Taxes and TARDIS. ТАРДИС.

30 Mar. 2019 ·  vlada  ·  Taxes and TARDIS . ТАРДИС

«ТАРДИС»

Н. Р. Уолкер

Книга вне серий

Переводчик/редактор – Валерия Стогова

Обложка – Мария Гридина

Оформление – Наталия Павлова

Переведено специально для группы - https://vk.com/beautiful_translation

Аннотация:

Брэнт Келли – беспечный предприниматель. В его жизни существуют лишь два интереса – выпивка с друзьями и очередной мужчина в койке. Нуждаясь в новом бухгалтере, чтоб разобраться с кошмарной коробкой, полной налоговых квитанций, он обращается к Логану Уиллису. Заинтересованность в любителе научной фантастики, ботанского вида пареньке в очках с черной оправой и тардисовой рубашке становится для него полнейшей неожиданностью. Одержимость тихим англичанином ошеломляет его, а их взаимное притяжение застает врасплох. Он не рассчитывал полюбить. Один – качок, второй – интеллектуал, оба мужчины понимают, что разница между ними огромна и способна вызвать проблемы. Но в этой эротической драме, где противоположности притягиваются, может, именно эти различия стоят того, чтоб остаться вместе и бороться до конца?

Глава 1

Пробки в пятничный полдень в центральном деловом районе были адскими. После двух кругов по кварталу я наконец–то нашел пристанище на парковке. Загнал свой грузовик на чертовски крошечное место, забрал старую коробку с переднего сиденья и быстро побрел к пункту назначения.

В деловой район я вторгался не часто. А войдя в здание с зеркальным фасадом, вспомнил почему. Мое отражение послужило резким напоминанием, насколько же скромно я был одет. По сравнению с ходящими вокруг «костюмами», переполненными собственной важностью, мои рабочие ботинки и клетчатая рубашка выглядели несколько лажово.

Следуя знакам, я прошел по дорогущему коридору к дорогущему офису с дорогущим столом.

– Брэнт Келли, – представился я секретарю. – У меня назначена встреча на три часа. – Я посмотрел на часы. – На которую я немного опоздал.

С извиняющимся видом я улыбнулся, надеясь, что мои взъерошенные блондинистые волосы, темно–синие глаза и трехдневная щетина сойдут за мужское очарование. Я знал, что с большинством женщин мой внешний вид может работать мне на руку. Не моя обычная цель, но эй – лишь бы сработало.

Она осмотрела меня, мою одежду и коробку в руке и улыбнулась.

– Присаживайтесь, мистер Келли, – любезно предложила она. – Логан пример вас в ближайшее время.

Логан. Мой новый бухгалтер.

Позвонив своему прежнему бухгалтеру назначить встречу по вопросу ежегодного налога, я не мог поверить ее словам насчет болезни. Все клиенты были переданы новым бухгалтерам в центре города. Ну, новым для меня. Работали они давно и имели определенную репутацию, и я представлял этого Логана скрупулезным динозавром.

С моими счетами творился кавардак. Мне это было известно, как и моему прежнему бухгалтеру. Я обращался к ней много лет. Тепло улыбаясь, я просто вручал ей коробку с квитанциями и налоговыми счетами, а она выполняла все остальное. Теперь же придется объяснять все с нуля новому парню.

Я настраивался проторчать там несколько часов.

– Мистер Келли? – Я поднял взгляд и заметил стоявшую передо мной секретаршу. – Логан готов вас принять, – профессионально улыбнувшись, сообщила она и направилась к открытой двери в другом конце помещение, а я предположил, что мне следовало двинуть за ней.

Она проводила меня по холлу и примерно на полпути по коридору завернула в офис, где за столом сидел парень, царапавший какой–то документ. Снова профессионально улыбнувшись и не проронив больше ни слова, секретарша развернулась и ушла, а я остался стоять перед столом и парнем, который до сих пор не посмотрел на меня.

Я нервно прокашлялся.

– Гм…

Только тогда он соизволил поднять взгляд.

– Да, мистер Келли, пожалуйста, присаживайтесь.

Сначала я обратил внимание на его английский акцент. Потом понял, что мои предположения оказались не верны – он вовсе не был стариком. На самом деле выглядел он не старше меня, может, двадцать четыре – двадцать пять. Коротко постриженные темно–каштановые волосы, розоватые губы и серо–синие глаза, спрятанные за очками в черной оправе.

На долю секунды он посмотрел на меня, моргнул и вернулся к изучению документов.

Типичная конторская крыса. Типичный бюрократишка.

Зануда.

Ботаник.

От разочарования я закатил глаза, уселся напротив него, а коробку опустил на стул рядом.

– Прошу прощения за опоздание. Меня задержали на работе, да и пробки в городе ужасные. А поиск парковочного места занял целую вечность.

Он оторвал взгляд от стола и глянул на меня.

– Ничего.

Потом откашлялся и покачал головой.

– Я просматривал ваши дела, присланные от прежнего бухгалтера, – небрежно заявил он, поправляя очки. – Мне казалось, насчет коробки она преувеличила. – Он улыбнулся, как будто находил меня забавным.

Я вздохнул.

– Э–э… нет. Она служит мне в качестве файловой системы много лет…

– Да, именно так здесь и сказано, – отозвался он, складывая дела перед собой.

Я слегка смутился.

 – Да… счета – не мой конек.

Он достал чистый лист бумаги, поправил очки и посмотрел на меня.

– Итак, мистер Келли, – начал он.

– Пожалуйста, зовите меня Брэнт.

– Хорошо, Брэнт. Введите меня вкратце в курс дела.

И я начал с самого начала. Рассказал, что по профессии электрик, самозанятый на субподрядной основе в одной из крупнейших строительных компаний Сан–Антонио.

Он задавал вопросы о пенсионном обеспечении, налогах и страховке. Взял мою коробку и просмотрел бардак внутри, болтал о доходах, расходах, списаниях и прочем, время от времени замолкал, чтоб поправить очки.

Из–за акцента все произнесенные слова звучали мелодично и нежно. Странно, что я заметил. Как и цвет его рубашки. Нормальной деловой с длинными рукавами, но синее рубашки мне видеть не доводилось. Еще на нем был темно–синий галстук и поверх надет черный жилет.

Я наблюдал за его пальцами, его длинными тонкими пальцами, пока он писал что–то на лежащем перед ним листе. За манерой держать ручку. И за губами тоже наблюдал, когда он говорил. Губы его были розоватыми и тонкими, а бледная британская кожа напоминала сливки. Он совершенно не являлся моим типажом. Я никогда не любил прилежных. Я предпочитал спортивных, безрассудных, но был не в состоянии оторвать от него глаз.

Пока он болтал, по непонятной причине я не мог перестать таращиться на него, на его движущиеся губы, а его акцент… Господи, его акцент… Очень синяя рубашка оттеняла его стройную бледную шею, подчеркивала синеву его глаз, а очки не делали из него ботаника, он просто казался умнее, миловиднее.

Я пялился на него, пока он объяснял что–то о цифрах… гадая… мечтая… фантазируя о его аромате, вкусе его губ…

– Брэнт? – Мое имя вынудило вернуть внимание к его словам, выдергивая из бродивших в подсознании мыслей.

Я затряс головой.

– Да?

– Я спросил, вы классифицируете налоговые удержания?

– О, простите. – Я пожал плечами. – Отключился на пенсионном обеспечении.

Он улыбнулся и положил ручку. Улыбка у него действительно была красивой.

– Очевидно, вам не интересно…

– Еще как интересно, – выпалил я, перебивая его.

Интересно? В смысле, он интересен? Ох, черт…

Он моргнул, видимо удивившись быстроте моей реакции.

– Интересны ваши счета?

Ой.

– О, эм… пытаюсь интересоваться, – ответил я, пожав плечами и оглядывая помещение. – Просто не очень хорошо выходит.

– Х–м–м. – Он задумчиво кивнул. – Это займет какое–то время… – забормотал он больше себе, чем мне. Длинные изящные пальцы погладили подбородок. – Наверно, я смог бы разобраться в выходные.

 – О, я не хочу причинять беспокойство, – честно отозвался я. Бровь взлетела поверх черной оправы очков, словно он мне не поверил. – Если я могу чем–то помочь… – Я примолк, осознав, какую глупость нес. – Ну… – Я откашлялся. – Если я могу чем–то помочь, кроме как лучше разбираться со счетами.

Он посмотрел на меня и ухмыльнулся. Вроде даже почти расхохотался.

Я со смешком кивнул.

– Да, я полный профан в цифрах.

Он хмыкнул и демонстративно уставился на полную квитанций коробку.

– Заметно.

Я улыбнулся и кивнул. В момент воцарившейся тишины мне стоило бы промолчать, но я открыл свой рот.

– Ваша рубашка реально синяя.

Он моргнул, ошеломленный моим не бухгалтерским комментарием.

– О, – застеснявшись, буркнул он. – Сестра подарила на день рождения.

– Она очень синяя. Цвет переливчатый синий? – Боже, почему мне было просто не заткнуться?

– Хм, нет, – он поерзал на стуле. – Это ТАРДИС.

ТАРДИС … ТАРДИС … Что еще за херня?

– ТАРДИС?

Он громко сглотнул.

– Темпоральная адекватная релятивная диполярная измерительная система, – тихо проговорил он. – Телефонная будка из «Доктора Кто».

– В самом деле? – фыркнул я. Он прикалывался? Вероятно, нет.

Он уставился на меня, не шевелясь, и пробубнил:

– Да. Так сложилось, что мне нравится «Доктор Кто».

О, черт.

– Разумеется, – исправился я. – Не сомневаюсь, фильм потрясающий. Просто я с ним не знаком, вот и все. – Я внутренне простонал. К слову о неловкости. И сменил тему. – Итак, о счетах…

Он поправил очки.

– Я разберусь с ними на выходных, – сказал он.

– О, я не хочу вмешиваться в ваши планы. – А потом, поскольку мой фильтр «от мозга ко рту» находился в отпуске, я ляпнул: – Если ваша девушка не возражает… – Он выпучил глаза от извергнувшейся из моего рта глупости, а я постарался выправить положение. – Или ваш парень. То есть вы не обязаны тратить на это выходные. Уверен, что могу забрать свою коробку с барахлом и отсортировать…

От потрясения его рот распахнулся, и он моргнул.

Дважды.

– О, Господи, – в ужасе буркнул я. – Простите…

Он снова моргнул. Я зажмурил глаза, мечтая, чтоб моя тупость испарилась.

– Простите. Я не… Я хотел…

Я застонал и, глубоко вдохнув, начал сначала.

– Давайте я их заберу, – произнес я, забирая коробку со стола, – и как только отсортирую, позвоню?

Я поднялся, уязвленный своей неспособностью думать и говорить в присутствии этого парня, и направился к двери.

– Брэнт?

Я обернулся, решив, что он заявит, что передаст мои дела другому бухгалтеру. Но он удивил меня, обходя стол и направляясь ко мне. И вот мы стояли лицом к лицу, он в дорогущих брюках и жилете, а я в грязной рабочей одежде, ботинках и с глупым ртом. Он протянул руку и забрал у меня коробку.

– Я ее возьму, – явно забавляясь, проговорил он.

Мы оказались примерно одного роста, что почему–то поразило меня. И открыв рот хоть что–то сказать, вылетела очередная белиберда.

– Вы высокий.

Он разразился хохотом, а я пожалел, что земля не может разверзнуться и поглотить меня целиком. Но потом я внезапно осознал, насколько близко он стоял, как гармонировал с моим ростом в метр восемьдесят, что его глаза находились с моими глазами на одном уровне. Он все еще улыбался.

– В обычной жизни у вас тоже трудности с общением?

Я посмотрел в серо–синие глаза и медленно покачал головой.

– Чаще всего нет.

Он уставился на меня, склонив на бок голову.

– И отвечая на ваше предположение: нет, парня у меня нет.

– Как и у меня, – брякнул я. Потом смущенно фыркнул и попытался выдать хоть что–то логичное. – Нет парня, то есть. В смысле я гей, но ни с кем не встречаюсь.

И он улыбнулся мне. Не той улыбкой, означающей «я счастлив, что ты не занят», а больше говорящей «я улыбаюсь, потому что ты конченый». Я покачал головой. Я, Брэнт Келли, бывший футболист, способный снять любого парня соблазнительным кивком, был вне себя из–за ботаника–бухгалтера.

Высокого изящного ботаника–бухгалтера. Симпатичного, очень умного, британского ботаника–бухгалтера с розоватыми губами и длинными пальцами. И в тардисовой рубашке.

Все еще улыбаясь, он вернулся за стол.

– В случае если мне что–то понадобится, ваши данные у меня есть, – сказал он. Потом поставил коробку и вытащил визитку. – Это моя, – пояснил он, протягивая мне картонку. – Если вам понадобится связаться со мной, можете звонить на мобильный в любое время.

И вот так просто он вручил мне свой номер телефона. Я взял карточку и прочитал его имя.

– Что ж, Логан Уиллис. Возможно, я и позвоню.

Уголки его губ почти приподнялись в улыбке, но он склонил голову, словно пытаясь в чем–то разобраться. В глазах за очками виднелось напряжение, будто он старался найти ответы на моем лице.

Я уставился в обратку, задаваясь вопросом, что же он искал. А когда он тихонько фыркну и покачал головой, задался другим вопросом: что же ему удалось найти?

– Ладно, – озадаченно улыбаясь, произнес он.

– Ладно, – повторил я и кивнул.

Я оставил ему коробку с квитанциями и документами, забрал с собой номер его телефона и отправился домой с чувством выполненной миссии. Мне реально требовалось облегчить страдания моего члена. И правда нужно было разобраться, что за херня такая ТАРДИС.

 

 

 

 

Глава 2

Я припарковал грузовик перед своим жилищем, забрал диски с переднего сиденья и вошел в дом. Внедорожник Тима стоял на подъездной дорожке. Удивительно, что он все еще находился дома.

– Привет. – Тим встретил меня улыбающимися карими глазами и, судя по виду всклокоченных светлых волос, недавно вышел из душа. – Только о тебе вспоминал.

– Привет, – ответил я. – Думал, тебя уже нет.

– Поздно пришел домой, – пояснил он и оглядел мою рабочую одежду. – Ты идешь или нет?

– Нет, – бросил я. – Проведу вечер дома.

Тим моргнул и вытаращил глаза, словно у меня выросла вторая голова.

Знакомы мы еще со времен начала учебы, а в восемнадцать лет съехались. Мы были очень похожи – оба электрики, оба одинокие, оба любили выпить и потусоваться на выходных. Оба снимали «однодневок», только он приводил домой женщин, а я мужчин. Его не парило, что я гей. Он не заморачивался, с ним легко было найти общий язык и легко жить. Он был моим лучшим другом.

Он все еще выглядел растерянно.

– Ты не идешь?

Я опустил взгляд на диски, которые держал.

– Хм…

– А это еще что за черт? – спросил он, недоумевая еще больше. – Порнуха?

– Нет… – Я приподнял диски, чтоб он мог увидеть обложку.

Он посмотрел на диски, потом выпучил глаза.

– Ты серьезно променяешь тусовку со мной и ребятами  на просмотр «Доктора Кто»? В пятничный вечер?

– Ну…

Он закатил глаза и покачал головой.

– Ты на работе клея нанюхался?

 Я рассмеялся, стянул рубашку, скинул ботинки и вынул пиво из холодильника. Запустил первый диск одновременно со словами Тима:

– Последний шанс.

– Не. – Я плюхнулся на диван. – Мне и так хорошо. Передавай парням «привет».

Он фыркнул.

– Точно не стану им рассказывать, что ты смотришь гребаного «Доктора Кто». Не успеешь моргнуть, как здесь нарисуется Марти делать тебе искусственное дыхание.

Я закатил глаза, подобрал пульт, растянулся на диване и нажал «плэй».

Войдя в видеопрокат, я поинтересовался у молоденькой девицы за стойкой, где можно отыскать «Доктора Кто». Она указала направление, но вариантов подобралось великое множество, и я не особо понимал, с чего начинать.

Я выбрал диск из–за наличия на обложке синей старомодной телефонной будки. Видимо, это и была ТАРДИС. Я улыбнулся. Но из–за рассматривавшего «Семидесятые»[1] кучерявого парня в хоккейном шарфе вернул коробку обратно и остановил свой выбор на другой, посовременнее, с диском о десятом Докторе. Я забрал все три диска.

Мне всегда нравилась научная фантастика. Имеется в виду, что я просмотрел все шесть эпизодов «Звездных воин» и большую часть серий «Секретных материалов». Но и этот фильм был довольно интересным. Не скажу, что в ближайшем будущем побежал бы покупать тардисовую рубашку, но высидел первый диск – включавший в себя три эпизода – и мне понравилось.

Поставил второй диск и, ожидая начала эпизода, отправился на кухню поискать что–нибудь на перекус. На полу валялась визитка. Скорее всего, выпала из кармана моей рубашки. Я поднял карточку и перевернул ее.

Логан Уиллис.

Я прихватил второе пиво, взял карточку и уселся в гостиной как раз в момент начала эпизода. Но на самом деле в шоу я особо не вникал.

Я пялился на маленькую прямоугольную картонку и, не давая себе возможности струсить, достал мобильник и набрал его номер.

Ответил он на втором гудке.

– Алло?

Донесшийся британский акцент вызвал улыбку.

– Э… Логан? Это Брэнт Келли.

После длительной паузы:

– Да?

Он казался таким неуверенным, что я задумался: мне вообще стоило звонить? Но, предположив, что большим дураком я себя уже не выставлю, решил, что терять нечего.

– Значит, этот парень Доктор Кто путешествует по различным галактикам на фигне под названием ТАРДИС?

Снова воцарилась тишина. И, как обычно, я почувствовал необходимость заполнить ее.

– Она не особо аэродинамическая и не похоже, что построена для переноса нагрузки нулевой гравитации.

После очередного молчания он откликнулся:

– ТАРДИС выросла, а не была построена.

Теперь замолчал я, проигрывая его слова в голове.

– А?

Он фыркнул.

– Не важно. Ты смотришь «Доктор Кто»?

– Да, – сознался я. – Не так уж и плохо.

Он рассмеялся.

– Который эпизод?

– Не знаю, – начал я, а потом подхватил обложку диска. – Второй диск про десятого Доктора…? – Неопределенное предложение походило на вопрос.

– А, – отозвался он. – Дэвид Теннант[2].

– Кто?

– Не важно, – снова хмыкнул он. – Можно полюбопытствовать, зачем ты смотришь?

– Твоя рубашка, – признал я. – Я понятия не имел, что такое ТАРДИС, а ты упомянул «Доктора Кто»… Вот и решил, что стоит начать с него.

– Тебе нравится? – спросил он. В телефоне его британский акцент звучал столь же приятно.

– Ну, – вздохнул я. – Не думаю, что разобью лагерь на следующем фанатском съезде, но, в общем–то, не плохо.

Он снова хохотнул. Меня порадовало, что я сумел его рассмешить.

– Ты вроде стал поразговорчивее.

– А, ты о моей способности говорить? – со смешком поинтересовался я. – Наверно, потому что ты не стоишь передо мной и не приводишь в волнение.

– Волнение? – недоверчиво повторил он и тихонько фыркнул. – Маловероятно.

– Многовероятно, – безо всякого стыда парировал я. – Может, я не очень хорош в сортировке счетов, но нормально разговаривать умею.

Он усмехнулся, потом вздохнул.

– А звонишь ты мне…?

– Спросить о летающей телефонной будке.

– То есть о ТАРДИС.

– Угу. – Я откинулся на спинку дивана, устраиваясь поудобнее. – Решил: раз уж собрался посмотреть три диска, значит, кто–то должен пояснить мне происходящее.

– Ты взял напрокат три диска «Доктора Кто»?

– Да, – ответил я, делая глоток пива. – Уже сто лет не проводил пятничный вечер за просмотром фильмов. Ты сэкономил мне пятьдесят баксов и спас от завтрашнего похмелья.

Он вновь хмыкнул.

– Хочешь сказать, я должен скорректировать твой баланс, чтоб ты мог тратить пятьдесят баксов в неделю на выпивку?

– На пиво можно оформить налоговый вычет?

– Нет.

– А на взятые напрокат диски?

– Они относятся к учебным пособиям по твоей профессии?

– Можно сказать и так.

Он расхохотался.

– Все зависит от бухгалтера.

– Он поклонник, – изрек я. – У него даже тардисовая рубашка есть.

Он снова рассмеялся, тихим, глубоким, мелодичным смехом. От одного только звука я заулыбался.

 Как бы ни было увлекательно обмениваться шуточками, я сменил тему.

– Ну и что же я прервал? Чем ты занят?

– Работой, – отозвался он. – Один парень подкинул мне полную квитанций и счетов коробку. Пытаюсь выверить его бухгалтерию.

Я поморщился.

– О, какой ужас. Он хотя бы симпатичный?

После недолгого молчания он выдал:

– Ничего такой.

Я фыркнул.

– Ничего такой? Как грубо. Тебе стоит позволить ему помочь.

Он нервно прокашлялся.

– И как же он поможет?

– Он мог бы принести завтра обед, и вы вместе пробежались бы по его документам.

– М–м–м. – Он вроде как улыбался. – Не знаю… Он не особо разбирается в счетах. – И только я подумал, что получу отказ, он произнес: – А он принесет диски «Доктора Кто»?

– Уверен, он мог бы, – улыбаясь, откликнулся я.

– Хорошо, – согласился он, назвал мне свой адрес, и мы еще немного поболтали. Беседа между нами протекала гладко, ничего личного, ничего похожего на нашу утреннюю встречу в офисе. По крайней мере, я придерживался привычного поведения. Даже рассмешил его несколько раз. Потом сказал, что увижусь с ним завтра, и мы распрощались.

Я очень надеялся, что, вновь оказавшись рядом  с ним, буду в состоянии говорить.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3

Я странным образом нервничал и никак не мог выяснить причину. Этот парень, Логан, не относился к предпочитаемому мной типу мужчин. Обычно я выбирал похожих на себя парней – огромных, спортивных, загорелых. Разумеется, попадались и твинки[3], но Логан и твинком не был. Просто не выглядел столь же маскулинно, столь же мужественно, как мой привычный типаж.

Он был стройным и изящным. Лицо его было бледным и, смею заявить, симпатичным. Конечно, он не спортивный и явно не любитель активности на свежем воздухе. Он был чудиком, ботаником. Он был бухгалтером, носившим жилет, очки в толстой оправе и смотревшим научную фантастику.

Дальше от моего типажа он уйти просто–напросто не мог.

Потому–то я и пребывал в недоумении, откуда вдруг взялась нервозность.

Мне хотелось ему понравиться. Хотелось его впечатлить. Находясь рядом, хотелось смешить его и смотреть, как он откидывает голову назад и хохочет, позабыв обо всем.

Мне было любопытно: его кожа на самом деле мягкая на ощупь, или так только казалось? О его губах я тоже задумывался. Было интересно, каковы они на вкус.

Я застонал. Одуреть можно. Я уже успел «расслабиться» в душе и вот стоял перед дверью в его квартиру, и мой член дернулся от одной только мысли о нем.

Не так уж и ужасно, что именно его я представлял, пока ласкал себя в душе. Именно его губы представлял на моих губах, поглаживая свой член. Именно его рот окружал, облизывал и посасывал меня в воображении, пока я толкался в кулак и стискивал головку члена. В моих фантазиях именно в его кремовую задницу я погружался, когда мой оргазм прорвался наружу, забрызгивая плитку. От его образов голова шла кругом, пока онемение в ногах проходило, а вода остывала.

Я задавался вопросом: каким манером я проведу с ним несколько часов в одной комнате и умудрюсь не заработать стояк, раз от одного только ментального образа мой член волновался? А потом он распахнул дверь.

Я почти простонал.

Он стоял передо мной, весь такой по–британски бледный, в очках с черной оправой. И улыбался. Одет он был в черные узкие джинсы, белую футболку и жилет для гольфа. Мало кто мог такое носить, но он выглядел… мило.

Я сглотнул.

– Привет. – Я приподнял пакет с нашим обедом и три диска.

Он отступил в сторонку в молчаливом приглашении, и я зашел в квартиру. Интерьер был элегантным, очень современным и лаконичным, словно только что с обложки «Жизнь одиноких геев». Все оформлено в черных, белых и серых тонах, но каким–то образом ощущался уют.

Огромное открытое пространство, возле большущего окна стояли черный кожаный диван и обеденный стол по соседству со стильной кухней. Я направился в этом направлении и положил диски и обед на стойку.

– Я… не знал, что брать, но рядом с моим домом есть небольшой магазинчик, где делают куриные сувлаки[4] и греческий салат…

– Отлично, – тихо сказал он, поправляя очки. И, как ни странно, выглядел взволнованным.

Я предложил сначала поесть, пока курица не остыла. Но глянув на обеденный стол, увидел, что он был устелен бумагами. А при ближайшем рассмотрении понял, что весь стол завален моими бумагами.

– Все мои? – пробормотал я.

– Заканчиваю раскладывать по категориям налоговых целей, – ответил он.

Я поежился и с извиняющимся видом посмотрел на него.

– Прости.

Он улыбнулся.

– Все хорошо. Правда. – Он взял тарелки и приборы и предложил устроиться в гостиной, определив посуду на кофейный столик. Потом сбросил две подушки с дивана на пол, по одной с каждой стороны от столика, а я предположил, что одна из них предназначалась мне.

Логан уселся на подушку, с легкостью подогнув под себя длинные стройные ноги. Был он молчалив и грациозен, в то время как я с трудом устроился на подушке напротив него. Пришлось сидеть со скрещенными ногами, как в школе. Вообще–то последний раз я так именно в школе и сидел.

– Блин, – проворчал я. – Сто лет уже так не сидел.

– Мы можем перебраться на диван, – встревожено произнес он.

Вот же дерьмо.

– Нет–нет, – быстро исправился я. – Все нормально. Но в отличие от тебя я не умею запросто закидывать ноги за уши. – Он склонил голову, розовый оттенок окрасил его щеки, а я проиграл свои слова в голове. – Ох… Я не хотел… О, боже, – пробубнил я. – Теперь понимаешь, что я имел в виду под волнением?

Он поправил очки и улыбнулся.

– Да, кажется, начинаю.

Я смущенно хохотнул.

– Могу пойти в другую комнату и позвонить тебе на мобильный, если хочешь нормально пообщаться.

Он уставился в пустую тарелку.

– Почему ты волнуешься из–за меня?

Я пожал плечами, внезапно ощутив дискомфорт.

– Хм… потому что ты умен, а я не очень–то. – Его голова резко поднялась. Он смотрел на меня широко распахнутыми глазами, поэтому пришлось пояснить: – Чем больше я стараюсь не нести чуть, тем тупее выгляжу.

От неожиданности он моргнул. Потом, явно намереваясь что–то сказать, открыл рот, но снова закрыл, видимо сомневаясь, как реагировать. Он вновь поправил очки и занялся обедом. Затем тихо проговорил:

– Не такой уж я и умный, а ты определенно не глупый. Ты хорош в своем деле. Ты же предприниматель, что требует некоторых знаний.

Слегка застеснявшись, я пожал плечами.

– Возможно.

Он улыбнулся и поставил передо мной тарелку.

– Выглядит вкусно, – кивнул он на собственную тарелку. – Спасибо.

Поедая обед, говорить стало проще. Я рассказал ему о соседе, Тиме, что мы лучшие друзья, как прошлым вечером он завалился домой пьяным и изрядно потрепанным. Добавил, что утром он отмачивал шуточки в мой адрес о «Докторе Кто».

– Он постоянно насмехается надо мной, – сказал я с улыбкой. – Просто он такой человек. Знаю, если дойдет до дела, он прикроет мне спину.

Логан поведал мне о сестре Бет, что вся семья переехала в штаны около шести лет назад, что они вместе жили до тех пор, пока в прошлом году она не вышла замуж, а теперь жили в пяти минутах езды друг от друга.

– Она владелица книжного магазина на Третьей Западной, – произнес он. – Я помогаю ей по воскресеньям, чтоб она могла отдохнуть.

Я поинтересовался, много ли он читает, за что удостоился демонстративного кивка в сторону дальней стены. Я обернулся и обратил внимание на заставленную книгами от потолка до пола стену. И фыркнул, забавляясь над городской библиотекой в его гостиной.

– Принимаю как «да».

Улыбаясь, он поднялся и отнес наши пустые тарелки в кухню. Я собрал контейнеры и последовал за ним, разминая спину и ноги после сидения на полу. Пока мы прибирались, болтовня не стихала. Он спрашивал меня о работе, на какой площадке я трудился в настоящее время, о коллегах.

– Они отличные, – честно ответил я. – Мы работаем группами по четыре–пять человек. Не так уж все и плохо. Кое–кого не устраивает моя гомосексуальность, но никто не высказывается. А остальных не волнует.

Он задумчиво глянул на меня.

– А как они узнали?

– Я рассказал, – признал я. – Не собираюсь лгать. Они всегда болтают о девчонках и перепихах, и меня спросили о заработанных в выходные очках, поэтому и рассказал.

Логан смущенно смотрел на меня.

– Очках?

– Ну, знаешь… о последних завоеваниях. – Я улыбнулся и поежился. – В общем, сказал, что познакомился в баре с парнем и отправился с ним домой.

Логан охнул, потрясенно моргнул и прокашлялся.

– А они что?

– Особо сказать было нечего. Я просто посмотрел им в глаза и заявил, что гей. Ничего особенного.

Логан опять моргнул. Казалось, он был впечатлен.

– Ого. – Он вытащил две бутылки воды и вернулся в гостиную, усаживаясь на диван.

Я разглядывал его, слегка озадаченный реакцией. А, устроившись рядом с ним, спросил:

– Что насчет тебя?

Уголки его губ опустились, и он заговорил:

Рассказывать никогда никому не приходилось. Большинство людей догадываются, что я гей. – Он поправил очки и глянул на меня. – Я не возражаю. Просто я такой: мягкий, хорошо одетый, немного женственный…

Женственный…

Я нахмурился.

– Не знаю насчет женственности, но ты симпатичный.

Рот его распахнулся. В глазах сверкала подозрительность. Ему явно не часто делали комплименты.

Я рассмеялся.

– Не стоит так удивляться. Ты симпатичный.

Он таращился на меня широко открытыми глазами, и его рот захлопнулся.

Я улыбнулся ему и покачал головой. Поднялся взять диск «Доктора Кто», но его рука тормознула меня. Я перевел взгляд с его длинных пальцев на лицо. Он должен был видеть вопрос в моем выражении.

– Зачем ты здесь?

От изумления я моргнул.

– Что?

Он нервно сглотнул.

– Зачем ты здесь? – мягко повторил он. – Со мной? То есть ты не похож на парня, который может мной заинтересоваться.

Я не знал, что сказать. Ответа у меня не имелось.

Меня никогда не привлекал подобный типаж: тихий и чудаковатый. Так что же я там делал? Я воззрился на него, бегая глазами по его лицу, и неуверенно пожал плечами.

– Без понятия, – тихо проговорил я, надеясь, что он видел честность в моих глазах. – В тебе что–то есть… Не могу перестать думать о тебе.

Он опять моргнул. На этот раз румянец окрасил и шею.

– Ой, – прошептал он.

Секунду мы смотрели друг на друга, и я поймал себя на том, что наклонялся к нему и облизывал губы.

– Можно тебя поцеловать? – пролепетал я.

Дыхание его перехватило, и он кивнул.

Я приник к нему. Он закрыл глаза, когда я прижался к нему губами. Поцелуй был нежным и спокойным, что противоречило моему беспорядочно колотившемуся сердцу.

Я не пытался углубить поцелуй. Просто снова и снова касался его губами, прихватывая нижнюю губу. Дыхание его сбивалось, а в раскрывшихся глазах бушевал ураган.

Но потом я случайно ткнулся носом в его очки и улыбнулся. Он все еще выглядел немного опьяненным, а стоило мне отстраниться, его ладони обхватили мой подбородок.

Настал черед моим глазам расшириться, и моему дыханию сбиваться, когда он прильнул ближе и вновь поцеловал меня. Глубже, увереннее, крепче. Он приоткрыл меня своими губами, а его язык облизнул мою нижнюю губу, после мягко проскальзывая в рот.

Поцелуй был чувственным. Волоски на шее встали дыбом, глаза закатились, а кожа запылала.

Он наклонил наши головы и каким–то образом еще больше углубил поцелуй. Его теплые руки касались моего лица, удерживая на себе мои губы, пока он поглощал меня. Его язык поддразнивал и кружил по моему языку. Вкус его был невероятно соблазнителен, а губы податливыми, но уверенными.

Боже, он заставлял меня стонать.

Потом он промурлыкал милейший звук и замедлил поцелуй. Открыв глаза, фокусировка заняла какое–то время. Лицо его все еще находилось очень близко. Судя по виду, ошеломлен он был не меньше меня.

– Черт побери, Логан, – прошептал я, пытаясь перевести дыхание. – Где ты научился так целоваться?

Он вновь разрумянился и облизнул губы. Но на вопрос не ответил. Просто улыбнулся.

На диване мы сидели рядышком, прижимаясь боками друг к другу, мое лицо было повернуто к нему. Теперь я скользнул рукой по его подбородку и вынудил посмотреть на меня. Наши губы почти соприкасались.

– Поцелуй меня еще раз, – пробормотал я. – Пожалуйста.

Он снял очки и поцеловал.

Черт, как же он поцеловал.

Сила этого скромного любителя книг поразила меня. Вот уж в ком точно не было робости. Не разрывая поцелуя, он поднялся на колени и, перекинув ногу через мои бедра, оседлал меня.

Мое удивление лишь подстегивало его. Он подтолкнул меня на диван, целуя все крепче и глубже. Опустился на меня бедрами, вынуждая стонать.

Член в джинсах напрягся, стремясь найти стимуляцию – хоть какую–то. Стоило ему устроиться на мне, как бедра взлетели ему на встречу. Пальцами он ворошил мои волосы.

У меня был адский стояк. Я уже приблизился к оргазму.

Схватил его за бедра и выдохнул:

– Логан… стоп.

Лицо его все еще было рядом, он силился перевести дух, но глаза были закрыты. Он не смотрел на меня.

– Эй, – до сих пор задыхаясь, позвал я. Взял в ладони его лицо, ощущая мягкость кожи. Посмотрел на опухшие губы, на боль в темно–серых глазах. Он попытался отстраниться, а я стиснул его сильнее. – Эй, – повторил я, заставляя поднять на меня взор. – Нам нужно сбавить обороты.

– Почему? – тихо спросил он, изучая мои глаза. – Потому что я не твой типаж?

– А, нет, – честно отозвался я. – Потому что из–за тебя я уже готов кончить.

Он фыркнул и наконец–то улыбнулся.

Я приподнял голову и чмокнул его.

– Чертовски сексуален, – пролепетал я. – Не представляешь, насколько ты сексуален.

 – Ага, точно, – засмеялся он, отвергая мой комплимент. Смущаясь, убрал с меня ногу. – Я немного увлекся.

Я удерживал его, лбы наши соприкасались. И всем телом я развернулся к нему.

– Походу, да, – сказал я с улыбкой. – Но я не жалуюсь.

Он вздохнул и положил голову мне на плечо, а спустя какое–то время поинтересовался:

– Хочешь посмотреть «Доктора Кто»?

Нет. Хотелось раздеть нас обоих и погрузиться в него. Но ответил я вежливое:

– Конечно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 4

На диване я сидел боком, коленями упираясь в его бедра, и игнорировал свой стояк и ноющее ощущение в яйцах. Мы смотрели «Доктора Кто».

Никогда в жизни бы не подумал, что стану заниматься подобными вещами.

Из просмотренного особо ничего не запомнилось. Я слишком погрузился в мечтания освободить свой член от джинсов. Поерзал, пытаясь найти приемлемое положение, но сидели мы слишком близко, а наши ноги все еще касались друг друга, что особо не помогало.

– Ты в порядке? – спросил Логан. Он уже вернул очки на место. – Кажется, будто витаешь в облаках.

– Все отлично, – солгал я и взял пустую бутылку воды. – Но не отказался бы еще попить.

– О, конечно, – откликнулся он, быстро вставая и направляясь в кухню.

Не имея ни малейшего понятия, что там творилось у Доктора Кто, я последовал за ним и охнул.

– Совершенно забыл о своих счетах! – сказал я, глядя на обеденный стол. – Может, сейчас займемся?

Логан улыбнулся.

– Нет, не нужно. Я сделаю сам.

– Можем сделать все сейчас, – произнес я, вглядываясь в потемневшее небо. – Еще не очень поздно.

– Нет, правда, – настоял он. – Завтра возьму их с собой в книжный. Обычно там спокойно.

Я понимающе кивнул.

– Я так ужасен в бухгалтерии?

Логан расхохотался и протянул мне бутылку воды.

– Нет… – Потом закусил губу и пожал плечами. – Ну, разве что немного.

Рот мой открылся, но я рассмеялся.

– Большое спасибо!

Логан усмехнулся над выражением моего лица, а я заявил, что за подобные комментарии он встрял на обед.

Его улыбка превратилась в ухмылку.

– По рукам.

Начался новый эпизод «Доктора Кто», и, взяв за руку, Логан потащил меня на диван. Да, он был скромным, женственным, как сам себя назвал, но совершенно точно являлся лидером.

А я ни капельки и не возражал.

Пока развивался эпизод, на экране показался новый герой, вызывая у меня новую волну интереса.

– М–м–м, кто это?

Логан уставился на меня и моргнул. А тон его поведал мне, что он не особо обрадовался.

– Капитан Джек.

– С ним что–то не так? – спросил я. – Он сексапильный.

Логан с отвращением закатил глаза, и, перебарывая улыбку, прикусил губу.

– Все его любят.

– Он привлекательнее Доктора.

Глядя на меня, Логан ахнул, изумленный моими словами.

Я расхохотался и пожал плечами.

– Что?

– Что не так не Доктором? – полюбопытствовал он, улыбаясь глазами.

– Абсолютно ничего, – ответил я, наклоняясь к нему. – Как всегда и бывает, высокие стройные англичане становятся новыми фаворитами.

– Выкрутился. – Он ухмыльнулся и придвинулся ближе, словно собирался поцеловать меня. Но не стал. А стиснул в кулак мою рубашку, потянул на себя, и мы улеглись на диван. Я лежал сверху. В одном движении от того, чтоб оказаться между его ног, бедрами касался его бедер, лицом к лицу.

Я вытаращил глаза.

– Логан…

Он улыбнулся.

– Что? Слишком прямолинейно для тебя?

– Нет, – покачал я головой. – Просто ты продолжаешь меня удивлять.

Улыбка исчезла, и он посерьезнел.

– Не знаю, что в тебе такого, – сказал он, кусая губу. – Ты не похож на парней, что обычно меня окружают. Но я… заинтригован.

Я опустился на локти, удерживая вес на руках. Пробежался большими пальцами по его бледным щекам и улыбнулся, довольным тем, что происходящее между нами сбивало его с толку не меньше моего.

– Я думал о том же. – Я целомудренно чмокнул его в губы. – Да, заинтригован.

– Кажется, ты и не против, – сказал он, толкаясь в меня бедрами. Он мог чувствовать мое возбуждение, как и я мог чувствовать, настолько он был на взводе. Я простонал, а он улыбнулся. – М–м–м, не прибредилось.

И я поцеловал его. Крепко. Во второй раз за день он снял очки и бросил их на кофейный столик, чтоб как следует ответить на поцелуй. Господи, парень умел целоваться.

На этот раз я руководил, погружаясь языком в его рот, а бедрами вдавливая его в диван. Руки его побывали в моих волосах, на спине, на заднице – везде. Он закинул на меня ноги и ерзал по мне бедрами.

Он был повсюду – его прикосновение, его вкус, ощущение от его затвердевшего члена в джинсах, его язык у меня во рту, его длинные тонкие пальцы кружили по моему телу…

Ощущений было в избытке.

И все равно не достаточно.

Я оторвался от него, чтоб стянуть рубашку. Глаза его расширились от открывшегося вида на мою обнаженную грудь, мои загорелые плечи и мускулистые руки, и он облизнул губы, притягивая мою голову к себе.

Теперь его руки скользили по моей коже.

И все равно было мало.

Я присел на корточки и стащил с него жилет, потом снял футболку. Его бледный тренированный торс выглядел еще белее на фоне черного кожаного дивана.

У него не имелось ни проработанного пресса, ни смуглых мышц груди, как у парней, которых я обычно «клеил». Логан был стройным и элегантным со сливочной кожей.

Он… был прекрасен.

Я наклонился и попробовал кожу его груди, пощипывая и облизывая ее. Зажал сосок между губ и щелкнул по нему языком, отчего он выгнулся и простонал.

Звук его желания электрическим разрядом пронзил мой член.

Я жадно поглощал его кожу, мягко прикусил другой сосок. У него перехватило дыхание. Пальцы вцепились в мои волосы, направляя меня, заманивая обратно к шее. Я покрывал поцелуями подбородок, пока не нашел его губы, его язык.

Потом он застонал мне в рот.

 И мне пришел конец. Я отстранился от него, расстегивая ширинку на джинсах и вытаскивая свой набухший член. Меня просто распирало от желания. Несколько раз сжал себя, чтоб облегчить давление, и тут меня окружили длинные тонкие пальцы Логана. Он стискивал меня, потягивал меня.

Я практически кончил в ту же секунду.

Быстро расстегнул молнию на его джинсах и скользнул рукой под резинку его трусов. Обнял ладонью его гладкое как шелк «достоинство» и освободил от одежды.

Его член был длинным. Длиннее моего, но не таким толстым. Зато гладким и необрезанным.

Рот наполнился слюной.

Хотелось облизать его, обсосать его. Хотелось посмаковать его. Но Логан обхватил себя другой рукой, и наши длины образовали тандем. Мой член по соседству с его членом. Трение, скольжение, толчки.

Голова опрокинулась вперед, и я застонал.

– Как хорошо. С тобой так хорошо.

Он отпустил свой член и продолжил ласкать лишь мой.

Дыша с трудом, он произнес:

– Хочу видеть, как ты кончишь.

 – О, боже. – Я набросился на его кулак и, зная, что оргазм близок, обвил рукой его член и слегка потянул.

Его глаза закатились.

– О, да. Именно так. – Затем его бедра дернулись, и, стиснув челюсти, он откинул голову назад, обнажая шею. Член в моей руке запульсировал и излился на его живот.

Всем телом он напрягся подо мной, содрогаясь и извиваясь, пока им овладевал оргазм. Как же пикантно смотрелось. Ничего эротичнее в жизни не видел.

Наблюдение спровоцировало мою собственную разрядку. Я оттолкнул его руку и быстро задвигал по члену своей рукой. Удовольствие взорвалось где–то внутри меня, пробираясь сквозь каждую клеточку моего тела, и горячая густая волна выплеснулась на мужчину подо мной.

Логан.

Охренеть.

Я рухнул на него, пачкая нас нашим же беспорядком. Я пытался удерживать свой вес, но не мог даже пошевелить своим обмякшим телом. Он закинул на меня ноги, пальцы запутались в волосах. Он целовал меня в шею и плечи – в любое место, куда мог дотянуться – пока комната вращалась вокруг меня.

Я все раздумывал встать. Я должен был двигаться. Но кроме физической неспособности, просто–напросто не хотелось шевелиться. Даже на миллиметр. А по тому, как Логан удерживал меня, я понял: он тоже не хотел моего ухода.

Но, в конце концов, пришлось подниматься, и первым шевельнулся именно Логан.

– Нам стоит привести себя в порядок, – сказал он.

Я опасался, что между нами возникнет неловкость, учитывая, какие страсти между нами разгорелись, да еще и столь быстро. Я подпер свою тяжелую голову рукой, чтоб разглядеть, не сожалел ли он по поводу нашего недавнего занятия.

Он лениво улыбнулся.

– Мы забыли об ужине. Ты голоден? – И как по заказу мой желудок заурчал.

Вот тебе и неловкость. Логан откинул голову назад и расхохотался, выползая из–под меня.

– Не шевелись, – ухмыляясь, произнес он. – Сейчас вернусь.

Шевелиться? Он что, прикалывался? Я был настолько удовлетворен, что едва мог поднять руку. Мне удалось лишь спрятать член обратно в трусы, а вскоре он вернулся с теплой тряпкой и, приведя себя в порядок, мы заказали ужин.

Пока ели, закончили просмотр «Доктора Кто». Логан пояснял мне некоторые моменты, мы хохотали и болтали до полуночи. Уходить не хотелось, о чем я ему и заявил. Он закусил губу и предложил остаться.

– Не думаю, что идея хорошая, – тихо ответил я.

Я понимал, что подразумевало приглашение: он хотел, чтоб мы оказались в постели.

– То есть идея превосходная, – быстро уточнил я. – Для следующего раза.

Он шутливо надулся, а я поцеловал его и спросил:

– Мы можем увидеться завтра?

– Мне нужно работать в магазине сестры, – объяснил он.

– А позвонить завтра вечером можно?

Он улыбнулся и кивнул.

– Я бы не отказался.

Возле двери я чмокнул его в губы и улыбался весь путь до дома.

 

Глава 5

Тим ухмыльнулся.

– Ну, и кто он?

Для подобной фигни было еще слишком рано.

– О чем речь?

– Не строй из себя кретина, Брэнт, – сказал он, скрестив руки на груди. – В пятницу ты остался дома смотреть какую–то научно–фантастическую белиберду, а вчера ушел еще до обеда и вернулся домой бог знает во сколько. Кто этот парень?

Я закатил глаза и отхлебнул кофе. Смысла лгать ему не было. Он все равно просечет.

– Помнишь, в пятницу у меня была назначена встреча с новым бухгалтером?

– Да.

– Это он.

Тим моргнул.

– Это кто?

– Парень, с которым я встречаюсь.

– Ради налогов?

– Нет, тупица. – Я закатил глаза. А потом слегка изменил свое заявление. – Ну, и ради них тоже. Но вчерашний день я провел именно с ним.

Тим долго таращился на меня, а затем опять моргнул.

– Ты встречаешься с канцелярской крысой?

– Не зови его так.

– Ты сам его так называл!

– Называл до знакомства с ним, рассчитывая на встречу со скучным старым пердуном.

– Так он не старый?

Я покачал головой.

– Мы одного возраста.

– Но он бухгалтер? – повторил Тим. – То есть не спортивный перекаченный парень, как те, что ты обычно приволакиваешь домой?

Я рассмеялся.

– Нет. Он совершенно не такой. Он спокойный, с британским акцентом, в очках.

– Твою ж мать! – Выражение лица Тима было бесценно.

Я хохотнул.

– Не переживай. Я удивлен не меньше.

– Ты встретишься с ним снова?

Я кивнул.

– Надеюсь.

– Срань господня!

– Странно, знаю, – улыбаясь, признал я.

– Когда я встречусь с ним?

Я потрясенно воззрился на него.

– Не хочу его пугать!

Тим притворился обиженным, в действительности же просто посчитав это смешным. Он задал еще несколько вопросов, а потом тема ушла от меня и Логана. Я спросил, чем парни занимались в пятницу, вдруг что–то упустил.

Разумеется, нет. Те же старые истории, то же старое дерьмище.

Соул и Марти были моими дружбанами, но ничего–то у них не менялось. Они, конечно же, интересовались, где меня носило – в частности, Марти любопытничал больше всех – а Тим поклялся, что не сообщал им, что я как лузер торчал дома в одиночестве, мастурбируя на «Доктора Кто».

Я закатил глаза.

– Я не мастурбировал… ну, не на «Доктора Кто».

Тим расхохотался.

– Вы увидитесь сегодня?

– Нет, но вечером я ему позвоню.

***

Вечером я набрал его, и мы проболтали больше часа. То же произошло и в понедельник, и во вторник. Общаться с ним было легко. Мы говорили о друзьях, работе, происходящем в мире.

Обычно стараясь избегать подобных тем, я все–таки рассказал ему о том, что большую часть подростковых лет прожил с бабушкой, пока она не умерла, после чего мы с Тимом съехались. К счастью, он не задал ни одного вопроса, а потом поведал мне о родном городе в Англии и как переехал в Штаты с родителями и сестрой. Я поинтересовался, скучает ли он по родному городу, и услышал в ответ решительное «нет». Углубляться ему явно не хотелось, поэтому тему я сменил.

Его взгляд на мир, кардинально отличавшийся от моего, был намного смышленее. Меня увлекли его проницательные суждения.

Я видел все в черно–белых тонах и никогда особо не задумывался ни над чем, что не касалось меня лично. Он же был осведомлен обо всем. Его мысли были обоснованы и мудры, но, казалось, он был столь же поглощен вещами, о которых говорил я.

Во вторник незадолго до окончания нашей беседы я спросил, можем ли мы увидеться завтра, и уже настроился подкупать обещанием ужина, но он ответил:

– Я бы не отказался.

А придя к нему в среду, по ту сторону двери уловил его голос. Я постучал, и он открыл дверь с улыбкой на лице и с телефоном возле уха. Я вошел и, игнорируя тот факт, что он с кем–то болтал, звучно его поцеловал.

Он рассмеялся в трубку.

– Нет, Бет, мне пора. Он здесь.

Оу. Он здесь…

Он сбросил вызов и, снова целуя меня, улыбнулся.

– Сестра играла в «двадцать вопросов».

– Ты рассказал ей обо мне? – полюбопытствовал я, хотя вопрос больше походил на утверждение.

– Хм… да, – нерешительно откликнулся он, поправив очки.

Я улыбнулся.

– Все в норме, Логан, – сказал я. – Я тоже рассказал Тиму о тебе.

– Правда? – Глаза его от удивления расширились, и он моргнул.

Кивнув, я улыбнулся.

– Разумеется. – Я взял его лицо в ладони и в этот раз поцеловал крепче, наслаждаясь мягкостью и сладостью его губ. Он вздохнул, растворяясь во мне. Не разрывая поцелуя, я обвил его рукой и притянул ближе, а мое тело отчетливо осознало, насколько же он мне подходил.

Я провел с ним всего пять минут и уже хотел его. Однако прикинув, что лучше сбавить темп, я замедлил поцелуй. Оторвавшись от него, я улыбнулся его опьяненному выражению лица и поправил ему очки. Он немного смущенно хмыкнул.

И тут я заметил, что на обеденном столе больше не наблюдалось ни квитанций, ни других бумаг.

– О, ты закончил с моими счетами?

Логан улыбнулся, но вряд ли искренне. Его взгляд поразил меня, но, не давая мне возможности прокомментировать, он произнес:

– Нет, я… отсортировал все документы по главной бухгалтерской книге. Завтра сделаю больше.

– Я не имел в виду, что ты должен был уже закончить, – протараторил я, беспокоясь, что мог его обидеть. – Просто хотел сказать, что нам не придется есть, сидя на полу.

Поняв, что я не дразнил его за невыполнение работы, Логан улыбнулся от всей души.

– Короче, – продолжил я, – я решил, что мы могли бы сходить куда–нибудь поужинать.

– Правда?

– Конечно. Только если у тебя есть желание.

Он вроде удивился.

– Хм, да. Разумеется.

Я посмотрел вниз и махнул рукой на свои джинсы и футболку.

– Знаешь заведение поблизости, куда подойдет такой наряд?

– Ты выглядишь нормально, – мягко сказал он.

– Я погладил футболку, – горделиво похвастался я.

Логан тепло улыбнулся.

– Часто это делаешь?

– Только по особым случаям, – ухмыльнулся я. – Которые бывают не часто. – Я осмотрел его отглаженные угольного цвета брюки, черную рубашку и светло–серый жилет. – А ты видимо гладишь все?

Он шутливо надулся.

– Да.

Я расхохотался и покачал головой, умиляясь нашей несхожести, и чмокнул его в губы.

– Пошли. Есть хочется.

Вскоре мы обнаружили небольшую кафешку, где и устроились поужинать, беззаботно болтая. Я все ждал, когда же исчерпается запас тем, учитывая, что были мы словно небо и земля, но этого так не произошло. Общение не прекращалось ни на секунду.

Мы разделались с основным блюдом и пили кофе, а глаза Логана продолжали метаться по помещению. Я проследил его взгляд. Посетители ужинали, все смотрелось вполне обыденно. Никто на нас не пялился, но было бы не впервой, если б кто–то из ограниченных людишек нашел двух сидящих вместе парней оскорбительным.

 – Что такое? На нас смотрят?

– Нет, – тихо ответил он. – Просто опасаюсь.

Я нахмурился и поставил кофе.

– С тобой что–то случилось?

Губы его скривились вроде как от недовольства, хотя казалось, словно он тщательно подбирал слова.

– Обычная школьная ситуация... Ну, знаешь…

– Нет. Не знаю.

Логан печально улыбнулся и кивнул.

– Ну да, откуда тебе. Ты огромный парень, игравший в футбол… – Он произнес слово так, точно оно было мерзким на вкус. – А я был маленьким мальчиком, ботаником в очках, посещавшим шахматный клуб. Добавь сюда гомосексуальность…

Заканчивать было не обязательно.

– Мне жаль, – сказал я, хотя и осознавал всю бесполезность произнесенных слов.

Он невесело улыбнулся.

– Здесь нет твоей вины.

Я сделал глубокий вдох.

– Родители поддержали тебя?

Он слегка улыбнулся.

– Да, родители отреагировали нормально. В отличие от всех остальных.

Полная противоположность мне. Мы кардинально отличались друг от друга.

Не давая ему возможности спросить о моей семье, я опустил ладонь на его руку.

– Хотелось бы посмотреть, как теперь кто–нибудь вякнет в твой адрес, – проговорил я.

Собирался добавить «пока я с тобой», но сдержался. Я вновь осмотрел помещение.

– Если мы кого–то не устраиваем, или не устраивает вот это… – я поднял наши переплетенные руки, – … можно обсудить со мной.

Он улыбнулся и покраснел, молча восхищаясь моим заступническим комментарием.

– Логан… – мягко позвал его я. – Если уж на то пошло, я тоже хапнул от людей, которых не устраивали… – я старался подобрать правильное слово, – … мои предпочтения. – Отпустив его, я поднял руку и пошевелил носом, доказывая, что он был сломан. Дважды.

Пальцы окружили мою лежавшую на столе ладонь, и он уставился на меня. Его глаза довольно долго меня изучали, а потом он сглотнул.

– Думаю, нам стоит отправиться домой.

Улыбку сдержать не вышло.

– Я тоже так думаю.

Я знал, о чем он просил, и мой член ожил.

Я его хотел.

И нам обоим было известно, что, вернувшись к нему, я его получу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 6

Время он зря терять не стал. Едва мы успели войти, он взял меня за руку и, не произнеся ни слова, повел в спальню. К царившей вокруг темноте глаза вскоре приспособились. Мне не хотелось упустить ни единой детали.

Он подвел нас к тумбочке, нашел презерватив и смазку и бросил их на кровать. В приглушенном свете выглядел он еще прекраснее. Темные волосы стали черными как смоль, бледная кожа почти белой.

Он снял очки и посмотрел на меня немного расфокусированными глазами. Я обхватил его лицо руками, касаясь лбом его лба, и внимательно всмотрелся в него.

Я искал любой намек на нерешительность, но так ничего и не нашел.

Он этого хотел.

Он меня хотел.

Он хотел меня так же сильно, как я хотел его.

Завелся я нереально, стояк тревожился от нетерпения. Но спешки не было. Упиваясь каждым мгновением, я целовал его, раздевал его, восхищался им, подготавливал его.

Бледное гибкое тело извивалось подо мной. Стоны превратились в слова «больше» и «пожалуйста, пожалуйста, сейчас, пожалуйста».

Я раскатал «защиту» и, приподнимая и раздвигая его ноги, прижался членом к его готовому входу. Наклонился вперед, выискивая в его глазах хоть мельчайший намек на сомнение.

Но он отреагировал лишь поднятыми выше в приглашении ногами, как бы призывая меня, пожалуйста, пожалуйста, протолкнуться туда, где он жаждал меня, нуждался во мне.

Держа глаза открытыми, он оторвал голову от кровати и поцеловал меня.

– Брэнт, – пробормотал он. – Пожалуйста.

И миллиметр за миллиметром я погрузился в него.

Входил я ох, как медленно до тех пор, пока дальше было уже просто некуда, при этом не разрывая нежного поцелуя. Согнутые колени Логана расположились в районе моей груди, а мои бедра прижимались к его заду.

Я находился так глубоко внутри него.

Там было невероятно тепло и невероятно тесно. И невероятно приятно.

– О, боже, – гортанно простонал он. – Двигайся, малыш.

Я качнул бедрами, продвигаясь мучительно неспешно.

Логан ахнул и простонал, а я проникал все дальше.

Его ноги окружили меня, пришпиливая к нему, внутри него. Он руководил нами, установив темп и толкаясь навстречу бедрами. Мой член скользил внутрь и наружу, как ему желалось, как ему требовалось.

Мне хотелось понаблюдать, как мой член вторгается в него, но еще больше я нуждался в поцелуе. Наклонившись, коснулся его лица, и наши рты слились в поцелуе, а я поддразнивал его своим языком.

Одной рукой он вцепился в мои волосы, вырывая из меня стон, а другая рука скользнула между нами. Он ласкал себя, приподнимая бедра, чтоб встретить каждый мой толчок.

Возможно, сверху находился я, но, помоги мне Господи, рулил именно он. Он задавал ритм.

Он вел меня, а мне оставалось лишь следовать за ним.

А потом он начал подрагивать, постанывая и сжимая меня. Голова откинулась назад, а рука задвигалась быстрее, быстрее, сильнее, а я затерялся в нем, подпитывая его огонь.

В последний раз он содрогнулся подо мной и, сдавленно простонав, кончил. Я изумленно засмотрелся, как его захлестывал оргазм, извергаясь между нами теплой влажной волной.

Как прекрасно. Чертовски прекрасно.

Наблюдая за ним, ощущая его, находясь внутри него, пока он рассыпался подо мной на части, я сам подобрался к краю. А когда его ладони коснулись моего лица, и он произнес:

– Кончай, малыш, кончай, – меня прорвало.

Пришел в себя я благодаря длинным тонким пальцам, словно перышко касавшимся моих щек и волос. Я распахнул глаза и обнаружил Логана в миллиметре от своего лица. Веки его отяжелели, а на губах играла блаженная ухмылка.

– Привет, – прохрипел я, а потом пробормотал: – Что ты со мной сотворил?

Он что–то проурчал и самодовольно улыбнулся. Я поцеловал его.

– Никуда не уходи, – сказал я, скатываясь с постели.

Дойдя до ванной, избавился от презерватива и смочил теплой водой тряпку, чтоб мы оба смогли привести себя в порядок.

Логан не шевелился и все еще лежал на боку.

Я забрался на него, отмывая его и целуя влажную кожу по пути вниз. Я перекатил его на спину, оттирая дочиста и целуя его бедра, живот, ребра, ключицы и наконец–то подбородок и губы.

Он улыбался, но глаза не были сфокусированы на мне.

– Э… Логан? – позвал я, потянув его нижнюю губу.

– М–м–м?

– Можно вопрос?

– Угу, – промурчал он, все еще танцуя глазами по моему лицу.

– Ты что–нибудь видишь без очков?

Он ухмыльнулся.

– Нет. Ничего.

Я скатился с него, хохоча в подушку, а затем протянул руку к тумбочке. Включил лампу и взял очки, водружая ему на нос.

– Как теперь?

– Гораздо лучше.

Я просканировал его лицо и постучал по тяжелым очкам.

– Мне они нравятся, – произнес я. – Тебе идет.

Он разрумянился и прикусил нижнюю губу. Я хмыкнул от внезапной застенчивости, учитывая, чем мы только что занимались, и перевернул нас, притягивая его в свои объятия. Поцеловал его в висок, потом в щеку. Я никогда не был любителем обнимашек и после секса никогда ни с кем не оставался, но от него, от Логана, не хотелось уходить.

Я не позволял себе зацикливаться  на новизне или странностях. Уточненный мужчина в моих руках словно и должен был здесь находиться. Не хотелось сомневаться. Хотелось просто наслаждаться.

Какое–то время мы лежали молча, а когда я озвучил ему свои сожаления по поводу ухода, ответил он простым:

– Так оставайся.

Я погладил его спину и улыбнулся.

– В отличие от ленивых бухгалтеров, чей рабочий день начинается в девять, мне нужно быть на работе в половине седьмого.

Он тихонько хохотнул и довольно вздохнул.

Я пробежался пальцами по его спине.

– Мы можем увидеться завтра?

Он прильнул к моей груди и долго вглядывался в меня. После чего кивнул.

– Я бы не отказался.

Я улыбнулся и поцеловал его.

– Я тоже.

Моя голова снова рухнула на подушку, а его палец проследовал от моей брови к щеке.

– Никогда не знал никого, похожего на тебя, – тихо, но уверенно признался он.

Я улыбнулся.

– Что? Тебе не попадался симпатичный предприниматель, держащий налоговые квитанции в старой коробке?

Он хмыкнул и покачал головой, но я прекрасно понял, что он имел в виду. Мы были очень разными. Я не вписывался в его привычный типаж больше, чем он не вписывался в мой. Но мне не хотелось, чтоб наши отличия превратились в проблему.

– У нас же все в норме? – спросил я, внезапно занервничав из–за предполагаемого ответа.

Он кивнул и прошептал:

– Да, у нас все в норме. – Он поцеловал меня в грудь и улегся сверху.

Я уставился в потолок и водил рукой по нежной коже его спины.

– Если уж на то пошло, Логан, – шепотом сознался я, – я тоже никогда не встречал никого, похожего на тебя.

***

Мы снова увиделись следующим вечером. Только в этот раз, лежа обнаженными в постели, одновременно делали друг другу минет.

Мне требовалось его попробовать. Мне требовалось ощутить его во рту.

Приняв головку между губ, я обхватил его худые бедра и втянул член до задней стенки горла. Я лакомился им, ласкал его яйца, стискивал его, а в это же самое время талантливый язык кружил по мне. Кончили мы с разницей в несколько секунд, и я быстро переместился, чтоб поцеловать его. Наши привкусы смешались во рту.

Какое–то время мы, болтая и посмеиваясь, лежали голышом, но, в конце концов, поднялись поужинать. Тогда–то я и рассказал ему о своем желании, чтоб он следующим вечером пришел ко мне.

– Зачем?

– Завтра пятница.

Судя по виду, он ничего не понял.

– И?

Я глубоко вздохнул.

– Хочу, чтоб ты познакомился с Тимом.

Логану было известно о моем соседе, но он все равно удивился.

– Он достает меня расспросами о тебе, – честно заявил я. – И хорошая часть – завтра пятница, а значит, он свалит и оставит нас наедине.

Логан моргнул.

– Хм…

Я улыбнулся.

– Так что если придешь около шести, то встретишься с ним на пороге, и он не станет нас терзать. – А потом добавил: – Или смущать меня.

Логан усмехнулся.

– Не может же быть все настолько плохо.

Я скептически фыркнул.

– Я рассказывал тебе только приличные истории, но все равно их пришлось жестко цензурить.

Логан со смешком покачал головой.

– Так ты познакомишься с ним?

– Ты правда хочешь?

Я кивнул.

Он поправил очки.

– Тогда ладно, – сказал он. Было заметно, что он занервничал, но оставшуюся часть вечера лучезарно мне улыбался.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 7

Работать я закончил после трех, и до прихода Логана у меня в запасе оставалось около двух часов.

Времени было предостаточно, чтоб зайти в видеопрокат, прикупить что–нибудь на ужин, добраться до дома и убраться.

Я привел в божеский вид свою комнату, гостиную, кухню, ванную комнату и даже туалет.

Тим таращился на меня, словно я выжил из ума.

К тому моменту, когда наше жилище перестало напоминать свинарник, а я, стащив с себя грязную рабочую одежду, принял душ, Тим все ухмылялся.

Я глянул на его всезнающую самодовольную усмешку.

– Чего?

– Ничего, – ответил он, продолжая лыбиться. Я тормознул и уставился на него, а он хмыкнул. – Парень должен быть особенным. Раньше ты ни для кого уборку не затевал.

– Не хочу, чтоб он считал, будто мы живем как свиньи.

Тим фыркнул.

– Но мы и правда живем как свиньи.

Я зыркнул на соседа.

– А Логан нет. Его дом чистый и уютный, и дорогой и… и…

– И гейский? – невозмутимо подсказал он.

Я закатил глаза.

– Просто хочу, чтоб наше жилище выглядело по–человечески. – Я осмотрел старую мебель в гостиной и внес поправки: – Или хотя бы было чистым.

Тим усмехнулся.

– Знаешь, ребята могут захотеть познакомиться с этим мистическим мужчиной, который занимает тебя две последние пятницы. Такое у Брэнта Келли впервые.

Уголки моих губ опустились.

– Я… не думаю, что Логан готов с ними встретиться. – Потом пожал плечами.

– А я не сомневаюсь, что Марти не готов встретиться с Логаном.

Марти. Марти парнем был неплохим, мы с ним частенько выпивали. Он был би и довольно четко дал понять – несколько раз – что заинтересован во мне. Я ответил, что не рассматриваю его в таком ключе, и с тех пор умудрялся избегать неловкого разговора. Несколько месяцев на его глазах я «снимал» мужиков. Всем нам было известно, что ему было неприятно, но комментариев он не выдавал. Во всяком случае, при мне.

И в тот самый момент раздался стук в дверь. Я проверил время: без пяти шесть. Бросил взгляд на Тима и предупредил:

– Будь милым.

Я оставил своего ухмылявшегося соседа на кухне. А отперев дверь, увидел его и улыбнулся. Одет он был в темно–синие джинсы, светло–серую рубашку и свой фирменный черный жилет. Губы растянулись в стеснительной улыбке, а спрятанные за очками глаза сверкали.

– Привет, – выдохнул я, прижимаясь к нему губами. – Проходи.

Я закрыл дверь и вновь поцеловал его, а после провел через гостиную в кухню, где ждал Тим.

Я разнервничался. Хотелось, чтоб они поладили. Хотелось, чтоб Тим увидел в Логане то, что видел я. Я представил их друг другу, и мужчины обменились рукопожатием.

Тим широко улыбнулся.

– Значит, ты и есть тот самый Логан, о котором я постоянно слышу?

Логан посмотрел на меня, потом на Тима и нервно улыбнулся.

– О тебе Брэнт тоже рассказывает.

Его английский акцент звучал мягко. Он совершенно не вписывался в окружавшую его обстановку. Несмотря на рост, он казался таким маленьким и бледным по сравнению с нами, крепко сложенными и загорелыми предпринимателями. И выглядел немного испуганным. Я подошел к нему и, улыбнувшись, взял за руку.

Мы немного поболтали. Согласно стандартам Тима вел он себя хорошо, но безостановочно ухмылялся. Когда Логан, извинившись, отправился в ванную, Тим уставился на меня, вытаращив глаза и едва сдерживая смех. А потом зашептал:

– Брэнт, дружище, он… он… он милый. Но он ботан.

От произнесенных слов я моргнул. Не сомневаюсь, боль на моем лице была заметна. Меня так и подмывало выдать много обидного и оскорбительного, но я произнес лишь:

– Хорошего тебе вечера.

Я развернулся, чтоб уйти, но он схватил меня за руку.

– Эй, да я не о том, – тихо сказал он и вроде как даже правдиво. Своего лучшего друга я знал довольно неплохо, чтоб уловить честность в его словах. Потом он проговорил: – Разумеется, я удивился. Он не относится к твоему обычному типажу. Но больше всего поразило даже не это. – Он покачал головой, до сих пор тараща глаза. – А то, как ты смотрел на него. Боже мой, Брэнт… – Тим вновь покачал головой и ткнул пальцем мне в грудь. – Ты попал.

Он улыбнулся и вздернул брови. Но прежде чем он успел ляпнуть что–то еще, а я придумать ответ, в кухню вернулся Логан. Он бросил на меня нервный взгляд, зная, что говорили мы именно о нем. Я посмотрел на Логана и пояснил:

– Тим уже уходит.

Логан тревожно улыбнулся и закусил губу, а я прижал его к холодильнику.

– Я тут подумал, что мог бы попробовать приготовить ужин. Сойдет?

Тим залился смехом, вынуждая нас обернуться на него. Опять он таращился на меня.

– Ты, Брэнт Келли, собираешься готовить?

– Заткнись, – бросил я. – Я готовлю… иногда.

Мой сосед фыркнул.

– О–окей, – протянул он. – Ну, да, конечно. – Потом устремил взгляд на Логана. – Удачи тебе. Используй силу[5]… или типа того. – Затем он поднял руку и, изображая Клингона[6], помахал на прощание. – Телепортируй меня, Скотти[7]. Или как там говорят в научной фантастике на тему «удачи и надеюсь, ты не траванешься хавчиком».

Мы с Логаном уставились на него.

– О, да ради всего святого, – буркнул я, а потом глянул на Логана и с извиняющимся видом улыбнулся. – Не обращай на него внимания. Он скоро уйдет.

– Ага. – Тим раскачивался с пяток на носки. – Ладно, теперь я уйду. – Он ухмыльнулся. – Уверен, у Марти накопилась сотня вопросов.

– Тим… – предостерег я. – Пожалуйста, не надо.

Он усмехнулся, а Логан встревожено посмотрел на меня.

– Кто такой Марти?

Ответил Тим.

– Один наш втюрившийся в Брэнта приятель.

Я скоренько вмешался.

– Да, а Брэнту Марти не интересен. – Я взглянул на Логана и покачал головой. – Марти мне не интересен.

Тим рассмеялся.

– Всем известно, что Марти тебе не интересен. – Потом пожал плечами. – Ну, кроме самого Марти.

Я покосился на него.

– Ты не опаздываешь?

– Да, ухожу. – Он хмыкнул. – Не делайте ничего такого, что не стал бы делать я. – Затем остановился и обдумал свое заявление. – Вообще–то, вряд ли это подходит двум парням–геям.

Полностью его игнорируя, я вытащил из холодильника куриное филе и показал Логану.

– Что это? – спросил он.

– Дама в магазине назвала ее курица какая–то там, – ответил я. – И, по–видимому, ей требуется минут сорок пять в духовке.

До меня донесся хохот Тима, когда он закрывал дверь. Я громко вздохнул.

– Я прошу за него прощения, – сказал я. – Он отличный парень. Просто считает себя весельчаком.

Логан улыбнулся.

– Он и вел себя отлично, – заявил он и поправил очки. – Мне показалось, все прошло хорошо.

– Вел себя отлично? – фыркнул я. – Мы говорим об одном и том же парне?

Логан застенчиво улыбнулся и закусил нижнюю губу.

– Впервые меня представили в качестве пары другого мужчины.

– Ну, а я впервые кого–то пригласил в дом и познакомил… с кем–то, – признался я.

С недоверием в глазах он воззрился на меня, поэтому я наклонился и поцеловал его.

– Раньше у меня никогда не было бойфренда…

– Ох. – Логан покраснел. – Бойфренда… – Он перевел взгляд на курицу и, поправив очки, попытался улыбнуться. – Нам лучше отправить ее в духовку.

Я вел себя так, будто не смущался, а потом – словно знал алгоритм действий, стараясь запихнуть курицу в противень, а затем в духовку. Я видел, как это делали по телику, да и дама в магазине сказала, что ошибиться сложно. На самом деле, она, кажется, использовала слова «даже идиот разберется».

Логан улыбался, будто находил меня забавным. Запихнув ужин в духовку и прибравшись, я горделиво ему ухмыльнулся.

– Видал? Я умею готовить!

Он откинул голову назад и захохотал.

– Мне стоит знать, что у нас к курице?

Его улыбка спровоцировала мою улыбку.

– Я купил готовые салаты, – сказал я, хотя он возможно и так уже догадался. – И свежеиспеченные булочки. Я в курсе, что ты следишь за углеводами, и едок из тебя так себе, но нельзя есть салат без хлеба…

Он заткнул меня поцелуем.

– Идеально.

Я взял в ладони его лицо и поцеловал. Медленно. Крепко. А оторвавшись от него, показал принесенное из проката.

– Я создал монстра! – воскликнул Логан, покачав головой. Я притащил очередную порцию дисков «Доктора Кто» и «Торчвуда». Логан поднял последний диск и уставился на меня. – «Хищник»?

Я пожал плечами.

– Он научно–фантастический… только с кровью и кишками. Видишь? Американская научная фантастика… – Вначале я кивнул на «Хищника», а потом на не столь жестокого «Доктора Кто». – И британская научная фантастика.

Он хмыкнул, утянул меня на диван и спросил своим сексуальным английским акцентом:

– Так британская или американская?

– Британская, – ответил я, прижимаясь к нему губами. – Определенно британская.

После моего объявления о симпатичности актеров мы запустили «Торчвуд» и в ожидании ужина целовались на диване. Вместе сервировали стол на кухне, и как ни странно вышло все вполне прилично. Думаю, Логан был приятно удивлен. Я–то точно был удивлен.

На диване я притянул его в свои объятия, голову он устроил на моей груди, и мы смотрели «Доктора Кто». По прошествии примерно половины эпизода я спросил:

– Так эти Далеки покоряют целые планеты?

– Угу, – кивнул он.

– Но они даже по ступеням не умеют подниматься.

Логан поднял голову и посмотрел на меня. Очки немного съехали на бок. Он выглядел… обиженным.

– Ой, да ладно. – Я фыркнул. – То есть выходит, чтоб сбежать от этих ох, каких ужасных роботоподобных существ, соперничающих за мировое господство, хорошему доктору нужно лишь установить лестницу?

Рот Логана распахнулся, и он изумленно фыркнул. Потом захлопнул рот и нахмурился.

– Возьми свои слова обратно. Они умеют летать, ты же знаешь.

Я засмеялся, а он запрыгнул на меня, оседлав бедра, и прижал руки к бокам. Я с легкостью мог бы его сбросить. Я был сильнее раза в два. Но решил подыграть. Он прислонился лбом к моему лбу и глазел на меня сверху вниз, стараясь не ухмыляться.

– Не цепляйся к Доктору.

Я снова захохотал и, приподнявшись, поцеловал его. Он обхватил мое лицо и впился в мои губы. Подался бедрами вперед, устраиваясь на моей промежности и ерзая по мне. Он завел меня за наносекунду. Я толкался ему на встречу, а он вжимался в меня.

Придерживая за бедра, я обхватил его задницу и резко поднялся. Он обвил меня ногами и, не разрывая поцелуя, улыбнулся.

– Ты такой сильный.

Я усмехнулся.

– Ты такой легкий.

Он стиснул в кулаки мои волосы и прижался ко мне лбом. И поелозил по моему стояку.

– Это проблема?

– Ни разу, – сказал я и, не выпуская его из рук, направился в свою комнату. Я шел до тех пор, пока не врезался коленями в кровать, и уложил его на спину. Его ноги меня не отпускали, и я устроился между его бедер.

– Какой же ты сексуальный.

Он посмотрел на меня и покачал головой, будто решил, что я врал.

– Ты не представляешь, насколько сексуален, – заявил я, откидывая его короткие каштановые волосы со лба. Я коснулся очков, и когда он поднял руку снять их, остановил его. – Оставь, – попросил я. – Хочу, чтоб ты видел, что творишь со мной.

Он тихонько ахнул и кивнул. И когда мы оба были обнажены, он перевернул нас и оседлал меня. Раскатал по мне латекс, нанес смазку и медленно пронзал себя мной.

– О, Логан, малыш, – выдохнул я. – О, черт.

Бледное стройное тело опускалось на меня. Он принял меня всего, постанывая и вздыхая. Я касался его везде, куда мог дотянуться: мягкой кожи, бледной груди, тонкой талии, упругих бедер. С каждым движением его длинный твердый член ударялся о мой живот.

– О, боже, – прорычал он. – Как же с тобой хорошо. – Несмотря на молчаливость и застенчивость, он явно был любителем развратных разговорчиков. И любителем рулить происходящим. Я был сильнее его раза в два, но безо всяких колебаний он брал от меня желаемое.

Наклонившись, он меня поцеловал. Его язык трахал мой рот в том же ритме, что я трахал его зад. Он постанывал и похныкивал, и издаваемые им звуки разожгли пламя в моем животе. Он объезжал меня жестко и быстро, и я схватил его за бедра и вскрикнул из–за пронзившего меня оргазма.

И я кончил, вновь и вновь наполняя презерватив.

Я дрожал всем телом, пока волна за волной по мне прокатывалось удовольствие. Он стонал, а я подрагивал и пульсировал внутри него. А затем он соскользнул с моего члена и, приподнявшись на коленях, возвысился надо мной и излился мне на грудь.

С трудом передвигаясь и лениво улыбаясь, мы отправились в душ отмывать друг друга. Я кайфовал, намыливая его, обнимая его, ухаживая за ним. Он делал то же для меня, и мы целовались в душе, пока вода не остыла. Вытерлись и голыми вернулись в постель. Я набросил на нас покрывало, притянул его в свои объятия и закрыл глаза.

Я не мог припомнить, чтоб когда–то чувствовал себя таким счастливым и довольным. Стало интересно: неужели все дело было в этом невероятном мужчине в моих руках? Что же так меня захватило?

Я сомневался, что причина была в чем–то конкретном. Дело просто в нем.

Я обнял его крепче и чмокнул в макушку. Его размеренное дыхание меня убаюкало, и я погрузился в сон.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 8

Привыкнув к ранним подъемам, я проснулся раньше Логана и решил эффективно использовать его утренний стояк. Я сполз под покрывало, обнял его каменную длину ладонью и облизал от основания до кончика.

Он застонал.

Потом, приняв его полностью, я заскользил своим влажным ртом вверх–вниз и щелкал языком по кончику.

Он вздрогнул.

– Господи!

Я ухмыльнулся из–под покрывала.

– Доброе утро, малыш.

Он упал обратно на подушку, а я возвратился к его жаждущему члену. Его пальцы вскоре вцепились в мои волосы, направляя меня, как ему хотелось, как ему требовалось. Я обхватил рукой его яйца, облизывая их и посасывая, а потом вернул все свое внимание к его сочащейся щелочке.

– О, черт, – простонал он хриплым ото сна голосом. – Брэнт, малыш, сейчас кончу.

Я вобрал его в рот, насколько смог, и стиснул у основания, чувствуя, как он дергался и пульсировал, а потом выплеснулся мне в горло. От разрядки он громко застонал и, содрогаясь всем телом, сжимал простыни.

Его стоны превратились в смех, и на лице появилась блаженная удовлетворенная улыбка. Я выбрался на поверхность и рухнул на свою сторону кровати. Его томные глаза без очков смотрели примерно в моем направлении.

– Твой черед, – прохрипел он.

– Нет, – радостно произнес я. – Только ты.

Он несколько раз моргнул, пытаясь сфокусироваться на мне, а потом опустился на подушку. Счастливая ухмылка вернулась, и он вздохнул.

– Который час?

– Без пятнадцати восемь.

Он застонал.

– Я, конечно, вовсе не возражаю, чтоб меня будили твои губы, – сказал он и потер глаза. – Но для субботы еще слишком рано.

Я хмыкнул и, нависнув над ним, взял с тумбочки очки и вручил ему. Он улыбнулся, а я скатился с постели.

– Идем, приготовлю тебе кофе.

Я натянул вчерашние джинсы и отправился на кухню без рубашки. Мгновение спустя ко мне присоединился одетый в джинсы и рубашку Логан.

Я оторвал взгляд от кофейных кружек.

– Без жилета? – спросил я.

Он глянул на мой голый торс и усмехнулся.

– Без рубашки?

Я засмеялся и пожал плечами.

– Кстати, мне нравятся твои жилеты, – сказал я. – Они тебе идут.

– А ты нравишься мне без рубашки, – ответил он, соблазнительно поиграв бровями.

Я вновь хохотнул, и наша игривая утренняя беседа продолжилась до второй чашки кофе. И тут в кухню ввалился очень потрепанный Тим.

Одет он был лишь в боксеры и, по всей видимости, страдал жутчайшим похмельем. Мы молча наблюдали, как он наливал кофе и, почесывая задницу, отпил из кружки.

– Доброе утро, – просипел он.

Я пытался не заржать.

– Доброе утро, – отозвался я чуть громче, чем требовалось. Тим бросил на меня мрачный взор, а я улыбнулся. – Головка бо–бо?

Он застонал. И в ту же секунду из его комнаты вышла худенькая безымянная брюнетка, послала Тиму улыбку и направилась в сторону выхода. Не проронив ни слова, она покинула дом.

Логан выпучил глаза и спрятал улыбку за кофейной чашкой. Я глянул на Тима, а он отхлебнул кофе и пожал плечами.

А потом вышла фигуристая блондинка и улыбнулась нам.

– Пока, Тим. – Она хихикнула и помахала на прощание.

– Пока, – крикнул Тим ей в след.

Рот Логана распахнулся, а глаза расширились. Он явно пребывал в шоке и отчасти был изумлен. Он стрельнул в меня глазами, а я посмотрел на Тима и вздохнул.

– Хороший вечерок?

Тим улыбнулся и кивнул. Логан глазел на меня, потом перевел взгляд на спальню Тима.

– Прям как маленькие машинки в цирке, – сказал он.

Я засмеялся, а Тим выплюнул кофе.

– Там еще кто–нибудь прячется? – с улыбкой спросил Логан.

– Не, – засмеялся Тим. – Вечер прошел не очень удачно.

Все еще посмеиваясь, я наклонился и чмокнул Логана в висок. Тим улыбнулся, одобряя чувство юмора Логана, поставил кофе и, зевнув, потянулся.

– Какие планы на сегодня?

Я глянул на Логана и неуверенно пожал плечами.

Он перевел взгляд на Тима и ответил:

– Я веду Брэнта покупать ноутбук.

Я взглянул на Логана, будто не понял ни одного произнесенного им слова.

– Ты что?

Он улыбнулся.

– Больше никаких коробок со счетами.

Я поморщился.

– Но я… не умею… с компьютерами я не в ладах.

– Я тебя научу, – отозвался он, потом вздохнул и сочувственно кивнул. – Тебе нужен ноутбук, – повторил он. – Ты сбережешь время и деньги, если будешь хранить счета в электронном виде. А еще на него можно оформить налоговый вычет.

– Но я… – начал протестовать я, но Логан поднялся с табурета и похлопал меня по руке.

– Ты справишься. Двадцать первый век не кусается.

Тим фыркнул, а я пригвоздил его уничтожающим взглядом. Но зная, что Логан не понял моей логики, мне требовался другой подход. Я провел большим пальцем по его подбородку, прильнул ближе и тихонько зашептал:

– На сегодня у меня имелись планы получше. Хотелось бы проверить, сколько раз я смогу довести тебя до оргазма.

Он ахнул и метнул взгляд на моего наблюдавшего за нами соседа.

Я зажал подбородок Логана между большим и указательным пальцем, вынуждая смотреть на меня.

– Мой план гораздо лучше.

Логан разрумянился семью оттенками розового, облизнул губы и кивнул.

– Тогда мы… мы можем… – Он прокашлялся. – Мы можем купить ноутбук в течение недели.

Тим засмеялся и поставил пустую чашку в раковину.

– Брэнт, дружище, ты всего–навсего выторговал себе время. – Он хлопнул меня по плечу и произнес: – Даже не мечтай, что сможешь увильнуть. – Тим перевел взгляд на улыбавшегося Логана, который почти вжался в меня, и обратился к нему: – Я не слышал, чего он там тебе нашептывал, да собственно и не важно. Просто удостоверься, чтоб он все исполнил.

Логан вновь покраснел, хмыкнул и, спрятав лицо, пробормотал:

– Не сомневаюсь, что исполнит.

Тим хохотнул и направился в сторону своей комнаты.

– Я возвращаюсь в постель.

Я улыбнулся Логану.

– Как и мы. – Я поставил наши кофейные чашки в раковину, потом взял его за руку и отвел в свою комнату, проговорив: – Мне нужно выполнить обещание, а за сегодня ты кончил всего один раз.

На часах не было еще и девяти утра, а «один» уже перетек в «два». Я расстегнул его джинсы, выпуская на свободу возбужденный член, и ласкал, нашептывая на ухо разные пикантные словечки.

Он тяжело дышал и что–то бормотал, а потом вцепился в мои джинсы и начал наглаживать меня. Вскоре я взял оба наших члена в руку, и вместе они заскользили вверх–вниз.

Чувствовать его теплый и твердый член и наблюдать, как он упивался ощущениями, чистейшее наслаждение. Я чувствовал, как он набухал и содрогался. По его телу пробежала судорога, и он излился себе на живот, а всего мгновение спустя я последовал за ним.

Я рухнул на него, перекатываясь на бок и держа его в своих руках. Тело мое изрядно поизносилось. Я чувствовал, как он улыбался мне в шею.

– Идем, – вздохнул я, сползая с постели, и игриво шлепнул его по заду. – Самое время принять душ.

Он уставился на меня, лежа в одних лишь очках и со счастливой улыбкой на лице.

– Уже дважды.

Я хмыкнул.

– И я даже близко не закончил.

***

– Брэнт, малыш, – пробормотал Логан, пытаясь отдышаться. – Вряд ли я способен кончить еще раз.

Я усмехнулся.

– Не тебе судить.

Мы приехали к нему, пообедали и, в конце концов, оказались в постели в позе шестьдесят девять, делая друг другу минет.

У него действительно был талантливый рот.

Я провел пальцами по его губам.

– Этот раз был всего–то третьим, – кивнув, проинформировал я. – Нас ждет как минимум еще один.

Его голова упала на подушку, и он со стоном засмеялся. И тут же зазвонил его мобильник.

Он соскользнул с кровати, нашел джинсы и вытащил трубку. Глядя на экран, сощурился и пожал плечами, не сумев разобрать имя звонившего, но все равно ответил.

– Алло?

Я хмыкнул, дополз по кровати до тумбочки и взял его очки. Одной рукой он пытался натянуть боксеры, болтая, как оказалось, со своей сестрой.

– Бет, подождать никак?

Ухмыляясь, я аккуратно водрузил черную оправу ему на нос и чмокнул в губы. Прикинув, что стоит предоставить ему немного личного пространства, я надел трусы и вышел в гостиную. До меня долетали его заверения, что он непременно поможет с чем–то в магазине, слова насчет обязанностей владельца, но, не желая «греть уши», я подошел к книжному шкафу.

Господи, да там были сотни книг – в твердых обложках, в мягких обложках, исторические, художественные, справочники, поэзия. Назовите любую – она там была.

Они вроде как были расставлены в каком–то определенном порядке, но я все равно не знал, с чего начать.

Пока на глаза не попалось одно название: «Остров сокровищ».

Я не читал ее с детства. Мама читала ее мне…

– Извини, – произнес Логан. – Бет звонила.

– Все в порядке?

Он вздохнул.

– Арендодатель должен был что–то починить и не починил, – сказал он и добавил: – И видимо не будет.

– Что нужно чинить? – спросил я. – Я мог бы взглянуть. Ради тебя.

Он покачал головой.

– Нет, не беспокойся.

– Логан, я не против, – улыбнувшись, произнес я. – Могу заскочить завтра, пока ты работаешь, и взглянуть. По крайней мере, скажу, в чем проблема.

Он вздохнул.

– Что–то случилось в подсобке. Думаю, все дело в проводке.

Я фыркнул.

– Логан, малыш, проводка – моя работа.

На лице отразилась грусть.

– Потому–то я и не хотел ничего говорить. Не хотел, чтоб ты считал, будто я…

Я прижал пальцы к его губам и шикнул на него. Он вытаращился, а я убрал пальцы и нежно его поцеловал.

– Звони сестре и скажи, что нашел того, кто сможет решить ее проблему.

Он улыбнулся и вместо звонка послал ей сообщение, а я вернулся к изучению книжных полок.

– Ты все их прочитал? – поинтересовался я.

Он кивнул.

– Некоторые по нескольку раз, – ответил он. – Ты читаешь?

– На работе читаю наряд–заказы  и обеденные меню, – смущенно засмеявшись, проговорил я. – Не думаю, что они считаются.

Логан усмехнулся.

– Совершенно точно не считаются.

Я улыбнулся и вернул свое внимание к книгам. Взял «Остров сокровищ» и рассматривал знакомую обложку.

– В детстве эта книга была моей любимой.

– Возьми ее и перечитай.

– Хм… – Я покачал головой. Вряд ли я смог бы объяснить, что значила для меня эта книга, какие воспоминания из детства были с ней связаны. – Я… э–э…

Логан забрал книгу из моих рук и, схватив меня за локоть, повел обратно в спальню. Он забрался на кровать, одетый только в боксеры и очки, положил «Остров сокровищ» на мою подушку и похлопал по постели.

Он поправил свою подушку и, взяв с тумбочки другую книгу, улыбнулся.

– Всегда мечтал лежать в постели с мужчиной и просто читать, – тихо сказал он. – Заурядная фантазия, знаю.

Я улыбнулся и, забравшись на постель, поцеловал его в губы.

– Какой же ты зануда. – Взяв книгу, я улегся рядом с ним. Он застенчиво улыбнулся и открыл книгу, и следующие несколько минут молча читал. Я же крутил книжку в руках.

– Если не хочешь, мы можем не читать.

Я посмотрел на него, потом вернулся к закрытой книге в руках.

– Не в том дело… просто… просто эта книга…

Я замолчал. Не очень–то комфортно было обсуждать ту часть моей жизни.

Логан закрыл книгу и положил ее на кровать.

А потом выкинул загадочную штуку – забрал книжку у меня из рук, открыл первую страницу и начал читать.

Вслух.

Точно так же, как делала мама.

Голос его лился нежно и мелодично, отчего акцент звучал еще приятнее.

Я приткнулся к нему под бок и, наблюдая за ним, слушал. Он словно загипнотизировал меня.

Прочитав полностью первую главу, он прервался и посмотрел на меня. Я улыбнулся и мягко проговорил:

– Мама читала мне эту книгу.

Из сидячего положения он соскользнул вниз и улегся на бок ко мне лицом. Прижал книгу к груди, а другой рукой коснулся моей щеки. Он не любопытствовал, не настаивал на ответах. Он просто смотрел на меня.

– Каждый вечер она читала мне несколько страниц, – поведал я. – Эта книга была моей любимой.

– О, Брэнт, – прошептал он.

В его глазах виднелось беспокойство. Никакой жалости, никаких сомнений. Наверно, поэтому я ему и рассказал. А, может, по какой–то другой причине. Может, в глубине души мне хотелось, чтоб он знал.

Как бы то ни было, сомневаться желания не было. Я просто продолжил рассказ.

– У меня было обалденное детство. Я был обычным ребенком, хорошо учился в школе, занимался спортом. Перешел в старшую школу, и у родителей имелись высокие ожидания. Ну, знаешь, насчет футбола, оценок… колледжа… – Я вздохнул. – Понимаешь, я всегда считал, что родительская любовь безоговорочна. Всегда думал, что они будут любить и поддерживать меня, несмотря ни на что… но когда мне исполнилось пятнадцать, я сознался им в своей гомосексуальности, – тихо закончил я. – Насчет безоговорочности я ошибался.

Логан провел большим пальцем по моему лицу. Он все еще не произнес ни слова. Он только слушал.

– В общем, я выяснил, что кое–какие вещи мои родители не способны принять. Или простить. Мать пришла в ужас, хотя, кажется, ее больше парило, как отреагирует церковная группа, и темой каких слухов она станет.

– А отец?

Я громко выдохнул.

– Он пригрозил выбить из меня эту дурь, тогда–то и вмешалась бабушка, мать отца.

Логан выглядел подавленным, поэтому я улыбнулся.

– Я даже не помню, почему она была у нас дома. Но она стала свидетелем происходящего, влезла между мной и отцом и велела мне идти наверх и собрать свои сумки.

Логан моргнул, вытаращил глаза и побледнел сильнее обычного.

– Наверху их было отлично слышно, – продолжил я. – Отец орал что–то насчет религии и Бога, а бабушка орала в ответ, что Богу будет стыдно за него. Я спустился вниз со школьным портфелем и сумкой вещей, и мы ушли. Больше я их не видел и не общался с ними.

Логан покачал головой и прошептал:

– Господи, боже.

– Спустя несколько дней бабушка вернулась забрать оставшиеся вещи. И все. Не знаю, что в тот день было сказано, но бабушка больше с ними не общалась. – Я посмотрел на Логана. Его глаза блестели. Его ладонь лежала на моем лице, и я накрыл ее своей рукой, после опуская их между нами. Его пальцы стиснули мои пальцы. – Больше всего я сожалею, что бабушка умерла, так и не примирившись с сыном.

Логан покачал головой.

– Ох, милый.

Я вернулся к книге «Остров сокровищ», которую Логан прижимал к груди.

– У меня не очень много приятных воспоминаний о матери, но эта книга – одно из них.

По его виску скатилась слезинка.

Я закрыл глаза и прошептал:

– Пожалуйста, не плачь.

Он ничего не сказал. Но с поразительной силой притянул меня в объятия, а я уткнулся ему в шею. Он обхватил меня руками и просто обнимал.

Дьявольски крепко.

После рассказа о родителях мне стало гораздо легче. Я словно освободился. Но было что–то большее. Я открылся ему. Поведал о том, что знали всего несколько человек. Я понимал, что это означало. Я впускал его в свою жизнь.

Что одновременно и пугало, и подбадривало.

По прошествии некоторого времени я нарушил молчание.

– Логан?

Он гладил меня по волосам.

– Да?

– Почитаешь мне еще?

Он чмокнул меня в макушку и перекатился на спину. Моя голова лежала на его груди, а его свободная рука обвивала мои плечи. И он начал вторую главу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 9

Я затерялся в истории, голосе Логана и в ощущении, что меня желают и принимают. Я не помнил, когда в последний раз чувствовал себя столь умиротворенно. Он прекратил читать, чмокнул меня в макушку и прошептал:

– Спишь?

Я ответил ему так же тихо:

– Нет. А что?

– Ты молчишь. Ты никогда так долго не молчал.

Я оторвал голову от его груди, посмотрел на него и улыбнулся.

–  Я мог бы слушать тебя часами.

Он тепло улыбнулся и притянул меня для поцелуя. Он целовал меня все глубже и медленнее и прижимал все ближе и крепче. А потом горячо пробормотал в ухо:

– Как насчет четвертого?

Четвертого.

Четвертого? А, четвертого. Я и забыл о своем маленьком оргазм–квесте.

К счастью, мы все еще были лишь в нижнем белье, поэтому много снимать не пришлось. Я сполз с кровати и, встав рядом с ней, потянул его за ноги, и его зад расположился возле края постели. Одним резким движением я стащил с него боксеры, быстро взял с тумбочки все необходимое и перевел взгляд на него. От открывшегося вида перехватило дыхание.

Красивый мужчина с длинными широко раздвинутыми бледными ногами, длинным устроившимся на животе отяжелевшим членом глядел на меня потемневшими глазами и кивнул. Я приподнял его ноги, подталкивая их к его груди и обнажая зад.

Я провел языком по его длине, по яйцам и по входу.

И он застонал.

Потом его облизал, проталкивая кончик языка внутрь.

И он захныкал.

Затем нанес смазку на пальцы и миллиметр за миллиметром погрузил в него, растягивая его, подготавливая его.

Он сжал простыни и взмолился.

Он умолял меня.

Я быстро раскатал презерватив, и мой ноющий член проскользнул в его тугую аппетитную задницу. Я обхватил его бедра и проникал медленно, ох, как медленно. Он приподнял ноги выше и скрестил их на моей спине, отдавая мне всего себя.

И я принял все.

Снова и снова, медленно, насколько позволяло мое тело, толчок за толчком я вжимался в него. Наклонился за поцелуем, отчаянно нуждаясь в его губах. Он подался мне навстречу, а я протолкнулся еще глубже.

Логан обвил руками мою шею и притянул к себе, стискивая меня своими ногами, своей задницей.

Наши рты и языки слились в единое целое, и я скользнул руками под его плечи.

Я был способен лишь, изгибаясь, вращать бедрами.

Я навис над ним, яйца шлепали его по заду. Все продвигалось медленно. Сладко. Эмоционально и прекрасно. Просто превосходно.

А потом он начал содрогаться и задрал ноги еще выше, крепче сжимая меня. Покрывая поцелуями его подбородок и шею, я ощутил, как пульсировал его член. Зажатый между нашими телами, лишенный всяческих прикосновений, его член извергся. Он вцепился в меня, откинул голову назад и, тихонько вскрикнув, кончил.

Как только его тело расслабилось, ноги выпустили меня из своей хватки. Выпрямившись, я схватил его за бедра и снова и снова пронзал его гибкое тело. Долго. Медленно. Глубоко. И излился, находясь внутри него.

Фееричное пламя взбежало по моим ногам и позвоночнику, оргазм захватил каждую клеточку моего тела. Кончил я несравненно, находясь глубоко внутри него и вновь и вновь наполняя презерватив.

Не помню, как поднялся с кровати. Я вообще почти ничего не помню, но перед походом в душ мы задремали. Заказали обед и, растянувшись на диване, смотрели «Доктора Кто».

***

В воскресенье в восемь утра Логан подбросил меня до дома на своем энергосберегающем автомобиле, чтоб я пересел в свой совсем не экономичный грузовик. Мне требовались инструменты и одежда, чтоб разобраться с проблемой в подсобке Бет.

По–быстрому приняв душ, я сказал Тиму, что буду дома после обеда и предложил чем–нибудь заняться. Было стыдно, что в последнее время я постоянно пропадал, но, судя по его словам, он все понимал. И не возражал.  По сути, его это даже забавляло.

Я показал ему «фак». Он рассказал, что планировал сыграть в пул вместе с парнями. Идея мне приглянулась. Как бы мне ни нравилось проводить время с Логаном, я соскучился по Тиму и даже по остальным. Но потом он поддел меня, будто я с помощью ремонта пытался подлизаться к сестре. Я драматично вздохнул.

– А я–то решил, что лишился своего соседа.

Он захохотал, пытаясь выполнить на мне хедлок[8], и пихнул меня в сторону двери.

– Передавай от меня привет родственникам, – проорал он, за что вновь удостоился среднего пальца. И засмеялся еще громче.

С улыбкой на лице я забрался в грузовик. Мне не терпелось встретиться с парнями.

Согласно инструкциям Логана я доехал до причудливого маленького магазинчика, обшитого коричневыми панелями и с золотой надписью на окне. Магазины здесь выстроились в ряд – пекарня, кофейня, газетный киоск и книжный Бет.

Я распахнул дверь и под звон колокольчика вошел внутрь. Повсюду виднелись стеллажи с книгами, расставленные по категориям, по–видимому, в каком–то определенном порядке, а сбоку находилась стойка обслуживания. Стоял запах старой бумаги. Было ясно, почему Логану тут нравилось. Он пребывал в раю книжного червя.

Заметив меня, Логан улыбнулся.

– Привет.

– Привет, – отозвался я.

– Я купил тебе кофе, – сказал он, направляясь к стойке, где стояли два стаканчика.

Я улыбнулся его продуманности.

– Спасибо.

Я взял стаканчик и оглядел маленький магазинчик, и тут взгляд зацепился за экспозицию в углу.

– Винтажные комиксы? – спросил я, наверно, чересчур взволнованно. – Я их обожал.

Логан хмыкнул и кивнул.

– Я тоже. – Он рассказал, что в детстве их коллекционировал. «Просто для удовольствия, ничего серьезного», – подчеркнул он. – В отличие от наших покупателей. Они скупают их без остановки.

Я рассмеялся, а он покачал головой.

– Если считаешь меня ботаном, тебе стоит глянуть на этих ребят.

Я ахнул.

– Ты очаровательный ботан, – заявил я и, улыбнувшись, поцеловал его. Он раскраснелся, насыщенный алый оттенок окрасил его щеки и шею. Было не ясно: он разрумянился из–за того, что я назвал его очаровательным, или из–за публичного поцелуя? Но румянец смотрелся дьявольски сексуально.

Я допил кофе и предложил взглянуть на творившееся в подсобке, пока не набежали покупатели.

Я уже его предупреждал, что может потребоваться отключение электричества. Потому он видимо решил: чем раньше, тем лучше.

Я забрал все необходимое из грузовика и забросил в подсобку. Не тратя попусту время, влез в зазор в крыше в поиске причины отсутствия освещения в подсобке.

Помещение походило на чердак – пыльное, грязное и оплетенное паутиной. Также здесь прижились задеревеневшая мышь и перегрызенные провода. Починить их было проще простого.

Я просунул голову в брешь и крикнул Логана. Показал ему виновника, а он вздернул нос и издал странный звук вроде «фииии» при виде почерневшей мыши. Он протянул мне корзину выбросить ее и содрогнулся всем телом, когда она упала в мусорку. Я хмыкнул, а он взглянул на меня.

– Прежде чем меня коснуться, ты помоешь руки, мистер.

Я ухмыльнулся, а он закатил глаза, после быстро сменив тему.

– Что тебе нужно?

Фонарик у меня уже имелся, поэтому я попросил его подать катушку синего кабеля, остроносые плоскогубцы, а также велел отключить электричество.

Он нервно глянул на меня.

– С тобой все будет хорошо?

Смотря на него сквозь отверстие в потолке, я улыбнулся и даже не закатил глаза.

– Да, со мной все будет отлично.

– Как ты поймешь, что электричество отключено?

Я подавил смех.

– Потемнеет же.

Он зыркнул на меня, уперся руками в бока и вздернул бровь.

– Ладно, умник.

Я засмеялся, а он развернулся на пятках и удалился из зоны видимости. Но до меня доносилось его бормотание.

– Я слышу тебя сквозь потолок, – крикнул я.

– Прекрасно, – парировал он, находясь, судя по звуку, в передней комнате. – Тогда мне не придется спрашивать, все ли с тобой будет в порядке, если я сделаю вот это, – сказал он, выключая основное питание.

Я улыбнулся, хотя он меня и не видел.

– Прекрасно, – в темноте отозвался я. – Тогда мне не придется отвечать, что я в порядке.

Я включил фонарик и начал замену поврежденных проводов. И тут до меня долетел звон колокольчика на входной двери, оповещавший о приходе клиента. А потом заговорил женский британский акцент:

– Логан? Почему не горит свет?

– Дорогая сестра, – ответил он, подсказывая мне, с кем именно общался, – свет не горит, чтоб электрик мог устранить проблему и не закончить как сгрызшая провода мышь.

– Мышь перегрызла провода? – спросила Бет.

– Да, ее ударило током, – рассказал ей Логан. – Фу. Такая мерзость.

Я улыбнулся.

– Повреждений много? – с тревогой поинтересовалась Бет. – И сколько мне будет стоить воскресный вызов?

– Он уже мне заплатил, – выкрикнул я.

Повисла долгая тишина. Потом Логан пояснил:

– Он слышит тебя сквозь потолок.

– А–а, – протянула Бет. А затем шепотом закричала: – Чтоб мне провалиться, Логан. Мог бы предупредить.

Я хмыкнул. Они разговаривали идентично; у них был одинаковый британский акцент.

– Я почти закончил, – сказал я. А спустя мгновение попросил Логана включить электричество. – Окей, щелкни рубильник.

И вуаля!

Свет загорелся.

Я собрал свое барахло и спустился по лестнице к Логану и его сестре Бет. Она была высокой и худой с длинными каштановыми волосами. Они были очень похожи, правда, она не носила очки.

Я смахнул паутину с плеча и, отряхнув, протянул руку, чтоб представиться сестре Логана.

Но Логан заговорил первым.

– Бет, это Брэнт Келли. Брэнт, это моя сестра Бет.

Мы пожали руки, и я послал ей свою лучшую улыбку.

– Привет. Счастлив наконец–то познакомиться. Логан постоянно о тебе рассказывает.

Озарение четко отразилось в ее глазах.

– Ты Брэнт?

Я кивнул.

– Разумеется.

Логан откашлялся.

– Бет, Брэнт электрик. Он предложил помочь с неполадками.

Она осмотрела меня с головы до ног.

– Да, я поняла. Спасибо, – бросила она. Ее британский акцент звучал более властно, чем у Логана. И тут я осознал: сестра Логана меня невзлюбила. Хотя я понятия не имел почему.

Колокольчик над дверью залился трелью, сигнализируя о клиенте.

Логан посмотрел на меня, потом на сестру и неохотно оставил нас наедине, отправляясь встречать пришедшего в магазин. Я начал собирать свои манатки.

– Он очень высокого мнения о тебе, – несколько небрежно произнесла Бет, будто мысль была нелогичной.

Я улыбнулся.

– Так случилось, что я тоже о нем высокого мнения.

– Как вы познакомились? – напрямую спросила она.

Я вздохнул, недоумевая, к чему же она клонила.

– Я притащил полную квитанций и всяких документов коробку своему новому бухгалтеру.

Она кивнула, видимо наконец–то сложив кусочки пазла вместе.

– Значит, оформив налоги на выгодных условиях, ты просто его бросишь?

– Что? – Я изумленно вытаращился на нее и покачал головой. – Нет…

Не верилось в то, что произнесла эта женщина. Она меня не знала. Вообще. Я только что решил проблему с ее освещением – бесплатно – а она считала меня мудаком.

Она громко вздохнула, словно забеспокоилась из–за собственной грубости.

– Слушай, – начала она, – ты кажешься хорошим парнем. Прости, что я чрезмерно его опекаю. Я всегда приглядывала за ним. Он немного отличается от людей… – Она замолчала.

– От людей вроде меня? – закончил я за нее. – Ты даже не знаешь меня.

Бет оглянулась через плечо на случай, если Логан находился в пределах слышимости.

– Логан милый, но им легко воспользоваться. – И закончила тихо: – Заметно, что потерял от тебя голову. Не хочу, чтоб ему было больно.

– Как и я, – честно заявил я. – Но тебе стоит больше ему доверять. И если уж на то пошло, я тоже им очарован.

Она уставилась на меня. Думаю, она пыталась оценить искренность моих слов. А, может, они ее удивили.

Логан нерешительно вошел в подсобку и, явно ощутив повисшее в комнате напряжение, рассматривал нас.

– Все хорошо?

Я послал ему улыбку.

– Конечно. – Я поднял свои инструменты. – Но мне уже пора. Обещал Тиму провести вместе время.

Он стрельнул в сестру предупреждающим взглядом и посмотрел на меня.

– Ладно, – вымученно улыбнувшись, произнес он. – Передавай ему «привет». И спасибо огромное, что помог с освещением. Не сомневаюсь, Бет очень благодарна. – Он демонстративно глянул на сестру, подбивая ее отреагировать.

– О, да, очень благодарна. Спасибо, – проговорила она. – Правда, спасибо. И я сожалению о сказанном. Думаю, ты понимаешь.

Самое дерьмовое – я понимал. Логан сам рассказывал мне о суровых временах в школе и колледже. Вероятно, его сестре было тяжело становиться свидетелем подобного. Я кивнул, поднял катушку и подошел к Логану.

– Вообще никакого беспокойства, – обратился я к нему. За исключением стоявшей позади нас Бет, в магазине людей не было, поэтому я наклонился и поцеловал его в щеку. Его взгляд метнулся к сестре, а бледные щеки покрыл густой румянец. – Позвонишь мне вечером?

Он кивнул, и я удалился, даже не взглянув на выражение лица Бет. Я выходил на улицу и, еще не успев закрыть дверь, услышал, как Логан сорвался на сестру.

– Какого черта ты ему ляпнула?

***

Я пил второе пиво и позорно проигрывал в пул, а Тим настороженно на меня глазел.

– В чем дело, Брэнт? Я так понимаю, встреча с сестрой прошла неважнецки. С момента прихода домой ты пребываешь в унылом настроении.

Я вздохнул. Его тактичность походила на бульдозер.

– Да, прошло неважнецки.

– Почему?

Я пожал плечами.

– Я ей не приглянулся.

Тим нахмурился, словно предположение было смехотворным.

– А в чем собственно проблема?

Я фыркнул.

– Я не достаточно хорош.

– Чего?

Я вновь пожал плечами.

– Она считает, что я недостаточно хорош, – повторил я. – Ну, судя по ее намеку. Я причиню ему боль, потому что парню вроде меня не может нравиться парень вроде него.

– Фигня.

Я понимал, что Тим отреагировал искренне.

– Мы настолько разные?

Тим поставил пиво.

– Знаешь что? Да кого колышет чужое мнение? Срать на мнение других. Раз вы оба счастливы, другим людям нечего совать носы. – И ухмыльнулся. – Я вижу, насколько он тебе нравится.

Я кивнул и слегка улыбнулся. Я избегал любых постоянных отношений, любых эмоциональных привязанностей, отказывался дважды встречаться с одним и тем же человеком. Если только ради перепиха. Но я чувствовал всем своим нутром: Логан был другим. Я посмотрел на Тима и проговорил:

– Я рассказал ему о родителях.

Тим моргнул. Только он мог понять важность моего рассказа Логану о семье.

– Ох, черт…

Я кивнул и улыбнулся.

– Да, знаю.

Тогда–то две руки и хлопнули меня по плечам.

– Посмотрите–ка, блудный сын вернулся.

Марти.

Я обернулся к нему.

– Привет, – сказал я. – Как жизнь?

– Хорошо, хорошо, – ответил он. – Соул заказывает выпивку. Кто выигрывает в пул?

– Я в ударе! – проорал Тим свою обычную шуточку, и между нами завязалась не особо интеллектуальная беседа.

Еще несколько раз мы сыграли в пул и выпили еще пива, и угорали весь день. Пока Марти не задал вопрос с подвохом:

– Ну, – протянул он, – и когда же мы с ним познакомимся?

– С кем?

Он закатил глаза.

– С новеньким. С парнем, который провел в твоей компании последние три уикенда. И о котором нам ничего не известно.

– Может, он – выдумка, – пошутил Соул.

– Не, – вмешался Тим. – Я с ним знаком.

– Да? – удивился Марти. – И какой же он?

Тим усмехнулся.

– Классный парень. Умный, забавный англичанин. Ну, знаешь, – со смешком произнес Тим, – если б я был геем…

Я закатил глаза и пихнул его в плечо.

– Завали на хрен. – Он засмеялся, а остальные с улыбкой ожидали от меня подробностей.

Я нервно улыбнулся, поражаясь, что Тим до сих пор ничего им не выложил. Я глубоко вдохнул.

– Его зовут Логан. И вряд ли он готов к знакомству с вами.

– О, почему же? – полюбопытствовал Марти, пошутив лишь наполовину. – Мы не кусаемся. Сильно. – Потом он посмотрел на меня и проговорил: – Да не, мужик, все круто. Я рад за тебя.

В ответ на его очевидное вранье я кивнул. Он вообще не был рад.

– Спасибо.

– Должно быть, в постели он кудесник, раз до сих пор тебе интересен, – добавил Марти.

Я подумывал послать его на три буквы, а потом подумал похвастаться, что лучше него у меня никого не было, но в конечном итоге просто вздохнул.

– Тут гораздо больше, чем просто постель.

– Да ну на хрен, – пробормотал Соул. С тревогой в глазах он глянул на Тима, который ухмыльнулся и кивнул.

Тим поднял пиво, которое держал в руках, и повернулся лицом к незнакомцам.

– Все официально! – громко объявил Тим всему бару. – Брэнт Келли выбыл из игры.

Я смущенно покосился на него.

– Ага, спасибо, придурок.

Я посмотрел на Марти и Соула. Марти таращил глаза.

– Он твой парень?

Я дернул плечом.

– Да, думаю, да. – Я улыбнулся. – Он разительно отличается от всех моих знакомых. Он тихий и умный. С самым сексуальным акцентом. – Блин, я восторгался им как маленькая школьница.

Соул хмыкнул, а Марти выглядел немного… взбешенным.

Я говорил, что не заинтересован в нем, но видимо до него так и не дошло. Я чокнулся с ним своей бутылкой пива, стараясь поднять настроение и показать ему, что мы по–прежнему в хороших отношениях.

– Идем, расставим шары, – кивнул я на бильярдный стол. – Ты и я.

Он сделал глоток пива и кивнул. Какое–то время мы играли вчетвером, выпили еще пива и болтали о привычном дерьме. К моменту ухода Марти, к счастью, немного подобрел. Хотелось, чтоб Логан понравился моим друзьям. Хотелось, чтоб они поладили.

Поэтому на просьбу привести Логана в пятницу я ответил, что спрошу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 10

После нескольких выпитых бутылок пива во время игры в пул я был изрядно подшофе и лежал в постели, когда раздался обещанный звонок от Логана. Он без конца извинялся за поведение Бет и объяснял, откуда взялись ее защитная реакция и стервозность, и что она не хотела хамить.

Я ответил, что все в порядке. Несмотря на то, что ее слова сильно укололи, действовала она от чистого сердца. В каком–то смысле я был даже рад, что о нем заботились.

Он вновь извинился. Я вновь повторил, что все хорошо, и захохотал.

– Правда, Логан, все отлично.

– Из–за ее слов ты не думаешь обо мне плохо?

Ответил я решительное:

– Нет. Ни в коем случае. – Затем сменил тему. – Ну, и когда же я снова тебя увижу?

– Завтра днем, – ответил он. – Мы идем покупать компьютер.

– Ох, – засмеялся я. – Опять этот чертов ноутбук?

Клянусь, я слышал, как он закатил глаза.

– Да, Брэнт.

Я опять рассмеялся.

– После магазина ты ведь поедешь ко мне и поможешь его настроить?

– Безусловно.

– И на ночь останешься? – спросил я. – Пожа–а–а–алуйста.

Он хохотнул.

– Сколько пива ты выпил?

Я хмыкнул.

– Бутылок пять или типа того.

Он вздохнул.

– Ты будешь ныть по поводу настроек учетных записей?

– Нет, – солгал я.

– И будешь внимательно слушать мои объяснения?

– Да, – опять обманул я.

– Ты отвратительно врешь.

Я расхохотался.

– Так ты останешься?

– Да.

***

Я должен был встретиться с Логаном в магазине электроники и страшно опаздывал. Заскочить домой переодеться я не успел, поэтому нарисовался в рабочих ботинках и грязной одежде. Я по максимуму стряхнул с себя пыль и паутину, но все равно выглядел чумазым.

Ухмыляясь продавцам, я просканировал огромный первый этаж. Магазин был переполнен людьми и персоналом, и всякой различной техникой, которую раньше мне видеть не доводилось, как собственно и работать с ней.

А потом я заметил его.

Он стоял в противоположном конце помещения лицом к выставленным ноутбукам, одетый в темно–серые брюки, черный жилет и тардисовую рубашку. Я хмыкнул. А мой член дернулся.

Я направился к нему. Оставалось всего несколько шагов, как вдруг подлетела девочка–продавец и встала между мной и Логаном.

– Здравствуйте, – пытаясь отдышаться, сказала она, отрывая взгляд от моих ботинок и переводя на лицо. – Могу я вам помочь?

Мне показалось, она старалась вести себя соблазнительно. Я почти засмеялся.

– Хм, – протянул я, – вы мне помочь не сможете. Только он сможет. – Я кивнул на мужчину позади нее, который улыбался мне. Я обошел ее и встал рядом с Логаном. – Привет, – мягко произнес я. – Прости, что опоздал и явился грязным. Не было времени переодеться.

По сравнению с ним я выглядел совсем никудышно. Его улыбка была прекрасна. Черт, хотелось поцеловать его. Он осмотрел меня и снял с моих волос паутину. Я забрал ее у него, а он перевез взгляд на мою руку. И тут же ахнул.

– Что произошло?

Я глянул на окровавленные костяшки и пожал плечами.

– Я влез в подпол, тянул кабель. Рука застряла между балками, и я пытался вырвать ее оттуда.

Он вроде бы встревожился.

– Больно?

– Нет. – Я покачал головой. – Просто один из недостатков больших рук.

Логан ухмыльнулся и зашептал:

– Поверь, у твоих больших рук нет ни одного недостатка.

Стоявшая позади нас продавщица откашлялась, и мы оба испуганно подпрыгнули.  Я совершенно о ней забыл. Она разглядывала нас с улыбкой и блеском в глазах.

– Я могу вам помочь? С компьютерами?

Я рассмеялся и отошел в сторону.

– Логан?

– Ноутбук твой, – улыбаясь, произнес он. – Тебе стоит внести хоть какой–то вклад.

Я хмыкнул.

– Мне нравится эта синяя рубашка.

Девушка хихикнула, а Логан закатил глаза, полностью меня игнорируя. Потом прочитал целую лекцию о ноутбуках, я перестал его слушать после слов «процессоры» и «совместимость». Но наблюдать было здорово. Вскоре стало очевидно, что он знал о технологиях больше, чем продавщица. Покупка много времени не заняла.

Не прошло и часа, а мы уже приехали ко мне.

И в течение следующего часа мы настраивали ноутбук, и Логан учил меня азам. Начал он с электронных таблиц, заявив, что сложное программное обеспечение мне ни к чему. Я целиком и полностью согласился, хотя, как по мне, в электронных таблицах тоже сам черт ногу сломит.

На каждый месяц он создал страницу расходов и налогов, которые каким–то образом рассчитывались по формулам, и пообещал, что мне всего лишь придется вводить суммы.

К началу второго часа я был голоден и возбужден. Расположившийся рядом Логан чертовски отвлекал. И чересчур соблазнял.

Он сидел с ноутбуком за столом, а я – лицом к нему. Я наклонялся все ближе и ближе и провел носом по его шее.

– У тебя самая прекрасная кожа, – пробормотал я, а я он тихо простонал.

– Брэнт, – вздохнул он, – нам нужно закончить.

Я оставил дорожку поцелуев на его шее и заурчал.

– М–м–м, у тебя волосы завиваются на затылке. А как ты пахнешь. Я уже упоминал, что мне нравится эта рубашка?

Логан развернулся. Глаза его потемнели, и он облизнул губы. И я понял: время компьютера подошло к концу.

Я поднялся, вытащил кошелек и бросил на стол.

– Тим? – крикнул я смотрящему ТВ соседу. – Здесь деньги на обед. Если хочешь, сделай заказ. Мы какое–то время будем заняты.

Взяв за руку, я повел Логана в свою комнату.

– Я не смог довести тебя до оргазма пять раз за один день, потом был двухдневный перерыв, – очень серьезно заявил я, целуя его губы, подбородок и шею. – Так не пойдет.

Я стянул с него жилет, расстегнул рубашку и штаны. Скользнул рукой в трусы и стиснул его. Крепко.

– Ты мне нужен, – сказал я. – Мне нужно быть внутри тебя.

Он приник ко мне, толкаясь бедрами в кулак, и простонал.

– О, боже, да. Сейчас, малыш. Сейчас.

Я развернул его и опустил на кровать. Приспустил его штаны по бедрам и быстро расстегнул свои рабочие брюки. Раскатал презерватив, смазал себя и его зад смазкой и, если так можно выразиться, подготовил его, после чего прижался головкой к его входу.

– Уверен, малыш?

– Дааааа, – простонал он, сжимая покрывало и пытаясь податься мне навстречу.

И я протолкнулся внутрь. Одним стремительным толчком я полностью погрузился в него. Никогда не слышал, чтоб он так стонал. Звуки, что срывались с его губ… о, боже, что же сотворили со мной эти звуки. Они стимулировали меня, приказывали мне, умоляли меня проникать в него и трахать его, и ласкать его усерднее, усерднее, усерднее.

Делать, что угодно, лишь бы слышать вот такие стоны.

И нависнув над ним, я вонзил каждый миллиметр своего члена в его тугой вход и качнул бедрами, отчего он протяжно и громко застонал. Все в моих действиях говорило о безотлагательности и чистейшей потребности – мы оба до сих пор были одеты, брюки спущены до бедер – и я знал: он чувствовал то же самое.

Приподняв бедра мне навстречу, он постанывал и умолял.

– Приласкай себя, – велел я, будучи не в состоянии оторвать руки от его бедер.

Вскоре он кончил. А когда я наконец–то излился в презерватив, он измученно и удовлетворенно рухнул на кровать. И засмеялся.

Я чмокнул его в плечо.

– Ты в порядке?

– М–м–м, – пропел он. – Лучше, чем в порядке.

Я рассмеялся, ущипнув его за рубашку.

– Во всем виновата твоя тардисовая рубашка. Она что–то творит со мной.

Он хохотнул. В конце концов, мы поднялись, приняли душ и поели заказанной Тимом пиццы, после чего опять вернулись в постель. Мы не делали ничего сексуального, просто лежали в объятиях друг друга.

– Малыш? – позвал я.

Кончиками пальцев он вырисовывал круги вокруг моих сосков.

– Да?

– Хочу, чтоб в пятницу вечером ты познакомился с парнями.

Его пальцы остановились.

– Правда?

Я кивнул.

– Да.

Он вздохнул и после долгого молчания произнес:

– Хорошо.

***

Логан приехал во вторник помочь мне занести счета в ноутбук. Пока я печатал, он болтал и обменивался шуточками с Тимом, но на ночь не остался. В среду и четверг мы только поболтали по телефону.

К вечеру пятницы меня разрывало от желания его увидеть. А он нервничал из–за знакомства с моими друзьями. Вслух он не признавался, но и без того было понятно. Минут десять он разглагольствовал в телефон насчет наряда. Я смеялся, что определенно не помогало ситуации,  и под конец посоветовал ему просто быть собой.

– Приходи в бар сразу после работы, – предложил я, и он вздохнул.

Я сказал, что если он не хочет, то может не приходить. А он поклялся, что будет там, и мы увидимся около шести.

Мы с Тимом прибыли на место около половины шестого. Примерно в это же время хлынула толпа народу после работы. Здесь было подобие спорт–бара, на экранах мерцали различные вариации спорт–каналов. Люди сюда ходили разные – геи и натуралы, студенты и работники.

Мы заняли стол, и в скором времени притащились Марти и Соул. Увидев меня, они удивились, а Марти выдал:

– О, сегодня никакого бойфренда?

Я улыбнулся.

– Он придет сюда.

Рот Марти распахнулся, но он быстро оправился.

– Отлично. Хочу познакомиться с цепанувшим тебя мужчиной.

Я поставил пиво.

– Будь с ним повежливее, Марти, или вали на хер домой, – злобно выдохнул я.

Пребывая в шоке от моего тона, он моргнул.

– Господи, Брэнт. Как же трогательно.

Вмешался Тим, заговорив о работе и о чем–то еще, а я глазел на дверь. Помещение заполнялось обычной пятничной толпой, и без десяти шесть я заметил его.

И ухмыльнулся.

– А вот и он, – пробормотал я больше себе, чем другим, и направился к нему. На нем были темно–серые брюки и черный жилет. Его темные волосы и очки в черной оправе делали кожу бледнее, а губы розовее обычного. Блин, он был великолепен.

– Привет, – улыбаясь, сказал я и, наклонившись, быстро его поцеловал.

Глаза его забегали, и он покраснел.

– Привет.

Я взял его за руку.

– Идем, они там, – проговорил я, пробираясь сквозь толпу. А когда мы подошли к столу, Тим, произнеся «привет», хмыкнул и предложил ему выпить. Марти и Соул просто пялились.

– Логан, – начал я знакомство, – это Соул. – Они вежливо поздоровались, а потом, переведя взгляд, продолжил: – А это Марти.

Марти повел себя вполне вежливо. На мой вкус даже чрезмерно вежливо, словно нашел Логана смешным. В плохом смысле.

Но в открытую он не хамил, поэтому я просто держал Логана на безопасном расстоянии.  

Мы протрепались большую часть вечера, и после нескольких бутылок Логан расслабился и над чем–то смеялся вместе с Тимом. Отправляясь отлить, я даже не задумался. Я просто сжал руку Логана и сообщил, что вернусь через минуту.

Но не учел одного: когда я направился в уборную, Тим отошел к бару, Соул болтал со старым школьным товарищем, а Логан и Марти остались наедине.

Я вышел из туалета и, взглянув на Логана, заметил выражение его лица. Как в замедленной съемке без звука. Я увидел боль на его лице. Он поднялся и снял свой пиджак со спинки стула. Я видел, как к столу вернулся Тим, пытался заговорить с Логаном, потом развернулся, ткнул пальцем в Марти и орал на него.

Я продирался к ним через толпу, возможно пихая людей чересчур грубо. И уловил, что Логан собирался уходить.

Я обнял его за талию и почти задал вопрос, что же ему сказали, но он отшатнулся от меня.

– Я считал тебя другим, – глядя в пол, изрек он. Он развернулся в сторону выхода, и даже сквозь шум в баре я отлично его слышал. – Боже, мне стоило лучше соображать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 11

– Логан, подожди! – воскликнул я, хватая его за руку. – Не уходи.

Он отпихнул мою руку и, игнорируя меня, направился сквозь толпу к выходу. Я развернулся к Марти и заорал:

– Какого хера ты ему наплел?

Марти поднялся со стула.

– Я сказал то, что он должен был знать еще несколько недель назад.

Тим положил руку мне на плечо. Вероятно, жест должен был меня успокоить. Не помогло. Тим посмотрел на меня и проговорил:

– Марти заявил Логану, что ты спал с ним ради налоговых льгот.

Я схватился за стол, чтоб не вмазать ему стиснутым кулаком. Мне хотелось. Охренеть как хотелось. Но догнать Логана хотелось еще больше. Я развернулся к выходу и успел сделать только два шага, когда Марти выкрикнул:

– Все равно он строил из себя сраную королеву.

И эти слова меня добили. Я развернулся на пятках и смел все со стола. Замахнулся на сукиного сына Марти, врезав кулаком по лицу и отправляя тем самым в полет.

Я пытался вдарить ему снова, но меня удерживало бесконечное количество рук.

Кто–то помог Марти встать на ноги. Он приложил руку к окровавленному носу и посмотрел на меня с потрясением и сожалением в глазах. Но было недостаточно. Я вновь замахнулся, но подоспевшие охранники потащили меня к двери и вышвырнули на улицу.

Тим проследовал за мной без посторонней помощи и удержал меня, когда я попытался ворваться обратно.

– Забудь о Марти, – произнес он. – Логан ушел.

Я оглядел темную улицу.

– Он еще здесь? – Я обернулся на двух стоявших у двери мужиков. – Здесь не было парня? Высокого, в очках… Не видели, куда он отправился?

Один из них сжалился надо мной.

– На такси. В ту сторону. – Он кивнул вверх по улице.

Первый порыв – отправиться к Логану домой и долбиться в дверь до тех пор, пока он не согласится увидеться.

Но потом я остановился.

Он не захочет меня видеть. С чего бы ему захотеть? Он считал, что я использовал его.     Он считал, что я ничем не отличался от других мудаков, что дразнили его и издевались над ним. «Я считал тебя другим», – сказал он. А потом, что ему стоило лучше соображать.

Я был последним человеком, которого ему хотелось бы увидеть.

– Пошли. – Тим повел меня в сторону такси. – Мы его найдем.

Стараясь не разреветься как девчонка, я забрался в такси и покачал головой.

– Я просто поеду домой, – буркнул я и назвал таксисту адрес.

Тим уселся рядом со мной, захлопнул дверцу и вытаращился.

– Чего? Ты так легко сдашься?

На него я смотреть не мог. Потому глазел в окно.

– Он не захочет меня видеть.

Поездка прошла в тишине. Точнее Тим пытался завести беседу, но я велел ему захлопнуться. А добравшись до дома, я вошел в кухню и вынул пиво из холодильника и немного льда из морозилки. Порезанные костяшки пульсировали.

Тим пришел следом за мной и бросил ключи на стойку.

– Твою мать, Брэнт, – разгневался он. – Ты наконец–то встретил человека, за которого стоит держаться, и просто позволишь чмошнику Марти обгадить тебе жизнь?

– А что еще я должен делать? – заорал я. – Я его недостоин. Наши различия никуда не делись, они нависают над нами. Даже его сестра заметила!

Тим прыснул.

– Его сестра – сука.

– Он лучше меня. Он заслуживает лучшего человека, чем я. Кого–то умнее, того, кто поймет, какого хера он несет, когда объясняет про статистику и финансирование.

Тим фыркнул и покачал головой.

– Он не лучше тебя. Просто ты другой. Никто из вас не лучше и не хуже другого. Брэнт, ты классный парень, один из лучших среди моих знакомых. И любой парень, независимо от того, насколько он умен и чем зарабатывает на жизнь, будет счастлив встречаться с тобой.

Я снял пакет со льдом с руки и приложил ко лбу. У меня страшно трещала голова. Вдруг холод тормознет угрожавшие пролиться слезы.

Внезапно раздался стук в дверь. Я убрал лед ото лба и посмотрел на Тима.

– Если это Марти, я убью его к херам собачьим.

Я встал в дверном проеме кухни в ожидании, кого же впустит Тим. Пришел не Марти.

Пришел Логан.

Первое, что я заметил – он плакал.

Мои внутренности скрутило. Второе, что я заметил – бумаги в его руках.

Он тяжело сглотнул.

– Твоя налоговая декларация. – Он прошел к обеденному столу и достал ручку. – Если подпишешь сейчас, то избавишь себя от необходимости видеться со мной.

Я покачал головой. Но не смог выдавить из себя ни слова. Глаза покалывало, в груди болело. Но каким–то образом я умудрился подойти к нему и взять ручку.

– Все не так, – мягко начал я. – Пожалуйста, выслушай…

– Ты не обязан объяснять. – Он покачал головой и вздернул подбородок. – По правде говоря, я бы предпочел, чтоб ты молчал.

– Но слова Марти – ложь.

– Брэнт, пожалуйста, не усложняй.

И тогда я осознал: было слишком поздно. Он не хотел иметь со мной ничего общего. Я не должен был удивляться, но в груди пылала глухая боль, отчего глаза наполнились влагой.

Я втянул воздуха и приказал себе не реветь.

Черт, я не плакал несколько лет. Я затряс головой и поставил подпись на бумагах. И подписал я не только долбаную налоговую декларацию. Я подписал окончание наших отношений. Все было кончено.

Я посмотрел на него и понял, что мои слезы поразили его, но он все равно молчал. Он был так невозмутим, так собран. А я, блин, разваливался на куски.

– Пожалуйста… – начал говорить я, но он взял бумаги и отступил назад.

Хотелось попросить его остаться. Хотелось попросить остановиться. Но когда он развернулся и направился к входной двери, я не смог выдавить из себя ни звука.

– Погоди, Логан!

Именно эти слова я и хотел сказать, но произнес их Тим. Я глядел на приближавшегося к нам лучшего друга.

– Логан, пожалуйста, – начал он. – Марти солгал. Если хочешь порвать с Брэнтом, сделай это из–за его поступка, а не из–за дерьмовой выдуманной Марти сказочки.

Логан посмотрел на Тима и сглотнул, но так и не проронил ни слова. Он просто ждал, когда Тим закончит.

А я… я просто стоял.

Взгляд Тима метался между мной и Логаном, и он проговорил:

– Брэнту глубоко по хрену на налоги, или какого размера возврат он получит. Ему всегда было плевать. Марти просто–напросто ревнивый мудень, который вякнет что угодно, лишь бы своими ручонками добраться до Брэнта. И увидев, как Брэнт смотрит на тебя, до него дошло, что шансов нет.

Я вытаращился на Тима. Он говорил так, словно меня не было рядом. Он говорил за меня, произнося то дерьмо, на которое я никогда бы не решился.

Тим вновь перевел на меня взгляд, а потом повернулся к Логану.

– Если б тебе было известно, каким был Брэнт до встречи с тобой, ты бы понял. Ты б увидел, насколько он изменился.

Наконец–то Логан взглянул на меня. И на мгновение я увидел вспышку чего–то в его глазах, но потом он покачал головой.

– Не могу… – И направился к выходу.

– Логан, пожалуйста. – В этот раз слова были моими.

Прозвучали они едва различимым шепотом, но он услышал их и остановился. Он обернулся на меня, а я попытался сказать ему слова, что заставили бы его остаться.

– Я… Я… Я…

Логан покачал головой и повернулся к двери. Он, должно быть, решил, что моя неспособность говорить означала, что сказать мне собственно было нечего. Но сказать можно было много чего. Просто не выходило произнести вслух.

– Логан, Брэнт влюблен в тебя.

Мы с Логаном обернулись на Тима. Оба хватали ртом воздух. А Тим кивнул. Он уставился на Логана и продолжил:

– Он не может тебе признаться. Поганые родители порядком ему напакостили. Ему сложно говорить вслух, что не означает, что это неправда.

Оба мужчины посмотрели на меня, и тут же скатилась первая слеза. Я вытер лицо и вздрогнул от боли в костяшках.

– О, Брэнт, – мягко проговорил Тим, печально глядя на меня. – Прости, приятель. Но это правда.

Я кивнул и вновь вытер щеки.

– Знаю, – прохрипел я. И по какой–то причине стало тяжело стоять. Я чувствовал себя вымотанным. Мне требовалось присесть. Я упал на диван, откинув голову назад, и закрыл глаза. – Логан, – тихо позвал я. – Все в норме. Если хочешь, иди. Просто хочу, чтоб ты знал: все слова Марти – ложь. – Я нервно вздохнул, и из закрытых глаз хлынул поток новых слез. – А слова Тима – правда.

Повисла тишина. Но вскоре до меня донесся хлопок двери, и я понял: Логан ушел. Поэтому когда рядом со мной кто–то опустился на колени, я медленно открыл глаза и ожидал увидеть Тима.

Но увидел Логан.

В его глазах стояли слезы, и он взял меня за руку.

– Что с твоей рукой? – тихо спросил он.

– Врезал Марти, – резко ответил я. – Он счастливчик. Я ему только нос сломал.

Длинные нежные пальцы Логана пробежались по разбитым и окровавленным костяшкам, и он зашептал:

– Ты сломал руку?

Я несколько раз сжал и разжал кулак и ответил так же тихо:

– Не думаю.

Глядя в пол, он заговорил.

– Почему я? – задал он вопрос. – Ты можешь получить любого парня, которого пожелаешь. Ты спортивный блондин с голубыми глазами… – Он покачал головой и тихонько вздохнул. – Ты великолепен. Нелогично, что ты хочешь ботана вроде меня.

– Логан… – Я приподнял его подбородок, чтоб он смотрел на меня. – Ты не представляешь, насколько сексуален. Твое тело, твой акцент, даже твои очки… – Я улыбнулся. Но продолжил вполне серьезно. – Твои мысли, видение мира… твой ум… Ты прекрасен.

Логан разрумянился и улыбнулся, но затем его губы досадливо скривились, и он вздохнул.

– Прости, что я поверил ему, а не тебе, – прошептал он. – Никогда не понимал, почему ты хочешь меня. Я привык, что парни вроде тебя выставляют меня на посмешище… – Он покачал головой. – Поэтому когда Марти рассказал, как ты хвастался, что ввернул мне ради налогов, моя неуверенность вынудила поверить. Прости.

Я обхватил его лицо руками и наклонился к нему.

– Логан, я никогда бы тебя так не обидел. – Я придвинулся ближе, прислоняясь лбом к его лбу. Сделав глубокий вдох, чтоб успокоить нервы, я проговорил: – Все сказанное Тимом правда.

Губы Логана изогнулись в полуулыбке.

– Которая часть?

Я нервно хмыкнул сквозь слезы. Боже, он вынуждал меня это произнести. Я открыл рот сказать ему, поведать ему… но не смог. Просто… не смог.

Он приблизился ко мне. Щекой я чувствовал его ресницы, и он зашептал:

– Ты любишь меня?

Я ахнул и попытался ответить словами, но они застряли в горле и душили мое сердце. Произнести их не получилось, поэтому я кивнул.

– Когда ты читал мне ту книгу…

Щекой я ощутил его улыбку. Его пальцы скользнули в мои волосы, и он притянул меня к себе.

 Его яркие глаза сияли и были наполнены слезами. И он кивнул.

– Я тоже тебя люблю.

Я с облегчением выдохнул и даже не успел улыбнуться, как он уже целовал меня.

Поцелуй был другим. Благоговейным.

Этот мужчина, этот прекрасный мужчина любил меня. И благодаря переполнявшему меня обострившемуся осмыслению я понял, чего хотел.

Я хотел отдаться ему.

Он уже получил мое сердце. Я хотел, чтоб он получил и мое тело.

Разорвав поцелуй, я поднялся и повел его в свою комнату. Подошел к прикроватной тумбочке и вручил ему презерватив. Он растерялся.

– Я хочу… хочу, чтоб ты… – Я проглатывал части предложений, не зная, как попросить. – Логан, мне надо… – Я выдохнул, будучи не в силах произнести слова.

Логан посмотрел на презерватив, потом на меня.

– Ты хочешь… чтоб я был сверху?

Я вобрал воздуха и кивнул.

– С тобой хочу.

Он вытаращился и выглядел немного испуганным.

– Я никогда этого не делал, – тихо изрек он.

– Тогда я буду у тебя первым. – Он все еще не мог решиться, поэтому я нежно его поцеловал. – Пожалуйста.

Его глаза изучали меня, и по прошествии бесконечно тянувшихся секунд он кивнул. Я позволил ему взять на себя инициативу. Мне было необходимо, чтоб распоряжался он. Я хотел, чтоб он позаботился обо мне, чтоб обладал моим телом, чтоб использовал его для своего удовольствия. Я хотел, чтоб он заявил на меня свои права.

Я во всем этом нуждался.

Он раздел меня, смакуя каждый миллиметр кожи руками и губами. Я лежал на постели лицом вниз, а он целовал мою спину и шею, его пальцы сжимали и исследовали, и подготавливали меня. И когда он, наконец, присел на колени между моих бедер и навис надо мной, я пребывал в отчаянии от желания ощутить его внутри себя.

От его неспешности захватывало дух. Действовал он медленно и уверенно, погружался миллиметр за миллиметром, наполняя меня. Безо всякого стыда я простонал, сжимая простыни и стискивая зубы, а он проскальзывал внутрь. И когда дальше было уже просто некуда, когда его яйца ударились об меня, он дышал с трудом и спросил, все ли хорошо.

– Да–да, – прокряхтел я, приподнимая бедра и подаваясь к нему навстречу. – Трахни меня, пожалуйста.

Чем он и занялся. Он скользил внутри меня и постанывал. Мне нравилось ощущение жжения. Я приподнял бедра еще выше, отдаваясь ему еще больше, а он опустился мне на спину, прижимаясь бедрами к моему заду.  Он целовал мои плечи, а его длинный твердый член находился глубоко во мне.

Боже, как же глубоко он был во мне. Каждый гребаный миллиметр.

Я чувствовал нарастающее давление в животе, в груди. А спустя мгновение дошло: дело не в оргазме. То была другая разновидность расслабления. И я хотел его, нуждался в нем. Толчки Логана стали хаотичными и сбивались с ритма, и я понял: он близок.

Как и я. Я был очень близок.

Он подрагивал и, закричав мне в шею, продолжал долбиться в меня. А я чувствовал, как он пульсировал внутри меня. Его длинный член излился в презерватив – больше мне ничего и не требовалось. Он заклеймил меня, взял и сделал своим. И освобождение наполнило грудь и согрело кровь. Оно не было физическим, скорее эмоциональным.

Скатившегося с меня Логана шокировали очередные слезы.

– Я сделал тебе больно? – с тревогой спросил он.

– Нет. – Я покачал головой и сквозь слезы улыбнулся. – Нет, именно в этом я и нуждался, – сказал я. Прильнул ближе и поцеловал его. – Я нуждался в тебе.

Его улыбка быстро исчезла.

– Ты не кончил.

Я вновь его поцеловал.

– Я и не хотел. Здесь гораздо больше. Кончу в следующий раз. – Он посмотрел на меня. В расфокусированных глазах застыл вопрос. Я хмыкнул и поцеловал его веки, нос, губы. – Логан, теперь ты знаешь: я твой, – произнес я.

Его улыбка была прекрасна. Он прижался к моей шее.

– Да. А я твой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эпилог

Три месяца спустя

Я постучал в дверь Логана и, как только он открыл, улыбнулся. Он «висел» на телефоне, слушая болтовню собеседника. Входя, я звучно его поцеловал, отчего он усмехнулся.

– Да, Бет, – закатил он глаза, – подойдет. До встречи.

А, Бет. Сестра Логана. Мы заключили что–то вроде перемирия. Логан заявил, что я – часть его жизни, с чем ей придется, черт возьми, смириться. Потом он добавил, что она должна извиниться за свою грубость и потратить хоть немного времени, чтоб узнать меня. «Потому что он замечательный», – подытожил он.

Он сказал ей, что я замечательный. До сих пор эти слова вызывали улыбку.

Как и я, она прилагала всевозможные усилия. Она была не так уж и плоха и по прошествии нескольких месяцев прикипела ко мне. И даже признала, что ей по душе, что за Логаном было, кому присмотреть.

Я не стал утруждаться и поправлять ее. Не стал рассказывать ей, что именно он присматривал за мной. Я только начинал ей нравиться. Не хотелось все испортить.

Я даже познакомился с его родителями. Жили они в часе езды, и английского в них было больше, чем в королеве Англии.

Нервничал я ужасно. Оказалось, совершенно зря. Они были милыми и приветливыми, и очень любили своего сына.

Логан отключил звонок и от души меня поцеловал. Его мягкие розоватые губы были теплыми и сладкими.

– Бет хотела узнать, нужно ли что–то принести.

Я улыбнулся.

– Я сказал Тиму притащить попкорн и выпивку.

Логан хмыкнул.

– Он до сих пор психует из–за вечера?

Я засмеялся и кивнул.

– Я заявил ему, что раз уж в прошлую субботу ты высидел вечер хоккея, он просто обязан взять себя в руки и пережить вечер «Доктора Кто».

Логан усмехнулся. Не в первый раз мы устраиваем подобные вечера. Мы с Тимом и Соулом присоединялись к Логану, Бет и ее мужу Майклу.

Излишне уточнять, что Марти в нашей жизни больше не было.

Множество раз он пытался попросить прощения. Ни одного извинения я не принял. Не хотелось иметь с ним ничего общего.

В нашу прошлую встречу способ развлечения выбирал Тим. Он настоял, что суббота – вечер хоккея. Логан пребывал в ужасе, просидел все матчи с прищуренными глазами и пообещал отомстить «Доктором Кто».

Что собственно сейчас и происходило.

Логан разводил суету на кухне, уточнив, что Бет и Майкл приедут минут через тридцать, и нам лучше подготовиться. Я улыбался, наблюдая, как он занимался блюдами и закусками. Одет он был в узкие джинсы, черный свитер с горлом и очки в черной оправе.

Я любил этого мужчину. Этого своеобразного, заумного, прекрасного мужчину. Я работал над своей способностью – вернее ее отсутствием – говорить от всего сердца, и Логан сыграл огромную роль. У этого мужчины было терпение как у святого.

Еще у него имелась способность осаживать меня и одновременно заставлять парить между небом и землей. Он говорил, что я так же действовал на него. А я ответил, что не понимал, как такое возможно.

Он хмыкнул и покачал головой, заявив, что однажды я пойму, о чем шла речь. Сказал, что ему не важно, сколько времени пройдет – год или двадцать лет – он будет рядом и докажет мне.

А я и не сомневался.

Я улыбнулся.

– Малыш?

Он оторвал взгляд от разделочной доски.

– Да.

– Я тут кое–что тебе прикупил.

– Да ну?

Я кивнул и показал ему маленький белый пакетик.

– Что это?

– Открой и узнаешь.

Он взволнованно принял пакет и заглянул внутрь. Стрельнул в меня глазами, а я улыбнулся. Он вытащил подарок – брелок в виде крошечной трехмерной ТАРДИС. А к нему крепился одинокий серебристый ключ.

– На днях я нашел брелок в виде ТАРДИС, – пояснил я. – А ключ от моего дома изготовили утром.

Он вытаращил глаза и перевел взгляд с ключа на меня.

– Брэнт…

– Мне хотелось, чтоб у тебя был ключ от моего дома. Я спросил Тима, не против ли он. А он поразился, что у тебя до сих пор его нет.

Логан покачал головой.

– Ох… – Он вздохнул. – Потрясающе.

– Что? Я? Или ТАРДИС–брелок?

Логан улыбнулся и закатил глаза.

– Разумеется, брелок.

Рот мой от негодования распахнулся. Естественно, я играл.

– То есть ты любишь меня только за покупаемое мной барахло из «Доктора Кто»? – я посмотрел на банку для печения в виде ТАРДИС и заварочный чайник в виде Далека.

Он засмеялся, зажал мой подбородок между большим и указательным пальцами и поцеловал.

– Я люблю тебя, Брэнт Келли.

– И хорошо. – Я старался не лыбиться. – Я могу вернуть брелок в магазин и забрать свои пять баксов.

Логан захохотал.

– Надеюсь, ты сохранил чек.

Я хмыкнул.

– Конечно.

Он усмехнулся и вернулся к разделочной доске.

Секунду я наблюдал за ним.

– Логан?

– Да?

– Я тоже люблю тебя.

 

 

**КОНЕЦ**

 

[1] Документальный минисериал канала «Си-Эн-Эн».

[2] Исполнитель роли десятого Доктора

[3] На слэнге – стройный или худощавый юноша, выглядящий моложе своих лет, без растительности на лице и теле.

[4] Небольшие шашлыки на деревянных шпажках.

[5] Фраза из «Звездных воин»

[6] Вымышленная инопланетная цивилизация гуманоидов-воинов из научно-фантастической вселенной «Звездного пути».

[7] Фраза из «Звездных воин».

[8] Бросок через спину захватом руки и шеи


<% comment.username %> <% comment.username %> <% comment.username %>

<% comment.comment %>

ответить