Е Цзы Си может вам что-то сделать?

Е Цяо Ши задрожала. Вопросы суперинтенданта заставили ее вспомнить подробности той жуткой ночи. В горах было действительно страшно и тихо, тени деревьев двигались, как страждущие призраки. Она припарковала машину у дороги, глядя на огни виллы неподалеку.

Сердце ее заливалось болью. Представляя, как этом уединенном любовном гнездышке ее муж и кузина придаются страстным утехам, как тот, кто давал ей клятву быть верным до гроба, вожделеет и ласкает другую женщину, она ощущала тошноту. При мыслях о красивом, мужественном и властном супруге Цяо Ши чувствовала, как в ее груди тесно сплетаются друг с другом ненависть и любовь. Этот жуткий коктейль заставлял женщину все глубже погружаться в мрачное и зыбкое болото, из которого уже не было выхода.

Какую агонию придется испытать, если она все же решиться войти на территорию виллы Е Цзы Си?

Примерно в это время, словно из другого мира, до нее донесся голос Цзи Бая.

- Как сложилась ситуация, когда вы вошли внутрь?

Картинки вспыхнули в памяти Цяо Ши, как сцены низкокачественного триллера. Она стала озвучивать их севшим, хриплым голосом:

- Было очень темно и холодно… Я вошла, - женщина сделала паузу, глубоко вздохнув и протяжно выдохнув. – Я увидела Цзы Си. Она сидела на диване. Спросила меня, зачем я приехала…

- А что-нибудь еще в доме произошло? – перебил ее суперинтендант. – Может быть, вы заметили что-то странное?

Его острый взгляд заставил женщину насторожиться. Уже тщательнее подбирая слова, она продолжала вспоминать происходившее тем вечером:

- Не знаю, я не особенно обращала внимание на окружающее. Кондиционер был включен. А еще Цзы Си, очевидно, готовила поздний перекус, поскольку я слышала, как пиликнула микроволновка. Ну а после этого между нами вспыхнула ссора…

Рассказ становился все более сбивчивым и разрозненным.

- После пяти или шести ударов… Я точно не помню, я была слишком испугана.

Женщина снова запнулась.

- Я не помню точное время прибытия и отъезда с той чертовой виллы. Я не смотрела на часы. Кажется, возле виллы я была немногим позже десяти, а уехала уже значительно позже одиннадцати.

Ее исповедь больше не была совершенной или даже достаточно правдоподобной. Были вопросы, на которые она не могла дать ответы – либо заявляла, что не помнит, либо просто хранила молчание. Когда полицейские вышли из комнаты допросов, Сюй Сюй мягко дотронулась до руки ее наставника.

- Мастер, у меня есть кое-какие смутные догадки. Мы можем это обсудить?

Цзи Бай обернулся, заглянув в лишенное красок лицо стажера. Ее обычно чистые и светлые белки глаз сейчас пугающе покраснели. А ведь он почти забыл, как долго не спал сам, и как долго не отдыхала его ученица.

- Хорошо, - решительно произнес мужчина. – Обсудим это завтра, а сейчас тебе нужно поспать.

- Но я… - возразила было Сюй, однако суперинтендант был непреклонен.

- Немедленно отправляйся домой. Позвоню через полчаса, проверю.

Хотя Сюй Сюй и была упрямой личностью, она все же послушалась приказа и вернулась домой. Цзи Бай воспользовался появившимся шансом и часа три проспал на диване в своем кабинете. Проснувшись еще затемно, он взял ключи от машины и вышел из полицейского участка.

Его путь лежал в сторону гор Лин Шань.

Небо было окрашено в обсиданово-черный. Вилла Цзы Си терялась среди густых зарослей горных деревьев. Над горизонтом застыли безмерно массивные, темно-серые облака, закрывая большую часть звезд и луну. Атмосфера вполне подходила для совершения какого-нибудь особенно бесчеловечного, жестокого убийства. Особенно внутри самого дома, все еще пестрящего пятнами засохшей крови и пугающего беспросветной тишиной.

Цзи Бай, впрочем, был совершенно спокоен. Холодный ночной воздух заставил его окончательно проснуться и взбодриться. Он врубил расположенный снаружи электрощиток и поднялся по лестнице вверх, намереваясь войти внутрь.

В гостиной полицейский повел почти час. Он сравнивал свидетельства и эмоциональные реакции всех допрошенных и картину реального убийства. Наконец, его разум сопоставил все фрагменты этого сложного пазла. Ситуация стала ясной, и мужчина ощутил, как начинает расслабляться его напряженное, словно натянутая струна, внимание. Но прежде, чем вернуться в город, Цзи Бай решил еще раз пройтись по второму этажу виллы.

Комнаты были погружены в тишину. Все оставалось на своих местах, так же, как было и в ночь убийства. Суперинтендант задумался, стоя перед шкафом в спальне жертвы, когда до его слуха вдруг донесся звук легких, невесомых шагов. Кто-то определенно находился этажом ниже.

Кто-то вернулся на место преступления?

Беззвучно и осторожно спустившись по лестнице, капитан Цзи напряженно вглядывался в темное пространство неосвещенных комнат. И вдруг его глазам предстало то, что заставило мужчину, никогда прежде не испытывавшего панику или леденящий ужас, покрыться холодным потом.

Он увидел силуэт, неподвижно застывший там же, где прежде находилось мертвое тело Цзы Си. Неизвестный немного опирался спиной не диван, полусидя – полулежа, и, казалось, даже не дышал.

Сердце полицейского пропустило удар. А потом он вдруг узнал таинственную незнакомку.

Она подняла голову, окинула его взглядом, и удивленно поинтересовалась.

- Мастер?

Странное выражение лица приближающегося к ней наставника Сюй Сюй совершенно не связала с возможностью испуга. Скорее, она думала, что он сердится потому, что она ослушалась его и не пошла спать. Поэтому девушка смиренно уточнила:

- Я проспала четыре часа, этого вполне достаточно.

- Интересная поза. Это ты так изучаешь улики по делу? – спокойно произнес он.

- Анализ жертвы через призму произошедшего на месте преступления, - нахмурившись, сказала Сюй. – Я хотела попробовать этот метод.

Цзи Бай с интересом посмотрел на свою ученицу. Надо же, эта маленькая девочка оказалась столь бесстрашной.

Капитан уже узнал все, что хотел, поэтому у него больше не было нужды задерживаться в этом доме. Но с появлением Сюй Сюй ситуация, естественно, немного изменилась. До рассвета времени оставалось еще прилично, поэтому суперинтендант предложил:

- Хорошо, изучи все, что тебе покажется важным, я подожду. Вернемся вместе.

Девушка согласно кивнула и поднялась с пола. Прохаживаясь по комнате, она внимательно осматривала предметы – кондиционер, грязный журнальный столик, диван. Когда стажер дошла до микроволновой печки, она вдруг ощутила что-то теплое. Подняв голову, она с изумлением заметила, что Цзи Бай стоит вплотную к ней и тоже внимательно изучает микроволновку.

- Что-нибудь уже обнаружила? – спросил он.

- Я все еще изучаю, - отозвалась девушка.

Капитан промолчал. Сюй Сюй подошла к кабинету и открыла дверь в комнату, замерев на пороге. На ее шее снова появилось это щекочущее ощущение теплого дуновения. Цзи Бай следовал за ней едва заметной тенью.

Вообще девушка не ощущала ничего необычного, но когда она подняла глаза, то наткнулась взглядом на его красивый, четкий профиль. Яркая картинка этой ночи – его улыбающееся лицо в неровном свете зажигалки – тот час же вспыхнуло в ее голове.

Пару секунд Сюй задумчиво молчала, а затем решительно обернулась к наставнику.

- Мастер, не могли бы мы разделиться и поодиночке обследовать место преступления?

Суперинтендант совершенно не собирался ей мешать. Однако из-за того, что ему больше нечем было заняться, он решил понаблюдать за ее необычными методами с близкого расстояния. Может быть, удалось бы что-нибудь ей подсказать или в чем-то помочь. Однако слова ученицы сбили его с толку:

- Почему?

- Потому, что мне нужно сосредоточиться, - сказала она. – Я не могу сделать это, когда кто-то находится так близко.

Не придав особенного значения этим словам, Цзи Бай развернулся и отошел подальше, заняв стул практически в самом центре гостиной. Пару минут спустя он внезапно понял, что наблюдать за Сюй Сюй издалека было куда забавнее.

Миниатюрная девушка хмурилась, опускала и поднимала голову, щурилась, элегантно приседала на корточки, в общем, вела себя очень живо и энергично. Аура профессионализма, окружавшая ее, в этот момент была невероятно заманчивой.

Как раз в этот момент стажер стояла в одном из углов комнат. Ее тело вздрогнуло, и бессознательно она скрестила руки на груди, приобнимая себя за плечи.

Хотя было холодно, с целью сохранения улик на месте преступления было запрещено включать кондиционер или любые иные отопительные приборы. Увидев реакцию своей ученицы, капитан Цзи тут же вскочил и подошел к ней.

Сюй интенсивно растирала ладонями плечи, пытаясь согреться, когда услышала приближающиеся шаги. Ее плечам вдруг стало тяжело. Девушка обернулась. Стоящий возле нее в белом тонком свитере Цзи Бай выделялся светлым пятном в окружающем пространстве. Свою куртку он накинул на нее, оберегая ученицу от переохлаждения.

- Спасибо, но мне это не нужно.

- Не переживай. Я всего лишь беспокоюсь о том, чтобы ты не простыла. Иначе как сможешь завтра вести расследование?

Зрелище миниатюрной женственной фигурки, буквально утонувшей внутри его куртки, заставил мужчину ощутить странное щекочущее чувство в груди.

Девушка поколебалась буквально мгновение, а затем честно призналась.

- Мне правда это не нужно. Я не привыкла носить чужую одежду, - она тут же скинула куртку и буквально силой втулила ее наставнику.

- Что, Мастер слишком грязен для тебя? – с улыбкой спросил он, глядя в ее спокойное лицо.

- Нет, конечно нет, - с долей раскаяния произнесла стажер.

На ее плечах все еще оставалось ощущение тяжести и тепла его куртки. Никакого неприятного запаха, в том числе пота, она не уловила, но чувство все равно было странным и сбивающим с толку.

Но и в самом деле Сюй Сюй никогда не надевала чужую одежду. Единственным исключением были некоторые вещи ее брата.

Цзи Бай задержал взгляд на ее лице. Это честное выражение, эти покрасневшие щеки, эта ее миниатюрная фигурка, стоявшая почти вплотную к нему… И тут же в его голове молниеносно родилась другая идея.

- Ты не хочешь надеть мою куртку, а я не хочу, чтобы ты замерзла и простыла, - медленно произнес он. – Значит, предложу другой способ согреться…

Это предложение было импульсивным. Мужчина и женщина наедине, в уединенной вилле в горах… женщина замерзает, а мужчина хочет ее обнять. Не смотря на то, что такое форсирование событий не входило в его план, и даже слегка разрушало его, да и сам капитан не был уверен в том, что в состоянии совладать с самим собой, он все же ощущал некоторую самоуверенность. Он достаточно хорош, чтобы Сюй Сюй не захотела отвергнуть его. Даже если у нее все еще не было к наставнику никаких романтических чувств, после такой внезапной близости девушка наверняка обратит на него внимание. Скорее всего, даже согласиться попробовать начать встречаться.

Сюй смотрела на него своим внимательным, притягательным взглядом. Представляя, как она окажется в его объятиях, Цзи Бай ощутил приятное волнение и резко нахлынувшее теплое чувство.

Между тем девушка легко улыбнулась.

- Да, есть и другой способ.

Их взгляды скрестились, воздух стал вибрировать от взаимного напряжения…

И тут внезапно она подпрыгнула на месте.

- Не переживайте. Я перестану мерзнуть, если пару минут попрыгаю и напрягу мышцы.

Еще несколько прыжков. Поскольку этому дню предшествовали недели жестких тренировок под началом суперинтенданта, девушка двигалась легко и бойко, не чувствуя усталости или отдышки. *

(*прим.пер.:Цзи Бай – Сюй Сюй 1:2)

На секунду Цзи Бай был искренне сбит с толку. А затем вдруг расхохотался во весь голос. Его красивое лицо словно осветилось жизнерадостным внутренним светом, а губы приоткрылись, обнажив белоснежные ровные зубы. Поддавшись его настроению, Сюй

Сюй тоже расхохоталась.

Прыжка через три она замерла на месте, выражение лица девушки изменилось. Она подняла голову и взглянула в лицо наставнику.

-  Я поняла.

-  Хорошо, - мужчина тоже посерьезнел.

Но в тот момент, когда стажер уже собиралась было озвучить свои соображения, суперинтендант остановил ее, предложив:

- Давай сделаем это следующим образом – каждый из нас напишет имя того, кого считает убийцей, а потом сравним. Интересно, совпадут ли наши догадки.

Сюй понравилась эта неожиданная идея проверки их возможностей, поэтому она с волнением кивнула.

Пару минут спустя они обменялись записками.

«Е Цзы Цян и Е Цзинь» - значилось в одной.

«Самый старший сын и старшая дочь семьи Е» - было тщательно выведено во второй.

(*прим.пер.: Напоминание для тех, кто запутался в именах – их догадки совпали. Е Цзы Цян – старший сын и Е Цзинь – старшая дочь)

 

Глава 39

Колышущиеся за окном тени деревьев больше не выглядели такими пугающими. В теперь уже ярко освещенной электричеством вилле царило молчание.

Сюй Сюй подняла голову, чтобы встретить внимательный взгляд темных глаз ее наставника, и медленно произнесла:

- Во-первых, в соответствии с результатами последней судебно-медицинской экспертизы, Цзы Си скончалась в промежутке между 9 и 11 часами вечера. Записи с камер наблюдения доказали, что Чжан Ши Юн приехал на виллу в 12, и это значит, что он – не убийца. Если учесть, что он все же не избавился от своей одежды и сохранил то самое сообщение, его показания кажутся вполне правдоподобными. Похоже, что этого мужчину и вправду намеренно заманили на виллу. Теперь, что касается нашей нынешней официальной подозреваемой, Цяо Ши. Похоже, что она тоже не та, кого мы ищем. Те же камеры наблюдения и ее собственные показания свидетельствуют о том, что она пробыла на месте преступления около часа, а за такое короткое время столь хрупкая женщина не смогла бы успеть совершить убийство, уничтожить систему безопасности виллы, воткнуть в тело канцелярские ножи и успеть прибраться за собой, уничтожив улики. В-третьих, нет никакого объяснения различиям в типах ножевых ран на теле жертвы. Не похоже, что Чжан Ши Юн, увидев мертвую любовницу, нанес ей еще несколько ударов в грудь, изменив внешний вид и параметры этой раны. Более того, когда он прибыл на виллу – его жена уже уехала, это четко видно по записям с дорожных камер. Главный вопрос заключается в другом – где наш убийца смог достать столько канцелярских ножей ночью, в столь уединенном месте?

Девушка перевела дух и продолжила.

- Теперь, обнаружив, что два человека, появившихся на месте преступления в установленное экспертами время убийства, не являются виновниками, видим необходимость вернуться к первоначальной гипотезе. Нужно понять, где мы ошиблись. Время смерти Е Цзы Си было установлено на основе вскрытия и самого первого смс, отправленного с ее телефона в 22:17. Но когда Цяо Ши рассказывала о своем приезде на виллу, она упомянула, что было холодно, кондиционер работал в режиме охлаждения. Странно, не так ли? Весна у нас выдалась не очень-то теплая, и если включать подобное устройство, то для обогрева. Почему же тогда Цяо Ши сказала, что было холодно? А ведь низкая температура может изменить время смерти. Таким образом, вполне вероятно, что Цзы Си на самом деле умерла до 9 часов вечера.

Снова небольшая пауза.

- Кроме того, на допросе женщина упомянула, что, войдя, она слышала звук микроволновой печи. Но ведь тем вечером Цзы Си ела сала и сашими, для их приготовления микроволновка не нужна. А иной еды мы не обнаружили. Мне кажется, что звук, который слышала тогда Цяо Ши – это уведомление об успешном отправлении смс. Я только недавно узнала, что в последних моделях мобильных телефонов появилась возможность устанавливать таймер для рассылки сообщений. Если наш убийца обладает высокими навыками использования IT технологий, он вполне мог не только воспользоваться этой функцией, но и установить вирус, который мог удалить все следы после того, как то самое сообщение было отправлено. Поэтому мы и не нашли бы никаких следов вмешательства и даже не предположили возможности отложенной отсылки смс. Итак, наш преступник включил кондиционер, чтобы понизить температуру в помещении и отправил сообщение после гибели жертвы, таким образом сбивая реальное время смерти. Жаль лишь, что Цяо Ши забрала мобильник с места преступления. И если эта гипотеза правильна, то нам следует обратить внимание на алиби подозреваемых в другое время – до 10 часов. И единственные, у кого это время «выпадает» из хронологии событий – это старший сын, Е Цзы Цян, и Е Цзинь, старшая дочь. Эта парочка вполне соответствует психотипу наших гипотетических убийц. Я полагаю, что по дороге на виллу Цяо Ши все же видела автомобиль брата, или, может, сестры, или каким-то образом догадалась, кто именно стал настоящим преступником. И ради спасения своих близких она добровольно решила стать козлом отпущения. Ведь получается, что когда она приехала, Цзы Си уже точно была мертва.

В спокойных глазах Сюй Сюй плескались уверенность и ожидание реакции ее наставника на эти предположения.

- Недурно, - улыбнулся Цзи Бай. – Вообще я подозревал этих двоих с самого начала. Человек, способный столь грамотно замести следы, наверняка бы позаботился и о серьезном алиби для себя. Однако ты упустила очень важный момент.

Стажер озадаченно уставилась на него.

- А где доказательства? Все, что ты только что озвучила – лишь твои предположения, интеллектуальные манипуляции, пусть и толковые. Ты вообще сможешь их хоть как-то доказать? – спокойно произнес он.

Сюй задумчиво опустила голову. Смутно она ощущала, что где-то во всем этом наверняка кроется подсказка или улика, за которую можно было бы ухватиться, но не могла понять, где и что это может быть.

Не важно, знала она или не знала о том, что будет его будущей девушкой, рассчитывала или нет на особое его отношение, капитан Цзи не собирался быть слишком мягким или снисходительным к ней. Конечно же, речь шла лишь о работе. Кроме того, он был абсолютно уверен, что подобные уступки Сюй Сюй не нужны.

Поэтому сейчас, глядя в нее озадаченное лицо, он довольно неделикатно раскритиковал:

- Твоя самая большая проблема в том, что ты слишком много внимания уделяешь самому анализу, и недостаточно – поиску улик или реальных фактов, которыми можно будет доказать твои умозаключения. Более того, некоторые доказательства ты и вовсе склонна игнорировать. Например, в случае Чжан Ши Юна ты даже не подумала о пропавшей одежде, которая, кстати, смогла стать весьма ценной уликой по делу. Сейчас вот то же самое. На самом деле ты упомянула значительные доказательства, способные подтвердить твои выводы, но ты о них даже не задумалась. Сейчас я не буду озвучивать это вслух. Ты поедешь домой и обдумаешь это самостоятельно. А завтра мы окончательно разрешим это дело.

Когда они вышли на улицу, то обнаружили, что погода значительно ухудшилась. Дождь, начало которого они пропустили, увлекшись обсуждением дела, успел перерасти в сильный ливень, и теперь превратил окружающее пространство в идеальную декорацию для фильма ужасов. Отдаленные очертания деревьев и гористых уступов выглядели пугающими и неопределенными.

Сюй вздрогнула и запустила руку в свой рюкзак, достав оттуда полотняный мешочек с небольшим складным зонтиком. Обернувшись к наставнику, она поинтересовалась:

- Вы зонт взяли?

Цзи Бай, у которого в сумке находился довольно таки приличных размеров зонт, способный вместить под своим покровом двоих взрослых широкоплечих мужчин, отрицательно мотнул головой.

- Нет, не взял.

Девушка прикинула расстояние, отделявшее порог виллы от участка, где они припарковали свои автомобили, и поняла, что оно слишком большое, чтобы просто пробежаться. Метров десять, не меньше. Иного выхода не оставалось, поэтому она раскрыла зонт и ближе придвинулась к мужчине.

Земля под ногами была скользкой. Мощные струи воды шумели, как у водопада, разбрызгиваясь при столкновении с любой поверхностью. Капитан и его ученица шагнули с порога и, боясь подскользнуться, неспешно пошли вперед. Плечом к плечу, касаясь друг друга, мужчина и женщина шли рядом, и Цзи Бай, опоенный звуками дождя, повернулся к девушке. Она слегка опустила голову, открыв ему привлекательное зрелище своей белоснежной шеи и беззащитного затылка. В сердце мужчины появилось приятное спокойное чувство, ему хотелось замедлить время, чтобы этот момент длился дольше.

Хотя почти весь зонт находился над головой стажера, ее правое плечо все еще выглядывало за пределы его тента, стремительно намокая под безжалостным ливнем.

Шум дождя в ушах суперинтенданта стал превращаться в шорох прибоя, капли влаги стекали с его темных волос и медленно опадали вниз, словно бы проникая глубоко в его сердце. Цзи Бай мягко обхватил рукой мокрое плечо девушки и осторожно прижал ее к себе.

Сюй, шедшая с опущенной головой, чтобы лучше видеть скользкую землю под ногами, вдруг ощутила, как на ее плечах появился ощутимый дополнительный вес. Знакомое тепло окутало ее тела, заставив девушку ощутить смущение.

Мысль, которую она столь тщательно пыталась подавить, чисто интуитивная реакция ее тела, вновь пробудилась к жизни, и легким пером скользнуло по ее сердцу. Сюй подняла голову и увидела лицо Цзи Бая, обрамленное черными прядями мокрых волос, прилипших к его светлой коже. Его темные глаза внимательно смотрели на нее.

Взгляды встретились. Рука, обнимавшая ее плечо, не сдвинулась со своего места. Ее мягко мерцающие глаза с интересом окинули его взглядом, изучая и анализируя, пытаясь пробиться под привычную маску его невозмутимости.

- Ну и чего ты застыла, улитка? – спокойно произнес мужчина пару секунд спустя. – Твой зонтик очень маленький, и если ты будешь идти еще медленнее, мы оба наверняка простынем. Топай активнее.

- Так точно, - отозвалась она, и они ускорились.

Сюй Сюй совершенно не была такой равнодушной и невозмутимой, как подумал было Цзи Бай. Вес его сильной руки на ее плечах уже через пару шагов заставил ее испытывать странные, теплые чувства. Во всем теле появились смущающие, неловкие ощущения, которые невозможно было описать толком, и сердце забилось в два раза быстрее.

Когда они прибыли на маленький пятачок парковки, капитан наконец-то отпустил девушку и подвел ее к самому автомобилю.

- Давай, быстро запрыгивай внутрь.

Суперинтендант отправил девушку домой, когда время перевалило за пять утра*. Когда он уходил, на его лице застыло задумчивое, сосредоточенное выражение.

(*прим. пер.: В предыдущих главах было указано, что допрос Цяо Ши состоялся после 2х ночи. Потом девушка поехала домой и проспала 4 часа, после чего они еще поблудили по вилле (+дорога до нее). И в оригинале автор пишет, что когда в этот раз Цзи Бай отправил девушку домой, было около трех часов ночи. Я изменил время на 5 утра (хотя по-хорошему должно бы быть уже около 8ми), чтобы не нарушать остальную хронологию событий. Уж простите нам с автором эту неточность).

***

Сюй отправилась в постель, думая о тех доказательствах, которые упомянул Цзи Бай. Однако до того самого момента, когда ее сознание мягко скользнуло в сон, в голову ей ничего так и не пришло. А первым, что возникло перед ее внутренним взором при пробуждении, был красивый мужественный профиль и узнаваемая высокая стройная фигура. У девушки возникло странное чувство, что образ ее наставника был выгравирован на внутренней поверхности ее век.

Сюй Сюй никогда не думала о том, что поведение капитана Цзи было каким-то не таким, нестандартным или неуместным. Не смотря на свою строгость и показное равнодушие, он очевидно был очень заботливым и искренне беспокоился о собственных подчиненных. Дождь лил тогда жутчайший, зонтик и вправду был карликовым, так что будь на ее месте Чжао Хан или Яо Мэнг суперинтендант наверняка приобнял бы и их.

Такие мысли заставили стажера задуматься над тем, что главная проблема, похоже, заключалась в ней самой. В том, что она столь нездраво реагирует на такое совершенно обычное поведение. Очевидно же, что в этих дружеских обнимашках не скрывалось никакого дополнительного подтекста. Но каждый раз, когда она вспоминала об этом, ее настроение ощутимо менялось. Хорошо ли так отвлекаться на подобные мелочи?

В конце концов, хоть проспала она совсем малость, больше девушка заснуть не смогла. Подложив под щеку руку, Сюй Сюй начала сосредоточено перебирать в голове факты и логичные их объяснения. Она – здоровая молодая женщина, с естественными потребностями, которая не так давно начала обращать внимание на мужественное и сильное тело Цзи Бая. Наверняка, во всем виноваты гормоны.

***

Хотя еще было очень рано, Сюй уверенно вошла в полицейский участок. Цзи Бай, который то ли еще, то ли уже был тут, выглядел совершенно спокойным. Девушка тоже успела привести голову в порядок, поэтому размышляла лишь о деле.

- Мастер, я думала о важных уликах.

Суперинтендант, не желавший форсировать события и слишком быстро демонстрировать ей свое настоящее отношение, отозвался с не меньшей сосредоточенностью и холодным профессионализмом:

- Слушаю.

***

Первым приглашенным в участок человеком стала Е Цзинь.

И вновь Цзи Бай пошел своим, особым путем. Вместо того, чтобы тот час же начать допрос, он велел оставить женщину в допросной и не реагировать на ее вопросы или требования.

С каждой проходящей минутой солнечный свет, проникавший сквозь единственное маленькое окошко допросной, становился все интенсивнее, нагревая застывшую в гнетущей тишине комнатку. Одетая в тонкий черный блейзер Е Цзинь сидела на своем стуле тихо, с опущенной головой и напряженно выпрямленной спиной. Она терпеливо ждала.

Ее неестественное спокойствие заставило некоторых полицейских, изначально не подозревавших эту женщину, испытать сомнения.

- Слишком много умничания в результате неизбежно превращается в глупость, - произнес Чжао Хан. – Она выглядит слишком спокойной, в то время, когда куда более естественно было бы возмутиться или проявить здоровый скептицизм.

- Нет, - Цзи Бай окинул женщину внимательным взглядом сквозь прозрачное двустороннее стекло допросной. – Она спокойна, потому что ожидала сегодняшних результатов.

Настроение остальных полицейских, причастных к расследованию этого дела и находящихся сейчас в комнате возле допросной, в тот момент трудно было выразить словами.

Наконец те офицеры, которые были отправлены в корпорацию Е за сбором дополнительных данных, вернулись с хорошими новостями. Суперинтендант пробежался глазами по отчету и с офицером Ву вошел в комнату, где их ожидала подозреваемая.

Е Цзинь подняла голову. Ее лицо было спокойным и умиротворенным. Острый взгляд Цзи Бая заставил женщину вздрогнуть, и в ее глазах вдруг появилось новое, мрачное выражение.

- А эта женщина куда как не проста, - озвучил вслух свои мысли полицейский по ту сторону двустороннего зеркала допросной.

Между тем капитан Цзи уже начал задавать вопросы. После базовых обязательных, он резко перешел к самому допросу:

- Где вы были в день убийства, в промежуток между семью и десятью часами вечера?

Подозреваемая молчала. Цзи Бай повторил вопрос, однако результат был тем же. При этом она все еще оставалось противоестественно спокойной.

- На самом деле я подозревал вас с самого начала, - продолжил суперинтендант. – Преступник, способный столь тщательно замести следы на месте преступления, наверняка бы знал, что чем меньше улик - тем меньше для него шансов быть пойманным. Так зачем же тогда такой умный человек совершил бы столь бессмысленные на первый взгляд действия, как использование канцелярских ножей? Единственное, что кажется разумным в этом раскладе – предположить, что таким образом преступник собирался замаскировать какие-то более очевидные следы.

Е Цзинь молча слушала полицейского, плотно сжав губы.

- Е Цзы Цян, ваш старший брат, коллекционер армейских швейцарских ножей. В нашу последнюю встречу с ним с его пояса свисала специально приспособленная для ножен цепочка, наверняка для того, чтобы носить при себе какой-нибудь особенно редкий экземпляр из ограниченного тиража. Но сами ножны отсутствовали. Учитывая особенность таких изделий, могу с уверенностью утверждать – раны от швейцарского армейского ножа имеют очень характерный, узнаваемый след. А людей, которые пользуются такими редкими ножами, заказанными из-за рубежа, в прямом смысле единицы. Слишком уж дорогое это удовольствие. Так что, как вы понимаете, проверить и доказать, что это был нож именно Е Цзы Цяна ничего не стоит.

Лицо Е Цзинь побледнело. Уголки ее губ исказились в жалкую, вялую улыбку.

Цзи Бай между тем неспешно продолжил свою речь.

- У Цзы Цяна импульсивный и легко провоцируемый характер. В полиции зафиксированы случаи привлечения его к ответственности за насилие. Могу предположить, что Цзы Си он убил случайно, а потом воспользовался своим ножом, чтобы имитировать раны от «преступника с лезвиями из парка» и запутать полицию. Вы сами признались, что вечером в день инцидента вы разговаривали по телефону о работе, может быть, он рассказал вам о том, что произошло? О том, что он оставил четкие следы? И тогда в вашу голову пришло осознание, что ситуацию нужно срочно исправлять. Для того, чтобы спасти брата, вам требовалось использовать настоящие канцелярские ножи, лезвия которых исказили бы следы от швейцарского ножа. Где бы вы могли найти столько ножей посреди ночи? Вы ведь отвечаете за финансы и ресурсы компании. Для вас сходить на склад за канцелярскими ножами не стоит ровным счетом никаких усилий. Да и никто бы не заподозрил вас в странном поведении, не так ли?

Женщина все еще молчала.

- Естественно позже вам пришлось внести правки в инвентарные записи, чтобы скрыть факт пропажи ножей. Однако сегодня мы получили отчет от поставщика, который поставляет офисные принадлежности в Е-Групп. После сравнения отчетов, мы обнаружили, что в ночь убийства в хранилище действительно находились пять канцелярских ножей. Мы также обнаружили видеозапись с камер наблюдения, где четко видно – в тот день вы были единственной, кто вообще входил в склад для хранения офисных принадлежностей. Более того ... – Капитан Цзи окинул Е Цзинь ледяным взглядом. – Разные партии канцелярской продукции отличаются между собой. Согласно результатам экспертизы, канцелярские ножи в теле Е Цзы Си принадлежали к той же партии, что находились в складской комнате компании.

В этот момент Е Цзинь подняла глаза, спокойно посмотрела на Цзи Бая и, наконец, произнесла:

- На самом деле, даже если бы вы не пришли, чтобы забрать меня сегодня, я бы взяла на себя инициативу и сама приехала в полицейский участок. – Сделав паузу на пару секунд, она тихо добавила. - Я не могу позволить Цяо Ши взять на себя вину за нас.

 

Глава 40

Как и в других богатых и престижных семьях, в семействе Е также заметным был определенный баланс власти, возможностей, интересов и эмоциональных связей. Этот баланс не был очевидным и заметным, однако из года в год все играли отведенные им роли.

Устанавливал правила игры отец семейства, Е Лан.

Е Цзы Цян, старший сын, всегда хотел стать человеком, кто поддерживал бы существующее равновесие, однако он был бессилен.

Цяо Ши, младшая дочь, внешне выглядела как высокомерная особа, но на самом деле она всегда добросовестно повиновалась установленным правилам.

Е Цзы Сяо, шумный и беспокойный, делал вид, что полностью игнорировал существующий расклад сил и установленный баланс.

И только старшая дочь, Е Цзинь, тихо и спокойно оберегала равновесие.

Именно она более десяти лет назад посоветовала отцу, Е Лану, не полностью поглощать долю его брата, переведя часть в акции. Пять лет назад она выступала против возвращения Е Цзы Си в Е-Групп. К сожалению, ее отец не прислушался к этому совету. Вместо этого он сделал ее наименее любимым ребенком, имеющим меньше власти, чем прочие дети. Поскольку она была единственной, кто мог видеть жадность и нелояльность Е Лана, она осознавала слабость, которую повлекла за собой старость отца, и вдруг возникшее у него на склоне лет чувство вины перед племянницей.

Е Цзы Цян обладал тираническим, жестким характером. Однако, как старший брат, он всегда оберегал и защищал свою младшую сестру, которую другие считали бездарной и практически не ценили. Именно он мог совладать с ее интровертным характером, и с самого детства, перед всеми людьми, выступал в качестве безусловного защитника Е Цзинь. А когда он повзрослел и стал сталкиваться с многочисленными проблемами, не редко связанными именно с проявлениями его вспыльчивого характера, Е Цзинь, в свою очередь, стала защищать его. Она выступала в роли опекуна брата каждый раз, когда приходилось решать вопросы с полицией, задерживавшей Е Цзы Цяна за очередную вспышку неконтролируемого гнева. Сам по себе мужчина был не особенно способным руководителем, однако советы Е Цзинь, всегда стоявшей за его спиной, помогали ему справляться со своими обязанностями в компании.

И для этого случая исключения не было.

Тем вечером она даже сквозь мобильную связь ощутила панику и страх своего брата. Он просил ее о помощи, и Е Цзинь, конечно же, не смогла ему отказать. Она подумала о том, что ошибка уже была совершена, поэтому ей нужно заняться сведением ущерба к минимуму, любым возможным способом максимально уменьшить негативные последствия для ее семьи.

Примерно в этот момент ее объяснения прервал ровный голос Цзи Бая.

- Вы в курсе, из-за чего произошел конфликт между Е Цзы Си и Е Цзы Цяном?

На лице женщины проступило мрачное выражение. Взгляд ее темных глаз стал очень тяжелым.

- После того, как Цзы Си вернулась, отец отдал ей руководство над инвестиционным отделом компании. Однако она вдруг оказалась слишком талантливой, слишком выдающейся, наверное, лучше всех нас вместе взятых. Каждый год Цзы Си приносила нашей компании огромные прибыли, поэтому отец давал ей все больше и больше власти.

Сделав небольшую паузу, Е Цзинь медленно продолжила:

- А в прошлом году у отдела Е Цзы Си вдруг случилась огромная финансовая потеря.

Офицер Ву сверился с документами.

- Вы говорите о партнере, сбежавшем со 100 миллионами долларов США?

Некоторое время подозреваемая хранила молчание, и лишь затем исправила его:

- Не 100 миллионов, а 2 биллиона долларов, что эквивалентно 14 биллионам юаней, половине стоимости всей Корпорации Е.

Все полицейские, стоявшие снаружи, начали ошарашено переглядываться. Цзи Бай и офицер Ву прореагировали спокойнее, просто молча смотрели на женщину перед ними. И Е Цзинь продолжила:

- Мы приложили все усилия, чтобы скрыть это. В противном случае резкое крушение акций корпорации было неминуемым. Мой старший брат всегда подозревал, что потеря инвестиций связана с намеренными действиями Е Цзы Си, каким-то ее трюком. Честно говоря, к тому времени Е Цзы Цян уже успел остыть и даже отойти от той истории. Но тем вечером он перепил, да и из отдела иностранных инвестиций стали распространяться кое-какие слухи… Вон так он и был спровоцирован. Ну а затем понятно что – поехал за Цзы Си в горы Лин Шань, чтобы добиться от нее правды.

Все, что произошло после того, было вполне четко предсказано в первых предположениях Цзи Бая. Цзы Цян убил свою кузину случайно, а потом испугался и предпринял первое, что пришло ему в голову – симулировал то самое «дело с лезвиями в парке». Примерно в это время ему позвонила Е Цзинь, чтобы обсудить некоторые рабочие вопросы. Услышав его странный тон, она задала пару вопросов и буквально вынудила брата рассказать ей правду.

Первым ее указанием для Цзы Цяна стало включение кондиционера, чтобы отсрочить фиксируемое время смерти. Затем захватила канцелярские ножи и отправилась к вилле. Остальное пришло ей в голову уже на месте.

- Это вы отправили своему брату, Цзы Сяо, сообщение с просьбой о помощи? – спросил Ву.

- Цзы Си написала его сама, еще до того, как умерла, но отправить не успела. Поэтому я сделала это за нее, установив таймер с отсрочкой. Еще один способ отложить время смерти, - кивнула женщина.

- А почему именно Цзы Сяо?

Е Цзинь подняла на него свой тяжелый взгляд.

- Потому что тем вечером он вернулся домой в очень, очень плохом настроении. Зная его, я была уверена – он будет бухать всю ночь со своими друзьями. Поэтому даже если бы он увидел смс вовремя и приехал на виллу, у него все равно было бы весьма достойное алиби. Я бы не подвергала своего брата опасности, можете мне поверить.

- А вы хорошо все просчитали, - холодно прокомментировал ее слова офицер Ву.

Допрашиваемая промолчала.

- Вы знали о тайных отношениях между Цзы Си и Чжан Ши Юном? – спросил Цзи Бай.

- Нет, не знала до тех самых пор, как в ту ночь попала на виллу. Цзы Цян нашел одежду нашего зятя, и после того об этом узнала вся наша семья.

- Госпожа Е Цзинь, если бы вы хотели помочь тому, кто совершил убийство, нужно было посоветовать ему сделать добровольное признание. – Офицер Ву был непреклонен. – Стоило ли так напрягаться ради так называемой защиты интересов семьи? Преступать закон? Становиться соучастником в чужом преступлении?

Е Цзинь не стала ему отвечать.

После ее признания и Цяо Ши, ее младшая сестра, наконец-то рассказала правду.

За несколько дней до инцидента Е Цяо Ши получила от нанятого нею частного детективного агентства достоверную информацию. В ту ночь она поехала на гору Лин Шань, по дороге заметив отъезжающую от виллы машину, похожую на авто ее старшего брата. Войдя в дом, она обнаружила, что Цзы Си мертва.

Внутри женщина увидела доказательства того, что ее муж проводил здесь достаточно много времени. Конечно же, она была оскорблена, зла и обижена. Отчаяние заставило ее схватить телефон кузины и написать сообщение Чжан Ши Юну, в попытке возложить на него вину за это убийство.

- Почему вы решились стать стать козлом отпущения для Е Цзинь и Цзы Цяна? – спросил Ву.

Цяо Ши грустно ответила:

- Мой старший брат – это моя семья. А моя жизнь все равно уже разрушена. Так почему бы не взять вину на себя?

- Жизнь не так легко разрушается, - медленно прокомментировал ее фразу капитан Цзи.

Итак, истина наконец-то была установлена, а дело раскрыто. Полицейские вздохнули с облегчением, но их настроение вряд ли можно было бы назвать радостным. В молчании они заполняли документы и отчеты, закрывая дело.

Цзи Бай вышел в офис и увидел Сюй Сюй, растерянно замершей за своим столом. Выражение ее лица было немного странным.

- Что случилось? – шепнул он.

- Я все думаю о сообщении, которое Цзы Си написала, но не успела отправить, - ответила ему стажер. – Интересно, кому оно на самом деле адресовалось?

Цзи Бай растрепал ее короткие волосы и кинул на стол папку с документами.

- Давай-ка принимайся за работу, живее.

- Так точно, - Сюй слегка напряглась, реагируя на новый неожиданный физический контакт. «Не обращай внимания, не обращай на него внимания», - прошептала она про себя.

В дверном проеме возникла фигура Чжао Хана.

- Босс, я доставил в участок Е Цзы Цяна.

***

Сегодня Е Цзы Цян должен был представлять интересы Е-Групп на очередном проекте в провинции. Офицер, отвечавший за наблюдение за мужчиной, без предупреждения схватил его и засунул в свой автомобиль, остановив транспортное средство только перед полицейским участком. Поскольку они все еще нуждались в сборе доказательств, полиция попросила Цзы Цяна сотрудничать со следствием. Он был немного обеспокоен, но не предчувствовал ничего плохого в поездке в участок.

За комнатой допросов находился узкий длинный коридор со слабым освещением, холодный и тихий. Цзы Цян как раз следовал за копом, когда дверь в допросную открылась и оттуда вышла Е Цзинь. Ее руки были скованы наручниками за спиной, а следом шли два мрачных офицера.

Цзы Цян ощутил, как кровь бросилась ему в голову, сосуды болезненно запульсировали. Открывшееся зрелище позволило мужчине сразу понять, что произошло. Он посмотрел на свою младшую сестру, и выражение его лица изменилось, напряглись почти все мышцы в теле.

В этот самый момент к двери в коридор с другой стороны, из офиса, подошли Цзи Бай и Сюй Сюй. Капитан Цзи заметил выражение лица преступника и настороженно замер.

Неожиданно Цзы Цян развернулся, оттолкнув полицейского, шедшего за ним. Его высокое, крупное тело двигалось стремительно, застигнув остальных участников этой сцены врасплох. Копы кинулись к нему, не зная, что мужчина уже был готов вытянуть из кармана свой швейцарский армейский нож и воспользоваться им, чтобы не подпустить к себе никого.

- Я убил Цзы Си, я! Моя сестра не имеет к этому ни малейшего отношения! – одинокая, едва заметная слезинка скатилась со внешнего уголка правого глаза. – Тюрьма, мать твою? Ну ладно!

- Брат! – закричала встревоженная и испуганная Е Цзинь.

Примерно в это время Цзы Цян замахнулся ножом, целя себе в грудь. Но, на расстоянии в 16 сантиметров,примерно, до тела он неожиданно замер, тяжело прислонившись к стене. На лице его застыла жуткая смесь из свирепого и жалкого выражения.

Стоявший у дверного порога Цзи Бай воспользовался возможностью. Молниеносно метнувшись к задержанному, он сжал запястья мужчины, и тот, испугавшись, стал выворачиваться. Привыкнув к тому, что в его мощном и мускулистом теле кроется очень внушительная сила, он с ошеломлением осознал, что железная хватка капитана Цзи была слишком крепка, чтобы освободиться от нее. Но коридор был слишком узок, сзади начали собираться другие полицейские, поэтому суперинтендант оказался в невыгодном положении. Его движения были стеснены.

Острое лезвие ножа зацепило его тело, и белый рукав рубашки начал пропитываться кровью.

Все были в ужасе. Сюй вцепилась взглядом в контур напряженного профиля ее наставника, в багровое пятно, расползавшееся по его руке. Ее нервы были натянуты подобно струне, а тело начало подрагивать от стресса.

Резким, внезапным движением Цзи Бай вывернул руку Цзы Цяна и развернул мужчину лицом к стене. Хотя преступник оказывал жесткое сопротивление, словно разгневанный многотонный бык, капитан слишком сильно прижал его к стене, чтобы тот мог освободиться. Несколько полицейских тот час же подскочили ближе, перехватывая руки буяна и освобождая суперинтенданта.

***

Новости пришли от полицейских, занятых сбором новых улик. Они обнаружили кровь Е ЦзыСи в автомобиле Цзы Цяна. Поиски орудия убийства все еще продолжались.

Сам Цзы Цян, оказавшись в комнате для допросов, прикованный к монолитному и тяжелому столу, неожиданно успокоился и довольно честно признался во всем свершенном.

Время было обеденным, поэтому Цзи Бай велел остальным сделать небольшой перерыв и поесть.

Сам же он сидел в своем кабинете, промакивая рану гемостатическим хлопком и выбрасывая его в мусорную корзину. Хотя ранение обильно кровоточило и выглядело пугающим, само повреждение было несерьезным и неглубоким, поэтому капитан не особенно обращал на него внимание. Офицер Ву, сидевший неподалеку, улыбнулся и произнес.

- Наконец-то все разрешилось. Можно и передохнуть теперь пару-другую дней.

- Сдадим последние отчеты, и я лично попрошу у начальства трехдневный отпуск, - ответил ему Цзи. – Сможешь взять жену и поехать сына навестить.

- Это было бы великолепно, - отозвался Ву. – Моя жена мне на этот счет уже всю плешь проела.

В комнату вошел Чжао Хан, в руках его находилась аптечка.

- Босс, позвольте обработать вашу рану.

Поскольку дело завершилось хорошо, Цзи Бай находился в приятном расположении духа. Он выглянул из кабинета, заметив низко склоненную голову Сюй Сюй – наверняка совсем заработалась и про обед забыла напрочь – и произнес, обращаясь к подчиненному:

- Знаешь, куда важнее прямо сейчас написать срочный отчет о происшествии. Пусть кто-то другой займется моей раной.

- Ладно, тогда позову Яо Мэнг.

Суперинтендант тяжело вздохнул, и вместо него подал голос офицер Ву.

- Яо Мэнг тоже очень, очень занята. Просто позови Сюй сюда, и перестань создавать нам проблемы на пустом месте.

Ву и Цзи Бай обменялись понимающими взглядами. Капитан молча улыбнулся.

Сюй Сюй стремительно вошла в кабинет, разминувшись с выходящими наружу Чжао Ханом и Ву. Ее глаза буквально впились в тело Цзи Бая.

- Мастер, как ваша рука? Насколько все серьезно?

- Можешь сама проверить, - ее наставник расслабленно откинулся на спинку кресла, повернувшись так, чтобы девушке удобнее было подойти.

Стажер осторожно прикоснулась к руке мужчины. Обмакнула вату в спирт и нежно вытерла кровь вокруг раны.

- К счастью, все обошлось. Просто порез. Но все же будет лучше, если вы сделаете укол от столбняка.

- Ладно.

Сюй была максимально деликатна. И только сейчас она заметила, что руки Цзи Бая отличались от рук других мужчин, которых ей довелось видеть в своей жизни. С другой стороны, до этого момента она ни разу не рассматривала эту часть мужского тела со столь сосредоточенным вниманием.

Его рука в обхвате во много раз превосходила ее руку. Она выглядела сильной и крупной, но при этом не особенно мускулистой. Тыльная сторона кисти, кожа плеча и предплечья были на пару тонов темнее, чем ладонь. Учитывая этот факт, можно было сделать вывод – настоящий цвет кожи капитана был намного светлее. Однако работа в качестве уголовного следователя, заставляющая его часто оставаться под ветром и солнцем достаточно продолжительно время, одарила мужчину постоянным равномерным загаром. Кроме свежего пореза девушка обнаружила несколько старых – шрамы в приличном изобилии располагались на предплечье, кисти руки. И поскольку он часто использовал оружие, на ладони было множество характерных мозолей. Все это делало руки капитана более грубыми, чем его красивое лицо.

Сюй Сюй молча подумала о том, что руки ее наставника были идеальны.

Пока девушка сосредоточено занималась своим делом, Цзи Бай не отводил от нее глаз.

Свет послеполуденного солнца проникал сквозь окна кабинета, наполняя его тишиной и теплотой. Капитан Цзи с комфортом располагался в собственном кресле, а возле него, держа его за руку, послушно сидела обрабатывавшая рану Сюй.

Чем дольше мужчина рассматривал лицо девушки, тем больше замечал нежные и утонченные черты ее лица, тонкую белоснежную кожу, напоминавшую нефрит, слегка покрытую сейчас румянцем. Каждый раз, когда ее тонкие пальцы прикасались к нему, он испытывал прохладное, мягкое и приятно чувство, от которого притуплялась даже боль от раны.

Не сдержавшись, Цзи Бай достал мобильный и стал записывать видео.

- Что вы делаете? – заметив его странные манипуляции, поинтересовалась Сюй Сюй.

Рассматривая ее милое лицо на экране своего гаджета, ее слегка нахмуренный лоб, он мягко произнес.

- Новости читаю. Важные международные новости.

 

Глава 41

Ранним утром, омраченным пасмурным небом и почти ледяным воздухом, Сюй Сюй ехала на своем автомобиле по совершенно пустынной дороге. Вчера Цзи Бай сообщил, что их занятия возобновятся в привычном режиме, но через несколько дней. Она уж было думала, что за это время сможет с комфортом передохнуть. Но не сложилось. Неожиданно ее биологические часы разбудили девушку в привычное время – в пять утра, и организм, готовый к привычной нагрузке, категорически отказывался засыпать снова.

Стажер не придумала ничего умнее, чем просто плыть по течению.

Было самое начало лета, и светало теперь раньше. Войдя на территорию стадиона, Сюй заметила многих мужчин, бегающих и занимающихся здесь. Она окинула территорию взглядом, привычно разыскивая знакомую фигуру суперинтенданта, но, конечно же, его здесь не обнаружила.

Это значило одно.

Сегодня можно было бегать не спеша, в приятном для нее темпе.

Цзи Бай сегодня проснулся вовремя. После многих лет работы он уже успел адаптироваться к перегруженным дням и бессонным ночам, не редким явлениям во время ведения крупных дел. Теперь, когда расследование смерти Е Цзы Си было завершено, мужчина мог вернуться к привычному ему ритму жизни.

Он как раз заканчивал силовые упражнения, истекая потом, ощущая приятное напряжение в мышцах. Сидя на тренажере, суперинтендант увлеченно рассматривал содержимое новой «скрытой» папки в своем мобильном телефоне, когда до его слуха донеслись знакомые легкие шаги. Тот час же вскинув голову, он увидел свою миниатюрную ученицу, отстраненно пробегающую мимо.

Цзи Бай окинул взглядом ее стройную худенькую фигурку, уголки его губ самопроизвольно поползли вверх. Он спрятал телефон в карман и побежал за ней.

Услышав позади спокойные и тяжелые шаги, Сюй Сюй, по привычке, отодвинулась в сторону, уступая дорогу. Догоняющий ее мужчина был все ближе и ближе, тепло его тела словно бы коснулось плеча девушки. А потом кто-то легким жестом растрепал ей волосы.  Стажер обернулась и увидела своего наставника. Его высокое тело было совсем рядом, на его красивом лице блестели капельки пота, а в темных глаза плескалась скрытая улыбка.

- Мастер? – удивленно поприветствовала его Сюй.

- Сколько кругов пробежала? - спокойно отозвался он, хотя звуки голоса девушки заставили Цзи ощутить приятную теплоту в сердце.

- Полкруга.

- Продолжай.

Но как бы капитану того не хотелось, он не мог просто бежать рядом с ней. Его высокая фигура слишком заметно выделялась, особенно на ее миниатюрном фоне. Мимо как раз пробежал знакомый Цзи Бая из отдела экономических преступлений. Мужчины вежливо улыбнулись друг другу.

Да уж, двигаться вперед подле стажера, да со скоростью улитки – явно не вариант. Ускорившись, капитан довольно быстро оставил Сюй Сюй позади.

«Не стоит вести себя подобным образом. Ничего хорошего из этого не выйдет, - думал он, оставшись наедине с самим собой. – Никакие ухаживания не будут плодотворными, если на самой ранней их стадии начнутся сплетни и разрушение деловой репутации».

Еще меньше суперинтендант хотел выносить на общее обозрение свою личную жизнь. Скорее всего, Сюй бы его в этом полностью поддержала. Более того, в большинстве случаев общественное мнение, вероятно, будет контрпродуктивным. Таким образом выходило, что ему придется действовать прагматично и быть более сдержанным.

Закончив утренние упражнения, Сюй и ее наставник сидели в комнатке переговоров, молча читали каждый свою газету, уплетая завтрак. Все было как обычно.

- Как твои занятия в огневой подготовке? Есть прогресс? А с силовыми упражнениями что? – неожиданно поинтересовался Цзи Бай.

-   Силовыми я занимаюсь ежедневно, дома. А с этих выходных как раз планировала начать ходить в тир, - спокойно ответила девушка.

Капитан пару минут помолчал, затем отложил газету и заинтересованно спросил.

- Есть проблемы с техникой стрельбы?

Сюй Сюй знала,что ее наставник – один из самых метких стрелков этого города. Но просить его о помощи было бы равносильно стрельбе из пушки по воробьям. Поэтому девушка даже не думала о том, чтобы его побеспокоить:

- Спасибо, Мастер, в этот момент никаких сложностей, вроде бы, нет. Я уже попросила Чжао Хана прийти в тир на этих выходных. Он будет обучать меня стрельбе.

- Чжао Хан неплох в этом, - посмотрел на нее капитан. – Будь внимательна и прилежно учись у него.

***

Центром внимания сегодняшней работы стало подведение итогов по делу семьи Е. Чжао Хан и Сюй Сюй были ответственны за запись заявления Е Цзинь относительно деталей дела.

Соучастница преступления была сосредоточенной, но, если сравнивать с ее вчерашним спокойным настроением, сегодня женщина выглядела скорее изможденной. Ее глаза покраснели и распухли.

Закончив записывать, Сюй встала, чтобы уйти, но тут внезапно Е Цзинь подняла голову и заглянула прямо в глаза стажера.

- Если бы вы были на моем месте, вы бы так поступили?

Полицейская замерла, задумавшись, и после пары минут все же произнесла.

- Нет.

Е Цзинь едва заметно улыбнулась, кивнула.

- Могу я поговорить один на один с офицером Цзи?

Оказавшись за пределами допросной, Чжао Хан поинтересовался у коллеги.

- Почему она задала тебе этот вопрос?

- Потому что почувствовала, что я такая же, как она, - мягко ответила Сюй Сюй.

Когда Цзи Бай вошел в допросную, Е Цзинь отреагировала не сразу. Она окинула мужчину взглядом, но казалось, что женщина смотрит куда-то далеко, за пределы этой комнаты.

- Вчера ночью я думала о возможностях.

Суперинтендант хранил молчание.

В ее глазах вспыхнул огонек надежды.

- Кажется, вы чувствуете то же самое. Значит, вы не позволите ему избежать ответственности по закону, не так ли?

Хотя выражение лица Е Цзинь оставалось относительно невозмутимым, о ее чувствах говорили ее глаза, ее подавшееся вперед напряженное тело, ее тонкие пальцы, сжавшиеся в кулаки.

- Не позволю, - медленно кивнул Цзи Бай.

Женщина улыбнулась в ответ, и эта улыбка была очень светлой.


 

***

Лишь только Цзи Бай покинул допросную, вернувшись в офис, как офицер Ху бодро отрапортовал:

- Прибыли члены семейства Е.

Суперинтендант выглянул в окно. Солнечный свет заливал все пространство дворика перед полицейским участком. Чжан Ши Юн, Е Цзы Сяо, Ву Тсэ, и прочие близкие родственники как раз пересекали дорожку между двумя зелеными клумбами. У всех были потемневшие лица и красные глаза. Капитан Цзи спустился вниз и пошел к ним навстречу.

Поздоровавшись со всеми, он повернулся к Чжан Ши Юну.

- Мистер Чжан, я должен с вами переговорить.

Чжан Ши Юн был одет в черный официальный костюм. Его мрачное лицо было серьезным и немного напряженным. Посмотрев на полицейского, он молча кивнул, соглашаясь. Е Цзы Сяо проводил взглядом две удаляющиеся в тишине фигуры.

Парковка, расположенная за зданием полицейского участка, была пуста. Цзи Бай подкурил сигарету и глубоко затянулся.

- Капитан Цзи, о чем вы хотели со мной поговорить? Это ведь конец вашего расследования? – второй зять семьи Е слегка улыбнулся, хотя эту его гримасу сложно было бы назвать улыбкой в прямом смысле этого слова.

Суперинтендант поднял на него свой тяжелый, изучающий взгляд. Выражение его темных глаз заставило Чжан Ши Юна покрыться мурашками.

- Отдел расследования экономических преступлений изучал дела Е Цзы Си, которые она вела плоть до своей смерти, - медленно заговорил Цзи Бай. – Были обнаружены записи о некоторых нелегальных сделках. Существует некая компания, специализирующаяся на оформлении документов, но работала она, похоже, только с Цзы Си. Других признаков существования этой сомнительной конторы нами обнаружено не было. Самый настоящий призрак. При этом следователи также не смогли обнаружить те самые инвестиционные потери, о которых так много говорили в компании.

Не сказав ни слова, Чжан Ши Юн просто улыбнулся в ответ.

- Четверо детей семьи Е в ту ночь появились в одном и том же месте. Трое из них отправятся в тюрьму, - продолжил капитан. Его взгляд стал еще более жестким. – Мистер Чжан, как думаете, это простое совпадение или всему есть своя причина?

Улыбка Чжан Ши Юна стала кривой.

- Вы что, хотите сказать, что это не совпадение? Что все было устроено умышленно?

Их глаза встретились, выражение лица Цзи Бая стало холодным.

- Верно. Хотя этот человек и был очень осторожен, но и он все же оставил следы. По словам Е Цзы Цяна, перед тем, как отправиться к Е Цзы Си в ту ночь, он ужинал с вами. Е Цзинь говорила, что в последние годы ее старший брат успокоился и редко вел себя импульсивно. Это заставило меня задуматься – а был ли лишь алкоголь причиной тому, что он вышел из себя и случайно убил кузину? С жестоким и вспыльчивым характером Цзы Цяна куда вероятнее, что все дело было в наркотиках. Только они способны спровоцировать внезапные и сильные агрессивные импульсы. Конечно, это лишь возможность. Сейчас уже невозможно проверить, принимал он подобные препараты или нет.

Далее. В соответствии с признанием Е Цзинь, она позвонила брату из-за проблем с «проектом недвижимости», попав фактически на время самого преступления. Если я правильно помню, именно вы, мистер Чжан, отвечаете за этот сегмент деятельности Е-Групп? Изначально, что вполне естественно и соответствует характеру Е Цзы Цяна, он вовсе не собирался вовлекать свою сестру в возникшие проблемы. Но из-за того, что ее звонок пришелся слишком кстати, он не смог промолчать. Она тут же заметила проблему и вмешалась. И с вашей женой история немного похожая. Цяо Ши ведь не «вдруг» поехала на виллу именно той ночью. И в заключение, разыскиваемый преступник – тот самый сбежавший партнер – был полукровкой, китайцем с европейской кровью. Я почти случайно выяснил, что вы с ним не только в один университет ходили, но и на многих лекциях пересекались. Ну и еще кое-что – в последе время экономическое положение семейного бизнеса Чжан основательно ухудшилось. Ходят слухи, что акционеры отзывают свои инвестиции.

Во время всего этого монолога лицо Чжан Ши Юна было равнодушным. Но в нем то и дело проскальзывали едва заметные нотки раздражения и чего-то, что немного походило на страх. Впрочем, когда прозвучали последние слова, он все же смог улыбнуться.

- Все так и есть, божественный детектив Цзи. Хоть то, что вы только что озвучили и выглядит весьма правдоподобно и логично, я, увы, не виновен во всем, в чем вы хотите меня обвинить. Поэтому я уверен, что доказательств вам не найти. Так что зря это все, божественный детектив Цзи, зря.

Чжан Ши Юн очень явно дразнил его, издевался, стараясь задеть за живое. Однако Цзи Бай лишь спокойно смотрел на своего собеседника, никак не выдавая сомнений или беспокойства. Наоборот, на его лице застыло спокойствие и решительность.

- Да, вы правы. На данный момент никаких улик у меня нет. Пока еще. Но знаете, как говорят у нас? «И на старуху бывает проруха»*. Все ошибаются, господин Чжан, рано или поздно. Я в это верю, а вы в это верите?

(Прим.пер.: *В оригинале его фраза звучит, конечно же, не так, но общий ее смысл в данном конкретном случае значит, что где-нибудь Чжан Ши Юн все же накосячил (или накосячит) и его таки привлекут к ответственности. Поэтому я воспользовался аналогом).

Наблюдая за удаляющейся фигурой Цзи Бая, Чжан Ши Юн раз за разом прокручивал в голове его слова. В конце концов, он вышел из себя и стал яростно проклинать как полицейского, так и самого себя. Однако когда мужчина поднялся в полицейский офис, его изысканные манеры ничуть не выдавали внутреннего напряжения.

Встретившись со своей женой в комнате для свиданий, Чжан Ши Юн нежно взял ее за руки.

- Цяо Ши, клянусь, ты не задержишься надолго в этом ужасном месте. А я дождусь, пока ты выйдешь на свободу.

Если сравнивать с тем жутким, истощенным и болезненным видом, который был у этой женщины всего пару дней назад, сегодня она выглядела спокойнее и даже расслабленнее. Цяо Ши вытащила свои тонкие, изящные кисти из рук мужа и молчаливо покачала головой.

Чжан Ши Юн окинул ее оценивающим взглядом.

- Ши Юн, - Цяо Ши подняла глаза, в которых плескалась решительность и ни капли сомнения. – Я хочу развестись.

Мужчина, казалось, был не способен поверить в то, что услышал. Не сдержавшись, он с сарказмом переспросил:

- Цяо Ши, ты соображаешь, что говоришь? Хочешь развода? Со мной?

Женщина медленно кивнула.

Он рассмеялся.

- Ты действительно хочешь, чтобы в такие неспокойные и даже бедственные дни корпорация Е оказалась в руках Е Цзы Сяо? Если ты бросишь меня, может так быть, что после выхода из тюрьмы твоя жизнь станет очень сложной. Адски сложной. Так что прекрати нести чушь, я обещаю тебе, что место госпожи Чжан всегда будет твоим.

Однако Цяо Ши не ответила. Она подняла голову и просто молча смотрела на своего мужа. Никогда прежде до этого момента ему не доводилось видеть этот взгляд, такой спокойный, решительный и даже презрительный. Привычные ему восхищение, страх, любовь и ненависть полностью исчезли из столь знакомых глаз.

Не дожидаясь его ответа, женщина встала и обратилась к полицейскому, стоявшему в той же комнате:

- Офицер, этот разговор окончен. Я хочу уйти.

Рассматривая исчезающую в дверях спину жены, Чжан Ши Юн не знал, что ему сказать. И стоит ли вообще что-либо говорить. Он одернул пиджак, поправил свой галстук, медленно поднялся и вышел наружу, продолжая вести себя как член семьи Е и скорбящий муж.


 

***

Несколько месяцев спустя пришло известие о поимке преступника – того самого партнера, который сбежал с деньгами Е-Групп. В соответствии с рекомендацией капитана Цзи, отдел экономических преступлений продолжал детальное изучение финансовых дел Чжан Ши Юна и его связей  с этим «партнером». В конце концов полиция все же получила достаточно улик, чтобы привлечь к ответственности нового «босса мафии» мира бизнеса Лин-сити. Но это случилось куда позднее.

В последние дни самым расстроенным и тихим членом семьи Е был Е Цзы Сяо. Со временем иссяк поток посетителей заключенных в тюрьму брата и сестер Е, и только Цзы Сяо продолжал приходить регулярно, подолгу сидя на длинной скамье, повесив голову и размышляя в гнетущей тишине.

- Цзы Сяо, - однажды сказала ему Е Цзинь, - Семья Е полагается на тебя.

А еще она предупредила.

- Не верь Чжан Ши Юну. Доверяй Ву.

Все, что он мог – лишь согласно кивнуть. И он это сделал.

Когда умерла Е Цзы Си, Цзы Сяо почти возненавидел старшего брата, невероятно обиделся на старшую сестру и игнорировал других членов семьи. Но сейчас ситуация была иной. Нереальная скорбь поселилась в его сердце, и от нее никак нельзя было избавиться. Представляя, как раскаивается брат, как тихо плачет младшая сестра, думая об отце, который фактически заперся в своей комнате, не желая никого видеть, даже своего младшенького, своего любимчика, он испытывал боль, схожую на удар ножом в сердце.

Сюй Сюй как раз покидала офис, собираясь направиться в столовую на верхнем этаже, когда увидела Е Цзы Си, сидевшего в углу коридора, опустив голову в ладони. Его обычно идеально чистый и выглаженный костюм выглядел несвежим и помятым, а на лице проступала легкая тень щетины.

Стажер не имела ни малейшего представления о том, как утешать других. Она подошла к мужчине и замерла возле него, но тот ее не заметил. Вдруг Сюй вспомнила, как утешал ее Цзи Бай, когда она грустила о смерти Цзы Си. Поэтому она решила скопировать действия наставника, присела на корточки и снизу вверх заглянула в лицо Цзы Сяо. Сейчас они были близки как никогда прежде. И девушка сказала то, что ей больше всего хотелось озвучить:

- Е Цзы Сяо, ты должен быть сильным.

Мужчина поднял голову и взглянул на нее красными, воспаленными глазами. Замерев на несколько секунд, он все же кивнул, медленно и неуверенно. Стажер уже собиралась было уйти, когда он неожиданно попросил.

- Сюй Сюй, позволь мне обнять тебя. Лишь раз. Один раз, - его голос был хриплым и очень печальным.

- Ладно, - подумав, разрешила она.

Цзы Сяо встал, схватив ее за талию, а затем прижал к себе, обнимая дрожащими руками и пряча лицо в изгиб между ее шеей и плечом.  Широкая грудь мужчины, его сильное, быстрое сердцебиение, его теплое дыхание заставило Сюй ощутить нечто странное и волнующее. А потом вдруг Цзы Сяо отпустил ее.

- Спасибо тебе.

В другом конце коридора появились полицейские, несколько человек. Они тоже отправлялись в столовую, чтобы пообедать. Увидев, как парочка недалеко от них обнимается, мужчины просто деликатно отвернулись. Все, кроме Цзи Бая. Капитан окинул внимательным взглядом прищуренных глаз их обоих – угрюмое лицо Цзы Сяо с его полными подавленных чувств глазами, и спокойное и нежное маленькое лицо Сюй Сюй. Только после этого суперинтендант отвернулся и поднялся наверх вместе со своими коллегами.

После обеда Цзи Бай вернулся в свой кабинет, откинулся на стуле и закрыл глаза, чтобы перевести дух. Офис за дверями комнаты был пуст и тих. И только несколько минут спустя он услышал знакомые тихие шаги. Капитан открыл глаза и увидел, что Сюй Сюй вошла в кабинет, села напротив него.

- Сегодня Е Цзинь спросила меня, если бы я была на ее месте, поступила бы я так же? – сказала она. – Она ощутила, что мы с ней очень похожи.

- Ты бы не стала так поступать, ты совсем другая, - мягко отозвался Цзи Бай.

Стажер кивнула. Она думала так же. Возможно, между ней и Е Цзинь все же было большое сходство, вот только Сюй всегда знала, чего хочет, тогда как Е Цзинь была загнана в ловушку одним лишь определением «семья Е», и возможностей сбежать оттуда просто не имела.

Дело семьи Е стало первым серьезным расследованием в жизни Сюй Сюй. После того, как правда была раскрыта, в сердце девушки поселилась очень ощутимая тяжесть. Е Цзинь заставила ее почувствовать сожаление. Ощущая беспокойство и стремительно портящееся настроение, стажер подсознательно пожелала поговорить с наставником.

Его уверенный тон и низкий мужественный голос заставлял ее ощущать тепло. Тяжелые чувства, казалось, постепенно уходили на задний план, рассеиваясь вдалеке.

Некоторое время они оба просто сидели и молчали. Только где-то с полчаса спустя Цзи Бай все же спросил.

- Как Е Цзы Сяо? – голос его при этом был равнодушным, а темные глаза уперлись прямо в ее лицо.

- Я верю, что он быстро восстановит свой дух, - Сюй посмотрела на капитана и слегка покраснела.

Эта реакция не укрылась от его внимательного взгляда. Плохи дела. Он тут же произнес:

- Это очень хорошо, что ты заботишься о своих друзьях. Но не забывай, он причастен к расследованию, а ты являешься сотрудником полиции, который несет ответственность за это. Тебе стоит обратить внимание на свою репутацию в этом полицейском участке, так что пусть это будет единичное проявление ваших чувств. По крайней мере, здесь.

- Мне жаль. Я все понимаю, - честно ответила она. – Не будет следующего раза, скорее всего, в будущем мы не будем поддерживать контакты.

Слабая улыбка проступила в уголках губ Цзи Бая. Словно мимолетное видение, доступное далеко не каждому внимательному взгляду.

- Хорошо. Ты знаешь, где стоит провести финальную черту.

***

Наконец-то полицейская команда получила свои заслуженные редкие выходные. Сюй заехала домой, собрала кое-какую одежду и отправилась к своему брату, Сюй Цзюню.

- У меня три дня отпуска, поэтому я приехала к тебе. Хочу побыть с тобой, - с порога заявила она.

- Я в порядке, - улыбнулся Сюй Цзюнь и привычным жестом растрепал ее волосы.

Сюй не умела выражать свое беспокойство о брате иным способом, кроме постоянного общения и прибывания рядом. И привыкший к этому мужчина сразу понял ее намерения.

Закинув сумку, разувшись, девушка удобно уселась на диван и включила ноутбук, чтобы немного посерфить в интернете. Подняв голову некоторое время спустя, она увидела, что Сюй Цзюнь с банкой пива в руке стоит у окна и просто молча любуется звездами.

Сюй Сюй встала и подошла к нему.

- Брат, обними меня.

Мужчина рассмеялся и широко расставил руки, готовясь к обнимашкам.

- Как много любви! Иди-ка сюда, моя маленькая сестренка, я хочу подержать тебя в своих объятьях.

Они простояли так пару минут, лицо девушки изменилось, приобретя серьезное, сосредоточенное выражение. На ее щеках проступил румянец.

- Что? Что не так? – заметив эту странность, тот час же отреагировал Сюй Цзюнь.

- Знаешь, в последнее время меня обнимали трое мужчин, включая тебя, но каждый раз я испытываю разные чувства.

Глаза ее брата ошарашено округлились:

- Так, стоп, секундочку! Это кто там такие эти двое, что посмели тебя тронуть? И что они еще пытались сделать, кроме обнимашек?

Сюй Сюй не ответила, переведя задумчивый взгляд в ночь за широким окном.

- Брат, пока что тебе стоит прекратить организовывать мне свидания вслепую.

Сюй Цзюнь с недоумением покосился на нее. Неужели у его маленькой сестрички появился возлюбленный? Но ведь в последние дни она все время проводила в полицейском участке, окруженная лишь копами.

- Разве не ты говорила, что не собираешься встречаться с коллегами? – сейчас на сердце у мужчины были разные чувства. Удивление и любопытство, радость и беспокойство – все сплелось в единый, очень тесный клубок.

Если бы Сюй могла, она бы объяснила брату, что ее рациональный разум и ее сердце вдруг вступили в неожиданный конфликт. Ее настроение сейчас было хаотичным и неопределенным, поэтому она лишь глубоко вздохнула.

- Наверное, я просто изменилась со временем.

И еще один тяжелый вздох спустя добавила:

- В любом случае, я очень неуверена в том, что мне удастся завоевать его.

 

Глава 42

Первый день отпуска.

Наслаждаясь освежающим ночным воздухом и мягким звездным светом, Цзи Бай расслабленно сидел на своем балконе и потягивал ароматный чай. Он достал мобильный телефон и набрал номер Чжао Хана.

- Босс, что-то случилось? – Чжао поднял трубку, уже готовый к любой неприятности или новому делу. Сила привычки.

- Нет, ничего, - спокойно ответил капитан. – Просто хотел выкроить времечко, чтобы пообедать с тобой вне работы.

- Даже так? – в голосе его собеседника появилась расслабленность. – Как насчет завтра?

- А как насчет послезавтра?

- Я свободен только вечером. Утром мы с Сюй Сюй договорились сходить в тир, поучиться, ну а потом мы хотели перекусить вместе.

- Вечером я не смогу, - губы Цзи Бая сами растянулись в коварную улыбку. – У меня кое-что запланировано на это время.

- Тогда…

- Давай тогда послезавтра в обед. Ничего страшного, если Сюй покушает с нами, - обыденно предложил суперинтендант. – Я тогда подъеду к тиру, заберу вас на своей машине.

- Ну ладно, - конечно же, Чжао Хан ничего не заподозрил.

Цзи Бай сменил тему разговора.

- А, кстати, я еще не видел твою девушку. Если она свободна, тогда скажи ей, чтобы тоже приходила, я приглашаю вас всех на обед.

- Что? – недоуменно переспросил полицейский, а затем радостно расхохотался. – Ха, это восхитительно! Согласен!

- Спасибо, брат, - вдруг произнес капитан веселым голосом. – До встречи тогда.

После того, как он повесил трубку, Чжао Хан некоторое время все еще растерянно держал ее возле уха. Он никак не мог понять, за что его только что поблагодарил босс. У него даже голова закружилась, но ни одной догадки так и не возникло.

***

Обучение стрельбе представляло собой коммуникационный мост, который работал в обе стороны. Для Чжао Хана это была всего лишь помощь младшей коллеге, хоть и немаловажная, но он даже не догадывался, что у Сюй Сюй на него были и иные, стратегически важные планы.

После того, как девушка осознала, что испытывает к своему наставнику особые чувства, ее приоритетом стал поиск информации о нем. Все, что позволило бы ей решить – добиваться его или нет.

После ее неудачной влюбленности несколько лет тому назад, Сюй поняла для себя, что любовь – штука иррациональная. Чем больше она думала об этом, тем больше понимала, что шанс влюбиться не в того слишком высок. Кроме того, человек может показывать себя с разных сторон на работе и в повседневной жизни, самым простым примером такого расхождения был ее собственный брат, Сюй Цзюнь. Во время руководства компанией он был хладнокровным, сильным и уверенным, умел отделять работу от личной жизни, никогда не засматривался на красивых и сексуальных секретарш. Но после работы, посещая многочисленные клубы, он тут же превращался в жуткого бабника и мог играть и шалить хоть ночами напролет.

До сих пор ей доводилось сталкиваться лишь с профессиональной стороной Цзи Бая. А это значит, что ей нужно было узнать хоть что-нибудь о его повседневных особенностях и привычках.

Кроме того, капитан Цзи ведь был одинок на протяжении многих лет. Может быть, конечно, он просто скрывал свою личную жизнь, или у него на нее просто банально не хватало времени. Но Сюй Сюй все же не могла исключить возможности гомосексуальности, сексуальной дисфункции или склонности к извращениям.

Между суперинтендантом и Чжао Ханом были хорошие, дружеские отношения. Сам Чжао был парнем честным и положительно настроенным, развести его на разговор буквально не стоило труда. Так что естественно, что он стал для девушки отменным источником информации о Цзи Бае. Сама Сюй была не особенно хороша в отношениях с другими людьми, но если уж начинать их строить, то делать это нужно с толком и тщательностью.

Тир в то утро был практически пустым. Когда стажер прибыла на место, в зале находились только Чжао Хан и один молодой офицер, как раз сейчас стоявший в кабинке и тщательно прицеливавшийся.

Чжао Хан основательно взялся за обучение Сюй Сюй. Она отнеслась к занятиям со всей серьезностью. В тот момент, когда они, наконец, остановились, чтобы перевести дух, девушка посмотрела на мишени и улыбнулась:

- Наставник говорил, что вы очень хороши в стрельбе. Вижу, что эта похвала определенно заслуженная.

- Я скорее уверенный середнячок, - с улыбкой ответил мужчина. – А вот мастерство босса определенно можно назвать лучшим. В прошлом году он занял первое место в турнире среди всего юго-западного района.

Воспользовавшись ситуацией, Сюй сменила тему разговора на Цзи Бая. Вышло вполне естественно.

- Это означает, что он превосходен во всех аспектах. Включая методы ведения расследования, стрельбы, физической подготовки... Чтобы стать похожим на него, возможно, придется тратить вообще все свое свободное время на тренировки. Честно говоря, это выглядит очень утомительно.

- Первые несколько лет после того, как он вступил в ряды полиции, он действительно был таким. Я имею в виду, работал и тренировался все 365 дней в году, без какого-либо отдыха. Полегче стало лишь в последние пару лет. Мы даже начали иногда вместе перекусывать и тусить вне пределов офиса.

- Оу, - Сюй Сюй подала ему бутылку воды. – И чем обычно занимаетесь? Играете?

- Бильярд, боулинг, - ответил Чжао Хан, отпивая. – Иногда смотрим футбол у него дома, иногда играем в карты, ну все в таком роде.

Хорошо, хорошие новости, все эти увлечения были вполне мужественными. Сюй уже собиралась было перейти к следующему волнующему ее вопросу, когда вдруг заметила, что Чжао Хан внимательно смотрит на что-то за ее спиной.

- Босс, а ты рано, - улыбнулся Чжао.

Цзи Бай сегодня был одет в повседневную одежду. Это заставило его выглядеть моложе и, кажется, даже более высоким. Естественным движением положив руку на спинку кресла, на котором сидела Сюй Сюй, он улыбнулся другу.

- Ты же сказал в обед, верно? Ну, утро у меня выдалось совершенно свободное, поэтому я не придумал ничего лучше, чем прийти посмотреть, как ваши успехи.

Стажер подняла голову и заглянула в его лицо, с улыбкой поздоровавшись.

- Здравствуйте, Мастер.

- Привет, - Цзи Бай окинул взглядом ее слегка покрасневшие щеки. – О чем разговаривали?

- Да о тебе, - обыденным тоном ответил Чжао Хан, и Сюй тут же поспешила уточнить.

- Мы говорили о хобби.

Чжао подтверждающе кивнул. Да, мол, так и есть.

Они помолчали и девушка, не выдержав, повернулась к Чжао.

- Вернемся к тренировке, пожалуй?

Мужчина кивнул, а потом вдруг посмотрел на капитана.

- А может босс тебя поучит? Редкая, между прочим, возможность, я тебе скажу.

Цзи Бай и его ученица перекинулись взглядами.

Сюй Сюй отвела глаза первой.

- Не нужно беспокоить мастера по таким пустякам. Для начала нужно освоить хотя бы элементарные базовые навыки.

Соображения девушки были достаточно просты – помимо обучения стрельбе, сегодняшней важной задачей было узнать как можно больше информации от Чжао Хана. А если она все время проведет возле суперинтенданта, у нее не будет шансов вообще хоть что-то узнать.

Когда стажер встала, Цзи Бай занял ее место. Наблюдая издалека за Чжао Ханом и Сюй, разговаривавшим вполголоса, он беспомощно рассмеялся. В полицейском участке многие отдали бы все, чтобы учиться под его началом, но из-за своей занятости он вынужден был всегда отказывать им. И только эта мелкая зараза нагло отодвинула его в сторону, оправдываясь логичным порядком действий.

Спустя некоторое время в тир стали прибывать люди. К капитану подошел молодой коп и попросил помочь ему с практикой. Цзи Бай последовал за ним, однако все еще не упускал из внимания свою парочку подчиненных.

Занятия с полицейским заняли больше получаса. Отвлекшись, капитан вдруг заметил незнакомую девушку, нерешительно замершую у входа и оглядывавшую тир в поисках кого-то. Наконец, ее взгляд остановился, и Цзи Бай понял, что она пришла к Чжао Хану. Тот как раз повесил трубку, обернулся и сказал что-то Сюй Сюй. Потом направился в сторону незнакомки.

- Продолжай в том же духе, - сказал суперинтендант молодому человеку, которому помогал, и подошел к Чжао.

- Босс, это моя девушка, - Чжао Хан представил их друг другу.

- Здравствуйте. Как ваши дела? – с улыбкой заговорил Цзи Бай. – Спасибо, что поддерживаете Чжао Хана в его нелегкой работе.

После обмена любезностями, девушка с любопытством спросила:

- Это здесь вы занимаетесь стрельбой?

Чжао Хан, естественно, очень жаждал показать возлюбленной свои достижения, свой привычный рабочий ареал обитания. Поскольку в этот момент рядом был капитан Цзи, мужчина мог больше не волноваться о Сюй, поэтому он кивнул боссу:

- Ну что, встретимся в обед?

Сюй Сюй стояла в кабинке, полностью поглощенная своим занятием. Она прокручивала в голове все, что говорил ей Чжао Хан, сделала несколько выстрелов и остановилась, чтобы оценить прицельность стрельбы. Только тогда девушка ощутила, что кто-то стоит за ее спиной. Подумав, что это Чжао, она, не оглядываясь, произнесла:

- Вы сказали, что мой палец неравномерно нажимает на спусковой крючок. Как это исправить?

- Выстрели еще раз, чтобы я смог посмотреть, - медленно произнес низкий, глубокий голос.

Рука, державшая пистолет, едва заметно вздрогнула. Стажер обернулась и посмотрела на наставника.

- Мастер?

Стоявший возле нее Цзи Бай выглядел равнодушным.

- Там к Чжао Хану девушка пришла, и он сейчас для нее экскурсию проводит. А ты продолжай практиковаться.

Сюй кивнула, повернулась к мишени и подняла пистолет. Просто видя ее позу, капитан уже распознал, в чем заключается проблема.

- Расставь ноги еще чуть шире, - он мягко стукнул носком кроссовок по ее пяткам.

Девушка подчинилась. Взгляд мужчины между тем замер на ее талии.

- Твой корпус слишком напряжен. Сфокусируй свою силу, и немного расслабь мышцы.

- Поняла, - Сюй Сюй глубоко вдохнула, стараясь перестать напрягать пресс. Подумав, она переспросила. – Что-нибудь еще?

Глаза капитана наконец-то оторвались от ее тонкой талии и поднялись выше. В поле его зрения попал палец на спусковом крючке.

- Палец слишком напряжен. Не стоит пытаться идеально повторить позы и инструкции из учебников, Сюй, держи пистолет так, как будет естественно именно для твоего тела.

Стажер немного изменила положение корпуса и конечностей. Но, скорее всего из-за того, что она сегодня много практиковалась, ее палец все еще был напряжен, а поза была неестественной. Но только она собиралась было попросить совета, как неожиданно мужская рука появилась из-за ее спины и сжала ее кисть, удерживающую пистолет.

Девушка ошеломленно замерла.

От кончиков пальцев по всей руке начало распространятся едва ощутимое онемение. Цзи Бай мягко поправил положение ее тонких бледных пальцев, затем положил свою кисть поверх ее и просунул свой палец в спусковую скобу, накрывая ее палец, лежавший на спусковом крючке. Его теплое свежее дыхание было невероятно близко к ее покрасневшему уху.

- Хорошо, а теперь стреляй, - глубоким, бархатным голосом произнес мужчина.

Бах! Сюй Сюй дернула спусковой крючок почти сразу после того, как услышала его команду.

Однако выстрел пришелся даже мимо мишени. Девушка постаралась успокоиться.

Он направлял ее руку на протяжении еще нескольких выстрелов. Прицельность стрельбы стала на порядок лучше, а вот лицо стажера с каждой секундой полыхало все сильнее.

Наконец, Цзи Бай отпустил ее. Его лицо выражало полное, почти буддистское спокойствие.

- Запомни эту позу.

Затем он отошел, чтобы помочь еще нескольким стрелявшим.

Сюй попрактиковалась еще немного, а потом покосилась на своего наставника. Он стоял возле одного полицейского и как раз в этот момент объяснял, как можно долго удерживать пистолет в одной позиции.

«Очень хорошо, - подумала девушка. – Хорошо, что он подсознательно не исключает и даже привык к физическому контакту с другим полом, вроде меня. Это хорошее начало».

Цзи Бай внимательно смотрел на позу полноватого парня, стоявшего перед ним, но в его голове все еще крутился свежий, приятный запах Сюй Сюй, его пальцы ощущали ее мягкую кожу. Он был немного взволнован, но все же чувство было приятным и очень комфортным.  Всенепременно стоит попросить этого пацана, Чжао Хана, просто не явиться в тир на следующих выходных. Капитан ухмыльнулся своим коварным мыслям.

***

Чжао Хан и его девушка вернулись некоторое время спустя. Стрелки часов уже приближались к 12, и они вчетвером покинули тир, прогуливаясь по улице в поисках достойного ресторанчика. Мань Мань, подружка Чжао, была нежной, жизнерадостной и симпатичной. Цзи Бай и Чжао Хан много разговаривали. Сюй Сюй, которая хотела узнать как можно больше о своем объекте воздыхания, также была более естественной, чем обычно, поэтому атмосфера во время обеда была очень приятной.

Выйдя из ресторана, Чжао взял свою пассию под ручку.

- У вас есть какие-нибудь планы? Мань Мань собиралась пойти подстричься.

Цзи Бай уже хотел было сказать «Ну тогда идите, развлекайтесь вдвоем», как вдруг услышал слова своей ученицы.

- Я тоже хочу стрижку.

Остальные трое уставились на ее очень короткие волосы. И тогда Сюй абсолютно спокойным тоном добавила.

- Кончики состричь, отросли. Мастер, а вы хотели бы пойти?

- Ладненько, похоже, придется идти вместе с вами.

Откровенно говоря, Сюй Сюй совершенно не собиралась ни на какую стрижку. Она просто хотела как можно больше времени провести с суперинтендантом, изучить его, так сказать, в естественном ареале обитания. Но у нее не было ни одной идеи, как продолжить общаться уже вдвоем, поэтому пришлось поступить таким вот образом.

***

Мань Мань отвела их в дорогой салон. Чжао Хан, естественно, стоял рядом с ее креслом и слушал ее просьбы к парикмахеру, делая вид, что крайне заинтересован процессом. Сюй Сюй заняла другое высокое кресло, через зеркало наблюдая за тем, как Цзи Бай берет журнал и садится на черный кожаный диван в зоне ожидания.

Сотрудники в элитных салонах всегда более вежливы и внимательны. Поэтому лишь только мужчина сел, молоденькая красивая девушка тот час же поднесла ему чашку горячего чая.

- Сэр, не хотите ли массаж головы?

- Нет, спасибо, - спокойно ответил он, даже не подняв глаз.

- Массаж бесплатный, - улыбнулась сотрудница. – Ваши друзья стригутся, и это может занять некоторое время.

- Не нужно, спасибо.

Девушка еще раз улыбнулась и ушла.

Скорее всего, из-за его мужественной внешности, высокой фигуры и источаемой естественной экстраординарной ауры, всего через мгновение к суперинтенданту подошел уже парень-сотрудник.

- Сэр, не хотите ли помыть голову?

- Нет, спасибо, - мужчина все еще был абсолютно спокоен.

«Очень хорошо,- мысленно подметила Сюй. – Нет никакой разницы в общении с мужчинами и женщинами, даже в языке тела».

Пока Сюй Сюй рассматривала своего наставника, парикмахер, в свою очередь, изучала ее волосы.

- Что бы вы хотели сделать? – с улыбкой поинтересовалась девушка. – Покраситься? Сделать завивку?

Стажер взяла журнал со стойки и серьезно произнесла.

- Состригите только кончики, не нужно менять прическу.

Улыбка сотрудницы застыла, превратившись в неправдоподобную гримасу.

С волосами Сюй Сюй разобрались довольно быстро. Она слезла с парикмахерского кресла и подошла к стойке регистратора, чтобы заплатить. Примерно в то же время Цзи Бай отложил свой журнал и внимательно вгляделся в ее обновленную прическу. Никаких отличий с тем, что было до. Это немного сбило его с толку, впрочем, никак не изменив мысли о том, что Сюй, все же, весьма специфичная девушка. Которая при этом заботиться о своей внешности, как любая другая.

Выйдя из салона Мань Мань тут же предложила всем отправиться за покупками. И Сюй Сюй, конечно же, сказала:

- Очень хочу пойти. Мастер, а вы хотите?

Капитан вполне осознавал, что они оба сейчас выглядят как пятая нога у собаки. Но вариантов у него не оставалось, поэтому он лишь кивнул и с легким вздохом последовал за неугомонной троицей.

Чжао Хан был сбит с толку. Конечно же, он был совершенно не против провести время с такими приятными людьми, но все же. Мань Мань протащила их не меньше, чем по десятку магазинов, увлеченно покупая все, что бросалось ей в глаза. И невероятным антиподом ее стали оба – и Сюй, и Цзи – спокойно стоявшие в уголке, окидывая окружающих загадочными взглядами.

Может, это нормальное поведение для гениев с высоким IQ? Но все же много времени, чтобы задуматься об этом, у него не было. Мань Мань все время отвлекала его, спрашивая мнения или демонстрируя очередную обновку.

Когда они опять вышли на улицу, солнце уже начинало клониться к закату. Чжао Хан тащил огромное количество пакетов. Мань Мань дружески держала Сюй Сюй под руку и что-то ей увлеченно рассказывала. Цзи Бай спокойно шел следом. Чжао уже собирался было предложить им сходить в кино, когда зазвонил мобильник капитана и он отошел, чтобы принять вызов.

Троица остановилась, дожидаясь суперинтенданта. И тут Мань Мань увидела ювелирный магазин. Сюй вежливо отказалась от его посещения, отметив, что ей такие вещи не интересны, так что девушка Чжао отправилась внутрь в гордом одиночестве.

Сюй и Чжао Хан остались снаружи. Почти прямо возле них был магазин с игрушками для взрослых с очень реалистичным и объемным рекламным постером, размещенным прямо у входа. Вдруг девушка произнесла:

- Если хочешь – можешь зайти и купить то, что тебе нужно.

- Что? – ошалело переспросил мужчина.

- Презервативы, - Сюй весьма красноречиво кивнула головой на магазин для взрослых. – Ты разве не на них смотрел?

Чжао Хан покраснел, а стажер, между тем, невозмутимо продолжила.

- Мань Мань наверняка согласится. Когда она подходила к этому магазину, выражение ее лица изменилось, и она покосилась на тебя. Уверена, это – знак.

Чжао был невероятно смущен. Это правда – он и его девушка и вправду находились на том неясном этапе, когда паре приходится выбирать – делать это или еще нет. Естественно, это было их личное дело, которое никому не следовало бы знать, но это ведь прямолинейная Сюй Сюй. Кто б еще мог высказать все это прямо в его лицо? Ее слова ударили точно в цель, но он так растерялся, что не смог ничего придумать, и, бросив пару невразумительных фраз, быстро скрылся в том же ювелирном магазине.

Сюй несколько минут внимательно рассматривала витрину магазина для взрослых, а потом подошла ближе.

Цзи Бай закончил разговор и отключился. Он обернулся, но не обнаружил никого из своей компании. Наконец, мужчина заметил Сюй Сюй, бесстрастно стоящую возле входа в магазин с очень говорящим названием «Отличный секс». Девушка увлеченно рассматривала что-то в своем телефоне. Прямо рядом с ней находился рекламный щит в ее рост. На доске был нарисован реалистичный, полуобнаженный мужчина западной внешности, а слоган снизу гласил «Быстро увеличивает размер в три раза, долговечен и хорош, позволяет вам продержаться больше часа».

Цзи расхохотался. Да, эта особа действительно не беспокоится об окружающем. Подойдя ближе, он мягко произнес:

- Пойдем!

Сюй Сюй подняла глаза и окинула мужчину внимательным взглядом. Его первая реакция была вполне естественной и натуральной, ни следа стыда или неловкости, никаких попыток избежать этой темы или высказаться против таких вызывающих вещей. Похоже, что у мужчины отсутствовали сексуальные расстройства или характерные болезни.

Выйдя из ювелирного, Чжао Хан все же озвучил свою идею насчет кино. В этот раз капитан решил не оставлять Сюй и шанса, сразу же ответив:

- Мы больше не будем мешать вашему свиданию. Идите и насладитесь жизнью.

Стажер помолчала и лишь затем спокойно произнесла.

- До свидания.

С огромным облегчением Чжао тот час же потащил Мань мань прочь. Конечно же, в кино они так и не пошли.

На город опустились сумерки, его улицы переполнились спешащими людьми. Цзи Бай и Сюй молча смотрели друг на друга, пока мужчина, наконец, не произнес:

- Хочу туфли купить. Если есть время, может, сходишь со мной?

- Да, конечно.

Они снова вошли в торговый центр.

Конечно, покупка обуви была лишь оправданием. Капитан Цзи носил обувь только от нескольких избранных брендов, поэтому любые купленные здесь туфли будут всего лишь ничего не стоящей вещью на какой-нибудь дальней полке. Поэтому процесс выбора занял не больше двадцати минут. Вдруг в голове мужчины молнией вспыхнула идея. Он повернулся к своей ученице и спросил:

- Хочешь выбрать и себе что-нибудь?

Зал с женской обувью был намного больше. Многочисленные модели модных летних туфель и сандалий стояли на полках, ослепляя и сбивая с толку. Продавщица увидела их сразу, поприветствовав с радостной улыбкой.

- Мисс, присматриваете себе летнюю обувь?

Сюй кивнула и последовала за ней. Цзи Бай окинул взглядом стеллажи и высмотрел одну пару, показавшуюся ему особенно привлекательной.

- Попробуй это, - он снял сандалии с полки и поставил на примерочный коврик перед девушкой.

Прежде, чем стажер успела хоть что-нибудь произнести, продавец рассмеялась.

- А у вашего молодого человека наметанный глаз. Это наш бестселлер.

Сюй, рассматривавшая предложенную модель, спокойно поправила женщину.

- Это не мой бойфренд, это мой начальник.

Продавец окинула Цзи Бая странным взглядом, но тот прикинулся глухим и равнодушным. Сама же Сюй Сюй изначально засматривалась на другие сандалии – с широкими кожаными ремешками, закрывающими большую часть ноги и обнажающими только свод стопы. Пара, которую подобрал ей наставник, была светло-голубой, открытой и кружевной.

Девушка переобулась и встала. Продавщица отреагировала сразу:

- Очень вам подходят! Ваши ножки такие миниатюрные и белые, что в этих туфлях выглядят особенно нежно и женственно.

Цзи Бай осмотрел ее симпатичные ступни и лодыжки. На его лице проступило настоящее удовольствие, что не осталось незамеченным для продавца.

Но Сюй Сюй решительно отвергла предложенный вариант.

- Как-то по-детски это выглядит, - она указала на присмотренную нею ранее пару кожаных черных сандалий. – Хочу примерить эти.

Лицо капитана больше не выглядело радостным.

- А эта модель не слишком старчески смотрится? – критично отметила продавец.

- Нет, они выглядят зрело.

Черные кожаные сандалии смотрелись на ноге Сюй тоже симпатично. По-своему. Девушка удовлетворенно улыбнулась и тот час же оплатила покупку. Однако продавец все еще сокрушалась по поводу голубой модели, а Цзи Бай и вовсе стоял в стороне, молча глядя куда-то за витрину магазина.

Получив на руки пакет с коробкой, Сюй Сюй услышала, как звонит ее мобильный. Брат пригласил девушку на ужин. Сегодня она уже и так достигла больше запланированного – проверила и исключила возможность гомосексуальности, сексуальных дисфункций, склонности к извращениям у своего объекта воздыханий.

Поведение ее наставника в повседневной жизни было вполне нормальным и даже приятным. Поэтому Сюй радостно согласилась, и, даже не оглянувшись, тот час же покинула Цзи Бая в мрачном одиночестве.

***

Суперинтендант уже выехал с парковки, собираясь отправиться домой. Но потом передумал. Минут через пятнадцать вернувшись в тот самый обувной магазин, он подошел к улыбающейся продавщице. Совершенно спокойно мужчина произнес:

- Она передумала.

Вернувшись домой, Цзи Бай спрятал голубые сандалии глубоко в свой шкаф. Глядя на то, как сильно они выделяются среди прочей его мужской и массивной обуви, он рассмеялся.

 

Глава 43

В городе зажглись огни.

Сюй Цзюнь сидел за столиком в одном из его любимых тихих элитных ресторанчиков. В зале горел мягкий свет, атмосфера была очень приятной и уединенной. В очередной раз выглянув наружу сквозь огромные панорамные окна, он увидел свою сестру. В ее руках был пакет с фирменным логотипом, внутри которого четко угадывались контуры небольшой коробки, в ушах девушки торчали белые наушники, а на ее лице было написано расслабленное удовольствие.

Похоже, что сегодня его малышка была в отличном настроении.

Примерно в середине уютного семейного ужина Сюй Цзюнь не выдержал.

- И какой он, тот человек, которого ты решила добиваться?

Тогда, когда они разговаривали об этом в прошлый раз, от Сюй было практически невозможно ничего добиться.

- Расскажу, когда будут результаты, - Сюй думала о том, что раз ситуация еще не прояснилась, то и беспокоить других резона не было.

Брат посмотрел на нее и улыбнулся.

- Честно говоря, я не думаю, что заводить отношения с коллегой – хорошая идея. Не суть важно, полицейское это отделение или обычный офис, наибольшей проблемой всегда является постоянное мелькание перед глазами друг у друга. Есть настроение, нет настроения, поссорились вы или нет. А уж если роман не сложился, это становится еще более проблематичным.

- Да, я тоже думала об этом. Поэтому я не собираюсь позволять никому узнать о моих чувствах до тех пор, пока не буду полностью уверена, что он меня примет, - девушка сделала паузу. – Включая его самого.

Слова Сюй Сюй обеспокоили Сюй Цзюня. Хорошенько взвесив все «за» и «против» он поинтересовался.

- И каков твой план? Хочешь, я научу тебя?

Девушка положила ложку и нетерпеливо склонилась к нему.

- Излагай.

Хотя личная жизнь брата казалась Сюй неправильной и хаотичной, нельзя было не признать, что в отношениях с противоположным полом он действительно был куда более опытным.

Сюй Цзюнь не сразу озвучил свое мнение. Вместо этого он внимательно окинул свою сестру оценивающим взглядом, от макушки до пальцев ног.

- Во-первых, мужчины – существа, обращающие очень много внимания на то, что они видят. Наверняка твой маленький праведный полицейский не является исключением, разве что только он не человек. Или мы не говорим о женщине. Моя младшенькая сестричка весьма привлекательна, но… - Он скривился, глядя на ее рубашку. – Твой стиль одежды «мисс строгая офисная леди» никоим образом не подчеркивает твои привлекательные стороны и твои достоинства.

- Какие достоинства?

- Молодость, мягкость, чистота. Ты легко можешь пробудить в мужчине инстинкт защитника. – Голос Сюй Цзюня немного напоминал интонации учителя, разъясняющего материал любимому ученику. – Тебе лучше всего одеваться бы в манере средней - между зрелыми женщинами и молоденькими девушками. С акцентом на чистоту и изящество. И тогда ты сможешь мужчин хоть штабелями к ногам укладывать.

Пару минут Сюй довольно живо представляла эту картинку в своей голове. Затем нахмурилась.

- Одежда – это первый шаг, - между тем продолжил ее брат. – Второй шаг заключается в том, что ты никогда не должна добиваться мужчины. Иначе потеряешь свою ценность. Ты ведь хороша в аналитике, так выясни об этом мужчине две важные вещи: какие у него хобби, и женщины какого типа ему нравятся. На основе этой информации составь стратегию – как показать ему, что у вас общие интересы, незаметно привлечь его внимание. Запомни, Сюй, больше всего мужчины ценят то, что недоступно. Это в их натуре. Самое главное для тебя - научиться демонстрировать свою слабость. Никто из мужчин не любит женщин, которые сильнее.

Сюй Сюй молчала. Сюй Цзюнь взглянул в ее сосредоточенное лицо и добавил:

- Я могу помочь тебе разработать наиболее эффективный подход. А вот как реализовать его – или реализовывать ли вообще – зависит только от тебя и твоего личного понимания всего процесса. Все, что тебе нужно будет, лишь приспособить схему под себя.

- В чем-то ты, безусловно, прав. Но я не стану делать так, как ты сказал, - вдруг ответила девушка, посмотрев на него.

Мужчина растеряно замер, а она твердо произнесла:

- У меня свой путь.

***

Вернувшись вечером домой, Сюй Сюй рано лягла спать. Утром, проснувшись пораньше, она приготовила сытной отварной говядины. Это было любимое блюдо – как ее, так и Цзи Бая.

То, как капитан Цзи добивался женщин, напоминало мягкое руководство. Он словно брал избранницу под свое крыло и помогал ей добиваться нужных успехов и результатов, если этого требовалось. А потом, шаг за шагом, он входил в жизнь женщины, подтачивая ее мягко и незаметно, как вода точит камень, пока не добивался нужного результата. А в самих отношениях, в любви, он был словно волк. Немного надменный, немного интригующий и манипулирующий, а еще он был прямолинейным, иногда даже грубоватым, хотя сложно было поверить в подобное, зная его характер.

То, как добивалась кого-то Сюй, можно было назвать простым методом. Она просто начинала относиться к этому человеку очень хорошо. Она считала, что вполне достаточно быть искренним и по достоинству ценить качества и особенности избранника.

Изображать слабое существо, имитировать увлеченность чужими хобби – все это хитрости, которым Сюй даже не хотела учиться.

Позанимавшись, Цзи Бай и его ученица в своей привычной манере делили общий завтрак. Распробовав сегодняшнее угощение, мужчина удивленно вздернул брови.

- Очень вкусно.

В сердце Сюй Сюй вспыхнула радость, но, сдержавшись, она лишь спокойно ответила:

- Спасибо.

Каждый день теперь будет таким.

В те периоды, когда команда была не занята расследованиями, их жизнь была простой. Утро проскользнуло быстро, как робкая мышка, и пришло время обеда.

Сюй и Яо Мэнг поднялись в столовую. К тому моменту там было многолюдно и очень шумно. Купив еду, Сюй Сюй оглянулась, разыскивая свободные места. Как раз два таких обнаружились за столом, где сидел Цзи Бай, офицер Ву и еще несколько полицейских из их отдела.

- Сядем там?

- Хорошо.

Усевшись, Яо Мэнг пожелала всем приятного аппетита. Второй стажер, чьей участью было занять место напротив ее наставника, по диагонали, с улыбкой кивнула. Случайно встретилась глазами с суперинтендантом и быстро отвернулась в сторону. Он прореагировал примерно так же.

Мужчины разговаривали о копе с прозвищем «Бык», служащем в другом отделе. Выдающимися особенностями этого господина была его нереальная устойчивость к алкоголю и по-настоящему массивное телосложение. Яо Мэнг время от времени вставляла в разговор пару-другую слов, а потом поворачивалась к Сюй, чтобы обменяться с ней комментариями. Ее голос был мелодичным и звонким, как колокольчик. Сюй Сюй смотрела на Ву и Мэнг, внимательно слушая то, что они говорили. Но это была лишь маскировка. На самом деле девушка как можно более незаметно разглядывала содержимое тарелки Цзи Бая. Он ел много мяса, брал сразу две булочки и полную миску риса. Он определенно не любил чили, тщательно снял с мяса весь чеснок и имбирь, отложив их в сторону.

Значит, вот каковы его привычки в еде.

Капитан Цзи неспешно поглощал свой обед и время от времени косился на свою ученицу.

«Почему она так интересуется этим разговором? – мелькало в его голове. – Она что, знакома с Быком?».

Но позже, когда тема разговора сменилась, внимание Сюй оставалось все столь же пристальным и цепким. Капитан опустил глаза.

Поскольку рабочая нагрузка была мала, многие полицейские воспользовались продленным обеденным перерывом. Кто-то вышел подышать свежим воздухом, кто-то выскочил на перекур, кое-кто даже умудрился сонно прикорнуть на своем столе. В офисе было тихо. Когда Сюй Сюй увидела, что вокруг никого нет, она включила компьютер, вошла во внутреннюю систему данных, нашла профиль Цзи Бая.

Рост 180 см, вес 81 кг ...

Победитель чемпионата по стрельбе, бегу с препятствиями, единоборствам в соревнованиях юго-западного района. Дважды был награжден медалью второго ранга* (*второй уровень достоинства, в аналогии – награда за заслуги), три раза – медалью третьего ранга.

Прокручивая вниз колесико мышки, стажер вчитывалась в строчки текста, тот час же врезающиеся в ее память. Взгляд ее почти случайно переместился на стандартную фотографию 3х4 в верхнем правом углу документа. Спокойный и строгий мужчина выглядел немного старше своего реального возраста.

Сюй вспомнила – впервые, когда она увидела это фото, все, что пришло в ее голову – «правильные черты лица». Теперь та же фотография вызывала в ней совершенно иные чувства. Все – волосы, глаза, нос подбородок – все в нем было красивым и живым.

Полюбовавшись с минуту, девушка кликнула по фотке правой кнопкой мышки. «Сохранить». Местом хранения стала новосозданная зашифрованная папка, получившая название «Приватные файлы, не трогать».

Мало-помалу остальные полицейские начали возвращаться на свои рабочие места. Сюй выключила компьютер и пододвинула к себе чистый лист бумаги. При запоминании информации, особенно математической, она по привычке пользовалась методом ее письменной фиксации с помощью стандартной ручки и листочка. Одна за одной на белом чистом поле стали появляться цифры «180, 81, 995, 10000…»

- Что пишешь? Что за странные числа? – Чжао Хан, почти незаметно прокравшись к ее столу, с интересом заглядывал через ее плечо.

- Постоянная Планка*, - не отвлекаясь от своего занятия, ответила девушка.

(*прим.пер.: Основная константа квантовой теории, в том числе используется и в астрономии).

Чжао Хан, впервые слышавший это словосочетание, скорчил понимающее выражение лица и степенно кивнул.

Сюй, собиравшаяся сложить лист, услышала еще один заинтересованный голос.

- Разбираешься в астрономических исчислениях? – Цзи Бай, только недавно вернувшийся в офис, тоже решил подойти к ее столу. Не дожидаясь момента, когда он заглянет в листок, девушка разорвала бумагу и выкинула ее в мусорную корзину.

- Совершенно верно, - все так же невозмутимо ответила она.

Следующие две недели жизнь и рабочая обстановка Сюй Сюй были совершенно спокойными и размеренными. Зато прогрессировали аффекты.

Каждое утро они с Цзи Баем тренировались, а потом ели завтрак, который она готовила. В те дни они мало разговаривали. Она была сосредоточена на работе, но всякий раз, когда отдыхала или общалась с коллегами, всегда старалась узнать все, что было связано с капитаном Цзи.

Она не понимала, почему у Чжао Хана все чаще и чаще появлялись другие планы на выходные, и он просил суперинтенданта подменить его в тире. Но это было не так уж плохо. Они с Цзи Баем обедали и иногда вместе ходили по магазинам во второй половине дня. Каждый раз, когда он учил ее стрелять, сердце девушки билось в два, а то и в три раза быстрее. Время от времени он то и дело прикасался к ее талии или плечам. Сначала Сюй не особенно обращала на это внимание, но потом стала замечать, что кожа в этих местах словно горит, и ощущение это растягивалось на долгие, мучительно долгие минуты.

Для Сюй Сюй подобное состояние было непривычным. Его запах, его прикосновения, его теплое дыхание – все это нарушало ее спокойствие, заставляло нервничать, совершать импульсивные поступки, отвлекало и не поддавалось контролю. Тем не менее, эти мучительные чувства не были ей ненавистны. Куда больше они напоминали то томительное ощущение, когда попробовал что-то вкусное и жаждешь большого, понимая, что этого определенно недостаточно.

Так что настроение девушки было чувствительным и неспокойным. Но, боясь, что Цзи Бай что-то заметит, она притворялась холодной и сдержанной. Сюй всегда вежливо звала его «Мастером». Каждый раз, когда на ее щеках проступал румянец, она опускала голову, чтобы избежать его взгляда. Всякий раз, когда Сюй Сюй хотелось, чтобы он дотронулся до нее, она пыталась контролировать свои порывы и держаться от капитана как можно дальше. Она считала, что подобное поведение – правильное.

Медленно и естественно она входила в жизнь суперинтенданта и не собиралась совершать никаких выдающихся поступков на своем пути.

Как ни странно, чувства самого Цзи были невероятно похожи на то, что испытывала его ученица. Поскольку Сюй редко смотрела на него прямо, он не мог понять, отличается ли ее взгляд от того, каким она одаривала офицера Ву или Чжао Хана, любого случайного прохожего. Так что мужчина даже не догадывался, что девушка к нему неравнодушна. Зато он был точно уверен – это миниатюрное робкое создание постепенно привыкало подолгу находиться возле него. Каждый раз, когда он приближался к ней слишком близко, или касался ее кожи, она краснела и отворачивалась. Суперинтендант решил для себя, что какие-то чувства у Сюй все же есть, но она слишком чиста и наивна, чтобы самой понять, что именно она испытывает.

Как бы то ни было, этого было уже недостаточно. Если он признается ей сейчас, слишком велик был шанс столкнуться с «это все слишком странно, поэтому, пожалуй, я откажусь». Нужно было хотя бы добиться того, чтобы они, наконец, стали «совместимы»*. (Прим.пер.: Намек на ту главу, где она отвергла Цзи Бая перед Цзы Сяо). Мужчина не хотел быть грубым и чрезмерно напористым, поэтому надеялся, что их взаимная симпатия со временем будет усиливаться естественным образом. И когда он поймет, что его ученица будет готова его принять, он официально утвердит статус их отношений.

Так что Цзи Бай просто продолжал стараться изо всех сил.

Примерно в это же время мужчина обнаружил, что у Сюй Сюй очень много плюсов. Девушка была настойчивой и целеустремленной, поэтому ни разу не пропустила ни завтрак, ни тренировки. Она отлично готовила, так что его привередливый вкус гурмана был полностью удовлетворен. Хотя стажер часто казалась недогадливой (особенно, когда это касалось отношений между людьми), на самом деле она была весьма наблюдательной. К примеру, они договорились, что Сюй поможет своему наставнику бросить курить. И с тех пор каждый раз, когда ему хотелось затянуться, он привычно прикасался к своему карману, а она тот час же подмечала это и подсовывала ему жевательную резинку.

В роли жены Сюй Сюй была бы воистину идеальной.

Однажды, когда Сюй и ее брат в очередной раз ужинали вместе, мужчина спросил ее:

- Ну как там прогресс с … ним?

- Все под контролем, - спокойно ответила девушка.

Заметив, что в глазах Сюй Сюй вспыхнули искорки скрытого смеха, Сюй Цзинь стратегически перевел тему немного в другое русло:

- Ох, да! Джеймс* играет наследующей неделе. Я могу заполучить пару билетов. Нужно?

(Прим.пер.: ЛебронДжеймс, звезда баскетбола США)

Сюй подняла глаза и окинула брата задумчивым взглядом.

В Китай редко приезжали звезды НБА* (*баскетбольная высшая лига), и тем более в таком впечатляющем количестве. В их числе, как слышала девушка, был и тот самый Леброн Джеймс. Матч по редкому стечению обстоятельств проводился именно в городе Лин. Сюй Цзюнь совершенно точно знал, что его сестра не интересуется этим видом спорта, но его задача заключалась в другом. С помощью таких ценных билетов было очень легко произвести впечатление даже на самого труднодоступного мужчину.

И это было немного по-детски.

Однако Сюй все же с улыбкой поблагодарила его:

- Хорошо, спасибо. Ты самый лучший брат на свете.

Девушка помнила совершенно точно – Чжао Хан говорил, что Цзи Баю нравится этот самый Джеймс.

 

Глава 44

Следующим днем была пятница. В офисе во время обеденного перерыва остались лишь Чжао Хан и Сюй Сюй. А вот Цзи Бай отсутствовал. Сюй подошла к Чжао и протянула ему два билета.

- Хотите? Вы, вроде, говорили, что любите баскетбол.

- Достать эти билеты просто нереально! – изумленно воскликнул тот. – Ты как их заполучила? Это же два соседних места в семнадцатом ряду!

- Брат подарил, - улыбнулась девушка.

- Боссу реально нравится Джеймс! – внезапно пыл Чжао Хана поубавился, и он вздохнул. – Но тут только два билета… Сходите с боссом.

- Мне это не интересно,- махнула головой Сюй. – Лучше вы сходите.

- Сюй Сюй, ты так добра ко мне! Вот что я называю настоящей преданностью!

Поскольку вручение билетов прошло успешно, стажер пребывала в отличном настроении. Она и вправду не хотела идти на игру. Во-первых, ей было неинтересно, а она не привыкла тратить свое время на то, что ее не интересовало. Она совсем не думала о том, что это могло превратиться в своеобразное свидание с ее капитаном. Они и так были вместе очень часто и практически каждый день, поэтому в каком-то особом случае для очередного совместного времяпровождения девушка не нуждалась.

Во-вторых, Сюй Цзюнь же наверняка пойдет на эту игру и будет высматривать того, с кем рядом будет сидеть его сестричка. Поэтому шансы пойти на игру стремительно сползли ниже отметки «ноль».

Передача билетов Чжао Хану было неизбежным. Если бы она вручила их сразу наставнику, не понял бы он, что она испытывает к нему чувства?

Прозвенел звонок, указывающий, что время обеда окончено и в силу снова вступили рабочие часы. В офис вошел Цзи Бай, поигрывая ключами от автомобиля. Похоже, на обед он выезжал за пределы полицейского участка.

Когда суперинтендант зашел в кабинет, он почти сразу позвал к себе Чжао Хана. Вот так, без особенного беспокойства и каких-либо сложностей был разрешен вопрос с билетами. Подумав об этом, она неосознанно подняла глаза, желая увидеть выражение лица Цзи Бая, когда он получит билет. Удивится ли он? Обрадуется?

Однако…

Капитан улыбнулся и произнес несколько слов Чжао, после чего вернул ему билеты.

Чжао Хан вышел из кабинета довольным и возбужденным, почти сразу же громко возвестив:

- Ребята! Сегодня играет Джеймс! Босс достал билеты – но непросто билеты – а места в первый ряд в ВИП-зону!

Полицейские собрались вокруг него, обмениваясь улыбками, комментариями и радостными возгласами. Даже Яо Мэнг выглядела довольной и возбужденной.

- Так, никаких драк! – с широкой улыбкой предупредил Чжао. – Босс сказал, что места в центре – для наших леди. Яо Мэнг, бери!

Довольно быстро все билеты были розданы, и полицейские разошлись по своим местам. Чжао Хан подошел к столу Сюй и протянул ей три билета.

- Вот, лучшее место – тебе. А два места в семнадцатом ряду от твоего брата лучше отдай своим друзьям.

- Не нужно, - спокойно отказалась девушка.

- Серьезно? – удивился мужчина. – Точно уверена? Могу отдать это другим нашим коллегам?

Сюй Сюй кивнула и снова погрузилась в работу. Интересно, как так вышло, что Цзи Бай разжился такими билетами? Хотя этот вопрос не особенно ее беспокоил, просто вспыхнул на границе сознания и быстро потух. Девушка усмехнулась.

Цзи Бай попросил своего друга приобрести для него билеты на будущий баскетбольный матч, объяснив это тем, что они недавно развязали сложное дело, и ему хотелось бы таким образом вознаградить свою команду. Но, прежде чем отдать их Чжао Хану, он выбрал себе место, наиболее близкое к центру ряда. И, конечно же, не забыл напомнить подчиненному, что на лучших местах, в центре, должны сидеть девушки. Поскольку в их команде таковых было только две, Яо Мэнг и Сюй Сюй, он рассчитал, чтобы Сюй села возле него.

Кто бы знал, что эта мелкая зараза вообще откажется приходить.

***

Тем пятничным вечером весь город сверкал так ярко, что, казалось, мог переплюнуть рождественские праздники с их вездесущими электрическими гирляндами. Холодный пронизывающий ветер отлично вписывался в эту ассоциативную картинку. Автомобили запрудили всю парковочную площадку перед стадионом, люди занимали свои места, а в секциях уже слышались подбадривающие выкрики и громкие скандирующие голоса.

Цзи Бай спокойно занял свое место. Слева от него уже сидела Яо Мэнг, а справа… он с улыбкой поднял глаза и шокировано застыл. Справа от него спокойно занимал место старина Ву. Капитан оглянулся и вдруг обнаружил нескольких коллег из соседнего отдела – отдела экономических преступлений. И никакого следа Сюй Сюй.

Суперинтендант обернулся к Чжао Хану.

- Все наши уже здесь?

- Сюй не придет, она сказала, что ей это не интересно, - ответил тот. – Когда я уходил, она все еще сидела в офисе. Сказала, что хочет кое-что доделать.

- Босс, - вдруг влезла в их разговор Яо Мэнг. – А если выбирать между Джеймсом и Коби*, кто лучше?

(прим.пер.:*Коби Брайант, еще одна баскетбольная звезда)

- Каждый хорош по своему, - рассеянно отозвался тот.

Девушка из отдела экономических преступлений, сидевшая по правую руку от Ву, наклонилась к ним и рассмеялась.

- Я слышала, что капитан Цзи отдает предпочтение Джеймсу. А мне вот Коби нравится куда больше.

Суперинтендант вяло улыбнулся и ничего не произнес в ответ.

Колонки на стадионе извергли из себя громкую мелодию. Начали вспыхивать огни на поле появились болельщицы в фирменных футболках и коротеньких юбочках. Атмосфера стала набирать обороты. Все болельщики замолчали, а потом разразились шквалом аплодисментов. Цзи Бай некоторое время понаблюдал за происходящим на поле, а затем повернулся к Ву и попросил у него сигарету и огонька.

- Что, пользуешься возможностью безнаказанно покурить? - подшутил над ним Лао Ву.

Цзи рассмеялся в ответ и встал.

- Босс, ты куда? Игра же сейчас начнется! – Чжао Хан посмотрел на него с забавным недоумением в округлившихся глазах. Яо Мэнг повторила его движение и тоже уставилась на начальника.

- Покурю пока,- с улыбкой показал им сигарету капитан.

Снаружи, за пределами ярко освещенного стадиона, ночь, казалось, стала еще плотнее и чернее. Неспокойные тени деревьев плясали по светлым пятачкам асфальта. Крики болельщиков доносились сюда неясным, нечленораздельным гулом, как шум прибоя, ударяющегося в скалы. Проходящие мимо стадиона люди заинтересованно поворачивали головы.

Цзи Бай немного постоял на улице, докуривая сигарету, а затем швырнул ее в урну и направился к своему автомобилю.

Откровенно говоря, его фанатение к Джеймсу – было вещью из далекого периода беззаботной юности. Сейчас интерес ощутимо ослаб. Видеть или не видеть игру – для него больше это не значило ничего особенного. Также он не мог считать, что у него получилось организовать свидание с Сюй Сюй. Слишком уж много знакомых было бы в их близком окружении.

Но, находясь в оживленном месте без нее, думая о том, что она сейчас одна в офисе, работает сверхурочно, он вдруг почувствовал себя очень грустным.

Когда Цзи Бай подъехал к полицейскому участку и поднял глаза, увидев, что из знакомого окна все еще льется мягкий свет, в его груди вдруг появилось ощущение уверенности.

Здание было тихим и пустынным, Сюй Сюй сидела перед компьютером, сосредоточенно глядя на экран.

Она была расстроена. И определенно жалела о своем решении.

В данный момент девушка четко осознала, что занимается крайне неинтересной вещью, а именно сидит в одиночестве в пустой комнате и следит за онлайн-отчетами о сегодняшней игре. В ее голове внезапно всплыло улыбающееся лицо Цзи Бая.

Надо было пойти с ним туда. Пусть это было бы скучно. Какая разница.

Подумав об этом, она тяжело вздохнула.

Но какая разница – грустить здесь или дома? Поэтому Сюй встала и начала собирать вещи. В тот момент, когда девушка собиралась было выключить компьютер, до ее слуха донесся звук знакомых шагов из коридора. Она с удивлением обнаружила Цзи Бая, совершенно спокойно входящего в пустой офис, с руками в карманах джинс.

- Вы не смотрите игру? – удивленно спросила она.

Мужчина вытащил мобильник и взмахнул им пару раз.

- Директор попросил срочно скинуть ему пару файлов. – Он покосился на свою ученицу. – А ты еще не уходишь?

- Нет, нужно еще кое-что сделать, - отозвалась она. Затем посмотрела вниз и наугад открыла какой-то документ на рабочем столе компьютера.

Заметив ее сфокусированный взгляд, Цзи Бай решил не отвлекать стажера от дела и прошел в свой кабинет. Включил компьютер и полез в интернет. Так они двое и просидели в пустом офисе, не перекинувшись даже и словом, пока телефон суперинтенданта не раздался вдруг мелодичной трелью.

- Босс, - взволновано поинтересовался Чжао Хан. – Вы почему еще не вернулись? Пошла вторая половина матча!

- Я занят кое-чем очень важным, - с максимально возможным серьезным тоном сказал ему Цзи Бай. – Вернуться не получится.

Он поднял голову, чтобы поймать взгляд Сюй Сюй.

- Голодна? Как насчет ужина, - спросил у нее капитан, отключив мобильный.

Неподалеку от полицейского участка, через улицу, находилось несколько небольших чистых закусочных. Капитан Цзи выбрал лапшичную и присел на стул возле своей ученицы.

Две тарелки заказанной лапши поставили на их столик довольно быстро. Почти так же быстро мужчина прикончил свою порцию. Он взглянул на Сюй Сюй. Девушка ела медленно, слегка склонив голову, собирая палочками каждую тонкую полосочку лапши, и тщательно ее пережевывая.

- Ты кушаешь как кошка, - рассмеялся Цзи Бай.

Сюй не была голодна. И привычки есть на ночь глядя у нее тоже не было. Но желание пробыть с этим мужчиной лишних пару минут возобладало. Вот поэтому она и ела сейчас очень медленно, затягивая процесс почти до неприличной длины.

- Немного островато, - отозвалась девушка, не моргнув глазом.

Суперинтендант заглянул в ее тарелку. Бульон там был безусловно красным.

Сюй продолжала опускать голову и неспешно есть, Цзи Бай тихо дожидался ее. В этой лапшичной сейчас из посетителей были лишь они двое. Владелец стоял у стойки и подсчитывал на калькуляторе сегодняшнюю выручку. Его сын делал домашнее задание за соседним свободным столиком. Прохожих было мало, улицы заливал тусклый электрический свет.

Цзи Бай не мог оторвать взгляда от слегка вьющихся волос Сюй, от ее красивого белоснежного подбородка.

«Я отказался от просмотра игры Джеймса, - подумал он. – Чтобы взглянуть, как она ест лапшу».

Но он делал это с большим удовольствием, охотно, и однозначно ощущал себя очарованным.

Когда ужин был окончен, они вместе вернулись на парковку у полицейского участка. Тяжелое настроение Сюй Сюй сменилось приятным воодушевлением. Перед тем, как подойти к своему автомобилю и сесть внутрь, она не сдержалась и, повернувшись, произнесла:

- До свидания, Мастер. Увидимся завтра.

Настроение капитана было не менее хорошим. Он улыбнулся и кивнул.

- Да. Завтра утром, в восемь. Буду ждать тебя в тире.

Это были самые обычные слова, но лицо девушки покраснело. Смутившись, она опустила голову и едва заметно кивнула, быстро скрывшись в салоне своего авто.

Цзи Бай наблюдал за ее машиной до тех пор, пока она не скрылась за горизонтом, и только потом сел в свою. Подумав о сегодняшней странной ситуации, он рассмеялся.

Мобильный зазвонил в тот момент, когда мужчина завел мотор. В этот раз и вправду звонил директор.

- Цзи Бай, из Чуань Сянь только что доложили об убийстве. Скорее всего, дело связано с бандой, торгующей людьми. Местные полицейские попросили нас о руководстве специалиста. Сегодня тебе нужно отправиться туда.

- Так точно, - спокойно отозвался суперинтендант.

- Можешь пользоваться услугами местных полицейских, фактически, они переходят под твое начало, - добавил начальник. – Возьми с собой человека, отвечающего за внешние контакты в вашей команде. Придется беседовать с семьей жертвы, и не только с ними.

- Я понял. Хорошо.

Человеком, ответственным за внешние контакты, была Яо Мэнг. Цзи Бай немедленно перезвонил ей и велел через полчаса прибыть к полицейскому участку. Он также предупредил ее о том, что дальше им придется отправиться в провинцию.

***

Утром следующего дня Сюй Сюй приехала в тир в 7:30 утра. Она самостоятельно попрактиковалась некоторое время, но когда стрелки часов подошли к восьми, Цзи Бай так и не явился.

В восемь тридцать от него все еще не было вестей.

Она как раз достала свой мобильный, когда раздался звонок.

- У нас новое дело. В Чуань Сянь. Яо Мэнг и я отправились туда прошлой ночью, - быстро произнес капитан Цзи. – Я буду отсутствовать с неделю, продолжай тренироваться самостоятельно.

- Поняла.

Повесив трубку, Сюй Сюй поняла, что ее настроение осталось совершенно нормальным. Когда дело касалось работы, она даже думать не могла о романтических отношениях между мужчиной и женщиной. Она решила поискать информацию о деле по возвращению в офис. Может и с ее минимальными возможностями она сможет хоть как-то помочь.

Но некоторое время спустя в голове Сюй снова всплыли слова Цзи Бая: «Яо Мэнг и я отправились туда прошлой ночью».

Она вспомнила яркую улыбку на лице Яо Мэнг каждый раз, когда они с капитаном Цзи бегали на стадионе или встречались в столовой. Вспомнила выражение лица Яо Мэнг, когда она смотрела на Цзи Бая, думая, что он ее не видит. Этот спектр сложновыразимых эмоций в ее мерцающих глазах. Кусочки пазла, о которых девушка даже не задумывалась раньше, внезапно сложились в ее голове.

Палец на спусковом крючке слегка дрожал. Как выяснилось, Яо Мэнг также была влюблена в Цзи Бая.

 

Глава 45

Полицейский автомобиль несся по хайвэю. Цзи Бай закрыл глаза и откинулся на сиденье. Звуки двигателя и ветра стали сливаться в один, нечеткий, медленной дымкой проплывал мимо сознания…

Сквозь сон проникло странное ощущение внезапно навалившейся тяжести. Мужчина открыл глаза как раз в тот момент, когда Яо Мэнг расправляла на его груди красное покрывало.

Суперинтендант сел ровно, выпрямив спину.

Стажер взглянула на него многозначительно:

- Вам нужно немного поспать. Вы бодрствовали все прошлые сутки, и ваш организм может просто не выдержать такой нагрузки. Обещаю разбудить, когда прибудем на место.

- Нет нужды, спасибо, - Цзи Бай стянул с себя покрывало и вернул ей.

Преступление произошло в деревеньке под названием Ма По. Цзи Бай вел автомобиль всю ночь, а потом пересел в полицейскую машину окружных копов, чтобы добраться к месту.

Оказавшись на заднем сиденье, он воспользовался шансом немного вздремнуть.

За окнами вовсю сияло солнце. Капитан положил локоть на внутреннюю дверную ручку и рассеянно рассматривал пролетающий мимо пейзаж. Он молчал. Яо Мэнг смотрела на его строгое красивое лицо и в ее груди что-то болезненно сжималось.

Некоторое время спустя стажер протянула ему стопку документов.

- Я отсортировала информацию, которая вам пригодиться.

- Хорошая работа,- суперинтендант взял бумагу и тут же начал просматривать содержимое.

Каждый раз, когда Цзи Бай дочитывал страницу, девушка лишь молча забирала ее. Всякий раз, когда ему нужны были другие документы, она быстро передавала их. Тихий и почти незаметный помощник.

Сельская дорога была полна выбоин. Снаружи медленно проплывало пышное и зеленое поле, раскинувшееся от горизонта до горизонта и сияющее в теплом солнечном свете.

Наконец, они прибыли.

Копы вышли из авто и прошли по тропинке у края поля. Впереди они увидели небольшую группу фермеров и полицейских, которые охраняли место преступления. Цзи Бай молча поднял желтую оградительную ленту и вошел внутрь. Яо Мэнг последовала за ним.

На пустом,незасеянном участке земли у поля четко выделялись засохшие пятна крови и многочисленные запутанные следы человеческих ног. Само тело уже было доставлено в городской полицейский участок.

Су Му, капитан провинциального уголовного розыска, тридцатилетний усталый мужчина, объяснил:

- Жертву зовут Ма Жун Жун, шестнадцать лет, пол женский, родом из провинции Гуаньи, округ Ху.

В округе Ху располагалось несколько провинций, относящихся к дистрикту города Лин, так что сомнения, высказанные Яо Мэнг, были вполне объяснимы.

- Как вы смогли так быстро идентифицировать жертву?

- Полгода назад Ма Жун Жун пропала без вести, скорее всего, она была продана. Ее родители обратились в местную полицию, так что ДНК девочки попало в банк данных национальной системы противодействия торговле людьми. Так что мы очень быстро получили результаты анализов, - пояснил коп. Затем добавил. – Жертва была глухая, как и ее родители. После ее исчезновения родители даже на телевидение обращались, разыскивали ребенка по всей стране. Слышал, они бедны. Потратив все сбережения на розыски дочери, они фактически превратились в попрошаек. Утром мы связались с ними, ожидаем прибытия к завтрашнему дню.

Оба, Яо Мэнг и Цзи Бай, молчали. Су Му вручил им стопку фотографий с места преступления. На изображениях они увидели девушку, лежавшую на этом голом участке земли. На ней была футболка и линялые джинсы, очень много крови. Но даже сквозь эту алую корку можно было сказать, что облик жертвы был очень симпатичным и утонченным, а кожа – светлой, даже бледной.

- Мы опросили местных жителей, но никто из них никогда не видел Ма Жун Жун прежде, - продолжил Су Му. – Скорее всего, ее привезли сюда из города вчера. На теле жертвы было обнаружено множество старых ран и шрамов, на руках и шее – признаки борьбы. Одежда вся к грязи, пояс расстегнут. Кроме того, мы обнаружили следы другого человека на месте происшествия. Мы подозреваем, что они принадлежат торговцу или покупателю, который пытался изнасиловать девочку, но не смог. Из-за чего и убил.

Солнце начинало припекать. Местные полицейские тихо и насторожено держались поодаль.

Местным было интересно и непривычно видеть двух красивых копов из большого города, прибывших сюда для расследования.

Как только Су Му получил уведомление о произошедшем преступлении, он тот час же велел местным копам оцепить место преступления. Поскольку инцидент произошел ночью, да еще и в отдаленном месте, следы подозреваемого неплохо сохранились. Цзи Бай присел возле них на корточки, внимательно оглядел и через пару минут вынес свой вердикт:

- Основываясь на длине и глубине следов, я бы сказал, что рост подозреваемого составляет от 165 см до 175 см. Кроме того, на нем были кожаные туфли.

Яо Мэнг присела рядом и поднесла ближе включенный диктофон. Су Му записывал по старинке – ручкой в блокнот.

- Возраст от восемнадцати до тридцати лет, немного полноват, весит больше 80 килограмм, -продолжил суперинтендант. – Во время совершения преступления на его плече была тяжелая сумка.

Стажер и провинциальный коп были поражены такой точностью. Немного подумав, Су Му все же решился задать вопрос:

- Как вы это поняли?

Капитан Цзи, все еще сосредоточенный на следах, медленно пояснил:

- Сила, с которой он давил на ступню в зоне носка, на всех отпечатках одинакова и равномерна. Это свидетельствует о том, что человек был достаточно молод. У стариков на следах, как правило, пятка смазана. Кроме того, очевидна широкая амплитуда шагов, большое расстояние между ступнями по сторонам, при не слишком большом интервале между носком предыдущего и пяткой последующего следа. Это свойственно полноватым или толстым людям. Глубина погружения обуви в землю тоже подтверждает догадку о лишнем весе.

- А с сумкой что? – поинтересовалась стажер.

Цзи Бай указал на отпечатки левой ноги.

- Каждый след левой ноги глубже, чем правой. Это может значить одно из двух: либо подозреваемый хромает, либо он несет на плече груз. При одинаковых следах и одинаковой степени износа пятки можно сделать вывод, что дело именно в грузе. Хромоту можно исключить.

Су Му тот час же передал приметы по рации. Охота за подозреваемым началась.

Провинциальные полицейские потихоньку начали боготворить капитана Цзи.

Цзи Бай прошелся по краю поля.

- Жертва и подозреваемый пришлю сюда вместе, об этом свидетельствуют следы, проходящие рядом друг с другом. Мужчина применял к девочке силу, но постоянную, может, под руку тащил. Следов борьбы или попыток сбежать я здесь не вижу. – Мужчина указал на отметки, окруженные палочками, на которых была натянута желтая лента.- Это чьи следы?

- Местного, уведомившего полицию о случившемся, - ответил Су Му. – Чжан, 45 лет, фермер.

Суперинтендант еще раз прошелся по собственному маршруту, заложив руки за спину. Затем остановился и внимательно посмотрел на своего провинциального коллегу:

- Немедленно найти его. Это не просто информатор, это покупатель. Вероятно, он видел убийцу ...

Новость тут же разлетелась среди копов и любопытствующих местных. Люди начали шумно обсуждать это между собой.

***

Цзи Бай, Яо Мэнг и Су Му сидели в ярко освещенной комнате для допросов. Вскоре к ним привели Чжана Чжуанчжи.

Это был худой и невысокий фермер, выглядевший достаточно честным и простым малым. Су Му было достаточно лишь несколько раз повысить голос, чтобы мужчина покраснел, запаниковал и тот час же во всем признался.

- Моя жена умерла много лет назад. Кое-кто сказал, что мне могут привести красивую молодую девушку, на которой я смог бы жениться. Он потребовал с меня 30 тысяч юаней.

- Ну и как ты смог найти эти 30 тысяч с твоим-то бедственным положением? – холодно поинтересовался Су Му.

- Моя дочь несколько лет назад выпустилась из колледжа и начала работать в Шэньчжэнь. С тех пор каждый месяц она присылала мне почти по тысячу юаней. А кроме того, сейчас государственные льготы для сельских районов тоже позволяют сэкономить кое-какие деньжата, так что я смог собрать нужную сумму довольно быстро. Я хочу сказать, что тот человек представился как сват, а не как торговец людьми. Я думал, что девушка сама искала себе мужа. Может, ей сильно были нужны эти 30 тысяч.

А потом Чжан Чжуанчжи рассказал, как происходили события на месте преступления.

Тем самым «сватом» был человек по имени Юн. Не местный. Внешность его точно соответствовала описанию суперинтенданта – двадцать с чем-то лет, полноватый, с черной сумкой на плече. Они договорились встретиться на месте преступления около 21:00 прошлым вечером.

- Но после того как мы встретились, я понял, что это было против воли самой девочки. - Чжан Чжуанчжи был взволнован. – Юн сказал, что ей двадцать два, но по ней же видно, что это подросток. Тем более глухая. Она продолжала плакать и стоять на коленях передо мной, все время трясла головой. Юн так разозлился, что ударил ее раза два. Офицеры, эта девушка была даже моложе моей дочери. Я догадался, что ее похитили. Я не поступить с ней так аморально.

- О, так у тебя еще и совесть есть? Потом что случилось?

- Да, у меня есть совесть… Я ушел. Но, пройдя совсем немного, я услышал, как Юн начал проклинать ее, сказал, что эта немая девочка за несколько месяцев не принесла ему ни копейки. Он начал бить ее, совсем из себя вышел. Я подумал, что такими темпами он ее до смерти доведет. Так что я не смог уйти, только спрятался за сорго. Некоторое время спустя я увидел, как Чэнь Юн побежал к дороге, завел автомобиль и резко дернулся с места. Я подошел проверить, что с девочкой, увидел, что она не двигается и позвонил 110*&hell